Читать онлайн Опасные иллюзии, автора - Скотт Аманда, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные иллюзии - Скотт Аманда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные иллюзии - Скотт Аманда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные иллюзии - Скотт Аманда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Аманда

Опасные иллюзии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Отчаянно сопротивляясь, Дейнтри попыталась сбросить с себя чье-то тело и услышала приглушенный свистящий шепот Сикорта:
— Можешь кричать сколько угодно, маленькая тварь, но не забывай, кто здесь хозяин. — Откинув одеяло, он схватил Дейнтри за грудь и сжал с такой силой, что она застонала от боли. — Существует много способов добиться своего. И перестань, черт возьми, извиваться!
Блеск молнии за окном озарил лицо Сикорта, его возбужденно горящие глаза. Почувствовав запах бренди, Дейнтри отвернулась, страдая от боли и ужаса. Между тем рука Сикорта, отпустив грудь, двинулась ниже и ущипнула нежный живот Дейнтри. Она снова вскрикнула, но негодяй зажал ей ладонью рот.
К юда он убрал руку, Дейнтри снова попыталась закричать; на этот раз губы Сикорта не позволили ей этого сделать. Язык Джеффри ворвался в рот, словно змея, причем двигался с такой быстротой, что Дейнтри никак не удавалось укусить его.
Вид обнаженных женских бедер еще больше возбудил Сикорта. Дейнтри почувствовала, как грубые руки дотронулись до места, которого не смел касаться еще ни один мужчина, и укусила Сикор-та за губу. Отпрянув, тот наотмашь ударил ее по лицу.
У Дейнтри даже зазвенело в ушах, но она все же услышала свистящий шепот:
— Это только начало, моя маленькая сестренка. Мне известны твои проделки с лошадьми. Ты читаешь себя очень умной и радуешься, полагая, »удто выставила меня на посмешище. Теперь ты за все заплатишь и будешь подчиняться моим приказам, а если попытаешься сопротивляться, я причиню тебе такую боль, какой ты еще никогда не испытывала, и при этом не оставлю никаких следов насилия.
Сикорт провел пальцами по внутренней стороне бедер Дейнтри и ущипнул нежную плоть, доказывая нешуточность своих намерений. Дейнтри снова закричала, надеясь, что ее голос перекроет раскаты грома. Джеффри вновь нанес удар.
— Хватит! — рявкнул он. — Никто тебя не услышит, поэтому лучше подчинись мне. Я вовсе не собираюсь насиловать тебя — это будет легко доказать, — но намерен преподать хороший урок. Если ты не будешь лежать спокойно, то пожалеешь об этом. Понятно?
Дейнтри ничего не оставалось, как молча кивнуть, позволив рукам Сикорта рыскать по всему «и телу. Она плакала от боли и ярости, испытывая огромное желание убить негодяя. Ее тошнило от отвращения. Снаружи, сотрясая стены дома, гремел гром, и Дейнтри знала, что никогда не сумеет , забыть этой ужасной ночи.
Сикорт снова сжал ее грудь. Только мысль о том, что крики лишь возбуждают этого садиста и доставляют ему удовольствие, заставили Дейнтри удержаться от стона. Однако тот продолжал издеваться над ней. В конце концов Дейнтри застонала от боли.
— Так-то лучше, — удовлетворенно заметил Сикорт. — Сорочка мешает.
Он немного отодвинулся, пытаясь раздеть Дейнтри, но она, поджав ноги, с силой ударила его в грудь. Второй удар пришелся ему в пах. Сикорт вскочил, пытаясь увернуться от нового удара. Его лицо исказилось от боли и ярости.
— Ты, маленькая…
В этот момент дверь спальни распахнулась и в комнату ворвался яркий свет.
— Миледи, с вами все в порядке? — раздался из коридора женский голос.
Вздрогнув, словно от выстрела, Сикорт выпрямился и резко повернулся, успев при этом набросить на Дейнтри одеяло.
— Кто там?
— О сэр, вы напугали меня. Это я, Хильда, горничная леди Катарины. Я пришла…
— Ты тоже напугала меня, — оборвал женщину Сикорт. — Я услышал крики леди Дейнтри и вошел, чтобы успокоить ее. А ты зачем явилась?
— Но той же самой причине, сэр. Леди Катарина вспомнила, что леди Дейнтри очень боится грозы, и послала меня проверить, все ли в порядке, предупредив, что, если ее опасения подтвердятся, мие следует остаться здесь.
— Отличная мысль, — согласился Сикорт. — Леди Дейнтри не только напугана. Кажется, ей приснился кошмар. Надеюсь, ты будешь признательна Хильде за заботу, дорогая?
Да, — ответила Дейнтри.
Опасный блеск в глазах Джеффри-свидетельствовал о гневе, не нашедшем выхода. Крайне недовольный вторжением горничной, он был вынужден играть роль заботливого родственника, чтобы ненароком не выдать себя. Но мнению Дейнтри, поянление Хильды вряд ли можно отнести к числу случайностей. Значит, леди Катарина точно шала, где искать Сикорта. Словно в подтвержде-иие этому горничная сказала:
— О сэр, я совсем забыла — в комнате леди Катарины так ужасно стучит окно, что она не мо-уснуть. Мадам попросила меня найти кого-нибудь, кто починит это. Но в такой час…
— Я сам справлюсь. Спокойной ночи.
После его ухода Дейнтри облегченно вздохнула, а Хильда участливо спросила:
— Вам что-нибудь принести, мадам?
«Пистолет или очень большой нож», — подумала Дейнтри, но вслух сказала:
— Нет, спасибо. Где ты будешь спать?
— В соседней комнате есть кушетка. Я прилягу там, а дверь оставлю открытой.
— Хорошо.
Горничная ни словом не обмолвилась о присутствии в спальне в столь поздний час хозяина д«ма. Дейнтри тоже решила не касаться этой щекотливой темы. Она не имела понятия, насколько хорошо Хильда знакома с привычками Сикорта и почему Катарина прислала ее сюда. Мысленно поблагодарив Бога за неожиданное спасение от рук неогодяя, Дейитри попыталась уснуть.
Однако ей это так и не удалось. Она до самого рас света лежала с открытыми глазами, потом подошла к окну и, распахнув его, впустила в комнату свежий морской воздух. Над проливом величественно плыли облака. Ничего не напоминало о ичеряшнем ужасном шторме.
Убедившись, что Хильда уже ушла, Дейнтри принялась одеваться самостоятельно. Ей не хотелось спускаться к завтраку, но Сюзан наверняка пошлет кого-нибудь за ней или придет сама, а Дейнтри не могла признаться сестре в случившемся.
Теперь, при свете дня, было трудно поделиться с кем-то мыслями о ночном кошмаре. Даже если Хильда доложит о присутствии Сикорта в ее спальне, тот непременно сумеет вывернуться, объяснив это тем, что Дейнтри, якобы, приснился кошмар. Впрочем, она сама ни за что бы не рассказала о событиях этой ужасной ночи.
Сикорта в гостиной не оказалось. За столом восседали лишь леди Сюзан и леди Катарина. Обе приветствовали ее совершенно нормально. Так как Катарина ни словом не обмолвилась о том, что ей пришлось ночью послать Хильду, Дейнтри тоже хранила молчание. Она не хотела доставлять сестре новых проблем, а кузина Джеффри была не тем человеком, которому можно довериться. Дейнтри даже не знала, Катарина ли послала горничную или та явилась по собственной инициативе.
Не секрет, что слуги зачастую знали больше хозяев о происходящем в доме. То, что Хильда ушла до восхода солнца, могло означать, что хозяйка действительно послала ее найти кого-нибудь, кто отремонтирует окно, и не представляла, где она провела ночь.
После завтрака Дейнтри послала за Чарли. Попрощавшись с леди Сюзан и леди Катариной, они направились в конюшню. Уже во дворе до них донесся хрип лошади, заглушенный двумя выст-релами.
Дейнтри вздрогнула, а Чарли, побледнев, сначала остановилась как вкопанная, а потом, придя в себя, бросилась в конюшню. Дейнтри помчалась следом за племянницей, мысленно представляя картину разыгравшейся трагедии. Сквозь слезы она увидела, как девочка, распахнув двери стойла, обнимает шею своего жеребца, а тот тычется губами ей в лоб, выпрашивая сахар или морковь.
— О Виктор, я думала, это ты1 — всхлипывала Чарли.
Над перегородкой показалась серебристая голова Облака. Конь тихо заржал, приветствуя хозяйку.
— Извините за беспокойство, миледи, — проговорил Клемонс. — Один из жеребцов сэра Джеффри испугался грозы и сломал ногу. Пришлось ого пристрелить.
— Ты ни в чем не виноват, — вся дрожа пробормотала Дейнтри. — Если наши лошади уже осед — Услышав несколько секунд назад выстрелы, «на сразу вспомнила гневные слова Сикорта об обученных разным трюкам лошадях и не сомневалась, что этот негодяй способен отомстить даже ребенку.
К счастью, Сикорта нигде не было видно. Впрочем, Дейнтри и не интересовалась им, не представляя, как теперь вести себя с мужем Сюзан.
Выехав со двора, они направились к горной тропинке. Чарли молчала, чем немало удивила Дейнтри.
— О чем ты думаешь? — поинтересовалась она.
— Я думала… думала, что это Виктор, — наконец проговорила девочка. — Вы знаете, он боится грозы и…
— Да, да, знаю, — поспешно перебила ее Дейнтри.
— Почему в одних домах уютно, а других — нет? — всхлипнула Чарли. — Я имею в виду вовсе не мебель.
— Полагаю, речь идет о живущих там людях?
— Дядя Джеффри ужасен, — заявила племянница.
Дейнтри полностью разделяла ее мнение, но, решив не углубляться в этот вопрос»лишь пожала плечами.
— Вчера ты вела себя неправильно, и сэр Джеффри имел полное право возмутиться твоим поведением.
— Знаю, но неужели ему всегда хочется ударить того, на кого он сердится?
— Это свойственно некоторым мужчинам.
Чарли снова замолчала, а Дейнтри не стала продолжать неприятный разговор. Постепенно яркое солнце и свежий морской ветер принесли ей облегчение, помогли притупить боль от случившегося. Словно уловив перемену в настроении хозяйки, Облако вскинул серебристую голову и начал пританцовывать, явно желая пуститься вскачь.
— Ну что, позволим им порезвиться? Облаку уже просто невмоготу.
Дальнейшее путешествие прошло без приключений, однако у Дейнтри пропала всякая охота посещать Сикорт-Хэд. Чарли тоже больше не заговаривала об этом. Они обе понимали: теперь, когда Сикорт узнал, каким образом удалось убежать его жене и дочери, им с Шарлоттой лучше было не показываться ему на глаза. Кроме того, близились рождественские праздники, да и зима не располагала к прогулкам верхом.
Давина и Чарльз вернулись из Труро злые, расстроенные, едва разговаривая друг с другом. Дейитри удалось выяснить, что Деверилл также находился в числе приглашенных, а затем вместе с отцом уехал из Корнуолла в Глочестершир. Она искренне пожалела, что променяла веселый бал но поездку в Сикорт-Хэд, закончившуюся так трагично.
Леди Сен-Меррин ожидала старшую дочь на праздники. Однако плохая погода позволила Сикорту оставить семью дома. Впрочем, Дейнтри ничуть не горевала по этому поводу. Зато в Таском-Парк прибыли другие гости — сэр Лайонелл :»рринг и лорд Овэнли. Узнав, что их уже пригласили встретить Новый год в аббатстве Жерво, леди Офелия воскликнула:
— Вы направляетесь прямо к врагу нашего ее мейства, Лайонелл!
Разговор происходил на следующий день после Рождества, после обеда, когда все собрались в гостиной.
Леди Сен-Меррин, выпрямившись, тихо заметила, что погода не подходит для путешествия.
— Не о чем беспокоиться, мадам, — галантно «тиетил Уэрринг, подставляй бокал для вина. — Надеюсь, мы не попадем в снежную бурю, а, Овэнли ?
— Думаю, мы вряд ли заблудимся, мадам, — улыбпулся тот. — По главной дороге до Глочесторшира рукой подать.
— Надеюсь, вы ошибаетесь, — возразила леди Офе-ни». — И пусть это послужит вам хорошим уроком. Ишь, чего вздумали — ехать к врагу! Вы же сбими слышали, Лайонелл, как этот жестокосердный Жерво заявил, что место женщины рядом с мужчиной — пусть даже тот мучает ее.
— Но, дорогая Офелия, из этого вряд ли можно заключить, что Жерво является вашим врагом, — довольно дерзко заявил адвокат. — Я сам говорил вам об этом много раз.
— Это не одно и то же. Можно сколько угодно дискутировать на эту тему, но не заявлять об этом во всеуслышание, да еще в зале суда! И Жерво еще называет это правосудием!
Сэр Лайонеля взболтал содержимое своего бокала.
— Но таков закон. Кроме того, маркиз не единственный, кто считает, что место женщины — рядом с тем, кто защищает и оберегает ее. Между прочим, то же самое записано в Библии.
— Точно, точно, — поддакнул Овэнли. — Все началось с бедняги Адама, отдавшего свое ребро Еве. Существует огромная разница между мужчинами и женщинами. Вы должны это понимать. Вам следует с этим согласиться.
— Попробуй, и увидишь, согласится она или нет, — с горечью заметил Сен-Меррин. — Ну что, Офелия, теперь будешь рассказывать о наших делах каждому встречному-поперечному?
— Что значит «встречному-поперечномуэ? — возмутилась леди Офелия. — Лайонелл лично присутствовал в зале суда. Овэнли тоже в курсе дела. Что касается ссылки на Библию, она не может являться доказательством правоты. Ее писал мужчина для развлечения других мужчин. Простая логика говорит: Бог первыми создал именно женщин, ибо только они способны производить потомство. Однако авторы Библии наделили мужчину способностью к деторождению.
Леди Сен-Меррин едва не задохнулась от ужаса, а кузина Этелинда затараторила:
— Какое кощунство, моя дорогая Офелия! Что иодумает архиепископ Сайкс, если узнает, какие вещи вы говорите о Библии?
— Архиепископ Сайкс прекрасно знает мое мнение. Мы много спорили на эту тему, и он признал, что женщины должны иметь больше прав. Надеюсь, в скором времени мие удастся убедить его в том, что женщинам необходимо предоставить экономическую и политическую свободу, то есть уравнять в правах с мужчиной.
— Бог мой, Офелия, как такое могло взбрести тебе в голову?! — раздраженно воскликнул Сен-Меррин. — Женщины никогда не уравняются в правах с мужчинами. Если же это все-таки произойдет, значит, им можно будет доверить и власть. — Граф рассмеялся; к нему, к всеобщему и«удовольствию леди Офелии, присоединились остальные мужчины. — Пожалуйста, найди более подходящую тему для разговора.
Интересно, что сказал бы Деверилл по этому поводу, подумала Дейнтри. Наверняка согласился бы с ее отцом, хотя и не отказался бы продолжить дискуссию. Жаль, что он уехал из Корнуолла.
На следующий день гости отправились в аббатство Жерво, а на Корнуолл обрушились дожди. Сен — Меррин и Чарльз уехали охотиться в Лейсесршир, предоставив женщинам развлекаться са-мим.
Давина высказала свое неудовольствие по этому поводу. Однако на вопрос Дейитри, согласилась бы она сойровождать мужчин и проводить дни в охотничьем домике в Мелтои Маубей, невестка удинилась:
— О чем речь? Конечно, нет! Но почему ни твоя тетя, ни ее друзья не подумали о развлечениях во время охотничьего сезона?
Почти два месяца стояла ужасная погода, делая мрачным все — море, небо, настроение. Наконец ветер разогнал тучи, а возвращение графа и Чарльза внесло некоторое разнообразие в жизнь обитателей Таском-парка. Но особенно обрадовало дам известие о предстоящей поездке в Лондон. Оставив Чарли на попечение гувернантки, почтенное семейство отправилось в дорогу.
Двести пятьдесят миль они преодолели лишь за две недели из-за частых остановок по просьбе леди Сен-Меррин — то подкрепиться, то переночевать у знакомых. Граф ворчал всю дорогу, однако открыто не выражал своего недовольства.
Только в марте путешественники добрались до столицы. Дейнтри облегченно вздохнула, когда колеса экипажа застучали по булыжной мостовой Кенсингтон-стрит. Она ехала вместе с тетей Офелией и Давиной. Мать и кузина Этелинда находились во втором экипаже, граф и Чарльз — в третьем, в четвертом и пятом размещались слуги, еще несколько везли багаж.
Кавалькада проследовала мимо величественного кирпичного фасада дворца Кенсингтон, затем повернула на Найтебридж. Обнаженные ветви деревьев в саду и Гайд-парке окружала туманная дымка. Дейнтри представила, как в солнечные дни, с двух до пяти, просторные дороги из гравия запрудят кареты и всадники, а по тропинкам будут прогуливаться хорошо одетые люди…
Двадцатью минутами позже экипажи подъехали к западной стороне Беркели-сквер и остановились у высокого кирпичного особняка, выстроенного еще в прошлом веке Уильямом Кентом. Архитектура поражала своей необычной красотой. Все здесь дышало богатством и уверенностью.
Гости вошли в дом. В глубине холла начина-мъ великолепная лестница, выполненная из пои рмш нного дуба. Она уходила вверх, к куполообразному потолку, напоминавшему шкатулку с драгоценностями. В основе композиции лежал позолоченный каркас. Внутреннее пространство украшали панели, выполненные в темно-красных и синнх тонах. Это была идея самого Кента. Дейнтри очень любила этот дом. Оставив родствеников внизу, она поднялась в гостиную, обновка которой была выдержана в темно-синих тонах, затем миновала два салона, череду маленьких комнат, преодолела еще один лестничный пролет и, наконец, оказалась в своей желто-белой спальне. Удостоверившись, что здесь все в поряд, Дейнтри вернулась в гостиную.
Признаться, она с нетерпением ожидала открытия нового сезона. Давина тоже находилась в прекрасном расположении духа. За эти два месяца женщина успела соскучиться по мужу, а Чарльз был счастлив вновь помириться с ней. Парламент в Лондоне уже начал свою работу, потому недостатка в гостях не было. На следующнй день после приезда Сен-Мерринов навести-и л«ди Мельбурн и Каупер, затем леди Джерси и много других дам, в основном друзей леди Офелии.
Мужчины также не обходили их своим вниманиом. После вечера в Ковент-Гарден и раута, устроенного леди Джерси, в доме появились джентельмены, интересующиеся дочерью хозяев. Дейнтри постепенно привыкла к такому вниминию — столица есть столица. Но если раньше она с удовольствием знакомилась с молодыми людьми, рассматривая их как потенциальных женихов, то теперь вздрагивала и замирала всякий раз, когда Лидроуз входил с докладом в гостиную. При упоминании имени очередного посетителя Дейнтри испытывала странное разочарование, но все же находила в себе силы улыбаться и поддерживать светскую беседу. Она знала, что Жерво находится в городе и заседает в Палате лордов — об этом упомянул кто-то из гостей. А вот о Деверилле не было никаких известий.
Сезон начинался открытием бала в Олмэке.
Леди Сен-Меррин уже начало беспокоить отсутствие Сюзан. Но вскоре пришло сообщение, что семейство Сикортов обосновалось в своем доме на Брук-стрит. Когда Сюзан не появилась и на следующий день, Дейнтри, собравшись с духом, решила сама навестить сестру.
Сюзан радостно приветствовала ее в уютной гостиной.
— Я хотела сразу же зайти к вам, но просто не хватило времени. Во-первых, мы приехали слишком поздно, во-вторых, в доме еще много работы. Понятия не имею, где Джеффри, но он обязательно зайдет поздороваться.
Дейнтри облегченно вздохнула, обнаружив сестру в прекрасном расположении духа. Леди Катарина, судя по всему, осталась в Корнуолле. Отсутствие Джеффри также ничуть не огорчило Дейнтри. Конечно, им все-таки придется встретиться, но устраивать скандал значило навлечь на свою голову неприятности. Она даже попыталась разработать план своего поведения с Сикортом. Однако этот человек был совершенно непредсказуем.
Собираясь на бал в Олмэке, Дейнтри перекрестилась — вдруг Джеффри, как и ее отец, останетси дома2 Сюзан ведь отклонила предложение покинать с семьей.
Вскоре в гостиной собралась вся женская половина Сен-Мерринов — леди Офелия, Дейнтри, Да-и. Не хватало только Летиции. Впрочем, та просто задерживалась. Она не желала пропускать столь знаменательное событие, поскольку там не нужно было делать ничего особенного — следовало иросто сидеть на диване и играть в вист.
Дом на Кинг-стрит не отличался ни роскошью, ни элегантностью, однако не приехать туда означало уронить себя в глазах света. Балы организовывали патронессы, чье слово считалось зако ном, а закон, как известно, суров. Ни один человек не имел права явиться после одиннадцати часов, мужчины были обязаны носить рейтузы до коленные рубашки и жилеты. Исключения не делались даже для особ королевской крови.
Гостей встречал мистер Виллис, владелец зала и для ассамблеи. Оркестр, возглавляемый многие годы мистером Колнетом, вскоре грянул марши состоялось открытие лондонского сезона.
Дейнтри не сводила глаз с входной двери, успокаивая себя тем, что просто ждет сестру. Сикорты появились в начале первого тура. Причем Джеффри начал улыбаться еще издалека, словно ничего не произошло. Но у Дейнтри просто не хватило сил вести себя столь же непринужденно. Поэтому она очень обрадовалась, когда лорд Элтон пригласил ее на танец; у нее словно гора свались с плеч. Однако от Джеффри оказалось не так-то легко отделаться. Едва смолкла музыка он возник рядом и заявил:
— Я сам провожу девушку к матери.
Элтон поклонился и отошел.
— Как ты посмел! — взорвалась Дейнтри.
— Я хочу поговорить с тобой, — улыбнулся Сикорт. — Пройдем в другую комнату.
— Ты, наверное, сошел с ума!
— Я хочу извиниться перед тобой, а здесь уже собираются пары для следующего танца.
Его слова звучали вполне искренне. Решив, что рано или поздно им все равно придется налаживать отношения, Дейнтри согласилась, хотя попросила оставить дверь приоткрытой.
— Как пожелаешь, — заявил Сикорт. — Извини, я тогда перепил и повел себя как свинья.
— Можешь не рассчитывать на мгновенное прощение. Я постараюсь забыть о случившемся, но только и всего. — Дейнтри повернулась, чтобы уйти, но Сикорт схватил ее за руку. — Отпусти меня!
— Подожди, ты не нонимаешь…
— Отпустите ее, — неожиданно раздался от дверей голос Деверилла.
В глазах Дейнтри вспыхнул радостный огонек.
— Убирайтесь отсюда, черт бы вас побрал. Это семейное дело, — огрызнулся Сикорт.
— Немедленно отпустите ее, или будете иметь дело со мной.
— Пожалуйста, перестаньте! — взмолилась Дейнтри, не желая стычки.
Отодвинув ее в сторону, Джеффри встал перед Девериллом.
— В любое время, уважаемый, — процедил он, поднимая подбородок и сжимая кулаки.
В ту же секунду последовал удар в челюсть, после которого Сикорт без сознания рухнул на пол.
— С вами все в порядке? — участливо спросил Деверилл, отводя Дейнтри в сторону.
Она резко выдернула руку.
— Конечно. Боже мой, что вы наделали?! Он просто пытался извиниться. Правда, у него это получалось не очень хорошо, и я немного вышла из себя. Однако я в состоянии справиться с этим сама. Не было причины посылать его в нокаут. — Услышав стон Сикорта, Дейнтри торопливо добавила: — Немедленно уходите. Если он сейчас очнется, драки не избежать. А вот от последствий, уверяю вас, пострадают другие люди. Вы об этом подумали?
— Подождите минутку. За что извинялся Сикорт? Я ведь видел ваше лицо, когда он схватил вас за руку. Сикорт угрожал вам. Вы ведь обрадовались моему появлению и…
— Уходите, пока я не потеряла терпение!. — рассердилась Дейнтри. — Не спорю: возможно, я и обрадовалась вам, но мужчинам почему-то все время кажется, будто женщине необходимо крепкое плечо. Мне оно не требуется. А теперь, ради Бога, уходите, а то кто-нибудь войдет. Не волнуйтесь, я в полном порядке. Со мной ничего не может случиться в десяти шагах от сотен танцующих, во всяком случае, ничего такого, с чем я бы не справилась сама.
— Тогда попробуйте справиться вот с этим, — сердито проговорил Деверилл, сжимая ее в объятиях и страстно целуя в губы. — На свете существует много вещей, с которыми невозможно справиться в одиночку и вовсе не потому, что вы женщина. Просто вы не знаете пределов своих возможностей. Конечно, я удаляюсь, но вы видите меня не в последний раз.
Дейнтри задумчиво смотрела ему вслед, пока не застонал Сикорт. Вытащив из вазы цветы, она плеснула воду тому на голову.
— Вставай. — Сикорт с трудом сел. — У тебя рассечена губа и мокрые волосы. Эта дверь ведет в коридор, а оттуда — на улицу. Я извинюсь за тебя перед остальными.
Сикорт бросил на нее косой взгляд, но промолчал. Оставив его, Дейнтри поспешила в зал, одновременно пытаясь разобраться в своих чувствах. Удивительно, но объятия и поцелуи Деверилла — пусть и против ее воли, — нисколько не пугали, а, напротив, доставляли ей удовольствие.
Гидеон уехал из Олмэка со странной смесью гнева и раскаяния. Конечно, Дейнтри была права, укоряя его. Он и сам не мог объяснить, почему ударил Сикорта. Гидеон видел, как тот увел Дейнтри в комнату. Зная о ее неприязни к этому человеку, он заподозрил неладное и оказался прав. Дальнейшее произошло в мгновение ока. Еще никогда Гидеон не поступал так опрометчиво.
Он улыбнулся, вспомнив, как разгневалась Дейнтри. Другая девушка на ее месте, наверное, притворилась бы, что рада вмешательству, но только не она. Дейнтри буквально вышла из себя — глаза сверкали, грудь вздымалась… Гидеон покачал головой и направился к Сент-Джеймс-стрит. Между тем фонари, освещавшие аллею, неожиданно погасли, стало темно. Из-за ближайшего дерева вышли три человека с занесенными над головами дубинками.
Гидеон храбро сражался, и хотя ему удалось уложить двоих нападавших, третий успел нанести сокрушительный удар. Последнее, что услышал Гидеон, был гул гневных голосов со стороны Кинг-стрит.
Он медленно приходил в себя, чувствуя, как чьи-то руки хлещут его по щекам, растирают ладони и подносят к губам фляжку с обжигающим напитком. Едва не задохнувшись, Гидеон открыл глаза. Фонари снова зажглись, а на него смотрело до боли знакомое веснушчатое лицо, которое он уже никогда не ожидал увидеть.
— А я думал — ты покойник! — весело воскликнул виконт Пенторп. — Чертовски рад своей ошибке.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные иллюзии - Скотт Аманда


Комментарии к роману "Опасные иллюзии - Скотт Аманда" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100