Читать онлайн Рубин, автора - Скай Кристина, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубин - Скай Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубин - Скай Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубин - Скай Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скай Кристина

Рубин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Внимание! Внимание, леди и джентльмены. Мы подошли к заключительному пункту этого вечера. – Тонкий человек холодно улыбнулся, дотрагиваясь пальцами до изящной шкатулки из розового дерева. – Да, теперь наступил момент, которого вы все ожидали. – Он торжественно поднял резную шкатулку. – Лот номер тридцать семь.
Дикий взрыв шума всколыхнул толпу. Увешанные драгоценностями почтенные матроны поднесли лорнеты к глазам, а их сопровождающие, одетые в вечерние костюмы, выпрямились в креслах, внезапно забыв о подлинных или притворных недугах.
За толстыми стеклами огромных, от пола до потолка, окон падал снег, покрывая и освещенные газом проспекты, и мрачные переулки. Все улицы стали тихими, укрывшись под толстым белым ковром, но никто из этого украшенного драгоценными камнями собрания даже не заметил волшебного превращения.
Затаив дыхание, каждый человек в этом зале наблюдал, как ухоженные пальцы аукциониста гладят резную шкатулку розового дерева. Медленно и осторожно, ощущая на себе взгляды всех присутствующих, Гораций Парди отпер замок и откинул крышку, чтобы показать блестящую атласную подкладку. Там, в центре шкатулки, между волнами блестящей ткани, лежал гигантский рубин, посылая кроваво-красные лучи во все стороны.
– «Глаз Шивы», сорок шесть каратов. Обнаружен, согласно легенде, в загадочной стране, в горах центральной части острова Цейлон. Великолепный камень, как вы можете видеть, не имеет себе равных по оттенку, блеску и прозрачности.
Весь зал разом вздохнул, как только сотня людей осознала власть этого легендарного драгоценного камня. Власть, способную принести величайшее счастье или величайшее зло. И каждому зрителю рубин нашептывал о своем. Одному он обещал признание, другому – финансовые успехи, третьему – непревзойденные чувственные утехи.
Каждый человек в комнате напрягся, захваченный необычной тревогой, пробуждением древних подсознательных воспоминаний, восходящих к скрытому зарождению человеческой расы. Потому что такой камень, как этот, заключал в себе таинственное волшебство.
«Глаз Шивы», по преданию, превращал мужчину в бога, придавая ему неутолимую сексуальную энергию и мощь тигра. И в этот момент каждый человек в зале припомнил фантастические слухи, которые распространялись с тех пор, когда было объявлено об аукционе.
Слухи о невероятных эротических ритуалах, о восточных властелинах, которые наслаждались сотней женщин гарема в течение одной ночи при помощи силы этого камня. Слухи о непередаваемом взрыве наслаждения от близости с женщиной, когда драгоценный камень участвовал в любовной игре, сверкая между горячими обнаженными телами. Многих из присутствующих благородных женщин также волновали эти слухи, и их лица покрывались блестящими бусинками пота.
Только один человек спокойно смотрел на рубин, не испытывая благоговейного страха. Это был высокий индус в тюрбане, сидящий в полузакрытой занавесом нише в задней части аукционного зала. Его появление здесь десятью минутами раньше вызвало немалое удивление, так как прежде в Лондоне никогда не видели такого загадочного вельможи с пронзительными черными как ночь глазами и надменным безразличным смуглым лицом.
Пристально разглядывая его худощавое бородатое лицо, многие из почтенных леди решили, что фантастические слухи о радже Ранапура и его рубине могут быть правдивыми. Говорили, что его дворец вымощен кирпичами из чистого золота, что его гарем был заполнен благоуханными красотками, ревниво соперничающими между собой за право получить его. Рассказывали также, что этот мужчина был искусным и ненасытным любовником, который способен был доставить женщине такое неописуемое наслаждение, что, однажды испытав его, та навсегда оставалась его преданной рабыней.
Глядя на это точеное мужественное лицо, не одна из представительных матрон согласилась бы с радостью отдать все, что имела, за одну-единственную ночь, проведенную в постели раджи. И вид могучего телохранителя-сикха, стоящего рядом с нишей, только добавлял восхитительный элемент опасности всем этим фантазиям.
У Горация Парди, однако, имелась более материальная заинтересованность в этом вечере, чем сексуальные способности языческого принца.
– Этот драгоценный камень достоин любого монарха, – произносил нараспев болезненно-бледный аукционист, поднимая драгоценный камень и прикидывая в уме, как он будет тратить изрядную комиссионную сумму от этой продажи. – Да, «Глаз Шивы» действительно сделает его владельца объектом зависти всех остальных. Сегодня вечером произойдет историческое событие, о котором вы будете рассказывать потом вашим детям и детям ваших детей.
Произнося эту речь, Парди слегка повернул камень. Казалось, что языки пламени вырвались из его ядра, взорвавшись горячими кроваво-красными лучами.
Многие сердца дрогнули при виде этого захватывающего зрелища, и многие из тех, кто собирался просто наблюдать, внезапно решили принять участие в борьбе. Ни одного из них не пропустил внимательный взгляд Горация Парди. Прищурив глаза, аукционист снова повернул камень, изучая реакцию аудитории, отбирая основных претендентов. Ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы сократить список основных участников торгов до пяти самых богатых и влиятельных клиентов. Его ноздри слегка вздрагивали. Парди ждал, вычисляя проценты, прикидывая, насколько высоко он сможет поднять цену и как лучше всего завести каждого из покупателей, заставив их соревноваться друг с другом.
Да, ведение аукциона было тонким искусством, и Гораций Парди был мастером своего дела. Жадность, невежество и вожделение были его оружием; тщательно воспламеняя эти чувства в своих клиентах, Парди обращал их против покупателей.
Все же сегодня вечером Парди заметно нервничал, не в силах игнорировать силу большого драгоценного камня, вспыхивающего в его ладони. Самой большой неприятностью для него было присутствие смуглого раджи, сидящего в задней части комнаты под охраной бесстрастного телохранителя-сикха со смертоносным кинжалом в руке.
Неясное чувство тревоги овладело аукционистом. Еще вчера ему было доставлено анонимное послание, в котором описывались ужасные кары, грозящие любому, кто посмеет попытаться завладеть рубином. Да, Гораций Парди знал все ужасные легенды об этом камне. Многие тысячелетия кроваво-красный рубин лежал, тщательно охраняемый, скрытый в недрах горной местности острова Цейлон. Но с первого мгновения, когда к нему прикоснулась рука человека, рубин вызывал жажду крови, безумие и неотвратимую смерть всякому, кто посмел обладать им. И со смертью каждой жертвы рубин, казалось, становился еще более совершенным. Все ярче и ярче горели его кроваво-красные лучи.
Но Гораций Парди не обращал внимания на такие сказки – или по крайней мере стремился к этому. В конце концов, его многолетний опыт работы с бесценными предметами сделал его невосприимчивым к таким фантазиям. Он был уверен в этом.
Пока не взглянул на «Глаз Шивы». Пальцы Горация Парди слегка задрожали, и он страстно захотел, чтобы все это было уже позади, чтобы он оказался дома со стаканом портвейна и его четырьмя процентами комиссионных, благополучно доставленных в надежный банк.
Но он все еще не начинал торгов, задумчиво оглядывая зал в надежде увидеть самого перспективного покупателя. Того, кого ожидали встретить здесь все присутствующие, Джулиана Фицроя Деверила Пэйджена, маркиза Гамильтона и Стэнтона, виконта Сент-Сира.
Наследник графства Сеттон, человек безупречного происхождения, чьи корни восходили к норманнским временам. Его история, однако, была достаточно необычна. Он родился и воспитывался в Индии, был наполовину язычником, о чем говорило одно из его имен
type="note" l:href="#n_4">[4]
. Отец, десятый герцог, как рассказывали, расстался с сыном много лет назад. Теперь виконт жил на острове Цейлон, расточая свое богатство и беспокойную энергию на пышных цейлонских землях, где несколько столетий назад был найден этот рубин.
Двенадцать лет назад виконт Сент-Сир выиграл в карты небольшую пароходную компанию. Через пять лет он превратил свой выигрыш в обширную империю. Теперь, как припоминал Парди, Сент-Сир, по слухам, был заинтересован в покупке «Глаза Шивы» для коллекции сокровищ, которую разместил в великолепном англо-индийском особняке высоко в окутанных туманом холмах страны кофе на острове Цейлон.
Парди хмуро сдвинул брови, забыв о Сент-Сире, как только слова последнего анонимного предупреждения возникли в его памяти. Сообщение появилось на его столе всего за несколько минут до начала аукциона. Да, что-то неладное в этом камне, подумал он грустно. Что-то, что не подвластно рассудку... Зло?
Именно тогда холодный испытующий взгляд раджи встретился с его взглядом, и впервые в жизни Гораций Парди не нашел в себе сил ни вздохнуть, ни пошевельнуться, плененный загадочной властью этого пристального взгляда. С большим усилием он наконец ухватился за бортик трибуны и разрушил чары.
С видимой поспешностью он поставил открытую шкатулку и поправил свой черный жилет. Потом ударом серебряного молоточка призвал присутствующих к порядку.
– Итак, вы воочию увидели этот легендарный драгоценный камень. Вы убедились в его блеске и сверхъестественной красоте. Позвольте предложить первоначальную цену – двадцать тысяч фунтов, чтобы не оскорбить нашего достойного восточного гостя меньшей суммой за такой благородный драгоценный камень. – С этими словами Парди поклонился одетому в шелк радже.
Взволнованный шепот пронесся по залу. В задней части комнаты господин в тюрбане поднял руку в небрежном приветствии. Вспыхнули ослепительные лучи от его витого кольца, где в раскрытых челюстях кобры мерцал изумруд размером с орех. При этом многие женщины прикрыли веерами вспыхнувшие от вожделения лица, а многие мужчины вздохнули с тревогой.
Да, сегодня вечером торги будут стремительными и ожесточенными, подумал Парди:
– Кто предлагает двадцать тысяч фунтов?
В переднем ряду молодой человек поднял руку. Кудрявый лорд Беллингхем. Но он лишь недавно унаследовал титул графа и стремительно проматывал состояние, так старательно собранное его отцом. И этот молодой граф намеревался приобрести «Глаз Шивы»?
«Чтобы оплатить это сокровище, тебе придется продать родовой замок в Кенте и всю коллекцию антиквариата, собранную предками», – цинично подумал Парди.
Тихонько фыркнув, он обратился к другой стороне зала: – Я слышу двадцать пять тысяч?
Поднялась еще одна рука.
– Есть двадцать пять тысяч. Кто предложит тридцать?
Остроглазый человек в костюме из тонкого синего сукна, сидящий в переднем ряду, сдержанным жестом подтвердил свою цену.
«Ваш вид мне также знаком, – подумал Парди. – Еще один чумазый владелец заводов из Йоркшира, несмотря на вашу прекрасную внешность и дорогое платье. Нет, «Глаз Шивы» слишком хорош для тебя».
– Тридцать, – отрывисто бросил аукционист. – Кто-нибудь...
– Пятьдесят тысяч фунтов!
Громкий вздох раздался в зале, когда обычно уравновешенные представители лондонской элиты обернулись, чтобы посмотреть на покупателя, предложившего эту невероятную цену.
Парди ощутил бурный восторг. Конечно, этот темноволосый человек в безукоризненном, но небрежно повязанном шейном платке должен быть виконтом Сент-Сиром. Но его надежды были тут же разбиты, как только он узнал покупателя: британский чиновник в отставке, недавно вернувшийся из Индии, где он был губернатором Бенгалии, или это был Пенджаб? Не имеет значения. Все, что имело значение для Парди, так это то, что этот человек возвратился богатым, как Крез, с бесчисленными сокровищами, награбленными за двадцать лет правительственной службы. И, как было принято среди многочисленных представителей ее величества, этот человек получил титул по возвращении домой, как молчаливое подтверждение права набивать собственные карманы на государственной службе.
Ноздри Парди расширялись, улавливая опьяняющий аромат денег сэра Джона Хамфри. Да, возможно, он обойдется и без Сент-Сира.
– Пятьдесят тысяч, – повторил аукционист. – Я слышу – шестьдесят?
– Шестьдесят тысяч, – рявкнул владелец заводов из Йоркшира, забыв в азарте, что здесь вполне достаточно жеста.
Парди едва удержался от насмешливой улыбки. Жадный маленький выскочка, подумал он.
– Я слышу...
– Восемьдесят пять тысяч, – вмешался граф Беллингхем.
– Восемьдесят пять тысяч. Кто предлагает девяносто?
Беспокойная тишина овладела залом, прерываемая только шелестом атласа и свеженакрахмаленного полотна. Даже приглушенный шепот затих.
– Кто предложит девяносто? – поторопил Парди. «Будь я проклят, если позволю драгоценному камню уйти хоть на один шиллинг дешевле, чем за сотню тысяч!» Парди медленно повернул открытую шкатулку. Наступила полная тишина. Напряженность в комнате росла.
– Девяносто тысяч? – повторил он, оглядывая собравшихся.
И вот уголком глаза Парди заметил движение в конце второго ряда. А, это было лицо, которое он хорошо знал, как и многие в Лондоне. Прикрытые тяжелыми веками глаза и полные чувственные губы. Мужчина небольшого роста в костюме, который никогда, казалось, не соответствовал усилиям дорогих портных. Руки с тонкими пальцами, которые выглядели слишком белыми, чтобы быть способными на чудовищные дела, приписываемые ему на трех континентах. Джеймс Ракели, принц-купец с Ломбард-стрит. Кажется, так газеты окрестили его в прошлом году, припомнил Парди. Громадное состояние этого человека было приобретено при помощи сомнительных сделок, слишком многочисленных, чтобы перечислять их, следы которых тянулись через всю Европу, начиная с Крыма, и дальше, к неприступным Гималаям.
Опиум в Калькутте. Сапфиры на острове Цейлон. Оружие мятежникам, участникам тайпинского восстания, наводнившим юг Китая, спасающимся от работы на строительстве железной дороги на американском Западе, что для китайцев было равносильно рабству.
Все эти предприятия не стоило исследовать слишком пристально, как убедился уже не один неудачный конкурент. Ходили слухи, что Ракели и Сент-Сир один или два раза столкнулись где-то на Востоке. И что Ракели сильно пострадал от этих столкновений. Возможно, именно поэтому он всегда носил перчатки на публике. Это было столкновение, на которое стоило бы посмотреть, подумал Гораций Парди.
И теперь принц-купец имел виды на этот рубин?
Глаза аукциониста заблестели. Говорили, что этот мужчина имел вкус к редким и красивым вещам и неограниченные суммы, чтобы оплачивать свои прихоти. А в последнее время, опять же по слухам, Ракели был обеспокоен поисками жены знатного происхождения, чтобы посредством брака приобрести респектабельность.
Возможно, он даже планировал использовать рубин, чтобы завоевать чью-то благосклонность. Да, это стоящий клиент, решил Парди.
– Девяносто тысяч фунтов, – повторил он, чувствуя нарастающую напряженность в зале.
Герцог резко наклонился вперед. Два молодых графа нахмурились – они достигли предела своих возможностей. Глаза Парди обратились к другим покупателям. Владелец заводов тревожно дергал пальцами свой воротничок, а лицо отставного чиновника было покрыто пятнами.
Превосходно! Теперь пора подлить масла в огонь. Как было заранее условлено, аукционист сделал незаметный жест своему помощнику, который немедленно вышел вперед с пергаментным конвертом на серебряном подносе. Парди тщательно разыграл видимость удивления, когда он разорвал конверт и просмотрел чистый листок бумаги.
– У нас появился еще один покупатель, леди и джентльмены. Покупатель, который предпочитает остаться анонимным.
– Сент-Сир!
– Пэйджен! Это наверняка Деверил Пэйджен.
Слова вырвались из десятков уст, как и рассчитывал Гораций Парди. Как легковерны эти люди, поверившие даже такой старой уловке, как эта. Быстрым движением он свернул лист бумаги, сунул его в конверт и положил в карман.
– Предложено сто двадцать тысяч. – Это была рискованная игра, конечно, но Парди был уверен, что трюк сработает.
Вздох пронесся над украшенной драгоценными камнями толпой. Молодой граф Беллингхем резко выругался. Не заметив, что конверт выскользнул из кармана и упал на пол, Парди продолжал торги.
– Итак...
В пятом ряду энергичным жестом отозвался сэр Хамфри.
– Сто тридцать, – протянул Парди нараспев, уже представляя изящный городской дом, который он купит на Регент-стрит. «Боже, благодарю тебя за жадность этих людей», – подумал он. Но при этом едва сдерживался от ликующей улыбки на болезненном лице. – Сто тридцать тысяч от джентльмена в пятом ряду. Предложит ли кто-нибудь сто сорок тысяч?
Владелец заводов поднял руку:
– Сто сорок тысяч.
– Даю сто семьдесят тысяч! – объявил сэр Хамфри, его щеки покрылись пятнами пурпурного цвета.
Плохое сердце, решил Парди. Результат неправильного питания в Индии, вне всякого сомнения. Или, возможно, изобилия индийских красоток легкого поведения. Глаза аукциониста прищурились, он молился, чтобы сердце этого человека выдержало максимальную предложенную цену. Парди дотянулся до рубина, поворачивая шкатулку в лучах газовых светильников.
– Предложено сто семьдесят тысяч. Кто даст сто восемьдесят?
Цвет щек сэра Джона Хамфри стал более интенсивным.
– Кто предложит сто восемьдесят тысяч за этот великолепный драгоценный камень, этот амулет раджей, звезду Серендипа?
Что-то заставило аукциониста взглянуть в заднюю часть зала, любопытствуя, как ведет себя человек в тюрбане, сидящий в нише. Но если Парди надеялся увидеть хотя бы отблеск триумфа или любой другой эмоции на этом мрачном бронзовом лице, он был разочарован. Человек не обращал никакого внимания на растущую цену, разговаривая с одним из своих телохранителей, который, низко поклонившись, исчез через дверь в задней части зала.
Но вот еще один незаметный жест заставил Парди повернуться к креслу во втором ряду. Глаза Джеймса Ракели, казалось, блеснули на долю секунды из-под тяжелых век.
– Я предлагаю... – Принц-купец говорил, растягивая слова. – Да, я предлагаю две сотни тысяч.
Шумные возгласы всколыхнули воздух в зале сразу же после спокойного заявления Ракели; кое-где раздались аплодисменты.
Все присутствующие в зале, будь то покупатели или просто зрители, сознавали, что они являются свидетелями исторического события. Колени Парди внезапно ослабели. Безуспешно он стучал молотком, пытаясь восстановить порядок.
– Леди! Джентльмены! Тише, пожалуйста, тише!
Даже после этого ему пришлось выждать несколько минут, прежде чем шум возбуждения затих и можно было продолжить. К тому времени Гораций Парди был близок к исступлению.
– Предложено две сотни тысяч фунтов за «Глаз Шивы», – медленно выговорил он, наслаждаясь звуком этих слов. – Будут ли еще предложения?
Произнося эти слова, Парди в последний раз осмотрел зал, отмечая сердитый вид владельца заводов, потемневший оттенок лица сэра Хамфри и принужденно беззаботное выражение молодого графа.
Ну вот и все. Прекрасный результат.
– Двести пятьдесят тысяч!
Это был дикий, почти нечеловеческий крик. Парди безмолвно застыл, не в силах поверить в отчаянное предложение сэра Хамфри. Аукционист медленно повернулся к Ракели, чьи длинные пальцы побелели, вцепившись в подлокотники кресла. Парди вопросительно поднял брови. Принц-купец хмурился, покачивая головой в знак отрицания. Он кивком головы отослал лакея, стоявшего в стороне, который опрометью выбежал из зала. Двести пятьдесят тысяч фунтов!
«Я могу уволиться хоть завтра. Нет, ей-богу, я могу уволиться уже сегодня вечером!»
Поток холодного воздуха коснулся шеи аукциониста. Опять этот небрежный клерк позабыл закрыть окно в своем кабинете? Не важно, скоро все это кончится. Никогда в жизни его нога не ступит в эту тюрьму.
Парди уже поднял свой молоточек, чтобы объявить окончание торгов, когда в дверном проеме в задней части зала возникла окутанная плащом фигура.
– Mar ja sale!
type="note" l:href="#n_5">[5]
Смерть всем предателям! Ни сегодня вечером, ни в любой другой вечер священный «Глаз Шивы» не станет добычей иностранца, – выкрикнул человек, распахнув плащ и показывая свободный индийский национальный костюм под ним. – Смерть всем, кто сидит в этом зале!
Внезапно он резко устремился вперед, размахивая блестящим револьвером.
С бесконечным ужасом Гораций Парди смотрел в холодное дуло, видя перед собой картины всей своей жизни, со всеми ошибками и подлостями. Щелкнул взведенный курок. В следующий момент град пуль обрушился на подиум.
Женщины закричали и бросились на пол, мужчины последовали их примеру несколько секунд спустя. Только хорошо вымуштрованный помощник Парди сохранил присутствие духа, чтобы подхватить шкатулку розового дерева, содержащую «Глаз Шивы».
Но Гораций Парди уже не узнал об этом, потому что дымящийся кусочек свинца уже попал точно в центр его лба, отбросив неподвижное тело на конверт, забытый на гладком полу.
– Схватить его! – выкрикнул один из мужчин. – Убейте языческого ублюдка!
– Остановите его, он пришел за рубином!
Кто-то поднял голову, пытаясь осознать происходящее.
– Черт знает что творится!
Но ни один из этих возгласов, казалось, не был услышан. Нападавший повернулся и направил свой револьвер на одетого в шелк раджу, безразлично наблюдавшего из полускрытой занавесом ниши. В течение долгой минуты никто из них не двигался. Лицо раджи превратилось в маску, его глаза сверкали, подобно кристаллам оникса. Внезапно он произнес какое-то резкое гортанное слово. Нападающий побледнел, его рука дрогнула. Он перехватил оружие в другую руку.
– Mar ja sale! Умри, предатель! – снова выкрикнул он.
Никто не знает, что случилось потом, хотя этот вопрос жарко обсуждался в течение многих лет.
Казалось, что террорист закричал снова, а раджа шагнул вперед. Тогда неуловимым движением сикхский телохранитель выхватил из своего тюрбана разорванное металлическое кольцо и завертел этот отточенный, как бритва, метательный снаряд на указательном пальце. С пронзительным свистом кольцо пронеслось в воздухе, нашло свою цель и перерезало горло нападавшего. Кровь хлынула фонтаном. Многие женщины упали в обморок.
С необычайным для такого крупного мужчины изяществом раджа беззвучно пересек комнату. Какое-то странное выражение вспыхнуло в его глазах, когда он наклонился, чтобы рассмотреть лицо мертвого бандита, и поднял одну из медных гильз. Раджа медленно выпрямился, сжав губы на непроницаемом лице. Когда он шагнул, на его тунике у бедра показалось кровавое пятно.
– Боже, да он ранен! – воскликнула какая-то женщина.
– Черт подери! Он даже не вздрогнул! – восхищенно вторил ей мужской голос.
Но раджа, казалось, не проявил больше никакого интереса к этому инциденту. Тихо сказав что-то своему телохранителю, он повернулся и покинул зал.
Многие из присутствующих в тот вечер задавались вопросом, на чьей стороне был этот суровый человек во время недавнего восстания в Индии?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубин - Скай Кристина



Замечательная книга! Очень интересная!
Рубин - Скай Кристинакарина
25.12.2011, 22.03





Книга полная любви,страсти, нежности,приключений. Совету прочесть!
Рубин - Скай КристинаОксана
15.06.2012, 12.49





ужас.еле дочитала.читать не советую
Рубин - Скай Кристинасветлана
15.06.2012, 18.50





Интересная книга.И любовный роман и приключение.Захватывающий сюжет.Советую почитать.
Рубин - Скай КристинаМария
22.07.2012, 14.05





Неправдоподобно, прям такая страсть, что после того, как героев "отмутузили по полной", они находят в себе силы любовью заниматься! да и вообще страсть описывается уж больно нереальная, не жизненная, хотя может если сама не испытала, то и не стоит такого говорить.. :) Ожидала какого-то волшебства от камня (рубина) - не было! Не было интриги!
Рубин - Скай КристинаЮлия
24.12.2012, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100