Читать онлайн Во власти твоих глаз, автора - Скотт Александрия, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти твоих глаз - Скотт Александрия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти твоих глаз - Скотт Александрия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти твоих глаз - Скотт Александрия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Александрия

Во власти твоих глаз

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 21

С бешено бьющимся сердцем Брук сбежала с лестницы. Внизу она застала мамми и Маргарет.
– Что случилось?
– Пойдемте, – махнула ей рукой мамми. – Что-то произошло в сахароварне.
Маргарет взглянула на мамми, как будто хотела сказать, что той следует знать свое место, но промолчала и обратилась к Брук:
– Произошел несчастный случай. Это все, что мы знаем. Мистер Джеффрис уже там. Он проверял усовершенствования, сделанные в давильне.
Перед домом в ожидании их стояла коляска. И в скором времени они уже подъезжали к сахароварне. На первый взгляд казалось, что обвалился второй этаж над сараем, где хранился тростник. Собралась толпа, а несколько мужчин в страшной спешке раскапывали груду камней.
Коляска не успела остановиться, как Брук выпрыгнула из нее и бросилась к мистеру Джеффрису.
– Где Тревис?
– Боюсь, под этим. – Джеффрис указал на устрашающую груду досок и бревен.
– Нет! – вскрикнула Маргарет. – Мы должны спешить.
Глядя на огромную кучу камней, Брук похолодела, но она понимала, что должна сохранять ясность ума. Особенно сейчас, когда Маргарет безудержно рыдала.
– Где доктор? – спросила Брук.
– За ним послали, – ответил Джеффрис. – А тем временем мы должны вытащить его и остальных, пока не поздно.
Брук, Маргарет и мамми беспомощно стояли, наблюдая. Наконец, спустя час изнурительной работы, когда приходилось вынимать доски и камни один за другим, они извлекли из завалов двух человек, один из них был мертв. Оставалось найти еще двоих, одним из которых был Тревис.
Паника охватила Брук.
– Вы видите его? – окликнула она работников, но никто ей не ответил. Она направилась к ним, чтобы помочь, но мамми остановила ее:
– Куда это вы идете? Они делают все, что могут, и вы же не хотите им мешать, слышите?
– Но Тревис, может быть… – Она не могла даже произнести эти слова. Что она будет делать, если Тревис погиб? Она никогда даже не представляла, какое место он займет в ее жизни, но теперь она не хотела жить без него.
– Вот он, – крикнул один из работников.
Брук как безумная бросилась к мужу. Он не шевелился, но кто-то сказал, что он еще дышит. Его спасители перенесли его на открытое место и положили на холодную землю.
Маргарет, наконец, опомнившись, поспешила к коляске за одеялами. Брук опустилась на колени около мужа и взяла его за руку. Она была холодной, но под остывшей кожей чувствовалось биение пульса. Все было залито кровью из резаных ран, и надо было остановить кровотечение. Она оторвала оборки от своих нижних юбок и попыталась вытереть его лицо. Надо было найти, откуда течет кровь, чтобы она смогла остановить ее.
Тревис был смертельно бледен.
– О, Боже мой! – повторяла Брук снова и снова. Все, что она могла сделать, – это горестно качать головой. Он потерял столько крови! – Открой глаза, дорогой, – шептала Брук. Когда ничего не изменилось, она заговорила более настойчиво: – Не смей умирать!
Она хорошо запомнила, что ласковые слова никогда не действовали на ее мужа.
На дороге показалась коляска, и доктор Смарт, не теряя времени, на ходу соскочил на землю. Подойдя к ним, он приказал:
– Отойдите, чтобы я мог видеть моего пациента.
– Вы должны что-нибудь сделать, – умоляюще сказала Брук.
– Освободите мне место, и я сделаю все, что смогу. Мне не нужно, чтобы вы топтались возле меня и мешали.
Брук отступила назад и натолкнулась на Бена, одного из людей, которых она запомнила при предыдущих посещениях сахароварни.
– Как это произошло?
– Мастер Тревис сказал, что он думает, что кто-то повредил балки, – сказал Бен. – Кажется, опорные балки подпилены, – продолжал он. – Мастер Тревис сказал, что знает, кто это сделал.
– Значит, кто-то хотел, чтобы это случилось? – сказала Брук, обращаясь скорее к себе, чем к Бену.
Она стояла в стороне, пока доктор осматривал Тревиса. Она ждала, нетерпеливо ломая руки, и в это время к ней подошел мистер Джеффрис и встал рядом с ней.
– У вас есть какие-нибудь предположения, кто бы хотел навредить Тревису? – спросил он.
– Тревис мог бы иметь врагов, полагаю, но я думаю только об одном, отце Гесионы. После того как он повел себя как трус на дуэли, Джереми предупредил, что из-за него у Тревиса могут быть неприятности.
– Понятно.
Доктор Смарт встал и покачал головой. Сердце Брук сжалось от страха.
– В чем дело, доктор?
– Он потерял очень много крови. Я остановил кровотечение, но больше я ничего не могу сделать. – Доктор Смарт посмотрел на Брук и Маргарет. – Лучше всего отвезти его домой и подождать. Теперь это в руках Господа.
Слезы хлынули из глаз Брук, но она смогла кивнуть в знак согласия.
Мамми обняла Брук своими теплыми руками.
– Не беспокойтесь, мисс Брук. Я не допущу, чтобы с этим мальчиком что-то случилось, слышите, – сказала она.
Брук тупо кивнула. Ей хотелось верить мамми, но лицо Тревиса было слишком бледным. Даже ее неопытному взгляду он казался умирающим. Она, сознавая свое бессилие, смотрела, как мужчины положили его в коляску.
Морщась при каждом толчке, Брук поддерживала голову Тревиса всю дорогу до дома. Маргарет вела себя очень тихо, и это устраивало Брук. Свекровь сейчас меньше всего интересовала ее.
Тревиса отнесли в его комнату, раздели и положили на кровать. Брук поставила стул возле кровати и приготовилась бодрствовать всю эту долгую ночь.
Мамми приходила к ней, проверяя, поела ли она, но Брук отказывалась встать со своего места. И она не хотела, чтобы кто-то другой занял его. Она так боялась, что Тревис умрет, когда ее не будет рядом с ним.
Маргарет пыталась помочь, но каждый раз, посмотрев на сына, заливалась безутешными слезами. Наконец она так измучилась от беспокойства, что вынуждена была лечь в постель.
В течение следующих двух дней Брук непрерывно разговаривала с Тревисом, пытаясь получить от него какой-нибудь ответ. Она просила его выздороветь. Она умоляла, она требовала, она заставляла его пить бульон…
И она молилась.
Медленно тянулись дни, пока не наступило Рождество. В доме было слишком тихо, и никто не радовался празднику. Доктор Смарт сказал им: если Тревис в конце концов придет в себя, то он выживет. Но ожидание было тяжелым. Они еще несколько дней ничего не будут знать.
Была глубокая ночь, когда Брук, вздрогнув, проснулась. Ей что-то послышалось? Когда она взглянула на Тревиса, его лицо уже не было таким бледным, но он по-прежнему не открывал глаза.
– Пожалуйста, не покидай меня, – попросила Брук. – Может быть, вначале я не хотела тебя, но иногда мы не знаем, чего хотим, пока не поймем, что можем это потерять. – Ее голос дрогнул, и слезы, которые она старалась сдержать, потекли по ее лицу. – Я не хочу терять тебя, Тревис. Пожалуйста, не сдавайся. Я все еще мало знаю о «Старой роще». Надо, чтобы ты научил меня. И я вижу твою улыбку, то есть видела бы, если бы твои глаза были открыты, поэтому, пожалуйста, открой глаза. Ты всегда говорил мне, что я никогда не смогу управлять плантацией. Ладно, признаюсь, что, может быть, ты был прав. И если ты только взглянешь на меня, я разрешу тебе злорадствовать, сколько ты захочешь. Я знаю, как много для тебя значит «Старая роща». Она тебе дороже всего на свете… ты всегда говорил мне это.
– Не дороже всего, – слабым голосом пробормотал Тревис. Его пальцы шевельнулись в ее руке. Сначала Брук подумала, что ей это показалось, но неожиданно его пальцы вновь шевельнулись и сжали ее руку.
Брук пристально посмотрела на Тревиса, всей своей волей заставляя его проснуться. И, наконец, он открыл глаза. Они были несколько затуманены, воспалены и не такие синие, какими она привыкла их видеть, но он был жив, и только это имело значение.
Она вскочила на ноги.
– Ты не представляешь, как чудесно видеть, как ты смотришь на меня. Как ты себя чувствуешь?
– Ужасно, – прохрипел он. – Воды.
Брук дрожащими руками налила воды из кувшина, стоявшего у кровати. Она поднесла стакан к его губам, и он сделал несколько глотков прохладной живительной жидкости. Когда он выпил, она поставила стакан на столик и посмотрела на него. Ей хотелось броситься в его объятия, но она боялась причинить ему боль.
– Что еще тебе дать? – спросила она.
– Ружье, – звучным твердым голосом сказал Тревис.
– Что? – переспросила Брук. Она явно неправильно поняла его. – Должно быть, ты бредишь. Ты три дня был без сознания. Зачем тебе понадобилось ружье?
Тревис попытался шевельнуться, но сморщился от боли.
– Я застрелю этого сукина сына, что мне следовало сделать в первый же раз.
– Жоржа Д'Акуина? – Отец Гесионы был единственным, о ком подумала Брук. – Почему?
– Потому, что это он пытался убить меня. На этот раз один из моих людей видел его, и они поймали его старшего работника, который во всем признался. И он же столкнул тебя за борт, – объяснил Тревис. Он попытался сесть, но усилие было слишком велико, и он со стоном опустился на подушки. – Проклятие, у меня все тело болит.
По сжатым челюстям Брук поняла, что с ее упрямым мужем трудно поладить. Она вспомнила предыдущий случай, когда в него стреляли. Ей пришлось оставить его на попечении мамми, потому что он абсолютно невыносимо вел себя.
Но теперь она была его женой, и Брук собиралась заботиться о нем, даже если это убьет их обоих. И при этом она не потерпит никаких глупостей с его стороны.
– Я понимаю, ты чувствуешь себя ужасно. Ведь целая постройка обрушилась на тебя. И тебе очень повезло, что ты остался жив. Двое из тех, кто был с тобой, погибли.
– Кто эти двое?
Брук на минуту задумалась.
– Я слышала, кто-то сказал – Джон и Джефф.
– Помоги мне сесть, – приказал Тревис.
– Не помешало бы прибавить «пожалуйста», – заметила Брук.
– Ладно, пожалуйста, – проворчал он.
Брук улыбнулась и подложила ему под спину несколько подушек. «Очередная попытка укротить дикого зверя», – подумала она, стараясь приподнять Тревиса. И подумать только, всего минуту назад она молилась о его выздоровлении.
– Спасибо, – сказал Тревис и пристально посмотрел на нее. – Ты выглядишь ужасно, моя дорогая.
Брук подняла бровь.
– Очень благодарна за комплимент.
Тревис взял ее за руку.
– Для меня ты всегда прекрасна, но у тебя действительно усталый вид, под глазами темные круги.
– Не сомневаюсь, – резко ответила она. – Я просидела на этом стуле три дня, не зная, выживешь ты или умрешь. К сожалению, ты выжил. И каковы же твои первые слова? Оскорбление.
Тревис усмехнулся:
– Я знаю, ты так не думаешь.
– Не думаю? – Брук попыталась отнять у него свою руку. – С тех пор как ты проснулся, ты не сказал мне ни одного приятного слова. Я начинаю думать, что предпочла бы видеть тебя спящим.
Тревис ей не ответил.
– Ты сказала, что я находился без сознания три дня?
Она кивнула.
– В таком случае, как насчет веселого Рождества? – сказал он.
У него был такой мальчишеский вид, как у избалованного ребенка, который понимает, что плохо ведет себя, но пытается, используя свое очарование, избежать наказания. От его вида сердце Брук растаяло.
– С веселым Рождеством и тебя.
– У меня нет омелы, – улыбнулся он, – поэтому, думаю, я не могу поцеловать тебя.
– Мне не нужно омелы, – сказала она, наклоняясь к нему, – мне нужен только ты.
– Тогда, моя дорогая, ты должна быть исключительно счастливой всю оставшуюся жизнь, ибо я принадлежу тебе сейчас и навсегда.
– И мы тоже всегда будем принадлежать тебе, – сказала Брук и поцеловала его.
Тревис притянул ее к себе и вопросительно посмотрел ей в глаза.
– Мы?
Брук одарила его ослепительной улыбкой.
– Может, тебе переквалифицироваться в гадалку?
– О чем это ты говоришь?
– Ты будешь отцом, Тревис Монтгомери, – сообщила ему Брук.
Разные чувства отразились на лице Тревиса, но последнее было наилучшим. Наконец Брук увидела истинную любовь в глазах Тревиса и поняла, что получила то, чего никогда не надеялась получить.
Брук обрела истинное счастье в объятиях мужчины.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти твоих глаз - Скотт Александрия



Замечательный роман!!! Жаль что нет продолжения, кто у них родился и т.д.
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияЕкатерина
26.05.2011, 15.24





Очень понравился роман!Не хватает пролога...
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияДарья
7.12.2012, 19.19





Ни одна проститутка не скажет гордо: Я - проститутка!!! Вот и главная героиня Брук гордо заявляет: Я - не проститутка, я - куртизанка. Хрен редьки не слаще. Автор оправдывает Брук, что она была молода и бедна. Конечно, продавать свое тело приятнее и выгоднее, чем работать. Да и обольщает она главного героя по-проститутцки. Так что бывших проституток, как и бывших наркоманов, не бывает. У главного героя есть свои червоточины. Помолвлен с милой и скромной девочкой, которая готовится к свадьбе, покупает приданое. И она случайно узнает, что жених уже женился на другой. А проститутка Брук заявляет, что раз не было праздника помолвки, так и не было самой помолвки. Да и отец главного героя - старый маразматик. Сын с 16 лет горбатится как негр на плантацию, а он завещает половину ее проститутке. Так, что все главные герои мне антипатичны и не вызывают сопереживания.
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияВ.З.,66л.
16.07.2014, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100