Читать онлайн Особые отношения, автора - Сисман Робин, Раздел - 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Особые отношения - Сисман Робин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Особые отношения - Сисман Робин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Особые отношения - Сисман Робин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сисман Робин

Особые отношения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

32
Мама не говорила мне приезжать сюда

Начинало темнеть, когда машина Розы подъехала к внушительному зданию с массивными колоннами, окруженному фонтанами и прожекторами. Том глянул на женщин с бриллиантовыми украшениями и мужчин в смокингах, всходивших вверх по ступенькам, и поправил свой галстук. Он еще никогда не бывал на таком приеме.
— Эти люди действительно собираются здесь каждую неделю? — спросил он Розу, помогая ей выбраться из машины.
Она рассмеялась, поправив черную накидку.
— Каждую неделю? Некоторые бывают здесь практически каждый вечер. — Она увидела по его лицу, что он не верит. — Манхеттен — это остров, на котором живут самые богатые люди в стране, а также тысячи других, желающих таковыми стать. На этих приемах завязываются контакты, люди договариваются о сделках, узнают последние новости. Кто с кем, кто против кого, кто уехал, кто приехал. — Она взяла его под руку. — Здесь делаются большие деньги, и здесь можно неплохо провести время. — Она повернулась к Тому. — И, кроме того, бывать здесь — чисто профессиональная моя обязанность.
Они прошли по большому холлу и поднялись по лестнице вверх. Вокруг небольшого сооружения посреди зала, выполненного в виде египетского храма, стояли столы, но к ним никто еще не подходил. Несколько человек прогуливались у картин, развешанных на стенах. Остальные, разбившись на небольшие группы, о чем-то беседовали. Роза наметанным глазом определила, что все стараются стать так, чтобы фотографы колонок светских новостей могли запечатлеть их в самом удачном ракурсе. По залу сновали официанты с подносами, предлагая шампанское и минеральную воду. Том выбрал шампанское и последовал за Розой, согнув голову, чтобы лучше слышать ее комментарии.
— Видишь вон того, с хохолком на голове?
Том кивнул.
— Он контролирует семьдесят пять процентов производства кремния для полупроводников. Его костюмы за очень малое время увеличились на четыре размера. Это сказал мне его портной. Женщина с рыжими волосами, с которой он говорит, сообщает по телевидению прогноз погоды… А видишь вон того, с волосами, завязанными сзади, и с сережками? Этот человек делает скульптуры из шоколада. Он получил известность после того, как Милтон Вандерпамп купил одно из его творений… О, дорогая, рада тебя видеть, — Роза и красивая женщина с черными блестящими глазами коснулись друг друга щеками. — Милая женщина, — сказала она, когда они двинулись дальше. — Она подарила миллион долларов музею «Метрополитен», стремясь покорить высший свет Манхеттена. Но ее муж делает деньги на чем-то дурно пахнущем — кажется, на погребальных делах. Кроме того, они оба — евреи. Том был изумлен.
— Я думал, что сейчас это не важно. К тому же в Нью-Йорке больше евреев, чем в Тель-Авиве.
— Посмотри список посетителей какого-нибудь гольф-клуба для избранных. Там ты вряд ли найдешь много Гольдбергов и Рабиновичей. Посмотри вон туда. Видишь секс-бомбочку вместе с толстяком в черном? Это — его пятая жена. Ходили слухи, что она однажды позировала для разворота «Плейбоя», но никто до сих пор не смог этого доказать.
Они медленно обошли весь зал. Роза показывала Тому издателей, работников банков, богатых наследниц, политиков, журналистов, дизайнеров и даже модных парикмахеров. Она, похоже, была знакома с большинством из них. Тома она представляла как крестника, но ей, кажется, не слишком верили.
— Вот уж не думала, насколько это замечательная идея — появиться здесь с тобой, — прошептала Роза. — Все теперь ломают головы, что ты за птица? Ну, и пусть ломают. Перестань хвататься за галстук. Ты выглядишь прекрасно. А вот и «гранд дама» этого общества — Маффин Грондкуист. Не удивляйся, если она тебе не улыбнется. У нее было столько пластических операций, что она на это уже не способна.
Седоволосая дама в длинном черном платье и с сильно обтянутым кожей и накрашенным лицом подплыла к ним и поздоровалась с Розой.
— А кто этот прелестный молодой человек? — повернулась женщина к Тому.
— Его зовут Том Гамильтон. — Глаза Розы блеснули. — Мой крестник.
— О-о… — В ее голосе звучали нотки недоверия. Начался ужин. Роза предупредила, что за ее столом будут присутствовать люди, которых она пригласила, поэтому на некоторое время он будет предоставлен самому себе. Она посадила его напротив себя, рядом с женщиной-скульптором, которая представилась как Сидни. Том очень скоро узнал, что Сидни Сагиттариус принципиально не ест мяса и принимает участие в борьбе за независимость Тибета. Она была очень привлекательна, и Том быстро отыскал интересующие их обоих темы. Она упомянула, что выставляла свои скульптуры в Берлине, и Том тут же рассказал ей о своем путешествии по Восточной Европе. Она слушала не прерывая, и Том решил, что она потеряла к его рассказу интерес. Но, когда он остановился, Сидни положила свою руку на его:
— Продолжай, мне очень нравится слышать твой голос. Он звучит как в театре одного актера.
Том был польщен. Здесь с ним все были любезны. Но он понимал, что это потому, что он пришел с Розой. Он глянул на Розу. Та только что провокационно заявила, что президентом США в 1996 году станет Оливер Норт, и тут же ее голос был перекрыт хором протестующих восклицаний.
От Розы веяло уверенностью, она была тут первой скрипкой. На ней было платье зеленого цвета. На шее поблескивало ожерелье. В ушах — сережки. Что-то в ее манере держаться выделяло ее среди прочих. Она не суетилась, не жеманилась, не поправляла свою прическу, умело направляя беседу в нужное ей русло. Вот она вдруг украдкой на него посмотрела. Сидни тут же спросила, выразительно улыбаясь:
— Ты не находишь, что Роза немного для тебя стара?
— Не нахожу, — коротко ответил он, любуясь ее жемчужными зубами.
Когда наступило время для кофе, состоялось нечто вроде церемонии награждения, полились льстивые и не очень искренние речи. После нее люди стали покидать свои места. Исчезла и Роза. Один из тех, кто сидел за их столом, принялся рассказывать, как ему удалось выиграть дело по поводу возвращения кредита. Тому сразу стало скучно. Сидни спросила, интересуется ли он современной скульптурой, но в это мгновение рядом с ним появилась Роза.
— Мне очень жаль, Сидни, — сказала Роза, — но мне придется сейчас забрать твоего собеседника.
Том попрощался и последовал с Розой вниз по лестнице.
— Я, конечно, мегера, но я испугалась, что она съест тебя на завтрак. — Том сделал круглые глаза и покачал головой.
— Надо же, а мне она сказала, что в рот не берет мяса.
Роза расхохоталась.
— Ну ладно, я хочу показать тебе город. Садимся в машину.
Они ехали по нью-йоркским улицам, обсуждая сегодняшний вечер.
— Ты определенно знаешь здесь очень и очень многих, — заметил Том.
Роза повернулась к нему.
— Для этого есть только один способ.
— Этот способ — сделать так, чтобы это они хотели познакомиться с тобой?
— Молодец. Я вижу, и сейчас в Оксфорде неплохо учат.
Оксфорд. Том сразу вспомнил, зачем он здесь. Вспомнил он и странный телефонный звонок и рассказал о нем Розе. Роза не стала ему объяснять, кто это был, но поклялась, что никому о нем не говорила. Машина подъехала к роскошному небоскребу, и лифт поднял их на семьдесят пятый этаж.
Когда дверь лифта открылась. Том сделал шаг вперед и не удержался от восклицания, глядя на расстилавшийся под ним город.
Польщенная такой реакцией, Роза провела его по всему этажу. Здесь располагались ресторан, бары и танцевальная площадка, на которой под какую-то старомодную музыку кружились пары. Они прошли к столику у окна, из которого была видна южная часть города. Роза заказала «Манхеттен», оказавшийся восхитительным и очень крепким коктейлем с кусочками льда.
— Боже, как я люблю этот вид, — с чувством произнесла Роза. — Я каждый раз чувствую себя здесь как королева и в то же время понимаю, как человек мал.
Они молча глядели на мерцающий огнями город. Том поставил свой бокал и повернулся к Розе.
— Это восхитительно. Так же, как и одежда, которую ты мне купила, и званый вечер. Я только почему-то думаю, что все это для того, чтобы отвлечь меня от мыслей о Джордане Хоупе.
Роза выдохнула, как будто ожидала этих слов.
— У тебя верное впечатление. — Она оперлась локтями о стол и наклонилась к Тому. — Послушай. Я думаю, настало время, чтобы ты выбросил из головы всю эту ерунду о Джордане Хоупе. Во-первых, это нереально. Ты отлично знаешь, что сейчас не можешь с ним встретиться. Во-вторых, если ты будешь всем говорить, что Джордан Хоуп — твой отец, даже без доказательств, то ты навлечешь неприятности и на себя, и на многих других. Тот человек, с которым ты говорил, — очень умен и влиятелен. Его зовут Рик Гудман. Он помог Джордану начать президентскую гонку и рассчитывает на вознаграждение в виде какого-нибудь важного поста. Перед выборами он может пойти на все что угодно, чтобы заставить тебя заткнуться. Кроме того, ему может прийти в голову использовать тебя для того, чтобы в чем-нибудь шантажировать Хоупа. Я могу с ним ладить, потому что это — мой мир, и я знаю, по каким правилам он живет. Но этот мир не для тебя и Анни.
— Да, но…
— И в-третьих, — продолжала Роза, — подумай о своей семье. Это прекрасная, дружная семья, где все любят друг друга.
У Тома вытянулось лицо.
— Эти слова кажутся сентиментальными, но в них глубокий смысл. — Роза пригубила свой бокал. — Мои родители не очень заботились о нас, и только много позже я поняла, что потеряла. А ведь они всегда твердили, что главный их лозунг: «Один за всех, все за одного». — Роза горько рассмеялась. — Я никогда не представляла для них интереса. Они гордо мне заявили, что у них совсем нет времени, ни минуты, чтобы хотя бы пролистать журнал, который я издаю. — Роза отвернулась к стеклу. Затем пригладила волосы и снова повернулась к Тому. — А твои родители всегда тебя любили, что бы ты ни творил. И сейчас ты можешь их очень больно ранить. Зачем? Не делай этого.
— Но нужно же мне выяснить, при чем тут Джордан Хоуп, — настаивал Том. — Почему мать все скрывала? Почему Гудман должен так мной заинтересоваться?
Роза внимательно глянула на него, как бы принимая решение.
— Том, — начала она, — обещай, что ты никогда не расскажешь Анни о том, что я тебе сейчас скажу. Анни когда-то одну ночь провела с Джорданом. Они встретились на демонстрации. Когда он был еще студентом. Что-то у них потом произошло, но она это тщательно скрывала.
— На демонстрации?
— Демонстрации протеста. Знаешь, Вьетнам и все такое. — Она приложила ладонь ко лбу. — Боже, ты можешь об этом и не знать. Это была настоящая свалка — там были полицейские с щитами, и лошади, и много чего еще.
— Мама?!
— Да, «мама». Я знаю, что тебя шокирует. Но когда-то она была моложе, чем ты сейчас. В общем она попала в жуткий переплет, и Джордан ее спас — как рыцарь на белом коне. Это тоже сыграло свою роль.
Том что-то напряженно обдумывал.
— А когда все это было? — спросил он. — Хотя бы примерно.
Роза подняла глаза к потолку.
— Сейчас подумаю. Это было примерно… в октябре шестьдесят девятого.
Том нахмурился, принявшись вычислять.
— Послушай, — улыбнулась Роза. — Ты уже взрослый. Если Анни и имела какие-то отношения с Хоупом, ты должен простить ее. У всех есть какие-то грешки. Сейчас она и Эдвард счастливы. Еще тогда, в Оксфорде, все видели, как они друг другом дорожат.
— Почему же тогда они так долго ждали, прежде чем пожениться?
— Этого я не знаю. Но ты можешь вернуться домой и спросить их самих вместо того, чтобы затевать все это перед самыми президентскими выборами и причинять родителям столько беспокойств. — Роза откинулась на спинку стула и легонько хлопнула ладонями по столу. — Ладно. Лекция окончена. — Она поднялась. — Мне нужно в туалет.
Пока Розы не было, Том глядел на город. Все, что она сказала, верно. Он хотел бы, чтобы его мать поговорила бы с ним на равных. Он попытался представить свою мать молодой, как она сражалась с полицией, как сходу влюбилась в Джордана Хоупа, такого красивого. Том всегда понимал, что встретиться с Хоупом ему будет почти невозможно. И то, что он приехал в Америку, было скорее акцией протеста, способом дать понять близким, насколько он обескуражен. И все же он не жалеет, что еще раз побывал в Нью-Йорке. Том отвернулся от окна. Роза уже направлялась к столу, на ходу ему улыбаясь, люди с интересом оборачивались, ища глазами ее спутника, то бишь его. Том почувствовал гордость. Роза села на свое место и выжидательно на него посмотрела.
— Я подумал, — поколебавшись, начал Том, — и решил, что я здесь отлично провел время. Но, по-видимому, завтра утром я должен отправиться в Ньюарк и оттуда — в Лондон.
У Розы не изменилось выражение лица, и он не мог понять, что она об этом думает. Она молча вынула что-то из своей сумки и положила перед ним. Это был авиабилет.
— Я уже заказала такси на семь часов утра, — спокойно сказала она. — Твой самолет улетает в девять.
Том разинул рот. Он не знал, благодарить ее или, наоборот, протестовать. Как бы то ни было, он был тронут и не знал, что сказать, но она мягко прижала к его губам палец, и тогда он вдруг спросил:
— Потанцуем?
Танцевал он ужасно, но Роза была счастлива, так ему казалось. Это его вдохновило. Надо получить максимум удовольствия, раз уж он учудил такое.
— Как ты думаешь? Я сейчас тащусь или балдею?
— Тащишься! — уверенно сказал он.
— Том!
В лифте он вдруг вспомнил, что давным-давно знает эти ее духи, он закрыл глаза. А когда открыл, Роза пристально на него смотрела. Он тоже стал на нее смотреть.
— Ты что? — спросила она, смеясь.
— У тебя же зеленые глаза!
— Тоже мне новость!
В распахнутой накидке он видел ее соблазнительное декольте. Когда они уже сидели в машине, он поймал себя на том, что испытывает вовсе не те чувства, которые положено испытывать к своей крестной.
Он пытался придумать что-нибудь умное по поводу Нью-Йорка, но тут почувствовал на колене ее ладонь.
— То-о-ом.
— Да… — с трудом выдавил он.
— Как ты думаешь… — Она продолжала вроде бы в шутку: — Если крестная мать надумает переспать со своим крестником, это будет считаться кровосмешением?
Том рассмеялся ненатурально громким смехом и прижал ее к себе. Он вдруг почувствовал себя очень уверенно.
— Ни в коем случае, — ответил он. Ладонь Розы с колена переместилась выше.
— Аллилуйя, — выдохнула она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Особые отношения - Сисман Робин



довольно странная и тяжёлая книга на любителя.
Особые отношения - Сисман Робинтася
30.09.2012, 22.01





Ну есть немного тяжеловата эмоционально,но очень интересный сюжет.Мне понравилось!
Особые отношения - Сисман РобинОльга
25.09.2013, 19.06





Мне понравилось. Хороший автор, интересный сюжет. Читайте!
Особые отношения - Сисман РобинЁлка
18.10.2015, 18.29





Да, жизнь она такая - неоднозначная, местами сложная, но прекрасная.
Особые отношения - Сисман РобинЮрьевна
6.04.2016, 0.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100