Читать онлайн Рубин, автора - Скай Кристина, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубин - Скай Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубин - Скай Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубин - Скай Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скай Кристина

Рубин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Баррет устало перевернулась и открыла глаза. Она испуганно заморгала, пытаясь вспомнить, где она находилась. Она медленно повернула голову и вздохнула. У противоположной стены узкой палатки, под неровно горящим масляным фонарем сидел Пэйджен, его большие сильные руки перебирали какие-то бумаги, губы шевелились от неслышных вычислений. Баррет нахмурилась, прислушиваясь к ускоренному биению сердца в груди. С этим человеком было связано что-то такое, что она должна была знать, но никак не могла вспомнить. Было ли это что-то связано с ее прошлым? Или какое-то предчувствие относительно будущего? Если у них вообще есть будущее, подумала она мрачно.
От Баррет не ускользнуло ни растущее беспокойство носильщиков, ни молчаливое недовольство Нигала, когда они располагались лагерем. И, если она не ошиблась, в их группе стало на два носильщика меньше. Все это было достаточно неприятно, но главные беды, видимо, ожидали их впереди.
Пэйджен работал. Его лицо в мерцающем свете фонаря казалось отлитым из бронзы. Темная прядь волос упала на бровь поверх глазной повязки, и он нетерпеливо отбросил ее назад. Лицо было жестким, подумала Баррет, и очень красивым, и еще – оно хранило тайны. Даже серебристый шрам, извивающийся по скуле, дразнил загадочностью.
Баррет изумилась, обнаружив, что он сменил туземную одежду на европейскую. Что это означает? Но скоро мысли повернули в другое русло, как только она поняла, что он не знает о ее пробуждении. Осмелев от сознания, что за ней никто не наблюдает, Баррет дала волю своему любопытству, изучая широкие плечи, закрытые свежей белой рубашкой, и покрытую волосами грудь, видневшуюся через открытый ворот. Пэйджен закатал рукава и открыл мускулистые руки до локтя. На правом предплечье были длинные рваные рубцы.
При взгляде на его сильные пальцы, разворачивающие свернутую в рулон карту, сердце Баррет дрогнуло. Это безумие, правда. Она любила этого мужчину, этого сурового авантюриста, который жестоко мучил ее и который трижды спасал ей жизнь.
Любовь? Что она знает о любви? Даже собственное имя вспомнилось ей с трудом, не говоря уже о деталях ее прошлого. Как среди этой темной пустой вселенной могло возникнуть такое чувство, как любовь? Но чудо, которым и была любовь, прорастало корнями в глубине бесплодной скалистой почвы ее сознания, поднимая сияющие бутоны к свету и теплу надежды. Дрожа от неведомых ощущений, она чувствовала, что зеленые листья развернулись, чувствовала, как мягкие трепещущие лепестки распускаются в глубокой тишине, проникая своими ароматами в ее душу.
Пальцы судорожно сжали деревянную раму кровати. Горячая слеза покатилась по щеке, как только ей открылся полный смысл ее открытия. Страстное желание проснулось в ней. Она ощутила непреодолимую потребность чувствовать его твердое тело, прижимающееся к ней, как было той ночью на берегу под темным навесом неба, когда рыба пела им волшебную песнь.
Баррет и сейчас слышала эту странную жизнерадостную песню, льющуюся из сердца полноводным потоком. Каждая нота и оттенок навевали свои воспоминания, свои чувства. Все вместе они создавали страстную симфонию, похожую на ее чувство к этому странному задумчивому человеку.
Любовь? Если так, то это случилось не по ее выбору, вопреки ее воле. Но это случилось, и возражать было уже поздно. Кто она такая, чтобы отдать свое сердце, она, у которой не было никакого прошлого и лишь слабая надежда на будущее? И почему именно этому мужчине, суровому и непонятному, как джунгли?
Она хмурилась, ища ответы и не находя ни одного. Вместо этого перед ней возникли тысячи воспоминаний: Пэйджен, оттаскивающий ее от края ловушки для кабана; Пэйджен с окровавленным, но спокойным лицом, насмехающийся над бандитами Ракели, чтобы отвлечь их внимание от нее; Пэйджен, наклоняющий ее голову к обломку дерева посреди черных вод лагуны, когда волшебный напев раздавался вокруг них.
И в каждом из ее воспоминаний присутствовало что-то еще, необъяснимая легкость, дружеская сердечность, происхождение которых она не могла понять. Воспоминания? Или просто отчаянный самообман?
Баррет вздохнула, ее голова начала болеть, как и во время ходьбы. Высокий англичанин за столом выпустил из рук карту. Баррет наблюдала, как его хмурые глаза уставились на изогнутую рукоятку туземного кинжала, лежащего на краю стола. Баррет опустила ресницы и притворилась спящей, как только Пэйджен неразборчиво что-то пробормотал. В течение долгого времени он наблюдал за игрой света на украшенной драгоценными камнями рукоятке кинжала.
Внезапно он поднял глаза. Его напряженный взгляд остановился на ее лице. Такой внимательный и пронизывающий, что Баррет была уверена, что он должен разгадать ее притворство. Но ни одного слова не слетело с его губ, сжатых в тонкую напряженную черту. И на этот раз она рассмотрела его потемневшее лицо и крепко сжатые челюсти. На этом лице ясно читалось сожаление наряду с давящими ужасными воспоминаниями. Все, что она увидела в нем сейчас, когда он считал, что его никто не видит, железными тисками сжало ее сердце.
Его руки непроизвольно напряглись, сжав кинжал, желваки заиграли на сильных скулах. Странно, но Баррет первой заметила цепочку темно-красных капель, сползающих по его пальцам и падающих на карту. Она резко вдохнула и широко открыла глаза. Забыв о своем притворстве, Баррет села на кровати.
– Ты порезался!
Как будто во сне их глаза встретились – испытующий оникс и тревожный сапфир. Баррет показалось, что весь воздух покинул ее легкие, как только его пристальный жаждущий взгляд сосредоточился на ней. Он хмуро посмотрел вниз на красные капли, растекающиеся по столу. Потом медленно выпустил кинжал и открыл ладонь, глядя на глубокую рану, пересекающую основание большого пальца. На мгновение губы удивленно дрогнули. Но тотчас же непроницаемый занавес снова окутал его черты.
Пэйджен невозмутимо достал из кармана носовой платок и обернул его вокруг ладони. Потом он взглянул на Баррет. Его взгляд был подобен электрическому разряду, в нем кипели противоречивые эмоции. В его глазах читалось желание наряду с осторожностью, настойчивостью и сожалением. Но самым сильным было желание, настолько осязаемое, что оно было ощутимо и жило собственной жизнью.
Широко открыв глаза, Баррет встретила этот пронизывающий пристальный взгляд. Пораженная своим недавним открытием, она чувствовала, что ее тело горело огнем и наполнилось странным беспокойством. Это только из-за опасности, которую они оба чувствуют, сказала она себе.
«Лжешь, – шептал ей внутренний голос. – Это нечто гораздо большее».
Баррет стояла перед ним с пересохшими губами, с совершенно пустой головой, неспособная двигаться, едва дыша. В горячем полумраке палатки проходили секунды, сравнимые с часами. Невозможно, пыталась уговорить она себя. Этого не может быть! Но слабость, охватившая ее, говорила о другом, так же как и головокружение, от которого стучало в висках. Она была загипнотизирована силой его желания. Это зажгло холодные искры страха, но не могло освободить ее от магической силы его глаз. В глубокой напряженной тишине Пэйджен медленно поднялся. Как только он двинулся к ней, его массивное тело загородило лампу, палатка погрузилась в темноту. Баррет задрожала, чувствуя приближение опасности. Его пальцы прикоснулись к ее лбу, легкие, как крыло птицы, и тяжелые, как океан.
– Тебе лучше, Angrezi?
Она не могла бы ответить, даже если бы захотела, потому что его теплая, покрытая вьющимися волосами грудь была всего в нескольких дюймах от нее, и она могла коснуться его упругого бедра. Его сила была почти осязаемой, все точеные скульптурные черты его лица, полускрытые в темноте, излучали могущество. Пальцы скользнули по щеке, и Баррет закрыла глаза, чувствуя пронзительно острый восторг, наполняющий ее тело. Господи, что случилось с ней?
– Почему ты не сказала мне, что настолько слаба? Она заморгала, пытаясь вернуться в реальный мир.
– Я... я бы справилась сама.
– Справилась? Ты чуть не умерла на ходу, женщина. Когда ты научишься просить о помощи?
– Наверное, никогда. – Даже теперь в ее ослабевшем голосе слышались упорство и непримиримость.
– Упрямая женщина.
Голос Пэйджена прозвучал резко и хрипло. Он слегка коснулся непослушной пряди волос на щеке и провел по теплому изгибу шеи. Она вздрогнула и едва удержалась от стона.
Пэйджен опустился рядом с ней на кровать и обнял ее. Его лицо было близко, и Баррет как будто впервые увидела его губы, не в силах отвести взгляд от четкой линии чувственной нижней губы. Он взял ее за подбородок и повернул к себе.
– Ты чертовски глупо вела себя на тропе. Когда ты перестанешь бороться со мной и последуешь моим советам?
– Советам? Королевским приказам – так будет вернее. Но ее протест прозвучал слабо и неуверенно.
– Возможно, я был излишне настойчивым, – согласился Пэйджен, примирительно улыбаясь.
– Оскорбительно-высокомерен. – Ее голос дрогнул. – Совершенно невыносим. – Внезапно ее глаза потемнели от необычной неуверенности. – Я... я умерла бы, если бы ты не подошел?
Молчание. Потом на скуле Пэйджена дрогнул мускул. Ей было достаточно этого ответа.
– Это означает, что я обязана тебе своей жизнью. Уже в третий раз. Странно, ты совсем не подходишь для роли ангела-хранителя.
– Ты так мало знаешь обо мне, Angrezi. – Его голос обволакивал ее, как горячий ночной воздух. – Но теперь у меня будет время познакомиться поближе. Я не собираюсь отпускать тебя еще очень и очень долго.
В ту же секунду его движения неуловимо изменились, прикосновения стали медленными, более волнующими. И жаркими, они буквально обжигали ее кожу.
– Я думала... Я думала, что ты хотел напугать меня, – сказала она хрипло.
– Правда?
Пэйджен медленно гладил ее волосы.
– Нет. Нет, я не верю в это.
– А зря, Циннамон. – Его голос был бархатно-мягким. – Это должно было напугать тебя.
Баррет вздрогнула, когда его пальцы обнаружили сплетение напряженных мускулов пониже уха и осторожно и искусно стали разминать их. С ловкостью, приобретенной в течение встреч с тысячами женщин в тысячах жарких любовных свиданий, подумала она смутно. Нет, он вовсе не шутил, когда предупреждал ее об опасности.
– И чего же я должна бояться, Тигр-сагиб? Ты собираешься меня жестоко избить? – Повинуясь какому-то безрассудному импульсу, она задержала взгляд на его губах. – Или ты будешь долго мучить меня? Или ты подчинишь меня своей воле?
– Намного хуже, Angrezi. Я буду разогревать твою кровь, пока ты не начнешь со стоном выкрикивать мое имя, пока ты не забудешь обо всем, кроме того, как чудесно нам с тобой вдвоем. Я собираюсь изучить каждый горячий дюйм твоего тела, а когда закончу, я начну снова, действуя языком и зубами. – Его жаждущие глаза заглядывали в самую ее душу. – Я собираюсь овладеть тобой, Циннамон. Так, как мужчина может владеть женщиной. Чтобы мой запах въелся в твою кожу, чтобы следы моих зубов остались на твоих шелковистых бедрах. Чтобы мечты о моем теле постоянно, во сне и наяву, преследовали и мучили тебя.
У Баррет перехватило дыхание. Воздух вокруг них, казалось, искрился от напряжения.
«Ты уже овладел мной. Ты уже завладел моими мыслями, вторгся в мои дни и ночи».
Только гордость заставила ее промолчать.
– Ты догадываешься, правда? Ты уже чувствуешь, как хорошо будет нам обоим.
Баррет нервно глотнула. Сталь его необузданного копья задевала ее бедро. Ее дыхание участилось, и безумие охватило ее мысли. Это было действительно безумие. Джунгли неумолимо обступали их со всех сторон, смертельно опасные, как укус кобры. Как могла она думать о чем-нибудь еще, кроме возможности выжить в такое время? Но наверное, это и был шанс выжить. Ведь она чувствовала себя живой только в сильных руках Пэйджена. Будь она другой женщиной – менее гордой или более опытной, – Баррет могла бы это понять. Но она не могла. Захваченная врасплох, она чувствовала жар, затопляющий ее щеки.
Она закрыла глаза, не в силах устоять перед его испытующим взглядом. Она была только очередной жертвой махинаций Ракели, в конце концов. Как мог Пэйджен думать о ней иначе? Закрыв глаза, она не видела дикой надежды, осветившей лицо Пэйджена. Его пальцы оставили ее волосы, и она задрожала от боли этой потери.
«Лучше уж так, дурочка. Конечно, лучше. Мужчина, подобный байроновскому Каро, безумен, отвратителен и опасен. Пусть будет так».
– О Господи, Циннамон!
Когда первое нежное дуновение воздуха коснулось ее шеи, она едва заметила его, слишком занятая собственными усилиями сохранить контроль над своими эмоциями. Губы Пэйджена коснулись изгиба ее уха. Баррет широко распахнула глаза. Она видела длинные пальцы Пэйджена. Затаив дыхание, она наблюдала, как эти пальцы скользнули вниз, медленно и благоговейно отводя белую ткань, обнажая матовую выпуклость груди и порозовевший сосок.
Она услышала стон Пэйджена, вырвавшийся из его горла. Его сильные пальцы раскрылись, обхватывая ее пышную грудь, трогая напряженный бутон в ее центре. Баррет вздрогнула, когда он обхватил гордый пик ее соска и принялся ласково поглаживать его.
Она должна остановить его. Нельзя безнаказанно испытывать такой необузданный восторг. Забыть обо всем на свете, кроме его прикосновений. Она уже открыла рот, чтобы сказать ему об этом, но только долгий страстный вздох сорвался с губ, когда другая рука поднялась к вороту рубашки и овладела ее второй грудью. Странный напев стал громче. Напряжение сковало ее.
– Ты вся горишь, Angrezi, – прошептал Пэйджен.
Он трогал ладонями ее пышное тело, поглаживая ее ласковыми ритмичными движениями, пока она не начала дрожать и изгибаться навстречу его рукам.
– А теперь ты должна понять, что значит гореть в огне, как ты заставляешь гореть мою кровь.
– Пэйджен...
Это было единственное, что она могла произнести, единственное, что имело смысл в неистовом урагане чувств, под действием которого она сгибалась и дрожала.
– Что... что за безумие охватило меня?
– Тише, моя дорогая, я расскажу тебе. Я буду рассказывать разными словами и на разных языках. Но никакими словами невозможно описать твою красоту.
Пэйджен нагнулся и провел дорожку горячих поцелуев вниз по ее шее. Баррет запрокинула голову. Ни о чем уже не думая, она открыла себя его страсти, ее золотистые волосы водопадом разметались по спине. Прерывистыми лихорадочными фразами Пэйджен воспевал ее красоту, в этой странной речи Баррет не поняла ни слова. Но она чувствовала каждое движение, каждое проявление его чувства. И когда наконец его губы добрались до ее распухшего до боли соска, она застонала от первобытной страсти.
– Да, маленький сокол, почувствуй мой жар. Почувствуй пожар в своей крови.
Время, казалось, застыло на месте. Баррет открыла глаза и зачарованно смотрела, как язык Пэйджена скользил по ее потемневшему напряженному соску. Вот Пэйджен поднял свои темные неистовые глаза к ее лицу. Не отводя взгляда, он забрал розовый бутон в рот и стал посасывать его.
– Н-нет, Пэйджен. Не надо... я не могу... – Ее дыхание прервалось стоном. – Остановись!
Он удивленно и задумчиво рассматривал ее совершенную красоту.
– Остановиться, – повторил он, не отводя губ от ее болящей кожи. – Конечно. Должен остановиться... остановиться... Господи, насколько чутко твое тело!
И его язык снова начал двигаться, описывая медленные, возбуждающие круги на ее нетерпеливо горящей коже. Секундой позже твердые настойчивые губы прикоснулись к ней. Она почти теряла сознание. Она слышала его стон, но он показался ей далеким, очень далеким. Не востребованные до сих пор мускулы пробуждались к жизни, требуя того, чего она все еще не понимала. Вслепую она обхватила его плечи, приникнув к его силе, шепча и выкрикивая его имя, поскольку мир рушился вокруг нее. На мгновение она почувствовала страх, когда его руки отыскали ее сгорающее лоно. Нежно, осторожно он обнажал ее, ласкал каждую клеточку ее тела. Требовал ее.
– Нежный маленький цветок. – Его голос звучал еле слышно. – Господи, такой нежный, такой красивый. Здесь, ты чувствуешь? Здесь. Тебе нравится?
В ответ ему раздался только ее приглушенный стон. Она вонзила ногти в спину Пэйджена, как только он обнаружил вход. Баррет чувствовала, что ее тело горит и тает, она чувствовала, как волшебные волны плавно качают ее тело. Но Пэйджен не останавливался, он склонился еще ниже, и в следующую секунду его нетерпеливые губы устремились вслед за пальцами.
– П-Пэйджен!
Он не отводил рта, его дыхание обжигало ее кожу.
– Все хорошо, мой маленький цветок. Дрожи для меня. Раскрывайся для меня. Желай меня. Позволь мне показать тебе все лица твоего желания.
И потом его губы сомкнулись вокруг ее влажной, нежной и ослепительной красоты.
Баррет напряглась. Яростное безмолвное желание взорвалось в ее теле, разрушая последние барьеры рассудка и страха. С приглушенным рыданием она упала на кровать, дрожа от восторга и наслаждения, волнами экстаза прокатывающихся через ее тело. Это повторялось снова и снова. Снова и снова он увлекал ошеломленную и пылающую женщину в глубины высшего наслаждения.
И тогда надежда и страстное желание Баррет слились в одно целое, обозначившись в ее мыслях одним звуком, и этим звуком было его имя. Она шептала его долго и исступленно, и его имя все еще дрожало на ее губах, когда ее тело разлетелось на тысячи ослепительных искр.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубин - Скай Кристина



Замечательная книга! Очень интересная!
Рубин - Скай Кристинакарина
25.12.2011, 22.03





Книга полная любви,страсти, нежности,приключений. Совету прочесть!
Рубин - Скай КристинаОксана
15.06.2012, 12.49





ужас.еле дочитала.читать не советую
Рубин - Скай Кристинасветлана
15.06.2012, 18.50





Интересная книга.И любовный роман и приключение.Захватывающий сюжет.Советую почитать.
Рубин - Скай КристинаМария
22.07.2012, 14.05





Неправдоподобно, прям такая страсть, что после того, как героев "отмутузили по полной", они находят в себе силы любовью заниматься! да и вообще страсть описывается уж больно нереальная, не жизненная, хотя может если сама не испытала, то и не стоит такого говорить.. :) Ожидала какого-то волшебства от камня (рубина) - не было! Не было интриги!
Рубин - Скай КристинаЮлия
24.12.2012, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100