Читать онлайн Рубин, автора - Скай Кристина, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубин - Скай Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубин - Скай Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубин - Скай Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скай Кристина

Рубин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Когда высокий индус в тюрбане обернулся, экипаж был уже на перекрестке и несся прямо на них. Они оказались в ловушке между улицей и стеной железной решетки. С проклятием раджа схватил за руку Баррет и потянул ее к узкому дверному проему в полуквартале от того места, где они стояли.
Позади них раздавался безудержный топот несущихся лошадей и дикий крик кучера. Он, должно быть, обезумел или был вдребезги пьян!
И тогда, с холодной уверенностью, Баррет поняла, что это не несчастный случай. Все это, как и раньше, было в соответствии с ужасным замыслом. Замыслом людей, которые не остановятся ни перед чем, чтобы завладеть ее тайной.
Дверной проем казался ужасно далеким – просто неясное пятно на фоне металлического забора. Баррет устремилась вперед, увлекаемая сильной рукой раджи. Но она только тормозила его, а огромные колеса все приближались. Они не успеют! Но даже если бы и успели, ниша слишком узка, чтобы укрыться там вдвоем...
Не переставая бормотать проклятия, индус подхватил ее на руки и бросился к небольшому углублению в ограде. Баррет слышала громкий стук его сердца, которому вторило ее собственное. Позади них раздавался оглушительный грохот железных колес по булыжной мостовой. Экипаж почти настиг их. С резким выдохом раджа втолкнул ее в узкую нишу в тот самый момент, когда карета прогремела мимо и лицо кучера мелькнуло в темноте уродливым пятном. Ужасная упряжка промчалась всего в нескольких дюймах от них.
Баррет почувствовала, что индус вздрогнул. Он медленно опустил ее на землю, все еще прижимая к своему напряженному телу. Вдоль по улице уносилась галопом упряжка лошадей, высекая град искр коваными ободьями колес экипажа.
«Без этого человека я была бы мертва. Мои кости могли быть перемолоты под ужасными железными колесами, моя плоть оказалась бы под безжалостными копытами».
Она судорожно вздрогнула и попыталась опереться на стену дома. Вместо нее она ощутила крепкие мускулы плеча раджи и бессознательно обняла его, благодаря за спасение.
Отпустит ли он меня когда-нибудь? Баррет знала, что она должна найти способ уйти. Ее знание – и открытия ее дедушки – слишком большая ценность, чтобы передавать их в случайные руки. Но как долго сможет она продолжать свое бегство?
Внезапно Баррет почувствовала, как стальные пальцы раджи грубо сжали ее талию.
– Почему, Angrezi? Почему этот шакал преследует тебя с таким смертельным упорством?
Губы Баррет сжались в плоскую линию.
– Упрямая женщина! Я мог бы помочь тебе, если бы...
– Вы уже помогли мне. Но теперь я должна идти. Боже, почему это так трудно?
– Я мог бы заставить тебя пойти со мной, – сказал смуглолицый мужчина. Внезапно он, повернулся, прижимая ее к холодной стене. – Я мог бы заставить тебя идти туда, куда хочу, и сделать все, что мне угодно. Никто не смог бы остановить меня.
Как будто в доказательство своих слов он оторвал ее от стены и поднял в воздух, как куклу.
Глядя в это резкое темное лицо, Баррет почувствовала какой-то страх. Тогда ее губы вздрогнули.
– Вы правы, конечно. – Ее голова вызывающе откинулась назад. – Вы могли бы сделать все это, но вы так не поступите. Что-то говорит мне, что вы слишком горды, чтобы взять женщину силой.
В течение долгого времени он не двигался, свирепо глядя вниз на ее хрупкие черты, полускрытые темнотой. С громким проклятием он опустил ее на землю, но медленно – бедро к бедру, грудь к груди, прижимая ее к жару своего возбуждения.
– Возможно, у меня меньше гордости, чем ты думаешь, упрямая. Я – не из ваших послушных английских джентльменов. В конце концов, я не подчиняюсь законам вашей земли. Хочешь, я докажу тебе свою власть над тобой? Хочешь, я возьму тебя прямо здесь и сейчас?
Губы Баррет слегка задрожали, но она не отпрянула от упругой стали его тела. И ее осторожная сдержанность, казалось, только увеличила его гнев. С глухим рычанием незнакомец обхватил ее лицо ладонями и прижал губы в холодном, наказующем поцелуе. Теперь в нем не было ни ласки, ни нежности, он был сердито-огненным и жестким поцелуем мужчины-господина.
Но Баррет не вздрогнула, не оказала сопротивления. Ее тело было неподвижным, упорно-пассивным при его жестоком нападении. Даже тогда, когда она знала, что должна бояться, она почему-то не испугалась. Его дыхание вырвалось резким проклятием.
– Ты в долгу передо мной, Angrezi! Никогда не забывай этого. – Он отпрянул назад. – Что ты за женщина? Ты не сопротивляешься, не кричишь, не умоляешь отпустить тебя? – Он свирепо смотрел на нее. – Всемогущий Шива, почему ты не скажешь мне «да»?
– Я хотела бы...
Голос Баррет дрогнул, когда она взглянула в его лицо. Он привлекал ее. О да, он ужасно привлекал ее, этот странный мужчина с жестоким лицом и странно нежными руками. Но она не должна позволить ему узнать то, что она уже поняла сама: этот человек мог бы убедить ее, если бы он задался этой целью, – он и его тело.
– Да, в какой-то момент я думала, что могла бы согласиться. Но теперь я вижу, что должна уйти. И это вы, мой господин, помогли мне понять, что я должна уйти.
Мужчина пробормотал что-то на языке, которого Баррет не поняла. Его глаза превратились в темные щели.
– Ты опрометчиво противоречишь мне, маленький сокол. В стране, где я родился, многие люди умерли медленной смертью за гораздо меньшие прегрешения.
В напряженной тишине Баррет не отвела глаз от его безжалостного пристального взгляда.
Его дыхание обжигало ее. Его пальцы обхватили ее тонкие запястья и прижали их к кирпичной стене. Его бедра уперлись в ее мягкий живот с жестоким вызовом.
– Скажи да, черт побери! Доставь удовольствие нам обоим! Ты говорила, что у тебя нет ни мужа, ни ревнивого поклонника. Тогда что удерживает тебя здесь? Конечно, не этот проклятый город, обиталище тумана и снега!
Пока он говорил, несколько снежинок упали на щеку Баррет. Жар ее вспыхнувшей кожи быстро превратил их в серебряные бусинки воды, медленно скользящие вниз. Он последовал за влажной дорожкой своими губами. Баррет задрожала при медленном прикосновении его грубовато-мягкого языка, чувствуя весь его гнев и его желание. Но яснее всего она почувствовала огонь и ярость мужчины, удивительную тайну его прикосновения. Даже она, не имея никакого опыта в таких вещах, поняла, что его ласка была волшебной.
Но у Баррет не было времени для волшебства.
Вместо того чтобы наклониться к нему, она закрыла глаза, сопротивляясь голосу своего сердца, которое подсказывало ей уступить, позволить ему защищать ее от ужаса, скрывающегося в темноте.
Баррет призвала всю свою гордость, упрямо отказываясь просить о помощи, решительно отталкивая его широкую надежную грудь.
– Lat-sahib
type="note" l:href="#n_3">[3]
? – донесся низкий настойчивый голос из темноты. – Мой господин!
Внезапно из ночного мрака возникло ужасное видение – гигантский смуглый чернобородый мужчина в тюрбане, держащий огромную изогнутую саблю.
Баррет задохнулась:
– Там, сзади!
Раджа только улыбнулся:
– Не бойся, маленький сокол. Сингх – мой человек. Он не обидит тебя.
Слегка отодвинувшись, он повернул голову и прокричал какой-то гортанный приказ возвышающемуся телохранителю-сикху, который низко поклонился, перешел на другую сторону улицы, где и остался, безмолвно ожидая своего господина.
Мысли Баррет смешались. Что еще может сделать этот человек? Приказать, чтобы небеса разверзлись и оттуда спустилась золотая лестница? Побледнев, она попыталась сдержать волну истерики.
«Держи себя в руках! В конце концов, это Лондон в двадцать седьмой год просвещенного господства великой Виктории, а не средние века!»
– Ты боишься меня? В этом причина?
– Нет. – Ее голос был странно хриплым. – К моему огромному стыду, я... я только хотела бы, чтобы я боялась.
У него вырвался звук, который мог быть и смехом, и вздохом, и проклятием. Возможно, это было все вместе.
– Ты не права, маленький сокол, нет ничего позорного в том редком чувстве, которое мы разделяем. Оно так же старо, как род людской, так же естественно, как движение луны или повторение муссонов. – Его голова медленно склонилась. – Я нахожу, что ты исключительно честна – для мэм-сагиб, которую держали в корсете и жестких нижних юбках. И ты держишь себя в еще более жестких рамках. Но я нахожу все ответы, которые мне нужны, здесь, Angrezi. В пульсе, который резко бьется под моими губами. В твоей дрожи. Нет, такие, как ты, не могут лгать так легко. – С негромким стоном он провел языком по ее подбородку, коснулся уха. – Поедем со мной, – просил он, прикасаясь к ее лицу, усиливая ее жар своим жаром.
Дыхание Баррет вырвалось мучительным стоном. Вот она – опасность, подумала она лихорадочно. И эта опасность была гораздо страшнее всего остального, она заставляла ее предавать саму себя.
– П-прекратите, – произнесла она с большим трудом.
– Поцелуй меня, императрица.
Это был и резкий приказ, и робкая просьба; и таинственная сила его желания разлилась по телу Баррет подобно крепкому рому, освобождая поток ее собственной страсти. Пробуждая чувства, которых она никогда не ощущала и никогда не ожидала ощутить.
«Так легко, глупышка. Только скажи «да»».
Ее сердце бешено стучало. Ее дыхание почти остановилось. И сердце, и кожа бушевали, требуя уступить. Его зубы задели ее ухо, и она задрожала.
– Ах, мое сердце, если бы ты была моей, я бы украсил твою одежду небольшими серебряными колокольчиками и посадил бы тебя на украшенного драгоценными камнями слона. Ты носила бы расшитый золотом шелк и изумруды без счета. А потом, моя красавица, ты не носила бы ничего, кроме влажного душистого тропического ветерка. Для меня. Тогда я научил бы тебя наслаждениям, которые ты даже не можешь себе представить.
Его слова вырывались темным потоком, горячили и без того пылающую кожу. Они испытывали решимость Баррет. Согласие дрожало на ее губах. Тело ответило само, прижавшись к его телу, к пульсирующей стали его желания.
– Уедем со мной.
– Н-нет, – заикаясь произнесла она. – Я... я не могу. Я не должна!
Но Баррет не могла отделаться от чувства, будто она очертя голову погрузилась в волшебный сон или перенеслась на страницы странной экзотической книги. Она нервно усмехнулась.
– Я п-предполагаю, что вы слышали о капитане Ричарде Бартоне и его странных аравийских рассказах?
Она никогда не смогла бы забыть смуглого авантюриста с цыганскими глазами, которого встретила на одном из научных вечеров своего дедушки. Темные брови раджи вопросительно поднялись.
– Да, я слышал о нем. Но какое отношение он имеет к нам?
Снова раздался ее нервный смех.
– Только то, что вы могли бы стать его самым странным и самым лучшим персонажем!
Боже, она должна освободиться от этого наваждения, подумала Баррет. Еще несколько минут, и она потеряет последние крохи рассудка!
– Более странным, чем ты думаешь, meri jaan. – Его слова прозвучали тихо и задумчиво, скорее для него самого, чем для нее. – А теперь я тоже должен идти. Настало время для...
Он не закончил фразу. Стиснув челюсти, индус смотрел на бледное лицо Баррет.
– Твой ответ не изменился?
Она смогла только кивнуть. Почему-то подумала о чудесах и поняла, что чудо сейчас было так близко, как никогда уже не будет. Но даже при этой мысли она не поколебалась.
Странный блеск появился в угольно-черных глубинах глаз ее защитника.
– Нет, даже если бы я пообещал тебе тот камень, которым ты любовалась через окно? Что, если бы я предложил тебе двадцать таких камней, дорогая?
На противоположной стороне улицы сикх поднялся с корточек, безмолвно напоминая радже, что настал крайний срок. В голосе раджи послышались грубая настойчивость и раздражение.
– Даже из-за «Глаза Шивы» ты не изменишь своего решения? Этот большой рубин не привлекает тебя, Angrezi?
– Он привлекает меня, и вы привлекаете меня. – Лицо Баррет вспыхнуло от такой откровенности. Но, глядя в его темные обжигающие глаза, она не смогла обманывать его. – Несмотря ни на что, я не могу.
У человека, стоявшего перед ней, вырвался глубокий вздох. Его руки обхватили ее вспыхнувшие щеки. Баррет задрожала, смущенная загадочным обаянием этого мужчины.
В последние недели она повидала слишком много, чтобы все еще верить в волшебство или мечты. Ее тело взбунтовалось, но ее мысли, вернувшись к образу хилого, седого старика, укрепились. Этот человек был воплощением гения и рассеянности. Он мог умереть, если она не отыщет способа спасти его.
Прошла долгая напряженная минута. Наконец Баррет почувствовала, что сильные пальцы расслабились, услышала индийское проклятие и отступила назад. Индус поклонился ей изящным официальным поклоном, большой сапфир на его тюрбане вспыхнул холодным огнем. Баррет молчала, чувствуя боль под маской его гнева, боясь, что не сможет больше сопротивляться его чувствам.
Странные темные глаза остановились на ее лице.
– Это было безумием. Прости меня, англичанка. Тебе не нужно больше бояться шакалов, я пошлю с тобой Сингха. – Он помолчал. – Конечно, если ты все-таки изменишь свое решение до утра...
Баррет резко покачала головой, отметая последние сомнения. Предложение было слишком опасным, и она хотела, чтобы никакой случай не изменил ее решения. Она выпрямила плечи и гордо подняла подбородок, не сознавая, что ее движения только увеличили ее привлекательность и заставили раджу сожалеть о ее отказе еще сильнее.
– Нет, не посылайте со мной вашего человека. Я ускользну от него в этих запутанных улицах, ручаюсь вам. Это одна из тех уловок, которые я узнала очень хорошо с тех пор... – Она резко встряхнула головой, как будто отгоняя ужасные воспоминания. – Прощайте, – сказала она решительно.
Он боролся с диким желанием схватить ее, принудить воспользоваться его защитой. Но она была права. Гордость запрещала ему.
– Я даже не знаю твоего имени.
– Имени?
Руки Баррет беспомощно упали. Глаза блеснули непролитыми слезами. Она вглядывалась в его лицо, пытаясь навсегда запомнить эти черты. Она прошептала что-то, с чем она очень неохотно расставалась.
И она ушла, оставив только печаль и нежный, приятный аромат весенних гиацинтов.
Высокий мужчина в расшитом золотом тюрбане тихо выругался. Он все еще мог бы подчинить своей воле эту огненную английскую красотку. Надо было всего лишь обнять ее и возбудить в ней страсть, чтобы она забыла обо всем на свете. В конце концов, она и сама жаждала именно этого. Каждый резкий вздох, каждое биение ее пульса подтверждало это. «Женщины, – мрачно подумал раджа. – Клянусь Шивой, они были страшным проклятием богов для мужчин». Но из всех женщин особенно уберегите его от хороших женщин! Они похожи на пиявок – от них еще труднее избавиться.
Но эта женщина другая. Она великолепна. Ее страсть подлинна.
Ненадолго, подумал он угрюмо. Несколько месяцев брака с одним из этих тонкогубых английских сквайров уничтожат свет в ее тревожных глазах. Он нахмурился, отказываясь думать об этом. Но что же она прошептала, прежде чем уйти? Имя? Может быть, Бриджит? Бернис? Нет, это было что-то другое. Теперь он никогда не узнает, как ее зовут. «Ах, Angrezi, я показал бы тебе совсем другую жизнь, – думал раджа, наблюдая за вихрем ее юбок на открытой всем ветрам улице. Даже теперь он должен был бороться с самим собой, чтобы не последовать за ней. – Хотя ты горда, остра на язык и слишком упряма, ты возбуждаешь мою кровь, как никакая другая женщина».
Он пожал плечами. Судьба, горько сказал себе индус. Пусть будет так.
Он суровым взглядом наблюдал за тонкой фигуркой, тающей в ночи, пока она не превратилась в неясное пятно на фоне лондонской ночи. Перед тем как она свернула за угол, он жестом приказал своему высокому телохранителю следовать за ней. Только тогда раджа отвернулся. К тому времени, когда он достиг блестящей и шумной Рассел-стрит, его лицо снова стало обычной безразличной маской.
Баррет споткнулась в узком переулке и прислонилась к грубой кирпичной стене, сдерживая дыхание, ожидая любого звука, который мог означать погоню. Она утомленно оглядела улицу позади себя.
Никого.
С легким вздохом, она укрылась в тени, потирая болевшее плечо. Она ударила его, когда индус втолкнул ее в безопасное укрытие, спасая от зловещего экипажа, и она снова переживала ужас тех минут.
На мгновение она задумалась, не сон ли все это. Мужчины в шелковых тюрбанах и драгоценных камнях, нашитых на одежде, не разгуливают по улицам ночного Лондона. И, конечно, не делают таких предложений, как сделал тот индус. Да, это был сон. Или бред, вызванный голодом и усталостью.
Внезапно что-то теплое и липкое коснулось ее ладони. Она взглянула на руку и увидела кровь. Ее плащ был покрыт кровью от локтя до запястья. Но почему нет никакой боли?
Она могла бы поклясться, что экипаж не задел ее. Все, что она чувствовала теперь, была только боль от удара в плечо. Баррет быстро отдернула плащ и подняла рукав. Бледная и гладкая, ее кожа была совершенно целой от запястья до предплечья. И тогда она поняла. Боже, кровь была его! Почувствовав, как мгновенно пересохло в горле, Баррет вспомнила стон своего спасителя, когда экипаж прогремел мимо них. Ось колеса разорвала его бедро! И он не подал виду, его лицо даже не дрогнуло. Что же это за человек? В течение нескольких секунд Баррет думала о возвращении. Да, она была слишком резка с ним. Возможно, она могла бы попробовать объяснить...
Но холодный голос рассудка вернул ее к действительности. Что могли бы изменить ее объяснения? Она никогда не смогла бы уехать с ним. Она увела за собой преследователей, выигрывая время для спасения дедушки, но они не сдадутся так скоро. Теперь надо уводить их снова и снова, пока он не будет в безопасности. Баррет медленно опустила рукав и поправила плащ, не отводя глаз от темно-красного пятна крови.
«Чего ты ждешь? Иди! Иди, пока они не нашли другого способа остановить тебя!»
Дрожащими пальцами она натянула вуаль, скрывая бледное лицо. Сжав губы в тонкую линию, Баррет выскользнула из дверного проема. Она непременно должна добраться до цели.
Мужчина с острыми чертами лица, сидящий в потрепанном экипаже, нахмурился. Так эта сука имела дружка? Невыразительные глаза мужчины прищурились при воспоминании о вспышке драгоценных камней на тюрбане индуса и его тунике. Святые мощи, как бы он хотел уложить того ублюдка и содрать с него драгоценности! Там было поистине королевское состояние, если он не ошибся. А когда дело касалось драгоценных камней, Томас Крейтон редко допускал ошибку.
Его длинные тонкие пальцы сжали обоюдоострый кинжал, лежащий на коленях. Ей-богу, он почти достал их обоих. Но язычник был чертовски ловок со своим клинком, скрытым в тросточке. И мерзавец, которого он нанял, чтобы схватить женщину, позволил себя поймать.
Но Крейтон не собирался рисковать и снова потерять свою добычу. Нет, ему слишком хорошо заплатили за эту охоту. Так что он приготовился ждать и наблюдать.
Когда жертва наконец появилась в поле зрения, он негромко стукнул в крышу экипажа. Как только колеса начали вращаться, губы Крейтона искривились в улыбке, тонкой и опасной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубин - Скай Кристина



Замечательная книга! Очень интересная!
Рубин - Скай Кристинакарина
25.12.2011, 22.03





Книга полная любви,страсти, нежности,приключений. Совету прочесть!
Рубин - Скай КристинаОксана
15.06.2012, 12.49





ужас.еле дочитала.читать не советую
Рубин - Скай Кристинасветлана
15.06.2012, 18.50





Интересная книга.И любовный роман и приключение.Захватывающий сюжет.Советую почитать.
Рубин - Скай КристинаМария
22.07.2012, 14.05





Неправдоподобно, прям такая страсть, что после того, как героев "отмутузили по полной", они находят в себе силы любовью заниматься! да и вообще страсть описывается уж больно нереальная, не жизненная, хотя может если сама не испытала, то и не стоит такого говорить.. :) Ожидала какого-то волшебства от камня (рубина) - не было! Не было интриги!
Рубин - Скай КристинаЮлия
24.12.2012, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100