Читать онлайн Рубин, автора - Скай Кристина, Раздел - ГЛАВА 47 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубин - Скай Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубин - Скай Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубин - Скай Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скай Кристина

Рубин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 47

На лбу у Баррет выступил пот. Она привыкла к взрывам с тех пор, как была ребенком, с тех пор, как наблюдала за экспериментами отца. Она даже сама взорвала несколько зарядов, хотя дедушка об этом, конечно же, и не подозревал.
Но Баррет никогда не ожидала, что так близко ощутит их смертоносную силу.
Борясь с ужасом, она стремилась вперед, сосредоточившись на силе теплых пальцев Пэйджена, на ощущении его тела рядом с ее.
Каменный пол задрожал. Они начали бежать, петляя по невидимым тоннелям.
Серый проход открылся перед ней, и она почувствовала свежий аромат цветов. Они должны быть уже рядом с входом!
За следующим же поворотом в лицо им ударил поток золотых лучей, свет настенного фонаря. Теперь всего несколько дюймов отделяло их от водопада, закрывавшего вход в пещеру.
– Скорее! – настойчиво пробормотал Пэйджен, устремляясь к выходу.
Вдруг в проеме появился человек, на его обветренном лице читалось непонимание.
– Вам удалось ускользнуть, – равнодушно заметил он.
Пэйджен подтолкнул Баррет вперед.
– Гора взлетит на воздух, Адриан! Нужно уходить!
Глаза Хадли горели странным огнем.
– Только не без Глаза Шивы!
Он медленно опускал винтовку, пока дуло не уперлось в грудь Пэйджена.
– Забудь о рубине, Адриан! Он пропал. Забудь о нем, иначе камень убьет и тебя тоже!
– Прости, старина. У тебя есть и другие вещи, то чего у меня не будет никогда. У меня есть только рубин – и он будет моим!
– Камень – воплощенное зло! Он уничтожит тебя, как он уничтожил всех, кто когда-либо касался его!
– Все время, пока длилась осада Канпора, я мечтал о нем. – Голос Хадли стал низким и напевным. – Это была единственная светлая вещь, единственная среди всего того ужаса! Знаешь, боюсь мне не просто удалось сбежать. Нан-сахиб отпустил меня, в обмен на все те сведения, что я предоставил ему.
Дыхание Пэйджена пресеклось:
– Я не верю этому!
– Ты все еще не понимаешь, да? Там, в джунглях, это был я, за тобой и твоим отрядом. Нан-сахиб хотел убедиться, что никому не удалось спастись и рассказать англичанам о том, что он сделал. Твоя мать, к сожалению, заметила меня. Она ошиблась, решив, что я тоже из твоего отряда. Боюсь, мне пришлось убить ее. Ведь она могла закричать, могла все испортить. Теперь-то ты понимаешь, понимаешь, Дев?
В его глазах была мольба, как у маленького мальчика.
Баррет почувствовала, как тело Пэйджена гневно напряглось.
– Ты, ублюдок...
Хадли продолжал, как будто бы не слыша.
– Ты никогда действительно не знал ее, не так ли? Она была англичанкой, как и ты, но надела сари, после того как отдала свое сердце какому-то чертову индусу на севере. Он был твоим настоящим отцом, он, а не герцог. Гордый старый дурак, конечно же, вышвырнул ее, но только после того, как она родила, потому что сына он хотел больше, чем чего бы то ни было. Она тебя так и не забыла, так сказал мне Нан-сахиб. И хотя она и любила своего мужа язычника, она рискнула всем, вернулась, переодевшись индианкой. Она хотела увидеть тебя, пускай в последний раз – предупредить тебя, что митуни приближается.
Пальцы Пэйджена впились в запястье Баррет.
– Нет... не может быть...
– Это правда. Ты узнаешь все подробности, если...
– Перестань, Адриан! – прорычал Пэйджен. – Я не верю ни одному твоему слову!
– Раджа все знает. Раджа Ранапура – спроси его!
Баррет сжала руку Пэйджена.
– Мы... мы должны идти, Пэйджен! Следующий взрыв будет через минуту!
– Она права, Адриан! Нужно уходить! Оставь эту чертову вещь у Ракели, там, где ей и положено быть!
Но мужчина только покачал головой.
– Где камень?
– Он был у Ракели. Но...
Но Хадли уже ушел, растаяв в темноте тоннеля.
Баррет почувствовала, как напряглась рука Пэйджена.
– Прощай, старина, – прошептал он.
Затем они повернулись и вырвались сквозь мерцающую завесу воды в залитую звездным светом ночь. Позади Баррет услышала приглушенный звук шагов, резкое эхо проклятий Ракели.
Далеко внизу, в основании скалы она увидела мерцающий огонек, услышала тихий, предупреждающий крик Миты.
Слишком поздно!
С силой, рожденной отчаянием, она устремилась вперед, всей силой своего тела налегая на спину Пэйджена и толкая его к краю скалы.
Они упали в темноту. Ветви и камни впивались в их руки и лица. Они ударились о землю с сокрушающей силой и покатились, с каждой минутой набирая скорость.
Они все еще катились, когда земля начала дрожать, воздух вибрировать. Затем гора распалась на части в облаке дыма и осколков прямо за ними.
Пэйджен медленно приходил в себя. Его плечо было погружено в холодную, влажную землю, а в щеку упирались ветви бамбука.
Он скривился, пытаясь сесть и выпрямить колени.
– Баррет?
Дым и каменная пыль оседала вокруг него, пока он искал в темноте.
– Где ты, Angrezi?
Не услышав ответа, он начал вслепую шарить вокруг. И вдруг: прикосновение нежной, словно шелк, кожи, тепло ее тела.
Он напрягся, его пальцы ухватились за то, что, видимо, было ее коленом.
– Очнись, Баррет!
Когда луна выглянула из-за облаков, Пэйджен увидел ее глаза, затуманившиеся, растерянные, но широко открытые.
– Хвала господу! – прошептал он.
Их глаза встретились, оникс и сталь. Не говоря ни слова, Пэйджен притянул ее к себе, прижимая к своей покрытой пылью груди.
– Я больше никогда не отпущу тебя, Циннамон. Я предупреждаю тебя сейчас – я собираюсь построить гарем и запереть тебя внутри. Я выкую золотую цепочку и серебряный замок. – Каждая темная угроза была подтверждена горячим поцелуем. – Я усыплю тебя орхидеями и жасмином, укрою тебя морями шелка. Тебе больше никогда, никогда не удастся покинуть меня.
В ночном воздухе раздался мягкий смех.
– Это угрозы или ваш вариант предложения руки и сердца, лорд Сент-Сир?
Дыхание Пэйджена пресеклось, и он обнял ее нежно-нежно, так нежно, словно боялся, что она рассыплется у него в руках. Его губы двинулись по ее шее, вызвав некий отзвук восклицания, которое могло быть как молитвой, так и плачем.
– О, как же я люблю тебя, маленький сокол. На благоухающих простынях и в чистых горных потоках. Окруженную розовыми лепестками и сверкающими драгоценностями. И я собираюсь предложить тебе любую причину, любой запретный соблазн, пока ты обещаешь, что будешь со мной. Скажи, что прощаешь меня за мою глупость, за все мои жалкие попытки оттолкнуть тебя.
– Я подумаю над этим. – Стиснув зубы от боли в правом плече, Баррет придвинулась ближе и обняла его за шею. – Убеждай меня дальше, – хрипло сказало она.
Низкое рычание вырвалось из горла Пэйджена. Баррет почувствовала своим бедром его теплоту и силу. На ее залитом счастьем лице расцвела улыбка. Пэйджен судорожно вздохнул. Старое пламя вспыхнуло в нем с новой силой. Его пальцы погладили ее щеку, скользнули по шее, и, наконец, спустились в темную долину ее груди. Там они и остались, описывая медленные, жаркие круги.
Баррет судорожно вздохнула и придвинулась ближе, на лице Пэйджена появилась дьявольская, понимающая улыбка. Даже когда она выгнула спину, притягивая его голову к себе, он не оторвался от ее груди и не прикоснулся к ней там, где она жаждала. Он провел губами по ее щеке, коснулся уголков ее губ, и, наконец, прильнул к ее губам. Каждое легчайшее прикосновение было божественным, наслаждение нарастало.
– П-пожалуйста, Пэйджен!
Он засмеялся, глубоким, низким смехом.
– Разве это недостаточно убедительно, моя маленькая кошечка?
– Ты же знаешь, что да, и даже больше, чем я могу вынести. А теперь наклонись и дай мне поцеловать тебя как положено, ты, дьявол!
Его смех разнесся над маленьким углублением в скале, где они лежали, переплетя ноги, прижимаясь друг к другу горящими от страсти телами.
– Как следует? Что ты знаешь о том, как надо делать это как положено, душа моя? С первой секунды как увидел тебя, ты ни на мгновение не вспомнила о правилах приличия, целую меня со страстью прекрасной и весьма опытной куртизанки.
Дыхание Баррет прервалось, глаза засверкали.
– В самом деле? А кто проник в приличное английское общество, нацепив тюрбан, хотелось бы знать?
Пальцы виконта нежно, дразняще обвели контур ее губ.
– О, но ведь я и не англичанин, meri jaan. Я подчиняюсь совершенно другим правилам. Заставит ли это тебя передумать? – он спросил это твердо, смертельно серьезно.
– Уже жалеешь о своем предложении, трусишка? Ну, так легко ты от меня не избавишься, я тебя предупреждаю. Ты меня похитил, соблазнил, обесчестил самым бесстыдным образом. Теперь ты просто не можешь меня бросить! – Она провела губами по теплой, обнаженной коже его груди. Дыхание Пэйджена прервалось.
– Это действительно то, чего ты хочешь, сокол? Я должен знать это сейчас, до того как...
– Сколько раз женщина должна соблазнять тебя! Конечно это, что я хочу! – подтвердила Баррет с легким вздохом. – Если ты когда-нибудь, ну хоть когда-нибудь, снова захочешь от меня избавиться, я клянусь, своей следующей формулой я взорву этот твой огромный дом, да так, что куски долетят до самого Коломбо!
Пэйджен обнял ее сильнее.
– Ты... ты уверена, Циннамон? Тебя не волнует мое прошлое... то, что я...
– Что ты ужасно надменный, абсолютно неисправимый тип?
Его глаза подозрительно увлажнились.
– Поцелуй меня, и я покажу тебе, – прошептала она.
Пэйджен медленно опустил голову.
Она спрашивала себя: неужели он до сих пор сомневается?
Она обхватила его за шею, раздвинула языком его губы, погружаясь в теплую глубину его рта. Он застонал и открылся ей, дрожа, пока ее губы немилосердно терзали, дразнили его.
Он поднял руки, прикоснулся к ее соскам, превратившимся в горячие, тугие узелки под его мозолистыми пальцами.
– О господи, Пэйджен, как тебе удается творить со мной такое? – пробормотала Баррет, чувствуя, как желание окатило ее горячей, шелковой волной.
– Это старинный индийский секрет, Angrezi.Нужна особая формула, нужные пропорции, ты же понимаешь.
Баррет вздернула тонкую бровь.
– В грязи? Когда наша одежда разорвана в клочья, а в головах шумит? Это какая-то странная магия, я полагаю.
– Да, но я не сказал тебе об одном важном ингредиенте... – Глаза Пэйджена зажглись.
– Нитрат или глицерин? – промурлыкала она.
– Кое-что почти такое же важное. – Глаза Пэйджена стали темными и бездонными. – И я скоро докажу тебе это.
Дыхание Баррет пресеклось, когда она увидела темную страсть в его глазах и ощутила своим телом бешеное биение его сердца.
– Видишь ли, это работает везде. Где бы ни соединились два сердца, связанные воедино. Так как мое связано с твоим, Циннамон, с тех пор как я впервые встретил тебя, дрожащую от холода, всю в снегу. Так ты пойдешь со мной теперь? Позволишь показать тебе все то, что я мечтал показать тебе раньше?
Впервые Баррет напряглась.
– Что случилось, любимая?
– Я... – Она спрятала лицо у него на груди, по ее пыльным щекам покатились горячие слезы.
Пэйджен сжал пальцами ее подбородок и заставил ее посмотреть ему в лицо.
– Ну же, Angrezi. Не прячься от меня сейчас.
Ее глаза были полны боли.
– Ты... тебе все равно, что Ракели... все это время...
Пэйджен резко выдохнул, он только сейчас заметил, что задержал дыхание. И только об этом она волновалась?
– Да мне наплевать на Джеймса Ракели! То, что происходило между вами, ничего не значит, Циннамон. Не больше чем туман, что накрывает чайные поля перед рассветом, или молния, что сверкает в облаках, прежде чем пройдет дождь.
Баррет тихо всхлипнула.
– Но вы были врагами. Он пытался...
Пэйджен прервал ее низким звуком, чем-то средним между рычанием и стоном. Он прижался губами к ее губам, проникая в теплую сладость ее рта.
Медленно он опустил ее на стелящиеся папоротники и согрел жаром своей жажды, огнем своей любви, губы к губам, тело к телу, пока Баррет не задрожала и не почувствовала как прошлое отступает, ее сердце раскрылось подобно бутону весенней розы.
Далеко наверху, над горами разлился поток света, но любовники едва заметили это, предаваясь страсти.
Потому что жажда исходила от их тел и душ, между ними не было места секретам и старым страхам. Каждое прикосновение исцеляло, каждый взгляд убеждал.
– Великий Шива, Циннамон, возьми меня, прикоснись ко мне. Ближе... о, боже!
– Но твоя рука, Пэйджен! Твои бедные пальцы! – Баррет содрогнулась, посмотрев на опухшую, окровавленную руку, которая так ужасно пострадала сначала от руки Рэнда, а потом от руки Ракели.
– Забудь о моей руке! Мне сейчас есть о чем подумать, кое о чем гораздо более соблазнительном, любовь моя. Я сейчас взорвусь как эта гора, если ты не сжалишься надо мной и...
Через секунду то, что осталось от платья Баррет упало на землю шелковым озерцом, и взгляд Пэйджена опалил ее кожу словно огнем.
– Такая красивая, сокол, сбывшаяся мечта раджи. Но ты уверена, Бретт? В конце концов, я чужой в твоем мире. Я не мягкий, цивилизованный джентльмен. Давным-давно я отказался от тех правил, которыми живут ваши английские джентльмены, с которыми он засыпают и просыпаются. Ты точно уверена, что...
Баррет остановила его, приложив палец к его губам. Другой рукой она прикоснулась к темному шраму около его глаза. На глазах показались слезы, когда она придвинулась ближе и покрыла цепочкой поцелуев уродливый шрам, тянувшийся от угла глаза к скуле.
И под ее нежным прикосновением шрамы стали прекрасными, стали знаками, отличившими воина, побывавшего в битве, честью, признаком истинной гордости.
Огонь опалил чресла Пэйджена.
– Святой боже, Бретт. Достаточно, или я...
Ее глаза блеснули за густыми ресницами.
– Больше разговоров, чем дела, так, лорд Сент-Сир? Я не слышала ничего кроме разговоров о волшебной силе рубина, столько месяцев одни разговоры! Что же должна бедная женщина сделать, что бы испытать на себе эту колдовскую силу?
Дыхание Пэйджена прервалось. Он желал ее так, как еще никогда в жизни не желал женщину.
Больше, чем он желал саму жизнь.
И все еще прошлое не отпускало его, удерживало в своих сетях.
Но на этот раз Баррет не стала ждать ответа. Ее рука скользнула к его бедрам, она расстегнула пуговицы на его брюках одну за другой.
Без сожалений или промедления. Темные тени ее прошлого растворились в огне глаз Пэйджена, в его убеждающих прикосновениях. Между ними теперь ничего не стояло – только их любовь.
Его женщина, сейчас и навсегда, и ему не нужен был рубин, чтобы доказать это.
Она говорила ему об этом не забываемым способом, гораздо убедительней любых слов.
Она клялась каждым неуверенным движением пальцев, каждым нежным поцелуем на уродливом шраме, что расположился паутинкой под его глазом.
И Пэйджен верил ей, хотя ничего в его темной, отнюдь не праведной жизни не подготовило его к тому, чтобы верить в любовь. Именно в такие моменты он учился верить – в нее и в самого себя, в первый раз задумавшись о будущем, будущем, где они, возможно, будут вместе.
Будущее, где будут маленькие, сонные личики и липкие, крохотные пальчики.
Господи, как он мечтал об этом. Он уже сейчас мог представить себе, как лицо Баррет будет светиться, когда она приложит их первого ребенка к своей прекрасной груди.
Да, он даст ей все это и даже больше. Он осыплет ее сапфирами и рубинами, окружит любовью, пока их мрачное прошлое не будет забыто навсегда.
Однако ему потребовалось меньше времени, чем он рассчитывал. Он понял это, сильнее сжав ее бедра, глаза его загорелись жаждой. Тогда он вошел в нее, наслаждаясь тихими стонами, которые срывались с ее губ.
Господи, все было совершенно. Она была совершенством!
Первая жаркая волна заставила Баррет выгнуться, дыхание ее прервалось, она забыла о боли и опасности.
Вторая волна – и она содрогнулась, выкрикивая его имя. Третья – и она обняла его своими стройными ногами, пытаясь удержать жар и сладость, разливавшиеся внутри ее.
– Пэйджен, нет... я...
Но протестовать было поздно. В следующий момент ее душа разлетелась на тысячи сверкающих осколков, более ярких, чем кристаллы в тоннеле, блестевшие в свете фонарей. И каждую секунду Пэйджен был с ней, крепко прижимая ее к себе, испивая каждый мягкий вздох с ее губ. В глазах его светились наслаждение и триумф.
Наконец придя в себя, Баррет слегка усмехнулась.
– Если только я не ошибаюсь, любимый, чтобы получить ребенка, понадобится нечто большее.
Она вытянулась под ним, крепче прижимаясь к его мускулистому телу.
Пэйджен закрыл глаза, когда, шевельнувшись, она сжала его словно в бархатных тисках. Он зарычал, теперь абсолютно уверенный, что взорвется сию же секунду. Черт, он собирался подождать, собирался еще не раз доставить ей наслаждение.
Он попытался вырваться из влажного жара ее тела, черты его исказились от усилий.
– Перестань, Angrezi. Перестань двигаться, или я...
Она не перестала.
Глаза Пэйджена словно заволокло дымкой, из горла вырвался хриплый стон.
Баррет улыбнулась ему, в глазах ее мерцали слезы.
– Сейчас, тигр. Отдай мне все. Весь ты, полностью во мне. Видишь ли, сегодня я собираюсь получить ребенка. Твоего ребенка.
– Нашего ребенка, – поправил Пэйджен. Его глаза горели как у леопарда во тьме. Он напрягся, каждый его нерв был напряжен от желания, когда он понял, какие огромные обязательства они берут на себя в эту самую секунду.
И с полным доверием, он отдал Баррет все, что она просила, без тени страха или сожаления.
– Я весь твой, Циннамон. Я всегда был твоим, с той самой снежной ночи. Боюсь, я просто был слишком глуп, чтобы сразу понять это. Но я никогда не отпущу тебя, потому что я собираюсь дать тебе как минимум шесть детей.
– Алчный мужчина! – Баррет задохнулась, когда он развел ее бедра, и скользнул глубоко, пронизывающе глубоко. Она содрогнулась, когда Пэйджен полностью заполнил ее, изливая в нее всю свою любовь и гневную жажду.
– Ш-шесть? Ну, надеюсь, не все шесть сразу... если так, я...
Она вскрикнула, тело ее выгнулось. Он еще крепче прижал ее к себе, еще глубже проник в ее тело.
И тогда в теле Баррет вновь вспыхнул огонь, она задохнулась от наслаждения.
Ее тихий стон, легкая дрожь ее тела – и Пэйджен окончательно лишился самообладания. Он прижал ее влажной земле, и излился в нее, подтверждая свой дар обещаниями, шедшими из самой души.
Они обрели свой собственный рай, далеко от дымной пещеры, из которой все еще вырывались пыль и пламя, далеко от ненависти и алчности, которые преследовали их столько месяцев. Этой ночью Пэйджен получил наследника, а Баррет любовь, о которой раньше могла только мечтать.
Высоко наверху первые, кроваво – красные лучи рассвета расцветили небо над Бармой. Листья бамбука на вершине холма зашелестели, тревожимые весенним ветром.
И тогда, хотя любовники вряд ли это заметили, темные облака над горами рассеялись и первые, тяжелые капли весеннего муссонного дождя, наконец-то упали на землю.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубин - Скай Кристина



Замечательная книга! Очень интересная!
Рубин - Скай Кристинакарина
25.12.2011, 22.03





Книга полная любви,страсти, нежности,приключений. Совету прочесть!
Рубин - Скай КристинаОксана
15.06.2012, 12.49





ужас.еле дочитала.читать не советую
Рубин - Скай Кристинасветлана
15.06.2012, 18.50





Интересная книга.И любовный роман и приключение.Захватывающий сюжет.Советую почитать.
Рубин - Скай КристинаМария
22.07.2012, 14.05





Неправдоподобно, прям такая страсть, что после того, как героев "отмутузили по полной", они находят в себе силы любовью заниматься! да и вообще страсть описывается уж больно нереальная, не жизненная, хотя может если сама не испытала, то и не стоит такого говорить.. :) Ожидала какого-то волшебства от камня (рубина) - не было! Не было интриги!
Рубин - Скай КристинаЮлия
24.12.2012, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100