Читать онлайн Свет звезды, автора - Скиннер Глория Дейл, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет звезды - Скиннер Глория Дейл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет звезды - Скиннер Глория Дейл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет звезды - Скиннер Глория Дейл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скиннер Глория Дейл

Свет звезды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Пока Мими расстегивала пуговицы на корсаже платья Гейти, она вспоминала две недели, проведенные в доме Астона. Пикник с Астоном еще больше убедил Гейти в том, что он именно тот загадочный человек, который так привлек ее во время их первых двух встреч. Она редко видела его в течение дня, но по вечерам, за ужином, он поддерживал разговор рассказами о том, что происходит на плантации, и сплетнями, услышанными от жителей Саванны.
Во время этих бесед она узнала, что каждый день он следит за работой на полях и лесопилке, смотрит за скотом, а также проверяет бухгалтерские книги всех своих хозяйств. Время от времени он упоминал что-либо случившееся именно с ним. Он всегда спрашивал, как она провела день, но очень редко интересовался ее прошлым. Она обнаружила, что его обращение с ней вызывает у нее уважение и одобрение.
Гейти чувствовала себя намного счастливее – теперь часть дня была заполнена уроками верховой езды. Хэнк принял слова Астона близко к сердцу и вдобавок ко всему пытался обучить ее и Мими, как привязывать лошадь и брать невысокий барьер. Особенно Гейти полюбила езду в предвечерние часы, когда солнце висело низко в небе и окрашивало сумерки медным заревом.
Много раз за последние несколько дней мысли Гейти возвращались к разговору с Астоном в день пикника. Он подтвердил слова, которые она слышала в кабинете шерифа перед тем, как их с Тайтесом отправили в приют: Астон и Теодора поженились из-за того, что она ждала ребенка. Но Астон не упомянул о том, что его вынудили жениться на Теодоре под дулом ружья и что из-за этого погибли ее брат и отец. Ей также было интересно, правда ли то, что, по словам Астона, его не было дома, когда Теодора упала с лестницы. Ее не покидало странное чувство, что в этой истории было что-то еще, о чем никто никогда не рассказывал ей. Астон разъяснил ей то единственное, что беспокоило ее со дня приезда в Южные дубы: они с Теодорой не любили друг друга.
Гейти также сделала один вывод: несмотря на то что, вполне возможно, Теодора могла случайно упасть со ступенек, ее так и не смогли убедить в том, что это был просто несчастный случай. Не то чтобы она предполагала, что Астон или кто-либо другой из живущих в доме намеренно толкнули Теодору, но она могла поссориться с кем-нибудь, или от кого-то убегать, или ее падение было вызвано еще какой-то причиной.
Она расспросила Джолли и Алетту, темнокожих слуг, которые помогали Альме по дому, и выяснила, что ни одна из них не работала в Южных дубах, когда Теодора жила там. Также она попыталась расспросить Джози. Ей не потребовалось много времени, чтобы понять, что кто-то научил его отвечать «я не знаю» на все вопросы, касающиеся прошлого Астона. Она снова попробовала задать вопросы Альме, но та с легкостью ушла от ответа.
Гейти еще раньше обдумывала одну идею, и, пока она завязывала ленточки своего пеньюара, эта мысль снова пришла ей в голову.
– Мими, насколько близко ты познакомилась с Альмой и Хэнком? – спросила она, садясь на пуф перед туалетным столиком.
Мими обернулась – она вешала в шкаф платье Гейти.
– Как будто мы дружим уже целые годы. Альме потребовалось несколько дней, чтобы расположиться ко мне, но сейчас она очень дружелюбна. Мы будем жить дружно, как котята. Не беспокойтесь, мисс. Если вы решите выйти замуж за мистера Астона, мы хорошо поладим.
Продолжая болтать, она взяла нижние юбки и повесила их в отдельный шкаф.
– А с Хэнком мы не так много разговариваем. Иногда, как сегодня днем, когда вы отпустили меня на несколько минут повидать его, мы просто сидели, глядя друг другу в глаза и улыбаясь. Нам не нужны слова. Для меня удовольствие просто быть рядом с ним.
Услышав последние слова, Гейти почувствовала укол зависти. Как прекрасно, должно быть, осознавать, что кто-то может доставить тебе удовольствие только лишь тем, что будет рядом и что ему тоже от этого хорошо! Она посмотрела на свое отражение в зеркале. И хотя Гейти отвергала это и признание этого причиняло ей боль, она знала, что получает удовольствие, когда Астон рядом.
– Я хочу, чтобы ты сделала мне одно одолжение, Мими. – Гейти колебалась. Ей не хотелось использовать дружбу Мими с домашней прислугой в своих целях, но было необходимо разузнать побольше о том, как жила Теодора в этом доме, а ей самой в этом не очень везло.
– Да, мисс, – Мими взглянула на нее. Гейти поднялась и сделала несколько шагов навстречу ей.
– Попробуй узнать что-нибудь о первой жене Астона.
Миндалевидные глаза Мими заметно округлились.
– Что например, мисс? Я «уже знаю, что они были женаты не так долго и что его семья не приняла ее.
Это Гейти знала сама. Она вполне подходила ему для развлечения, но не была для него подходящей невестой. Двенадцать лет назад она по частям выудила эту информацию у шерифа. Мысль о том, что Астон так отнесся к ее сестре, заставила Гейти сжать кулаки. А когда она подумала, как ей нравится находиться в обществе Астона, ей захотелось направить кулаки против себя. Как она может предать свою семью? Как сможет жить в согласии с собой, если позволит нежным чувствам к Астону расти дальше? Необходимо изо всех сил постараться противостоять его очарованию и притягательной силе.
Она прочистила горло.
– Ну, что она делала, в каких комнатах жила. Мне хотелось бы знать, осталось ли в доме что-либо, что принадлежало ей. И... если сумеешь что-то разузнать о ее смерти, я бы хотела знать это.
Выражение лица служанки подсказывало Гейти, что она решает, задавать ли своей госпоже еще вопросы или нет. В конце концов Мими спросила:
– Вы хотите узнать про все это, но не желаете, чтобы кто-то об этом знал. Поэтому вы спросили меня, смогу ли я попробовать это выяснить?
Хотя и не сразу, но Мими сама дошла до этого, и Гейти не пришлось раскрывать свои карты и просить ее выведывать информацию.
– Да. Мне бы не хотелось, чтобы до Астона дошли слухи, что я интересуюсь его первой женитьбой.
– Понимаю. Я буду задавать вопросы осторожно. – Мими прижала палец к губам и задумалась. – Вряд ли Хэнк знает много. Он в Южных дубах всего три года, но, возможно, он что-нибудь слышал.
Гейти взглянула Мими в глаза.
– Кое-что я тоже слышала. Но мне хотелось бы узнать, что произошло, от кого-нибудь, кто был здесь в то время.
– Предоставьте это мне. – Мими улыбнулась. – Погляжу, может, мне и удастся выяснить то, о чем вам так хочется узнать.
Гейти кивнула и вернулась к туалетному столику, чтобы расчесать волосы. Она надеялась, что отец скоро вернется и потребует ответа от Астона. Она не могла больше оставаться в его доме. Он казался ей слишком привлекательным и очаровательным. С ним она чувствовала себя слишком спокойно. Вечерами она с нетерпением ждала, когда подойдет время ужина и она сможет увидеть его, – этому должен быть положен конец. Нельзя уходить от своей цели.
Она поймала себя на мысли, что хочет поверить в то, что он не имеет отношения к гибели ее отца и Джоша, не замешан в смерти Теодоры и ее ребенка. Первый раз за двенадцать лет ей захотелось думать о будущем и забыть о прошлом. Но этого не случится. Она должна отвергнуть сегодняшнего Астона и помнить того молодого человека, который воспользовался наивностью ее сестры, а потом отказался нести ответственность за свои поступки. Она должна сделать это ради своих родных, чтобы отомстить за их гибель.
Гейти взяла щетку для волос. Скоро должен вернуться отец.
Астон вошел в дом через парадный вход и повесил шляпу на вешалку в углу. Ему становилось смешно всякий раз, когда он вспоминал, как Гейти посоветовала ему входить в ее дом через задний вход. С самого начала ее уверенность в себе пришлась ему по душе. Бросив взгляд на длинный коридор, он был поражен тишиной, царящей в доме. Это озадачило его. С тех пор как Гейти и ее служанка гостили здесь, дом стал оживленным, каким он помнил его, будучи маленьким мальчиком, когда были живы его отец и мать. Он прошел на веранду в надежде, что найдет там Гейти, сидящую за вышиванием. Но ее не было там. Не было и ее служанки. От мрачного предчувствия легкая дрожь пробежала у него по спине, но он поежился, и чувство исчезло. Что могло случиться?
Ему пришло в голову, что Гейти, может быть, следит за приготовлением ужина в столовой, и он заглянул туда. Прошел через кухню, библиотеку и гостиную. Искать наверху не было смысла. Гейти не было в доме. Он знал это наверняка, хоть и не мог понять откуда. Он ощущал ее отсутствие. Но где она и почему уехала? В конце концов он поднялся по лестнице на самый верх и позвал Альму. Спустя несколько мгновений она появилась из-за угла.
– Да, мистер Астон?
– Где Гейти? – Его слова прозвучали как обвинение, хотя сам он этого не желал.
– Она поехала домой, в Сиреневый холм, – ответила она, идя вниз по ступенькам. – Выехала как раз до полудня. Сегодня утром она получила известие, что привезли ее рояль, и она так обрадовалась, что сразу же собралась ехать туда.
Астон почувствовал неожиданное облегчение. На какое-то мгновение он подумал, что она уехала и больше не вернется.
Астон откашлялся:
– Да, я знаю о том, что она с нетерпением ждала, когда привезут рояль. Она не просила, чтобы мы подождали с ужином до их приезда?
– Нет, сэр, – ответила Альма и остановилась перед ним, скрестив руки на груди. – Она сказала, что собирается заночевать в Сиреневом холме и вернется завтра днем. Я пыталась уговорить ее, чтобы Джози или Хэнк поехали с ними, но она об этом и слышать не желала. Сказала, что она не маленькая и не нуждается, чтобы за ней приглядывали.
– Что? – Астон вскипел. – Ты, конечно, не хочешь сказать, что Джози позволил им ехать одним в повозке?
Альма побледнела, от волнения у нее на лбу появились морщинки, и она умоляюще смотрела на Астона.
– Нет, сэр. – Она покачала головой. – То есть да, сэр, они уехали одни, но не в повозке. Они поехали верхом.
– Верхом? Проклятие! Гейти ведь ездит верхом всего лишь какие-то две недели. Не могу поверить, что Хэнк отпустил их с плантации на лошадях. – Астон подошел к двери и сорвал с вешалки шляпу.
– По ее словам, это всего лишь в десяти милях отсюда. И я не хочу перечить вам, но я видела, как они ездят верхом. Обе прекрасные наездницы, мистер Астон.
– Дело не в этом, – возразил он. – Их нужно было сопровождать. Где, черт возьми, Джози и Хэнк? – пробормотал он раздраженно. – Должны же они были сообразить, что нельзя разрешать женщинам ехать одним. Джози надо было настоять на том, чтобы кто-то из них отправился с ними. – Астон кипел от гнева. Он перегибал палку, но был не в силах остановить себя. Он не сможет упокоиться, пока не убедится в том, что они благополучно добрались до дома. – Если бы до Сиреневого холма было всего пять-шесть миль, я бы не беспокоился. Эти женщины не настолько хорошо знакомы с этими местами, чтобы одним разъезжать здесь верхом. Возможно, сейчас они уже проехали полштата. – Сам Астон сомневался в этом, но он почувствовал себя лучше, когда произнес эти слова. Возможно, Гейта без труда нашла Сиреневый холм, и он был уверен, что она с легкостью поставила на место Джози, когда он предложил поехать с ними.
Вероятно, Альма решила, что он потерял рассудок, но Астон догадывался, какова была настоящая причина. Он влюбился в Гейти. Это открытие удивило его, и он не был уверен, хочет ли в него верить. Астон распахнул парадную дверь, но мягкий голос Альмы остановил его:
– Как насчет ужина, мистер Астон? Подождать вас?
– Нет. Просто приготовь тарелку и оставь ее на кухне. Я не знаю, когда вернусь. Не надо меня дожидаться. Я поеду в Сиреневый холм и удостоверюсь в том, что они добрались без приключений. – Он был уверен, что Альма видит насквозь его оправдания. Правда заключалась в том, что он хотел, чтобы Гейти была в Южных дубах, а не в Сиреневом холме.
– Да, сэр, – ответила она неуверенно.
Полуденные тени стелились вдоль дороги к дому Смита; лошадь Астона неслась галопом по направлению к Сиреневому холму. Он решил срезать путь и проехать через лес, окружающий пруд, где он впервые увидел Гейти.
Астон знал, что рояль был важен для Гейти, но до сих пор не догадывался, насколько важен. Черт возьми, если она так хочет его иметь, он попробует найти какой-нибудь и для Южных дубов. На званых ужинах в Саванне он часто слушал, как играли на рояле. Он любил музыку и считал, что это – хорошее занятие для вечеров. Он не против после ужина слушать игру Гейти на рояле. Совсем не против. Астон усмехнулся про себя, продолжая свой путь. Удивительно, насколько легко вошла Гейти в его жизнь и как быстро он созрел для того, чтобы дать ей все, что она пожелает, и как разгорелись его чувства, когда он решил, что она покинула Южные дубы.
Странным было то, что Астон, вернувшись, сразу понял, что Гейти нет в доме. Он ощущал ее отсутствие – только так он мог объяснить это себе самому. Ему хотелось убедиться в том, что она благополучно добралась до Сиреневого холма, но еще, в глубине души, он чувствовал неукротимое желание отвезти ее обратно в свой дом – именно там было ее место. Последняя ее выходка помогла ему осознать, что он не желает, чтобы она покидала Южные дубы, и потому ему надо было обдумать, возможно ли, чтобы она жила там в качестве его жены. Это одновременно поразило и взволновало его.
Она радовала его своим присутствием по вечерам, когда Астон возвращался из своей конторы на лесопилке. Он с нетерпением ждал каждой совместной поездки верхом, в тиши раннего утра, когда роса блестит на траве и искрится от солнечного света. Ему на самом деле нравилась мысль о том, чтобы ухаживать за ней и выходить с ней в свет. С ней он чувствовал себя спокойно и хотел прижать ее к себе, целовать... Почувствует ли он то, что ожидает, когда их губы сольются в поцелуе? Он хотел заняться с ней любовью. Наконец-то он мог открыто признаться себе, что серьезно подумывает о том, чтобы принять предложение ее отца.
А почему нет? Почему он должен придерживаться клятвы, которую дал, будучи еще юнцом, клятве, которая родилась из лжи, уничтожившей целое семейство? Должны ли события далекого прошлого мешать его сегодняшнему счастью? Годы научили его смириться с тем, что произошло двенадцать лет назад. Но, черт побери, он до сих пор чувствует ответственность за гибель Дювея и Джоша Тэлботов, хотя у него не было ни малейшей возможности ее предотвратить. Другое дело – Теодора и ее смерть. Справедливость восторжествовала.
Лошадь остановилась. Размышления о прошлом настолько поглотили Астона, что он изо всех сил сжал поводья. Он снял шляпу и тыльной стороной ладони вытер пот со лба. Интересно, сможет ли он когда-нибудь думать о Теодоре спокойно? Может быть, такая женщина, как Гейти, поможет ему забыть.
Он надел шляпу и огляделся вокруг. Вдалеке он увидел пруд и фигуру женщины; она сидела на огромном камне и смотрела на неподвижную поверхность воды. Астон заставил своего жеребца перейти на шаг, пока они не приблизились настолько, чтобы понять, что эта женщина – Гейти. Мерин, на котором она приехала из Южных дубов, стоял неподалеку, привязанный к дереву. Мими не было видно. Вероятно, Гейти имела привычку ходить одна к пруду. Астон подумал было поспешить к ней и сделать выговор за то, что она отправилась в Сиреневый холм без сопровождения, но он знал, что не хочет ссориться с ней. Сейчас он был настроен на то, чтобы любить ее.
Мысль об этом сразу же привела его в чувство. Он остановил своего коня и стал наблюдать за ней. Ее отец доверил ему заботу о Гейти, и он должен следить за тем, чтобы ей не был причинен вред. Особенно с его стороны. Он намеревался поцеловать ее, не более того.
Гейти – красивая светская женщина. Благодаря положению ее отца женщины Саванны без труда примут Гейта в свой круг. И хотя он хотел когда-то, чтобы сын Фредерика унаследовал плантацию, ему нужен был наследник для Южных дубов. Но главное, ему надо понять: не ради ли этого он хочет, чтобы Гейти стала его женой?..
Она без особых усилий вызвала у него гораздо больший интерес, чем кто-либо другой. Если бы он собирался жениться только для того, чтобы обзавестись наследником, его женой с таким же успехом могла стать любая женщина, которая волновала его кровь так же, как Гейти. Его лицо расплылось в улыбке. Он сжал коленями бока лошади, заставляя ее рваться вперед. Астон знал, что не женился бы на Гейти только ради того, чтобы иметь наследника. Чтобы уговорить его на эту женитьбу, в их отношениях должно было бы присутствовать что-то более значимое. И он был абсолютно уверен, что это так и было.
Стоял теплый послеполуденный час последней недели апреля, и Гейта, сняв туфли и чулки и подняв платье чуть выше колен, сидела на небольшом валуне, глядя на неподвижную поверхность пруда. Приехав в Сиреневый холм, она сразу же села за рояль и больше двух часов развлекала своей игрой Мими, Хелен и Джанет. Это было чудесно. К концу игры она перешла на более нежные мелодии и расчувствовалась. Она решила отправиться к пруду и вспомнить о своем детстве.
Гейти не дала Мими и Джанет пойти вместе с ней и была очень рада этому. Это время она хотела посвятить тому, чтобы восстановить быстро ускользающую связь со своей первой семьей. Ей необходимо было укрепить жажду мести, которая не покидала ее все эти годы. Она отчаянно нуждалась в том, чтобы воссоединиться с прошлым и набраться решимости для осуществления своего плана.
Прикрыв глаза, Гейти подняла лицо к небу. Солнце скрылось за горизонтом, и первые нити сумерек появились на вечернем небосклоне. Кваканье лягушек, стрекотание сверчков и редкие всплески воды доносились со стороны деревьев позади нее. Воздух был неподвижен.
Гейти отбросила мысли о настоящем и перенеслась в те времена, когда она была девочкой, которую звали Эвелина Тэлбот.
Перед глазами Гейти предстала картина: она – маленькая девочка – играет в воде с Джошем, Теодорой и крошкой Тайтесом у самого берега пруда. Она увидела улыбающиеся лица, услышала смех, почувствовала на своем лице прохладные брызги воды. Вот ее семья за ужином: все склонили головы, а отец читает молитву перед едой. А вот они, празднично одетые, собираются в церковь...
Но сознание Гейти рисовало перед ней и картины, которые ей совсем не хотелось видеть. Теодора запирает ее и Тайтеса в доме и бросает их почти на целый день, пока отец и Джош работают в поле. Джош и Теодора кричат друг на друга. А вот Тайтес: у него длинные каштановые волосы, но нет? лица. Он в приюте – сидит на полу, протягивая к ней пухлые детские ручки, зовет к себе. Она слышит плач, но не видит лица. Как он выглядел? Она не могла вспомнить. Вот он зовет ее по имени, но это другое имя. Он знал ее как Эвелину. Но почему зовет не Эвелину? Почему он зовет Гейти?
– Гейти, Гейти!
Глаза Гейти моментально раскрылись. Тень мужчины упала на ее лицо. Она вскочила и стукнулась об кого-то. От испуга она еле слышно вскрикнула. Рука захватила ее запястье; она уперлась в чью-то крепкую грудь. Гейти чуть дышала от страха и отчаянно сопротивлялась.
– Гейти, это я, Астон.
Она перестала бороться и повернулась в обвивавшем ее кольце рук. Теперь лицо Астона было совсем близко. Грудь ее вздымалась, пульс бился часто-часто, сердце колотилось. Он сжал объятия.
– Все в порядке. Извините. Я совсем не хотел напугать вас. Я думал, вы слышали стук копыт моего коня.
– Я... я, наверное, заснула. Кажется, мне приснился сон. – Ее била дрожь. Локти лежали у него на груди, ладони были так близко от его лица, что она могла дотронуться до него, провести пальцами по щеке, вдоль подбородка и вниз к шее. Она засмотрелась на его губы. Ей совсем не хотелось встречаться с многозначительным взглядом его зеленых глаз.
– С вами все в порядке?
Она с трудом глотнула и кивнула. Его руки сжали ее еще крепче, он притянул ее ближе к себе.
– Гейти, – прошептал он нежно.
Ее ресницы сами собой приоткрылись; их взгляды встретились. В это мгновение она уже знала, что он собирается поцеловать ее, но не хотела останавливать его. Она уже приоткрыла рот в слабом протесте, но натолкнулась на теплоту его губ, прикоснувшихся к ее губам. Он поцеловал ее так нежно, так мимолетно, так сладко, это мог быть поцелуй отца, если бы не то, как он держал ее, как смотрел на нее. Волна удовольствия захлестнула ее, а после отозвалась где-то внизу.
Они посмотрели друг на друга – на мгновение поцелуй вызвал томительное замешательство. Он наклонился и поцеловал ее снова, на этот раз более требовательно, сильно. Она чувствовала прикосновение рук, крепко прижимавших ее к себе. Губы нежно скользили по ее губам, обучая ее искусству поцелуя. Руки Гейти скользнули наверх вдоль его груди и плеч, пальцы сомкнулись на шее в этом жесте все показалось естественным. Ее движение дало ему большую свободу действий – он крепко прижал ее грудь к своему телу.
Находясь в его объятиях, Гейти чувствовала исходящие от него силу, теплоту, страсть. Она услышала, как вздохи сменились прерывистым неглубоким дыханием. Она вкушала сладость его языка, губ. Запах туалетного мыла наполнял ноздри своим ароматом. Его губы становились все требовательнее, и она отвечала на его пыл с удивившей ее горячностью.
Громкий всплеск воды испугал Гейти, и они разомкнули объятия. Она отступила на шаг от Астона и прижала руку к губам, поразившись своему поступку, ужаснувшись ему. Гейти облизнула губы и почувствовала на них вкус Астона. Она вытерла ладонью рот и подбородок.
– Мы не должны были делать это, – прошептала она возмущенно, пытаясь успокоить свое дыхание. Гейти не могла поверить в то, что она позволила ему поцеловать себя и, что еще хуже, принимала в этом участие, хотела этого, получала удовольствие. Как же она могла? Она предала свою сестру, свою семью. Ей захотелось закрыть лицо руками и бежать от совершенного ею преступления. По лицу Астона пробежала усмешка.
– Может, и так, Гейти, но не забывай, что самое страшное, что мог нас заставить сделать твой отец за то, что мы целовались, – это пожениться. Но он и так этого хочет, так какая разница – он не будет возражать, если узнает.
Он снова дразнил ее, но ей не хотелось поддаваться его обаянию, попадать в плен его чар.
– Ты поступил нехорошо, поцеловав меня так. Я уверена, что папе не понравилось бы, что ты обманул меня. – Она злилась на саму себя, но решила отыграться на нем. Схватив туфли и чулки, она снова уселась на небольшой валун. Ей требовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями.
– У меня и мысли не было обмануть тебя, – возразил Астон добродушно. – Ты хотела этого поцелуя не меньше, чем я. Я же почувствовал, как ты отвечала мне.
– Это смешно. Я ничего не делала. А сейчас, если ты не возражаешь, я хотела бы надеть чулки.
Астон повернулся спиной к Гейти, улыбка все еще не сходила с его красивого лица.
– Можешь все отрицать, если тебе так больше нравится. Но поцелуи не умеют лгать, Гейти.
Возможно, это была правда, но она ни за что не признает этого. Она хотела, чтобы он скорее сменил тему. Чем быстрее они перестанут говорить об этом поцелуе, тем быстрее она сможет забыть о нем.
– Что вы здесь делаете? – спросила она, натягивая чулок. – Опять ловите рыбу?
Астон рассмеялся.
– После того уничижительного выговора, который я получил от вас в тот раз? Ни за что!
– Тогда что же вы делаете здесь, около пруда? Думаю, вы не могли явиться сюда только за тем, чтобы шпионить за мной.
– Нет. Когда Альма рассказала мне, что вы уехали одна, я решил поехать сюда и убедиться в том, что с вами все в порядке.
– Я была не одна. Мими отправилась со мной.
– Это не имеет значения. Вас никто не сопровождал. Ваш отец поручил мне заботиться о вас. Я срезал путь к вашему дому и ехал мимо пруда, когда увидел вас, сидящую на камне.
Гейти надела туфли и застегнула их.
– Со мной все в порядке, как видите. Вам не было нужды беспокоиться. Мдаии и я стали хорошими наездницами. – Соблюдая дистанцию, она повернулась лицом к нему. – Вы исполнили свою обязанность и теперь можете ехать назад.
Он скрестил руки на груди, вопросительно смотря на нее.
– Вот именно. Теперь я могу ехать. – Он улыбнулся и медленно покачал головой. – Но только после того, как увижу рояль. И послушаю, как вы играете. Было бы обидно проделать весь этот путь и не услышать вашу игру.
Изнутри Гейти съежилась от страха. Она надеялась побыстрей спровадить его. «Ей требовалось время, чтобы поразмыслить о тех волнующих ощущениях, которые вызвал в ней его поцелуй, чтобы разобраться в собственных чувствах. Если она ничего не предпримет в ближайшее время, ей грозит опасность потерять свой план мести.
– Очень хорошо, – выдавила она из себя.
Астон помог ей взобраться на дамское седло, затем вскочил на своего коня. На обратном пути оба хранили молчание. Войдя в дом, Гейти послала Ми-ми привязать свою лошадь, поскольку Мейн был с отцом в Коннектикуте.
Гейти провела Астона в гостиную, где в дальнем углу стоял кабинетный рояль из красного дерева, отливавший в поздних вечерних лучах глубоким темно-красным цветом. Серебряные двойные канделябры украшали его.
– Красивый инструмент, – заметил он, проводя рукой по гладко отполированному дереву.
– Это не просто инструмент. Это подарок моей матери. – Гейти всегда считала Мэри Смит своей матерью. Ей было всего четыре года, когда не стало ее настоящей матери, и она совсем ее не помнила.
– Прошу прощения, мисс Гейти, – позвала Джанет, стоя в дверях.
– Да?
– Я хотела узнать, накрывать ли для джентльмена, когда я буду сервировать ужин?
Гейти колебалась. Было бы крайне невежливо не предложить Астону остаться. Она хотела ответить «нет», но вместо этого заставила себя улыбнуться и произнесла, повернувшись к Астону:
– Вы хотите поужинать с нами? Он улыбнулся в ответ.
– С огромным удовольствием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет звезды - Скиннер Глория Дейл



Очень интересный роман. Написан ярко и захватывающе.В жизни встречаются такие ситуации, когда человек явно переоцени- вает свою семейку. Главаная героиня является точно таким человеком. Уперта до дебилизма в оценке своих родственничков. Главного героя становится по-женски жалко. Хорошо, что мозги ГГ достаточно быстро прояснились.
Свет звезды - Скиннер Глория ДейлВ.З.,65л.
17.01.2013, 11.57





Не сказала бы, что роман очень интересный. Астона заставили жениться под дулом ружья. И теперь 12 лет спустя самоуверенная мстительная идиотка все мечтает ему отомстить.Три главы она все смакует как она будет мстить.Я должна. я это сделаю, я отомщю, я расквитаюсь, только мстить ему бедному незачто. Да и в 7 лет она не могла ничего конкретно узнать и помнить что-либо, из тех событий. "12 лет назад она выудила по частям информацию у шерифа.." это в 7 лет она она выудила. Да с ней шериф и не говорил бы. Вообщем чушь несусветная. В 9 гл. опять все о мести. Сколько можно эту месть смаковать? Ничего интересного. Больше 4 не заслуживает.8
Свет звезды - Скиннер Глория ДейлЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.06.2014, 0.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100