Читать онлайн Опасные иллюзии, автора - Скотт Аманда, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные иллюзии - Скотт Аманда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные иллюзии - Скотт Аманда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные иллюзии - Скотт Аманда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Аманда

Опасные иллюзии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

— Черт возьми, Сюзан, немедленно опусти пистолет! Ты не отдаешь отчета в своих действиях. Может произойти несчастный случай! Говорю тебе
— Мелисса убежала. Я нашел записку, но не показал тебе, надеясь вернуть дочь еще до того, как ты узнаешь об этом, — раздался сердитый голос Сикорта.
— Я тебе не верю! — гневно воскликнула Сюзан. — Ты бы не сидел так спокойно, если бы не знал, где она. Я знаю — ты специально увез девочку, чтобы помучить меня за то, что я потребовала отъезда Катарины. Если ты не вернешь Мелиссу, я хладнокровно застрелю эту женщину.
— Черт возьми, я уже объяснял…
В узкую щель Дейнтри могла видеть сестру, стоявшую позади кресла, в котором сидела леди Чонси. Дуло пистолета упиралось в голову женщины. Рука Сюзан дрожала, Катарина же буквально оцепенела. Сикорт не попадал в поле зрения.
Деверилл тоже приблизился к двери. Позади него нетерпеливо пританцовывал Пенторп. Рядом с ним застыли девочки. В их расширенных глазах появился ужас — они услышали угрозу Сюзан. Наверно, впервые в жизни Дейнтри обрадовалась молчанию Мелиссы — пригодилась привычка племянницы безмолвно сносить и радости, и беды. Чарли, желая поддержать кузину, притянула ее к себе. Опасность представлял лишь Пенторп, чье нетерпение могло сыграть роковую роль. К счастью, пока он только слушал.
— Приказываю тебе немедленно опустить пистолет. Если ты хоть что-нибудь сделаешь Катарине, клянусь, я упрячу тебя в Бедлам. Я имею на это полное право — я ведь твой муж. Если все же ты захочешь убить, тебя вздернут на виселицу.
— Нет, ее не повесят, Джеффри, — спокойно сказала Дейнтри, распахивая дверь, так, чтобы были видны только она и стоявший у нее за спиной Деверилл.
— Что вы здесь делаете? — рявкнул Сикорт.
— Я приехала навестить сестру, зачем же еще? О, не опускай пистолет, Сюзан. Возможно, тебе всетаки следует застрелить ее, и тогда ты избавишься от всех своих проблем. — Услышав позади себя шум, Дейнтри взмолилась, чтобы у Пенторпа и девочек хватило ума пока держаться в тени.
— Боже мой, не смей поощрять ее! — взмолился Сикорт. — Неужели ты тоже сошла с ума?!
— Сюзан находится в здравом уме, Джеффри, — натянуто улыбнулась Дейнтри. — Или ты забыл слова лорда Жерво в суде? Если жена застрелит кого-то в присутствии мужа, то, согласно закону, она сделает это по приказу и с одобрения супруга. Поэтому на виселице будешь корчиться ты, а не Сюзан.
Дейнтри хотела добавить еще несколько нелицеприятных выражений, но Гидеон предупреждающе сжал ее локоть. Тогда она спокойно, надеясь утихомирить сестру, спросила:
— Итак, что здесь произошло?
— Он спрятал Мелиссу, чтобы наказать меня за требование отослать Катарину. О Дейнтри, Сикорт начал вести себя так, словно она его жена, а я всего лишь служанка! Вчера он приказал слугам удалиться, заставив меня прислуживать ей за столом на ужине, данном в ее честь! И все это на глазах Мелиссы! С меня хватит! — Сюзан указала на синяк у себя на скуле. — Это была моя награда, а сейчас… — Она снова подняла пистолет. — Где Мелисса, Джеффри?
— Пожалуйста, Сюзан, — почти прошептала Катарина. — В этом нет моей вины. Почему ты мне угрожаешь?
— Замолчи, — процедила сквозь зубы Сюзан. — Ты явилась в мой дом, соблазнила моего мужа, крутилась вокруг, притворялась доброй, старалась быть полезной, а в результате увела у меня супруга, забрала дом, ребенка. Ты осквернила мой брак, издевалась надо мной в присутствии дочери и слуг. По твоему предложению Джеффри держал меня взаперти и никуда не пускал. Именно из-за тебя уехала Мелисса, поэтому не говори, что в этом нет твоей вины!
— Ты не соображаешь, что делаешь, — выдавил Сикорт, затем свирепо взглянул на Дейнтри. — И ты тоже. Вы обе сошли с ума, если думаете, что суд поверит вам. Есть свидетели, глупая ты девка. Катарина и Деверилл выступят против Сюзан, а твои показания вообще ничего не значат.
— К этому времени Катарина будет мертва, — напомнила Дейнтри. — Следовательно, на нее рассчитывать нечего. Мои показания будут зачтены против тебя, и напрасно ты так уверен в своей безнаказанности. — Заметив, как дрожит рука сестры, Дейнтри лихорадочно пыталась найти выход из создавшейся ситуации.
— У вас не будет свидетелей, Сикорт, — неожиданно вмешался Деверилл. — Я не могу поклясться, что вы не приложили к этому руку.
— Вы способны солгать в зале суда перед собственным отцом? — усмехнулся Сикорт. — Я очень сомневаюсь в этом. Вы, сэр, слишком порядочны, чтобы лжесвидетельствовать.
— Это не является лжесвидетельством, — пожал плечами Деверилл. — Вы несете полную ответственность за происходящее здесь.
В это время, растолкав Дейнтри и Деверилла, в гостиную ворвался Пенторп.
— Заявить судье, что Сюзан действовала по вашему указанию, будет проще простого, поскольку так оно и есть. Она не убийца. Ни у кого нет такого мягкого и любящего сердца. Именно вы подтолкнули ее к этому. Уверен — в это поверят все. Однако в убийстве нет никакой необходимости. Сюзан, опустите пистолет, я заберу вас отсюда.
Сюзан недоуменно посмотрела на виконта, но все же опустила оружие. К ней тут же потянулся Сикорт, но Пенторп резко проговорил:
— Убери руки, кретин, иначе будешь иметь дело со мной.
— Вы забываете, Пенторп, что не имеете никакого отношения к моей жене, — напрягся Сикорт. — Вы никуда не уведете ее, если не хотите предстать перед судом. Напрасно.думаете, что я не доведу дело до процесса. Поверьте — мне это доставит массу удовольствия. Сюзан, говорю в последний раз: отдай мне пистолет.
Сюзан нерешительно смотрела то на виконта, то на мужа. Неизвестно, сколько бы длилась эта безмолвная дуэль, если бы не вмешалась Дейнтри:
— Не делай этого. А ты, Джеффри, оставь ее в покое. Она поедет с нами, и на этот раз тебе не удастся ее вернуть.
— Сюзан — моя жена. Когда эта нелепая сцена подойдет к финалу, я напомню ей об этом. Кроме того, ваши угрозы лишены смысла — никто не осмелится застрелить Катарину.
— Но, Джеффри, — слащаво протянула Дейнтри, — нам вовсе не обязательно нажимать на курок. Угроза насилием является таким же уголовным преступлением, караемым смертью. А мы все подтвердим, что ты приказал Сюзан убить Катарину, но наше вмешательство предотвратило преступление. Помни — нас трое. Если Катарина выдвинет другую версию, ей никто не поверит, ибо она твоя любовница.
— Вы окончательно спятили, — возмутился Сикорт, затем обратился к Девериллу: — Вы, разумеется, не станете поддерживать столь нелепое обвинение.
— Нет, — кивнул Гидеон, улыбнувшись в ответ на гневный взгляд Дейнтри. — Дейнтри совсем забыла, что сейчас вовсе не обязательно обвинять вас в попытке убийства. Вы совершили еще ряд преступлений. Разве вы забыли нападение на карету леди Офелии, попытку убить меня в Лондоне? Убив леди Болтерли, вы получали огромную выгоду — она не изменяет завещания, и все деньги переходят к вам. Но зачем вам было убивать меня?
— У вас нет доказательств! — вспыхнул Сикорт.
— Не нужно быть таким ребенком, — стиснул зубы Гидеон. — Мелисса, подойди сюда.
— Я отправил детей в комнату напротив, — вмешался Пенторп. — На тот случай, если здесь разыграется некрасивая сцена. Мне привести ее?
— Мелисса? — загорелись глаза Сюзан. — Так вы все-таки нашли ее?
— Именно, — спокойно ответил Пенторп, забирая пистолет из ослабевших рук женщины, затем посмотрел на друга. — Ну?
— Нет, пусть сидят там. Вопрос пока остается открытым, Сикорт. Когда мы нашли их, они были не одни. Пленившие их люди весьма охотно дадут показания о прошлом и настоящим.
— Они не признаются о нападении в Лондоне, — уверенно заявил Сикорт, доставая из кармана табакерку. — Насколько я понимаю, не успели вы приехать в Лондон, как на вас напали? Нет, эти люди вряд ли признаются в преступлении. Зачем им вешать ярмо на шею? Кроме того, я ничего не делал своими руками.
— Боже мой, я больше не выдержу! — неожиданно воскликнула Катарина. Избегая смотреть на Сикорта, она обратилась к Девериллу: — Я ничего не знаю о нападении на леди Офелию и Дейнтри, но уверена в одном — Джеффри мечтал устранить их обеих. Сикорт действительно издевался над женой, да и я внесла в это свою лепту. Сначала я считала Сюзан глупышкой, которая не умеет подстраиваться под мужа. Потом делала все из желания показать свою власть. Да, порой у меня тоже возникает стремление покомандовать. Лишь позже я поняла, что Сюзан изо всех сил старалась ублажить мужа, а Джеффри пользовался этим. Он жестокий человек, но, похоже, серьезно увлекся мною. До недавнего времени меня вполне устраивало подобное положение дел.
Катарина, наконец, подняла глаза на Сикорта:
— Но сегодня, когда ты заставил Сюзан поверить, будто ничего не знаешь о местонахождении дочери, и потом, когда твоя жена угрожала убить меня, ты воочию показал свой злобный и жестокий нрав. Лучше я буду жить в бедности, чем терпеть твои гнусности. — Женщина обвела взглядом присутствующих. — Я понимаю: принесенных мной извинений недостаточно, чтобы оправдать свое поведение, но если мои показания в суде смогут помочь…
— Ты сошла с ума? — удивился Сикорт.
— Наоборот, я обрела ясность ума. Что я должна делать, Деверилл?
Гидеон намеренно долго тянул с ответом, и когда Дейнтри показалось, что сейчас грянет взрыв, спокойно проговорил:
— Не обязательно все должно закончиться судом. Леди Сюзан желает обрести свободу и право жить с дочерью. Если Сикорт предоставит ей это, дело прекратится в этих стенах. Никто не пострадает, и ничье имя не будет втянуто в скандал. Впрочем, не стоит обольщаться, — Деверилл сурово посмотрел на Сикорта. — Люди, пленившие вашу дочь и Чарли, готовы в любой момент дать показания. Похищение, нападение на карету леди Офелии — достаточно серьезные обвинения, чтобы повесить вас. Показания леди Катарины не сыграют здесь существенной роли. Надеюсь, вы понимаете это?
Сикорт гневно сверкнул глазами, но Катарина уверенно выдержала взгляд
— Что вы хотите? — злобно спросил он, снова обратившись к Девериллу.
— Ваша жена получит письменное соглашение, по которому вы изъявляете желание развестись с ней и отказываетесь от прав на дочь. Вы должны вернуть Сюзан деньги, полученные в качестве приданного от Сен-Меррина. Если вы напишете такое заявление и не будете возражать против ее немедленного отъезда с нами, обвинения против вас будут сняты — конечно, при условии сохранения ваших обязательств. Любые преследования леди Сюзан и Мелиссы освободят нас от условий сделки. Вы сразу предстанете перед судом за похищение и покушение на убийство. Вы согласны?
— Вы не оставили мне выбора, черт бы вас по-брал!
Пока Сикорт составлял заявление, Пенторп забрал детей, отослал распоряжение в конюшню, а вернувшись, подписался под бумагой как свидетель. Дейнтри вместе с сестрой ушла наверх упаковывать вещи, прихватив с собой Розмари. Когда они спустились, то, к своему удивлению, узнали, что леди Катарина тоже собирается уезжать. Дейнтри опасалась, как бы женщина и ее служанка не напросились к ним в экипаж. Однако в конюшне подготовили две кареты — одну, ту, в которой всегда ездила в гости Сюзан, и вторую — для дальних путешествий.
Деверилл приказал слугам сопроводить леди Чонси в Сен-Ивз, где та решила найти убежище. Дейнтри, в свою очередь, вежливо поблагодарила ее:
— Мы очень обязаны вам за помощь.
Усаживаясь в карету, женщина печально улыбнулась:
— Вообще-то я удивлена вашим поступком: я причинила вам столько зла. Поначалу я приняла сторону Джеффри, но когда дело дошло до крайностей, поняла — мне с ним не по пути. Знаете, всему виной моя алчность. Конечно, стыдно признаваться в этом, но после ужасно скучного года в Йоркшире, Сикорт-Хэд показался мне раем, а его очаровательный хозяин — ангелом. Вы, наверное, считаете, что мне следовало вмешаться в отношения Джеффри и Сюзан, но, поверьте, мое влияние на него оказалось очень незначительным.
— Но той ночью вы все же послали ко мне горничную, не так ли? Или она сама пришла ко мне?
— Да, это я послала Хильду. Джеффри не скрывал, что возненавидел вас после суда. Я не раз видела, что он смотрит на вас, как коршун на кролика. В тот вечер Джеффри не пришел ко мне, как обычно, и я, испугавшись, что он отправился к вам, послала Хильду. Признаться, я не высказывала ему своих подозрений, иначе все было бы еще хуже. Джеффри, встречая сопротивление или упреки, злится, а сегодняшний пример доказывает, что этот человек может быть жестоким не только с Сюзан, но и со мной. После ее отъезда я или заняла бы пустующее место, или превратилась бы в жертву, или была бы выброшена, как ненужная вещь. — Помолчав, Катарина задумчиво добавила: — Передайте Сюзан, чтобы после развода особенно не надеялась на хорошую жизнь: Джеффри не сдержит слова.
Вскоре из дома вышла Хильда в сопровождении слуг, несущих багаж леди Чонси. Чарли поначалу возмутилась, когда ей запретили ехать на Викторе, но после замечания Деверилла сразу успокоилась, пообещав развлекать Мелиссу, поскольку путь предстоял неблизкий.
— Это верно, — согласился Гидеон, садясь в седло. Его примеру тут же последовали Пенторп и Дейнтри. — А вот леди Сюзан и Мелисса тоже поедут в экипаже. Мы же отправимся вперед, чтобы не глотать пыль из-под колес.
Их сопровождали Клемонс и Шелтон, причем последний вел под уздцы Виктора. Проехав по тропинке, кавалькада выбралась на главную дорогу. Поглощенная своими мыслями, Дейнтри не замечала, что и остальные хранят молчание. Гидеон вглядывался вдаль. Пенторп думал о будущем. Дейнтри понимала, что порядочность мешает виконту принять правильное решение. Она помнила, с какой горячностью отверг он ее предположение, что с ней Пенторп не будет счастлив, и боялась снова заговорить на эту тему.
— Я забыл кое-что передать Шелтону, — напугав Дейнтри, неожиданно заявил Деверилл. — Езжайте вперед, а я скоро догоню вас.
Искоса посмотрев на Деверилла, Дейнтри заметила выразительный взгляд, брошенный им на Пенторпа. Энди явно боролся с собой, не решаясь первым начать разговор.
— Все ясно, сэр, вам не нужно ничего говорить, — пришла ему на помощь Дейнтри.
Виконт виновато пожал плечами.
— Да, понятно как Божий день. Черт возьми, я такой же рыцарь, как и те негодяи, которые держали вас в заточении. Представить не могу, что со мной произошло, но я готов…э…
— Я буду рада освободить вас от данного вами слова. Признательна за оказанную мне честь…
— Боже мой, Дейнтри, не нужно условностей! Вы заставляете меня осознать собственную ничтожность. Неужели вы думаете, что нужно вот так рвать помолвку? Послушайте, вы уверены? Вас не гложут сомнения? Я хотел бы увидеть Сюзан и Мелиссу, прежде чем…
— Да, вам действительно необходимо это сделать, — согласилась Дейнтри. — Кстати, леди Катарина предупредила, что Джеффри не сдержит слова, поэтому нельзя полагаться на данное им обещание. Я ничуть не удивлюсь, если однажды Сикорт заявится в Таском-парк, требуя, чтобы папа вернул ему жену и дочь, а папа непременно это сделает.
— Этого не произойдет, — твердо заявил Пенторп. Грустная задумчивость исчезла с его лица, уступив место счастливой улыбке. Виконт оглянулся на карету. — Пока не стоит посвящать Сюзан в свои планы, но с вами я могу быть откровенным. Сикорт ее больше и пальцем не тронет. Гидеон! — окликнул он приятеля. — Иди сюда и пожелай мне… Нет, мужчина не должен так говорить. — В глазах Пенторпа зажглись странные огоньки. — Извините, Дейнтри, я увлекся. Надеюсь, вы не обидетесь, но так будет лучше для всех. А, вот и Гидеон. Ты должен извинить меня, старик. Мне нужно кое-что сказать леди Сюзан. Я подъеду к ней. Деверилл подозрительно уставится на друга, а тот невозмутимо произнес:
— Похоже, старик, я получил отставку. Леди Дейнтри твердо заявила, что мы не подходим друг другу.
Подмигнув Дейнтри, Пенторп осадил коня, поджидая карету.
— Это правда? — тихо опросил Гидеон.
Дейнтри кивнула, настойчиво избегая смотреть ему в глаза.
— Папа придет в бешенство, узнав, что я отказалась от обещания, но при данном стечении обстоятельств это единственно верный выход. Пенторп любит Сюзан, а не меня. Я об этом давно знаю, но поскольку папа твердо решил поженить нас, а Сюзан замужем за Джеффри, мне пришлось с этим смириться. А если развода все-таки не будет? Даже подписав бумагу, Джеффри способен привести свою угрозу в исполнение.
— А я уверен в обратном. Документ такого рода в Шотландии является официальным и дает право на развод. Между прочим, там факт проживания под одной крышей с любовницей супруга также считается достаточным поводом для развода. Англесей соблазнил леди Шарлотту Уэллс-ли, и его жена тут же получила свободу.
— А в Шотландии развод — дорогое удовольствие?
— Английский обошелся бы дороже.
— Тетя Офелия даст Сюзан денег.
— В этом нет необходимости.
— Вы хотите сказать, Пенторп сам оплатит судебные издержки? — улыбнулась Дейнтри. — Что ж, он будет счастлив оказать ей услугу, но Сюзан, наверное, не захочет этого.
— Вы бы точно отказались от услуг мужчины, но ваша сестра — другое дело. Она сделана из иного теста.
Дейнтри вздохнула.
— Это так. И все же, мне кажется, Сюзан не захочет тянуть деньги из Пенторпа.
— Что ж, возможно, вы правы.
Деверилл задумался. Дейнтри тоже молчала, не зная что сказать. Освобождение от Пенторпа не придало ей уверенности. Она полагала, что, узнав о разрыве помолвки с виконтом, Деверилл тут же предложит руку и сердце, но тот почему-то молчал.
Еще четверть часа молодые люди размышляли каждый о своем. Неожиданно Дейнтри пришло в голову, что Деверилл еще не знает, что найдет ключ к разгадке ссоры. Вздохнув, она произнесла:
— Роман вашей бабушки, сэр, показался мне очень интересным.
Да, вы даже посоветовали мне его прочесть. Забыли? В сопроводительном письме, отправленном вами вместе с рукописью.
— Боже мой, наверно, так все и было. Но в другом письме я сообщала о побеге Чарли и Мелиссы, поэтому совсем забыла о записке. Но вам действительно стоит прочитать роман, сэр.
— Зачем? Насколько я помню, леди Офелия отозвалась о нем весьма нелестно, а я не читаю такие вещи.
— Все равно прочтите, — настаивала Дейнтри.
— Зачем? Вы сами можете рассказать мне его содержание, — улыбнулся Деверилл. — Уверен, это будет гораздо интереснее.
— Возможно, но в романе кроется ключ к разгадке вражды между Девериллами и Тэррантами. Гидеон прищурился — заходящее солнце слепило ему глаза.
— Ссора больше не играет роли. Надеюсь, леди Катарина успеет до наступления темноты добраться до Сен-Ивз.
— Какое это имеет значение? — отмахнулась Дейнтри, которой была совершенно безразлична судьба леди Чонси. — Мы ведь месяцами искали ответ. Поскольку вина ложится на вашу бабушку, мой отец и пальцем не шевельнет, чтобы покончить с этим недоразумением. Значит, это должен сделать ваш отец, но, боюсь, Жерво не пойдет на уступки. — Она замолчала, заметив улыбку на лице спутника. — Что с вами? Да вы слушали меня или нет?
— Очень внимательно, — подтвердил Гидеон. — Со мной все в порядке. — Он принялся тихо на-свистывать.
Дейнтри ошеломленно уставилась на него, пытаясь понять в чем дело, а Гидеон как ни в чем не бывало продолжал щуриться на солнце и насвистывать. Вспомнив, что Деверилл слыл законченным ловеласом, она похолодела. Может, ей только кажется, что он в нее влюблен, а в действительности Деверилл просто играет с ней, как кошка с мышкой, прекрасно понимая, что это ему не причинит никакого вреда — ведь она предназначена другому человеку. Но как же так, недоумевала Дейнтри, ведь, считая Пенторпа погибшим, Деверилл ясно дал понять, что намерен жениться на ней, и его чувства до поездки в Лондон казались вполне искренними. Пока на сцене не появился виконт, между ними стояла только вражда. Но столкнувшись с этой проблемой, Гидеон отступил. Неужели он потерял к ней интерес?
А может, она сама в этом виновата, размышляла Дейнтри. Ведь она никогда не поощряла его, не показывала своей симпатии, а наоборот, не раз повторяла, что вообще не желает выходить замуж и если бы не настоятельные требования отца, предпочла бы остаться незамужней. Может, Деверилл считает, что именно поэтому она расторгла помолвку?
— Перестаньте свистеть, лучше скажите что-нибудь, — попросила Дейнтри, не в силах выносить молчания.
— Хорошо. Кстати, что ваш отец думает о волнениях на шахте Малбери? У него есть соображения по поводу того, что нам делать с безработными шахтерами?
Дейнтри хотелось поговорить вовсе не об этом, но она не могла предложить ему взять себя в жены, поэтому вынуждена была согласиться с выбором темы. Так они беседовали до тех пор, пока кавалькада не достигла развилки дорог, где карета леди Катарины отделилась от них. Затем разговор возобновился, и Дейнтри с удивлением отметила, что Гидеон интересуется не только мнением ее отца, но и ее собственным, с уважением прислушиваясь к рассуждениям. Он не ругал ее, не выказывал недовольства тем, что она отправилась одна на поиски племянницы, справедливо рассудив, что у нее просто не было другого выхода. Никто из знакомых Дейнтри мужчин не повел бы себя подобным образом.
Задумавшись, она потеряла нить разговора, и ей пришлось попросить повторить Гидеона последнюю фразу. Один раз он стерпел, а на второй не сдержался.
— Моя дорогая, это уже никуда не годится. Кто-то мне говорил, что мужчины не умеют слушать и постоянно просят женщин повторить сказанное ими, а на самом деле все наоборот. Принимая во внимание вышесказанное, прошу вас, будьте внимательны.
— Извините. Я сегодня немного рассеянна.
— Интересно, какие мысли заставляют вас отвлекаться от моих мудрых изречений?
— Вы еще хотите жениться на мне? — неожиданно для себя спросила Дейнтри. Покраснев, она заставила себя не опускать голову и смотреть прямо перед собой.
Деверилл рассмеялся:
— Конечно, есть от чего быть рассеянной, но пока мы не будем обсуждать этот вопрос.
Дейнтри украдкой взглянула на него, не зная, что чувствовать, — унижение, ярость или облегчение. Она замолчала, больше не обращая внимания на свист, и облегченно вздохнула, увидев ворота Таскам-парка. В доме они встретили Сен-Меррина, разговаривавшего с Чарльзом и Давиной. Граф выпрямился, словно у него гора упала с плеч, но особой радости не выказал.
— Черт побери, что происходит? Вы нашли Чарли? А, вот ты где, дитя! Твои папа и мама сходят с ума от беспокойства.
Давина протянула руки к дочери, и та бросилась в ее объятия.
— Боже мой, это же Деверилл! — воскликнул Сен-Меррин, когда следом за Сюзан, Пенторпом и Мелиссой вошел Гидеон. — Это глупая тетка моей дочери пригласила вас в мой дом в Лондоне, но, сюда… Думаю, вам лучше уйти.
— Нет, сэр, пока это не входит в мои планы. Нам нужно кое-что обсудить. Откровенно говоря, здесь это делать неудобно. Предлагаю пройти в вашу библиотеку.
Сен-Меррин побагровел от возмущения, но присутствие слуг, а также Сюзан и Мелиссы, заставило его одуматься. Он лишь молча кивнул в ответ.
— Я пойду с Мелиссой, — заявила Чарли, освобождаясь из объятий матери.
— О нет! — воскликнул Чарльз. — Девочка моя, ты немедленно поднимешься со мной и объяснишь, почему сегодня уехала без спросу. И пожалуйста, сделай это попонятнее, поскольку твоя мама едва не сошла с ума от беспокойства, а я этого не потерплю.
— Не ругай ее, Чарльз. Я многим обязана Чарли, — вмешалась Сюзан. — Но тебе вовсе не обязательно идти с нами. Я как раз хотела, чтобы ты взяла Мелиссу с собой. Нам нужно поговорить с дедушкой, а вы, дети, сегодня и так уже услышали нредостаточно. Чарльз, тебе я все расскажу чуть позже.
Переглянувшись с Давииой, Чарльз пожал плечами.
— Конечно, мы отведем девочек наверх. Кстати, Чарли, почему ты решила, что не поедешь с нами в Плимут? Именно это ты должна объяснить.
— Папа, я действительно так думала, но тетя Дейнтри разубедила меня в этом. Мне очень-очень жаль, что вы волновались, — сыпала скороговоркой девочка.
Гидеон закрыл за собой двери библиотеки. В наступившей сразу тишине Сен-Меррин направился к столу, пробормотав:
— Ну, кто мне объяснит, что произошло? Сюзан, если ты снова убежала от мужа, позволь сказать тебе…
— Извините, что перебиваю, сэр, — спокойно произнес Гидеон, — но должен сообщить, что Сикорт согласился на развод.
— Развод?! В этой семье еще никто не употреблял этого слова и, надеюсь, никто не употребит и впредь. Сюзан, ступай забери дочь. Я сам отвезу вас обратно.
Пенторп решительно шагнул вперед.
— Нет, сэр, вы этого не сделаете. Сегодня нам стало известно, что именно Джеффри Сикорт организовал нападение на карету леди Офелии с целью убийства этой женщины, чтобы она не успела изменить завещание. Сикорт хотел также и смерти леди Дейнтри. Джеффри волновали лишь деньги жены, а не она сама. В случае успеха преступного мероприятия леди Сюзан оказалась бы в весьма опасном положении. Мы не собираемся ждать, пока Сикорт подаст на развод. Сюзан сама подаст прошение в суд Эдинбурга, и поскольку собирается выехать завтра, на рассвете, ей следует поесть и выспаться.
— Это еще что такое? — взорвался Сен-Меррин. — Вы, сэр, помолвлены с моей младшей дочерью, но это не дает вам права…
— Нет, папа, — вмешалась Дейнтри. — Мы решили, что не подходим друг другу.
— Я этого не намерен терпеть! Больше не могу! Я сказал свое слово!
— Придется все пересмотреть, — спокойно заметила Дейнтри. — Я не выйду за Пенторпа.
— Нет, это ты пересмотри свою позицию. С меня хватит Лондона, когда одна сумасбродка заставила меня и мою семью превратиться в притчу во языцех. Надо же — насела на бедного Пенторпа! А ты тоже хорош, подкаблучник несчастный! Господи, я даже не знаю, что тебе ответить.
Гидеон усмехнулся:
— Просто пожелайте ей счастья, сэр, потому что однажды она станет маркизой.
— Что-что? Ерунда! Я этого не потерплю! Дейнтри, скажи ему. Уж лучше оставаться старой девой. Кстати, отличная идея!
— Да уж, — возмутилась Дейнтри, разозлившись на Гидеона, который так неожиданно объявил о своем намерении жениться на ней, хотя прежде отказывался даже говорить на эту тему. Судя по всему, у него ветер гуляет в голове, если он считает, что может поступать, как ему вздумается.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные иллюзии - Скотт Аманда


Комментарии к роману "Опасные иллюзии - Скотт Аманда" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100