Читать онлайн Рубин, автора - Скай Кристина, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубин - Скай Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубин - Скай Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубин - Скай Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Скай Кристина

Рубин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Юго-Западное побережье острова Цейлон
Апрель 1865 года
Убийственный ад, как жарко! Хмурый высокий мужчина с черной повязкой на глазу направлялся на ежедневный осмотр саженцев чая и мимоходом шлепнул надоедливого москита на запястье. Нетерпеливым движением он содрал с себя белую миткалевую рубашку и стал массировать болевшие плечи. Пот стекал по его шее и предплечьям, блестел на мощной бронзовой груди. Да, чертовски жарко, даже для тропического побережья острова Цейлон.
Недовольство, горящее в темных глазах англичанина, росло по мере осмотра нескольких кустов, особенно когда он нагнулся и тщательно исследовал молодой кустик чая. К своей ярости, он увидел ту же самую вещь, которую видел на трех других растениях. Верхние листья высохли и сморщились. Нижние листья уже опали.
Пэйджен громко и длинно выругался на трех языках. Еще одна неделя такой погоды, и он лишится всей плантации! Он заметил, что один из тамильских рабочих боязливо отвел наполовину испуганный, наполовину любопытный взгляд и сделал жест, оберегающий от наваждений и несчастий.
Виконт отправился дальше, пытаясь скрыть свою ярость. Здесь он не был виконтом Сент-Сиром, а только mahattaya
type="note" l:href="#n_8">[8]
для сингалезских рабочих и lat-sahib
type="note" l:href="#n_9">[9]
для всех остальных.
Он был просто Пэйджен, нахальный чужеземный дьявол, который нарушал все приличия, работая на чайных полях рядом с простыми сборщиками; который щеголял обнаженным по пояс в полуденный зной, игнорируя защитную одежду и пробковый шлем, а иногда даже надевал одежду туземцев. Он был просто жестоким плантатором, который спал вполглаза или совсем не спал, вставая ночью, чтобы бродить по плантации, как один из леопардов, чье рычание тревожило темноту джунглей.
Пэйджен осторожно провел пальцами по новой розовой коже на скуле, покрывшей недавнюю рану. До сих пор этот шрам причинял ему боль, особенно после нескольких часов, проведенных на солнце, когда глаза щурились от яркого света. Хорошо еще, что глаз остался цел. Ублюдок, напавший на него сзади, еще поплатится за это.
Пэйджен прикрыл глаза, вспомнив, как близко к смерти был он той ночью, почти восемь недель назад. Охваченный нетерпением после трех месяцев, проведенных на борту парохода на пути из Англии, он забыл предпринять обычные меры предосторожности после высадки. Полный успех в маскараде под раджу Ранапура сделал его небрежным.
Но те трое людей, подкарауливших его в темном переулке в Коломбо, отнюдь не казались небрежными. Их обоюдоострые кинжалы были в тренированных руках. Этим нападением было отмечено возвращение Пэйджена домой. Сразу же вслед за этим последовала вереница других неприятностей – нападение на его рабочих, кража денег, поломка оборудования и уничтожение чайных кустов. Все это, без сомнения, была работа Джеймса Ракели.
Принц-купец ненавидел Пэйджена уже много лет, с тех пор как они разошлись во мнениях относительно выращивания мака на полях рядом с поместьем Пэйджена в Северной Индии. Пэйджен тогда выиграл сражение. Ни в его владениях, ни поблизости опиум не производился.
Но во время войны он лишился всего. И его красивый дом, и вся плантация были уничтожены восемь лет назад во время кровавого безумия Великого восстания. А Ракели был не тем человеком, который может забыть поражение. Он был публично оскорблен в тот горячий летний день, когда Пэйджен вырывал ряд за рядом несущие смерть маки и сжигал их в костре на виду у туземцев.
Ракели возвратился позже. Он прокрался в дом под прикрытием ночи и почти сумел перерезать горло Пэйджена, хотя потребовалась сила трех наемников, чтобы привести Пэйджена вниз. Но только почти. В этой схватке Ракели потерял два зуба, много крови и часть мизинца.
Это было слишком мягкое наказание для человека, который спровоцировал восстание сипаев. Для Ракели ничего не стоило продать армии патроны, зараженные трупным ядом. Но и индусы, и мусульмане после такого позора долгие годы сомневались в лояльности раджи.
Челюсти Пэйджена сжались при одной мысли о месяцах кровавой резни и безумной ярости, которые последовали за этим предательством. Большая часть ответственности за все эти ужасы лежала на Джеймсе Ракели.
Но сейчас у Пэйджена имелся более важный повод для волнений. Нахмурясь, он сидел на корточках и просеивал в пальцах горсть совершенно высохшей земли. Это была хорошая почва, превосходно подходившая для посадки хрупких саженцев чая. Но если муссонные ливни не начнутся в ближайшие дни, он потеряет все новые посадки. Его обширные плантации на высокогорных землях в Виндхэвене выдержат лишь немного дольше.
Губы Пэйджена сжались в тонкую линию. Плантация здесь, на побережье, была маленькой. Но ее потеря огорчила бы его, ведь эти экспериментальные образцы сулили прекрасные результаты, пока три недели назад не подули знойные ветры, обещающие засуху. Жестокие и непрерывные, они не прекращались от рассвета до заката, а крошечные листики чайных кустов темнели и сморщивались.
Пэйджен взошел на холм. Повсюду результаты одни и те же: всюду гибли растения. Слишком сухо... Он мрачно зашагал к посадкам кофе. Встав на колени, он начал пристально осматривать нижние листья, одно растение за другим. На пятом кустарнике он нашел то, что искал. Всего лишь слабое ржавое пятнышко на тыльной стороне самого большого листа и темные крапинки на верхней стороне. Через две недели, подумал Пэйджен, такие же признаки появятся на соседних листьях, а еще через две недели зараженные листья опадут. Немного погодя все растения погибнут. Пэйджен вздохнул и поднялся на ноги. Нет, эта болезнь кофе не исчезнет, он был уверен, и единственным выходом оставалось выращивание чая.
Продажа коры хинного дерева, используемой для борьбы с малярией, не могла заменить обширную торговлю кофе. А чай мог бы. По крайней мере, Пэйджен надеялся на это.
Пэйджен пристально глядел на бирюзовую гладь океана поверх крытых тростником хижин и навесов для сушки чая, как будто море могло ему помочь. Но единственным ответом был несущий смерть знойный ветер, обжигавший его лицо.
Jo hoga, so hoga. Судьба.
Пэйджен сжал зубы. Он мог бы последовать примеру других английских плантаторов, разводя только кофе, который многим принес изрядное богатство. Но Пэйджен не собирался терять то, ради чего так трудился. Главный сортировщик, обветренный старый знаток из Керала, рассказал ему, как болезнь листьев поразила половину плантаций целого района меньше чем за месяц.
Гибель или предвестник новой и лучшей жизни? – спрашивал себя Пэйджен. Был ли чай верным выходом? Инстинкт подсказывал ему, что это так; ему вспомнились ряды ярких зеленых кустов, блестящих утренней росой в тумане высокогорного рассвета, великолепие пряного запаха зеленых листьев, высушенных на металлических листах.
Разочарованно вздохнув, он провел мозолистой рукой по лицу, стирая капли пота. Пятнадцать месяцев тяжелой работы могут пропасть ни за что в несколько дней! Тогда пришлось бы начинать все сначала.
За это тоже приходится благодарить проклятый рубин. Да, он не должен был возвращаться в Англию из-за этого аукциона. Пэйджен застыл на месте, вспомнив слабый аромат гиацинтов. Внезапно он снова оказался в Лондоне, охваченном темнотой и холодом, и снег кружился под светящимися шарами газовых фонарей. Каким-то образом отдаленный белый изгиб берега исчез, напоминая ему о снежинках и фарфорово-гладкой коже на щеках женщины.
Опять она, черт побери! Что с ним происходит? Он чувствовал ее губы, полные, мягкие и покорные, ощущал прикосновение ее кожи, прохладной от снега, пахнущей гиацинтами. Его восставшая плоть рвалась наружу.
Что случилось с тобой, Angrezi?
Пэйджен посмотрел на свои большие руки. Они огрубели от работы и были покрыты грязью. Широкие ладони в мозолях, как у простого рабочего. Едва ли такие руки могли надолго удержать подобную женщину. Несмотря ни на что, Пэйджен не мог забыть ее. Возможно, причиной была и таинственность лица, закрытого вуалью, которого он так и не смог рассмотреть как следует.
Яростно выругавшись, он перекинул рубашку через плечо и зашагал к бунгало, в котором останавливался во время приезда на побережье. Эта проклятая женщина вполне могла иметь зубы, как у барракуды, и лодыжки, как у старой рабочей лошади, сказал он себе мрачно.
Гнев Пэйджена увеличился при виде умирающих кустов чая. Тамильские рабочие с любопытством посмотрели ему вслед. Английский сагиб вел себя более странно, чем обычно, подумают они. Да, теперь они, вероятно, уже полностью уверены, что их Тигр-сагиб сошел с ума.
Но что-то подсказывало ему, что эта ржавчина – болезнь, поразившая отдельные растения кофе, – распространится по всему району. Он собирался поставить на карту все свое будущее, основываясь лишь на интуиции, и решил, что гибрид китайского и ассамского сортов даст самые лучшие результаты. Но даже если бы выбор саженцев был верным, тысяча других причин могла бы остановить его в любое время. Если скорпионы и кобры не достанут его, могут подкараулить пиявки, цинично подумал плантатор.
Он вспомнил о зеленоглазой вдове в Мадрасе. Интересно, огорчится ли прекрасная Джорджина при известии о его гибели? Станет ли хоть кто-нибудь сожалеть о нем? «Хватит сентиментальности, – остановил себя Пэйджен. – Что тебе необходимо – так это хорошая выпивка».
«Тебе необходима женщина», – возразил ему насмешливый голос.
Но вблизи его уединенного владения не было никаких женщин, кроме нескольких туземок, которые работали на полях вместе с мужьями. Этих Пэйджен никогда не коснулся бы, не только по практическим причинам, но из-за оставшихся нравственных соображений.
Уже больше семи недель он не встречался с Джорджиной. Неудивительно, что он стал чертовски раздражительным. Да, неделя или две в кровати изобретательной вдовы – и все будет в порядке.
«Лжешь. Ты мечтаешь вовсе не о ней, а совсем о другой женщине. Незабываемой женщине, чьи губы встретились с твоими в тревожной жажде страсти, податливой и неуступчивой одновременно. Женщине, чье тело ты видел во сне в течение последних месяцев».
Хмурый Пэйджен пнул комок сухой темной земли, разбив его в пыль.
«Забудь об огненной боли в паху. Забудь о таинственной женщине с шелковой кожей. Она находится по другую сторону горизонта. В зеленой стране, где стоят живые изгороди с синими колокольчиками вьюнков и расцветают первые весенние розы».
Внезапно его осенило. Сегодня было 23 апреля 1865 года. Его тридцатый день рождения. И Джеймс Ракели поклялся увидеть его мертвым еще до конца месяца.
Но в одном высокий плантатор был не прав.
Потому что в этот момент побледневшая красавица англичанка с темно-золотыми волосами напряженно стояла у поручней двухмачтовой бригантины, скользящей по голубой глади гавани Коломбо, и свирепо смотрела на капитана судна.
– Я не буду делать этого, слышите? Вы можете убираться к дьяволу вместе со всем экипажем и парусником! Это игра, которую вы и ваш бессердечный босс никогда не выиграете!
Капитан шагнул ближе.
– Ты не права, моя красотка. У меня на «Королеве Востока» найдется способ убедить тебя. Ей-богу, лучше не заставляй меня применить его!
Как будто в подтверждение своих слов моряк повертел в пальцах веревку. Холодно улыбаясь, он собрал веревку в кольца и сделал шаг вперед.
– Убирайся, ублюдок, – прошипела Баррет.
Долгие месяцы заключения в море сделали слабым ее тело, но не поколебали дух, хотя рейс был бесконечным мучением. Они подмешивали наркотик в пищу, надеясь сделать ее послушной, и она была вынуждена глотать то, что ей давали, чтобы не умереть с голоду.
Что это было? Настойка опия или еще хуже? Не важно, результат был один: долгие часы видений, перемешавшихся в голове в состоянии полусна-полубодрствования. Она не сознавала ни времени суток, ни длительности путешествия, не знала даже, как долго она спала. Но два дня назад все изменилось. Она съела заплесневелые корки хлеба, оставшиеся на подносе, и проглотила миску жидкой каши, не почувствовав при этом обычной сонливости. Вскоре после этого качка судна уменьшилась, как будто они были под защитой берега.
В то утро два угрюмых моряка неопределенной национальности принесли ей воду для купания. После того как она вымылась, избавляясь от последних остатков черной краски на волосах, они привели ее к каюте капитана. Баррет впервые за несколько недель вдохнула свежий воздух и увидела солнечный свет.
Она плотно сжала губы, хмуро уставившись на своего похитителя. По крайней мере, она убедилась, что ее тайна была в безопасности. Хотя бы сейчас. Она могла только молиться, чтобы ее дедушка благополучно добрался к старому другу на остров Малл. Ужасные воспоминания, холод и страх были ее единственными спутниками в этом бесконечном путешествии.
Сейчас было важно только одно – они наконец-то подошли к берегу. Если бы она сумела добраться до единственного иллюминатора над головой, она увидела бы другие суда, возможно, всего в нескольких ярдах от нее. Боже, если бы только она могла...
– Убираться? – насмешливо повторил капитан. – Нет, девка, этого не было в моих инструкциях. Как я помню, в письме было сказано, чтобы я наблюдал за тобой и что ты знаешь свои обязанности. – Он был уже почти на середине комнаты, его глаза холодно блестели. – И что ты поняла, какими будут последствия в случае твоего провала.
Глаза Баррет были прикованы к поцарапанному деревянному столу, привинченному к стене под иллюминатором. Кроме того, в каюте была кровать, занимающая противоположную стену, и большой сундук около двери. Она прищурила глаза. Да, это могло сработать, но она должна быть очень ловкой.
Баррет поклонилась своему стражу, разглядывая его из-под рыжеватых ресниц.
– Ну хорошо, капитан. Что точно я должна сделать? И говорите попроще, пожалуйста. Я просто женщина. Мы все такие пустоголовые...
Обветренный моряк нахмурился, смущенный новым поворотом событий. В течение последних двадцати четырех часов англичанка была враждебна и угрюма, такой он ожидал увидеть ее и сейчас. Но это внезапное послушание озадачило его.
– Ты должна исполнить небольшое поручение, и это все, что тебе положено знать, женщина. И еще ты должна надеть эту одежду.
Мрачно улыбнувшись, он направился к сундуку. Затем в нее полетела охапка ярких тряпок. Сначала приземлилась белая сорочка из тонкого батиста и пара шелковых чулок. Дальше последовали шелковые подвязки персикового цвета и просвечивающая кисейная нижняя юбка. Она хмурилась, разглядывая дорогостоящие ткани. Кто был этот человек? Почему он позволял себе одевать ее в такие дорогие тряпки?
Баррет инстинктивно отпрянула, когда тяжелый корсет на косточках со свистом упал у ее ног. Этот презренный червь предусмотрел все, как оказалось. Внезапно ее темные голубые глаза блеснули. А может, и не все. Она осторожно подняла изящную сорочку и приложила ее к груди.
– Прекрасная вещица, капитан. Но ведь это не для меня?
Темные глаза капитана с вожделением уставились на отделанное кружевом белье.
Да, ей придется нелегко. Но у нее нет выбора.
– Конечно, для тебя. Надевай. – Злобное выражение исказило его грубое лицо. – Сейчас же.
Ярость охватила Баррет. Ему было недостаточно издеваться над ней. Теперь он собирался наблюдать, как она... Но она сумела скрыть свой гнев, зная, что ее жизнь зависит от ее хладнокровия. Она медленно наклонилась за корсетом, который лежал на пыльных ботинках. Но тут она увидела кое-что очень необычное. Внезапно она напряглась, впервые разглядев низкий квадратный вырез. Украшенный кружевом и шелковыми лентами корсаж поднимался всего на четыре дюйма выше талии.
Проклятие, он ничего не закрывал. Даже если она не будет дышать, ее грудь вывалится наружу! И презренный слизняк знал об этом! Подавив поток проклятий, Баррет отвернулась. Ее единственная надежда на спасение была в послушании. Она не могла позволить себе разозлиться – по крайней мере пока.
Еще один предмет одежды пролетел через каюту. Это были отделанные кружевом панталоны.
– Превосходные, не так ли? – хрипло сказал капитан. – Теперь давай посмотрим, как они на тебе сидят.
Повернувшись спиной, Баррет сжала на груди слабые кулаки, чтобы не видел капитан. Боже, пошли ей спокойствие! Она должна найти способ вырваться отсюда! Баррет вонзила ноготки в ладони, пытаясь овладеть своими чувствами.
– А вы ничего не забыли? – Она сумела заговорить приветливо. – Например, мое платье?
Мужчина позади нее разразился лающим смехом.
– Как ты холодна! А может, ты не так уж и строга, как твоя бывшая одежда. Да, мы с тобой прекрасно поладим. Без этой черной краски на волосах ты стала чертовски привлекательной. А что касается платья, я собираюсь оставить его у себя на некоторое время. Только чтобы убедиться, что все идет хорошо. Надеюсь, ты меня понимаешь?
Глаза Баррет метнули голубые молнии. Высокомерная вшивая свинья! Она хмуро посмотрела на скандальный корсет. Французское изобретение, никаких сомнений. Черт побери, эта вещь абсолютно неприлична! Это только видимость одежды. Она стиснула пальцы. Нет, она не может... она не станет надевать его! В порыве отчаяния она повернулась к капитану, прижимая одежду к груди.
– Сколько вам заплатили, чтобы привезти меня сюда? Сколько бы это ни стоило, я обещаю вам удвоить сумму. Я могу дать вам адрес в Лондоне. Они... они заплатят вам без лишних вопросов!
Жадность читалась на суровом лице капитана.
– Удвоить, – повторил он, не отводя глаз от ее груди. – Это составит две тысячи фунтов, дорогуша. Неужели ты стоишь так дорого?
У Баррет перехватило дыхание.
– Вам заплатили тысячу фунтов, чтобы привезти меня сюда? Но почему...
– Хватит разговоров, – зарычал капитан. – И мой ответ – нет. На все твои предложения. Так ты будешь одеваться сама, или я должен позвать Лафарга, чтобы он подержал тебя, пока я тебе помогу?
Страх сдавил сердце Баррет. Этот ублюдок может сдержать свою угрозу, и тогда у нее не останется ни одного шанса на побег. Но она сделала последнюю попытку:
– Как насчет десяти тысяч фунтов? Подумайте, капитан. Все, что вам нужно сделать, это высадить меня в ближайшем порту. С этими деньгами вы могли бы исчезнуть без следа.
Жилистый моряк нахмурился. Неужели он согласится? Но его следующие слова положили конец всем ее надеждам.
– Тогда я зову Лафарга. – Он решительно шагнул к двери. – Возможно, так будет даже интереснее, – пробормотал он хрипло.
Будь проклят этот мужчина! Будь прокляты они все! Чего они хотят добиться от нее? Но она знала ответ слишком хорошо. Они хотели заполучить ее тайну. Они не добились своего в Лондоне, и теперь целью этого мерзавца было заставить ее говорить.
– Ну хорошо, – решительно сказала Баррет. – Я думаю, что было бы бесполезно просить вас отвернуться.
Капитан прислонился спиной к двери и скрестил руки на груди. Его неопределенного цвета глаза не отрывались от ее лица.
– Совершенно бесполезно. Ты права.
Она молча принялась расстегивать ряд крошечных пуговиц на своем грязном черном платье. По крайней мере, она освободится от этой ветхой тряпки, единственной одежды с того момента, когда ее увезли из Англии. К ярости Баррет, пальцы дрожали и не слушались. Но вот она справилась с пуговицами и опустила изношенную ткань, чтобы можно было снять корсет. Сжав зубы, она пыталась не обращать внимания на мужчину, стоявшего у двери. Как только корсет был снят, Баррет отбросила его и заменила новым.
Хорошо! Она лишила этого мерзавца удовольствия разглядывать ее!
Но весь триумф пропал, как только она добралась до верхнего крючка. Святые небеса, корсет был отвратительно тугим. Теперь ее груди были на виду вплоть до розовых сосков, едва прикрытых кружевом. Краска стыда покрыла лицо и грудь Баррет. Она с таким же успехом могла оставаться совсем голой! Она безуспешно попыталась подтянуть корсет повыше, но он был слишком жестким.
– Теперь все остальное, – хрипло пробормотал мужчина у нее за спиной.
Сгорая от ярости, Баррет развязала ленты панталон, позволила им упасть на пол и только тогда осторожно надела новые, все время придерживая юбку вокруг бедер.
Время – вот все, в чем она нуждалась. Время и ясная голова. Набрав полную грудь воздуха, она решительно подняла подбородок и повернулась. Глаза капитана расширились, их как магнит притягивала шелковистая кожа ее груди.
– Клянусь Богом, да ты настоящая красавица. – Он хрипло перевел дыхание. – Это должно сработать, ей-богу! Ни один мужчина в здравом уме не сможет отказаться от такой штучки.
Что должно сработать? Или это всего лишь шее одна уловка, чтобы испугать ее? Но она сохранила свои мысли в тайне, изучая своего тюремщика из-под полуопущенных ресниц.
– Вам нравится?
Мутный взгляд его серовато-коричневых глаз говорил сам за себя.
– Да, мне это нравится, шлюха. И, надеюсь, ему...
Громко выругавшись, он оборвал фразу.
Он? Что еще они задумали?
– Чтобы все исполнить, я должна знать точно, что я буду делать, капитан.
– Все в свое время, женщина. Но мы с тобой еще не закончили.
Моряк был уже в нескольких футах от нее, его обветренное лицо искажала злобная усмешка. Сердце Баррет забилось сильнее. Спокойнее, говорила она себе. Всегда существует какой-то выход, частенько говаривал ее дедушка, надо только постараться найти его. Кроме того, безудержное пламя желания, мерцающее в глазах капитана, подсказывало Баррет, что приближается ее последний шанс.
– Да, этого я ждал с особым нетерпением. – Он выпустил из рук кольца пеньковой веревки. – Да, с таким же нетерпением, как и денег. – Он пристально глядел на ее груди, вздымавшиеся над жестким, отороченным кружевом корсетом. Его голос стал еще более хриплым. – Возможно, даже с большим нетерпением, чем денег.
Он подошел вплотную. Баррет чуяла его запах – затхлый и отдающий ромом. Она слегка дрожала и только отчаянным усилием воли удерживалась от крика.
«Жди. Его кровь скоро разгорячится, и внимание ослабеет. Еще секунду или две...»
Мозолистые пальцы жадно и уверенно схватили ее тонкую талию. Грязного оттенка глаза стали темными, как и зло, которое он задумал.
Только тогда Баррет вырвалась из его лап. Она схватила с пола старый корсет и бросила его в своего тюремщика, затем достала из ботинка серебряный фруктовый нож и ударила вслепую в его лицо. Заревев от боли и удивления, моряк качнулся назад, молотя кулаками воздух. Баррет немедленно метнулась в сторону и вспрыгнула на стол, пытаясь дотянуться до иллюминатора. Не достать! Она отчаянно потянулась вверх и почувствовала под пальцами металлический замок. Сжав зубы, она распахнула иллюминатор и подтянулась. Перед ее глазами простиралась сапфировая гладь воды, блестевшей в раскаленном добела свете тропического солнца.
Ухватившись за раму, она протолкнула одну ногу наружу, просунула голову, пытаясь не обращать внимания на дикие проклятия капитана. Ужас охватил ее.
«Спокойнее. Через мгновение вторая нога будет свободна».
Она зажмурилась от яркого света, как только выглянула из иллюминатора. Повернувшись спиной, она схватилась за верхний край рамы и попыталась освободить вторую ногу.
«Боже, пусть здесь не будет акул». Где бы ни было это здесь...
Пальцы Баррет дрожали, когда она вцепилась в раму, пытаясь сохранить равновесие. Почти удалось!
Внутри внезапно наступила тишина. Баррет с колотящимся от страха сердцем наклонилась к воде. Но в последнюю секунду грубая веревка обвилась вокруг ее лодыжки и дернула вниз с неимоверной силой. Мозолистые пальцы схватили ее за талию и втянули обратно в каюту.
– Проклятая сучка! Это твоя последняя попытка сбежать. Это надолго отобьет у тебя охоту!
Потеряв равновесие, Баррет упала навзничь, ударившись головой об угол стола. В ушах зазвенело, и боль захлестнула все тело. Побледнев, она с трудом поднялась на ноги и сделала шаг к иллюминатору. Раздался свист веревки, опускающейся на ее спину. На мгновение перед ней возникли сумасшедшие налитые кровью глаза капитана и тут же померкли. Веревка взвивалась снова и снова, раздирая в клочья ее одежду и прекрасную кожу под ней. Баррет потеряла сознание. Зловоние виски было последним, что она ощутила, прежде чем горячее дыхание темноты унесло остатки ее рассудка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубин - Скай Кристина



Замечательная книга! Очень интересная!
Рубин - Скай Кристинакарина
25.12.2011, 22.03





Книга полная любви,страсти, нежности,приключений. Совету прочесть!
Рубин - Скай КристинаОксана
15.06.2012, 12.49





ужас.еле дочитала.читать не советую
Рубин - Скай Кристинасветлана
15.06.2012, 18.50





Интересная книга.И любовный роман и приключение.Захватывающий сюжет.Советую почитать.
Рубин - Скай КристинаМария
22.07.2012, 14.05





Неправдоподобно, прям такая страсть, что после того, как героев "отмутузили по полной", они находят в себе силы любовью заниматься! да и вообще страсть описывается уж больно нереальная, не жизненная, хотя может если сама не испытала, то и не стоит такого говорить.. :) Ожидала какого-то волшебства от камня (рубина) - не было! Не было интриги!
Рубин - Скай КристинаЮлия
24.12.2012, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100