Читать онлайн Сумеречная роза, автора - Скотт Аманда, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сумеречная роза - Скотт Аманда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сумеречная роза - Скотт Аманда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сумеречная роза - Скотт Аманда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Аманда

Сумеречная роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Донкастер лежал под сахарной глазурью свежевыпавшего снега, покрывавшей его мощеные улицы, крыши и голые ветки деревьев. Улица, известная как Керк-гейт, образовывала туннель для леденящего северного ветра, и Элис показалось, будто невидимая рука внесла ее на холм. Кутаясь в толстую шерстяную шаль, она отыскивала глазами нужный дом.
Справа от нее возвышалась колокольня серой каменной церкви, которая дала название улице. Позади себя она слышала стук зубов Йена, заглушающий хруст его башмаков по тонкому насту. А напротив громоздился тесный ряд старинных домов, верхние этажи которых нависали над нижними, придавая им неустойчивый вид. Остановившись перед последним домом, острые углы и искривленная труба в торце которого делали его даже более шатким на вид, чем другие, Элис обернулась к Йену:
— Ты уверен, что мы найдем се здесь?
Парень пожал плечами, ежась от холода.
— Так сказали в Вулвестоне, госпожа, когда я спросил.
— Лучше б я поехала с тобой.
— Да, но актеры могли уйти из Ботри без нас, а одни мы бы не добрались сюда так легко, не подвергаясь опасности быть узнанными.
Он снова пожал плечами, не прекращая дрожать, и показал на синюю дверь в конце дома:
— Мне постучать?
Она кивнула, а когда дверь распахнулась, вскрикнула от облегчения и, всхлипывая, бросилась в объятия Джонет.
— Девочка моя! Мисс Элис! — Обнимая ее и смеясь, Джонет ввела ее в маленькую опрятную переднюю, не обратив ни малейшего внимания на Йена, пока он не вошел следом и не закрыл за ними дверь. При виде высокого рыжеволосого парня ее глаза расширились, и она оторвалась от Элис, стараясь принять достойный вид. Но она все равно не могла отвести глаз от своей госпожи и не могла скрыть радости вновь видеть ее.
Элис тоже широко улыбалась.
— Я боялась, что ты умерла, но в Вулвестоне Йену сказали, что ты здесь, у своей сестры.
— Это ведь тот здоровенный олух, Хью Гауэр, послал за Мэри, чтобы она забрала меня, — сообщила Джонет. — Он узнал, что у меня где-то рядом есть родня, и приказал одному из монахов, помогающих больным в деревне, разыскать ее. Мэри думала, что ей придется забирать труп, но за мной ухаживала знахарка, и я выжила назло старой ведьме. Ну проходите же и садитесь, вы оба. Мэри гордится настоящей гостиной с камином, да-да, и двумя спальнями наверху.
Они прошли за ней по узкому коридору в уютную гостиную, где, поняв, что присутствие Йена не означает, что сэр Николас или — явно более важное обстоятельство для нее — гигант Хью сопровождают ее любимицу, Джонет заставила Йена сесть на второй из двух табуретов в комнате. Только когда он нехотя подчинился, она поворошила угли в очаге и потребовала от Элис объяснить, как они оказались в Донкастере.
Элис послушно начала рассказ, но успела немного.
— Вы должны выйти замуж? — Джонет подозрительно сощурилась, услышав новость, и выпрямилась, забыв об огне. — И кого Тюдор выбрал для вас, можно спросить?
— Лорда Брайерли, родственника Стэнли.
— Ох нет!
— То же самое подумала и я, — ответила Элис, озорно подмигнув, — и поэтому решила покинуть Лондон.
— Но почему Донкастер? И кто сопровождал вас в пути, госпожа? Разумеется, вы бы никогда не поехали с ним одним! — махнула она на Йена, который неловко примостился на краешке табурета, как будто собирался удрать при малейшем намеке на ее неудовольствие.
Элис помедлила. Она не боялась Джонет и радовалась свыше всякой меры найти ее живой и здоровой, но не раз испытывала на себе ее темперамент и знала, что если Джонет разойдется, то остановить ее будет трудно. И конечно, Йен не защитит Элис, если Джонет станет браниться.
Джонет бросила взгляд на Йена, который старательно разглядывал свои башмаки, и снова посмотрела на Элис.
— Госпожа, вы же проделали весь путь не только чтобы увидеть старушку Джонет!
— Только для этого, — уверила ее Элис. — Вернее, я сначала думала, что ты умерла от лихорадки, но когда мы приехали в Ботри и Йен посетил Вулвестон-Хазард, он узнал, что ты не только здорова, но и живешь здесь, в Донкастере, с сестрой. Тогда нам показалось лучше всего ехать дальше, чтобы найти тебя, чем оставаться с… — Элис посмотрела на Йена, но он избегал ее взгляда, как и взгляда Джонет.
— Оставаться с кем? — спросила Джонет. — Вы хотите сказать, что действительно проделали весь путь с одним только Йеном!
— Нет, но боюсь, что ты не одобришь остальных моих спутников, хотя в их компании я находилась в совершенной безопасности, — с сожалением доложила Элис. — А правда в том, что мы присоединились к труппе бродячих актеров.
— Актеров? Вы имеете в виду простых менестрелей и жонглеров? — Джонет была потрясена. — Плясунов и актеров? Никогда!
— Но я говорю правду, — ответила Элис, уже улыбаясь. — Йен познакомился с одной из танцовщиц и убедил ее — у него есть удивительный талант убеждать девушек — тайно вывезти нас из Вестминстера с их караваном. Главный жонглер их труппы, мастер Бертран, выражал недовольство, как и ты, поэтому он тоже не знал, что мы едем с ними, пока не увидел нас в Аксбридже, иначе сразу же отправил бы нас назад в Лондон.
— Как вы могли путешествовать столько времени в такой низкой компании!
— Больше того, я научилась помогать одному из жонглеров, а Йен ухаживал за животными, чтобы отработать наше содержание. Честно говоря, это был лучший выход из положения. Если бы кто-то стал разыскивать нас, они бы запутались, потому что мы не поехали по Большой северной дороге, а сначала отправились в Оксфорд, потом в Ковентри, Лестер и Дерби, прежде чем переправиться через Трент в Ноттингеме.
Элис умолчала о том, как ей нравилось проводить время с актерами. Чувствовать себя свободной от ограничений, окружавших ее всю жизнь, общаться с людьми, которые живут простой жизнью и наслаждаются простыми радостями, стало для нее просто блаженством, но Джонет не поняла бы ее.
— Когда актеры остановились на два дня в Ботри, Йен съездил в Вулвестон. Тогда он и узнал, что ты здесь.
Джонет нахмурилась.
— Значит, вы сбежали от Тюдора, да? Спаси нас Бог, только бы вы не навлекли его гнев на нас всех.
— Да с чего бы? Актеры решили отправиться в Йорк и пробыть там до Пасхи, а я надеялась, что мы сможем остаться здесь с тобой. Йен говорит, что в Вулвестоне все еще солдаты, так что мы не можем поехать туда, но я уверена, что с удовольствием оказалась бы снова в комфорте, к которому привыкла с детства.
— Уж в этом я ручаюсь, — улыбнулась Джонет. — Вы останетесь здесь, вы оба, хотя дом, конечно, маленький. Я могу спать с Мэри, а Йен устроится в сарае у ледника вместе с нашим Дэйви.
— Дэйви здесь?
— Да, а вы не знали?
— Нет. Честно говоря, если я вообще вспоминала о нем, то думала, что он либо погиб, либо с Роджером в Лондоне.
— Дэйви сказал, что ваш брат жив, но Вулвестон уже покинул Ноттингемшир, иначе я послала бы с ним весточку вам, что со мной все в порядке. Но вы видели его, я так понимаю?
— Да, хотя свидание не принесло мне ничего хорошего. Он даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь мне. Но почему Дэйви не с ним? Он ведь не был ранен при Босворте или позже, ведь нет?
— Нет, госпожа, но лорд Вулвестон боялся, что нашего Дэйви не простят, и поэтому не взял его с собой, когда уехал в Лондон присягать в верности Тюдору.
Голос Джонет звучал ровно, но Элис тем не менее почувствовала ее неодобрение и поморщилась.
— Не могу понять, почему Роджер так послушно подчинился. Правда, таким образом он сохранил Вулвестон и свой титул. И многие другие сделали то же самое, включая сэра Лайонела Эверингема и сэра Джеймса Тирелла, который считался одним из самых стойких йоркистов. Но Ловелл не покорился.
— Нет, только не он. — Лицо Джонет выдало ее.
— Ты видела его! — воскликнула Элис. — Я слышала, он жив, Роджер сказал, что он прячется. Где он?
Искоса взглянув на Йена, Джонет нахмурилась и промолчала.
Элис рассмеялась:
— Йен не выдаст его. Он предан мне, а значит, и моим друзьям, так ведь, Йен?
— Да, госпожа.
— Несмотря на его верность, — твердо сказала Джонет, как часто говорила маленькой Элис, — я не могу тебе ничего сообщить. Может быть, когда вернется Дэйви, он решит сказать больше. Ну а сегодня такой день, такой день… Я пошлю за элем, чтобы согреть вас.
И хотя Элис несколько раз пыталась вернуться к теме Ловелла, Джонет уклонилась от разговора. Она только сокрушалась о предстоящей свадьбе Элис. А поскольку Элис отмалчивалась, разговор зачах.
Дэйви Хокинс, прибывший наконец, чтобы поужинать, оказался более общительным, потому что не только с готовностью признал, что Довели находится неподалеку, в Йоркшире, но и согласился передать, что Элис хочет встретиться с ним. Дэйви, крепкий жилистый мужчина, такой же практичный, как его сестра, не стал тратить слов на споры, а сказал, что сразу же сообщит Ловеллу.
— Ты думаешь, он согласится встретиться со мной? — спросила Элис. — Дело очень срочное.
— Не знаю. Вам придется подождать здесь, пока я поговорю с ним.
— Когда?
— Когда я найду его.
Он больше не сказал ничего, и Элис пришлось смириться. Он доел свой ужин и ушел. Элис с Йеном провели вечер, прощаясь с попутчиками-актерами, а потом перенесли свои скудные пожитки в дом на Керк-гейт.
Через два дня, когда Элис, Йен и Джонет вернулись из церкви после утренней службы, они застали Дэйви и еще одного мужчину, поджидающих их в маленькой гостиной. Последний, одетый в рваную рубашку, штаны и грязный кожаный камзол, нахлобучил на голову большую шляпу и все равно не смог убрать под нее свои косматые волосы, свисавшие на лицо. Отпустив Йена, Элис приветствовала Дэйви.
— Ты нашел его? — спросила она. — Он встретится со мной?
К ее удивлению, ей ответил второй из мужчин:
— Он встретится с вами, мадам. — И добавил:
— Наедине. Дэйви, взяв Джонет за руку, вывел ее из комнаты, оставив Элис с незнакомцем. Когда мужчина снял шляпу и откинул назад волосы, она узнала в нем Ловелла собственной персоной и поспешила присесть в реверансе.
— Милорд, прошу прощения. Я не узнала вас.
Ловелл улыбнулся, и она мгновенно почувствовала его обычное очарование. Тридцатилетний мужчина, он оставался привлекательным даже в крестьянской одежде. Жестом предложив Элис сесть, Ловелл обратился к ней:
— Дэйви сказал, что у вас есть для меня сообщение, мадам. Я подумал, что лучше мне прийти к вам, поскольку мои передвижения в таком облике будут менее заметны, чем ваши.
Вдруг забеспокоившись, Элис огляделась, заметила, что дверь в коридор приоткрыта, и встала, чтобы затворить ее. Вернувшись на свое место, она тихо произнесла:
— Сэр, я не знаю точно, с чего начать, но я видела кое-что довольно странное, когда через десять дней после битвы при Босворте вернулась в Вулвестон-Хазард.
— Да?
Его лицо не выражало ничего. Он не поможет, подумала Элис, однако, набрав в легкие побольше воздуха, продолжала:
— Вы можете считать меня сумасшедшей, но я уверена, что видела одного из сыновей покойного короля Эдуарда.
Выражение лица Ловелла не изменилось. Его голос оставался спокоен.
— Где вы видели его? — спросил он.
— В Вулвестоне.
— И при каких обстоятельствах?
Его спокойствие возымело свое действие, но ее голос все равно дрожал, когда она ответила:
— Он лежал м-мертвый, сэр, в г-гробу.
— Что?! — Виконт резко выпрямился. Пристально глядя на нее, он отрывисто спросил:
— Почему вы думаете, что там находился один из принцев, миледи, и который из них, по-вашему?
Она ответила ему долгим взглядом.
— Вы не отрицаете такой возможности, сэр, но умоляю вас, что мог делать принц королевской крови в Вулвестон-Хазарде?
— Сейчас уже не важно. Отвечайте.
Она помедлила всего секунду.
— Он выглядел как Плантагенет, сэр, блондин и… и… Я не знаю, честно говоря, но он имел внешность короля Эдуарда, не ростом или фигурой, но как две капли похож на Плантагенета. Вы понимаете, что я имею в виду? Должны понимать.
— Очень красивый? Но в то же время хрупкий? Вытянутое лицо?
— Да.
— Был у него… — Он замолк, снова пристально посмотрел на нее и продолжал:
— Эдуард дал каждому из своих сыновей маленький круглый медальон с его выгравированным гербом, солнце…
— Сияющее солнце, я знаю. Я не видела такой вещи, сэр.
— Он носил его на шее.
— У него был высокий воротник. Я не видела ничего.
Но, сэр, кто еще…
Ловелл сник.
— Не знаю, зачем мне отрицать правду. Вы видели, вероятно, самого Эдуарда. Но что тогда с Ричардом?
— Значит, они оба находились там?!
— Да, ради безопасности, так сказал Дикон. Однако лучше, если бы они оставались на севере, но не в Йоркшире, поэтому выбрали Вулвестон. Дикон говорил, что старый лорд не раздражает врагов, что его не будут подозревать, особенно если остальные — в Шерифф-Хаттоне. Когда стало известно, что Тюдор высадился в Уэльсе, Дикон решил разделить мальчиков для их безопасности, но не сообщил мне деталей. Что же стало с юным Ричардом?
— Я не знаю, сэр. Мне сказали только, что он уехал на воспитание.
— А старый лорд не… о-о, я забыл. Дэйви говорил мне, что он умер от жуткой болезни, но он не упоминал о мальчиках, и я решил, что они благополучно спаслись. Никаких имен не называли? Что за семья у воспитателя? — спросил он, пронзительно глядя на нее.
— Нет, потому что все то малое, что я знаю, я слышала от солдат, которые забирали меня. Но… — Она помедлила, наморщив лоб, как будто вспоминая. — Отец упоминал одно имя, но оно не может быть связано с принцем Ричардом, потому что это он назвал человека, который присягнул Тюдору.
— Кто? Один более вероятен, чем другие.
— Человек по имени Тирелл.
Ловелл расслабился.
— Джеймс никогда не станет человеком Тюдора.
— Но он стал! Сэр Джеймс поклялся в верности Тюдору, так же как и Роджер. Честно говоря, сэр, он сохранил все свои владения в Уэльсе и все титулы. Тюдор даже сделал его шерифом Гламоргана.
— Джеймс — умный парень, — задумчиво произнес Ловелл. Он наморщил лоб и, помолчав, добавил:
— Уэльс будет лучшим местом, чтобы спрятать принца Йоркского, а у Джеймса там огромные владения. Если он убедил короля в своей преданности, с нашим Ричардом, может, все и в порядке.
— Но если он перешел на сторону противника, сэр, что, как я боюсь, он и сделал, даже если принц с ним, Ричард не может оставаться в безопасности!
Ловелл улыбнулся, и его лицо заметно просветлело.
— Нет более верного йоркиста, чем Джеймс Тирелл. Что бы он ни сделал, миледи, вы можете не сомневаться в необходимости его поступков для обеспечения безопасности его королевского высочества. — Вдруг его осенила догадка. — Они не могут знать, что Эдуард мертв.
— Они ушли до того, как он умер, сэр, по крайней мере мне так сказали.
— Вы уверены, что солдаты, занявшие замок, не узнали в мальчике Плантагенета?
— Как они могли? Почти все — валлийцы и шотландцы. Их командир валлиец. Он никогда не был ни на севере Англии, ни в Лондоне. Он поверил, что мальчики — мои братья, и даже не подозревает, что они королевской крови.
Ловелл кивнул:
— Хорошо, тогда, вероятно, если Тирелл не знает, что мальчик — единственный выживший наследник…
— Но вы уверены, сэр? Как же первоначальное обручение короля Эдуар…
— Генрих Тюдор сам объявил их законнорожденными, чтобы жениться на Элизабет, — мрачно констатировал Ловелл, — но даже и ранее притязания Йорков на престол считались гораздо более вескими, чем ланкастерские.
— Но если так, — заметила Элис, — и если Ричард Йорк тоже мертв, тогда Элизабет — истинная наследница, разве нет?
Ловелл улыбнулся, но покачал головой:
— Мы никогда не увидим женщину на троне, моя дорогая. Никакая армия не поддержит ее. Вообще-то однажды царствовала такая — Матильда, кажется, ее звали — и, может быть, кто-то до нее, но другой никогда не будет. Управлять такой важной страной, как Англия, — занятие не для леди. Ни Маргарита Анжуйская, ни Маргарет Боуфорт не пытались претендовать на престол.
— Ну, Элизабет надеется, что будет править вместе с ним, — заявила Элис, — но пока он ничего не говорил о ее коронации.
— Генрих предпочитает править один. Он хотел соединиться с белой розой, но не хочет, чтобы думали, что она нужна ему для того, чтобы удержаться на троне. Он должен придумать, что надо сделать.
— Я сделаю, что смогу.
— Не делайте ничего, — твердо приказал он. — Благородная дама не может принимать участие в проделке, которую я замышляю. Гораздо безопаснее вам заняться вышиванием.
— Но я хочу помочь!
— Может быть, ваша помощь понадобится в будущем, леди Элис, — проговорил Ловелл, — но сейчас я должен придумать безопасный способ, как сообщить сэру Джеймсу Тиреллу, что под его покровительством находится жизнь более ценная, чем он может думать.
— А вы не можете послать к нему доверенного человека?
— Такое сообщение нельзя доверить никому, чтобы информация не попала в руки Тюдора. Сейчас Генрих ведет себя так, будто мальчиков никогда и не существовало.
— Знаю, и Элизабет тоже уверена в их смерти, хотя она и говорила, что ее мать сомневается.
— Вы не сказали ей о том; что знаете?
Элис отрицательно покачала головой.
— Вот и хорошо. С самого начала было ясно, что Гарри не знает, где искать принцев, потому что если бы знал, то бы взял их под стражу. А если бы он считал, что они умерли, то публично обвинил бы Дикона в их убийстве еще до Босворта. Гарри не сделал ни того ни другого. Значит, он ничего не знает.
Элис упрямо настаивала:
— Если сэр Джеймс Тирелл сдал Ричарда, когда присягнул королю, разве они не скрывали бы это из страха, что Эдуард тогда может объявиться? Они же не знают о его смерти.
— Тирелл не больше предал своего короля, чем я. Знаю, вы не в силах такое понять, поэтому вам лучше просто поверить мне. И принять еще один факт: Гарри Тюдор отдал бы правый глаз, чтобы узнать, где он может найти принцев, поэтому не должно быть никакой связи ни с одним известным йоркистом со стороны сэра Джеймса. Нельзя отправлять никаких посланий от меня. Разумеется, если вам просто случится встретиться с ним в Лондоне… Когда вы собираетесь возвращаться, миледи?
Элис вспыхнула:
— В данный момент у меня нет намерения возвращаться.
— Что? — Он окинул взглядом крошечную комнату. — Вы же не собираетесь оставаться здесь?
Она кивнула:
— В данный момент — да.
— Дэйви говорил что-то про ваше путешествие на север с бродячими актерами, но, зная, что вы воспитывались в роскоши Миддлхэма, как и я сам, я не мог поверить его словам. Вы хотите сказать, что он говорил правду?
— Да. Тюдор пожелал выдать меня за родственника сэра Томаса Стэнли. Я не хотела подчиниться, поэтому покинула Лондон.
Глубоко посаженные глаза Ловелла заблестели.
— Вы знали?
Подняв подбородок, Элис ответила:
— Знала и не имею намерения возвращаться, сэр.
Он покачал головой, теперь его веселье стало явным.
— Вы не продумали свой поступок до конца, мадам. Вы не можете хотеть жить той жизнью, какая вас может ждать здесь.
Она молчала, мысленно соглашаясь с ним. Условия были не такими, к каким она привыкла, и домик Джонет уже начал казаться ей невыносимо маленьким. Сестра Джонет, Мэри Хокинс, больше походила на Дэйви, и после недель, проведенных в дороге с актерами, хотя и добрыми и веселыми, Элис стосковалась по привычной обстановке, слугам и больше всего по возможности уединиться. Она избегала взгляда Ловелла, но теперь посмотрела ему прямо в глаза.
— Я определенно не имею желания жить здесь, но не могу вернуться и в Вулвестон. Не только потому, что солдаты все еще…
— Знаю, — улыбнулся он.
— Знаете? Вы были там?
— Недолго, после Босворта. Мы исчезли до того, как пришли солдаты, но я слежу за Вулвестоном. Ваш брат, может быть, и поклонился Гарри, но я уверен, что даже при таких условиях он снова приютит меня.
— Однако меня он не приютит, и я не могу вернуться в Лондон, потому что вы должны знать, что, разгневав короля, я скорее всего окажусь в Тауэре вместе с Недди. Тауэр — приятная резиденция для королевской семьи, но не такая приятная для тех, кого заключили туда против их воли, как меня.
— Расскажите мне.
Она поведала ему свое недавнее прошлое, и хотя он посмеялся над некоторыми вещами, все же посочувствовал юному Уорвику и понял желание Элис избежать Тауэра.
— И все же я не знаю, что еще вы можете сделать, мадам, потому что, если ваш брат согласился оставить вас под опекой короля, у вас нет выхода, кроме как подчиниться приказам Гарри.
— Но вы же не хотите, чтобы я вышла за предателя!
— Никто не спрашивает моего совета или согласия.
Она вздохнула. Уходя, Ловелл задержался на пороге, чтобы потребовать от нее обещание по крайней мере обдумать вопрос возвращения в столицу, где она могла бы стать полезной тем немногим оставшимся йоркистам, которые все еще лелеют мысль досадить Тюдору. В свою очередь, Ловелл пообещал не забывать ее и как-нибудь навестить снова.
— А пока что я должен найти способ заставить короля задуматься. — Он нахлобучил на голову шляпу и повернулся к выходу. Внезапный шум с улицы остановил его у двери.
Дэйви влетел из коридора, и раздался громкий стук в дверь, когда он прошептал:
— На улице солдаты, хозяин!
— Впусти их, — велел Ловелл. Успокоив Элис озорной улыбкой, он натянул шляпу на глаза и надвинул свои длинные волосы на лицо, почти скрыв его. Быстро повернувшись к очагу, он выхватил полено из корзины и, опустившись на колени, сделал вид, что занимается огнем.
Элис напряженно ждала, когда Дэйви откроет дверь. Она ни секунды не сомневалась в том, кто будет стоять за дверью. Сначала она услышала громкие шаги по коридору. В комнату вошли несколько мужчин, и первым, кого она узнала, оказался сэр Николас. Несмотря на явный проблеск облегчения в его глазах при виде ее, она сразу же поняла, что он в ярости.
Сэр Николас, казавшийся в шлеме еще выше, оттолкнул Дэйви и, переступив через порог, мрачно произнес:
— Я рад, что нашел вас, леди Элис. Я бы предпочел служить моему королю мечом, но, к своему несчастью, я однажды уже доставил вас в Лондон в целости и сохранности, поэтому мне приказано снова препроводить вас к нему. Вы можете собрать свои вещи. Мы тут не задержимся. — Взглянув на Ловелла, ползающего у его ног, он добавил резко:
— Убирайся, ты! Закончишь работу позже.
— Да, господин. — Ловелл подобострастно попятился к двери и закрыл ее за собой.
Элис смотрела на него со смешанным чувством облегчения и тревоги. Она не хотела оставаться с сэром Николасом наедине. Девушка подняла голову и оглядела всех присутствующих.
— Я не желаю возвращаться в Лондон.
Сэр Николас пристально взглянул на нее.
— Вы сделаете все… — Он прервался и резко приказал своим людям:
— Оставьте нас. Идите на улицу, или на задний двор, или погрейтесь в кухне.
Подумав, что Ловелл скорее всего пошел на кухню, а не на улицу, где мог встретить остальных солдат сэра Николаса, Элис поспешно предупредила:
— Кухня очень маленькая, сэр, и дымная, потому что очаг там посередине и нет хорошего дымохода.
Сэр Николас бросил взгляд на камин, где стараниями Ловелла огонь почти погас и наполнял комнату дымом.
— Кухня не хуже любой другой комнаты, хотя тот олух сделал свою работу плохо. Хью, прежде чем уйти, посмотри, что можно сделать с камином, иначе мы тут задохнемся.
— Вы напугали его, — побледнела Элис, когда поняла, что не сможет их остановить. Она вдруг подумала о Джонет: где она сейчас находится и почему не пришла в гостиную сразу же, как только узнала, что у них гости? Сэр Николас наблюдал за ней.
— Что такое, mi geneth? Вы тоже испугались? — спросил он.
— Нет, — ответила она, — но я волнуюсь, что Джонет или ее сестра могут до смерти испугаться, когда вы ввалитесь в кухню.
— Значит, мистрис Хокинс здесь. — Он взглянул на Хью, все еще стоявшего на коленях перед очагом, и проговорил:
— Я слышал, что Господь сохранил ее. — Когда Элис ничего не сказала, он добавил:
— Мои люди не причинят зла ни ей, ни ее сестре и уйдут, как только вы выполните мое приказание.
Уныние охватило ее при мысли о том, что ее хотят вернуть в Лондон, как отбившуюся от стада овцу. Элис вдруг испугалась, что он накажет Йена.
— Умоляю вас, сэр, Йен ни в чем не виноват.
— Он делал только то, что от него требовалось, мадам. Он аккуратно выполнял ваши поручения и просьбы. Вы, однако… — Внезапно он замолчал, но выражение его лица говорило красноречивее всяких слов.
Элис прошипела сквозь зубы:
— Я не выйду замуж за предателя!
— Вы сделаете то, что вам прикажут, — возразил он, — 9 и умоляю, не шутите со мной, девочка, потому что в данный момент я потерял свое обычное хорошее расположение духа. Я рассчитывал на службу на поле брани, чтобы проявить себя перед его величеством, надеялся, что он вознаградит меня английскими землями в дополнение к моему новому титулу, но ваша выходка лишила меня такой возможности. Я потерял терпение, обыскивая английские селения в поисках вас, так что не сердите меня больше, а идите и приготовьтесь к поездке, и побыстрее.
— Как вы нашли меня?
— Я отправил Хью обыскать Лондон на тот маловероятный случай, если вы воспользовались помощью тамошних йоркистов, а сам отправился на север в уверенности, что вы в Вулвестоне. Когда выяснилось, что там о вас не слышали, я поехал дальше, думая, что вы могли искать убежища в Миддлхэме, не зная, что теперь он в руках короля. Я даже, — добавил он с гримасой, — съездил в Драфилд-Мэнор. Хорошо, что вы оттуда выбрались, мадам.
— Да, — согласилась она. — А что потом?
— Хью со своим отрядом, не найдя вас в Лондоне, последовал за нами в Вулвестон. Узнав, что мы отправились на север, Хью решил узнать о здоровье мистрис Хокинс, и ему сказали, что кто-то еще интересовался ею как раз перед ним.
Он встретил меня по дороге и все рассказал. Но вы зря тратите время, девочка. Собирайте вещи.
Дверь открылась, и Джонет появилась за его спиной, кланяясь и вежливо говоря:
— Дай вам Бог доброго дня, сэр Николас. Вы останетесь поужинать с нами? Только еда сейчас постная. К сожалению.
— Нет, мистрис, — обернулся он. — Я приехал, чтобы забрать ее милость назад в Лондон. Мы уедем через час.
Джонет чинно сложила руки:
— Я немедленно соберу наши вещи, сэр. — Прежде чем он успел что-то сказать, она изумленно открыла рот, увидев Хью в полный рост. Он только что встал, закончив возиться с очагом.
Хью посмотрел на нее и улыбнулся.
— Ты все такая же говорливая, милочка. Я рад видеть тебя снова.
Джонет коротко кивнула ему, поджав губы, и повернулась к двери.
— Минутку, мистрис Хокинс, — остановил ее сэр Николас.
— Да, сэр?
Решив, что он хочет запретить Джонет ехать с ними, Элис поспешно заявила:
— Она едет со мной, сэр, иначе я буду отравлять вам каждый шаг нашего путешествия, а когда мы приедем, пожалуюсь, что вы плохо обращались со мной.
— Не искушайте меня, mi geneth, — тихо предупредил он и добавил громче, для Джонет:
— Пожалуйста, известите Йена, что мы очень скоро уезжаем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сумеречная роза - Скотт Аманда



обалденный роман, советую почитать.
Сумеречная роза - Скотт Аманданаталья
25.11.2013, 7.04





интересно было читать.но,чего то не хватает,лично для меня.7 баллов.
Сумеречная роза - Скотт Амандачитатель)
14.03.2014, 20.08





У меня возникло двоякое отношение к этому роману. С одной стороны, вроде бы, все закончилось хэппи-эндом, как и положено в любовных романах. А с другой стороны во время чтения меня преследовало чувство разочарования и неудовлетворенности, и даже, может быть, горечи. Хотя, довольно сложно привести конкретные причины. Возможно, дело в том, что на протяжении всего повествования ггерой сердится, а ггероиня все время оправдывается. А еще, вероятно, в том, что героиня, все-таки,предала свои принципы и дочернюю любовь к королю Ричарду третьему. Но что меня привело в недоумение, так это то, что на смену Ричарду Йорку, согласно истории, пришел Генрих седьмой Тюдор, а его в книге, кроме одного раза, все время называли Гарри. Надеюсь это ляп переводчика, а не грубая ошибка автора. И, честно говоря, я в глубоком сомнении, не зная сколько поставить баллов. Думаю, что лучше ничего.
Сумеречная роза - Скотт АмандаНатали О.
15.12.2014, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100