Читать онлайн Во власти твоих глаз, автора - Скотт Александрия, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти твоих глаз - Скотт Александрия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти твоих глаз - Скотт Александрия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти твоих глаз - Скотт Александрия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Александрия

Во власти твоих глаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

На бал они уже не вернулись. Брук и Тревис вышли из кабинета. Он подхватил Брук на руки и взбежал вверх по лестнице. Они решили, что слишком долгое время провели в разлуке, и бал был последним местом, где бы они хотели находиться.
– Мы действительно, как нерадивые хозяева, не вернемся на бал, – сказала Брук, прижимаясь к широкой груди мужа.
– Я подумал, что, наверное, предпочтительнее в уединенном месте снять с тебя это милое платьице, а не в бальном зале, – сказал он, распахивая ногой дверь.
Брук смущенно хихикнула.
– Как давно это было, – тихо сказала она, когда он поставил ее на ноги. Она не сделала и двух шагов, как Тревис схватил и снова обнял ее.
– Да, моя дорогая, – вздохнул он с горящими желанием глазами. – С тобой так хорошо, – шептал он, отыскивая губами губы Брук. Его язык проник в ее рот, полностью овладевая им. Оторвавшись от ее губ, он посмотрел в золотистые глаза. – Я думал, что больше никогда не смогу снова обнять тебя.
– А я не была уверена, хотел ли ты моего возвращения, – сказала она, целуя его в подбородок.
– А ты не хотела? – Тревис сжал ее в объятиях так сильно, что она испугалась, что задохнется, но он отпустил ее. Потрясающее наслаждение чувствовать себя в объятиях сильных рук Тревиса согревало ее, как не мог бы согреть ни один огонь. – Этот прошлый месяц, когда я думал, что ты умерла, я провел словно в аду. Не могу сказать, сколько бутылок виски я проглотил.
– Мне так жаль, что ты волновался, но я не могла вернуться домой, пока не вспомнила, где мой дом, – сказала с нежной улыбкой Брук. – Я рада, что в мое отсутствие ты не заменил меня Гесионой. Тревис от души рассмеялся.
– Произошла странная вещь. – Он помолчал, задумавшись. – После тебя, меня не привлекает другая женщина… только ты.
– Я люблю тебя, – сказала Брук.
С тихим стоном Тревис наклонил голову, и его язык, лаская ее, разжигал в ней страсть. Дрожь пробежала по его телу. Желание овладеть ею сводило его с ума.
Он целовал ее шею. Он снова взял Брук на руки и отнес на постель, из которой он собирался не отпускать ее до следующего дня.
Погрузившись в волны страсти, отвечая на его полные нежности поцелуи, Брук знала, что обрела свой рай. Она не сдерживала желаний. Когда она подняла голову, покрывая поцелуями его грудь, то почувствовала, как он вздрогнул, он не ожидал, что она будет целовать все его тело.
В эту ночь она дала волю своей чувственности.
На следующее утро Брук открыла глаза и огляделась. Радость охватила ее, когда она убедилась, что прошлая ночь не была сном. Она по-прежнему была дома, в надежных объятиях Тревиса.
Однако в это утро Брук нездоровилось. В последнюю неделю она время от времени чувствовала себя неважно, но объясняла это беспокойством о своем будущем.
Она не спустилась к завтраку. Вместо этого они с Милли Энн переносили ее вещи в комнату Тревиса, их комнату.
Они почти закончили, когда появился Тревис. Остановившись в дверях, он сказал:
– Сегодня утром я собираюсь съездить на сахароварню. Как я вижу, ты нашла себе занятие.
– Да, – со счастливой улыбкой ответила Брук. – Твоя комната больше никогда не будет такой, как прежде.
– Это я вижу, – сухо заметил Тревис, отходя от двери.
Брук раздвинула шторы.
– Ты не возражаешь, если я сниму эти темные занавеси и повешу здесь что-нибудь посветлее?
– Любовь моя, – сказал Тревис, остановившись за ее спиной и обнимая ее. – Ты можешь делать все, что захочешь. – Он поцеловал ее с необыкновенной нежностью. Как всегда, Брук таяла в его объятиях.
Поразительно, как Тревис умел создать у нее прекрасное настроение. Ему удалось превратить хладнокровную женщину в такую, какой он хотел ее видеть. Конечно, она никогда не признается ему в этом, подумала Брук. Отстранившись, она взглянула на Тревиса.
– Увидимся вечером.
Но Тревис еще не отпускал ее, он наклонился и поцеловал ее в кончик носа.
– Можешь на это рассчитывать. Между прочим, я попросил мамми принести тебе чего-нибудь поесть. Мне не нравится, что ты не ешь, слишком уж ты худая.
– Спасибо, – улыбнулась Брук. Нежная забота Тревиса тронула ее. – Просто сегодня утром я чувствую легкую тошноту. Вероятно, я переволновалась. Понимаю, может быть, это излишняя поспешность, но я хотела перенести мои вещи в твою комнату, чтобы слуги не сплетничали, что моя комната дальше от твоей, чем другие. Думаю, так распорядился ты в день моего приезда.
– А, – усмехнулся Тревис, – я хорошо помню тот день. И я поступил мудро, что держался от тебя подальше, потому что даже тогда ты была слишком соблазнительна.
– Так вот в чем причина, что ты так старался избавиться от меня, – поддразнила его Брук. – А я все это время думала, что из-за того, что я тебе не нравлюсь.
– И это тоже было, – усмехнулся Тревис и затем заговорил серьезным тоном: – Послушай, я поговорю с матерью. Я не хочу думать, что это она столкнула тебя. Тем не менее, если она не сможет поладить с тобой, я устрою так, что она будет жить в другом месте.
Ком встал в горле Брук, когда она поняла, что он готов сделать ради нее. Но эта женщина, как бы там ни было, оставалась его матерью.
– Я не хочу становиться между тобой и твоей матерью. Она просто никогда не давала мне шанса, поэтому теперь, когда она знает, что я остаюсь здесь навсегда, может быть, она изменится.
Тревис, прежде чем отпустить, поцеловал ее.
– Предоставляю решать тебе, потому что ты будешь жить здесь.
– Я люблю тебя, – сказала Брук.
– Я тоже люблю тебя, – улыбнулся Тревис и вышел из комнаты.
Милли Энн вздохнула:
– Это так прекрасно! Я никогда не видела, чтобы мастер Тревис смотрел на кого-то еще так, как он смотрит на вас.
Брук покраснела.
– Мы прошли долгий путь. – Она подошла к окну и пощупала тяжелые бархатные занавеси. – Эта комната будет выглядеть привлекательней, если их снять, так что снимай их.
– Я принесла вам кое-что вкусненькое для этого пустого желудка, – сказала мамми, без стука входя в комнату. – Надеюсь, вы не забыли, как хорошо готовит Проспер, так? – И поставила поднос.
У Брук было ощущение, как будто в комнату вошла ее мать. Она подошла к мамми и обняла эту большую женщину. Из-за подступавших слез Брук не могла говорить.
– Да что это, – сказала мамми, и Брук услышала ее тоже странно изменившийся голос. – Сказать по правде, я тоже по вас скучала. А теперь съешьте хоть кусочек.
– О, мамми, – улыбнулась Брук, – думаю, я больше всех скучала по тебе. – Она сняла салфетку с блюда и взяла большое воздушное печенье. – Я немного проголодалась, но сегодня утром меня тошнило при мысли о еде, полагаю, теперь, когда я дома, мой желудок придет в порядок.
Мамми подняла бровь и пристально посмотрела на Брук.
– Вы бледная, вот так. Думаю, вы совсем не заботились о себе.
Брук села и усадила мамми и затем рассказала ей обо всем, что случилось после того, как они виделись в последний раз. Конечно, Брук охотно съела три бисквита, с полным ртом разговаривая с ней.
На лице мамми сохранялось странное выражение, пока Брук не закончила свой рассказ.
– О чем ты думаешь?
– Вы не голодны, а умяли три бисквита. Когда в последний раз у вас были месячные?
Вопрос удивил Брук, и она почувствовала, что краснеет.
– Я… я не совсем уверена. – Она на минуту задумалась. – Не было с тех пор, как я вышла замуж.
– Господи, Господи… – На лице мамми расплылась улыбка. – У нас будет ребеночек, вот так.
Брук открыла рот, затем быстро закрыла его.
– Я чувствую себя такой глупой… Я никогда не думала, что это возможно, но полагаю, ты права.
Совсем как предсказывал Тревис.
– Только сидите здесь и позвольте мне снять занавески, – сказала мамми, вставая. – Вам надо беречь себя.
– Думаю, мне еще рано беспокоиться, – сказала Брук. – Может быть, мне еще можно.
Но мамми не хотела и слушать.
Комнату прибрали, Брук оглядела ее и осталась довольна изменениями. Без тяжелых занавесей в комнату из окон лился свет, прогоняя неприветливую темноту.
Работа была сделана, но Брук еще была полна энергии. Она решила, что ей необходимо найти Маргарет, поскольку эта женщина, похоже, не собиралась зайти к ней.
Брук нашла мать Тревиса на застекленной террасе в задней части дома. Маргарет, нагнув голову, вышивала на пяльцах. Когда Брук вошла и села рядом с ней, Маргарет подняла глаза, затем снова углубилась в работу.
– Вижу, вы вернулись, – отрывисто сказала Маргарет, взглянув на нее и опять на свою работу. Брук глубоко вздохнула. Она не собиралась позволить этой женщине вывести ее из себя.
– Я полагаю, Тревис рассказал вам, что произошло?
– Да. Он рассказал мне об этом сегодня утром, – сказала Маргарет, вонзая иголку в ткань. – Вам очень повезло, что вы остались живы после такого падения.
– Да, повезло. Хорошо, что я достаточно хорошо плаваю, чтобы спастись. И вероятно, еще больше повезло вам в том, что не стояли рядом, иначе вы могли бы упасть вместе со мной, – сказала Брук.
Маргарет повернулась к Брук:
– Никогда не думала об этом. Я уверена, что утонула бы, потому что не умею плавать.
– Да, тогда вам повезло. Хотя я удивлена. Почему вы сказали Тревису, что я разговаривала с мужчиной, когда вы знаете, что, кроме вас, со мной никого не было?
– Потому что я хотела, чтобы вы исчезли из нашей жизни, – честно ответила Маргарет, удивив Брук своей прямотой. – Все шло хорошо, пока не появились вы. Тревис собирался жениться на другой, подходящей ему.
– Я подхожу ему, – возразила Брук. – Вы не забыли, что Тревис наполовину англичанин? По-моему, вы сами были влюблены в англичанина. И если это так, то Тревис в этом не отличается от вас.
Маргарет застыла.
– Это не ваше дело. – Она взглянула на свою вышивку. – И я надеялась, что мои ошибки чему-то научат Тревиса.
– Теперь это и мое дело, я член семьи. Я очень хорошо знала Джексона и могу сказать, что он был очень славным человеком.
– Да, был, – тихо сказала Маргарет. – Скажите, он был все еще женат?
От этого вопроса у Брук создалось впечатление, что кирпич вывалился из стены, разделявшей их.
– Я никогда не видела его жену. Я и две его племянницы жили у него. Девушки сказали мне, что их тетя умерла.
– А он так и не вернулся ко мне, – сказала Маргарет, рассеянно глядя перед собой. И добавила: – Она была тронутой.
Брук, не понимая, взглянула на нее.
– Она была тронутой тут, в голове, – объяснила Маргарет.
– Сумасшедшая, – сказала Брук, – а я не знала.
– Вот по этой причине Джексон не мог оставить жену, – тихо добавила Маргарет. – Он не мог ни развестись, ни жить с ней.
Брук кивнула.
– У него в этом браке не было детей, но я уверена, что он любил Тревиса. Не могу сказать, почему он не проводил с ним больше времени, но, думаю, в конце своей жизни жалел об этом.
Маргарет закрепила иголку на ткани и повернулась к Брук:
– Джексон узнал о Тревисе довольно поздно. Я послала ему письмо, но его жена перехватила его, и Джексон нашел его много лет спустя.
– Как печально.
– Да, так и было, – сказала Маргарет. – Так и было, мы навсегда остались изгоями.
– Но вы вырастили прекрасного сына вопреки всему.
Маргарет кивнула:
– Он хороший сын. К сожалению, мой отец никогда не признавал его.
– Я встречалась с этим человеком, – сказала Брук. – Такое впечатление, что он не способен смягчиться.
– Он – глава семьи, – сказала Маргарет.
– Но это не доказывает, что он прав, – возразила Брук. – Меня возмущает его отношение к Тревису. Тревис получил эту плантацию и создал ее из ничего, почти не получая ни помощи, ни совета от кого-либо старше и опытнее его. Его дед должен был гордиться его успехами, а не унижать его.
Маргарет смотрела на Брук с каким-то странным выражением лица.
– Я думаю, вы правы. Я никогда не смотрела на это с такой точки зрения.
– Надеюсь, теперь будете, – осторожно сказала Брук.
Она осталась довольна их коротким разговором, и возможно, он значил больше для Маргарет, чем просто знакомство с точкой зрения Брук.
– Я отняла у вас довольно много времени, – сказала Брук, вставая. – Я только хотела сказать, что надеюсь, с течением временем мы могли бы стать друзьями. – Она улыбнулась. – Особенно теперь, когда вам предстоит стать бабушкой.
Изумление на лице Маргарет было невозможно описать. Она резко встала.
– Я слышала, некоторые мои родственники говорили, что вы ждете ребенка, но я не поверила.
– Тогда это была ложь, сказанная Тревисом. Он рассчитывал, что меня быстрее примут в семью, если я буду беременна. Но в то время я не была.
Маргарет обняла Брук.
– Мне все еще потребуется время, чтобы привыкнуть к вам. – Она улыбнулась. – Я говорю честно, внук поможет.
– Может быть, это уравновесит тот факт, что я не креолка.
Маргарет улыбнулась:
– Мы все далеки от совершенства. А Тревис знает?
– Еще нет, я только что поняла это сама. Сегодня я скажу ему.
Ближе к вечеру Брук села писать письмо Джоселин. Брук не могла поверить, что будет матерью, она, а не кто-то другой! Она могла бы ожидать такого от Шеннон, но никогда не представляла матерью себя. Она надеялась, что научится быть хорошей матерью.
Брук только что закончила письмо, когда дверь ее спальни распахнулась, громко ударившись о стену.
– Мисс Брук! – врываясь в комнату, закричала Милли Энн. – Произошел несчастный случай на сахароварне. Вы должны сейчас же туда ехать. Мастера Тревиса завалило!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти твоих глаз - Скотт Александрия



Замечательный роман!!! Жаль что нет продолжения, кто у них родился и т.д.
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияЕкатерина
26.05.2011, 15.24





Очень понравился роман!Не хватает пролога...
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияДарья
7.12.2012, 19.19





Ни одна проститутка не скажет гордо: Я - проститутка!!! Вот и главная героиня Брук гордо заявляет: Я - не проститутка, я - куртизанка. Хрен редьки не слаще. Автор оправдывает Брук, что она была молода и бедна. Конечно, продавать свое тело приятнее и выгоднее, чем работать. Да и обольщает она главного героя по-проститутцки. Так что бывших проституток, как и бывших наркоманов, не бывает. У главного героя есть свои червоточины. Помолвлен с милой и скромной девочкой, которая готовится к свадьбе, покупает приданое. И она случайно узнает, что жених уже женился на другой. А проститутка Брук заявляет, что раз не было праздника помолвки, так и не было самой помолвки. Да и отец главного героя - старый маразматик. Сын с 16 лет горбатится как негр на плантацию, а он завещает половину ее проститутке. Так, что все главные герои мне антипатичны и не вызывают сопереживания.
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияВ.З.,66л.
16.07.2014, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100