Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Джорджия, 1848 год
Она опять дома. Гейти ни о чем не мечтала так страстно, как о возвращении домой, в место, которое едва помнила. Она стояла на главной веранде только что отремонтированного дома и смотрела поверх зеленого газона. Поодаль, перед свежевыкрашенными сводчатыми воротами с надписью «Сиреневый холм», уходили в голубое небо высокие сосны Джорджии. Двенадцать лет назад она покидала этот дом Эвелиной Тэлбот. Вернувшись вчера, она была Гейти Смит.
Гейти знала, что приемный отец не разделяет ее желания вернуться на Юг: он запрещал ей сделать это в течение последних двух лет. Но, когда прошлой зимой врач сказал ему, что ревматизм не будет беспокоить его так часто, если он переедет в более теплое место, она сразу же начала уговаривать его продать чугуноплавильный завод и переехать в дом, который когда-то принадлежал ей.
Мягкая ладонь легла на ее плечо; она обернулась к отцу, стоящему позади нее. Ее мысли витали настолько далеко, что она даже не слышала, как он подошел.
– Ты счастлива? – спросил он.
Гейта улыбнулась крепкому мужчине с редеющей шевелюрой и стареющими голубыми глазами:
– Да, папа. Здесь так красиво! Он добродушно проворчал:
– Я должен был догадаться. Даже прожив двенадцать лет на Севере, ты все равно считаешь Юг своим домом.
Она погладила его руку:
– В моем сердце всегда будет печаль из-за того, что мы так и не смогли разыскать Тайтеса, но, может быть, со временем это пройдет.
Лейн Смит вздохнул:
– Ты не можешь себе представить, сколько раз я жалел о том, что женщина в приюте не объяснила мне, что у тебя два брата, и, хотя Джош погиб, Тайтес жив, и он и есть тот брат, по которому ты плачешь.
– Я знаю, папа. Но мы же обсуждали это раньше: ты хотел взять девочку, и она, вероятно, беспокоилась, что ты не возьмешь никого из нас, если узнаешь, что у меня в приюте есть еще младший брат.
– Я бы усыновил и его, – Гейти протянула руку и обняла Лейна. Она любила своего приемного отца. Он так хорошо относился к ней!
– Ты потратил столько денег, пытаясь найти Тайтеса. Думаю, я знала, что это бесполезно – ведь приют сгорел вскоре после того, как я покинула его. И ты купил для меня Сиреневый холм. Я всегда была рада этому.
Гейти нахмурилась. Она знала, что Астон Ратледж горел желанием купить ферму величиной в тридцать акров. Несколько лет назад, когда весь Юг был охвачен засухой, он уже говорил с ее отцом. Земля считалась благодатной, так как пруд в пять акров, находившийся на территории Сиреневого холма, питался подземным источником и не высыхал, подобно большинству прудов в этой местности. Он хотел получить эти земли, чтобы всегда можно было напоить скот.
– Больше всего сейчас я хотел бы, чтобы у тебя был брат, который ухаживал бы за тобой, когда меня не станет.
– Не станет? – Она строго взглянула на него. – Прекрати эти разговоры! Ты же не при смерти.
– Знаю, доктор сказал, что нет. Но иногда по утрам, когда я еле-еле поднимаюсь с постели из-за того, что мои кости перестают слушаться, я чувствую, что это близко.
Много раз Гейти мечтала о том, чтобы болезнь поразила ее, а не отца. Она не могла смотреть на то, как он страдает. Единственное, что было в ее силах, – это ободрить его.
– Боли исчезнут, ведь теперь мы будем жить в теплых краях. Подожди, еще увидишь, что сделает с тобой солнечный свет.
– Мне уже немного лучше. – Держась за плечо, он сделал круговые движения вначале одной, потом другой рукой. – Не могу поверить: мы покинули снега Коннектикута меньше двух недель назад, а теперь мы здесь, на юге Саванны, и можем выходить на улицу даже без зимнего пальто.
– Я знала, что тебе здесь понравится, папа. – Она улыбнулась.
– Барышня, не пытайтесь делать вид, что это мой первый приезд на Юг. Вы прекрасно знаете, почему я не хотел сюда ехать.
Гейти на несколько шагов отошла от отца, шурша подолом розового платья. Она слышала, как на деревьях неподалеку щебечут птицы и полуденный ветерок шелестит в листве.
– Я собираюсь заставить Астона Ратледжа заплатить за то, что он уничтожил мою семью. Я никогда не скрывала этого.
Лейн Смит проворчал что-то и повернулся лицом к дочери, возвышаясь над ней своим грузным телом.
– А я никогда не одобрял. Сколько раз мы уже это обсуждали?
Гейти смотрела прямо, не желая встречаться глазами с отцом. Она не хотела видеть в них осуждение.
– Гейти?
– Много раз, – ответила она.
– И что я говорил тебе? – Гейти собралась уйти, но Лейн схватил ее за плечо и повернул к себе лицом. – Скажи мне, пожалуйста, я хочу быть уверен, что ты этого не забыла. – Его голос звучал жестко, но спокойно.
Сделав глубокий вдох, Гейти произнесла:
– Месть – это поступок, который тяжело совершить, но, совершив его, жить становится гораздо труднее.
Она попыталась отстраниться от него, но он крепко держал ее. Отец пристально смотрел на Гейти.
– Дальше. Она вздохнула:
– Папа...
– Я хочу услышать, что дальше.
– Месть никогда не бывает привлекательной, но она особенно нехороша, когда исходит от девушки.
– Не забывай об этом, Гейти. Я больше не хочу слышать о мести!
Он отпустил ее.
– Живя здесь, мы в любом случае время от времени будем сталкиваться с мистером Ратледжем. Он наш ближайший сосед, и я ожидаю, что он нанесет нам визит. Я хочу, чтобы ты вела себя как воспитанная молодая девушка, какой учила тебя быть Мэри.
Солнце осветило лицо Гейти, и холодная решимость овладела ею.
– Я хочу встретиться с ним, папа, – сказала она серьезно. – Я – единственное, что осталось от семьи, которую он уничтожил двенадцать лет назад. Мне кажется, нет ничего противоестественного в том, что я хочу взглянуть на него.
– Согласен, – сказал он, ткнув в нее пальцем, пораженным артритом. – Но не более того.
– Папа, когда мы были в Коннектикуте, ты сказал мне, что никто здесь не знает, что ты купил Сиреневый холм для меня. Это по-прежнему так?
– Да. И так должно быть. Не хочу, чтобы кто-нибудь знал, что ты была когда-то Эвелиной Тэлбот. То, что случилось с твоей семьей, ужасно, в этом нет сомнения. Я не желаю, чтобы ты подвергалась вопросам и косым взглядам, которые наверняка будут преследовать тебя, если кто-нибудь узнает о том, что произошло с тобой в детстве.
Люди здесь считают, что я купил эти земли много лет назад для того, чтобы они когда-нибудь стали моим вторым домом. И это все, что люди должны знать об этом. Вопреки голосу разума я согласился переехать сюда. Теперь, когда ты встретишься с мистером Ратледжем, я полагаю, ты не будешь устраивать сцен.
– Понимаю, папа. Я уже давно не Эвелина Тэлбот. – Гейти произнесла те слова, которые хотел услышать ее отец, но он понимал, что они неискренни. Глубоко в душе она знала, что никогда не сможет забыть о смерти своего отца и Джоша.
– Вот и хорошо. Это моя девочка. – Он улыбнулся.
– Я буду холодно вежлива, когда встречусь с Астоном Ратледжем.
Лейн добродушно рассмеялся;
– Ты будешь вежлива с Астоном Ратледжем? Никогда. Я только надеюсь, что ты не бросишься на него, пытаясь выцарапать глаза.
Гейти рассмеялась вместе с ним, пытаясь скрыть чувство вины, которое пробудили в ней слова отца. Было очевидно, что Лейн Смит читал ее мысли лучше, чем ей того хотелось.
У нее были планы, в которые она не хотела посвящать отца. На сегодняшний день она была согласна с тем, чтобы Астон Ратледж считал, что она Гейти Смит, но когда придет время, она сама раскроет ему, что ее настоящее имя Эвелина Тэлбот.
– Мы здесь всего два дня. Скоро начнут приходить приглашения, и я чувствую, ты будешь слишком занята подготовкой к приемам, чтобы думать о чем-то другом.
– И, как ты уже сказал, может быть, наш сосед, мистер Ратледж, заедет поприветствовать нас.
Лейн через плечо Гейти смотрел на неподвижное голубое небо.
– Надеюсь, когда ты увидишь этого человека, твое увлечение быстро пройдет.
– Не уверена, что слово «увлечение» уместно, tiana.
Он проворчал что-то, затем снова взглянул на нее.
– А я уверен. Хотя ты ни разу не встречала этого человека, он с непреодолимой силой притягивает, тебя. Только не забывай, Гейти, у тебя в запасе пять месяцев. Если к концу лета ты не выберешь жениха, я сам найду его тебе.
Гейти взглянула на отца и улыбнулась.
– Я постараюсь найти себе жениха. Но не понимаю, почему ты так спешишь избавиться от меня.
Его черты смягчились.
– Это не так, и ты знаешь об этом. Больше всего я мечтаю о том, чтобы ты следующие десять лет была со мной. Досадно, ведь лучшие браки те, которые заключаются до того, как девушке исполняется восемнадцать, а ты уже опоздала.
– Не волнуйся, папа, мы найдем мне подходящего мужа. Но он должен жить поблизости, чтобы мы с тобой могли чаще видеться. Я уже потеряла одного отца, не хочу потерять и тебя.
– Ты и не потеряешь. По крайней мере какое-то время.
Она улыбнулась:
– Я так рада, что вернулась в Сиреневый холм. Спасибо, что ты согласился приехать сюда.
– Только не заставляй меня пожалеть об этом, Гейти.
– Постараюсь, – ответила она, зная, что это не совсем правда. Она смотрела поверх газона. Легкий ветерок зашевелил кусты и подул ей в лицо. – Сегодня такой прекрасный день, я думаю пойти на пруд и посмотреть, все ли там осталось по-прежнему.
– Пусть Мейн подвезет тебя.
– Мне не нужна карета. Я хочу прогуляться.
– Хорошо. Возьми с собой Мими. Она обернулась к нему:
– Я не хочу брать и ее, папа. Мне хочется пойти одной, если ты не против.
– Не думаю, что это хорошая идея.
– Я уверена, что все будет в порядке. Здесь, в наших владениях, ничего плохого со мной не случится. Обещаю, что завтра, когда я поеду навестить могилы Джоша и отца, я попрошу Мейна подвезти меня.
– Хорошо, но, если ты не вернешься через час, я пойду искать тебя. Как бы я хотел, чтобы твоя мать была жива! – сказал он. – Мне никогда не удавалось справляться с тобой так, как это получалось у Мэри. – Он пробормотал что-то себе под нос, открывая дверь и входя в дом.
Гейти оглядела свое розовое платке с длинными рукавами и решила, что не стоит переодеваться для гулянья. На ней был корсет, на ногах – добротные туфли для прогулки. Солнце светило высоко в небе, но дул легкий ветерок, и она не беспокоилась, что ей будет очень жарко, поэтому решила не надевать шляпки. Если она проведет один день на солнце с непокрытой головой, кожа не успеет покрыться веснушками. И если вода не очень холодная, она может снять туфли и чулки и войти в воду. Когда она была маленькой, Теодора иногда брала ее и Тайтеса на пруд и разрешала им играть в воде.
Вздохнув, она направилась в сторону пруда. Отчасти Теодора и Тайтес были причиной того, почему она хотела прийти сюда одна. Вспомнить то далекое время, когда она жила в этих местах с другой семьей.
Гейти без труда нашла дорогу. Роща, поляна за ней были настолько свежи в ее памяти, как будто бы она гуляла по этой тропинке еще вчера. Она тихо ступала, приближаясь к краю воды. Внезапно она почувствовала рядом какое-то движение и увидела мужчину, который стоял на валуне, закинув в воду удочку. Она остановилась, испугавшись на мгновение. Ее пульс забился чаще. Она не ожидала никого встретить в своих владениях. Солнце слепило ей глаза, и она не могла как следует рассмотреть человека.
– Привет! – дружелюбно окликнул он ее. Подняв руку, чтобы защитить глаза от солнечных лучей, Гейти спросила:
– Кто вы такой и что вы здесь делаете? – Она была немного раздражена тем, что он позволяет себе быть таким дружелюбным, вторгшись в ее владения.
Он поднял удочку и посмотрел на Гейти с улыбкой, притаившейся в уголках губ.
– Что еще я могу делать? Пытаюсь поймать рыбу себе на ужин.
– Не думаю, что вы спросили разрешения ловить рыбу в этом пруду, – произнесла она со всей строгостью, которую ей удалось изобразить.
– Я не знал, что нужно просить разрешения. Люди со всего округа ловят рыбу в этом пруду на протяжении десяти или двенадцати лет.
Нисколько не боясь незнакомца, она приподняла юбки и подошла ближе к берегу, чтобы солнце не мешало ей разглядеть его. Он лукаво усмехался и не выглядел опасным, но она все-таки поймала себя на мысли о том, услышит ли ее отец или Мейн, если ей придется звать на помощь.
– Может быть, так было раньше, но теперь с этим покончено, – заявила она. – Мой отец отремонтировал дом, и теперь мы живем здесь.
– Я слышал, что сюда переезжает семья, но не ожидал никого встретить сегодня.
Она пристально посмотрела на: него. Внешне он не был неприятен. Напротив, казался довольно привлекательным.
– Мы приехали вчера, – сказала она, сразу же пожалев об этом. Было неправильно с ее стороны продолжать вести беседу с незнакомцем. – Но это вас не касается, – добавила она поспешно, уже менее дружелюбно. – С сегодняшнего дня вы должны спрашивать разрешения перед тем, как ловить здесь рыбу. Отныне мы не позволим нарушителям или браконьерам вторгаться на наши земли. – Она надеялась, что на этот раз голос ее звучал тверже.
Мужчина опять улыбнулся. Вопреки ее воле ей нравилась его улыбка. В ней была искренность. И еще что-то приятное и чарующее. Он дразнил ее, играл с ней. На этот раз он не смеялся над ней, а просто наслаждался беседой. Гейти также заметила, что он не был похож на бродягу. Его коричневые бриджи и белая рубашка были опрятными. Волосы были чуть длиннее, чем принято, но это делало его внешность еще более привлекательной и совсем не запущенной. Но он сказал, что ловит рыбу себе на ужин, значит, он не очень состоятельный человек. И не тот человек, с которым ей стоит проводить время.
Мысль о том, что ее привлек человек, который вынужден ловить рыбу себе на ужин, возмутила ее. Отец придет в ужас, узнав об этом. И это не все: она напомнила себе, что этот человек помешал ей побыть в одиночестве. Теперь, когда она вернулась домой, ей так много хотелось вспомнить!
– Думаю, вы хотите, чтобы я ушел, – сказал он и, спустившись вниз, вытащил из воды сетку с четырьмя или пятью рыбинами.
Гейти откашлялась и расправила плечи.
– Да, – сказала она твердо. – Как я уже заметила, мы с папой теперь будем жить здесь и не собираемся пускать сюда браконьеров. – И потом, как она могла размышлять о своем прошлом, когда этот мужчина так пристально разглядывал ее?
Он направился к ней, держа свой улов в одной руке, а удочку – в другой.
– И мне надо спрашивать разрешения, когда я захочу снова здесь порыбачить?
– Да, – ответила она, думая о том, что ей нравится, как он двигается, как держится, чуть отставив назад плечи. Он не был обычным бродягой или браконьером. Он был слишком уверен в себе, слишком владел собой. – Вам надо будет подойти к задней двери дома и договориться с поваром.
Все еще улыбаясь, он спросил:
– Вы хотите, чтобы я подошел к задней двери?
– Разумеется.
Гейти заметила, что чем ближе он подходит к ней, тем больше она отступает назад, но не потому, что ей было страшно. Когда каблук увяз в мягкой глине у края воды, девушка остановилась. Надо быть осторожной. Еще один шаг, и она окажется в воде.
Мужчина остановился перед ней и сказал:
– Я могу поделиться.
Он поднял рыбу, и она увидела, что в сетке у него несколько крупных лещей и пара сомов.
– Нет... нет, благодарю, – сказала она. – Я не люблю рыбу. Идите своей дорогой.
Внезапно она стала нервничать оттого, что он стоял так близко к ней.
– Я не сделаю вам ничего плохого, – успокоил он Гейти, изучая ее лицо. – Не бойтесь.
Она облизнула губы и сказала: – А я и не боюсь. Только я не должна разговаривать с незнакомцами. Это неприлично.
– Вы правы. Неприлично. – Он церемонно раскланялся. – Я буду спрашивать разрешения перед тем, как снова прийти на ваш пруд.
Он направился к своей лошади, привязанной к дереву неподалеку, но обернулся к Гейти и сказал:
– И заходить только через заднюю дверь.
Пока незнакомец садился на лошадь, Гейти не сводила с него глаз. Он дважды оглянулся, как бы для того, чтобы убедиться в том, что она все еще наблюдает за ним. Когда он в конце концов исчез из поля ее зрения, она глубоко вздохнула.
Незнакомец затронул ее чувства больше, чем следовало. И Гейти понимала, что беспокоило ее: она совсем не боялась незнакомого мужчину, напротив, он притягивал ее. Она отвела глаза от той точки, за которой он исчез, и взглянула на темно-голубую воду зеркального пруда. Как могла она думать о прошлом после встречи с этим человеком? Единственное, чего ей хотелось, – это еще раз прокрутить в памяти слова, которые он говорил, его улыбку, мягкие, мужественные нотки его голоса. Надо будет сказать отцу, если она снова встретит его на их землях.
Гейти стояла на берегу, туфли все глубже погружались в глину; она закрыла глаза, пытаясь отогнать от себя мысли о незнакомце. Ей хотелось восстановить те чувства, которые владели ею давным-давно. Хотелось освежить воспоминания, которые, как ей казалось, становятся с каждым днем все более блеклыми. Вспомнить реальные события, а не искаженные давностью лет клочки прошлого, которые время от времени вспыхивали в ее сознании. Ее первая семья постепенно ускользала из памяти, как ни пыталась она это предотвратить.
Нельзя забывать папу, Джоша, Теодору и Тайтеса. Но как удержать их, не дать им окончательно раствориться в памяти? Единственным наследством, оставшимся ей после них, был след, который оставили они в ее жизни. Что же ей сделать, чтобы сохранить эту память, не дать родным исчезнуть из ее жизни?
Ее отец был тихим, немногословным человеком. Он говорил медленно, редко повышал голос. Джош, насколько она помнит, был более темпераментным. Она не забудет ту ночь, когда он страшно разозлился на Теодору, ушел из дома и вернулся только на следующий день. Но были и хорошие времена, когда Джош играл с ней и с Тайтесом. Он закидывал ее на спину, будто она мешок с картошкой.
Теодора была тихой, как и отец. Гейти вспомнила, что Теодора любила ходить на прогулки к пруду, когда Джош и папа были в поле. Иногда она была хорошей и разрешала Эвелине и Тайтесу пойти с ней. А иногда заставляла их сидеть дома взаперти.
О милом и ласковом Тайтесе Гейти думала чаще, чем об остальных, но вспомнить о нем могла немного. Были ли у него зелено-голубые глаза, как у папы, или, скорее, небесно-голубые, как у нее самой? Были ли его волосы густыми и прямыми, как у нее, или слегка завивались? Ему было всего четыре, когда она видела его в последний раз, и он только научился правильно выговаривать «Эвелина», но Гейти не могла вспомнить цвет его глаз. Как несправедливо, что память подводит ее.
Тайтес был бы с ней сегодня, если бы миссис Коннорс из приюта сказала Лейну и Мэри о его существовании. Ее всегда интересовало, перепутала ли эта женщина Тайтеса с Джошем или намеренно сказала Смитам, что брата, по которому она плачет, нет в живых.
Гейти смотрела на пруд, не видя его. В обрывках воспоминаний о приюте она увидела темные углы и детей постарше, которые били ее, дергали за волосы и пинали. Слабая и запуганная, она была рада покинуть приют, но не хотела оставлять там Тайтеса. Когда Лейн и Мэри удочерили ее, единственное, что ей оставалось, – это плакать о нем. И только через несколько месяцев благодаря их усилиям и любви она научилась доверять им и раскрывать перед ними свою душу. Именно тогда Лейн понял, что у нее было двое братьев. Из-за ее страха Тайтес был потерян для нее навсегда, как и остальные члены семьи. Она дала клятву никогда больше ничего не бояться.
Лейн любил говорить, что она упряма, но она так не считала. Ей нравилось думать, что это сила. И отцу со временем придется это признать.
Гейти зажмурила глаза и сжала кулаки. Воспоминания постепенно угасают, и она не знает, как вернуть их назад. Как объяснить человеку, который спас ее, забрав из приюта, человеку, которого она любила теперь всем сердцем, что она теряет свою первую семью? Может ли она сказать ему, не обидев, что она хочет, чтобы эти воспоминания были живы? И что она намеревается заставить Астона Ратледжа заплатить за смерть ее родных?
Возвращаясь назад, Гейти увидела перед домом карету. Она воспряла духом. Вот и первый гость.
Она начала подниматься по ступенькам, но дверь открылась, и из дома торжественно вышел Мейн.
– Я уже собирался идти вас разыскивать. У вас гостья. – Длинный, крепко сложенный мужчина снял шляпу, ожидая ее у входа.
– Спасибо, Мейн. Я иду.
Мими, которая уже три года была ее служанкой, ждала у парадной двери внутри дома.
– У вас гостья, мисс Гейти, – сказала Мими, сплетя пальцы рук под подбородком. Ее карие глаза светились. – Хорошенькая девушка с приятным голосом. Очень хорошо одета. Она просила передать вам, что ее имя мисс Элейн Харпер, – выпалила Мими, затем сделала необходимый ей глоток воздуха.
Гейти даже не нужно было волноваться по поводу их первого визитера: волнения Мими хватило бы на двоих.
– Ты предложила ей перекусить? – спросила Гейти, осматривая свою прическу в позолоченное зеркало, висящее над искусно сделанным столиком в стиле хепплуайт (Хепплуайт – английский стиль и мебели в 1780—1795 годах.), украшенным инкрустированными медальонами из слоновой кости.
– Да, мисс. Я угостила ее чаем с корицей и пирожными, которые Хелен испекла вчера к нашему приезду. Кучер мисс Элейн пьет чай на кухне.
Гейти быстро обернулась к Мими и спросила:
– А папа с ней?
– Нет, мисс. Он дремлет в своей комнате. Сказал, что никак не может прийти в себя после долгого путешествия из Коннектикута. Он просил не беспокоить его до ужина.
Пряди волос выбились из-под шиньона. Она быстро оглядела в зеркало испачканные глиной туфли. Нельзя встречать первую гостью в таком виде.
– Черт побери, – пробормотала она. Ясные глаза Мими округлились от удивления, строгий взгляд омрачил ее молодое лицо.
– Вы же знаете, что ваш папа не любит, когда вы...
– Не сейчас, Мими, – перебила ее Гейти. – Пойди к нашей гостье и скажи ей; что я вернулась домой и буду с ней через пять минут. Потом быстро поднимайся наверх – поможешь мне переодеться в чистое платье и туфли.
Гейти приподняла юбки и помчалась наверх, перепрыгивая через две ступеньки.
Через пять минут, приведя себя в порядок, Гейти, одетая в платье цвета спелой дыни, вошла в гостиную.
– Добрый день. Извините, что заставила вас долго ждать. Я...
– Гейти Смит, – проговорила улыбающаяся молодая девушка, поднимаясь с обитого парчой дивана; складки шуршащих голубых юбок коснулись пола. Ее зеленые глаза светились дружелюбием. – Я все про вас знаю. В наших краях уже целые месяцы только и говорят, что о вас и вашем отце. Мы так ждали вашего приезда!.. Я – Элейн Харпер, и я очень рада с вами познакомиться. Надеюсь, путешествие не было слишком утомительным для вашего отца?
На мгновение Гейти была ошеломлена откровенностью молодой девушки.
– Рада вас видеть, – сказала Гейти, садясь по другую сторону дивана. – Пожалуйста, садитесь и пейте чай. – Она снова наполнила чашку Элейн, затем свою. – Спасибо, папа хорошо перенес путешествие. А откуда вы так много о нас знаете? – спросила она, думая про себя, сумел ли кто-нибудь выяснить, что ее имя Эвелина Тэлбот, и рассказать всем об этом.
– Ой, пусть это вас не беспокоит! – проговорила Элейн жизнерадостно, беря в руки изящную китайскую чашку. – Когда мистер Джексон начал ремонтировать дом, естественно, все захотели узнать, кто собирается жить в нем. Болезнь вашего отца тоже не секрет, не так ли?
– Его ревматизм? Нет.
– Мистер Джексон говорил, что это и было причиной вашего переезда сюда, где потеплее. Насколько я поняла, вы уже за несколько лет до этого вступили во владение Сиреневым холмом. После того как мистер Джексон работал в этом доме почти шесть месяцев, он должен был узнать что-то о вас и о вашем отце. Надеюсь, мистер Джексон не сказал нам о вас ничего такого, о чем нам не следовало знать. – Все еще улыбаясь, она поставила чашку на стол.
– Не сомневаюсь в этом.
Мими была права. Элейн была очень хорошенькая, с зелеными глазами миндалевидной формы и темно-каштановыми волосами. Но Гейти поразило другое. Она, вероятно, может заговорить даже Мими.
– Понимаю, что перед своим визитом я должна была дать вам больше времени, чтобы вы успели обосноваться в новом доме. Но, по правде говоря, я была настолько взволнована тем, что кто-то моего возраста будет жить поблизости, что никак не могла ждать. Надеюсь, вы не очень против.
Гейти искренне улыбнулась:
– Конечно же, нет. Я очень рада, что вы пришли. Как видите, сейчас у нас немного вещей в доме, но я планирую закончить его отделку летом.
– Как замечательно, – взгляд Элейн пробежал по комнате, осматривая голые стены, пустые углы, – я выхожу замуж в сентябре и этим летом тоже буду обставлять свой дом в Саванне. Может быть, мы сможем вместе походить по магазинам? Я знаю все места, куда стоит пойти.
Из обшитой бисером сумочки Элейн достала изящный платочек и приложила его к уголкам губ.
– Я – «за». – Гейти взяла чашку и отхлебнула чай. Он уже остыл, но ей было не до того. У нее появилась первая подруга.
– Я уже кое-что заказала из Бостона. Я помолвлена с Фредериком Уильямсоном. Мы поженимся в сентябре. Дядя моего нареченного устраивает в субботу прием в своем доме в нашу честь. Вы с отцом придете?
– Прием? – заинтересовалась Гейти. – Очень любезно с вашей стороны, что вы намерены включить нас в список гостей. Но, разумеется, вы хотите видеть на этом приеме только ваших близких друзей и родных.
– О, какие глупости! – Элейн положила платок назад в сумочку. – Это одна из причин моего визита. Естественно, я хочу, чтобы ваш первый прием был у меня. Астон позаботится о том, чтобы он был не скромнее того, который был устроен в честь нашей помолвки.
Гейти вся сжалась, услышав имя этого человека. Неужели эта милая и дружелюбная женщина имеет какое-то отношение к человеку, которого она поклялась ненавидеть и которому намеревалась отомстить?
Астон? – спросила она, стараясь говорить небрежно, но понимая, что голос ее звучит тихо и неуверенно.
– Астон Ратледж. Дядя Фредерика. Астон очень добр к нам. Всю эту неделю мы с Фредериком будем гостить у него а поместье Южные дубы. Думаю, вы слышали о его плантациях.
– Да, – ответила Гейти, откашлявшись, – кажется, он несколько лет тому назад хотел купить Сиреневый холм у моего отца.
Элейн помолчала.
– Да, я что-то слышала об этом. Из-за пруда, вероятно?
Гейти неопределенно пожала плечами. Она видела, что Элейн знает больше, чем говорит.
– Не знаю точно. Папа купил эти земли, когда я была еще ребенком. Он всегда думал, что здесь будет наш второй дом. Но ему было сложно оставить работу. Сейчас ревматизм заставил его сделать то, на что мама никогда не могла уговорить его решиться, – бросить работу и переехать на Юг.
– Давайте не будем говорить о работе, ладно? Мистер Джексон сказал, что ваша мама умерла около трех лет назад.
Гейти поставила чашку и глубоко вздохнула. Она не хотела говорить о смерти. Слишком много людей умерло в ее жизни.
– Да, это так.
На мгновение опустив ресницы, Элейн тяжело вздохнула.
– Я тоже потеряла мать несколько лет тому назад, но... – она подняла ресницы и мягко улыбнулась Гейти, – мы не можем изменить прошлое. Пожалуйста, обещайте мне, что придете на мой прием.
У Гейти, пораженной внезапной переменой настроения Элейн, не было времени для размышлений. Она не знала, хочет ли идти на прием в дом Астона Ратледжа. Но, с другой стороны, может быть, стоит пойти. Это удобный случай для встречи с ним.
– Хорошо, – ответила она, хоть и не была окончательно уверена в своем решении. – В субботу в котором часу?
– В любое время после четырех. Когда вы приедете, будут подавать закуски. Весь вечер в вашем распоряжении будет буфет, а танцы начнутся около восьми. По правде говоря, мы с Фредериком немного удивились, когда Астон предложил нам устроить этот прием.
Элейн взяла свою сумочку и накинула плетеный ремешок на запястье. Гейти видела, что она засобиралась.
– Он что, не любит приемы? – спросила она, желая побольше узнать об этом человеке до того, как гостья уйдет.
– Боже мой, он обожает приемы! – Глаза Элейн округлились от возбуждения. – Просто он не верит в брак. Он был недолго женат много лет назад. Я слышала, что этот союз был не очень удачным. Так жаль! Это закончилось трагически, и Астон поклялся никогда больше не жениться. Ходило много слухов о женитьбе и смерти его жены. Но я уверена в одном – он никогда не женится снова. Он посещает балы и танцует со всеми женщинами. Астон не выбирает, как большинство мужчин. Он танцует с хорошенькими и с толстыми, с пожилыми и с замужними. Астон их всех очаровывает. Но он никогда ни за кем не ухаживал. Никогда!..
Гейти удивило услышанное, но она решила, что подумает об этом позже. Сейчас ей хотелось услышать, что скажет Элейн о смерти Теодоры. Она хотела выяснить, есть ли разница между тем, что знает Элейн, и тем, что ей говорили двенадцать лет назад.
– А что случилось с его женой? – спросила Гейти.
– Она упала со ступенек, убив себя и ребенка, которого носила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100