Читать онлайн Во власти твоих глаз, автора - Скотт Александрия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти твоих глаз - Скотт Александрия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти твоих глаз - Скотт Александрия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти твоих глаз - Скотт Александрия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Александрия

Во власти твоих глаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

«Вот этого я и боюсь», – подумал Тревис, глядя, как Джереми помогает Брук сесть в седло. Тревис знал, что ему не следует касаться этой женщины, это слишком опасно, но он не был уверен, что ему хочется, чтобы и его друг тоже дотрагивался до нее.
Брук, даже не взглянув в его сторону, галопом пустилась прочь… ему это должно было бы быть безразлично, пытался он убедить самого себя. Он привык получать то, чего хотел, и не обращать внимания на то, что недоступно, но в данном случае ему было трудно полностью избавиться от мыслей о миссис Хэммонд.
Его не покидало чувство, что, как бы он ни старался, он никогда не избавится от нее, как она только что заявила ему.
Джереми подошел к нему.
– Ну и партнер у тебя, должен сказать. – Он оглянулся и посмотрел вслед уезжавшей женщине. Он одобрительно кивнул, и это еще больше рассердило Тревиса. – Что ты собираешься с ней делать?
– Отпугнуть.
Джереми усмехнулся:
– Мне неприятно говорить это тебе, но непохоже, что она их тех, кого легко испугать. Честно говоря, уезжая, она имела очень решительный вид. – Он скрестил руки на груди. – Как же случилось, что эта загадочная леди стала твоим партнером? Не могу представить, что ты сам нашел ее, как и не верю, что тебе действительно нужен деловой партнер.
Тревис тяжело вздохнул.
– Уверяю тебя, мне нетрудно найти женщину, когда она мне нужна, – проворчал он, его мужская гордость была задета.
Медленная улыбка появилась на лице Джереми.
– Беда в том, что тебе она не нужна, – сказал он. – И для мужчины, которому не нужна женщина, у тебя, их теперь две.
– Брук выбрал мой отец, – сквозь зубы неохотно признался Тревис. – Не могу понять, почему, черт бы его побрал, он сделал эту глупость. Он, конечно, далек от идеала, но никогда не был недоумком. – Слова Тревиса были пропитаны сарказмом. – Полагаю, это его прощальный подарок.
– Но Гесиону выбрала твоя мать, – заметил Джереми. – Должно быть, твои родители считали, что тебе пора жениться, и у каждого было свое представление на ком. Мне следовало бы это понять. – Он рассмеялся. – В прошлом мои родители проделали то же самое со мной. Мне повезло, и я пока еще избежал брака. Однако, по моему мнению, твой отец сделал более удачный выбор, чем твоя мать, и несравненно лучше, чем последний выбор моей матери, – усмехнулся он.
Тревис нахмурился и язвительно заметил:
– А теперь ты оскорбляешь мою невесту.
Джереми словно не услышал предупреждения Тревиса. То, что Тревис не питал никаких чувств к Гесионе, не было тайной.
– И если бы ты был более откровенным, ты бы согласился со мной. Ты ее любишь?
– Кого?
– Гесиону, конечно, – улыбнулся Джереми. Противоречивые чувства отразились на лице Тревиса.
– Какие чувства я испытываю к Гесионе, не имеет к делу никакого отношения. Она удовлетворяет всем требованиям, следовательно, подойдет и Гесиона. Она будет идеальной хозяйкой «Старой рощи», ибо принадлежит к одной из благороднейших семей в Новом Орлеане.
– Возможно, твоя женитьба на ней улучшит отношения с твоим дедом?
– Мой дед… – Тревис, задетый правдивостью этого вопроса, поморщился, но попытался не показать этого. Могло ли что-либо удовлетворить его жестокого деда? Тревис столько раз слышал о том, что его рождение погубило его мать. – Мне наплевать, что думает этот старый ублюдок. Мать будет довольна, и этого достаточно.
– И ради этого стоит жениться? Что, если Гесиона холодна? Кто согреет твою постель? Как я заметил, у этой женщины в жилах течет ледяная кровь.
– Я ценю твою заботу, Джереми, но любовница всегда даст то, чего не может дать жена. И Гесиона мне небезразлична. Она – самый удачный выбор.
– Надо ли напоминать тебе, что твоя любовница покинула Новый Орлеан? – Джереми спокойно встретил взгляд Тревиса. – Может быть, ты сумеешь уговорить своего нового партнера занять ее место.
Пришла очередь Тревиса усмехнуться, он-то прекрасно знал, что этого никогда не будет.
– Думаю, что вероятность этого чрезвычайно мала. Как ты только что сказал, она не похожа на других женщин, которых я знал. Единственное, чего я хочу от миссис Хэммонд, это чтобы она переписала плантацию на мое имя, а затем она может отправляться куда пожелает.
– Ты ее спрашивал?
– Да.
– И?
Тревис пожал плечами.
– Она сказала мне, что я никогда от нее не избавлюсь.
Джереми, не скрывая улыбки, похлопал Тревиса по плечу.
– Прости, но я не могу считать тебя несчастным. Меньше всего мне бы хотелось избавиться от нее. Она одна из самых потрясающих женщин, которых я когда-либо встречал. – Хитрая улыбка мелькнула на его губах. – Как только она заговорила, кровь вскипела в моих жилах. Вот женщина, ради которой можно умереть! Может, мне попытаться поухаживать за ней?
Тревис помрачнел.
– Тебе надо держать себя в руках, – предостерег он. – Эта женщина смертельно опасна.
Джереми заметил, как Тревис сжал челюсти.
– Ты хочешь сказать, что не желаешь поделиться?
– Мне нечем делиться, – отрезал Тревис. – И мне чертовски надоел этот разговор. Разве у тебя нет дел на плантации?
Вместо того чтобы обидеться, Джереми улыбнулся:
– Ну и ну! Ты определенно злишься из-за женщины, к которой, как ты заявляешь, равнодушен.
– Я злюсь с первого дня ее приезда.
Джереми сразу же понял, что миссис Хэммонд взволновала Тревиса, чего до этого времени не удавалось ни одной женщине.
– Значит, тебе следует спросить себя, почему ты злишься, – настаивал Джереми, садясь на лошадь, – потому что я думаю, что Брук вызывает у тебя какие-то, ранее тебе неведомые, чувства. – Он развернул лошадь. – И пришли варщика сахара, если сможешь, – оглянувшись, добавил он.
– Убирайся отсюда к черту, пока я не передумал вообще помогать тебе, – проворчал Тревис. Он хлопнул лошадь Джереми по крупу, погоняя ее. – Завтра я пришлю Бена.
Тревису было необходимо чем-то заняться, чтобы отвлечься от своих неприятностей. Джереми хорошо потрудился, подкалывая его, но ничего не сделал, чтобы успокоить кипевший в Тревисе гнев. Повернувшись, Тревис посмотрел на сахароварню. Может быть, ее жар сможет выжать из его организма вместе с потом и эту женщину… Он не терял надежды.
Когда Брук вернулась в большой дом, мамми встретила ее новостью, что Проспер, повар, вернулся и желает, чтобы Брук внесла свой вклад в приготовления к предстоящему приему гостей.
Брук забыла о своем недовольстве Тревисом. Наконец она познакомится со знаменитым поваром, искусство которого ей предстояло оценить.
– Проводи меня, – сказала она.
Мамми сморщила нос:
– Что это за запах? Пахнет дымом.
– Я чуть не забыла, у меня обгорела амазонка, – сказала Брук, поднимая юбку и показывая мамми обгоревший подол. – Наверное, мне надо освежиться. Я вернусь через полчаса.
После того как Брук переоделась, они с мамми пошли на кухню, находившуюся в самом дальнем конце дома. Как только Брук вошла в кухню, она увидела повара, с манерами мелкого диктатора дающего указания кухонной служанке, мешавшей что-то в большом черном котле, висевшем над очагом.
Проспер оказался высоким худым человеком, кожа которого была немного темнее, чем у мамми. На нем был белый передник, повязанный поверх его черно-белой одежды. Спустя несколько минут, он обернулся, и Брук увидела, что у него доброе лицо. Волосы у него были довольно длинные и совершенно белые, а глаза глубокого коричневого цвета… изучали ее с неподдельным интересом. В правой руке он держал деревянную ложку. Пользуются ли ею для помешивания или дают по рукам, еще предстояло узнать.
– Мадемуазель, – сказал Проспер с легким французским акцентом, – я – Проспер Эрнест Фаурнье, к вашим услугам. – Он низко поклонился. Суровое выражение его лица не допускало шуток. А он добавил: – Как я понимаю, вы, мадемуазель, распоряжаетесь домашними слугами.
Брук с изумлением поняла, что Проспер первым признал ее право на «Старую рощу».
– Я теперь владею половиной плантации, – объяснила Брук. – Приятно, наконец, познакомиться с вами.
Проспер кивнул.
– Я – повар экстраординарный, – заявил он, размахивая ложкой. – Я обучался во Франции у самых лучших шеф-поваров и готовлю для семьи Монтгомери последние десять лет.
Брук улыбнулась. Он говорил так, словно старался произвести на нее впечатление.
– У меня простые запросы, на кухне я хозяин, а обед строго в семь часов, обязательно.
Первым порывом Брук было ответить: «Да, сэр», – но она напомнила себе, что скорее ему следует спрашивать у нее, что ему делать. Кто на кого работает? – задумалась она.
– Очень вам благодарна, Проспер, за объяснения правил. Надеюсь, вы готовите не хуже, чем отдаете распоряжения. Если так, я уверена: каждое блюдо будет совершенством. – Брук увидела, как на лице мамми расплылась улыбка, которую она не успела спрятать.
Проспер оцепенел, глаза широко раскрылись, а лицо покраснело.
– Вы увидите, мадемуазель, что я отличный повар. Я бы хотел окончательного одобрения меню для празднества в эту пятницу. – Он вытащил из кармана листок бумаги и протянул ей.
Брук пробежала глазами список. Казалось, все было в порядке и названия выбранных им блюд звучали восхитительно.
– У вас отличный вкус, мистер Проспер. – Она взглянула на мамми: – Ты видела список?
– Oui.
Повернувшись к Просперу, Брук сказала:
– Если мамми одобряет, то я тоже. Спасибо за помощь. – Она вернула меню Просперу.
– Как пожелаете, мадемуазель, – сказал он, коротко кивнув, и вернулся к плите.
Брук поняла, что в ней больше не нуждаются, и оставила этого человека в его кухне.
Неудивительно, что он нравился Тревису. У обоих был дурной нрав.
В коридоре Брук спросила мамми:
– Он всегда такой любезный?
Мамми искоса взглянула на нее.
– Ну, это вопрос. – Она усмехнулась. – Видите ли, Проспер не хочет, чтобы кто-то топтался у него на кухне.
– О, он показал это весьма ясно, – улыбнулась Брук.
– Он всегда был высокомерным, не общался с другими, – сказала мамми, когда они вышли в холл. – Это не его вина, вот так. Иногда люди оказываются не такими, как кажется. В Париже Проспер работал у великого шефа. Вот там его светлость впервые попробовал блюда, приготовленные Проспером, вот так. Монтгомери уговорил Проспера приехать и работать на него. Так что он работал на его светлость в Англии целый год, вот так, пока Монтгомери не купил «Старую рощу» и привез Проспера с собой сюда.
– Странно, почему Джексон не взял Проспера обратно в Англию?
– Может, потому, что герцогиня не ладила с Проспером. А Просперу… ему нравилось в Нолинзе. – Мамми пожала плечами и добавила: – Я всегда думала, что его светлость сделает «Старую рощу» своим домом, вот так. Он любил это место, – со вздохом закончила она, глядя в сторону. Казалось, мамми разговаривала сама с собой и забыла о стоявшей рядом Брук. – Что-то произошло, не следовало устраивать это с мисс Маргарет… – Мамми резко оборвала речь.
Брук протянула руку и тронула мамми за плечо.
– Я понимаю. Думаю, ты любила Монтгомери, и я тоже.
Мамми кивнула:
– Он всегда был добр ко мне. Затем, подумать только, он прислал мне своего прекрасного сына.
– А разве у него был еще один сын?
Женщины переглянулись и расхохотались. Такими их и застал Тревис, вошедший через парадную дверь.
– Я что-то пропустил? – поинтересовался он.
– Да нет, – ответила Брук, – это касается только нас двоих. – Она жестом объединила себя с мамми, затем быстро повернулась и оставила его стоять в холле с тем же непостижимым выражением на лице. Брук могла бы еще потрудиться над Тревисом, но чувствовала, что у нее с мамми возникло взаимопонимание, и это радовало ее. «Старая роща» наконец становилась ее домом.
Тревис остался в холле, ему хотелось бы знать, о чем говорили эти две женщины до его появления. Его раздражало, что Брук, казалось, чувствовала себя слишком свободно в его доме.
Почесав затылок, Тревис прислонился к перилам и смотрел, как Брук поднимается по лестнице. Ее светлые волосы, из которых выпали почти все шпильки, свободно падали на узкую спину, и здесь ему следовало бы отвести взгляд, но он не отвел.
Она сменила свою испачканную сажей одежду, и на ней было зеленое дневное платье без кринолинов. Он смотрел на идеальную округлость ее ягодиц и как никогда остро ощущал ее чувственную притягательность. Ему хотелось дотронуться до нее, а именно этого, как он понимал, он не должен был делать. Его чувства никак не были связаны с разумом.
Соблазнительное тело Брук было создано для любви, и он напрягся, вообразив, как он овладеет ею, проникнув во влажную глубину.
Тревис резко выпрямился, словно получив сильный удар в живот. И должен был признаться, что не возражал бы, если бы кто-нибудь в эту минуту выбил из него дурь.
Эта женщина – яд для его рассудка.
– Что это с вами? – раздался за его спиной голос мамми.
Тревис оглянулся, чувствуя себя ребенком, которого застали за недозволенным занятием.
– Почему ты спрашиваешь?
– Ну, потому, – сказала мамми, склонив голову набок и упершись руками в бедра. – Я уже сходила в столовую и вернулась сюда – и вижу, вы стоите на том же самом месте и уставились на эту лестницу. Вы забыли что-то сказать мисс Брук?
– Конечно, нет, – ответил Тревис, чье смущение мгновенно превратилось в раздражение. – Я устал, мне трудно собраться с мыслями.
– Угу, – подняв бровь, сказала мамми и ушла, оставив его одного.
Тревис начал подниматься по лестнице. Он считал, что мамми только думает, что знает о нем все. «Что мне требуется, так это добрый глоток виски и горячая ванна», – решил Тревис. Да, это прояснит ему голову. Затем он подумал, что ему нужнее женщина, но это едва ли произойдет скоро. Он чертовски занят плантацией.
Возможно, женившись на Гесионе, он сможет навсегда забыть Брук. Пройдет год, и Брук будет не только готова, но и рада продать ему свою половину, и тогда ему больше никогда не придется встречаться с ней. Но что она будет делать? Есть ли у Брук семья? Есть ли место, куда она может поехать? Судя по всему – нет. Затем еще более ужасающая мысль испугала его. Что, если она выйдет замуж за кого-нибудь из владельцев соседних плантаций, и он будет постоянно встречаться с ней на празднествах и развлечениях? Тревис протянул руку к ручке двери, ведущей в его комнату, но остановился.
Нет, она не должна выходить замуж и оставаться здесь, неподалеку от него.
Охваченный страхом, он распахнул дверь.
– Вам нужна моя помощь, чтобы принять ванну, сэр? – спросил его Люсьен, его слуга.
– Что мне нужно, так это виски. Сделай двойной. Затем можешь наполнить ванну. Мне надо долго отмокать в горячей воде.
Тревис надеялся избавиться от мыслей о золотоволосой ведьме.


Спустившись к обеду, Брук с удивлением увидела ожидавшего ее Тревиса. Обычно он даже не появлялся, и она обедала с мистером Джеффрисом. Брук порадовалась, что надела белое кружевное платье с маленькими белыми рукавами с буфами.
Брук заметила, что его волосы были все еще влажными после ванны. Неужели он оставил дела, чтобы пообедать с ней? Она чуть не рассмеялась от этой глупой мысли. Вероятно, она слишком долго пробыла на солнце и у нее разыгралось воображение. С тех пор как она приехала сюда, Тревис не сделал ничего ради нее.
Брук кивком поздоровалась с ним.
– Меня удивляет, что я вижу вас за обедом.
Тревис с любезной улыбкой выдвинул для нее стул.
На этот раз стул был у его стороны стола, а не у противоположной.
– Проспер вернулся, – сообщил ей Тревис. – Только дурак упустит возможность попробовать его блюда.
Слишком самонадеянно было думать, что ему захотелось пообедать с ней, огорченно подумала Брук. Ей следовало знать, что он не собирался нарушать своих привычек ради нее. Любая женщина, обладавшая здравым смыслом, знала, что мужчины всегда, прежде всего, заботятся о своем желудке.
Какой-то шум, раздавшийся в холле, привлек их внимание. Женские голоса, приближаясь к столовой, звучали все громче. Через мгновение в столовую вошла леди.
– Я дома.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти твоих глаз - Скотт Александрия



Замечательный роман!!! Жаль что нет продолжения, кто у них родился и т.д.
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияЕкатерина
26.05.2011, 15.24





Очень понравился роман!Не хватает пролога...
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияДарья
7.12.2012, 19.19





Ни одна проститутка не скажет гордо: Я - проститутка!!! Вот и главная героиня Брук гордо заявляет: Я - не проститутка, я - куртизанка. Хрен редьки не слаще. Автор оправдывает Брук, что она была молода и бедна. Конечно, продавать свое тело приятнее и выгоднее, чем работать. Да и обольщает она главного героя по-проститутцки. Так что бывших проституток, как и бывших наркоманов, не бывает. У главного героя есть свои червоточины. Помолвлен с милой и скромной девочкой, которая готовится к свадьбе, покупает приданое. И она случайно узнает, что жених уже женился на другой. А проститутка Брук заявляет, что раз не было праздника помолвки, так и не было самой помолвки. Да и отец главного героя - старый маразматик. Сын с 16 лет горбатится как негр на плантацию, а он завещает половину ее проститутке. Так, что все главные герои мне антипатичны и не вызывают сопереживания.
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияВ.З.,66л.
16.07.2014, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100