Читать онлайн Любовь рыцаря, автора - Скотт Аманда, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь рыцаря - Скотт Аманда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь рыцаря - Скотт Аманда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь рыцаря - Скотт Аманда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Аманда

Любовь рыцаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

С помощью слуги, указавшего ему путь, Майкл легко нашел комнату Йена Даба. Когда он вошел, старик был занят чтением какого-то пергамента, тяжелого от множества красных восковых печатей; его стол освещало большое количество свечей, а вокруг лежали такие же пергаменты, аккуратно свернутые в трубочки.
– Заходите, Майкл! – приветствовал его старик. – Надеюсь, с вашей невестой все в порядке?
– Да, сэр, спасибо. – Майкл закрыл за собой дверь. – Мне не хотелось бы вас долго задерживать, сэр, так что, с вашего позволения, перейдем сразу к делу.
– Хорошо. – Йен кивнул. – Вот они, эти документы, и вы можете подробно прочитать все. Я готов подарить вам хорошие копии двух из них – они непосредственно касаются семейства Синклеров. Особенно интересен один – в нем говорится, что ваш дед помогал французским тамплиерам скрываться в Шотландии от преследований. Кстати, фамилию «Синклер» он писал не так, как она писалась обычно.
– Мне это известно, сэр, – кивнул Майкл, – он писал ее «Синклер», как она и произносится. Моя мать, однако, предпочитает французское написание – «Сен-Клер». Потворствуя матери, отец принял написание «Сен-Клер», а вслед за ним и Генри…
Старик покачал головой:
– Это очень странно. Ваша семья должна бы чтить предпочтения вашего знаменитого деда.
– О, вы не знали мою мать, сэр, – усмехнулся Майкл, – иначе вам бы не показалось это странным. Мама всегда была властной женщиной и во всем поступала по-своему.
– Что ж, теперь идите сюда, и я покажу вам этот документ. Впрочем, сначала одна маленькая деталь…
– Какая, сэр?
– Видишь ли, сынок, – Йен доверительно посмотрел на гостя, – когда я рассказывал о таинственных кораблях, я упустил кое-что и сделал это намеренно, так как мы с тобой были за столом не одни. Дело в том, что не только я видел эти корабли.
– И кто же еще?
– Мне было тогда всего шесть лет, и я не имел права убегать из дома, тем более после того, как меня уже отправили спать.
– Однако вы убежали…
– Убежал вслед за одним человеком, которого я тогда очень ценил, как, впрочем, ценю и сейчас.
– Так кто же это был, сэр?
– Мальчишка чуть постарше меня. Наш близкий родственник. Его отец, пожалуй, имел даже больше прав, чем мой, распоряжаться делами в замке Тарберт.
Майклом овладело любопытство – старик, очевидно, подбирался к самой интересной части своего рассказа.
– Но ведь ваш отец, сэр, как вы сказали, был комендантом этого замка. Значит, существовал всего один человек, которому он обязан был подчиняться…
– Два. Не забудь про короля Шотландии. Но поскольку в то время шла большая заварушка по поводу того, кто должен считаться королем, фактически мой отец подчинялся лишь одному.
– Отцу его светлости, Энгусу Огу, – догадался Майкл. – Значит, тот мальчик, за которым вы убежали из дома, был…
– Разумеется, – кивнул старик, – сам его светлость! Учитывая то, что он в данный момент нездоров, и воспользовавшись вашей, сэр, помолвкой с Изобел, я перехватил слугу, которого Лахлан послал в Ардторниш, и дал ему кое-какие указания.
– Могу я узнать, какие именно?
– Передать его светлости, что вы сейчас гостите у нас. Думаю, вы должны поговорить с его светлостью, если только он согласится. Я сам видел корабли и уверен, что Энгусу Огу в тот момент было отлично известно, что эти корабли вошли в западную оконечность озера Лох-Тарберт, но из документов я так и не смог вычитать почти ничего нового. К тому же когда я однажды упомянул о существовании документов при его светлости, он вообще отказался беседовать со мной об этом, сказав лишь, что не считает нужным ворошить прошлое.
– Тогда почему вы полагаете, что его светлость соизволит говорить об этом со мной?
– Я велел посыльному передать его светлости, что вашей жизни угрожает опасность. Поскольку его светлость очень любит Изобел, я думаю, он будет рад посмотреть на ее жениха и благословить ваш брак. А уж захочет ли он с вами говорить об этом деле, видно будет…
Йен еще довольно долго знакомил гостя с документами, поясняя ему не очень понятные места, но мозг Майкла вряд ли мог что-то воспринимать ввиду позднего времени.
Когда Майкл наконец добрался до постели, он мгновенно погрузился в сон.


Наутро, открыв глаза, Изобел увидела улыбающееся ей лицо Майри.
– Вставай, соня, священник уже здесь! Я пришла помочь тебе одеться.
Изобел вдруг охватило странное чувство, что с этого момента она уже не принадлежит себе и теперь всю оставшуюся жизнь ею будут командовать другие. Она всегда всеми фибрами души противилась, когда ее начинали контролировать, налагать какие-то ограничения, к чему-то принуждать… Как правило, этим занимались родные, близкие ей люди, которых Изобел меньше всего хотелось бы огорчать, и когда они стояли вокруг нее толпой, как сейчас, Изобел попросту не находила в себе сил протестовать.
– Вставай, Изобел, – повторила Майри, едва ли не силой вытаскивая ее из кровати. – Пора!
– Подожди, я отнюдь не уверена, хочу ли замуж за сэра Майкла!
– Не говори ерунды! – Майри поморщилась. – Брона, – обратилась она к служанке, – принеси сюда зеленое шелковое платье!
– Послушай, Майри… – снова забормотала Изобел.
– Не буду, не буду, не буду! Кристина сейчас собирает цветы для твоего свадебного букета. Вообще-то их должна собирать сама невеста, иначе это считается плохой приметой, но я знаю, что ни ты, ни Кристина не суеверны. Так что скажи спасибо, что хотя бы о букете тебе не надо заботиться. Времени у нас мало, твой Майкл вряд ли любит долго ждать. Да и какой мужчина любит, когда женщины долго копаются! Лахлан или Гектор по крайней мере всегда ругаются в таких случаях, а Майкл, если я только успела составить о нем правильное мнение, еще менее терпелив.
Майри еще долго болтала без умолку, не давая Изобел вставить ни слова; вопросы сыпались словно из бездонного мешка. Какую прическу Изобел хочет – взбить волосы наверх или, наоборот, распустить их по плечам? Пойдет ли, по ее мнению, к темно-зеленому платью шаль в сине-желтых тонах? Может быть, поскольку после венчания они тут же ступят на корабль, Изобел лучше надеть не легкие туфли, а ботинки посолиднее?
Изобел не сразу пришло в голову, что помогать ей одеваться должна, по идее, не Майри, а Кристина, старшая сестра. Но Кристина, очевидно, решила, что, если это будет делать она, Изобел начнет сопротивляться, а спорить с Майри у нее не хватит сил. Впрочем, подумала Изобел, Кристина права – если уж с Майри ей едва достало духа на протест, то о том, чтобы заявить Лахлану или священнику его светлости, которого явно разбудили ни свет ни заря и притащили из самого Ардторниша исключительно ради этой церемонии, что она вдруг передумала выходить замуж, не могло быть и речи.
Покорно спустившись вслед за леди Майри в главный зал, Изобел обнаружила, что там полно народу. Едва ли не все обитатели замка Дуарт пришли поглазеть на свадьбу. Гектор и Лахлан стояли рядом с Майклом; тут же находился священник – щупленький седой старичок.
Сэр Хьюго, стоявший позади Майкла, игриво подмигнул Изобел, и она улыбнулась в ответ, и тут же Кристина вручила ей собранный для нее букет. Затем, вынув из букета две алые розы, она вставила их в волосы Изобел и отошла на шаг, любуясь тем, что получилось.
– Ты сегодня хороша, как никогда, сестренка! – воскликнула Кристина.
– Это верно, – согласилась леди Юфимия. – И все же в том, что касается внешности, всем вам, девочки, далеко до Мариоты. Но я должна признать, что сильнее всего в этом отношении к ней приближается Изобел.
– Спасибо, леди Юфимия! – проговорила виновница торжества, но голос ее прозвучал довольно слабо. Меньше всего Изобел хотелось быть похожей на Мариоту.
Заметив, что Майкл смотрит на нее, она поспешила расправить плечи. В конце концов, в этом браке Майкл получает то, что заслужил…
Выйдя вперед, священник воздел руки вверх, призывая всех к тишине, а затем велел Майклу и Изобел подойти к некоему подобию алтаря, наспех сооруженному накануне.
То, что с ней происходило дальше, Изобел воспринимала как сквозь сон. Голос священника доносился до нее словно откуда-то издалека.
– Именем Господа нашего Иисуса Христа объявляю вас мужем и женой. Сэр Майкл, можете поцеловать супругу.
Майкл усмехнулся и на глазах у всех собравшихся в замке Дуарт притянул Изобел к себе, приподнял пальцем ее подбородок и поцеловал так, что по ее телу побежали мурашки. Еще мгновение, и Изобел готова была совсем растаять. Лишь невероятным усилием воли ей удалось вернуть себя к реальности…
Майкл поцеловал ее в щеку, затем в ухо и прошептал:
– Ну вот и все, родная, дело сделано. Не забывай, ты поклялась быть мне послушной и верной женой. Сам я обещаю быть покладистым мужем, но покладистости моей есть предел – капризов я не потерплю!
– А еще ты, помнится, обещал сначала поговорить со мной! – с трудом произнесла Изобел. От поцелуев Майкла у нее кружилась голова, но она старалась не замечать этого. Ей казалось, что Майкл слишком хорошо умеет читать ее мысли и вряд ли среди присутствующих в зале найдется хотя бы один, способный с ним в этом потягаться. Впрочем, в данный момент Изобел была даже рада, что никто из окружающих не догадывался о творящемся в ее душе.
– Обещал, верно, – согласился Майкл, – но сегодня с самого утра события завертелись как-то уж очень быстро – быстрее, чем мой мозг успевал их переварить. К тому же ты не подала мне никакого знака, что передумала выходить за меня замуж.
Изобел неохотно кивнула – события действительно развивались слишком быстро.
Свадебный завтрак, приготовленный слугами на скорую руку, не отличался пышностью, а сразу же после завтрака Гектор вскинул на плечо свой знаменитый боевой топорик, который он в соответствии со старинным рыцарским обычаем называл «Леди Экс». Все остальные из тех, кто собирался плыть, тоже не заставили себя ждать – они быстро собрали пожитки и погрузились на корабли.
Оставив позади примерно пять миль, флотилия свернула в бухту Ардторниш, и Изобел, погруженная в свои мысли, рассеянно посмотрела на Кристину, удивляясь, как это они доехали так скоро. В это время Майри, усмехнувшись, сказала:
– Изобел, ты наверняка помнишь, что вчера вечером мы послали к моей маме посыльного передать, что собираемся отплыть сегодня. Свой ответ она передала утром со священником, но все равно сначала мы пойдем в замок, поскольку мой отец выразил желание познакомиться с твоим мужем.
Изобел уже успела забыть о принцессе Маргарите, но, взглянув на Майкла, заметила, что он вовсе не удивлен. Очевидно, он уже знал об остановке в Ардторнише.
Майкл улыбнулся, и его улыбка подействовала на Изобел, как действовала всегда. Поднявшись, он протянул ей руку, и Изобел, глядя в его веселые глаза, вдруг подумала о том аспекте замужества, мысли о котором до сих пор как-то не приходили ей в голову.
Майкл еще только начинал осознавать всю сладость своего успеха и то, что Изобел стала принадлежать ему. По его мнению, никто не мог сравниться с ней красотой, даже Мариота, которую, впрочем, он никогда не видел.
Оставаясь в плену столь приятных размышлений, Майкл не торопясь поднимался со своей молодой женой по крутым ступенькам, ведущим от гавани к величественному замку из черного базальта, возвышавшемуся на утесе. Оказавшись внутри, они прошли едва ли не столько же ступенек, чтобы попасть наконец в главный зал. И все же целью их был не он, а небольшая комната, примыкавшая к нему.
Большую часть комнаты занимала кровать с роскошным голубым балдахином, расшитым красными, зелеными и белыми цветами и птицами. В этой кровати, опираясь на гору подушек, полусидел Макдоналд, лорд-адмирал Островов.
Ослабленный болезнью и исхудавший, Макдоналд показался Майклу гораздо старше Йена Даба. Волосы его были жидкими и седыми, светло-голубые глаза покрасневшими и водянистыми, лицо серым, ввалившиеся щеки небритыми. Когда вошли гости, он приподнялся на подушках, и взгляд его, вперившись в Майкла, стал проницательным и острым, что свидетельствовало о недюжинном уме, ничуть не ослабленном болезнью.
Вместе с Майклом и Изобел в комнате присутствовали лишь Гектор и Лахлан с женами. Йен Даб пребывал в Дуарте, а леди Юфимия не пожелала заходить в комнату, оставшись в зале вместе с другими женщинами.
Майри подошла к постели, пожала протянутую ей руку и, склонившись, поцеловала отца в щеку.
– Доброе утро, сэр! – ласково проговорила она. – Изобел и ее молодой муж заехали, чтобы повидаться с тобой прежде, чем продолжат путь на север.
– Я это вижу! – Голос старика был довольно сильным, несмотря на болезнь.
– Полагаю, – усмехнулась Майри, – я должна представить их вашей светлости официально? Итак – сэр Майкл Синклер и его супруга.
Майкл поклонился, а Изобел сделала реверанс.
– Подойдите сюда, дети мои! – проговорил Макдоналд. – Мне хотелось бы узнать побольше об этой скоропалительной свадьбе…
Майри хотела что-то сказать, но Майкл опередил ее.
– Ваша светлость, – спокойно произнес он, – я сожалею о том, что свадьба сыграна так поспешно, но мне приходится торопиться на церемонию брата. Брат принимает титул принца Оркнейского, и я счел за лучшее обвенчаться с леди Изобел и взять ее с собой, а не ехать без нее. Моим врагам известно, что волею судьбы мне выпало познакомиться с леди Изобел и разделить с ней много приключений; они полагают, что эта женщина может знать кое-какие мои секреты, которые они хотели бы у меня выпытать. Признаться, на самом деле я знаю об этих секретах гораздо меньше, чем им кажется. Как бы то ни было, я решил, что ехать со мной леди Изобел будет безопаснее, чем оставаться одной. Макдоналд вскинул брови.
– Вы считаете, что мы не в состоянии ее защитить? – Майкл улыбнулся:
– Не сомневаюсь, что способны, но… Я кое о чем договорился с Гектором Риганахом и надеюсь, вы согласитесь, ваша светлость, что такие дела лучше организовывать после свадьбы, а не до нее. К тому же чем больше защитников будет у леди Изобел, тем лучше.
– Прекрасный ответ, сэр! – Макдоналд кивнул и вдруг лукаво подмигнул Майклу. – А может, причина вовсе не в этом? Признайся, приятель: ты уже спал с ней?
Щеки Изобел вспыхнули. Спрятав улыбку, Майкл ответил:
– Пока нет, сэр. Честно говоря, у нас просто не было времени.
Макдоналд усмехнулся:
– И все же ты мог бы… Твои враги, в конце концов, подождут часок-другой! Нуда ладно, это дело поправимое. Пусть наша девочка прямо сейчас пойдет в спальню, которую моя жена приготовила для нее, и подождет тебя там, а мы с тобой пока немного поболтаем…
Майкл молчал, но вздох Изобел красноречиво сказал о том, что она пока морально не готова выполнить волю хозяина комнаты. Майклу не хотелось доводить ее до нервного срыва, так же как не хотелось выяснять отношения в спальне его светлости, поэтому он почувствовал облегчение, когда Майри и Кристина увели его жену.
Гектор и Лахлан, видимо, хотели остаться, но его светлость сделал им знак удалиться, и Майкл остался наедине со стариком.
– Пододвинь поближе табуретку, приятель, и садись, – покровительственно произнес Макдоналд. – Полагаю, Йен Даб сообщил тебе все, что знает об этой истории. Он просит меня рассказать тебе, что мне известно о кораблях, которые мы с ним видели той ночью.
Майкл послушно сел и стал ждать продолжения.
– Так вот, обоим нам тогда влетело за непослушание… – Глаза старика лучились, как обычно бывает с человеком, вспоминающим что-нибудь из далекого детства. – Надеюсь, Йен поведал тебе то немногое, что ему удалось извлечь из документов.
– Верно, сэр. Он рассказал, что однажды ночью вы убежали на озеро Лох-Тарберт, где видели четыре корабля. Наутро корабли исчезли, и ни он, ни вы так и не смогли ничего о них толком узнать.
Макдоналд покачал головой:
– Когда они исчезли, я решил держать язык за зубами. Йен же всегда славился безрассудством – таким он остался и сейчас.
– Ваша светлость, подобное часто встречается на Островах.
– Согласен. – Макдоналд кивнул. – Я хорошо знаю Изобел и хотел порасспросить тебя поподробнее, при каких обстоятельствах вы с ней познакомились, но, полагаю, тебе сейчас не терпится пойти к ней. Посему я не стану тебя задерживать, но все же расскажу о том деле, которое тебя интересует.
– Я весь внимание, сэр.
– Итак, я решил, сынок, что, поскольку враги не дремлют, тебе лучше знать все, что знаю я. – Макдоналд с минуту помолчал. – Эти сведения появились у меня благодаря тому, что долгие годы я был лордом-адмиралом Островов.
– Из того, что вы уже сказали, сэр, – осторожно заметил Майкл, – я могу сделать вывод, что безрассудство, всегда губившее Йена Даба, и в этом случае сыграло свою роль…
– Ты угадал, сынок, тогда нам обоим попало, но мой отец, хотя и задал мне хорошую трепку, потом все же поделился со мной кое-какими сведениями. Доводилось ли тебе, Майкл, когда-нибудь слышать о рыцарях-тамплиерах?
Поскольку на этот раз для Майкла вопрос не был неожиданным, он спокойно ответил:
– Да, я знаю, ваша светлость, что мой дед был членом этого ордена, как и многие представители шотландской знати в то время. Папа Климент распустил этот орден, а членов его приказал арестовать. Йен Даб уверял меня, что Климент являлся марионеткой Филиппа Французского…
– И именно Филипп, якобы следуя указу Климента, распорядился об аресте всех французских тамплиеров. Однако здесь, в Шотландии, мы плевали на папские указы. Эдуард Английский пытался чинить нам неприятности, особенно на наших северных и западных берегах, а также на северных берегах Ирландии, но и у Эдуарда не было здесь достаточно власти, чтобы претворять в жизнь папские указы. А Роберт Брюс и вовсе презирал папу.
– Но указ есть указ, сэр…
– Да кого он может напугать, этот папа! Даже сейчас единственный человек, который его здесь уважает, – аббат Айоны, но и тот поддерживает его лишь до тех пор, пока это ему выгодно.
– Так вы считаете, сэр, – уточнил Майкл, – что аббат может быть как-то связан с моими преследователями?
– Не исключено, сынок. Аббат уже давно не считается ни с чем и ни с кем. Несколько лет назад его прихвостни готовили покушение на самого короля Шотландии и на меня, но оно, слава Богу, не состоялось… С тех пор король приказал аббату не покидать Святого острова, и до сих пор он не нарушал этот приказ. И все же если Фингон Маккиннон когда-нибудь появится на твоей дороге – будь осторожен! Твою жену он, кстати, тоже знает, так что скажи и ей, чтобы остерегалась этого злодея.
– Но что же все-таки случилось с теми кораблями, сэр? – Майкл чувствовал, что силы быстро покидают старика, и не хотел утомлять его долгими разговорами.
– Точно сказать не могу, ибо мой отец полагал – и я считаю, в этом он был прав, – что чем меньше людей об этом знают, тем безопаснее для всех. Отец говорил, что если участвовавшие в этом деле захотят, чтобы я знал об их участии, они сами мне все расскажут. Но прошло уже много лет, и ни один из них так и не объявился. Вероятнее всего, место, куда отправились корабли, – либо замок Суин, либо Килмори, либо Килмартин. Там Брюс и твой дед пользовались наибольшим влиянием. Мне также известно, что флот тамплиеров состоял из более чем четырех кораблей и что сэр Уильям, а за ним и твои отец и брат от флота Синклеров имели такие доходы, что и королям не снились.
– Мы и сейчас контролируем много кораблей, – согласился Майкл. – Но из тех, что попали сюда из Франции, большинство очень стары или вообще рассыпались в прах.
– Корабли в прах не рассыпаются, сынок, особенно если о них хорошо заботиться, а твоя семья умеет их беречь. К тому же с такими богатствами, как у нее, ремонтировать суда не составляет труда.
Последняя фраза неожиданно задела Майкла.
– Вы хотите сказать, сэр, – не выдержал он, – что мой дед просто присвоил себе эти сокровища?
– Потише, потише, сынок! – Старик поднял руку. – Господь с тобой, ничего такого я не думаю. Твоего деда все знали как честного, порядочного человека, а своим богатством ваша семья обязана женитьбе твоего отца на Изабелле из Стратерна.
– И все же мне сдается, – Майкл прищурился, – что вы чего-то недоговариваете…
– Это ты верно заметил. – Макдоналд несколько раз кашлянул. – Ведь ваше семейство богаче, чем семейство твоей матери. По некоторым оценкам, Синклеры богаче самого норвежского короля, и именно поэтому он предложил твоему брату Генри титул принца – самый почетный титул во всей Скандинавии, не считая, разумеется, короля.
– Йен Даб сообщил мне, какую сумму заплатит Генри за этот титул, – признался Майкл. – Тем не менее здесь есть и другие претенденты…
– Также, как есть иные тамплиеры, которые наверняка знают о существовании сокровища, а возможно, и о том, что это сокровище собой представляет.
– Но ведь ордена тамплиеров больше не существует – так, во всяком случае, считает большинство…
– Разумеется! – Макдоналд хитро подмигнул. – Просто здесь, в Шотландии, они переименовали себя в «Рыцарей святого Иоанна»… Мой отец говорил мне, что почти все тамплиеры, которым удалось избежать ареста в своих странах, бежали в Шотландию, в том числе из Ирландии, хотя за первые семь лет после выхода папского указа в Ирландии не было произведено ни одного ареста. В Шотландию прибыли сотни тамплиеров, и все они знали, что орден заправлял огромными богатствами, но эти богатства вдруг куда-то исчезли.
– Получается, Шотландия предоставляла убежище всем желающим? – осведомился Майкл.
– Верно. К тому моменту как Филипп принял решение конфисковать парижскую казну тамплиеров, Роберт Брюс уже больше года был королем Шотландии, хотя ему понадобилось еще пять лет, чтобы объединить разрозненные шотландские земли и окончательно прогнать отсюда армию Эдуарда Английского. Наша победа под Баннокберном решила наконец дело.
– Тамплиеры тоже принимали во всем этом участие?
– Ну разумеется. Брюс использовал их потому, что они были отличными солдатами, и оружие, которое многие, бежав из Франции, прихватили с собой, было самое лучшее. Для Брюса они были главным сокровищем. Мой отец стал одним из самых близких его друзей, как и твой дед. Собственно, благодаря этой троице тамплиеры всего мира знали, что Шотландия всегда готова их приютить. Разумеется, не все они приехали сюда в одночасье, а приезжали большими и малыми группами еще много лет после того злополучного погрома во Франции. Собственно, лишь благодаря им мы и одержали тогда победу при Баннокберне.
– А что же было потом, сэр? – насторожился Майкл.
– Боюсь, что смогу рассказать тебе не так уж много. Все, кто причастен к истории с сокровищами, надежно хранят секрет. Готов поклясться, что именно твой дед позаботился об этом и клад скорее всего зарыт в одном из имений Синклеров.
– Тогда, вероятно, оно в Рослине, но Генри облазил там все и ничего не нашел!
– Возможно, он недостаточно хорошо искал. Думаю, клад все же там. Дело в том, что все остальные хранилища, когда-то принадлежавшие тамплиерам, перешли в руки людей, никогда не имевших к ордену никакого отношения. Вряд ли тамплиеры допустили бы, чтобы это случилось с их главной сокровищницей. Впрочем, мы заговорились, приятель, и твоя невеста, поди, тебя уже заждалась… Согласись, Изобел – девица с характером, ждать не любит.
– Вы хотите сказать, ваша светлость, вам она тоже осмеливается перечить?
– Мне – нет; во всяком случае, пока до такого не доходило. Но знай – ты выбрал себе отнюдь не покладистую жену. Строптивый характер нашей Изобел уже успел стать притчей во языцех едва ли не на всех Островах, и я готов поспорить – тебе еще придется его испытать…
– Что поделать, ваша светлость, – Майкл мягко улыбнулся, – не бывает розы без шипов.
В глазах старика мелькнул задорный огонек, и в этот момент он показался Майклу помолодевшим лет на десять.
– Да, так говорит персидская пословица; мне ее когда-то пересказал твой отец…
– Мой отец? – удивился Майкл.
– Именно. Насколько я помню, он сказал это, когда женился на твоей матери. Ну иди же к своей невесте, сынок, и благословляю вас обоих.
– Благодарю, ваша светлость!
Вежливо поклонившись, Майкл вышел из спальни Макдоналда. Старик откровенно понравился ему, но сейчас он не мог думать ни о чем, кроме дела, которое ему только предстояло.


Никогда еще Изобел не чувствовала себя так неловко; ожидая вместе с Кристиной, Майри, их служанками и леди Юфимией прихода Майкла, она не сомневалась, что на этот раз он возьмет то, что принадлежит ему по праву. О том, что это значит в реальности, Изобел имела весьма скудное представление. Мать ее умерла, когда ей было три года, а потом, когда она жила в Лохби, у Гектора и Кристины была отдельная спальня.
Внезапно Изобел захотелось попросить всю эту ораву уйти и заняться своими делами, но она знала, что если служанки, безусловно, послушаются ее приказа, то Кристина, Майри и леди Юфимия не уйдут ни за что. Вот почему, лежа голой под одеялом, которое ей не принадлежало, Изошел чувствовала себя ранимой, как никогда.
Но даже при этом она не в силах было больше молчать.
– Признаться, я имею весьма смутное представление о том, как мужчины и женщины… – Изобел замялась. – Как бы сказать… спариваются. Может, кто-нибудь все же объяснит мне это?..
– Вообще-то, – Кристина была смущена не меньше, – я должна была тебе кое о чем рассказать… но просто не успела – все произошло так неожиданно! Ничего страшного, скоро ты сама убедишься, что знаешь достаточно, а если чего и не знаешь, так Майкл покажет. Не поручусь за других женщин, но по своему опыту могу сказать: тебе понравится.
Служанки захихикали, и Изобел пожалела, что вообще начала этот разговор.
В этот момент дверь широко распахнулась, и Изобел, еще не видя Майкла, поняла: так уверенно может входить только он.
Это действительно был Майкл, а с ним священник.
– Прошу простить, святой отец, – торопливо проговорил Майкл, – но я попросил бы вас не разводить канитель, а побыстрее благословить это ложе.
Священник снисходительно улыбнулся:
– Все женихи об этом просят. Я понимаю ваше нетерпение, сэр, но не могу скомкать обряд!
Тем не менее вся процедура не заняла много времени. Когда священник уже заканчивал, в дверях возникли Гектор и Лахлан.
– Благодарю за поддержку, джентльмены, но, уверяю вас, я и сам справлюсь, – улыбнулся Майкл.
Близнецы переглянулись, затем дружно рассмеялись. На минуту Изобел испугалась – а вдруг вся эта толпа и впрямь собирается стоять у их ложа и давать советы?
И тут же Майкл, повернувшись к леди Майри, сказал:
– Я думаю, мэм, принцесса Маргарита будет вам благодарна, если вы с леди Кристиной и служанками поможете ей собраться в дорогу.
– Разумеется, поможем. Нам точно надо поторопиться – чем раньше мы отплывем в Керкуолл, тем лучше. – Майри взяла мужа под руку. – Пойдемте, леди и джентльмены, оставим молодых наедине!
Хозяева и гости наконец удалились, оставив молодоженов одних, что весьма порадовало Изобел. Но когда Майкл запер за ними дверь на щеколду, ее вдруг охватило волнение.
Повернувшись к ней, Майкл мягко произнес:
– Я решил, что дверь лучше запереть. Не то чтобы нам следовало опасаться, что кто-то из них вдруг войдет, – просто тебе так будет спокойнее.
– Ах, Майкл, – Изобел вздохнула, – я все равно не чувствую себя спокойно.
Обернувшись к высокому окну, Майкл задернул шторы, оставив лишь узкую щель, отчего свет в комнате сразу стал приглушенным. Подойдя к кровати, он откинул полу балдахина и склонился над Изобел.
– Не бойся меня, дорогая, – произнес он, не спеша расстегивая пуговицы камзола. – Я постараюсь не делать тебе больно.
– Разве от этого бывает больно? – удивилась Изобел.
– Только в первый раз, да и то совсем немного.
– И от того, что ты сделаешь, у меня родится ребенок?
– Так ты хочешь ребенка?
Заметив веселый огонек в глазах Майкла, Изобел подумала, что сам он вряд ли хочет.
– Так родится или нет? – уже настойчивее спросила она.
– Уверенности на сто процентов нет, но все возможно. – Изобел словно что-то кольнуло.
– Майкл, – собравшись с духом, произнесла она, – нам нужно кое о чем поговорить.
– Все разговоры потом; сначала я должен закрепить наш союз – ведь именно этого ждет от нас вся твоя родня.
– Можно сказать им, что мы уже все сделали, – рассудительно произнесла Изобел.
– Неужели? Не думаю, что ты способна просто так солгать Гектору и всем остальным.
Изобел задумалась. Лгать Гектору ей действительно было тяжело, но ради Майкла…
– Я думаю, что, пожалуй, смогла бы.
Даже в полумраке, царившем в спальне, Изобел не смогла не заметить, как потемнел взгляд Майкла, а его брови сурово сошлись на переносице.
– Означает ли это, что ты способна солгать и мне?
– Я никогда не лгу! – обиделась Изобел. – Просто иногда нельзя сказать всей правды…
Майкл присел на кровать, и Изобел инстинктивно отодвинулась от него; но он остановил ее, удержав рукой за плечо. Рука его была теплой.
– Ты могла бы солгать священнику, – медленно произнес Майкл, – относительно того, что сейчас должно произойти? А его светлости?
– Священнику, пожалуй, да, а вот его светлости вряд ли, – призналась Изобел.
– Помнишь, как я среагировал, когда обнаружил тебя на своем корабле? – Майкл продолжал хмуриться.
Этот вопрос заставил Изобел поежиться.
– К чему вспоминать о том, что уже в прошлом?.. – Майкл погладил ее по руке.
– Чтобы это действительно стало прошлым, ты должна постараться никогда больше не выкидывать подобных трюков. И запомни – я тоже мужчина с характером!
– Что это значит? – Теперь уже нахмурилась Изобел. – Ты хочешь сказать, что рассердишься, если я откажусь спариваться с тобой?
– Нет, конечно, нет. – Майкл покачал головой. – Принуждать женщин силой не в моем характере; однако я по-прежнему настаиваю на том, чтобы мы скрепили наш брак, и в этом мне нужно твое… сотрудничество. Я завел этот разговор только ради того, чтобы предостеречь тебя против лжи и чтобы ты знала – мне лгать опасно.
– Хорошо, согласна. – Изобел кивнула. – Я, собственно, всего лишь хотела сказать, что иногда в жизни приходится чуть-чуть лгать. Ну, скажем, подруга спрашивает меня, идет ли ей новое платье, а я считаю, что не идет. Сказать здесь правду – значит, обидеть; и что же в этом случае делать?
Майкл бережно приподнял ее подбородок.
– Если я задаю вопрос, – твердо произнес он, – то жду честного ответа.
– А будешь ли ты честно отвечать на мои вопросы, Майкл?
– Разумеется. А если не смогу ответить, то по крайней мере попытаюсь объяснить почему. Не могу же я выдавать секреты человека, который мне доверяет…
– А тебе не приходило в голову, что у меня тоже могут быть подобные секреты?
– Могут быть или есть?
Изобел отвела глаза.
– На данный момент – нет, но как знать… Когда-нибудь они могут появиться.
– Вот с этим я не согласен. У жены не должно быть секретов от мужа.
– А у мужа от жены? – Майкл с досадой вздохнул.
– Я имел в виду не это. Впрочем, сейчас не до споров, и к тому же в том, что ты говоришь, есть здравое зерно. Давай обсудим это потом, а сейчас нам предстоит заняться делом.
– Скрепим наш союз, – усмехнулась Изобел, – а заодно, может быть, сделаем ребенка…
– Верно. – Майкл расстегнул последнюю пуговицу на камзоле и сбросил его.
Изобел, закусив губу, наблюдала, как Майкл расстегивает штаны и сбрасывает сапоги. Скоро он уже стоял перед ней в полной боевой готовности.
– Подожди, – внезапно проговорила Изобел. – Я так и не сказала тебе то, что хотела…
Майкл вопросительно посмотрел на нее.
– Мариота была сумасшедшей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь рыцаря - Скотт Аманда



Такой захватывающий роман. Читала с удовольствием. Правда концовка смазана или роман быстро закончился. Хотелось бы поточнее узнать что с кузеном стало, да еще с аделой и хьюго. Мне кажется нехватает счастливого хепи энда.
Любовь рыцаря - Скотт Аманданекая
7.09.2013, 19.20





Такой захватывающий роман. Читала с удовольствием. Правда концовка смазана или роман быстро закончился. Хотелось бы поточнее узнать что с кузеном стало, да еще с аделой и хьюго. Мне кажется нехватает счастливого хепи энда.
Любовь рыцаря - Скотт Аманданекая
7.09.2013, 19.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100