Читать онлайн Во власти твоих глаз, автора - Скотт Александрия, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти твоих глаз - Скотт Александрия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти твоих глаз - Скотт Александрия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти твоих глаз - Скотт Александрия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скотт Александрия

Во власти твоих глаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Тревис сжал челюсти.
– Черт бы вас побрал!
Он рывком притянул к себе Брук. Она не успела произнести и слова, как он зажал ей рот поцелуем. Он медленно раскрывал ее губы, и она, откинув назад голову, застонала, почувствовав его горячий влажный язык.
От этого прикосновения кровь у Брук мгновенно вскипела. Он властно положил руки на ее спину и целовал ее, лаская своими умелыми руками.
«Наконец-то, – подумала она. – Я не утратила своего дара. Мне просто не хватало практики». Он делал то, чего она от него и хотела.
Соблазнение Тревиса Монтгомери обещало одно лишь удовольствие. Еще не пройдет эта ночь, как он будет умолять ее.
Прижимаясь к нему всем телом, Брук чувствовала, как у ее живота пульсирует его возбужденная плоть. Зная, что ей предстоит разрушить воздвигнутую им вокруг себя твердую стену, она вкладывала в поцелуй всю свою страсть.
Тревис застыл, не отвечая на ее ласки.
Брук воспользовалась своим преимуществом и с такой безудержной страстью ласкала его языком, как будто и в самом деле впервые в жизни отдавалась мужчине. В прежние времена она проделывала это, не испытывая никаких чувств.
Острое желание, так долго спавшее в ней, пробудилось, и Брук хотелось сорвать с них обоих одежду и заняться с Тревисом любовью. Какого же мощного противника она выбрала! Только теперь Брук поняла, что такое вожделение, которое она прежде видела в глазах многих мужчин. Она хотела этого единственного мужчину, способного вызывать этот невыносимый жар между ее ног.
Она больше не могла отрицать этого. Она хотела Тревиса Монтгомери.
Тревис оторвал губы от губ Брук и целовал ее шею, спускаясь к ложбинке между ее грудями – ему весь вечер хотелось прикоснуться к ее груди. «Черт бы побрал эту женщину», – думал он. Ей каким-то образом удалось возбудить в нем, во всех частях его тела, страсть. Он сдернул вниз лиф ее платья, и ее груди свободно выскочили наружу и вздрагивали от его жадных прикосновений.
Не теряя даром времени, он пальцами гладил ее соски, готовясь обхватить их изголодавшимися по любви губами. Он собирался ласкать каждый сосок, пока она не закричит от страсти.
«Я обрел рай», – подумал Тревис.
– Что все это значит? – прогремел чей-то голос.
Тревис вздрогнул от неожиданности. Медленно оглянувшись, прикрывая собой Брук, он оказался лицом к лицу с наглецом, которого был готов убить за вмешательство.
– Я знал, что она шлюха, как только увидел ее! – кричал Жорж Д'Акуин.
За спиной Тревиса Брук скрестила руки, прикрывая обнаженную грудь. Не хватало еще, чтобы ее застали в таком виде. Ее репутация будет погублена.
– Если хотите дожить до завтрашнего дня, – угрожающе сказал Тревис, – вы извинитесь перед миссис Хэммонд.
– Ничего подобного я не сделаю, – заявил Д'Акуин. – Вы забыли, что обручены с моей дочерью? Видимо, так. – Махнув рукой, он сам ответил на свой вопрос. – Я застаю вас здесь обнимающим другую женщину! – снова с яростью закричал он. – Вы позорите мою семью и свою! Ваш дед должен узнать об этом немедленно!
Тревис действительно защищал ее, подумала с довольной улыбкой Брук. Она была благодарна ему, что он скрыл ее от взгляда этого человека и дал возможность поправить лиф платья. Затем она попыталась встать рядом с ним.
Он схватил ее и толкнул обратно за спину. «Не высовывайтесь», – чуть слышно шепнул он и снова обратился к отцу Гесионы.
Тревиса возмутило, что старик разговаривает с ним, как с малым ребенком. Вот такая жизнь и ожидает его, если он женится на Гесионе? Не только его дед и мать будут отравлять ему жизнь, но еще Д'Акуин и Гесиона. Нельзя сказать, что Тревис обращал на кого-либо из них особое внимание, но он наверняка мог обойтись без постоянных придирок.
– Можете говорить моему деду все, что вам угодно, – сказал Тревис любезным, но снисходительным тоном, – но для начала вы можете сказать ему, что я больше не обручен с вашей дочерью.
– Вы не посмеете это сделать, – прорычал Д'Акуин. – Ваш дед – мой должник.
Брук, державшая руку на спине Тревиса, чувствовала, как с каждым словом напрягаются все его мышцы. Она слушала их со все возраставшим волнением.
– Не знаю, что должен вам мой дед, меня это не интересует, но уверяю вас, что Гесиона свободная женщина, – сказал Тревис, чеканя каждое слово, и добавил: – Я не вещь, которой вместо денег оплачивают долги. Через две недели я женюсь на миссис Хэммонд. Обязательно пришлю приглашение вашей семье.
«Что?» – чуть не вырвалось у Брук, но она успела зажать рот ладонью. Тревис собирается жениться на ней? Она не помнила, чтобы он делал ей предложение.
Д'Акуин бросился вперед и замахнулся на Тревиса, но тот отступил и перехватил его руку.
Брук отошла в сторону от них обоих, чтобы не участвовать в ссоре.
– Я требую сатисфакции за оскорбление моей семьи! – Даже в тусклом свете она видела, как покраснело лицо Д'Акуина.
Тревис отпустил его руку и процедил сквозь зубы:
– Назовите время, место и оружие.
– Пистолеты, на рассвете. Кто ваш секундант?
– Джереми Дюбуа.
– Условия будут обговорены, – сказал Д'Акуин Тревису и в гневе удалился.
– До завтра, – вслед ему бросил Тревис.
Брук словно приросла к месту. Тревис развернулся и посмотрел на нее так, как будто во всем была виновата она одна. В его глазах была такая ярость, что она не могла понять их выражения.
– Что сейчас произошло? – наконец спросила она, когда стало ясно, что он не собирается ничего ей объяснять.
– Кажется, завтра утром под Большими Дубами у меня будет дуэль.
– Но вы можете пострадать!
– Не думаю, что это вас сильно огорчит, моя дорогая. – Затем добавил: – Вы мало в это верите. – Он с силой сжал ее локоть. – Но меня могут и убить, и тогда плантация станет вашей скорее, чем вы думали.
– Я не хочу получить ее таким образом, – призналась Брук.
– Я знаю. – Он помолчал и с сарказмом продолжил: – Вы хотели, чтобы я исчез, с первой же минуты, как увидели меня.
– Да, но живой, а не мертвый.
Тревис приподнял ее подбородок и насмешливо посмотрел ей в глаза.
– Ваше беспокойство так трогательно. Если я уцелею, уверяю вас, я буду очень, очень живым и заставлю вас выйти за меня замуж через две недели, как я и обещал Д'Акуину.
Значит, Брук все поняла правильно. Она получила то, чего хотела, но почему-то это не принесло ей удовлетворения, как она ожидала.
– Что это? Молчание осужденного? – усмехнулся Тревис.
Ей действительно не нравилось его высокомерие.
– Вы просите меня выйти за вас замуж?
– Нет, я ничего не прошу, – пояснил он. – Я говорю вам, что мы поженимся через две недели. В конце концов, этого хотел мой отец. Так что мистер Джеффрис должен быть счастлив. Мы можем смотреть на это как на деловую сделку. Спустя год, когда обязательство будет выполнено, вы будете свободны.
Хорошо, что она не была сентиментальна, не из тех, кто верит в любовь, потому что она получала совсем не то, чего добивалась. Тревис высказался по этому поводу предельно ясно.
– Я думала, вы хотели преуспеть самостоятельно, – напомнила она ему.
Он недовольно поджал губы.
– Буря уничтожила большую часть нашего урожая. Мы не продержимся еще один год, ничего не делая, и я не могу ждать. Жизнь многих людей зависит от этой плантации. Деньги моего отца спасут это место.
Не обращая внимания на внутренний голос, спрашивавший, почему ее должно это волновать, она сказала:
– Вечно у вас эта плантация. – Брук отвернулась от него. – Неужели больше ничего нет?
– А что же еще есть? – спросил он ее. – Если у тебя нет земли, значит, у тебя ничего нет.
– А что, если я не хочу быть свободной?
– О, вам нужна будет свобода, чтобы найти того, кто вас полюбит, – сказал он в ответ на ее взгляд. Тревис смотрел на нее с равнодушной холодностью. – Ибо, видите ли, Брук, я не способен любить. Вы всего лишь препятствие на моем пути к тому, чего я так отчаянно добивался долгое время.
Странно, но именно так она иногда думала о Тревисе. Он стоял на ее пути. Однако ей не понравилось, когда это было сказано о ней.
Брук знала, что ему нужно, и это была не она.
Каждое слово Тревиса было как пощечина. Все эти годы она вела себя как расчетливая деловая женщина, а теперь они поменялись ролями. Тем не менее, Брук не собиралась оставлять его последнее замечание без достойного ответа. Даже если бы он собирался отдать ей все, она хотела… делового соглашения. Она шагнула к нему и приподнялась на цыпочки, чтобы заглянуть в его холодные синие глаза, и тихо сказала:
– Думаю, вы сами не знаете, чего хотите, Тревис Монтгомери.
– А вот в этом вы ошибаетесь, моя дорогая. Я прекрасно знаю, чего хочу, – прошипел он, поворачиваясь, чтобы уйти.
Брук смотрела вслед высокомерному негодяю, сознавая, что последнее слово должно остаться за ней.
– Тревис Монтгомери, наступит день, когда вы пожалеете о своих словах.


Брук проснулась оттого, что кто-то тряс ее за плечо. Она открыла глаза и увидела, что едва-едва забрезжил рассвет.
– Посмотрите, который час, – снова толкнула ее мамми. – Просыпайтесь, мисс Брук, слышите.
Обычно мамми не будила ее. Когда она окончательно проснулась и пришла в себя, то приподнялась, опираясь на локти.
– Ч-что случилось?
– Мистер Тревис уже уехал к Дубам на дуэль.
Брук сразу же вспомнила все, что произошло накануне. Сначала она подумала, что не стоит принимать близко к сердцу ту мерзкую манеру, с которой Тревис сделал ей предложение. Она полагала, что за долгую ночь страсти обоих мужчин поутихнут.
Брук сбросила одеяла.
– Я думала, может быть, они обойдутся без дуэли. Вроде бы никто не пострадал, – сказала Брук, вставая с постели. – Поверить не могу, что они собираются стреляться. В Англии дуэли запрещены законом.
«Вероятно, мне следовало бы позволить Д'Акуину застрелить Тревиса», – подумала Брук, наливая воду в таз. Но нет, он ей нужен.
Ополоснув лицо, она обратилась к мамми:
– А где Милли Энн? Мне нужно одеться и остановить этих глупцов.
– Я послала ее распорядиться, чтобы приготовили карету, я подумала, что вы захотите поехать к Дубам. Я помогу вам одеться, но, сказать по правде, вы ничего не сможете изменить. И я поеду с вами. Слишком много я вложила в этого мальчика, чтобы увидеть в нем дыры от пуль, вот так, – говорила мамми, вынимая для Брук черную юбку и белую блузку.
– Надеюсь, Элиза не поедет.
– Она еще слишком молода, с ней побудет Милли Энн.
Брук надела блузку и повернулась к мамми, чтобы та застегнула ее.
– Расскажи мне об американских дуэлях. В Англии было несколько, но я к ним непричастна. Там это считается преступлением. А в Новом Орлеане приняты дуэли?
– Oui. Молодые люди дерутся по малейшему поводу из-за такой глупости, как их честь. Чаще всего это случается на вечерах, как вчера. Я даже слышала, что была дуэль за честь реки Миссисипи, вот так. В Нолинзе у всех горячая кровь, вот так.
Когда мамми застегнула последнюю пуговицу, Брук подбежала к туалетному столику и схватила щетку для волос и ленту.
– Я могу причесаться и в карете. Надо спешить.
Через минуту они уже были в холле. Слуга распахнул дверь, и мамми подала Брук шаль.
– Ты не думаешь, что Тревиса ранят? – спросила Брук. – Он хорошо стреляет из пистолета?
Мамми почти вытолкнула Брук за дверь, вид у нее был встревоженный.
– Он лучше дерется на шпагах, конечно. Может, поэтому его противник и выбрал пистолеты.
– Жизнь – дорогая цена за честь, – заметила Брук, саживаясь в карету.
– А все-таки, из-за чего они стреляются?
Брук нахмурилась. Она чувствовала себя виноватой и не могла смотреть мамми в глаза, но надо было отвечать.
– Из-за меня, – шепотом ответила она. Мамми ничего не сказала. Брук взглянула на нее, ожидая увидеть неодобрение на ее лице. Но, к ее удивлению, его не было. Мамми спросила:
– Кто-то, должно быть, оскорбил вас, не так ли?
Карета тронулась. Брук откинулась на подушки и принялась расчесывать волосы.
– Это только видимая часть айсберга.
– Так я и думала. Мистер Тревис никогда бы не потерпел оскорбления, слышите. Но с кем он дерется?
– С отцом Гесионы.
– Боже мой, Боже мой, – пробормотала, качая головой, мамми. Она наморщила лоб. – И что же так задело этого мальчика?
– Вызов сделал не Тревис, а мистер Д'Акуин.
– Но почему?
Брук закончила причесывать волосы. Она связала их желтой лентой, чтобы они не падали ей на лицо, и положила щетку рядом с собой на сиденье. Она не имела представления, как отнесется к этому мамми, но должна была сказать ей. Она чувствовала, что между ними возникло взаимное доверие, и не хотела разрушать его.
– Вероятно, это как-то связано с фактом, что… – Брук замялась. – Тревис сказал мистеру Д'Акуину, что он не женится на Гесионе, а женится на мне.
Мамми, прежде чем ответить, подняла глаза к небу.
– Будет большой шум, когда вернутся мисс Маргарет и мисс Гесиона, я не сомневаюсь. Если мистер Тревис сейчас останется в живых, мать может сама застрелить его.
– Ты разочарована?
Мамми прищелкнула языком и честно призналась:
– Это зависит от того, почему вы выходите за него.
– Потому что это устраивает нас обоих, – наконец ответила Брук. – Плантация принадлежит нам обоим, поэтому в браке есть смысл. Какая еще причина может быть?
– Ну, скажем… это вопрос. Может, потому, что вы должны любить человека, за которого выходите замуж.
– Я уже давно отказалась от любви, мамми, – сказала ей Брук. – Не думаю, что я еще верю в нее.
Мамми задумчиво покачала головой.
Брук смотрела в окно, думая о том, что произойдет, когда они приедут. И тут ее осенило, что обычно человек, вызванный на дуэль, выбирает оружие, но прошлым вечером это было не так. Почему Тревис позволил старику сделать выбор? Он хотел умереть? Нет, это было невероятное предположение. В нем был слишком силен боевой дух. Может быть, допустил это из уважения к возрасту старика? У Тревиса были странные понятия о порядочности.
Спустя четверть часа они прибыли на окраину Нового Орлеана. Карета покатилась по Декатюр-стрит к Джексон-сквер, где они повернули. Час был еще ранний, и стоял туман, мешавший что-либо видеть, но Брук узнавала улицы, на которых начинали появляться торговцы.
Сквозь туман прорывалась к небу колокольня, походившая на маяк. Подъехав к собору Святого Людовика, стоявшему в Сент-Энтони-Гарденс, карета замедлила ход. Они объехали церковь и остановились на заросшей травой поляне парка, где росли два огромных дуба.
Брук повернулась к мамми:
– По-моему, это здесь.
Мамми кивнула.
Кучер распахнул дверцу и помог им выйти из кареты. Сквозь туман Брук разглядела две группы мужчин. Они с Тревисом одновременно увидели друг друга, и он сразу же направился к ним.
– Не думаю, что Тревис рад нас видеть, – шепнула Брук мамми.
– Честно говоря… думаю, вы правы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Во власти твоих глаз - Скотт Александрия



Замечательный роман!!! Жаль что нет продолжения, кто у них родился и т.д.
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияЕкатерина
26.05.2011, 15.24





Очень понравился роман!Не хватает пролога...
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияДарья
7.12.2012, 19.19





Ни одна проститутка не скажет гордо: Я - проститутка!!! Вот и главная героиня Брук гордо заявляет: Я - не проститутка, я - куртизанка. Хрен редьки не слаще. Автор оправдывает Брук, что она была молода и бедна. Конечно, продавать свое тело приятнее и выгоднее, чем работать. Да и обольщает она главного героя по-проститутцки. Так что бывших проституток, как и бывших наркоманов, не бывает. У главного героя есть свои червоточины. Помолвлен с милой и скромной девочкой, которая готовится к свадьбе, покупает приданое. И она случайно узнает, что жених уже женился на другой. А проститутка Брук заявляет, что раз не было праздника помолвки, так и не было самой помолвки. Да и отец главного героя - старый маразматик. Сын с 16 лет горбатится как негр на плантацию, а он завещает половину ее проститутке. Так, что все главные герои мне антипатичны и не вызывают сопереживания.
Во власти твоих глаз - Скотт АлександрияВ.З.,66л.
16.07.2014, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100