Читать онлайн , автора - , Раздел - Синклер Ольга в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Синклер Ольга
Человек в поместье

Ольга СИНКЛЕР
ЧЕЛОВЕК В ПОМЕСТЬЕ
Анонс
Сара Филмоу, наследница древнего рода, в силу обстоятельств поступает на работу секретарем к некоему Марку Франклину, который покупает ее родовое поместье. Неожиданно Марк делает предложение Саре, мотивируя это тем, что давно хотел породниться с богатой семьей и выйти в "высший свет". Неужели это обычный брак по расчету, в котором нет места ни подлинному чувству, ни душевной теплоте?
Эта мысль мучает девушку, которая пытается найти проблеск истинных чувств в холодном облике бизнесмена.
Глава 1
После своего первого разговора с Марком Франклином Сара Фелмоу решила, что он совершенно не подходит для роли владельца поместья.
Еще три месяца назад старый дом эпохи королевы Елизаветы, который был построен сэром Томасом Фелмоу, чей портрет в латунной рамке хранился в Бастонской церкви рядом с портретами его жены леди Изабеллы и их семерых детей, был родовым гнездом этой семьи.
Семь поколений Фелмоу жили в нем, и даже раньше они жили здесь, но только в другом, более старом укрепленном доме, на месте которого и было построено теперешнее поместье.
Для самой Сары с каждой комнатой были связаны какие-то воспоминания. Ей нравились причудливые очертания дома, красные кирпичи, изогнутые трубы и низкие широкие окна. Даже башня Фолли, пристроенная позднее, имела для нее свое очарование.
Сара как раз с грустью смотрела на большой пустующий дом, когда к подъезду с шумом подкатил "ягуар". Дверца открылась, и из машины вышел мужчина высокого роста. У него были темные густые волосы, загорелое лицо и слегка крючковатый нос. Глаза смотрели прямо и как будто немного вопрошающе.
- Добрый вечер. Меня зовут Марк Франклин.
Голос у нового владельца поместья оказался приятным, хотя в нем и слышался легкий северный акцент. Всем своим видом мистер Франклин давал понять, что он здесь хозяин и что Сара не имеет права бродить по чужому саду.
Девушка отбросила назад длинные светлые волосы. После того, как она провела в поместье целую жизнь длиною в двадцать два года, было трудно осознать, что ей больше ничего здесь не принадлежит.
Еще в прошлом месяце все поместье было продано с аукциона, который последовал за смертью ее дедушки, Лорда Энтингема. Том написал из Австралии письмо, в котором объяснял, что другого выхода не было, так как дом был заложен. Он жаловался, что довольно мало получил из причитающегося ему наследства, к тому же он не собирался приезжать обратно в Англию.
Теперь Сара в упор рассматривала Марка Франклина. Как он мог претендовать на место, которое всегда принадлежало Фелмоу! Однако она не собиралась сдаваться и ответила с вежливым вызовом:
- Добрый вечер. Я понятия не имела, что вы так быстро соберетесь въезжать.
На лице Марка появилось веселое выражение.
- Я не знал, что должен был проинформировать вас об этом, - парировал он, и Сара поняла, что он ее дразнит. Ее негодование усилилось. Она не привыкла к такому обращению.
- Я въезжаю прямо сейчас, - заявил он, открывая багажник, который был доверху наполнен одеялами, чемоданами и свернутой походной кроватью. Марк вытащил пару чемоданов и добавил:
- Ну а мебель привезут завтра.
Мисс Фелмоу подумала, что новый владелец поместья, наверное, старше ее лет на десять, хотя выглядит зрелым для своего возраста. Как видно, он привык принимать самостоятельные решения и доводить начатое дело до конца.
- Я надеюсь, что мой переезд займет меньше времени, чем строительство новой фабрики. Очевидно, чтобы хоть немного исправить положение с безработицей, необходимо развивать промышленность. По крайней мере разрешение я уже получил.
Сара закусила губу. Невыносимо было слышать, что о ее дорогом старом доме так говорят. Как он мог рассуждать о какой-то фабрике так холодно и расчетливо! Мисс, Фелмоу была даже рада, что ее дедушка умер и не мог слышать слова этого незнакомца - человека, который так пренебрежительно говорит о поместье.
- Я уверена, что у вас все получится, мистер Франклин, - сказала она, отворачиваясь.
Вне всякого сомнения, новый владелец поместья мог быть совершенно безжалостным, если этого требовали обстоятельства, и начисто лишенным сентиментальности.
Возвращаясь по подъездной аллее в Лодж, к маленькому домику, который раньше был жилищем привратника, Сара подняла с земли ветку и со злостью швырнула ее в заросли крапивы.
Мисс Фелмоу очень хотелось прямо сейчас уехать отсюда, начать новую жизнь, свободную от воспоминаний о поместье, которое все еще оставалось частью ее жизни.
Она вспомнила дрожащий голос своего дедушки, который часто рассказывал ей легенды о представителях рода Фелмоу. Это сэр Роберт Фелмоу, внук рыцаря, построивший поместье и так отчаянно боровшийся против пуритан во время Гражданской войны; Элизабет Фелмоу, которая потом убежала с поэтом и впоследствии жила в бедности, так и не примирившись со своей семьей...
Сара даже никогда не ездила в школу, дедушка сам заботился о ее образовании. Она помнила, как он боролся за это право, даже ходил в суд и выиграл дело.
Кроме уроков истории, чтения, письма и арифметики, она изучала французский язык и основы музыки, занималась плаванием и верховой ездой. Благодари Транчу, старому леснику, Сара стала лучше понимать природу и жизнь деревни, а под руководством экономки научилась рукодельничать и готовить. Из-за слабого здоровья ее мать не могла заниматься домашней работой, а отец, Фрэнсис Фелмоу, младший сын лорда Энтингема, был убит во время войны, когда она была еще совсем маленькой.
Когда Саре исполнилось шестнадцать лет, дедушка настоял на том, чтобы отправить ее на год в Париж, в монастырь, но после этого она не покидала поместье. Три месяца назад они с матерью переехали в маленький Лодж.
Миссис Фелмоу, бледная и нежная женщина, сидела у окна.
- Ты разговаривала с новым владельцем? - спросила она, когда Сара вошла в дом. - Я подумала, что это, должно быть, он - я видела, как по подъездной аллее проехала машина.
Сара торопливо обняла мать.
- Да. Он засек меня на своей территории. Он собирается въезжать уже сегодня.
Девушка сказала это мягко, чтобы скрыть боль в сердце, и заставила себя улыбнуться. Миссис Фелмоу поднялась и медленно пошла на кухню. Она вернулась с банкой варенья, которую поставила на стол, затем принесла два ножа. Сара намазала маслом пшеничные лепешки и приготовила чай.
Когда дядя Том написал им о продаже поместья с аукциона, он разрешил Саре и ее матери взять из большого дома часть обстановки. Миссис Фелмоу сразу же выбрала наиболее дорогие предметы, а Сара прибавила к ним несколько вещей, которые были ей дороги как память, включая все фамильные портреты. Навалившись друг на друга своими позолоченными рамами в маленьком коридоре и в гостиной в Лодже, они выглядели явно не на своем месте.
- Мне кажется, мистер Франклин хочет наладить здесь работу. Он что-то делает с пластмассой, не так ли? - спросила миссис Фелмоу.
- Вообще-то, я думаю, что это синтетические материалы. Очевидно, у него уже есть процветающий бизнес в Нортвилл или где-то еще, а здесь будет дочерняя компания.
- Интересно, где же это в Нортвиле? - задумчиво спросила миссис Фелмоу.
- Я забыла, это же часть страны, где ты жила, не правда ли? Но я не думаю, что это близко к тем местам, где были поместья твоего отца.
- Нет, дорогая. Конечно, нет. Скажи мне, а что ты думаешь о самом мистере Франклине?
- Ну.., он деловой человек.
Сара попыталась преодолеть странную" ненависть к этому человеку и всему, что с ним связано, и представить его матери в более или менее выгодном свете.
- Похоже, у него неплохо идут дела. Я бы сказала, что это один из тех людей, которые обязаны своими успехами самим себе. Он очень высокий, такой, каким когда-то был дедушка.
- Я только надеюсь, что он немного более практичен, - проговорила Сара, не в силах скрыть горечь, которая прозвучала в ее голосе.
На протяжении всего следующего месяца Сара наблюдала, как огромные грузовики с надписью "Мэнор Продактс" то и дело с грохотом въезжали в широкие ворота.
Потом каждое утро к дому двигался целый поток велосипедистов, преимущественно девушек. Каждый вечер они возвращались оттуда в пять часов, болтая и смеясь. В это время Сара часто находилась на работе, но если случалось, что она оставалась дома, то старалась уйти в дальние комнаты. Однако не было никакой возможности скрыться от большой , зеленой машины, которая носилась туда-сюда весь день, а ночью свет фар проникал даже в ее спальню через окно. Огни танцевали на потолке, как будто подглядывая за ней.
Даже в банке, где работала мисс Фелмоу, нельзя было скрыться от этого человека. Когда мистер Франклин приезжал в маленькое городское отделение банка, среди работников всегда начиналась небольшая суматоха.
Мистер Бак, главный кассир, обычно считал для себя обязательным лично обслужить влиятельного клиента, но однажды Марк подошел к кассе, где работала Сара, чтобы получить свою обычную сумму наличными.
- Доброе утро.
Он бросил взгляд на ее имя, которое было написано на полированной деревянной дощечке.
- Мисс Фелмоу, вы, кажется, мой съемщик? Сара резко подняла глаза, от удивления слегка приоткрыв рот и подняв брови.
- Вовсе нет, мистер Франклин, - твердо ответила она. - Лодж был оставлен моей матери на все время ее жизни.
- Правда? У меня имеются другие сведения. Его красивое лицо было серьезным, жестоким, как будто мистер Франклин думал, что она пытается обмануть его.
- Я уверяю вас, что это именно так, мистер Франклин, - сказала Сара, опустив взгляд вниз, на чек, лежащий под ее пальцами.
На щеках девушки появились два горящих маленьких пятна. Она ясно ощущала, что Марк внимательно смотрит на нее.
- Кстати, - сказал он. - Почему бы вам снова не заглянуть в поместье теперь я там более-менее устроился.
Сара закончила пересчитывать банкноты. Внешне она была спокойна, но внутри прямо-таки кипела. Да как он смеет предполагать, что она зависит от него, что она его съемщица! Она - представитель семьи Фелмоу, семьи, которая жила в поместье вот уже семь поколений! Несмотря на все свое богатство, по сравнению с ней он был никто, выскочка.
И все же она дрогнула под его пронизывающим взглядом. В нем было что-то, что разрушало ее предвзятое представление об этом человеке. Перед тем, как ответить, Сара опустила глаза.
- Нет, благодарю вас. Теперь я предпочитаю другие прогулки.
- Вы не можете обижаться на меня вечно, - сказал он, запихивая деньги в портфель. - Вы получили хорошие деньги за поместье.
- Я думаю, мой дядя был удовлетворен.
- Но не вы?
- Это не имеет ко мне никакого отношения. Поместье досталось моему дяде, когда умер дедушка, и он решил его продать.
- Тогда вам следует обижаться только на него.
Забрав портфель, молодой человек удалился. Сара посмотрела на дверь, которая закрылась за ним. Младшая секретарша неожиданно перегнулась к ней через перегородку.
- Он великолепен, не так ли, мисс Фелмоу? - задумчиво сказала она.
- Он груб и самонадеян, - ответила Сара. Девушка почувствовала облегчение, когда в течении следующих двух недель мистер Бак считал своей почетной обязанностью лично заниматься делами Марка Франклина, и он приходил в банк и уходил, не обращая на Сару никакого внимания.
Затем наступил июнь и принес с собой ужасно жаркую погоду. Она была такой сильной, что пронизывала даже не освещенное солнцем помещение банка.
По дороге домой Сара думала о прохладной воде в озере за поместьем, о ласковой темной воде, которая плясала у нее перед глазами, как мираж.
Закончив пить чай, мисс Фелмоу вымыла посуду, потом взяла полотенце и свой купальный костюм. Он был старый и немного выцветший, но поскольку Сара всегда плавала в озере одна, то так и не позаботилась о том, чтобы купить себе новый.
Она выбрала окольный путь к озеру. Длинные рододендроны стояли, опустив свои красные лепестки, а их листья полностью загораживали дорожку, но Сара знала, куда идти, и через пятнадцать минут уже стояла на маленькой лужайке перед озером.
Остров в середине водоема, поросший деревьями, скрывал ее от поместья, хотя отсюда можно было увидеть только башню Фолли. Сара с содроганием вспомнила грустную историю о леди Элеонор, которая прыгнула оттуда и разбилась насмерть. Но день был слишком хорош для таких неприятных воспоминаний.
Ни один звук не нарушал тишины и прелести этого уединения. Сара натянула на себя купальный костюм и вошла в прохладную манящую воду, застегиваясь на ходу.
Она энергично плавала, сначала по озеру, а потом в направлении к острову. Он был очень маленький, и на нем росло несколько деревьев ольха и вечнозеленая ива. И еще там был старый разрушенный дом, покрытый соломой. Над дверью все еще был виден герб Фелмоу, вырезанный на камне, и под ним стояла дата "1823" год, когда третий барон женился на леди Пенелопе.
Выйдя из воды, Сара легла спиной на траву, глядя вверх сквозь неподвижные ветки деревьев на безоблачное летнее небо.
Послышался резкий звук треснувшей ветки, и она села, мгновенно насторожившись. Когда на ее длинные обнаженные ноги упала тень, девушка вскочила и обернулась. Совсем близко от нее стоял Марк Франклин.
Он был одет в боксерские шорты, заменявшие плавки, на запястье красовались золотые часы с водонепроницаемым корпусом. Сара вдруг почувствовала, какой он огромный, увидела его широкие мускулистые плечи и глаза, которые смотрели на нее с тем же веселым, насмешливым выражением, как тогда, при их первой встрече.
- Неплохо бы иметь в виду, что я приобрел и это озеро вместе с домом, съязвил он.
- Я не предполагала, что кто-нибудь будет возражать.
Он опустился на траву рядом с ней.
- - Я не думаю, что "кто-нибудь" будет возражать, - сказал Марк миролюбиво. - Сядьте, мисс Фелмоу. Я все собирался зайти к вам, но когда увидел, что вы плаваете в озере, то решил сэкономить время.
При мысли, что молодой человек наблюдал за ней, Сара смутилась. Интересно, как давно он здесь находится? Вспомнив свое переодевание в купальный костюм, девушка почувствовала слабость в ногах и быстро села.
Обхватив колени руками, она отвернулась, напряженно глядя на озеро, но ничего не видя. Сейчас ей очень хотелось быть где угодно, только не здесь, рядом с этим странным человеком. Если он и заметил ее смущение, то ничем не выдал себя, а перешел прямо к делу.
- Мне нужен секретарь, - сказал он. - Я думал, может быть, вам понравится эта должность.
Сара изумилась, сраженная таким прямым подходом и уверенная в том, что он шутит. Марк ответил ей абсолютно серьезным взглядом.
- Я думаю, вы умеете печатать? Сара кивнула.
- Я умею печатать, но это умеют делать и другие девушки. Вы можете дать объявление. Почему вы обращаетесь ко мне?
- Мне нужен кто-нибудь, кому я могу доверять, и думаю, вы одна из тех, кто способен оправдать мои надежды. В вас есть преданность.
- Тоща я должна быть предана своему банку. Я вполне довольна делом, которым занимаюсь.
Сара не чувствовала себя готовой, спорить далее по этому вопросу. Предложение мистера Франклина показалось ей нелепым. Она уже собиралась встать, но Марк удержал ее за руку. У Сары возникло ощущение, что пальцы молодого человека излучают электричество, которое покалывало ее кожу.
- У меня была еще одна причина обратиться к вам, - сказал он.
Его лицо стало твердым и бескомпромиссным.
- Я не хотел говорить этого, но вы вынуждаете меня.
Он сделал паузу, как будто взвешивая свои слова, а затем продолжил:
- Вы помните, в банке, недели две назад, я упомянул, что вы мой съемщик?
Глаза у Сары вспыхнули, и она вызывающе подняла голову.
- Я объяснила вам, как обстоит дело, - сказала она.
- Боюсь, что вы ошиблись, - ваш дядя продал мне всю собственность.
Ужас охватил ее, и она вскочила на ноги.
- Я не верю, - закричала она. - Дядя Том никогда бы не поставил маму в такое положение.
- Я решил дать объявление, чтобы найти семью из двух человек, которые бы жили в Додже. Мужчина выполнял бы канцелярскую работу, а его жена помогала бы по дому. Но, узнав, что там поселились вы и миссис Фелмоу, я подумал о компромиссе. Я могу подыскать какую-нибудь деревенскую женщину, которая будет приходить и наводить порядок в доме, я вы возьмете на себя секретарские обязанности.
Сара лишь недоверчиво посмотрела на него.
- Это не правда! Этого не может быть! - Она стиснула руки. - Я встречусь с моим поверенным.
- Обязательно, - холодным тоном подтвердил Марк. - Я уже встречался со своим.
Покинув остров, они поплыли назад. Мисс Фелмоу иногда поднимала голову и видела его лицо, на котором сохранялось насмешливое выражение. Сара плавала быстро, но она знала, что Марк, если захочет, обгонит ее в два счета. Достигнув берега, девушка бросила взгляд на маленькую кучку одежды, которая лежала в траве, и снова задала себе вопрос, видел ли он, как она здесь переодевалась.
Мистер Франклин вышел из воды вслед за нею.
- Я даю вам неделю, чтобы вы подумали над моим предложением, мисс Фелмоу, - сказал Марк невозмутимым тоном. - Если я получу отрицательный ответ, то мне придется дать объявление со всеми вытекающими отсюда последствиями. В случае вашего согласия я не потребую арендной платы и буду платить вам на два фунта больше того, что вы получаете в банке. Всего хорошего, мисс Фелмоу.
Сказав это, он пошел прочь по тропинке, ведущей вдоль берега к поместью. Почти сразу ветви кустарников плотно сомкнулись за ним. Сара подобрала свое полотенце и начала энергично вытираться.
Она испытывала душевную муку. Марк Франклин говорил с уверенностью, которая ее убивала. Это был настоящий деловой человек, думающий только о деньгах. У Сары не было сомнений, что если Лодж действительно принадлежит ему, то он не станет колебаться и выгонит ее на улицу вместе с матерью.
Трудная работа девушку не пугала. Ее беспокоила мысль о возвращении обратно в поместье в качестве служащей, когда она должна будет помогать тому, чтобы милый старый дом превратился в бездушную фабрику. Это было немыслимо.
Сара дрожащими руками натянула платье поверх влажного купального костюма и побежала в Лодж. Миссис Фелмоу сидела в кресле на крыльце с вышиванием на коленях, глядя в сторону парка.
- Ну, как поплавала, Сара?
- Замечательно! Вода в озере такая прохладная!
Она присела на ступеньки рядом с матерью, и миссис Фелмоу сказала, не меняя своего мягкого, всегда немного печального голоса:
- Сегодня я получила письмо от мистера Брэдфилда.
Сара вздрогнула. Стэндиш и Брэдфилд были их поверенными. Миссис Фелмоу вытащила из-под вышивания длинный тонкий конверт.
- Прочти это, дорогая. Кажется, Том продал Лодж со всей остальной собственностью.
Сара прочла письмо, из которого следовало, что Лодж принадлежит мистеру Франклину. Девушка взглянула на худое лицо матери, ее слегка скривившиеся от обиды губы, на лоб, покрытый морщинами.
- Как ты думаешь, нам придется уехать, Сара? Я думала об этом весь день и не знаю, куда бы мы могли поехать, сейчас так трудно найти дом, особенно хороший, и это так дорого...
- Нам не следует беспокоиться об этом, мамочка, - сказала Сара.
- Может быть, мне надо пойти, встретиться с мистером Франклином и объяснить ему, что это ошибка...
- Нет необходимости делать это, - быстро ответила Сара. Теперь она поняла, что у нее не оставалось другого выбора, как принять предложение Марка. - Между прочим, я видела его сегодня днем, он упомянул об аренде и, сказал, что мы можем остаться здесь.
- О, это великолепно, дорогая! Я всегда знала, что он хороший человек. Почему же ты не сказала об этом раньше?
- Мистер Франклин предложил мне работу секретаря в своей фирме.
На лице миссис Фелмоу появилось озадаченное выражение.
- Ты уверена, что тебе это понравится? Я не думала, что ты одобряешь его действия. Но все же если он разрешает нам остаться и дает тебе место секретаря, он, должно быть, очень хорошего о тебе мнения.
Сара отвернулась. Она уже приняла решение и не изменит его. Не давая себе ни минуты на размышления, девушка прошла в маленькую гостиную и взяла телефонную трубку.
К ее удивлению, ответил женский голос. Сара знала, что Марк холостяк, и думала, что он живет один в поместье.
- Позовите, пожалуйста, мистера Франклина. Меня зовут Сара Фелмоу.
- Сейчас. - Потом женский голос позвал:
- Дорогой.., это тебя.
- Марк Франклин слушает.
- Это Сара Фелмоу... Я решила принять ваше предложение, по поводу работы.
Владелец поместья, казалось, совсем не удивился.
- Вы можете зайти сюда сегодня, минут через двадцать?
- Конечно, мистер Франклин.
Ее сердце бешено колотилось, когда она переодевалась в своей спальне. Девушка надела бледно-голубую английскую блузку. Потом пригладила волосы, размышляя, не поднять ли их вверх, чтобы таким образом добавить себе солидности, но решила оставить все как есть.
Стремительной походкой Сара направилась к поместью. У входа в дом стояла припаркованная открытая красная машина. Внутри виднелся женский шелковый шарфик, переброшенный через спинку заднего сиденья.
Каблуки Сары простучали по широким цементным ступенькам. Нажав на звонок, она прислушалась.
Дверь открылась, и в проеме появился Марк Франклин, высокая фигура которого выделялась на темном фоне вестибюля. Он был одет в морскую рубашку с открытым воротом и слаксы темно-серого цвета в крапинку.
На лице молодого человека опять появилась странная, насмешливая улыбка.
- Здравствуйте, мисс Фелмоу. Так вы решили принять мое предложение?
- Кажется, мне не из чего было выбирать. Его, казалось, не смутил обиженный тон гостьи.
- Я думаю, что вам понравится здесь больше, чем в банке. Входите, пожалуйста.
Сара с любопытством разглядывала широкий пустой коридор, следуя за Марком в его кабинет. Она чуть не расплакалась, когда вспомнила, каким был ее милый старый дом, и ей пришлось прикусить губу, чтобы удержать слезы.
Марк распахнул дверь кабинета и шагнул в сторону, пропуская Сару вперед. Когда она вошла, то очень удивилась, увидев сидящую на подлокотнике кресла необыкновенно красивую девушку.
- Гризельда, позволь представить тебе мисс Сару Фелмоу. А это мисс Криз, сказал Марк.
Сара немного оробела. Она почувствовала себя неловкой юной замарашкой рядом с этой прекрасной молодой леди. У Гризельды были гладкие блестящие светлые волосы, искусно зачесанные назад. Они подчеркивали овальную форму и правильные черты лица, покрытого изысканным макияжем.
Мисс Криз выглядела светской женщиной, которая знает о своей привлекательности и умеет ею пользоваться. Она слегка прищурила глаза, окинув Сару с головы до ног критическим взглядом. Что-то в ее поведении заставило мисс Фелмоу думать, что Гризельда специально дожидалась ее прихода.
Красавица поставила на стол стакан с виски, который держала в руке с изящно наманикюренными ногтями, потом медленно и грациозно поднялась на ноги.
- Я оставляю вас поговорить о делах, а пока пойду переоденусь к обеду, который ты мне обещал, Марк.
- В погребе есть банка печеных бобов, - ответил он.
Гризельда сморщила нос, глядя на него.
- Ты можешь позволить себе что-нибудь получше, дорогой, - сказала она и вышла из комнаты.
Марк закрыл за ней дверь и предложил Саре сесть.
- Быстро высохли, - заметил он, слегка коснувшись пальцами ее волос.
От этого прикосновения кровь почему-то быстрее побежала по ее жилам, и девушка непроизвольно отдернула голову. Мистер Франклин отошел на другой конец комнаты.
- Хотите выпить, мисс Фелмоу?
Марк распахнул блестящие, покрытые лаком дверцы бюро. - - У меня есть виски, шерри и пиво, - добавил он. - Я не успел еще как следует запастись напитками.
- Дайте, пожалуйста, шерри, мистер Франклин.
Сару удивила дружеская, неофициальная атмосфера приема. Она предполагала, что он быстро проведет деловую часть беседы, поскольку торопится пообедать с прелестной Гризельдой, но он налил в бокалы напиток и спокойно сел, откинувшись на спинку большого кресла.
Это было то самое кресло; на подлокотнике которого сидела Гризельда, и Сара подумала о том, как они хорошо смотрятся вместе. Из них могла бы выйти замечательно красивая пара - оба были так хорошо одеты и, несомненно, у них было так много общего.
Сара огляделась, вспоминая, как вбегала в эту комнату к дедушке и как он всегда сидел в своем кресле на этом же самом месте, а рядом стоял тот же самый столик. Вдруг мисс Фелмоу заметила, что Марк смотрит ей в глаза.
- Ну, как вы себя чувствуете, вернувшись обратно? - спросил он.
- Мои чувства вас никоим образом не касаются, - ответила она.
- Вот здесь вы и ошибаетесь. Я очень хочу, чтобы все мои служащие были счастливы. Я думаю, что это необходимо для успешных деловых отношений.
- Тогда зачем же вы использовали насилие, чтобы привести меня сюда?
- Да нет же! Я просто предложил вам дом без арендной платы и прибавку к жалованью - это едва ли можно назвать насилием, не правда ли?
- Вы угрожали моей матери тем, что выселите нас.
- Я предпочитаю смотреть на это с другой точки зрения. У меня, возможно, никогда бы не хватило смелости сделать это, но уверяю вас, вы не пожалеете о перемене места работы. Я решил взять вас на работу, потому что, как я уже говорил раньше, мне нужен кто-то, кому я могу доверять.
- Почему вы уверены, что можете доверять мне?
- Я считаю, что умею хорошо распознавать характеры людей. Но, не полагаясь только на себя, я навел некоторые справки и вполне удовлетворен.
Сара почувствовала, как в ней закипает гнев. Самонадеянность этого человека просто раздражала девушку! Только мысль о том, как волнуется ее мать, заставила ее остаться, вместо того чтобы встать и уйти.
- Вы со своей стороны свободно можете наводить свои справки обо мне, если хотите, хотя, несомненно, ваша работа в банке ответит на большинство вопросов относительно моей серьезности, - сказал мистер Франклин.
- У меня нет никаких сомнений на этот счет, - ответила Сара.
- Тогда это чисто личное - вы обижены на меня за то, что в моих жилах нет ни одной капли голубой крови.
- У моего менеджера в банке тоже не было, - резко ответила Сара. - Зачем мне интересоваться этим?
- Действительно, зачем.., но вы интересуетесь! Возможно, потому, что вы видите меня в роли, которую должен был играть ваш дядя, если бы нашел в себе силы для выполнения своих обязанностей.
- Я не понимаю, какое вам дело до моей семьи!
Марк откинулся на спинку кресла.
- Мне нет никакого дела. Что меня действительно интересует, так это то, как вы будете себя чувствовать, работая в этом доме, который когда-то был вашим? - задумчиво сказал он.
- У меня остались хорошие воспоминания о поместье, - жестко сказала она. Должна вас заверить, что приложу все усилия, чтобы хорошо выполнять свои обязанности.
Мистер Франклин пристально посмотрел на Сару, как будто хотел прочесть ее мысли и узнать, что она на самом деле думает.
Мисс Фелмоу вдруг спросила:
- А вам самому нравится жить в поместье, мистер Франклин?
- Меня все здесь устраивает. Но в данный момент я использую для жилья лишь несколько комнат. В некоторых из них я устроил офисы и тому подобное, но что делать с остальными помещениями, еще не решил.
Вдруг Марк вскочил на ноги с неожиданным энтузиазмом.
- Допивайте свое шерри, и я покажу вам, что уже успел сделать.
От шерри Сара слегка раскраснелась. Ее немного удивила быстрая смена настроения, которую продемонстрировал мистер Франклин, - от бесстрастности к бурному оживлению.
Между прочим, - заметил он, открывая перед ней дверь, - поскольку мы будем вместе работать, то обойдемся без формальностей. Пожалуйста, Сара, впредь зовите меня Марком.
От изумления Сара широко раскрыла глаза. С этим человеком она предпочла бы сохранить чисто деловые отношения. Сара не желала иметь с ним никаких дружеских контактов. Однако он ждал ответа.
- Ну, если вам угодно, - отозвалась она.
- Марк, - наставительно повторил он.
- Очень хорошо - Марк. Вновь раздался короткий смешок, который заставил мисс Фелмоу ощутить неловкость.
- Как затравленно вы это произнесли, Сара! - поддразнил он ее. - Но когда-нибудь вы привыкнете.
Мисс Фелмоу закусила губу. Она была убеждена, что сердечность и непосредственность между ними невозможны. Марк взял ее за локоть, чтобы проводить из комнаты, и его прикосновение обожгло ее.
Они свернули за угол длинного коридора - такого, знакомого, хотя теперь несколько необычного, со свежими пятнами краски на обесцвеченных прямоугольниках, где Сара привыкла видеть старинные фамильные портреты, которые были сейчас сняты. Они миновали комнату экономки, и сквозь открытую дверь мисс Фелмоу увидела, что помещение пустует.
Мистер Франклин заметил ее удивленный взгляд и проговорил:
- До сих пор не было смысла какой-то женщине жить здесь только для того, чтобы присматривать за мной. Миссис Яллоп приходит сюда убирать и готовить обед. Сейчас, когда появились вы, я не собираюсь отказаться от ее услуг.
Распахнув другую дверь, он продолжал:
- Вот мое постоянное убежище. Теперь это настоящий чертежный зал.
Сара стояла, изумленно рассматривая длинный стол, оборудованный специальными современными устройствами для светокопирования и чертежные доски на мольбертах, расположенные около больших окон. Марк прошел на середину комнаты.
- Должен сказать, что это чудесное место для работы, - произнес он. - У этой комнаты такие дивные пропорции - они на меня действуют стимулирующе.
Лицо молодого человека прямо-таки светилось от удовольствия. И хотя это было рабочее помещение, он повесил здесь яркие занавески, поставил удобный диван, а стены украсил двумя изумительными гравюрами современных французских художников.
Впервые Сара увидела в нем что-то иное, кроме трезвого, практического расчета.
- Эта комната всегда была красивой, - мягко сказала она.
На минуту он замер, затем круто повернулся.
- Пойдемте, я покажу вам ваше рабочее место.
Когда Марк открыл следующую дверь, Сара не смогла удержаться от радостного восклицания:
- Господи! Ведь здесь была моя детская!
- А сейчас вы будете тут работать, - сухо произнес он.
Вся обстановка сводилась к письменному столу, одному стулу, пишущей машинке и каталожному шкафчику. Сара почувствовала, как от нахлынувших воспоминаний о счастливых днях, проведенных здесь, у нее пересохли губы, но она попыталась избавиться от одолевшей ее ностальгии. Нельзя допустить, чтобы Марк заметил, как повлияло на нее новое обретение своей старой комнаты.
- Выглядит очень впечатляюще.
- Все впечатление зависит от лица, занимающего вон тот стул, - сухо произнес Марк. - Надеюсь, вы будете именно тем человеком.
- Я сделаю все, что смогу, - ответила она. Мисс Фелмоу бралась за эту работу, зная, что ей предстоит. Честность требовала, чтобы она выкладывалась на работе полностью. Марк был прав, когда заявил, что верность - ее врожденное качество.
- Когда вы сможете начать?
- Я должна подать заявление об уходе из банка за месяц.
Каким-то загадочным образом он сумел устроить, что уже к концу следующей недели Сара ушла из банка и приступила к исполнению своих обязанностей в офисе, прежде бывшем ее детской комнатой.
Глава 2
Мисс Фелмоу решила с самого начала ограничить до минимума свои контакты с Марком. Но в конце рабочего дня он явился к ней в офис.
- Я покажу вам фабрику - нужно знать дорогу, чтобы не заблудиться. Идемте.
Схватив свою сумочку и жакет, она двинулась за ним. Весь двор между домом и конюшнями был загроможден. В одном конце высились кучи корзин в ожидании погрузки. Два фургона с надписью "Мэнор Продактс" стояли готовые к отправке ранним утром. Заказчики тоже уехали.
В конюшне были сделаны новые окна, стойла и ясли убраны, стены выкрашены в пастельные тона, а по центру выстроился ряд узких столов. Ящики и плоские картонные коробки заполнили часть помещения почти до самого потолка. "Мэнор-дресс", синтетическая ткань, изготовлявшаяся в поместье, была аккуратно упакована в полиэтиленовые пакеты или свернута в рулоны. Отдельные образцы висели на стендах. Кругом были чистота и порядок. Каждая девушка покидала свое рабочее место, готовая к тому, чтобы утром немедленно начать работу снова.
Внутри помещения почти не сохранился запах конюшен, который помнила Сара, - запах чистой соломы и дыхания мягких бархатных ноздрей животных. Вместо всего этого здесь установился странный химический аромат - не то чтобы неприятный, но для Сары совершенно тут неуместный.
- Это совсем не похоже не конюшни, - произнесла она.
- Надеюсь, что так! Мне пришлось потрудиться, чтобы заставить девочек работать здесь.
- У дедушки были замечательные лошади, когда он был молодым. Он любил рассказывать мне об этом.
- Им лучше жилось, чем людям в том месте, где я рос.
Мисс Фелмоу неприязненно посмотрела на Марка.
В этом едва ли можно его обвинить.
- Не его, конечно, персонально. Но всю систему данного класса безусловно. Других, подобных ему.
- У дедушки рабочие хорошо жили. Вы можете спросить Транча или мисс Яллоп, как хорошо он с ними обращался, - Все в порядке. Я только хотел обратить ваше внимание, сколь различно наше происхождение.
- Это для вас важно?
- Для меня? Отнюдь.
- Вообще-то вы сейчас живете в поместье, - подчеркнула она.
- Это другое дело. Это моя работа. Она покачала головой. Ей не хотелось открыто ссориться с Марком, но трудно было удержаться.
Кое-что в нем беспокоило и настораживало девушку. Она не могла объяснить себе его настойчивого внимания. Казалось, он ненавидел и ее, и ее происхождение, и все, за что она ратовала, - но если так, то зачем же он предложил ей место и заставил занять должность секретарши?
Мистер Франклин все еще стоял рядом. Посадка головы и квадратная челюсть молодого человека снова напомнили ей старого лорда Энтингема, но тот был мечтателем, а вовсе не пробивным ловкачом, как Марк. И вновь она поймала себя на том, что ненавидит его за эту схожесть и при этом такое различие.
- Спасибо за то, что показали мне фабрику, - холодно произнесла она. - Не смею больше занимать ваше время.
- Я пройдусь с вами до Лоджа. Хочу глотнуть свежего воздуха, чтобы привести в порядок мои планы к завтрашнему дню.
Он зашагал в ногу с ней.
- Я нахожу, что мне лучше думается во время прогулок по поместью. Наверное, это из-за деревьев: они такие старые и действуют как-то успокаивающе.
Сара повернулась и взглянула на его чистый профиль: на лице Марка застыло выражение покоя, когда он смотрел вверх, на густые кроны над их головами. Так во второй раз он выразил словами ее собственные ощущения этого места.
Сара понимала, что он имел в виду: волшебное очарование природы затронуло те же струны в его душе, что и у нее самой. Девушка задумалась о том, могла бы она испытывать более глубокое чувство к этому человеку, чем то, что испытывала вначале.
Она приготовилась ответить более сердечно, когда Марк остановил на ней взгляд.
- Сара, а вам удобно в Лодже? - отрывисто спросил он.
- Да, благодарю вас. Там уютно и просто.
Дорожка, посыпанная гравием, привела их к маленькому коттеджу.
- Есть разница с Мэнором? Он такой большой.
- Я любила Мэнор.
- Но он действительно большой. Ни одна семья - тем более такая маленькая не могла бы полностью использовать столько комнат.
- Мы и не использовали. Но те, в которых мы жили, были действительно красивы, как вы заметили по поводу чертежного зала с его дивными пропорциями.
- А детская - ваш офис? - произнес он с оттенком насмешки.
- Его можно было устроить где угодно, но так привычнее.
- Сентиментальная чепуха! Когда я только начал заниматься бизнесом, то приучил себя остерегаться сантиментов. Это ни к чему.
- Они делают жизнь приятной.
- Если вам нужна приятная жизнь, вы могли бы с таким же успехом завернуться в вату. Или похоронить себя в поместье в центре страны!
Спокойной ночи.
Марк зашагал прочь через парк, а Сара удивленно глядела вслед его удаляющейся фигуре.
Он был несносен, невыносим со своими резкостями, хотя временами становился дружелюбным. Это заставило ее с волнением вспомнить о том, каким было поместье во времена ее деда, с которым никто не мог состязаться. Однако мистер Франклин - этот сильный, отнюдь не сентиментальный человек осмелился занять место ее деда, сидел в его кресле и критиковал его отношение к прислуге и лошадям, даже не зная фактов!
Положение человека, нанявшегося на работу, от которой зависели комфорт и благополучие ее матери, принуждало девушку сносить странности этого человека и сдерживать свои чувства.
Вскоре между ними установился раз и навсегда заведенный порядок. С утра Марк обычно вызывал ее к себе в кабинет по поводу полученной корреспонденции, проверки накладных и для срочных распоряжений.
Однажды утром, когда она проработала в Мэноре уже около двух недель, Марк неожиданно вошел к ней в офис.
- Сносно ли вы владеете французским? - спросил он.
Сара оторвалась от пишущей машинки.
- Последний год в школе я училась в Париже, - ответила она.
- Можете вы перевести вот это? Мистер Франклин вручил ей письмо. Она смотрела на него минуту, уловив суть содержания, затем четко, предложение за предложением, перевела его.
- Французская фирма "Кутюр" прослышала о "Мэнор Продактс" и очень заинтересована в деловых контактах. Они будут счастливы, если мистер Франклин посетит их в Париже и обсудит возможности продажи фирме большой партии товара.
Закончив чтение, Сара подняла голову.
- Это звучит замечательно! - вырвалось у нее.
Марк кивнул. Хотя его лицо оставалось спокойным, девушка заметила волнение в глазах шефа. Он был доволен гораздо больше, чем старался это показать.
- Может быть, и так. Набросайте письмо, выражающее заинтересованность, и укажите, что встреча состоится в следующий вторник. Закажите два места на самолет на понедельник, на вечер, и гостиницу в Париже.
- Как долго вы предполагаете отсутствовать, Марк?
Он наклонился над столом так низко, что девушка почувствовала его дыхание у своего лица.
- Вы хотите сказать, Сара, как долго мы предполагаем отсутствовать? Вы будете нужны мне там, чтобы переводить и вести записи. Возможно, мы проведем там пару дней.
Уходя из офиса, Марк повернулся на пороге и произнес:
- Закажите три места на самолет, а я позвоню Гризельде и выясню, не сможет ли она нас сопровождать.
У Сары закружилась голова. Возможность вновь увидеть Францию взволновала ее. Вот уже пять лет, как она закончила там монастырскую школу, а потом почти не покидала пределов деревни. Кроме того, надо пристроить мать у друзей. Даже в течение двух-трех дней она не сможет оставаться одна.
Возможно, Марк позволит ей побродить по Парижу, ведь с ним будет находиться Гризельда. Мисс Фелмоу почувствовала необъяснимое раздражение: Гризельда внушала девушке неуверенность в своих силах, рядом с ней она выглядела этакой серой мышкой. Сара решила, что будет держаться от них как можно дальше, - насколько позволят дела.
В воскресенье Сара помогла матери собраться и на такси отвезла ее на уединенную виллу, где жили мистер и миссис Флауэрс. Это были старые друзья дома, и им доставило удовольствие ненадолго приютить у себя миссис Фелмоу. Они забросали Сару вопросами о том, как идут дела в поместье и как ей нравится там работать. Сара отвечала односложно, и как только представилась возможность, извинилась и вернулась в Лодж.
Дома она быстро разобрала, выстирала и развесила тонкое нижнее белье, затем поставила на электрическую плиту два больших чайника и принесла из сарая на кухню старинную поясную ванну. Единственное удовольствие, которого Сара была лишена в Лодже, так это настоящей ванной комнаты.
Девушка принесла полное ведро холодной воды из раковины и добавила кипятку из чайников. Вскоре она с радостью намыливалась, расслабившись и мурлыкая легкую французскую песенку, которой научил ее дед.
Сквозь открытое окно послышался шум колес подъехавшей к дому машины. Насколько она знала, Марк на уик-энд уехал на главную фабрику в Нортвилль.
Она приготовилась услышать шум двигателя набиравшего скорость автомобиля, но мотор заглох, и послышался резкий звук открывавшейся дверцы. Второпях она кинулась к полотенцу, которое лежало рядом на стуле.
Послышались торопливо приближавшиеся шаги, и лицо Марка показалось за окном в тот момент, когда она обернула вокруг себя полотенце. Смущенная и мокрая, надеясь, что он не успел увидеть ее в окно, девушка выбралась из ванны и схватила старый дождевик, висевший за кухонной дверью. Но как раз, когда она готовилась накинуть его на голое тело, из-за двери раздался голос Марка.
- Я подожду вас в саду.
Сара похолодела. Должно быть, Марк заглянул в комнату, когда проходил мимо окна, но он был слишком прямодушен, чтобы притворяться. Наскоро вытеревшись, Сара ринулась в спальню и быстро оделась. Мистер Франклин никогда прежде не приходил в Лодж, только что-то очень важное могло привести его сюда. Она подумала, уж не отменил ли он поездку в Париж.
В последний раз глянув на себя в зеркало, Сара открыла дверь и вышла в сад. Марк сидел на траве рядом с цветочным бордюром, в котором многолетние голубые сальвии красиво сочетались с алой геранью. Когда Сара приблизилась к нему, он поднялся на ноги.
- Сожалею, если явился не вовремя, Сара, - произнес он с насмешливой улыбкой, затаившейся где-то в уголке его рта. Сара почувствовала, что краснеет, но прежде, чем она успела ответить, он продолжал:
- Я только хотел спросить, не поужинаете ли вы со мной сегодня вечером?
Сара недоуменно уставилась на него: она не собиралась выходить за рамки служебных отношений со своим шефом. Подождав минуту, Марк добавил:
- Есть некоторые детали относительно завтрашней поездки, которые нужно обсудить с вами, а поскольку я до сих пор ничего не ел, то подумал, что так мы сможем убить сразу двух зайцев.
- Не здесь же вы собираетесь их обсуждать? Может быть, вы желаете, чтобы я пришла в офис?
- Нет, я слишком голоден. Кроме того, я считаю, нам следует узнать друг друга получше.
- Не вижу в том нужды, но если вы находите удобным соединить ужин с вашей практической деятельностью, то я буду готова, когда вам будет угодно, Марк.
- Отлично. Я вернусь через пятнадцать минут.
После его ухода Сара села перед зеркалом в спальне и снова увидела на своих щеках предательские красные пятна, свидетельствующие о волнении. Какие странные, непонятные эмоции вызывал в ней этот большой, резкий, непредсказуемый человек! Но, глядя на себя в зеркало, она вынуждена была признать, что несколько недель спокойной работы в поместье притушили чувство негодования, которое он вызывал в ней. Сара начала уважать практичность, ясный ум, деловую проницательность мистера Франклина, несмотря на то, что по-прежнему желала, чтобы он разговаривал с ней иным тоном и не был так резок.
Сара откинула волосы. Какие бы чувства ни вызывал в ней Марк, это не имело большого значения. Девушка облачилась в простое, но шедшее ей хлопчатобумажное платье с ярким рисунком и глубоким вырезом. Оно выгодно подчеркивало загар рук и плеч, но было несколько легкомысленно, особенно для деловой встречи. Мисс Фелмоу скромно Прикрыла плечи шифоновым шарфом. Так как вечер был теплым, она захватила лишь легкую шелковую накидку.
Когда Сара подошла к нему по дорожке, ее удивило выражение восхищения и восторга на его лице. Он открыл перед ней дверцу автомобиля, затем сел за руль и вывел машину на дорогу.
- Я решил, что мы отправимся в "Весла лодочника", - сказал он.
- Это будет чудесно. Я там никогда не была.
Они остановились около маленькой далеко не первоклассной гостиницы на речном берегу, где Марк, по-видимому, был своим человеком. Официант провел их через зал к накрытому безукоризненной белой скатертью столику у открытого окна. Отсюда открывался великолепный вид на лужайку, а дальше делала петлю река, по которой сновали несколько яхт и катеров.
Сара с интересом поглядела вокруг. Группа музыкантов из четырех человек исполняла приятную мелодию, несколько пар танцевали. Официанты мягко двигались между столиками, в центре каждого из которых, среди сияющего серебра приборов, помещалась одна безупречная роза. Ей было известно, что пару лет назад это заведение было реконструировано и улучшено, но прежде она здесь никогда не была. Жизнь с матерью-инвалидом и старым, но влиятельным дедом не предполагала какие-либо ужины на стороне. Вообще, если уж на то пошло, ей не полагались простые развлечения, доступные любой молодой девушке.
Сейчас она решила не упускать случая. Сара была довольна, но, хотя и пришла сюда, чтобы получить удовольствие, она с радостью отказалась бы от этого, чтобы вернуть прошлое.
Сара задержалась на своих мыслях, сомневаясь: ведь как бы ни была велика ее личная неприязнь к Марку и ко всему, за что он ратовал, все же мистер Франклин привнес известное преуспеяние в маленький городишко и, разумеется, не хотел никого обидеть.
В самом деле, она оказалась единственной, кого он все же обидел, но кого же винить в этом?
Сара поглядела через стол и обнаружила, что он внимательно наблюдает за ней. Его глаза из-под густых бровей были устремлены прямо на нее, грубое лицо выражало дружелюбие и сердечность. Она улыбнулась.
- Представляете? Кажется, вы впервые мне улыбаетесь, - произнес Марк.
Он нагнулся через стол и положил ладонь на ее руку. Теплота от его прикосновения взволновала Сару. Смутившись, она опустила глаза и была рада, что в этот момент к ним подошел официант и широким жестом открыл перед ними большую карточку меню.
Сара принялась изучать список блюд, словно ничего больше не существовало в мире, но скудость сведений в этой области только увеличивала ее замешательство. Свыше половины наименований в меню были ей незнакомы. Девушка глядела на них беспомощно, чувствуя, что официант и Марк нетерпеливо ожидают ее выбора. Наконец она решилась.
- Я бы хотела коктейль с пильчатыми креветками и коковен.
Едва ли она представляла, что именно заказала, и почти приготовилась увидеть критическое выражение на лице официанта, но тот выслушал ее спокойно, а Марк заказал себе бифштекс.
Наблюдая за своим шефом, она подумала, что в его резких чертах есть некоторая привлекательность, а темный костюм был хорошо и со вкусом сшит. Марк снова повернулся к ней, когда официант удалился.
- Вы хотели поговорить о поездке? - спросила она.
- Времени хватит, - ответил он. - Пойдемте потанцуем.
Боясь шелохнуться, Сара попробовала представить, как он обхватит ее руками. Но Марк, встав, снова взял ее руку и тихонько притянул к себе.
- Я не танцевала с тех самых пор, как училась в школе, - заметила она тихо.
- Значит, сейчас самое время это сделать, - ответил он, скользнув рукой по ее талии.
На какое-то мгновение они застыли, дожидаясь музыкального такта, и она вдруг ощутила мощь его мускулистого тела, близость лица. В этот момент уже не имело значения, что он был ее работодателем, выходцем из иного "класса", Сара воспринимала его только как мужчину.
Мисс Фелмоу взглянула ему в лицо, и словно внезапная нежность осветила его суровые привлекательные черты. Это продолжалось всего долю секунды, затем он умело повел ее в танце.
Скоро Сара почувствовала, что расслабляется в ритме движений, следуя за Марком, как будто многие годы он был ее партнером. Это был квикстеп, удивительно веселящий танец. Он закружил ее, когда оркестр закончил мелодию, и мисс Фелмоу ощутила, как крепко он прижал ее к груди.
- Наверное, вы много занимались танцами в школе, - поддразнил мистер Франклин, ослабив объятия.
Задыхаясь, девушка тряхнула головой. Она была почти счастлива и немного расслабилась.
- Не так уж много. Но мне всегда это нравилось. Все-таки школа была монастырская, и сестры вообще-то не одобряли, но все же это входило в программу.
- Очень разумно с их стороны, но ведь не монашки же вас учили?
- Нет. У нас был учитель танцев из Парижа. Мужчина. Представляете, один несчастный мужчина должен был учить танцам тридцать девиц!
- А может, ему повезло!
- Я уверена, что он так не думал. Ему приходилось три урока танцевать с каждой из нас. И кроме того, мы были партнерами друг другу. Его звали месье Вейар, и он был изумительным танцором.
- Наверное, я выгляжу не слишком интересным после такого партнера.
- Разумеется, нет. Вы танцуете прекрасно! - невольно воскликнула она, и тут же к ней вернулось ощущение неловкости. Сара ждала от него язвительной усмешки, но Марк мягко сказал:
- Я рад.
Он взял девушку под руку и отвел обратно к столику, где ее ждал коктейль с пильчатыми креветками. Появился официант с бутылкой божоле для мистера Франклина.
- Марк, где вы учились танцевать? - спросила она.
- Не в усовершенствованной школе, - отозвался он. - На мою долю после пятнадцати лет выпала тяжелая доля. Грязный мир улицы в Нортвилле.
- Только не говорите, что вы учились танцевать на задней улочке под звуки шарманки. Он коротко рассмеялся.
- Нет. Я учился танцевать значительно старше. Когда я впервые начал заниматься бизнесом и должен был присутствовать на общественных мероприятиях. Тогда я и обнаружил, как ни странно, что в этом заключается один из секретов преуспевания в этой стране.
Он замолчал и отхлебнул глоток вина.
- Я всегда считал, что если уж делать что-нибудь, то нужно делать это хорошо, и стал брать уроки. Женщинам нравится, когда мужчины берут на себя труд научиться танцевать хорошо, а женщины часто могут помочь им продвинуться в жизни.
К нему вернулась его бескомпромиссность.
- А вы всегда думаете о продвижении в жизни? - спросила она.
- Почти всегда. Я и раньше вам говорил - сентиментальность никому не нужна. Вам нравится ваш коктейль с пильчатыми креветками?
Она кивнула.
- Замечательно, благодарю вас.
Сара поняла, что шеф хочет сменить тему разговора. За ужином Марк рассказал кое-что о деловых контактах, которые он намеревался заключить, и мисс Фелмоу слушала внимательно, отметив про себя один или два пункта, решив позже записать их в свой блокнот.
Сара обратила внимание, что хорошая еда практически ничего не значила для Марка. Его мозг был погружен в деловые сделки, в мысли о людях, с которыми надо было встретиться. Создавалось впечатление, что он проговаривает свои мысли вслух. Она чутко внимала замечаниям шефа, пораженная размахом его деятельности, отмечая проницательность и тщательное отношение к делу. В мире бизнеса он, безусловно, был человеком знающим.
Сара чувствовала, как меняется ее отношение к Марку. Она начала ощущать узость того круга понятий, в котором была воспитана, ей захотелось больше узнать и обо всех остальных людях.
После кофе мистер Франклин взглянул на часы. Казалось, что он выговорился - и устал.
- Одиннадцать. Я отвезу вас домой. Вам нужно поспать, а я всю прошлую ночь был на ногах, работал.
- Спасибо за чудесный ужин, Марк, - сказала она, вставая из-за стола. Марк взял шелковую накидку и укутал девушку, руки его замерли на, мгновение, прежде чем он повел ее из зала.
Они стояли рядом и смотрели на линию огней за темной лужайкой, где у причала стояли крейсеры и яхты. Шумная компания ввалилась в дверь позади них, смех и громкие голоса нарушили тишину, и случайно услышанный обрывок разговора испортил приятную атмосферу вечера.
- Ты заметил, с кем была Сара Фелмоу? С тем парнем, который купил Мэнор.
- Он же не ее круга, верно?
- Я всегда был уверен, что она найдет возможность вернуть поместье.
- Я как раз предполагал что-то в этом роде, а вообще-то говорят, что Фелмоу ни перед чем не остановятся, чтобы вернуть свое наследство! Раздался взрыв смеха, а потом голоса смолкли за дверью.
Сару охватил гнев, она замерла. Девушка стояла неподвижно, в отчаянии сжимая руки. С болью она смотрела на Марка, отметая прочь оскорбительные замечания, но с возрастающей уверенностью сознавая, что они затронули напряженные отношения, которые возникли между ними.
Молча он проследовал к автомобилю. Перегнувшись с водительского места, он открыл перед ней дверцу.
- Марк, - это не так, - сказала она.
- Вы хотите сказать, что не выйдете за меня замуж, чтобы вернуть Мэнор? Я слишком далек от вашего "круга" даже для такой возможности?
- Это прозвучало так отвратительно - зло и нелепо! - сказала в отчаянье Сара.
- Но ведь вы не поступите так?
- Никогда!
- Тогда вам не о чем беспокоиться.
Эти слова усилили ее боль. В молчании он привез ее в Лодж.
- Соберите ваш чемодан перед тем, как явитесь завтра утром на работу в Мэнор. Мы должны выехать вовремя.
- Хорошо, Марк.
Больше он не произнес ни слова, и большая машина унеслась прочь по аллее. Войдя в коттедж, Сара не знала, на что она сильнее рассержена: на нелепое замечание или на реакцию Марка. Как посмел мистер Франклин предположить, что она может такое замыслить? И иметь самомнение в это поверить! В самом деле, ведь это именно он пригласил ее пообедать с ним.
Сара долго не могла уснуть, впечатления вечера всплывали в ее воображении, и она словно наяву ощущала прикосновения рук молодого человека, когда он пригласил ее танцевать. Эмоции побеждали в ней разум. Девушка беспокойно металась, пытаясь что-то решить, и не могла.
Глава 3
На следующее утро Сара проснулась рано. Она умылась, оделась, привела в порядок свою спальню и, дожидаясь, пока закипит чайник, быстро закончила сборы.
Мисс Фелмоу оставила собранный чемодан в коттедже; когда она быстрым шагом приблизилась к поместью, стрелки старых часов на конюшне показывали без пяти восемь. Едва она успела открыть пишущую машинку, как в комнату вошел Марк.
- Доброе утро, - коротко поздоровался он. - Вот вам для начала пачка накладных. Почта только что получена, я просмотрю ее, пока вы займетесь этим.
Мистер Франклин не упомянул о предыдущем вечере, и Сара не знала, радоваться ли ей по этому поводу или огорчаться, однако времени на размышления не было, и она, вставив в машинку лист бумаги, сконцентрировалась на работе.
Марк уселся на краю стола и, разрывая конверты, совершенно не обращал внимания ни на нее, ни на стук машинки до тех пор, пока не просмотрел всю корреспонденцию. Он продиктовал ей несколько ответов и вышел.
Она упорно трудилась все утро и умудрилась к двенадцати закончить всю работу. Марк, видимо, тоже был очень занят и бросил ей:
- Ступайте напудрите носик. Я подпишу эти бумаги, и через десять минут встретимся у входа.
Сара не заставила себя ждать, и они отправились в путь, остановившись только для того, чтобы Марк вынес ее чемодан из Лоджа и засунул его в багажник автомобиля. За все время дороги мистер Франклин был молчалив и озабочен, Они остановились для ленча, но поели наскоро. Казалось, мысли Марка летели впереди и были уже в Париже, и Сара чувствовала себя рядом с ним словно дополнительный рулон светокопировальной бумаги, который он тащил с собой, - еще одним деловым реквизитом.
Когда время от времени уличное движение задерживало их, мисс Фелмоу слышала, как он бормочет что-то себе под нос, и по мере приближения к аэропорту он беспокойно поглядывал на часы и сильнее нажимал на акселератор.
Они приехали с достаточным запасом времени, чтобы припарковать машину и сдать багаж. Гризельда дожидалась их в фойе.
- Ну, привет, - холодно поздоровалась она.
- Наконец-то. Я уж начала подумывать, что вечером в Париже буду предоставлена самой себе.
- У меня нет времени слоняться по аэропорту, - отпарировал Марк.
В самолете Сара поспешила сесть рядом с пожилой леди. Она видела, как Марк и Гризельда занимали свои места - два красивых человека, прекрасная пара. Сара быстро отвернулась, раздражаясь от того, что ей всегда было немного больно видеть Марка и Гризельду вместе. У них, безусловно, было много общего больше, чем у нее с Марком.
С неопределенным чувством нереальности происходящего девушка глядела в окно, пытаясь стереть в памяти воспоминания прошлого вечера.
Когда ранним вечером они оказались во французском аэропорту, Гризельда собственническим жестом взяла Марка под руку. Глядя прямо перед собой, Сара вместе с ними проследовала к таможне. В такси она сидела тихо, предоставив вести разговор Гризельде и Марку, но он вдруг спросил ее:
- Сара, как вам понравился перелет?
- Замечательно, благодарю вас.
- Вы в первый раз летели самолетом? - В голосе Гризельды слышались покровительственные нотки.
- Вовсе нет. Я всегда возвращалась в школу на самолете, когда училась в монастыре.
- Так вы монастырская выпускница? - Гризельда бросила на Марка насмешливый взгляд, словно приглашая его разделить некую им одним известную шутку, но он ничего не заметил.
Сара с интересом осматривалась кругом, когда они прибыли в гостиницу. Комната ей понравилась чисто французской обстановкой и видом из окна.
Мисс Фелмоу собиралась спросить Марка, будет ли в ней нужда этим вечером, и если нет, то она смогла бы посетить некоторые знакомые места. У Сары не было намерения оставаться в обществе Марка и Гризельды, что могло причинить им лишь неудобства.
Она распаковала свой багаж и приняла роскошную ванну - слава богу, здесь не надо было кипятить воду и выливать ее чайниками. Девушка оделась и едва устроилась перед зеркалом у туалетного столика, чтобы расчесать волосы, как раздался стук в дверь.
- Войдите, - произнесла она.
Дверь открылась, и появился Марк. Он переоделся в смокинг, в котором казался выше ростом и даже мужественнее. Белизна свежей рубашки оттеняла загар и здоровый цвет лица.
- У вас удобная комната, Сара? - спросил он, критически оглядываясь вокруг.
- Чудесная, благодарю вас, Марк.
- Гризельда предложила нам вместе пойти в какой-то клуб, который она знает, - кажется, он называется "La Riband Bleu". Вы пойдете?
- О, нет, благодарю вас. Я.., я думаю, мне следует побродить одной.
- Глупости!
- Вы с Гризельдой... - начала мисс Фелмоу.
- Кто упоминает мое имя всуе? - Гризельда появилась в дверях.
- Дорогая, у меня проблемы. Сара желает исследовать Париж одна.
- Боже милосердный! - У Гризельды округлились глаза. - Никто не может хотеть быть одиноким в Париже! Особенно если есть возможность сходить в "La Riband Bleu"!
Она вернулась в свою комнату, а Сара взглянула на Марка.
- Марк, не нужно присматривать за мной в , качестве общественной нагрузки. Я приехала сюда, чтобы помогать вам на переговорах, вы не обязаны тратить на своего секретаря свободное время. И я уверена, что вы более приятно проведете вечер без меня.
- Даже во время делового путешествия мы должны есть. Я считаю своей обязанностью проследить, чтобы вы были сыты, и если вы через десять минут не будете готовы, я вернусь и снесу вас вниз на руках.
Не дожидаясь ответа, он вышел. Как всегда, Марк настоял на своем, подумала Сара. Для прогулки по Парижу мисс Фелмоу надела льняную блузку. Сейчас она быстро расстегнула ее и сняла с вешалки цветастое ситцевое платье, которое надевала прошлым вечером. Вряд ли оно подходило для "La Riband Bleu", но другого у нее не было.
Она расчесала волосы и опустила несколько франков в маленькую вечернюю сумочку, которую вышила сама и которая вряд ли подходила к случаю. Накинув шарф, Сара вновь нерешительно остановилась перед зеркалом, вспомнив, как безупречно и светски выглядели Марк в смокинге и Гризельда в облегающем соблазнительном наряде.
Она все еще стояла так, когда вернулся мистер Франклин. Он постучался и вошел, не дожидаясь приглашения. - Десять минут прошли, следует ли мне отнести вас вниз?
- О, Марк, а вы уверены, что хотите взять меня с собой? Вы уверены, что я нормально выгляжу?
Он оглядел ее с ног до головы, и насмешливая улыбка снова скривила уголки его рта.
- Если это все, что вас волнует, то идемте. Он уверенно пересек комнату и раскрыл объятия, но она отступила в сторону.
- Я пойду! - Жаль. Мне хотелось бы посмотреть на лица людей в креслах, когда я внесу вас в зал.
Он последовал за Сарой вниз по лестнице в фойе, где их уже ждала Гризельда.
- Я рада, что вы пришли, - сказала она, и Саре было приятно услышать неожиданную теплоту в ее голосе.
- Необходимость в грубой силе под конец отпала, - произнес Марк.
Сара улыбнулась. Конечно же она повела себя глупо. Подумать о ней в этот вечер - какая доброта со стороны обоих - и Марка и Гризельды! Ведь раньше они не проводили много времени в обществе друг друга. Ей было странно, что она могла неверно судить о Гризельде.
- Проходите, - сказал мистер Франклин, провожая их к стоянке такси.
Вскоре они мчались по улицам Парижа среди сверкающих неоновыми огнями магазинов, миновали Елисейские поля и свернули на улицу, стиснутую высокими домами.
В "La Riband Bleu" их подвели к столику в центре зала, накрытому сверкающей белизной скатертью. Освещение давали свечи, воткнутые в бутылки. Артистки кордебалета на эстраде весело вскидывали ножки в черных чулках, и в заключительном кульбите вспененные нижние юбки девиц колыхались над их головами. Гризельда вдруг воскликнула:
- Тони! Боже мой, как тесен мир! Сара повернула голову и увидела высокого худого молодого человека, сидевшего в одиночестве за соседним столиком и аплодировавшего танцовщицам.
- Гризельда, какая встреча! Он подошел, наклонился к Гризельде и поцеловал ей руку.
- В последний раз я видел тебя на показе мод в Нью-Йорке, но я думал, что ты в Лондоне.
- Я здесь только на пару дней. - Она повернулась к Марку. - Это Тони Мортон. В прошлом году я работала у него манекенщицей. Тони! Это мистер Франклин и мисс Сара Фелмоу.
Тони обменялся коротким рукопожатием с Марком и, взяв руку Сары, с поклоном поцеловал ее.
- Когда я в Париже, то веду себя, как парижанин, - сказал он, глядя ей в глаза с обезоруживающей улыбкой.
Затем повернувшись к Марку, он произнес:
- А ну-ка, отвечайте, почему у вас две дамы, а у меня ни одной? Здесь есть какая-то ошибка, и нужно навести порядок.
- Почему бы тебе не присоединиться к нам, Тони? - сказала Гризельда. - Я уверена, что Марк не станет возражать, не так ли?
Она очаровательно улыбнулась, но Саре показалось, что на лице Марка возникло напряженное и насмешливое выражение.
- Вне всякого сомнения, - отозвался он без энтузиазма.
Сара переводила взгляд с него на Гризельду и гадала, уж не ревновал ли Марк Гризельду, которая так очевидно обрадовалась встрече с этим молодым американцем? Может быть, мисс Криз это почувствовала, так как вновь обратила внимание на Марка, почти выпустив из виду Тони.
Если Тони и заметил это, то виду не подал. Когда они приступили к своим блюдам с красиво поданной закуской, он живо поделился с присутствующими некоторыми своими впечатлениями О Париже. У мистера Мортона была простая, увлекательная манера говорить, и мисс Фелмоу слушала его с интересом;
- А вы часто приезжаете в Париж? - спросил он Сару.
- Если не считать школьных лет, то впервые.
- Но полагаю, вы не знали таких удовольствий в школьные годы, - заметил он.
Когда выступление кордебалета закончилось, а оркестр продолжал играть, Тони поднялся из-за стола.
- Потанцуем что-нибудь быстрое, дорогая. - И потащил Сару на площадку.
- Я.., я не уверена...
- Не робейте. Это же просто - вот так! Засмеявшись, Сара поймала такт и, заражаясь весельем партнера, стала повторять простые движения танца.
- Это было великолепно, - воскликнул Тони с энтузиазмом. - У меня даже разыгрался хороший аппетит. - И молодой человек отвел девушку назад к столику.
Сара почувствовала на себе взгляд Марка, когда садилась. Ей казалось, он хотел что-то сказать, но тут Гризельда положила на руку мистера Франклина свои наманикюренные пальчики.
- Заиграли твой любимый квикстеп, пойдем?..
Он молча поднялся и повел спутницу на площадку. Наблюдая за ними, Сара вновь ощутила странную, почти физическую боль в желудке. Гризельда коснулась щекой лица Марка, он что-то сказал, и она, откинув голову и улыбаясь, поглядела ему прямо в лицо.
- Красивая они пара, верно? - беспечно произнес Тони. Сара кивнула.
- А знаете что? Мы с вами тоже неплохо смотримся! - Тони опять по-мальчишески улыбнулся и добавил:
- Особенно вы!
- Это не то, что вы, американцы, называете ловить на крючок?
- Нет, я серьезно. Скажите, что вы делаете завтра?
- Работаю. Я секретарша Марка, Гризельда забыла об этом упомянуть.
- Так вы здесь в деловой поездке?
- Да. А вы на отдыхе или по делам?
- И то и другое. Мне нужно поприсутствовать на некоторых показах мод, но думаю, что и для развлечений найду время.
Марк с Гризельдой вернулись к столику, трапеза закончилась, и разговор принял общий характер.
Тони заказал еще одну бутылку вина, но Марк не хотел больше пить.
- У меня завтра серьезное дело, - пояснил он. - Нужна свежая голова.
- Да давайте же, - настаивал Тони, наполняя все бокалы, не обратив внимания на отказ. Сара, отпивая вино мелкими глотками, заметила, что Марк не прикоснулся к своему бокалу. Так же, как и прошлым вечером, он посматривал на часы.
- Пожалуй, я лучше отвезу вас обратно, Сара, - сказал мистер Франклин. Полночь уже миновала, а у вас был длинный день.
- Ну, дайте же девочке повеселиться, - вскричал Тони. - Пойдемте потанцуем еще, дорогая.
- Нет, - твердо сказал Марк.
- Послушайте, - сказал Тони. - Поезжайте домой, если желаете, - я присмотрю за Сарой и сам провожу ее.
- Спасибо, - сухо ответил Марк. - Но Сара - моя гостья, моя секретарша, и я несу за нее ответственность, а сейчас мы возвращаемся в гостиницу.
Он взял шарф и накинул ей на плечи, потом сжал девушку за плечи и поставил на ноги. Сара стояла между двумя мужчинами, ощущая их гневное и напряженное молчание.
Ей казалось, что Марк упрекал ее, но за что? За то, что счел необходимым присматривать за ней? Ей все-таки нельзя забывать, что она находится здесь в качестве секретаря.
Мистер Франклин подозвал официанта, и пока он платил по счету, Тони тоже поднялся. Сара извиняюще улыбнулась - у Марк не было причин разговаривать с ним так резко. Девушка начала привыкать к быстрым сменам его настроения, но постороннему это должно было казаться чем-то из ряда вон выходящим. Она протянула ему руку. Тони сочувственно пожал ее.
- Когда-нибудь еще увидимся, - сказал он. - Спокойной ночи, Гризельда. Приятно было встретиться.
Когда они ехали в такси, возвращаясь в гостиницу, Гризельда повернулась к Марку.
- Ты обошелся так резко с Тони, а почему?
- Разве я был резок?
- Ты сам знаешь, что был.
- Я ему не доверяю.
- Ты всегда подозрителен.
- Кроме всего прочего, у меня завтра важное дело, и я не хотел, чтобы он увивался за Сарой. Сара вздрогнула. Гризельда неприятно рассмеялась.
- Так это из-за того, что он начал оказывать ей внимание?
- Это нелепо, - сказала Сара.
- Совершенно верно, - сухо согласился Марк. - У этого парня лихая репутация насчет женщин. Но дело не только в этом. Вы слышали о промышленном шпионаже?
- Но, дорогой, я знаю его по Нью-Йорку.
- В тех кругах, где ты вращаешься, это немного значит, - отпарировал мистер Франклин.
- Марк, ты медведь. Я уверена, что ты ошибаешься.
- Я ничего не хочу упускать из виду. Мортон может быть твоим другом, но я не приглашал его к нам и не собирался задерживаться, чтобы угодить ему.
В этот момент такси остановилось у дверей гостиницы. Марк выпроводил девушек из машины, резко прерывая начавшийся было спор.
- Завтрак будет доставлен в ваши комнаты, - произнес он, когда они вошли в фойе. - Я буду ждать вас обеих здесь, внизу, в девять часов.
Сара пожелала всем спокойной ночи и ушла, оставив Марка и Гризельду вдвоем. Неловкость, которой закончился вечер, угнетала девушку, и она испытывала разочарование от того, что Марк больше не стал танцевать с ней. Уже в постели Сара вспомнила слова Марка: моя гостья, моя секретарша, и я несу за нее ответственность. Молча повторяя эти слова, она уснула.
На следующий день, роскошно позавтракав кофе с рогаликами, мисс Фелмоу надела свежее льняное платье и стала ждать, что готовит ей этот день.
Марк был уже в фойе и просматривал английскую газету, когда без пяти девять Сара спустилась вниз. Она напомнила ему о тех пунктах договора, которые он называл за ужином в "Веслах Лодочника".
Появилась Гризельда, выглядевшая изумительно в блестящем черном костюме с тяжелой золотой пряжкой на приспущенной талии. Марк оглядел ее с ног до головы с одобрением.
- Что вы думаете об этой ткани? - спросил он Сару. - Это одна из наших синтетических тканей - "Мэнордэй".
- Она изумительна! - с чувством отозвалась Сара. - Вы ошеломляете, Гризельда.
Мисс Криз улыбнулась и казалась польщенной, когда к этому мнению присоединился и Марк:
- Ты сразишь их наповал, Гризельда.
Неловкость, возникшая между ними прошлым вечером, похоже совсем исчезла. Переговоры с фирмой "Ле Гри" были успешны с самого начала. Директора фирмы заранее решили, что ткани "Мэнордэй" представляют для них очень большую выгоду.
В добавление к "Мэнордэй", похожей на полотно, здесь были представлены "Мэнорнайт" - прозрачный сатин и "Мэнормиди" - мягкий шифон. Фирма "Ле Гри" не имела намерения допустить какого-либо конкурента, кроме себя, на рынок тканей во Франции.
- Изумительно! Потрясающе! - восклицали они, когда Гризельда, превосходно игравшая свою роль в этом представлении, в совершенстве демонстрировала перед мужскими обожающими взорами элегантность походки и красоту материала.
Сара тоже была занята, записывая замечания и следя за тем, чтобы Марк немедленно получал всю нужную информацию, факты и чертежи, которые были ему необходимы.
После ленча, во время которого обсуждались детали контракта, Марк отправил Сару обратно в гостиницу на такси. Весь вечер она печатала на машинке те замечания, которые собрала днем. Было почти шесть часов, когда она закончила. Мисс Фелмоу надела чехол на портативную пишущую машинку и потянулась.
Послышался стук в дверь, и появилась Гризельда.
- Вы заняты, Сара?
- Только что закончила. Входите, Гризельда.
- Я весь вечер бродила по магазинам, ноги подкашиваются.
Гризельда бросилась на кровать и закурила сигарету.
- Как, по-вашему, все сегодня сошло благополучно?
- Уверена, что да. Мистер Франклин выглядел ужасно довольным, а те, из их фирмы, восхищенно на вас смотрели.
- Этот материал легко носить. Он мягкий и льстит большинству женщин. Я думаю, здесь "Ле Гри" проявляет проницательность. У этого нового дела Марка есть будущее.
Сара подняла брови.
- Да. Я надеюсь, что это так. Никогда раньше не задумывалась над этим.
- О, не будьте такой занудой! Это очевидно. И, мне кажется, Марк сейчас работает над какой-то автоматической конструкцией, которая сделает производство еще более рентабельным. Он вам ничего не говорил?
- Немного, - ответила Сара, чувствуя неловкость от такого разговора за спиной Марка.
- Он совершенно зациклился на новой идее. И это заставляет меня задуматься. Могу сказать вам, милочка, кто бы ни стал миссис Франклин, у нее не будет финансовых трудностей.
Сара холодно посмотрела на Гризельду.
- Я полагаю, нам не следует об этом говорить.
- Да что вы, в этом нет вреда - просто немного размышлений.
Гризельда выпустила облачко дыма и поднялась.
- Между прочим, Марк просил передать вам, что он, возможно, задержится допоздна.
- А он не сказал, будут ли нужны ему эти бумаги сегодня вечером?
- Я бы положила их в комнату Марка и отправилась бы погулять по Парижу. Сара колебалась.
- Вы думаете, мистер Франклин не будет возражать? Я надеялась посетить свою школу.
- Вот вам и прекрасная возможность! Я буду ужинать здесь, в гостинице, и скажу Марку, когда он вернется. А далеко ваша школа?
Сара сообщила Гризельде адрес и нацарапала номер телефона на листке из блокнота.
- Это на тот случай, если ему что-нибудь понадобится, - сказала она.
- Прекрасно! - Гризельда улыбнулась на прощание и вышла.
Вскоре Сара ехала на парижском метро, потом за пятнадцать минут дошла пешком до ограды, которая отделяла монастырь от улицы.
Она позвонила в дверной колокольчик и скоро услышала шаги, эхом отдававшиеся в гулком коридоре. Родное лицо сестры Анжелы глянуло на нее из-под безупречно белого гофрированного плата.
- Сара! О, как чудесно! Заходите же, заходите!
В течение следующего часа Сара наслаждалась воспоминаниями прошлого. Она была глубоко тронута, когда увидела неизменившиеся комнаты и встретила сердечный прием у монахинь. Их сожаления по поводу смерти ее дедушки были так же искренни, как и интерес к настоящей жизни Сары.
- Вы, должно быть, скучаете по Мэнору, - восклицали они. - За тот год, что вы прожили здесь, вы нам так много рассказывали о поместье, что всем казалось, что мы его хорошо узнали к тому времени, когда вы уехали.
Сара кивнула.
- Мне все еще здесь немного странно, - согласилась она. - Хотя в Лодже нам очень удобно.
Как мало событий в миру затрагивали монахинь, хотя иногда они покидали свой монастырь. Сестра Габриэла побывала в Нью-Йорке и только на прошлой неделе вернулась обратно. Сестра Мария-Тереза в следующем году собиралась переезжать в их лондонский монастырь.
Неподдельное счастье и глубокая удовлетворенность обитателей монастыря сильно поразили ее теперь, когда она была достаточно взрослой, чтобы оценить это..
Такой образ жизни не привлекал Сару, но она хорошо понимала, что значит этот покой для здешних монахинь, и, выйдя из монастыря, ощутила себя освеженной и окрепшей.
Мисс Фелмоу торопливо шла к метро, когда услышала, что рядом с ней остановилось такси и чей-то голос позвал ее по имени.
- Добрый вечер, Сара.
Бледное лицо Тони Мортона сияло улыбкой сквозь открытое окно автомобиля.
- Мне повезло, - сказал он. - Я звонил в гостиницу, чтобы встретиться с вами, и Гризельда сообщила мне, что вы отправились в этом направлении. И все же я едва мог надеяться найти вас в таком огромном городе. Может быть, вас подбросить?
Саре вновь вспомнился разговор в такси о промышленном шпионаже, но улыбка Тони была такая открытая и обезоруживающая, что она отмела подозрения. Во всяком случае, ей не были известны какие бы то ни было секреты производственного процесса на фабрике мистера Франклина.
- Очень мило с вашей стороны. Тони. Надеюсь, это по дороге?
Он сообщил водителю название гостиницы и уселся рядом с ней.
- Мне нравится эта часть города, а вам? - спросил он, болтая до того непринужденно, что Сара совершенно расслабилась в его присутствии. Когда они уже приближались к гостинице, он сказал:
- Единственная проблема, связанная с такси, - это то, что они едут слишком быстро. Мы приехали. Давайте выйдем здесь и пройдемся вдоль Сены, выпьем бокал вина в одном из маленьких уличных кафе.
Не встречая отказа. Тони велел водителю остановиться.
- Я не должна задерживаться, - сказала Сара.
Мистер Мортон отмел ее нерешительность.
- Я вас надолго не задержу, - пообещал он. - Но вы же не можете побывать в Париже и даже не увидеть Сены.
Тони дал несколько франков водителю, взял ее за руку и повел к серой древней реке.
Любуясь видами Сены, Сара в восторге воскликнула:
- Это всегда напоминает мне картину, которую привез один из моих предков. Он совершал длительные прогулки, коллекционируя произведения искусства.
- Вот, должно быть, было время! - заметил Тони. - Расскажите мне о вашей семье. Она улыбнулась и покачала головой.
- Родных у меня много, а интересны они лишь для меня. А теперь я хочу только насладиться Парижем.
- Это колдовской город, - сказал мистер Мортон. - Он только начинает оживать. Париж всегда кажется все веселее и веселее по мере приближения вечера.
Сара огляделась вокруг, впитывая в себя все окружающее. Как в школьные годы на уроках истории, когда их эскортировали по городу монахини, так и теперь, но вряд ли сопровождение могло так сильно отличаться!
Время текло незаметно, и когда Тони предложил посидеть в одном из открытых кафе под веселыми зонтиками с лозами дикого винограда, которые нависали над головами клиентов, она не возражала. Гризельда сказала, что Марк будет отсутствовать допоздна. Она ему наверняка не понадобится в этот вечер, и, возможно, он будет рад избавиться от своей "ответственности", чтобы освободить вечер для общения с Гризельдой.
- Что представляет собой мистер Франклин в качестве босса? - внезапно спросил Тони.
- Что значит "что"? - настороженно спросила Сара.
- Да так. Я тут познакомился с парнем, который говорит, что сегодня узнал его, и то, что он говорит о прошлом Марка, забавляет меня.
- Что вы имеете в виду, говоря о его прошлом?
Сара почувствовала, что вопрос сорвался с ее губ непроизвольно, но когда она его произнесла, то почувствовала что-то неверное, предательское в том, как она его задала.
- Вышел из сиротского приюта, никакого домашнего воспитания - это может сделать человека более чутким, я думаю, или более жестоким.
Жалость к одинокому, ненужному мальчику Марку переполнила сердце Сары.
- Я полагаю, это свидетельствует в его пользу, если он добился успеха, имея такой жизненный старт, - сказала она.
- Разумеется! Не исключено, что, поднимаясь вверх, он подмял кого-то под себя.
- Вы не имеете права так говорить.
- Ну, отчего же? Не знаю, почему мы заговорили о Марке, сидя здесь. Я зол на него, потому что вчера вечером хотел, чтобы вы подольше остались в "La Riband Bleu".
Он снова заразительно улыбнулся.
- Давайте закажем еще по бокалу вина и забудем об этом.
Сара с готовностью подчинилась его легкому настроению, это помогло девушке скрыть, как глубоко задели ее замечания Тони. Но скоро она взглянула на часы и увидела, что уже половина десятого.
- Это было замечательно, Тони, но сейчас мне действительно нужно возвращаться в гостиницу, - сказала она.
Его глаза молили Сару остаться, но, когда она встала, Тони сказал:
- Может быть, вы правы. - И больше не делал попыток задержать мисс Фелмоу.
Все еще излучая улыбку, и поддерживая непринужденный разговор, Тони дошел с ней до дверей гостиницы.
- Возможно, я приеду в Англию, примерно через неделю. Можно мне позвонить вам?
- Не думаю, что ваш бизнес приведет вас в Норфолк.
- Это еще неизвестно. На всякий случай, дайте ваш номер телефона. Я там ни одной живой души не знаю, и мне приятно будет сознавать, что есть один знакомый человек и я могу услышать его голос.
Сара почувствовала себя глупо от того, что заколебалась. Он был так дружелюбен.
- Ну, конечно, и мне будет приятно услышать вас, - сказала она и дала ему свой телефон.
- До скорого, - сказал он и, махнув рукой, зашагал по улице.
Сара вошла в гостиницу и сразу пошла в свою комнату. Она открыла дверь и остановилась в изумлении. Против окна виднелся мужской силуэт.
Она вскрикнула, но тут же узнала рост, очертания плеч и необычную посадку головы. Марк повернулся, когда открылась дверь.
- Ну вот, наконец-то вы вернулись.
- Мне очень жаль, Марк. Я вам зачем-нибудь нужна?
- Только для того, чтобы успеть на ночной самолет! - сухо ответил он. Сара перевела дух.
- Но ведь места заказаны на завтрашнее утро.
- Я их поменял. Нам надо немедленно возвращаться на фабрику. Если мы прямо сейчас отправимся в аэропорт, то успеем.
- Но мои вещи... Я должна собраться!
- Я все собрал. Чемоданы уже в такси. Быстрый взгляд вокруг подтвердил ей, что все ее вещи исчезли - одежда, туалетные принадлежности, даже тонкая ночная рубашка, которую она оставила на спинке кровати.
- Поторапливайтесь, скорее! Я уже опасался, что придется ехать без вас.
С этими словами он взял ее за руку и увлек почти бегом вниз по лестнице. В голове у Сары все кружилось, когда она села в машину. Они немедленно тронулись в путь.
- Я звонил на фабрику. Видимо, кто-то проник туда прошлой ночью. Роллинз не уверен, что после этого там побывали воры, но если это то, что я думаю, то... - Он в нетерпении ударил правым кулаком по левой ладони.
- Быстрее, быстрее! - подгонял он водителя такси, почти не отрывая глаз от стрелки часов.
- Если кто-то удрал с этими светокопиями аппарата... О, дьявол! - говорил он, когда автомобиль застревал в пробке. - Скажите ему, что будут чаевые любая сумма во франках, если он вовремя доставит нас в аэропорт.
. Сара наклонилась вперед и перевела слова Марка водителю. Пренебрегая правилами, машина рванулась вперед, быстро свернула на боковую улицу и, забуксовав, обогнула несколько углов с такой скоростью, что Сару прижало к жесткому плечу Марка. Она быстро выпрямилась, а машина вырвалась на главную улицу, ведущую к аэропорту.
Тормоза заскрипели, когда шофер подвел машину к главному входу. У Марка была наготове горсть франков, и он схватил чемоданы, крикнув:
- Бежим!
Они успели! Переводя дыхание, Сара опустилась на сиденье, а Марк плюхнулся рядом с ней. Когда самолет выруливал на взлетную полосу, он сказал:
- Слава богу, вы явились в последний момент. Я не хотел уезжать без вас. Кстати, где вы были?
- Я навещала свою школу. А разве Гризельда вам не сказала?
- Я позвонил по тому номеру, который вы оставили, но мне сообщили, что вы уже ушли. Я волновался.
- Я встретила Тони.
- Эту свинью!
- Да вовсе нет.
Минуту Марк молчал, потом пожал плечами.
- В нем есть нечто такое, что меня настораживает. Я сказал вам об этом прошлым вечером. Вы не говорили с ним о моей работе?
- Нет, конечно же нет.
Тут она вспомнила, что Тони спрашивал о Марке, и почувствовала себя неудобно под его испытующим взглядом.
- Он.., он рассказывал мне о вашем детстве.
- Ах, это! Я не первый сирота и не последний.
- Марк, мне жаль.
- Чего? Я не ищу симпатий.
- Я знаю.., но хотела вам сказать, что мне не следовало говорить так много о своем счастливом детстве.
В его взгляде были удивление и насмешка.
- Я тоже был счастлив в детстве до десяти лет. Я всегда был беден, но счастлив, пока мой отец не умер. Он погиб в шахте, что-то сломалось, и тележка столкнула его в шахту. Мать не перенесла удара и умерла через девять месяцев. Но было или не было счастливого детства, теперь это все в прошлом. Для меня важно только настоящее и будущее.
- Наверное, вы правы.
Сара откинулась назад, размышляя, как переменились их роли.
Внезапно одна мысль поразила ее.
- А Гризельда? Где она?
- Так же, как и вы, она ушла, и я не знал, где ее искать.
На лице его застыло жесткое выражение.
- Гризельда не ожидала вас до ночи, она сказала мне об этом. Возможно, она отправилась в театр или в кино.
- Очень может быть. Она просто оставила номер телефона, который вы ей дали, и больше ничего.
Сара не могла понять, волновался ли он от того, что они уехали без мисс Криз, но решила ни о чем не спрашивать. Ей хотелось спать и она откинула голову на спинку кресла, думая, как все это запуталось.
Глава 4
Марк тряхнул ее за плечо. - Сара, проснитесь!
Она открыла глаза, чувствуя себя сонной и одеревенелой.
- Мы в Лондоне. Пойдемте, - сказал мистер Франклин.
- Извините, Марк, я сейчас.
Она откинула назад волосы и потерла кожу за ушами - способ, который Сара использовала с детства, чтобы быстрее проснуться.
Марку не терпелось скорее покончить со всеми формальностями в аэропорту. Наконец машина устремилась в темноту раннего утра под его сильным и умелым управлением. Сара сидела молча и неподвижно. Он, несомненно, терзается от собственных мыслей и страхов, и девушка не решалась с ним заговорить.
Лучи фар пронзали тьму. Шел слабый дождь, и дорога тускло поблескивала сквозь расчищенное "дворниками" ветровое стекло. Когда они приближались к Мэнору, Сара взглянула на Марка. Каким же усталым и измотанным он выглядел!
- Вы не хотите отправиться в Лодж и выпить кофе? - мягко спросила она. Марк протер глаза и ответил:
- Я не буду знать покоя до тех пор, пока не узнаю, что случилось в Мэноре.
- Тогда позвольте мне побыть с вами, может, я смогу чем-то вам помочь?
- Я не имею права дольше удерживать вас.
- Я нисколько не устала, честное слово. Я поспала в самолете и отдохнула в машине. И потом, я тоже голодна, надеюсь, в доме найдется еда?
- Надеюсь. Ну, хорошо, позавтракаем в Мэноре.
Он выехал на аллею и свернул к главному подъезду. Едва отперев дверь, Марк направился к чертежному залу и начал просматривать свою картотеку. Сара с беспокойством наблюдала за ним, но по его лицу ничего не могла прочесть, поэтому она проскользнула на кухню.
В холодильнике нашлись молоко и бекон, несколько яиц в лотке и нарезанный ломтиками батон в хлебнице. Вскоре на плите был готов кофе, его аромат смешался с запахом жареного бекона и яичницы на сковородке. Она сделала тосты из хлеба и подсушила несколько кусков, чтобы собрать сок, стекавший с бекона.
На кухонном столе мисс Фелмоу поставила два прибора. Оставив тарелки согреваться, она убавила жар и пошла за Марком. Тот стоял на коленах перед открытым сейфом, внимательно разбирая стопку бумаг.
- Много унесли? - спросила Сара.
- Я еще не совсем уверен. Может быть, они забрали некоторые заметки, но у них нет достаточной информации об аппарате, чтобы скопировать его. Если это так, то, без сомнения, они вернутся.
- А почему вы не думаете, что эти грабители приходили просто за деньгами?
- Это было бы совсем глупо. В начале недели мы не держим много наличных денег в сейфе. Если бы они приходили за деньгами, то должны были бы явиться в конце недели, когда там могли оказаться конверты с зарплатой.
- А может быть, это какие-то местные хулиганы, подростки в поисках развлечений? Марк покачал головой.
- Это профессиональная работа. Они взяли бы то, за чем пришли, если бы Роллинз не помешал им. Можно утверждать, что - кто бы это ни был, - они приходили за информацией об аппарате. Кроме того, они также знали о том, что я в отъезде.
Он засунул бумаги обратно в сейф и поднялся.
- Ну, где завтрак? М-мм, пахнет здорово! Сара выложила бекон с яичницей, налила кофе и уселась за стол напротив Марка.
- Вы отличная кухарка, - одобрительно пробормотал он, и удовольствие от этой похвалы вызвало улыбку на лице девушки.
Утреннее солнце только что взошло, когда они закончили завтрак. Марк откинулся на стуле и потянулся, заложив руки за голову. В раскрытое окно слышалось птичье щебетанье.
Глаза Марка остановились на Саре. Он выглядел гораздо лучше, чем полчаса назад.
Неожиданно она произнесла:
- Как хорошо дома!
И остановилась... Смешно было называть Мэнор домом. Уже шесть месяцев, как она здесь не живет. Марк пристально наблюдал за ней. Она вспыхнула и быстро поправилась:
- Я.., имею в виду, как хорошо вернуться в Англию. Здесь все такое родное.
- Мне показалось, что вам понравилось во Франции.
- О, конечно. Это было чудесное путешествие.
Он расхохотался.
- Едва ли я назвал бы его чудесным. Я так много суетился вокруг вас за эти последние два дня, что вы вряд ли имели время для размышлений.
- Может быть. Но это был выход из рутины.
- Но вы же рады вернуться - домой? Марк явно исследовал ее чувства. Старался вырвать признание, что она все еще думает о Мэноре, как о своем доме. Подняв голову, Сара прямо взглянула ему в глаза.
- Да. Я рада, что вернулась.
- А вы бы не хотели снова сделать Мэнор своим домом, Сара?
В ней с новой силой вспыхнуло негодование:
- Что вы имеете в виду? Марк резко наклонился вперед, с громким стуком стул под ним встал на четыре ножки.
- Я думал, что это очевидно, - сказал он. - То есть, я имел ввиду, почему бы нам не пожениться?
- Пожениться?
Сердце ее стучало так сильно, что боль была почти физической.
- Именно так я и сказал. Что, смешно звучит? Вы навсегда вернетесь в поместье. У меня больше денег, чем когда-либо было у вас, вы получите все, что пожелаете. Для себя - я получаю дом, впервые за много лет, и социальные преимущества иметь вас женой, если я когда-либо захочу продвинуться в высокопоставленные круги.
- Это смешно! - вскричала она.
- Неужели? Не думайте, что я не понимаю: некоторые приглашения будут касаться вас, но не меня, несмотря на мои успехи. Да я всерьез этого и не хочу!
- Хотя вы не перенесете, если вам откажут в них. Вы не можете вынести какой-либо преграды на своем пути - где угодно!
Гнев возрастал в Саре, и она позволяла ему разгораться. Ее слова заметно задели Марка, он поднялся и подошел к ней, обогнув стол. Он обхватил ее плечи своими сильными руками, и она подумала, что Марк начнет сейчас трясти ее, но он только пристально посмотрел девушке в глаза.
- Я вполне готов к тому, что у меня не будет своего пути, - сказал он. Вы заговорили о причинах, по которым я хочу жениться на вас, и должны меня выслушать.
Сара стояла, решительно выпрямившись, чувствуя силу его рук на своих плечах.
- Я уже раньше говорил, как меня восхищает ваш характер. У вас хорошие манеры, они видны в каждом движении, и это что-то, чем я стану гордиться, если мои дети унаследуют это.
Сара отстранилась от его хватки и подошла к окну, невидящими глазами глядя в сад, но сознавая, что Марк все еще стоит там, за ее спиной.
- Как вы полагаете, должна ответить любая женщина, получив такое предложение? - спросила она.
- Но это же честно! Я предупреждал вас, что вытравил все сентиментальные глупости из своей жизни.
Девушка печально опустила голову.
- И вы принижаете брак - и даже рождение детей - до делового соглашения?
- Так бывало и прежде, и даже более удачно, чем у этих так называемых любовных парочек!
- Но я не таким вижу мир.
- Вы ведь не хотите, чтобы я встал на колени, прижав руку к сердцу?
- Я вообще не хочу, чтобы вы делали мне предложение.
Слеза скатилась по ее щеке, Сара сердито смахнула ее прочь. Она устала, и ей было отчаянно грустно.
- Вы измучены. Я выбрал неподходящий момент для подобного разговора. Не отвечайте теперь. Отложим на несколько дней, а вы подумайте об этом.
- Мой ответ будет таким же, Марк, - сказала она. - Меня нельзя купить в деловой сделке.
Она обернулась и взглянула на усеянный крошками стол.
- Я сейчас вытру со стола.
- Оставьте, Сара. Миссис Яллоп скоро придет и все уберет. Вы же пойдите домой и немного отдохните. Приходите на работу попозже, когда приведете себя в порядок.
- Но я вовсе не хочу спать. Я не смогу просто отдыхать. Я пройду прямо в офис и посмотрю, что там делалось после нашего отъезда.
Марк проводил ее по узкому коридору, потом свернул в чертежный зал.
- Отвечайте на все письма, в которых нет ничего особенного, остальными я займусь позже, - сказал он.
Сара вошла в свой офис, радуясь, что ее оставили в покое. Мысли девушки смешались. Она чувствовала, что все ее идеалы повергнуты в прах. Мысли о браке в одно и то же время и восхищали, и пугали Сару - в том виде, как обрисовал их Марк. Основание у этого замужества будет очень ненадежным, и все же она испытывала глубокую тоску, находясь под необъяснимым обаянием его личности и мужской силы.
Если бы мистер Франклин хотя бы упомянул о любви! Однако это предложение было несбыточно. Пятна выступили на ее щеках при мысли, что она может стать матерью детей Марка. Девушка гнала прочь воображаемую картину будущего материнства.
Она расчехлила пишущую машинку и заставила себя думать о работе, которая накопилась за время ее отсутствия. Она трудилась до самого ленча.
Слава Богу, что не нужно было возвращаться в Лодж, чтобы проведать мать. Сара сварила и принесла в офис чашку кофе с легкой закуской и продолжала заниматься накладными, чтобы наверстать время, упущенное в предыдущие дни.
Когда она допила кофе, до слуха ее донеслись взрывы смеха и голоса из коридора. Сара встала и открыла дверь, когда кто-то крикнул:
- Марк!
Это была Гризельда в сопровождении Тони.
- Привет, Сара, а где Марк? Я звонила ему сегодня утром. Когда он сказал мне об ограблении, я тут же примчалась. Я так расстроилась, верно, Тони?
- Разумеется. И много забрали, Сара? - спросил мистер Мортон.
- Мы так не думаем. Я поищу Марка и дам ему знать, что вы здесь. Не угодно ли вам подождать в моем офисе или вы пройдете в гостиную?
- Не волнуйтесь, дорогая, - сказала Гризельда. - Мы побродим вокруг и поищем Марка.
- Я думаю, вам лучше подождать здесь, а я проверю, на месте ли его машина.
Однако его "ягуара" не было видно, на стоянке находилась только красная спортивная машина мисс Криз. Когда Сара вернулась в офис, Гризельды и Тони там тоже не оказалось.
Сара открыла дверь гостиной, но там тоже было пусто. В кабинете Марка девушка тоже никого не нашла.
Мисс Фелмоу стояла, оглядываясь вокруг. Она не была в этой комнате с того вечера, когда пришла сюда наниматься на работу, и душа ее затосковала по прошлому, которое сложным образом переплелось с настоящим.
Странным образом два человека - каждый по-своему - доминировали в ее жизни точно так же, как и в поместье, - дедушка и Марк. Оба такие разные, оба, казалось, имели власть над ее судьбой, каждый в свою очередь был хозяином Мэнора, и, несмотря на все различия, такая волнующая схожесть.
Сара вышла, тихонько притворив за собой дверь, и в этот момент услышала шум подъехавшего автомобиля. Когда она вышла к подъезду, Марк уже вылезал из машины.
- Гризельда только что приехала, и с ней Тони, - сообщила она.
- А где они?
- Точно не знаю. Я оставила их в своем офисе и пошла искать вас, а сейчас их там нет.
- Вы же знаете, что я не люблю, когда здесь шатаются посторонние.
Мистер Франклин быстро прошел мимо нее, нахмуренное выражение исказило его черты.
- Я уверена, Гризельда совсем не то, что вы думаете, - сказала Сара, следуя за ним через вестибюль.
Марк не ответил. Он распахнул дверь в чертежный зал, и из-за его плеча Сара увидела мисс Криз и Мортона, стоявших у стола.
Гризельда подняла глаза, на мгновение оторопела, затем фальшивая улыбка разлилась по ее лицу. Она бросилась к Марку и обняла его за шею. Прижавшись к нему лицом, она воскликнула:
- Марк, дорогой, я так волновалась! Когда я услышала об ограблении, то примчалась немедленно. А Тони был готов поехать в Англию, и вот мы здесь!
Сара отвернулась, пытаясь изобразить на лице приветливую улыбку. Собственнический подход Гризельды к Марку трудно было выдержать. Сейчас стало ясно, как никогда, что мистер Франклин, предлагая Саре замужество, рассматривал это лишь в качестве делового соглашения. На сердце у девушки лежала свинцовая тяжесть, когда она возвращалась в свой офис, где начала механически просматривать бумаги.
Строго контролируя себя, Сара попыталась вытравить из памяти видение белых рук Гризельды и то, как они сомкнулись вокруг шеи Марка. Она взглянула на свои руки, загорелые и довольно широкие, представив волосы Марка, вьющиеся под их прикосновениями, и возненавидела эти руки за их ординарность. Хотя и они могли делать что-то полезное. Мисс Фелмоу решительно сосредоточилась на работе. Прошло около часа, когда к ней вдруг постучали. Открылась дверь, и показалось лицо Тони.
- А! Я был прав. Вот где ваше убежище! Сара улыбнулась ему, и он вошел, с интересом осматриваясь вокруг.
- Приятная комнатка, - сказал молодой человек. - И еще приятнее она выглядит оттого, что вы здесь.
Мисс Фелмоу уже привыкла к его причудливой манере выражаться и ничего не ответила, ограничившись замечанием:
- Я никогда не думала, что вы уедете из Парижа так скоро.
- Сегодня утром Париж показался просто пустым без вас. Все равно я собирался в Англию и решил воспользоваться случаем и приехать вместе с Гризельдой. Это всего лишь на пару дней раньше, чем я планировал.
Тони уселся на край стола, лениво болтая ногой.
- Как насчет того, чтобы поужинать сегодня вместе?
- Очень жаль, но я не смогу. Мне необходимо привезти домой мать, которая находится у друзей.
- А завтра? Вы обещали мне показать окрестности.
Ей вспомнились опасения Марка.
- Я.., мне, наверное, не следует.., я не знаю.
- Почему всегда нет? Вы замужем, помолвлены или что-то в этом роде?
- Нет, - медленно ответила Сара. Она все еще не пришла в себя. Возможно, ей следует пойти с Тони, тогда она хоть на время забудет о Марке с его абсурдным предложением. - Итак?
Мистер Мортон смотрел на нее со смешанным выражением любопытства и призыва.
- Я ведь не кусаюсь.
Сара улыбнулась. Сколько же она суетится из-за простого приглашения! Придав голосу бодрость, девушка ответила:
- С удовольствием. Но я очень горжусь нашим графством. И вы увидите, что порой я бываю страшной занудой, когда речь заходит о родных местах.
- Я все же рискну. С нетерпением жду завтрашнего вечера. Когда вам позвонить?
- Пожалуй, в семь тридцать.
- Замечательно! До скорого! Когда он повернулся, собираясь уходить, в дверях показался Марк. Тони протянул ему руку.
- Я уже ухожу. Лучшие пожелания по поводу аппарата, Марк.
Мистер Франклин не обратил внимания на протянутую руку, и Тони, пожав плечами, прошел мимо него, но, обернувшись в дверях, послал Саре воздушный поцелуй.
- Тони, где ты? - послышался громкий голос Гризельды, эхом откликнувшийся в пустоте дома. - Я ухожу - спустимся на лифте?
Ответ мистера Мортона Сара не услышала. Она ничего не сознавала, кроме того, что Марк смотрит на нее и гнев исказил его лицо, так что даже бледные пятна выступили на его скулах.
- Этот парень опять заходил в чертежный зал? - резко спросил он.
- Он просто зашел сюда, чтобы перекинуться со мной парой слов.
- Нечего ему здесь околачиваться.
- Он пришел по-дружески, - заметила Сара.
Конечно, это он так объяснил.
Марк вышел, хлопнув дверью. Бог мой, он даже не может представить, что кто-то может просто прийти, чтобы ее увидеть! По-видимому, уязвленная гордость и вызвала этот беспричинный гнев.
Марк зашел к ней еще раз, чтобы подписать письма. Пока он просматривал бумаги, Сара старалась чем-нибудь занять свои руки и время от времени вытирала совершенно чистый письменный стол.
Вдруг с неожиданной мягкостью в голосе Марк сказал ей:
- Сара, вы, должно быть, совершенно измучились. Я хочу спросить, есть ли у вас серьезные планы на сегодняшний вечер?
- Я должна привезти домой свою мать.
- Как вы собираетесь это сделать?
- Возьму такси.
- Чепуха! Я вас перевезу.
- В этом нет никакой необходимости.
- Я заеду за вами в шесть тридцать, хорошо?
- А вас это не затруднит?
- Конечно, нет, нисколько!
Он отступил к двери, и Сара почувствовала, как между ними словно проскочила электрическая искра. Ей показалось, что он дотронулся до ее плеча. Но когда она взглянула на него, рука Марка лежала на ручке двери.
- Шесть тридцать, - произнес он.
- Спасибо, Марк.
Она поспешила домой, выпила чашку жидкого чая-, нарезала цветов в вазы и вытерла пыль, чтобы маленький коттедж выглядел приветливо в ожидании миссис Фелмоу.
Марк позвонил ровно в шесть тридцать. Пока они ехали, он говорил о своем автоматическом аппарате, который, по его мнению, значительно ускорит процесс изготовления тканей и сделает его еще более выгодным.
- Это как раз то, ради чего здесь вчера были воры, хотя я еще не выяснил, каким образом к ним просочилась информация об аппарате. Наше счастье, что все еще не закончено и не доставлено. В сейфе лежат только планы, а их, видимо, не тронули.
- А когда все доставят?
- Теперь уже скоро. Вот тогда мне надо будет соблюдать крайнюю осторожность. Если эксперт понаблюдает работу хотя бы в течение получаса, ему не составит труда скопировать основные принципы механизма. А я еще пока не готов к конкуренции.
- Все это звучит захватывающе в гораздо большей степени, чем я могла бы ожидать от бизнеса, - У вас странные понятия о бизнесе и бизнесменах, - сказал Марк.
- Я всю жизнь была от этого далека.
- Но сейчас вы переменили мнение - и о бизнесменах тоже?
Он остановил машину у дома Флауэрсов, развернул ее и пристально посмотрел на девушку.
- Да, мне.., мне так кажется.
- В достаточной мере, чтобы принять мое предложение?
- Все же я думаю, что некоторые стороны жизни не относятся к бизнесу. Она быстро вышла из машины и пошла в дом за матерью. Сара подумала, что, если он влюблен в нее, она примет его предложение.
Хотя основой такого союза станет бизнес, девушка могла бы поддерживать условия этого договора.
Мистер и миссис Флауэрс тепло приветствовали Сару и Марка. Они и ее мать видели мистера Франклина впервые, и Саре было интересно, какое впечатление произвел на них новый владелец поместья. На его фоне эти люди казались бледными тенями, но мисс Фелмоу прекрасно понимала, что он выглядит чуждым условностям - можно сказать, даже невежливым.
Сара усадила мать на переднее сиденье. Миссис Фелмоу добродушно болтала всю дорогу, спрашивала об их путешествии, и Сара была рада, что Марк отвечает на ее вопросы очень обстоятельно.
Когда они приехали в Лодж, миссис Фелмоу заметила:
- Как любезно с вашей стороны, мистер Франклин, что вы доставили меня домой.
- Это было удовольствие, миссис Фелмоу, и, пожалуйста, зовите меня Марком.
- Конечно, Марк, если вам так нравится. Сара часто рассказывала мне о вас.
Это была не правда. Миссис Фелмоу просто использовала подобную фразу в своем лексиконе как традиционную формальность, атрибут светского разговора. Сара редко упоминала о Марке, хотя в ее мыслях он, безусловно, был главной фигурой. Она вспыхнула, подумав, какое значение мистер Франклин может придать таким словам, и опять ощутила неловкость от создавшейся ситуации.
Марк внес чемодан миссис Фелмоу в дом.
- Выпьете стакан хереса, Марк? - спросила она.
- Нет, спасибо, мне пора. Сегодня вечером у меня есть работа.
Сара проводила его до крошечной прихожей. Она прошла вперед, чтобы открыть ему дверь, но внезапно Марк взял ее за руку. Удивленная, девушка оглянулась, а он обнял ее за талию и привлек к себе.
Девушка почувствовала на лице теплоту его дыхания. В течение нескольких секунд карие глаза Марка пристально смотрели на нее. Наклонив голову, он коснулся ее губами. Этот поцелуй, сначала нежный, потом страстный, длился так долго, что показался мисс Фелмоу вечностью.
- Может быть, это поможет вам принять решение, Сара, - сказал он, открыл дверь и пошел по узкой тропинке к машине.
Она слышала, как хлопнула дверца, как взревел мотор, но все не двигалась с места, как будто поцелуй лишил ее сил. Она поднесла пальцы к лицу и дотронулась до губ, словно ожидая, что они покрыты синяками и распухли.
Но все же Марк до сих пор не сказал о своей любви. Он поцеловал ее, считая, что так принято, или - а это еще хуже, - почувствовал, что девушка в него влюблена. В самом деле, этот поцелуй возбудил до тех пор неведомые ей эмоции.
- Сара, Марк уехал?
Голос матери ворвался в суматоху мыслей и вернул ее к действительности.
- Да, мама.
Сара вернулась в гостиную - Очень приятный молодой человек, - сказала миссис Фелмоу, - хотя совсем не нашего круга, ведь так?
- Я.., я не знаю.
- Но, дорогая, этот акцент!
- Я тоже сначала так думала, а теперь этого совсем не замечаю. У него всегда такой сильный голос и такой колоритный.
- Чушь! Голос не может быть колоритным.
- Я знаю, что это глупо звучит, но это так.
- Разумеется. Твой дед перевернулся бы в гробу, если бы услышал голос нового владельца поместья. Как вспомню, какой шум он тут поднял, просто смешно.
- Я знаю, что дедушка считал такой акцент и манеры самой важной штукой в жизни, но меня удивляет...
Сара остановилась. Миссис Фелмоу как-то странно на нее смотрела.
- Надеюсь, я никогда не услышу, как одна из представительниц рода Фелмоу станет разговаривать подобным образом.
Сара вздрогнула, перенесла чемодан в спальню матери и помогла распаковать. Затем сварила кофе и приготовила сэндвичи. Они засиделись допоздна, обсуждая до мельчайших подробностей пребывание миссис Фелмоу у Флауэрсов.
Когда миссис Фелмоу наконец легла в постель, Сара вспомнила прикосновение губ Марка и снова почувствовала его руки на своей талии.
Несмотря на свое недавнее решение, вряд ли она сможет принять предложение Марка, и поняла, что не в силах принудить себя к этому, так как не видела в нем ни малейшего проявления истинной любви.
Этот опытный поцелуй... Марк, видно, надеялся, что и впрямь мог физическим прикосновением "помочь ей принять решение". К мыслям о браке теперь примешивалось, кроме бизнеса, и очевидное физическое влечение, но где же любовь, взаимное уважение, общие интересы?
От этих мыслей она некоторое время не могла успокоиться, но усталость взяла свое, и девушка уснула, прижавшись щекой к подушке.
Глава 5
Сара проснулась от телефонного звонка. Взглянув на часы у своей, кровати, она увидела, что уже восемь. Та ли она не слышала будильника, то ли вчера забыла завести его, сейчас уже трудно было вспомнить.
Вбежав в гостиную, она схватила трубку.
- Алло!
- Привет, Сара, это Тони. Надеюсь, я не слишком рано? Мне хотелось застать вас до выхода на работу.
- Хорошо, что вы позвонили, а то бы я проспала.
- Я только хочу сказать, что взял напрокат моторную лодку на неделю. Она пришвартована у Бастон-Брод, а я остановился в "Ангеле".
- Звучит хорошо.
Она уже забыла, что обещала мистеру Мортону показать окрестности.
- Пожалуй, вечером я подведу лодку вверх по каналу к Бастону, потом пройдусь пешком и заберу вас.
- Нет, оставайтесь в лодке, Тони. Я вас там найду.
Она не хотела, чтобы Марк случайно столкнулся с Тони, он все не так поймет, и, возможно, выйдет неприятная сцена.
- Вы уверены, что так будет лучше? Я собирался нанять машину, но подумал, что путешествовать по воде гораздо интересней.
- Да, это, должно быть, приятно.
- Прекрасно. Мы наметим себе какой-нибудь прибрежный паб, чтобы завернуть туда и перекусить по дороге. Кстати, вам приходилось когда-нибудь вычерпывать воду из лодки?
- Да, было дело.
Она засмеялась и задала встречный вопрос:
- А вы умеете управляться с шестом?
- А это еще зачем?
- Узнаете, когда мотор заглохнет!
- Ага, понятно. Ну" я лучше куплю себе учебник по навигации на всякий случай. Ладно, до вечера, Сара.
Она повесила трубку, быстро приняла ванну, оделась, отнесла матери чашку чая и отправилась в поместье.
Девушка почувствовала себя неудобно, когда Марк вошел в офис.
- Доброе утро, Сара. Есть для меня какая-нибудь корреспонденция?
Ей стало легче, когда она поняла, что он снова погряз в деловой рутине. Когда мистер Франклин был в подобном состоянии, она хорошо умела с ним ладить. Сара передала ему стенограмму, и Марк немедленно погрузился в работу.
День прошел без особых инцидентов. Шеф занимался своими обычными делами, диктовал письма и консультировал ее по тонкостям налога на покупки.
Несколько раз в течение дня мисс Фелмоу видела, как он расхаживает по дому или саду, руки в карманах, с опущенной, словно под тяжестью мыслей, головой. Когда ее рабочий день закончился, и Сара собралась домой, он встретил ее у выхода.
- Посмотрите, Сара, вот оно, - сказал Марк, указывая на приближающийся грузовик. - Именно его я ждал.
- Автомат? Он кивнул.
- Готов к монтажу. Ближайшие несколько дней мне придется с ним повозиться. Подозреваю, что это будет нелегко.
Мистер Франклин положил ей руки на плечи.
- Я, наверное, похож на медведя с головной болью. Ради Бога, простите меня.
- Я и раньше это делала. Он резко опустил руки.
- Вы имеете в виду вчерашнее? - спросил он. - Почему же вы не влепили мне пощечину? Вам же этого очень хотелось, не так ли?
Сара старалась не глядеть ему в глаза.
- Это не важно...
- Вам незачем быть столь умопомрачительно вежливой со мной. - Он на мгновение замолчал, а затем грубо хохотнул. - Ну, ладно. Мне пора начинать свою работу. А теперь оставьте меня одного.
Сара заметила, как его руки сжались в кулаки, побелевшие суставы нервно постукивали друг о друга. Он волновался.
Это было доказательством того, что недели, месяцы скрупулезного планирования дают ожидаемые результаты. Сейчас Марк ощущал себя творцом, воплощающим мечту в реальность. Он бросился вперед, замахав руками водителю грузовика, делая ему знаки развернуться и подъехать к дверям задним ходом.
Выполнив его указания, шофер выпрыгнул из кабины, а Марк позвал Роллинза, своего доверенного техника, который уже ждал, готовый начать разгрузку. Марк полностью забыл о существовании Сары. Она развернулась и пошла домой.
Миссис Фелмоу, как обычно, бесцельно коротала время. Саре показалось, что она выглядит слишком бледной, но она сказала, что чувствует себя нормально. Когда девушка упомянула, что собирается поужинать с Тони, возражений не последовало.
Сара свернула на дорожку, ведущую, к реке, и увидела Тони. Он стоял у самой воды, опираясь спиной о дерево и курил сигарету. Завидев девушку, он выпрямился и втоптал сигарету в прибрежный песок. Широкая улыбка озарила его бледное большеротое лицо.
- Кто еще на "Дикий Гиацинт"! Водные прогулки вокруг маяка! - закричал он и, взяв ее за обе руки, добавил:
- Я невероятно рад вас видеть.
Она польщенно улыбнулась, однако искренность в его голосе и глазах заставила девушку задуматься, принимать ли ей это приглашение.
Если он окажется ранимым, таким же, как Марк, то вряд ли с ее стороны будет великодушно вселять в молодого человека какие-то надежды.
- Отчего столько раздумий? - осведомился мистер Мортон.
Она не смогла облечь свои мысли в слова и поэтому промолчала. Его настроение снова переменилось.
- Я знаю, что вас беспокоит, вот, глядите! И он поднял длинную жердь, лежавшую рядом с маленькой лодочкой.
- Я поупражнялся в использовании этого приспособления и гарантирую вам, что рано или поздно вы все равно попадете домой, чтобы ни случилось с мотором.
Сара улыбнулась и, когда Тони снова взял ее за руку, смело шагнула в лодку. Он отвязал веревку и потянул за трос стартера. Мотор заработал. Капитан вывел суденышко на большую воду, и оно заскользило вперед, легко рассекая волны.
Мир и покой, царившие вокруг, несмотря на обилие таких же, как они, отдыхающих на лодках, благотворно подействовали на Сару. Откинувшись на спину и полуприкрыв глаза, девушка слушала нескончаемый монолог Тони.
У него был острый глаз, он хорошо видел цвет и не мог не восхититься нежной сменой оттенков вечереющего неба и его отражением в воде.
- А замечали вы когда-нибудь, какое большое значение приобретает небо в пейзаже равнины? - спросил он.
- Его там так много! - ответила Сара.
- Наверное, в этом все и дело, - согласился Тони и принялся весело рассказывать о том, что случилось с ним за сегодняшний день и как он учился управлять этим суденышком.
Он настолько живо и похоже изобразил старого лодочника, который давал ему советы, что Сара засмеялась. К тому времени, когда лодка описала крупную дугу и направилась к берегу, настроение у нее стало гораздо лучше. Они пришвартовались у деревянных стен прибрежной гостиницы, освещенной бледным светом.
- Ну вот, мы и приехали.
Мистер Мортон соскочил на утоптанную траву и крепко привязал лодку к стальному кольцу. Сара выпрыгнула на берег вслед за ним и посмотрела в сторону поместья. Интересно, что там делает Марк, наверное, все еще возится со своим аппаратом.
Привязав лодку. Тони взял Сару под руку, и они направились к ресторану. Она не могла не признать, что в обществе мистера Мортона ей очень приятно и легко.
Вечер прошел весело, и время пролетело незаметно. После каждой перемены блюд Тони вскакивал со стула и тянул ее танцевать. Он был отличным танцором и с явным удовольствием выделывал очередные замысловатые па для того, чтобы Сара повторяла их почти инстинктивно, во всем ему подражая.
- Вы знаете, нас можно назвать великолепной парой! - с энтузиазмом заявил он, когда они вернулись к столу, на котором их уже ждали кофе и ликеры.
- Да уж, чемпионы по бальным танцам нам и в подметки не годятся, засмеялась она в ответ.
- Нам надо больше времени проводить вместе. Гораздо больше, - сказал он, и Сара заметила, что веселые нотки уже не звучали в его голосе. Он говорил серьезно.
- Нет, Тони, - сказала она тихо. - Это был замечательный вечер, но у него нет продолжения.
- Но почему же нет? Мне кажется... Нет, серьезно...
- Серьезно, не надо. Давайте закончим этот вечер в прежнем веселом тоне.
- Но почему? У вас удивительное свойство заставлять меня думать серьезно.
Он посмотрел на нее испытующим взглядом, и Сара немедленно отвела глаза. Меньше всего на свете ей хотелось причинять боль молодому человеку. Он был слишком симпатичен для этого. Но мисс Фелмоу просто не знала, как выразить свои мысли словами.
Он улыбнулся с сожалением.
- Знаю. Я слишком много болтаю и смеюсь. Но вы мне очень нравитесь, Сара.
- Вы мне тоже нравитесь. Тони, но... - Она помедлила, не желая выдавать секретов своего сердца.
- Есть кое-кто другой, - закончил он за нее.
- Ну, в общем...
- Но ведь вы сказали, что не помолвлены, или я не прав?
- Пока нет.
- То есть собираетесь?
Прямо посмотрев ему в лицо, девушка сказала:
- Я имею в виду, что мне сделали предложение, но я пока не знаю, приму его или нет.
- Но если вы не уверены, значит, не так уж влюблены, и я не вижу причин, чтобы прекратить свои ухаживания.
- Тони, я.., я так запуталась. Я просто не знаю, чего я хочу.
Сара серьезно посмотрела на своего собеседника, желая, чтобы он ее понял. Мистер Мор-тон протянул руку и ободряюще пожал ее ладонь.
- Не волнуйтесь, все устроится. В любом случае я привез вас сюда не для того, чтобы вы сидели весь вечер с таким грустным и печальным лицом. Пойдемте еще потанцуем.
Он вскочил, сбросив с себя всякую торжественность, и галантно предложил ей руку.
Заразившись его веселостью, она встала. Тони снова подхватил девушку под руку, нежно, но без страсти.
- А не расскажете ли вы мне, кто мой соперник?
- Пожалуй, нет.
- Хорошо, не буду спрашивать. В конце концов мы можем быть просто друзьями, правда? Но вы не можете запретить мне надеяться, что однажды все будет по-другому.
- Если вы согласитесь на такую дружбу, я буду очень рада.
- А мне все равно, какая это будет дружба. Только бы видеть вас иногда, вот и все. Если мне удастся рассмешить вас и если вы временами будете поминать меня добрым словом, я останусь доволен.
- При всем желании я не смогла бы поминать вас недобрым словом, Тони.
Мистер Мортон больше ничего не сказал, и, когда танец закончился, они молча вернулись за стол. Он накинул ей на плечи шарфик и повел к реке, где их ждала лодка.
Включив свет, он завел мотор, и они поплыли по залитой лунным светом воде.
Сара чувствовала, что события этого вечера глубоко тронули ее. Жаль, что любовь не приходит по приказу. Она вернулась мыслями в тот первый вечер, когда встретилась с Тони в "La Riband Bleu" вместе с Марком и Гризельдой, и в ней снова проснулось любопытство.
- А вы давно знакомы с Гризельдой? - спросила она.
- Пару лет, наверное. Я познакомился с ней в Нью-Йорке, когда она показывала модели на одном шоу. А почему вы о ней сейчас вспомнили?
- Не знаю. Я просто думала о прошлом.
- А вам понравился тот вечер в "La Riband Bleu"?
- Там было.., интересно. А вы ее хорошо знаете?
- Гризельду? Довольно хорошо. Она принадлежит к такому типу людей, которых узнаешь очень быстро. Все, что для этого надо, лежит буквально на поверхности. Сейчас она, по-моему, имеет виды на вашего босса.
Сара вздрогнула.
- Почему вы так решили?
- Да потому, что в этом вся Гризельда. Она всегда ставит перед собой крупные цели. Эта женщина очень амбициозна. Разве у вас не сложилось такого впечатления?
- Пожалуй, что так. И все же она была добра ко мне, когда я приехала в Париж. И она, и Марк настаивали, чтобы я пошла в "La Riband Bleu", а мне казалось, что я окажусь там лишней. В конце концов, я должна быть ей благодарна. Ведь если бы не она, мы не встретились бы тогда.
Он повернул руль к берегу, и мотор начал затихать. В лунном свете блестел маленький речной приток, уходивший в глубину берега.
- А куда ведет этот рукав? - спросил он, когда лодка проплывала мимо.
- По идее, он должен протекать рядом с поместьем. Но он, похоже, зарос с годами. Сомневаюсь, чтобы там могла пройти лодка. Последнее время у нас все не было денег, чтобы его вычистить.
- А что вы имеете в виду, когда говорите "у нас"?
- Я имею в виду мою семью. В частности, моего деда, который владел поместьем.
Сара рассказала ему вкратце о смерти деда и о том, как они были вынуждены продать старинный дом. Тони внимательно ее слушал.
- Теперь я только работаю там, а живу в бывшем доме привратника, закончила девушка.
- Вам, должно быть, очень жаль, что дом больше вам не принадлежит. Ведь вы, наверное, знаете здесь каждую пядь земли.
- Да, как собственные пять пальцев, - согласилась она.
- Может, покажете мне как-нибудь поместье? У меня такое чувство, что лучше я узнаю вас, если больше буду знать о том, что вас окружает. И я люблю его, потому, что оно было частью вашей жизни.
- Там все заросло и находится в запустении. Как этот канал.
- И все равно я его люблю.
- Я должна спросить у Марка. Ведь это его собственность.
- И он боится мародеров, да? Я думаю, это естественно после того, что случилось в понедельник. Ладно, тогда забудем об этом. Сара, я не хочу ставить вас в неловкое положение и заставлять просить. Это была просто глупая, сентиментальная прихоть.
Мисс Фелмоу была тронута его чуткостью и заботой.
Тем временем путешественники пристали к берегу, и он помог ей сойти на землю.
- Я провожу вас.
Она подождала, пока Тони привяжет лодку, а затем пошла впереди по узкой сырой тропинке. Несколько минут спустя они стояли у ворот Доджа.
- Это был восхитительный вечер, Тони, - сказала Сара, протягивая ему руку. Он взял ее в свою.
- Мне очень хочется сделать вас счастливой, хотя бы на время.
Мистер Мортон поднял ее руку и слегка , прижал ее к губам.
- Я, возможно, уеду в Лондон по делам на несколько дней. Можно я позвоню вам, когда вернусь?
- Да, если хотите. Я буду очень рада.
- Тогда о'кей. Спокойной ночи, милая Сара.
- Спокойной ночи, Тони.
Когда она открыла дверь и обернулась, его высокая, худая фигура виднелась уже на дороге, едва различимая в черноте ночи.
Посмотрев направо, в направлении поместья, Сара заметила одинокий огонек. Марк, по-видимому, все еще бодрствовал. Интересно, как продвигается сборка аппарата, подумала она, входя в дом.
Бледность на лице миссис Фелмоу испугала Сару.
- Мама, что с тобой? - спросила Сара, бросаясь к ней.
Миссис Фелмоу красноречиво схватилась рукой за живот.
- Такая боль, дорогая. Я приняла лекарство, но, кажется, оно не помогает.
- Я помогу тебе дойти до постели. Ах, мне не следовало так поздно задерживаться, - упрекнула себя Сара.
Миссис Фелмоу позволила уложить себя в постель, прижимая к животу две бутылки с холодной водой.
- Было ли с тобой что-нибудь подобное раньше, мама? Это обычная боль?
- Я.., я не знаю. Думаю, что сейчас мне хуже, чем когда бы то ни было.
- Я позвоню доктору Мэтьюсу. Только лежи спокойно.
Постоянные жалобы на то, что у нее что-то болит, были обычными для миссис Фелмоу. Это составляло часть фона, окружавшего жизнь Сары с тех пор, как она себя помнила. Обычно то были всего лишь жалобы, за ними ничего не стояло. Иногда боли возникали, когда Сара и дед делали что-нибудь по-своему или придерживались противоположного, чем у миссис Фелмоу, мнения. Но на этот раз Сара подозревала что-то серьезное.
Доктор Мэтьюс приехал быстро, несмотря на разделявшие их пятнадцать миль.
- Извините, доктор, что пришлось вас вызвать, - сказала Сара, - но меня не было дома, а когда я вернулась, то обнаружила, что с мамой что-то не так.
- Сейчас посмотрим, - сказал мистер Мэтьюс, снимая перчатки и согревая руки у рефлектора, который Сара включила в спальне.
- Ну, миссис Фелмоу, опишите мне, пожалуйста, какая у вас боль?
Он осторожно прощупал ее живот и выпрямился, улыбнувшись.
- Я просто дам вам что-нибудь снотворное и болеутоляющее.
Доктор принес небольшую коробку, наполненную всякими медикаментами.
- Вот это должно помочь. Но завтра я жду вас в больнице. Простое обследование, знаете ли.
- Надеюсь, не в Центральной больнице. Я не выношу больших палат. Никогда не могла к ним привыкнуть.
- Сейчас в Центральной очень неплохо. Но если вы желаете, я, конечно, могу устроить вас в частную клинику - "Хермитэйдж".
- Да. Именно это учреждение предпочитали все члены моей семьи, когда им требовалась медицинская помощь.
Доктор Мэтьюс взглянул на Сару, которая так же, как и он, да и каждый в округе, прекрасно понимала их стесненное материальное положение.
- Но если мама действительно этого хочет, то я уверена, что мы сможем все устроить, - сказала она.
- В Центральной сейчас действительно очень хорошо, вам даже, может быть, там понравится, миссис Фелмоу, знаете ли. - Доктор сделал еще одну попытку переубедить женщину.
- Нет, - сказала она решительным и не терпящим возражений тоном. - Если я должна отправиться в больницу, то это будет только "Хермитэйдж". Как вы вообще можете рассуждать о чем-то другом.
Миссис Фелмоу попыталась с достоинством выпрямиться, но боль снова навалилась на нее. Сара помогла матери лечь обратно в постель.
- Тише, тише, мама. Конечно, это будет "Хермитэйдж".
На другой день она позвонила Марку и объяснила ему, что должна отвезти мать в больницу.
- Ничего, если я приду только после обеда, Марк? Я могу остаться подольше вечером...
- Это вовсе не обязательно. Спокойно отвезите маму, сделайте дома все, что нужно. Могу я чем-нибудь помочь? Может быть, нужна машина?
- Нет, спасибо, Марк. Я приеду, как только смогу. Как продвигается сборка аппарата?
- Продвигается потихоньку. Я провозился с ним почти всю ночь и сейчас опять примусь за дело. На всякий случай я приготовлю вам всю корреспонденцию, если буду отсутствовать, когда вы придете.
Машина из госпиталя приехала за миссис Фелмоу в четверть двенадцатого. Сара помогла матери принять ванну, одеться и упаковала ее чемодан. Миссис Фелмоу решила взять с собой маленькую семейную фотографию в серебряной рамке, которая обычно стояла на ее туалетном столике.
В больницу миссис Фелмоу уехала одна. Сара заперла домик и отправилась в поместье. Одна неделя пребывания в "Хермитэйдже" стоила двенадцать гиней, что привело девушку в подавленное состояние. Пара недель, и ее сбережения будут исчерпаны. У нее никогда не было возможности откладывать чего-то существенного из своей зарплаты. Все же наиболее важным было сейчас здоровье матери. И хотя доктор Мэтьюс был настроен оптимистически, Сара чувствовала его неуверенность и была обеспокоена.
Мисс Фелмоу обрадовалась, обнаружив много работы на своем столе, и ушла с головой в разборку бумаг и писем.
Марк не показывался весь день. Сара сама отвечала на все телефонные звонки и советовала перезвонить позже.
Закончив работу, она оставила на столе список лиц, передавших сообщения для мистера Франклина. Среди них была Гризельда.
Сара вернулась домой и позвонила в "Хермитэйдж". Ей ободряюще ответили, что миссис Фелмоу устроилась хорошо. Сара устала за день, делать особенно было нечего, и поэтому она рано легла спать.
На следующее утро один лишь взгляд на тревожное лицо Марка дал ей понять, что с аппаратом что-то не заладилось.
- Вы выглядите усталым, Марк, - заботливо заметила она и не удивилась, услышав в ответ его рычание.
- Я всю ночь провел без сна! Почти все в порядке, кроме одного, и из-за этого ничего не выходит.
Он плюхнулся в кресло.
- Вы завтракали?
- Миссис Яллоп что-нибудь приготовила, я думаю. Она звала меня, но я об этом забыл. У меня только-только начало что-то получаться. Я уверен, что дело в пустяке. По-другому быть просто не может.
Он постучал себя кулаком по лбу.
- Я принесу вам кофе и тосты.
Сара не была уверена, слышал ли он ее или нет, но все же поспешила на кухню, где миссис Яллоп уже процеживала готовый кофе. Рядом на столе стояла тарелка с беконом и яичницей. Миссис Яллоп взглянула на Сару, - Ну что это за человек! Мистер Франклин просто не способен ухаживать сам за собой. Он ничего не ел. К ужину вчера даже не притронулся. Я уж подумала, что приготовлено плохо...
- Вы не должны об этом думать, миссис Яллоп, - сказала Сара. - Просто мистер Франклин был очень занят. Я думаю, что он даже не помнит о том, что не поужинал вчера.
Она включила духовку.
- Хорошо, что вы приготовили кофе. Я надеюсь, что от кофе с тостами он не откажется.
- Вот и хорошо, мисс Фелмоу. Заставьте хоть вы его что-нибудь съесть. Ведь он заболеет, если будет и дальше продолжать в том же духе. А когда эта женщина сюда приезжает, то она ему не помогает, а даже наоборот!
Миссис Яллоп пренебрежительно фыркнула, даже не подозревая, что ее слова, точно нож, вонзались в сердце девушки.
- Я не говорю, что это происходит часто, хотя, в общем, не вижу ничего ненормального в том, что она иногда приезжает сюда. Вот как раз перед тем, как вы начали здесь работать, помнится мне, она приезжала и оставалась на ночь.
Намазывая масло на тонкие ломтики тостов, Сара сказала с деланным спокойствием:
- Мисс Криз находилась здесь тем вечером, потому что ей нужно было обсудить деловые вопросы. Она моделирует одежду из тканей, которые производятся на фабрике мистера Франклина, и демонстрирует ее в Лондоне и Париже. Без сомнения, ей было удобнее остановиться в поместье, нежели в отеле.
Лицо миссис Яллоп выражало сомнение, когда она сказала:
- Возможно, вы и правы, хотя мне кажется, что эту молодую особу интересовали дела совсем иного рода.
Сара решила, что пора прекратить излияния миссис Яллоп, и взяла в руки поднос. Похоже, все вокруг связывают между собой имена Гризельды и Марка. В конце концов, почему бы и нет? И неужели тот факт, что она Сара Фелмоу, имел для него такое уж большое значение?
Марк все так же сидел в кресле у стола. Его глаза были закрыты. Но он тотчас открыл "их, когда она вошла в комнату.
- Спасибо, - сказал он просто, глядя на поднос, который Сара поставила на подлокотник его кресла. - Да, кстати, как чувствует себя миссис Фелмоу?
- Хорошо, как они говорят. Вряд ли я смогу узнать что-нибудь более определенное в ближайшие два дня. Сегодня вечером я как раз собираюсь навестить ее.
- Я отвезу вас туда. Когда вы хотите ехать?
- От семи тридцати до восьми. Но до больницы можно добраться автобусом, я сегодня узнавала расписание.
- Незачем даже говорить об этом. Я заеду за вами в четверть восьмого.
Она уже знала по опыту, что спорить с ним было бесполезно.
- Очень мило с вашей стороны, Марк. Спасибо.
Не отрываясь от еды, мистер Франклин просмотрел утреннюю почту. Сара раскрыла пишущую машинку и посмотрела на Марка в ожидании инструкций.
- Разберитесь с этим, Сара. Если возникнут какие-то вопросы, просто отложите в сторону.
Он хлопнул ладонью по небольшой стопке отчетов, писем и запросов.
Взяв одно письмо, Марк обратился к мисс Фелмоу.
- Это просьба от деревенского комитета игровых площадок. Похоже, они обычно проводили здесь, в поместье, какой-то большой бал со сбором средств в помощь фонда, вы об этом что-нибудь знаете?
- О да. Я и забыла. Обычно большой бал устраивали здесь каждый год во вторую субботу августа. Вы разрешите им провести свой праздник в этом году?
- А что для этого потребуется? Сколько площади они займут?
- Ну, танцы проводились в большом бальном зале, а в столовой обычно организовался буфет. Они привозили с собой много провизии, у них есть профессиональные поставщики, и своя кухня. В последние годы я следила за приготовлением комнат, ставила везде цветы. Иногда мы развешивали на веранде цветные лампочки. Там играл их местный оркестр, а кабинет занимали под бар...
- Эй, погодите, остановитесь! Вы хотите сказать, что я должен отдать им весь дом на целый вечер?
Сара поняла, что несколько увлеклась. Она остановилась и постаралась загладить свою оплошность.
- Да, кажется, им понадобится весь дом. Мы всегда соглашались на это, но вы не обязаны этого делать.
- А сколько они выручают на этих танцах?
- Около восьмидесяти фунтов.
- Я могу им выписать чек на эту сумму и избавить всех от множества забот.
- Этим вы лишите их большого удовольствия.
- Я бизнесмен.
- Но это не освобождает вас от обязанностей перед деревней.
- Может быть, они устроят это где-нибудь в другом месте? - предположил он.
- Есть, конечно, еще деревенский зал, но это не то же самое.
- Вы имеете в виду ту деревянную хибару на лугу? Да уж, тут я с вами согласен, это не одно и то же, - сказал он сухо. - Но куда мне прикажете деться, когда все остальные переедут сюда?
- Дедушка обычно спускался и смотрел на них часа два, а потом шел спать.
- И вы посоветуете мне поступить так же?
- Это не имеет большого значения, если вы не позволите комитету проводить здесь свой бал.
- Я этого не говорил. Просто пытаюсь представить себе, как я буду выглядеть, если они попросят меня сыграть роль господина из поместья.
Оттенок сарказма в его голосе больно резанул ей слух.
- О, Марк! Пожалуйста, не издевайтесь над ними и не отказывайтесь, взмолилась она. - Конечно, они попросят вас об этом. Вы для них Человек Из Поместья, независимо от того, что вы думаете о себе, и хороши же вы будете в их глазах, если откажете. К дедушке не слали прошений, он никогда не отказал бы деревне в такой мелочи, а вы, несмотря на то, что они попросили, вы им хотите отказать!
- Сара, почему мне все время кажется, что вы читаете мне лекцию о правах человека? - закричал он.
Она продолжала, не обратив на него внимания:
- Вы думаете, их интересует, кто дает им разрешение танцевать до упаду?
Марк отошел и, повернувшись к ней спиной, стал смотреть в окно. Затем снова обернулся к ней и сказал спокойно:
- Да, наверное, интересно будет посмотреть на поместье, вернувшееся на одну ночь во дни своей былой славы. Но все приготовления я оставляю на ваше усмотрение.
- Как пожелаете. Я не побеспокою вас. Просто проведу здесь пару вечеров перед самым праздником и приготовлю комнаты. Ведь вы же, вообще, не пользуетесь бальным залом, да?
- Кажется, там стоит несколько моих коробок, но вы можете попросить мистера Роллинза убрать их в другую комнату.
Он налил себе еще одну чашку кофе и быстро выпил ее.
- Теперь мне надо снова вернуться к аппарату. Если кто-нибудь позвонит, то меня нет.
Несколько мгновений Сара сидела и мечтательно размышляла о тех приготовлениях, которые необходимо будет сделать перед балом. Она всегда любила эту ночь. Возможно, приготовления к ней она любила даже больше самой ночи.
"Вернуть поместье во времена его былой славы только на одну ночь", - так сказал Марк, облекая в слова то, что она чувствовала.
Мисс Фелмоу собралась с мыслями, вставила чистый лист в пишущую машинку и сосредоточилась на работе.
Глава 6
Ровно в семь пятнадцать большой зеленый "ягуар" остановился у дверей бывшего домика привратника, и Сара, которая ждала мистера Франклина у окна, взяла корзинку с фруктами, свежий журнал и букет красных и белых гвоздик, сорванных в саду. Затем она быстро спустилась, и Марк отворил для нее дверцу машины.
По дороге в "Хермитэйдж" они говорили мало.
- Может, пойдете со мной повидать маму? - спросила Сара.
- Нет. Вы же знаете, я не произвожу на нее благоприятного впечатления. Не хочу раздражать ее, особенно сейчас, когда она не совсем здорова.
Сара вспыхнула. Критика в адрес кого бы то ни было из ее семьи как бы автоматически относилась и к ней. Но Марк достал книгу и, очевидно, приготовился ждать в машине. Саре ничего не оставалось, как поспешить к матери.
Миссис Фелмоу выглядела отдохнувшей. Ей было явно лучше. Но тем не менее доктор рекомендовал своей пациентке лечь на операцию. Сама операция была несложной, но для выздоровления требовался длительный и тщательный уход за больной.
Сара улыбнулась матери.
- Ну, что ж, хорошие новости, я полагаю. Скоро ты опять станешь здорова.
- Да, я действительно чувствую себя лучше. Думаю, нам не стоит беспокоиться насчет дороговизны здешнего обслуживания. Я продам мои акции черной металлургии. Этих денег будет более чем достаточно для того, чтобы оплатить все расходы, потому что мне необходимо делать операцию непременно в частной клинике.
Сара вздохнула. Акции миссис Фелмоу продала еще пару лет назад для того, чтобы оплатить свое заокеанское путешествие, на необходимости которого она так настаивала. Похоже, за эти дни все в ее голове перемешалось.
- Но я уверена, что доктор Мэтьюс планирует оперировать тебя в рамках системы Национального здравоохранения...
- Вздор! Не забывай о моем положении! Я должна делать это в частной клинике или не делать вовсе.
- Но ведь там будут те же самые доктора...
- Операцию мне должны сделать только в "Хермитэйдже", и нигде больше.
Миссис Фелмоу начала медленно и с достоинством выпрямляться в кровати. Выражение ее лица было решительным, не терпящим никаких возражений.
- Ладно, ладно, мамочка. Не волнуйся ни о чем.. Мы сможем заплатить. Самое главное сейчас для меня, чтобы ты поправилась.
- Да уж, разумеется. Я просто не знаю, о чем ты думала эти два дня. Даже если мы и не живем больше в поместье, это не значит, что изменилась наша основа. Мы все-таки Фелмоу, не забывай об этом!
Какой абсурд, подумала про себя Сара. Тут вошла медсестра, и миссис Фелмоу расплылась в сладкой улыбке.
- Ну, как ты там поживаешь без меня, Сара, дорогая?
- Очень хорошо, спасибо, мамочка, - ответила Сара.
Снова нелепый вопрос, потому что именно Сара присматривала за миссис Фелмоу и от нее самой видела мало помощи.
- Сара, не могла бы ты принести мне новый ночной халат? Что-нибудь получше, чем это?
- Но, мама, ведь с ним же ничего не случилось. Он красивый и теплый.
- Он хорош для дома, но в соседней палате лежит леди Грэндон, и у нее такой красивый халат из нейлонового вельвета. Я подумала, что ты сможешь достать мне что-нибудь подобное. Это же не какая-нибудь безумная прихоть. Я просто даже не знаю, что сказали бы твои отец и дед, если бы увидели меня в этих обносках!
Сара вздохнула. Она знала, что ее дед не обратил бы внимания на то, во что одета его невестка, но в ответ на ее просьбу наверняка произнес бы что-нибудь вроде: "Пусть женщина получит то, что она хочет".
Миссис Фелмоу почти никогда ни в чем себе не отказывала. Сару всегда удивляло, с какой легкостью дед потакал всем ее капризам, ведь она никогда ему особенно не нравилась.
Девушке всегда казалось, что ее мать имела над дедом какую-то власть, возможно, она чем-то шантажировала его. Но Саре так и не удалось узнать, чем именно. В любом случае она не могла отказать матери в этих прихотях именно сейчас, когда та была больна и находилась в больнице.
- Хорошо, мама. Я позвоню Брайтвеллу завтра, и он пришлет тебе халатик прямо сюда. Я думаю, что это будет наиболее простой выход, потому что у меня нет времени для того, чтобы ходить по магазинам самой.
- Тогда пусть он пришлет мне несколько штук, чтобы я могла выбрать.
- Хорошо, я попрошу его об этом. Сара почувствовала облегчение, когда голова медсестры снова просунулась в дверь.
- Время вашего визита подошло к концу. Когда Сара садилась в машину, Марк отложил книгу и спросил:
- Как чувствует себя миссис Фелмоу?
- Неплохо. Ей должны сделать небольшую операцию, так что она останется здесь еще на две-три недели. Потом, я думаю, маму нужно будет поместить на некоторое время в санаторий.
- Но с ней ничего серьезного?
- Нет. Я полагаю, что врачи лукавили со мной. К тому же мама чувствует себя вполне хорошо и всем довольна.
- Ну, и прекрасно. Может быть, вы еще куда-нибудь хотите заехать?
Она удивленно повернулась и посмотрела на Марка.
- А вы разве не собираетесь работать сегодня вечером?
- Нет.
- Вы имеете в виду, что аппарат работает? О, Марк, это замечательно!
Глаза мисс Фелмоу засияли. Она протянула руку и коснулась его пальцев. Марк немедленно ответил ей сильным пожатием.
- Хотите увидеть? - спросил он.
- Да, конечно! Очень хочу!
Отпустив ее руку, он завел мотор и включил заднюю скорость, выезжая со стоянки. Когда они достигли ворот поместья, было уже почти совсем темно. Мощные фары осветили продолговатую громаду пустого старого дома, поблескивающего стеклами окон.
Марк развернул автомобиль боком к дому и остановил его. Фары ярко освещали бывшую конюшню, а теперь мастерскую, где находился аппарат. Мистер Франклин вышел из машины, достал из кармана ключи и отпер двери. Сара шагнула внутрь, не зная, чего ожидать. Агрегат стоял здесь, он оказался гораздо меньше, чем она думала, и блестел светлой сталью.
- Вот он.
Мисс Фелмоу перевела взгляд с аппарата на Марка, чьи глаза сияли необычным блеском, хотя щеки заметно впали - сказывалась напряженная работа в течение многих часов. Однако мистер Франклин выглядел счастливым.
Он подошел к машине, включил напряжение и потянул за какие-то рычаги. Агрегат ожил. Сара жадно смотрела, как аппарат работал с завораживающим безупречным ритмом. Она никогда не думала, что неодушевленный предмет может обладать такой красотой и плавностью движений.
- Это выглядит прекрасно, - воскликнула Сара.
- Главное, что машина делает свою работу, - ответил Марк, маскируя удовольствие под будничностью тона.
Сара взяла в руки непрерывно поступающий из агрегата материал и осторожно пощупала его.
- Это великолепно, Марк, - сказала она тихо. - Просто невероятно, что машина может делать такие вещи. Знаете, мне кажется, что она обладает какой-то сверхъестественной силой, как будто она живая.
- Я иногда так о ней и думаю, - сказал Марк. - Если вещь в конце концов начинает работать правильно и четко, я чувствую... - он помедлил и засмеялся над собой. - Я чувствую, будто сотворил что-то - так же, как творят художники. Глупо звучит, я знаю.
- Это звучит вовсе не глупо. Я думаю, что вы действительно создали нечто замечательное.
Мягко, слаженный работающий механизм словно притягивал ее взгляд. Она даже почувствовала разочарование, когда Марк шагнул вперед и остановил агрегат. Затем взял чехол и накинул его на машину, а Сара тем временем пошла к выходу. Там она остановилась и подождала, пока он тщательно укутывал свое детище.
- Я отвезу вас домой, - сказал он.
- Я и так отняла у вас достаточно времени. Тут недалеко, можно и пешком дойти...
- Я знаю, что можно, но вот не знаю, вы и в самом деле хотите ли вы быть такой чертовски независимой, или это происходит в силу давней привычки?
Он посмотрел ей прямо в глаза, в его тоне прозвучала насмешливая нотка.
- Что ж, если вы так все поворачиваете, тогда мне не остается ничего другого, как согласиться.
- Я тоже так думаю.
На красивом лице Марка появилась улыбка. Эмоциональный подъем усилил его природную мощь, и Сару поразило с новой силой, как хорошо сочетались в молодом человеке атлетическое телосложение и неисчерпаемый запас энергии. Он мягко развернул машину, и они поехали вниз по дороге.
- Зайдете на чашку кофе или, может, поужинаем? - предложила она. - У меня есть холодное мясо и салат.
- Нет, есть я не хочу, спасибо. А вот от чашки кофе не откажусь.
Он проследовал за ней в дом и на кухню. Пока она грела воду, расставляла чашки, доставала жестянку с растворимым кофе, он ждал, прислонившись в кухонной двери.
- Скажите, а вам нравится жить вот так, одной, независимой? - спросил он.
- Да. Я никогда не возражала против одиночества. На самом деле, бывают моменты, когда мне это даже нравится.
Мистер Франклин поднял брови и усмехнулся. Она быстро взглянула на него.
- Вам вовсе не следует принимать это на свой счет. К тому же иногда я, наоборот, люблю побыть в компании!
Марк засмеялся, принял у нее из рук поднос с чашками и последовал за Сарой в гостиную.
Она зажгла простенькую лампу и задернула занавески, прежде чем расположиться в кресле напротив камина.
- А вам не бывает одиноко в поместье? - спросила она в свою очередь.
- Я же вам говорил, что бывает, - ответил он.
Казалось, взгляд Марка наэлектризовал воздух вокруг и заставил кровь усиленно пульсировать в ее венах.
- Я уже просил вас переехать в поместье и разделить это одиночество со мной, - продолжил он. - Вы не успели еще обдумать мое предложение, Сара?
Мисс Фелмоу поднесла свою чашку к губам и сделала глоток, все еще медля с ответом. Девушка вспомнила, как вспоминала каждый вечер, тот жаркий поцелуй и непреодолимую тоску по нему, из-за которой она готова была немедленно кинуться в объятья этого человека.
- Возможно, - снова заговорил он, - теперь, когда вы видели агрегат, то поверите, что я очень мало в чем буду отказывать женщине, которая станет моей женой.
Эти слова - в который раз - показали очевидность факта, что речь идет сугубо о деловой сделке. Она подумала о своей матери со всеми ее нуждами, реальными и воображаемыми, о Гризельде, смутно догадываясь, какие именно отношения сложились у нее с Марком, вспомнила также о Тони, который смог откровенно признаться, в своей любви к ней... И все же над всеми этими аргументами за и против брака доминировала одна мысль - я люблю тебя, Марк, я люблю тебя!
Он сидел в кресле рядом с ней, его темные глаза, широко посаженные над чуть горбатым носом, казалось, прожигали девушку насквозь. Полные, но решительные губы были слегка разомкнуты, и за ними поблескивали белые зубы, резко контрастировавшие со смуглой, загорелой кожей. Этот же загар покрывал его руки с длинными пальцами, которые сейчас были сомкнуты перед ним, - руки, способные в случае необходимости делать любую, даже самую грубую работу.
Подумав, Сара пришла к мысли, что, несмотря на деловой подход мистера Франклина к браку, ей будет лучше жить с любимым человеком, чем без него. Сглотнув нервный комок, Сара заставила себя говорить спокойно и рассудительно.
- Я думаю, что это хорошая идея, Марк. Что-то блеснуло в его глазах. Что это было? Радость, триумф или просто удивление?
Он встал, подошел к ней и взял за руки. Она затрепетала, подумав, что вот сейчас он снова ее обнимет, поцелует, и сердце забилось в груди так сильно, что Марк, казалось должен был слышать эти удары.
- Сара, мне нужно получить ясный ответ. Вы выйдете за меня замуж?
- Да, Марк, - прошептала она в ответ.
Он внезапно выпрямился и отступил назад, странно посмотрев на нее.
- Пару дней назад вы мне сказали, что никогда не передумаете. Одно время вы вели себя так, будто ненавидите меня. Я понимаю, вас смущает мой акцент, я не принадлежу к высшему кругу...
Сара открыла было рот, чтобы возразить, но он поднял руку.
- Вы знаете, что это правда. Я рад, что вы решили принять мое предложение, но не могу понять - почему?
Он облокотился одним локтем на книжную полку, и с любопытством посмотрел на Сару. Она отвела глаза и принялась разглядывать узорчатый ковер у себя под ногами.
- Скажите, а вы вообще верите в существование любви? - спросила она чуть слышным голосом.
При этих словах Марк подался вперед, чтобы расслышать то, что она говорит. Затем покачал головой и издал резкий смешок.
- Я верю в существование стойкой привязанности, которая возникает и растет между людьми, живущими вместе долгие годы, но не в ту сентиментальную чепуху, которую люди называют влюбленностью и которая якобы представляет собой неземное чувство, не имеющее под собой реальной основы для заключения брака.
Сара встала и пошла на кухню. Слезы затуманили ее глаза. Это было вовсе не то предложение, которое она так мечтала принять. Теперь Сара готова была отказаться от своих слов, но перед Марком она всегда чувствовала себя такой бессильной.
Мистер Франклин последовал за ней и остановился за спиной девушки.
- Я не сказал, что у меня нет никакого чувства к вам, оно тоже присутствует.., но я не прошу вас выйти за меня замуж только из-за одного этого.
Он тронул ее грудь, и Сару мгновенно захватил поток головокружительных ощущений. Девушке показалось, что эти пальцы жгут ее тело сквозь тонкую ткань блузки. - Такого она не могла вынести. Резко вырвавшись из его объятий, Сара повернулась к Марку лицом. Он опустил руки, выражение лица стало напряженным.
- Так что же, вы выйдете за меня? - спросил он. - Интересно, что вы думаете о замужестве в таком случае?
- Я.., у меня всегда были романтические представления на этот счет, сказала она. - Я никогда не думала что вступлю в брак без любви. Вы должны дать мне время привыкнуть к подобной мысли.
- Не думаю, что время здесь поможет. Такие решения лучше принимать быстро. Я принимаю свою половину решения, принимаете ли вы свою половину?
Сара кивнула.
- Тогда, я думаю, что свадьба состоится очень скоро. Вы же не станете ждать, пока миссис Фелмоу выйдет из больницы?
- Нет. Вместо санатория ей будет лучше вернуться прямо в поместье.
Понимающее выражение появилось на его лице. Он поднял брови и улыбнулся.
- Так вот, значит, что! Вот почему вы передумали! Болезнь вашей матери! И почему я об этом не подумал? Ведь вы же сейчас живая мученица, не так ли?
Он засмеялся. Сара отвернулась, злость вскипела в ней.
- Я не понимаю, что вы имеете в виду.
- Ой, да ну, бросьте! То-то я все удивлялся, - из каких средств вы собираетесь платить за лечение в частной клинике. Все-таки сделка есть сделка.
- Вы не можете думать ни о чем, кроме денег! - огрызнулась Сара.
- Не всегда. И потом, видите ли, вся странность заключается в том, что я не возражаю, что вы выходите за меня замуж по этой причине. Женитьба принесет мне то, что мне очень нужно: семью и детей. Ведь кроме этого в жизни нет ничего, что бы ее заполняло и приносило удовлетворение.
Он взял ее за руку.
- Давайте вернемся в гостиную. Мы должны обговорить некоторые детали.
Последовав за ним, Сара снова села в большое кресло, а он стал ходить по комнате из угла в угол.
- Завтра, дорогая, мы подыщем другую машинистку-стенографистку на ваше место...
- Но я... - запротестовала она.
- Вы же не собираетесь продолжать работать, будучи моей женой, Сара, даже не думайте об этом! Я открою в банке счет на ваше имя и положу на него пару тысяч, чтобы вы могли немного привести в порядок поместье.
- О, Марк! - Мечтательное выражение появилось на ее лице.
- Конечно, в будущем нам нужно будет потратить больше, но для начала ограничимся этим.
Он сделал паузу, и в его глазах появился лукавый огонек.
- Я, конечно, еще не знаю, где мы устроим детскую. Я не могу пожертвовать.., вашим офисом.
- А как насчет гостиной? - прохладно заметила она.
- Нет, ее вы тоже не сможете получить назад. Вы должны как-нибудь обойтись остальными шестью - или их восемь? - комнатами. Позже мы сможем сделать специальную пристройку под офисы, если вам действительно очень хочется гостиную.
- В этом нет необходимости, Марк, дом такой большой. Мы даже сможем выделить матери отдельную квартиру в западном крыле.
- Это хорошая мыслью В любом случае я оставлю это на ваше усмотрение. Завтра я узнаю насчет оформления брака. Вы ведь не захотите непременно оглашения в церкви и всего подобного, правда?
- Я бы хотела, чтобы церемония бракосочетания проходила в маленькой церкви здесь неподалеку, - проговорила она поспешно. - Я знаю, что это все сентиментально, но...
- Почему бы нет? - сказал он, быстро соглашаясь удовлетворить ее простую просьбу. Затем он взглянул на часы.
- Теперь я лучше уйду, а то моя машина у дверей Лоджа испортит вашу репутацию.
Она быстро встала и шагнула к нему. Он взял ее за руки. Сара подошла ближе, ожидая его поцелуя, но Марк только слегка тронул губами ее лоб и отпустил ее руки.
- Спокойной ночи, моя дорогая, - сказал мистер Франклин и вышел из комнаты.
Глава 7
Следующие несколько дней прошли в сплошной круговерти. Как Марк и обещал, он отвез Сару в маленький городок и положил на ее счет две тысячи фунтов.
- Прежде, чем мы пойдем в банк, необходимо заглянуть еще в одно место. Пойдемте.
Марк отвез девушку в столицу графства и остановился возле главного ювелирного магазина. Он шепнул продавцу несколько слов, и перед ними на прилавке появились самые роскошные обручальные кольца.
- Выбирайте любое, - предложил мистер Франклин.
- Они все такие красивые... Я просто не знаю...
В конце концов Сара решила, что не должна долго задерживать Марка, и выбрала платиновое кольцо с пятью бриллиантами, которое благоговейно примерила на палец.
- О, Марк, - прошептала она. - Кольцо великолепное! Я и представить себе не могла, что у меня когда-нибудь будет такое замечательное кольцо!
Марк поднял ее руку и внимательно изучил покупку.
- Что ж, неплохо. Совсем неплохо.
- Мне все же следовало бы рассказать маме прежде.., должны ехать в больницу. Сегодня после полудня я собираюсь в "Хермитэйдж"... Вы ведь поедете со мной, Марк?
- Да, дорогая, конечно, поеду. Мы позавтракаем, посетим банк в Бастоне, поместим объявление о нашей помолвке в "Тайме" и местной газете, а затем все расскажем вашей матери.
- Тогда она не сможет особенно возражать, Марк.
- Я не думаю... Вы ведь уже совершеннолетняя, правда?
Сара считала это слишком очевидным, чтобы отвечать.
Сначала миссис Фелмоу была настроена скептически.
- Не знаю. Я даже не подозревала, что ты влюбилась, Сара, - сказала она раздраженно.
- Понимаю, все это может показаться неожиданным, но поверь мне, мы оба знаем, что делаем.
- Как бы то ни было, все выглядит очень странно, слишком поспешно. Я считаю, что вам следовало бы подождать, пока я окончательно не поправлюсь, и не торопиться так с помолвкой и женитьбой.
- Вы совершенно правы, что волнуетесь за свою дочь, миссис Фелмоу, согласился Марк. - Но, видите ли, Сара и я понимаем, что вам после выхода из клиники понадобится специальный уход, поэтому ваша дочь хотела предложить вам собственную квартиру в западном крыле поместья, на первом этаже, чтобы вам не приходилось подниматься по лестнице...
На лице миссис Фелмоу появилось расчетливое выражение. Она взяла Марка за руку и посмотрела ему в глаза.
- Это очень благоразумно с вашей стороны, но у меня нет сил заботиться о самой себе...
- Я смогу заходить и приглядывать за тобой, мама, - поспешно вмешалась Сара.
Миссис Фелмоу театрально заломила руки.
- Я уверена, что мистер Франклин не захочет, чтобы его жена тратила все свои силы на уход за мной. Если бы у меня была горничная или, возможно, что-то вроде компаньонки, то было бы удобнее, как вы считаете?
- У вас все это будет, - с готовностью согласился Марк. - Мне бы не хотелось, чтобы мать моей жены испытывала нужду хоть в чем-то. Кстати, а почему бы вам не отправиться в круиз, скажем, в январе, чтобы избежать неприятностей английской зимы?
Сара испытывала даже чувство неловкости, видя с какой непринужденностью Марк преодолел все возможные возражения миссис Фелмоу, раскрывая перед ней некоторые перспективы роскошной жизни. Раньше она довольно часто выезжала посмотреть мир, но богатство, окружавшее ее с детства, со временем все больше становилось частью прошлого, а Марк предлагал все это вернуть.
При мысли о средиземноморском круизе и возможности проводить большую часть времени в своем клубе в Лондоне глаза пожилой женщины загорелись.
Конечно, решающими аргументами для согласия миссис Фелмоу на их брак были перспективы новой роскошной жизни. Но все равно Сара могла ее понять и порадоваться за свою мать, хотя та и не задумывалась над причинами брака своей дочери с Марком.
После объявления в газете посыпался град поздравлений, сопровождаемых (она должна была признать это!) завистливым удивлением. Косые взгляды, которые бросали на нее окружающие, напомнили ей неожиданно ту ночь, когда они ужинали с Марком в ресторанчике "Весла лодочника" и чей-то голос, донесшийся из темноты, произнес:
- Я знаю, что она найдет способ вернуть поместье.
Интересно, а приходила ли подобная мысль в голову Марку? Не по этой ли причине он поспешил вторично сделать ей предложение? Но Саре не хватило смелости спросить его об этом. Тем более что он, казалось, получал удовольствие от сенсации, которую произвела на всех их внезапная помолвка, а также бесконечные визиты поставщиков и подрядчиков, которых Сара пригласила для обустройства пустующих комнат поместья.
Однажды вечером, когда она вернулась из "Хермитейдж", позвонил Тони Мортон.
- Я пытаюсь связаться с вами тысячу лет, - сказал он. - Где вы были?
Сара вспомнила, что не видела его с того вечера, когда они катались на лодке. С тех пор так много всего произошло...
- Я собираюсь в Бастон на эти выходные и хотел бы пригласить вас с собой.
Мисс Фелмоу замялась, пытаясь подыскать слова, чтобы рассказать ему о переменах в своей судьбе. Не подождать ли до встречи с ним? Смолчать было бы легче, но ее натуре было свойственно выбирать более честный и прямой путь.
- Помните, я рассказывала вам, что раздумываю над полученным предложением?
- Да? О! - Голос его срывался. - Вы хотите сказать, что приняли его?
- Да.
- Что ж, поздравляю! - Наступила неловкая пауза. Затем он продолжил:
- Могу я узнать, кто это?
- Это Марк Франклин.
- Боже мой! Простите, мне не следовало говорить этого, но я просто удивлен, поскольку Гризельда собиралась в Мэнор на уикэнд и предложила подбросить меня.
- Понятно! - Наступила очередь мисс Фелмоу прийти в замешательство. С наигранной непринужденностью Сара произнесла:
- У нее, очевидно, дела с Марком.
- Я все равно собираюсь приехать вместе с ней. Мне нечего больше делать, да и лодка все еще числится за мной. Придется, видимо, развлекаться в одиночестве.
Сара пожалела, что рассказала Тони обо всем по телефону, потом решила, что так даже лучше.
Положив трубку, мисс Фелмоу долго сидела, раздумывая, стоит ли ей напоминать Марку о Гризельде, может быть, спросить его напрямую, что эта девушка для него значит. Отправляясь вечером спать, она так и не пришла к окончательному решению. На следующее утро Марк сопровождал ее по дому, обсуждая различные приготовления, и Сара почувствовала, что не может произнести вслух имя Гризельды.
- Думаю, маляры могут уже переходить на верхние этажи, - заметил он.
- Хорошо. А какую спальню следует подготовить в первую очередь? - спросила Сара.
- В общем-то все равно, только оставьте ту, которой я пользуюсь сейчас, без изменений. Если мне придется как-нибудь заработаться допоздна, я смогу там переночевать, да и некоторые свои бумаги я храню в спальне. Иногда ночью я просыпаюсь, когда ко мне приходит неожиданная идея или я обдумываю способ решения проблемы, то должен всегда иметь под рукой перо и чернила.
- Вы говорите о голубой комнате, так ведь? Это всегда была главная спальня. - Она распахнула дверь в просторную комнату. - Из нее открывается чудесный вид на парк, через изгородь на луга в низине.
- Тогда все отлично. Я полностью доверяю вашему вкусу.
- Может быть, нам следует подготовить несколько комнат для гостей?
- Думаю, это не понадобится. У меня один старый друг, Найджел Трент, он будет свидетелем на свадьбе. Найджел - управляющий моей фабрикой в Нортвилле. Я заказал ему номер в "Ангеле" в Бастоне. Не надо торопиться и с остальными комнатами, у нас еще будет много времени для этого.
Марк вышел вслед за ней из комнаты, и они снова вернулись на первый этаж.
- Кстати, я созвонился с агентством по найму, - сказал мистер Франклин. Они пришлют несколько девушек, претендующих на должность секретаря, сегодня днем. Вы поговорите с ними?
- Думаю, это следует сделать вам, Марк. В конце концов она будет работать с вами. Кроме того, я собиралась отпроситься у вас из конторы, чтобы посмотреть кое-какую мебель в городе. Он улыбнулся.
- На чем вы поедете?
- Воспользуюсь автобусом. К сожалению, он редко ходит.
- Что вам действительно необходимо, так это маленький автомобильчик, свой собственный. Вы умеете водить?
- Да. Я сдала на права несколько лет назад. Дедушка не хотел, чтобы я училась, он никогда не одобрял женщин-водителей, но поскольку сам он водить не умел, то вынужден был согласиться.
Два дня спустя в поместье доставили маленький спортивный автомобиль, и Марк вручил от него ключи Саре.
- Поместитесь в нем? - спросил он как бы между прочим.
- О, Марк! Она прекрасна! Я.., я просто не могу поверить.
- Я подумал, что цвет вам понравится, - улыбнулся он. - Но дайте мне слово, что не будете ездить слишком быстро.
Сара посмотрела на его посерьезневшее лицо.
- Вы будете беспокоиться? - спросила она мягко.
- Конечно. Не хотелось бы бросать деньги на ветер для того только, чтобы вы покалечились, - ответил он резко.
Момент был испорчен. Почему он всегда так себя ведет? Уничтожает радость от получения подарка такими дурными манерами.
Сара повернула ключ зажигания и завела двигатель. Но подобный подарок не мог не воодушевить ее, когда она объехала всю деревню, радуясь удивленным взглядам местных жителей. Если люди и считали, что она продала себя ради еще большего богатства, чем то, к которому привыкла, то подобные мысли не должны ее беспокоить.
Тем же вечером Сара навестила мать в "Хермитэйдже". Операция завершилась успешно, и, хотя миссис Фелмоу все еще не пришла в себя от наркоза, прогнозы медсестер и врачей были столь оптимистичны, что у нее просто камень с души свалился.
После этого она поехала прямо в поместье, чтобы показать Марку, как она довольна машиной, и поделиться хорошими новостями по поводу матери.
Перед домом, где мистер Франклин обычно оставлял свою машину, было пусто, и Сара подумала, не уехал ли он. Она решила заглянуть в гараж, но там тоже машины не было.
Завернув за угол дома, она остановилась в изумлении. В кустах стояли два незнакомых человека и смотрели на дом. Они были одеты в светлые, хорошо сшитые слаксы и рубашки без воротничка, у одного из них на голове красовалась красная вязаная шапочка с помпоном.
Мужчины походили на типичных отдыхающих с лодок, но было что-то вороватое в их манерах, что портило общее впечатление.
Если они были друзьями Марка, то почему прятались? Вдруг один из них осторожно направился к конюшне.
Сара вся превратилась в комок нервов, но, не колеблясь ни секунды, пошла прямо к нему, и звук ее шагов по гравию заставил мужчину резко обернуться. Она заметила выражение тревоги на его лице и то, как незнакомец быстро оглянулся по сторонам, чтобы убедиться, что девушка одна, после чего он несколько успокоился.
Лицо человека показалось Саре знакомым, но в то же время она знала наверняка, что никогда не встречалась с ним раньше.
Это был мужчина среднего роста, с грубыми чертами узкого лица и слегка желтоватым оттенком кожи, который появляется после нескольких лет жизни в тропическом климате. Его седеющие усы и волосы имели неопрятный вид.
- Могу я чем-нибудь помочь вам? - спросила мисс Фелмоу нарочито спокойно.
Сара бросила взгляд на второго мужчину, который все еще был полускрыт кустами. Он походил на иностранца, широкоплечий и смуглый. Мисс Фелмоу ощутила некоторый страх, осознавая свое одиночество и тишину вокруг. Где же Марк? Она вспомнила его постоянные опасения в связи с промышленным шпионажем.
Слегка наклонив голову, она повторила вопрос:
- Я спрашиваю, нужна ли вам моя помощь?
- Мы хотели бы попросить воды. Его акцент Сара узнала без промедления как более грубый выговор Марка.
- Мы поднялись сюда на лодке, по старой протоке, - продолжал он.
- Вам было где бросить якорь? - холодно спросила мисс Фелмоу.
Ему следовало бы придумать лучшее объяснение.
Второй мужчина подошел к ней, и Сара отступила, почуяв в нем какую-то враждебность, но в руке, которую он вытащил из-за спины, была лишь новенькая канистра. Движения этого человека отличались такой резкостью, что даже пугали. Заметив, как она отшатнулась, он рассмеялся неприятным смехом.
- Не обращайте внимания на моего друга, он вечно дурачится, - вступился первый.
- Как вам удалось отыскать дорогу к дому? - спросила Сара все еще с подозрением. - Я думала, что протока слишком заросла, чтобы лодка могла пройти по ней.
- Как видите. Правда, у нас совсем маленькая лодка. Нам нравится исследовать менее судоходные пути, верно? - обратился он к своему спутнику.
- Да, верно. Мы увидели трубы этого дома, и я сказал своему приятелю: вот местечко, где мы раздобудем водички.
- Примерно так, как сказал мой друг, мы заметили трубы этого дома и поднялись по тропинке посмотреть, не могут ли нам здесь помочь.
Это была довольно складная история. Она могла оказаться правдой, так как при них была канистра.
- Я дам вам воды. - Она протянула руку за канистрой.
- Ведите нас, мисс, я сам донесу ее. Он пошел рядом с ней к двери кухни.
- Это ваш дом? Какой красивый.
- Нет, я лишь работаю здесь.
- Мне сказали, он принадлежит семье Фелмоу.
- Нет, больше нет.
- Тогда кому же?
Она подумала, не является ли его любопытство чем-то большим, нежели нормальный дружелюбный интерес. Она по-прежнему не доверяла ему, но ответ не мог навредить ей; в конце концов правду легко было разузнать, стоило только спросить кого-нибудь в деревне.
- Сейчас владелец дома мистер Франклин, - отрезала она. - Теперь дайте мне канистру.
Она оставила его снаружи. Дверь кухни была не заперта, и Сара сунула канистру в раковину под кран. Кроме громкого тиканья часов, да шума льющейся воды, не было слышно ни единого звука. Возможно, Марк спит наверху, подумала она.
В мыслях Сара не очень-то доверяла правдивости рассказа незнакомцев, но ей казалось, что будет лучше все принять как есть. В конце концов она ничего особенно не могла сделать, лишь попытаться разузнать о них как можно больше.
Сара завернула крышку на канистре и понесла ее назад к двери.
- Вы долго были в плаванье? - спросила она.
- Мы не в плаванье, просто небольшое путешествие.
- Отпуск?
- Вроде того.
- Наверное, на одной из лодок мистера Бразерса?
- Может быть, но я забыл имя. Совершенно очевидно, что парень не из болтливых. Затем неожиданно он спросил:
- Вы, должно быть, Сара Фелмоу, верно? Она в нерешительности посмотрела на него.
- Д-да... Я вас знаю?
- Нет. Но я и так вижу, что вы представительница рода Фелмоу.
- Вероятно, вы были знакомы с моим дедом?
- Только понаслышке, но этого достаточно. Что ж, спасибо за воду, Сара. Мы больше не станем вас беспокоить.
Он быстро ушел прочь. Сара возмущенно смотрела ему вслед. Как он смел так фамильярно обращаться к ней! Она была совершенно убеждена, что никогда не видела его прежде. Его спутник-иностранец забрал канистру, и почти немедленно они оба скрылись за кустами из виду.
Сара пересекла двор и потрогала замок на бывшей конюшне - все казалось в порядке. Она вернулась и прошла несколько ярдов по тропинке к протоке.
Эта тропинка была еле заметной, и вызывало сомнение, что незнакомцы могли так легко по ней пройти.
До Сары донеслись шаги пробирающихся впереди людей, девушка тихо последовала за ними, стараясь оставаться незамеченной. Достигнув своей лодки, мужчины вытащили крюк, которым цеплялись за поросший зеленым мхом берег, и запустили мотор.
У Сары перехватило дыхание, когда она заметила название на борту лодки. "Дикий гиацинт" - та самая лодка, которую нанял Тони, и которая, по его словам, все еще числится за ним.
Мисс Фелмоу пыталась найти какое-нибудь объяснение, но ничего не приходило ей в голову. Возможно, существует заговор с целью похитить секрет аппарата Марка. А если это так, то причастен ли Тони к этому делу, как Марк всегда подозревал?
В раздумье она вернулась к дому и осмотрелась. Все было тихо и неподвижно. Должно быть, Марк где-то неподалеку, потому что дом не заперт и, заглянув в гараж, она обнаружила, что "ягуар" стоит на месте.
Проходя в очередной раз мимо кухонной двери, она остановилась и прислушалась. Старые часы на каминной полке тикали с какой-то агрессивной громкостью. Открыв дверь, Сара вошла в холл и заглянула в кабинет. Там было пусто. В камине лежала остывшая зола, на столе валялась перевернутая книжка, а крутящееся кресло, казалось, все еще сохраняло отпечаток спины Марка.
Прикрыв дверь, она поднялась по лестнице наверх. Ступеньки не были застелены ковровой дорожкой и скрипели у нее под ногами.
Наверху Сара остановилась. Дыхание у нее перехватило: в этот момент ей показалось, что она снова стала испуганной маленькой девочкой в огромном мрачном доме. Это ощущение она уже испытывала несколько раз, когда ей было семь-восемь лет, и тогда она с побледневшим лицом бежала к своему деду, ища у него защиты, и сразу успокаивалась в его ласковых руках.
Сара вымученно засмеялась над своими фантазиями. Это было очень давно, теперь она стала взрослой, и у нее есть сила и характер.
Решительным шагом она дошла до голубой комнаты, - спальни Марка и постучала в дверь. Ответа не последовало, тогда она повернула ручку и заглянула внутрь, но и здесь тоже было пусто.
Звук, донесшийся с лестницы, застал ее врасплох. Скрипнула одна ступенька, потом другая. Сара резко обернулась, ощущая от ужаса слабость в животе. Она не в силах была пошевелиться, устремив глаза на лестницу в конце коридора.
Ее единственной мыслью было, что это вернулись мужчины с лодки, но, к своему огромному облегчению, она увидела Марка.
- Господи, Сара, что ты здесь делаешь? До того, как Марк заговорил, она и не подозревала, в каком напряжении находится, и чувство облегчения заставило ее громко и нервно рассмеяться.
Марк пересек комнату, обнял ее и крепко прижал к себе. Глубоко вздохнув, Сара заговорила.
- Просто, Марк, я думала, что ты спишь, и искала тебя. Я испугалась, когда услышала, что кто-то поднимается по лестнице. Сейчас со мной все в порядке.
Они оба даже не заметили, что перешли на "ты".
- Точно?
Он внимательно посмотрел на нее и покачал головой.
- Спустимся вниз, я дам тебе выпить. Ты вся дрожишь. Неужели я так сильно напугал тебя? Она покачала головой.
- Я не была уверена, что это ты. Здесь только что находились два незнакомца.
Он вопросительно посмотрел на нее и она продолжала:
- Они сказали, что поднялись сюда по реке и искали, где бы пополнить запасы воды.
- Если они хотели только этого...
- Но я почувствовала, что это не так. Марк, ты не думаешь, что они как-то связаны с тем ограблением?
- Мужчины показались тебе подозрительными?
- Очень. И к тому же оказалось, что они прекрасно знакомы с местностью, хотя прежде я их никогда не видела.
- Гм. Пройду-ка я по протоке и все проверю.
- В этом нет необходимости. Я пошла вслед за ними и видела, как они уплыли.
- У них действительно была лодка? Я хочу сказать: это не для отвода глаз?
- Да, лодка была там, и мужчины уплыли на ней.
По какой-то причине Сара не могла заставить себя рассказать Марку, что это была та самая лодка, которую нанял Тони и которая все еще числилась за ним. Ей хотелось самой выложить Тони этот факт, дать ему возможность объясниться, потому что ей трудно было поверить в его причастность к последним событиям.
Марк проводил ее вниз в кабинет, и налил ей виски с имбирем.
- Это вернет румянец на твои щеки, Сара.
- Спасибо.
От спиртного она быстро согрелась. Откинувшись на спинку кресла, Сара вспомнила, что в тот вечер, когда она пришла сюда наниматься на работу, именно на этом подлокотнике сидела Гризельда.
- Мисс Криз приезжает на выходные? - неожиданно спросила она.
Марк поднял голову, и Сара уловила какое-то виноватое выражение на его лице.
- Кто тебе сказал?
- Тони позвонил мне... Он раздраженно произнес:
- Не желаю, чтобы этот хлыщ увивался вокруг тебя.
Сара ненавидела приказную интонацию его голоса. Какое право он имел критиковать ее, когда Гризельда приезжает, чтобы повидаться с ним самим.
- Тони всегда с уважением относился ко мне, - рассерженно ответила она.
- А именно этого ты не можешь сказать обо мне? - закончил за нее Марк. Я, может быть, и не такой утонченный человек, чем те люди, к которым ты привыкла, но я не собираюсь позволять другим мужчинам ухаживать за девушкой, с которой я обручен. Надеюсь, ты в разговоре упомянула этот небольшой нюанс?
- Конечно. И я полагаю, ты тоже рассказал об этом Гризельде?
Он встал и как-то Странно посмотрел на нее из-под своих густых бровей.
- Я расскажу Гризельде, когда она приедет сюда завтра. Мне бы хотелось, чтобы ты тоже была в поместье к ее приезду.
Сара широко раскрыла глаза.
- Я.., я могу быть занята...
- Я позвоню тебе, когда Гризельда будет здесь. - Как всегда, его тон не допускал никаких возражений. - Кроме того, на следующей неделе ты не будешь так загружена. Я принял одну из девушек на твое место, она начинает работать в понедельник.
- А ты проверил ее на преданность интересам фирмы? - спросила она дерзко.
- Ты помнишь об этом? Но на сей раз я не ищу себе жену.
- А тогда искал? - удивилась она.
- Я принял твердое решение. Мне хотелось, чтобы ты осталась в поместье.
- О!
- Кстати, я назначил дату нашей свадьбы. Она состоится в следующую пятницу.
У Сары захватило дух. Она не ожидала, что он решит что-нибудь, не посоветовавшись с ней, да еще так скоро!
- Я не успею подготовиться! - воскликнула она.
Марк улыбнулся.
- Успеешь. У тебя целая неделя впереди, есть машина, деньги. Что еще нужно?
- Ничего, - уступил? она.
Все это казалось каким-то нереальным, словно сказка стала явью, только прекрасный принц не был влюблен в нее, а женится, потому что она олицетворяла собой все, чего он был лишен в детстве, плюс пропуск в высшее общество, если такое желание возникнет.
- Налить еще? - спросил он.
- Нет, спасибо. Вообще-то я пришла сказать, что операция у мамы прошла успешно.
- Хорошие новости.
- И поблагодарить за машину.
- Ты довольна ей?
- Еще бы!
Сара задержалась еще ненадолго. На прощание Марк слегка поцеловал ее - это вошло у него в привычку со дня их помолвки. Поцелуй был почти братским. А ведь ей так хотелось проявления хоть намека страсти с его стороны!
По дороге в Лодж, где она припарковала свою новую машину, Сару не покидало чувство одиночества.
На следующий день она увидела на подъездной дорожке длинный красный автомобиль Гризельды и обратила внимание, что Тони с ней не было. Если он и приехал, то, вероятно, остался в деревне.
Нервничая, Сара размышляла, зачем Марку понадобилось, чтобы она обязательно приехала сегодня в поместье. Ему потребуется время, чтобы рассказать Гризельде об их предстоящей свадьбе. Интересно, подумала она, как мисс Криз воспримет это сообщение.
Подъезжая к дому, Сара увидела Марка.
- Где Гризельда? - спросила она.
- Наверху.
Удивленная, она позволила Марку взять себя за руку и повести по широкой лестнице в спальню, которую недавно отделали. В комнате еще отсутствовала мебель, но на полу лежал персидский ковер, а на крюке для картин висели шесть белых свадебных платьев разных фасонов.
- О! - Возглас искреннего изумления сорвался с губ Сары. - Они прекрасны!
- Выбирай, - показал Марк на них.
- Правда, они великолепны? - раздался из дверей голос Гризельды. Сара обернулась. Если мисс Криз была оскорблена или ревновала, это никак не отразилось на ее красивом лице, всегда имевшем радостное выражение при любых обстоятельствах.
- Все они сделаны Харвиетс, кутюрье, и дневные и вечерние, - сказал Марк. - Примерь их, Сара, и скажи свое мнение.
В дверях он обернулся:
- Позови меня, когда будешь готова, я хочу посмотреть, как они сидят на тебе.
Как платья сидят на мне, с грустью отметила Сара, а не как я в них выгляжу. Она покачала головой.
- Это плохая примета, Марк.
- Ты ведь не веришь в эту суеверную чепуху?
- Просто.., это как-то не правильно.
Он скептически рассмеялся и пожал плечами.
- Ладно, подожду до следующей недели. Одно за другим примеряла Сара эти прекрасные наряды. Каждое платье имело свое отличие, и, к ее удивлению, все сидели на ней превосходно.
- Как вам удалось вычислить мой размер? - удивилась Сара.
- Это Марк. У него всегда был наметанный глаз на цифры, - ответила мисс Криз.
Сара ощутила некоторую неловкость при мысли, что такие интимные вещи были предметом обсуждения между Марком и Гризельдой.
Возбуждение быстро угасало в ней - все казалось таким будничным, особенно после того, как Гризельда сказала ей, что остальные платья предназначены для специального показа и не были выбраны дополнительно.
Все же она почувствовала удовлетворение, когда остановилась, наконец, на подходящем платье. Это было простое длинное платье с облегающим корсажем и вырезом в виде сердечка. В сочетании с длинными светлыми волосами и бледным лицом оно придавало ей особую миловидность. Она поворачивалась у зеркала, с наслаждением ощущая мягкость ткани.
- Это сон, - шептала она.
- Жаль, что Тони не видит вас сейчас, он бы умер от ревности!
Сара посмотрела на Гризельду.
- Он приехал с вами?
- Да, он в гостинице. Его потрясла новость, что вы выходите замуж за Марка, и он сказал, что не хочет сейчас его видеть.
- А вы сами не очень удивились? Гризельда пожала плечами.
- Думаю, я все время догадывалась, что если у Марка есть шанс жениться на ком-то "классном" вроде вас, то я не выдержу сравнения.
Сара уловила твердость в голосе девушки, но не могла понять истинной причины. Медленно, с тяжелым сердцем она расстегнула и сняла платье.
- Я, пожалуй, возьму его домой. Сара снова переоделась в свою обычную одежду, взяла свадебный наряд и стала спускаться вниз по лестнице. Марк ожидал их в своем кабинете, открыв дверь.
- Заходите, выпьем, - позвал он, бросая взгляд на коробку в руках Сары, Значит, ты уже выбрала. Хорошее?
- Просто великолепное, Марк. Огромное спасибо!
Пока мистер Франклин наливал вино в бокалы, Гризельда сказала:
- Я заметила афишу в деревенской гостинице, когда заказывала комнату. Она объявляла о большом бале в поместье, а ты не рассказывал мне об этом, Марк.
- Я не знал, что ты интересуешься деревенскими танцульками, - Это может быть весело, особенно здесь! Когда же состоится празднество?
- В следующую субботу, - сказала Сара. - Я собиралась напомнить тебе, Марк, но ты был слишком занят. Мне пора начинать готовить бальный зал.
- Роллинз может помочь тебе, и я попрошу миссис Яллоп убрать комнату до понедельника.
- Нет, нет. Я обещала, что эти приготовления никак не обеспокоят тебя, и сама могу все убрать.
- Ну вот, ты снова за свое. Мне не составит особого труда договориться с миссис Яллоп.
Глаза Сары сверкнули. Снова он ей указывает! Казалось, что все, что она скажет, Марк переворачивает наизнанку.
- Никогда не слышала, что натирка полов - такое привилегированное занятие, - возразила она.
Он улыбнулся.
- Только в том случае, если ты занимаешься этим сама!
- Пока никто не хочет, чтобы я натирала пол, - проворчала Гризельда. Сама мысль об этом кажется мне шокирующей. Налей мне еще, дорогой.
Марк поднялся и взял ее стакан.
- Еще шерри, Сара?
- Нет, спасибо. Мне действительно пора уходить.
Хотя Марк протестовал, Сара настояла, на том, чтобы ее не провожали.
- Ну, хорошо. Я хочу показать Гризельде кое-какие наброски, которые сделал недавно.
Сара встала и направилась к двери, но Гризельда лишь поудобнее устроилась в кресле.
- Почему бы тебе не принести их сюда, Марк. Здесь удобнее.
- Ты родилась раньше лени, - улыбнулся он, - Ладно, пойду принесу.
У двери он прикоснулся легким поцелуем ко лбу Сары, и она, взяв свою коробку, вернулась в Лодж.
Глава 8
В тот вечер Сара поехала в клинику навестить свою мать. Миссис Фелмоу шла на поправку и все больше радовалась предстоящему возвращению в поместье. Сара рассказала ей о том, в какие цвета будут окрашены стены комнат в западном крыле здания и какие предметы обстановки ей хотелось бы перевезти обратно из Лоджа. Миссис Фелмоу была слишком счастлива в связи с новым поворотом судьбы и разрешила Саре вернуть все, что они взяли из поместья, особенно фамильные портреты, которые никогда ничего особенного для нее не значили.
Покинув "Хермитэйдж", Сара остановила машину в деревне возле гостиницы. Войдя внутрь, она осведомилась о Тони.
- Мистер Мортон? Да, конечно, я видел, как он только что направился в бар.
Портье указал ей дорогу, и Сара вскоре обнаружила Тони, который сидел на высоком сиденье у стойки бара. Он повернулся, и приветливая улыбка озарила его лицо. Как бы ей хотелось, чтобы Марк хоть раз так посмотрел на нее!
- Привет, Сара. Какая удача! Я совсем не был уверен, что вы захотите меня увидеть после своей помолвки. Полагаю, все уже определено? Даже точная дата?
- В следующую пятницу, - ответила она.
- Да, немного поспешно. Но я не виню Марка, я был бы таким же нетерпеливым на его месте. Хотите выпить?
- Пожалуйста, сладкий вермут. Она взобралась на высокий табурет рядом с ним и облокотилась на стойку, обдумывая, как лучше задать тревоживший ее вопрос.
- За ваше счастье, Сара! - Глаза его смотрели вполне серьезно, и она почувствовала, что он не шутит.
- Как насчет завтрашней прогулки, в последний раз? Ради нашей дружбы?
- Вы же знаете, я не могу сделать это, Тони. Но я, кстати, кое-что хотела у вас узнать. Вы все еще арендуете "Дикий гиацинт"?
- Конечно. Я нанял лодку на месяц. Я чуть было не расстался с ней на этой неделе, потому что сейчас время отпусков и заказов великое множество.
Сомнение затуманило ей глаза: тогда как же все это объяснить?
- Я.., мне показалось, что кто-то пользовался ею на прошлой неделе.
Тони уставился на нее.
- Вы уверены? Я хочу сказать, что все лодки похожи.
- Это был "Дикий гиацинт", - повторила она.
Мистер Мортон со злостью стукнул кулаком по столу.
- Мне всегда не нравился тот тип, у которого я ее арендовал. Он знал, что меня не будет целую неделю, и, должно быть, решил на этом подзаработать, передав ее кому-то еще. Когда вы их видели?
Сара замялась. Ей не хотелось, чтобы Тони подумал, будто она его подозревает.
- Лодка просто стояла на реке.
- А кто был на борту?
- Какая-то пара, мне не удалось как следует их разглядеть. - Мисс Фелмоу колебалась, не до конца убежденная его объяснением, хотя удивление и недовольство молодого человека выглядели искренними.
- Я поговорю с этим типом, как только увижу его, - кипятился Тони. - Это нечестно. А вдруг я бы неожиданно приехал?
- Но, ведь этого не случилось. - Сара широко улыбнулась. - А если бы я их не заметила, то вы никогда об этом не узнали.
- Подливаете масла в огонь? Вы правы. Чего мне действительно хочется, так это постараться уговорить вас передумать насчет прогулки со мной?
- Нет, Тони. Я, правда, не могу, но все равно спасибо.
Она встала и протянула ему руку.
- Значит, до свидания?
- Я.., не знаю. На данный момент, да.
- Когда мы увидимся в следующий раз, вы будете уже миссис Франклин.
Это прозвучало непривычно для ее уха, нереально, но очень приятно. Она улыбнулась ему.
- Да, видимо. Я очень рада знакомству с вами, Тони. Спасибо за все и.., и до свидания.
Мисс Фелмоу вышла из бара, села в машину и вернулась в Лодж.
В воскресенье она совсем не виделась с Марком. Ей было необходимо все подготовить. Потом Сара много времени провела в "Хермитэйдже" и весь вечер писала письма своим многочисленным друзьям, сообщая о своей скоропалительной свадьбе. Мисс Фелмоу тихонько смеялась, воображая, с каким удивлением они воспримут эту новость, представляла себе шквал телефонных звонков и тщетные попытки ее адресатов разузнать, кто же такой Марк Франклин. Она намеренно дала смутное описание его, догадываясь, что те примутся штудировать справочник "Кто есть Кто" и ничего не обнаружат.
В понедельник утром Сара вошла в свой офис в обычное время и рассказала новой секретарше Пегги Джонс о порядке ведения дел в поместье. Она подробно объяснила, что нужно делать в порядке очередности, и даже поведала о некоторых привычках босса. Мисс Джонс оказалась профессионалом, и Сара осталась довольна, что дела в конторе не застопорятся с ее уходом.
После ленча она отправилась взглянуть на бальный зал, чтобы узнать, не требуется ли чего-нибудь. Танцы были назначены на вечер следующего дня после их с Марком свадьбы, и поскольку он не предложил иной альтернативы, мисс Фелмоу решила, что все должно идти так как запланировано.
Мистер Франклин ни словом не обмолвился о медовом месяце, и Сара полагала, что они вернутся в поместье сразу же после церемонии бракосочетания.
В любом случае было очевидно, что недавнее окончание разработки агрегата и подготовка его к внедрению в массовое производство не позволят Марку надолго отлучиться из дома.
Еще несколько образцов ждали своей доработки, не говоря уже о запуске нового материала на рынок, рекламе, маркетинге и тому подобном.
Товарная новинка мистера Франклина уже произвела хорошее впечатление на владельцев магазинов и покупателей. Уже поступили повторные заказы. Не было сомнений, что "платье владелицы поместья" ждет шумный успех - главная направляющая сила, которую Марк создал на своей нортвилльской фабрике, выпускающей новые ткани, но товар нуждался в постоянной рекламе.
Когда Сара вошла в бальный зал, там уже была миссис Яллоп с ведром и тряпкой.
- Пол необходимо было вымыть, - сказала она весело, - но потом я натру его, и все будет готово к субботе.
- Я заказала электрополотер, его доставят через день-два.
- Хорошо. Он будет очень кстати. Мистер Роллинз уже убрал отсюда почти все коробки.
- Отлично. Мне придется позаботиться об освещении. Надо съездить в Бастон и купить новые светильники. Я быстро вернусь.
- У вас такая красивая машина, мисс Фелмоу, - похвалила миссис Яллоп.
- Да, это правда. Мне ее Марк подарил.
- Я еще не успела поздравить вас с помолвкой, мисс Фелмоу. Надеюсь, вы будете очень счастливы.
- Благодарю вас, миссис Яллоп.
- Кажется, бракосочетание намечено на пятницу? Так сказал мистер Франклин.
- Правильно. Он сказал, что незачем ждать, раз уж мы все решили.
- Он прав, только вы же знаете, что некоторые говорят.
- А что именно они говорят? Миссис Яллоп выглядела смущенной, но Сара настаивала.
- Ну, говорят, что вы так поступаете, пока ваша матушка в больнице, потому что она против.
- Глупости, мама очень рада.
- Это хорошо, мисс Фелмоу. Я так им и скажу, пусть перестанут повторять, что, если бы его светлость знал об этом, он никогда не дал бы своего согласия. Верно, мисс Фелмоу?
- Этого мы никогда не узнаем, - ответила Сара, поджав губы. Она терпеть не могла сплетен, хотя их невозможно было избежать в маленькой отдаленной деревушке. - Можете сказать всем любопытствующим, что мы с Марком женимся просто потому, что любим друг Друга.
Щеки ее пылали, но миссис Яллоп широко улыбалась и казалась вполне удовлетворенной таким ответом.
- Я всегда знала, что это так. Я очень рада за вас, мисс Фелмоу.
К середине недели бальный зал почти приобрел свой первоначальный торжественный вид, как и просил Марк, когда давал разрешение на танцы. Краска на стенах сверкала после хорошего мытья, жалюзи вместе с новыми шторами отлично сочетались. Повсюду с потолка свисали праздничными гроздьями воздушные шары.
Разноцветные гирлянды огней для террасы были установлены и подключены местным электриком. Оркестр разместился на галерее и в день праздника Саре оставалось только украсить все цветами.
Марк появился в четверг, ближе к вечеру, когда мисс Фелмоу уже заканчивала работу по убранству помещения. Она улыбнулась ему.
- Что скажешь о бальном зале?
- Я потрясен. Никогда не думал, что являюсь владельцем такой роскоши.
- Именно так зал когда-то и выглядел.
- Ты действительно любишь этот старый дом?
Она кивнула.
- Трудно объяснить, что я чувствую к поместью, - сказала Сара. - Во мне всегда жило чувство, словно дом - это часть меня. Думаю, ты не поймешь.
- Я не такой уж бесчувственный.
- Я не то имела в виду! - быстро проговорила она. Ей не хотелось причинять ему боль. - Не думаю, что даже сама все хорошо понимаю. Наверное, это потому, что я никогда не жила в другом месте, и еще потому, что дедушка был так горд нашим наследием. Я должна была знать все назубок, все о том, как было построено поместье сэром Томасом Фелмоу.
- Это тот парень, о ком выбито на медной доске рядом с алтарем в церкви; о нем и его жене Изабелле, а также длинный перечень его сыновей и дочерей, сказал Марк. - Томас Фелмоу, безусловно, жил полнокровной жизнью.
Она улыбнулась.
- О, он был очень занятой человек, сражавшийся за свою королеву, следивший за своими владениями и построивший этот дом.
- В церкви я заметил еще одно надгробие со странной надписью: "Она отдала свою жизнь за род Фелмоу".
- Это о леди Элеонор. Очень грустная история, - сказала Сара. - Она была молодой и прекрасной, и один из моих менее богатых предков, лорд Энтингем, женился на ней, когда находился уже в достаточно зрелом возрасте.
Всю свою жизнь он был повесой, вечно пребывал без денег и наконец решил, что должен жениться для продолжения рода. Но бедная Элеонор была бездетной. Я всегда думала, что она являлась самой несчастной из всей семьи Фелмоу, и не удивительно! Не имея собственных детей, в один прекрасный день она обнаружила, что ее горничная беременна от лорда Энтингема. В этом не было никаких сомнений, и бедная леди Элеонор была настолько горда, что бросилась с башни и разбилась насмерть.
- Очень печально. А ее горничная?
- Лорд Энтингем женился на ней, и через три года у них уже было трое сыновей, а потом их отец умер. Один из его сыновей стал моряком и геройски погиб при Трафальгарской битве.
- Вот это семейка!
Он взял ее руки в свои и стоял, с нежностью глядя на Сару.
- Ты будешь счастлива, когда вновь вернешься сюда? Не жалеешь о том, что случится завтра?
Сара отвела взгляд. Не жалеешь? Нисколько, только.., только ей бы хотелось немного любви. Она невольно вздохнула. Марк выпустил ее руки и отвернулся. Стоя к девушке спиной, он смотрел в окно.
- Я не заставляю тебя сдерживать свое слово, если тебе это так, неприятно.
- О, нет, Марк, нет. Это не так. Все обязательно должно состояться.
- В твоих словах я не слышу уверенности.
- Ну, - она поколебалась, - я представляла себе наш брак несколько иначе.
- Ты хочешь сказать, что я не совсем тот человек, за которого ты хотела бы выйти замуж? Сара встала рядом с ним.
- Нет, я совсем не об этом. Почему ты ведешь себя так, словно страдаешь комплексом низкого происхождения?
Ее слова задели Марка. Он схватил ее за руку и грубо повернул к себе. Его глаза пылали неистовым гневом.
- Ты не должна выходить замуж за человека, которого презираешь! Почему ты не откажешься? Я же даю тебе эту возможность.
- Разве ты этого хочешь, Марк?
- Ты знаешь, чего я хочу. Я действую достаточно четко.
- Давай оставим все, как есть, - предложила она.
- Ладно. Увидимся завтра в церкви. Даже не взглянув на Сару, он вышел из комнаты. Слезы застилали ее глаза. Может, она совершает непростительную глупость, выходя замуж за Марка? Неужели разница между ними слишком велика?
Если бы Марк не относился с таким пренебрежением к чувствам, чтобы она могла показать, как сильно его любит. И опять-таки, если бы она не любила его так горячо, все, возможно, было бы гораздо лучше, она не стала бы ждать от него больше, чем он в силах ей дать.
Сара и не надеялась, что он полюбит ее. Как она могла? Девушка думала о классической красоте Гризельды и видела в зеркале свое собственное маленькое личико со слишком широко расставленными глазами и слегка вздернутым носиком.
Той ночью она плохо спала, постоянно прокручивала в голове все приготовления к предстоящей свадьбе. Мистер Флауэрс должен был вести ее к алтарю, и она была рада этому. Он был одним из старейших друзей семьи и добрым приятелем ее деда.
Она разложила приготовленное платье на кровати своей матери, рядом с ним фату с веткой из искусственного флердоранжа и маленькие белые туфельки. Букеты были заказаны, а две маленькие внучки мистера и миссис Флауэрс должны были стать ее "подружками". Марк настоял, чтобы для них тоже сделали платья, подходящие по фасону к ее свадебному наряду.
Казалось, все шло по плану, несмотря на ту поспешность, с которой были сделаны все эти приготовления. Прием должен был состояться в деревне, и все работники фабрики были приглашены, а численность их значительно превосходила немногих персонально приглашенных гостей.
Без сомнения, отметила она, если у тебя есть деньги и положение, можно сдвинуть горы.
Сара повернулась на бок и попыталась расслабиться. Завтра день моей свадьбы, повторяла она про себя, но все равно это звучало как-то нереально. Если бы только она могла быть уверена, что все пройдет хорошо.
Мысли о женихе разбудили в ней противоречивые чувства. Мисс Фелмоу с замиранием сердца думала о его объятиях, но с печалью вспоминала вдруг о резких и неприятных словах, которыми Марк часто разрушал радость их встреч. Сара снова заворочалась на постели. О, Господи, завтра она будет выглядеть просто ужасно!
Очевидно, девушка все же уснула, потому что ее разбудил солнечный свет, заливавший комнату, и тут же вспомнила, что сегодня, именно сегодня она выходит замуж за Марка Франклина.
Утро было заполнено разными делами, посещением парикмахера, разглядыванием подарков, и Саре стало казаться, что это никогда не кончится, что она плывет в каком-то сладком полусне.
Миссис Флауэрс приехала после раннего ленча.
- Я подумала, ты захочешь, чтобы я помогала тебе одеться, дорогая, сказала она, - раз матушка не сможет присутствовать.
- О, это очень мило с вашей стороны. Я так вам благодарна. Я беспокоилась, что не смогу сама застегнуть пуговицы на платье. Застежка сзади очень сложная.
Сара вымылась на кухне в корыте и была свеженькая и душистая в своем шелковом белье и халатике.
Миссис Флауэрс помогла Саре надеть платье, чтобы не испортить прическу. Она застегнула его и отступила, придирчиво разглядывая мисс Фелмоу со всех сторон.
- Сара, ты выглядишь просто великолепно в этом платье! Какая прекрасная ткань!
- Это синтетический материал, который разработал Марк здесь, в поместье. Ткань очень красивая и мягкая, правда?
От одобрительных слов, сказанных миссис Флауэрс, щеки Сары немного порозовели. Она посмотрела долгим взглядом в зеркало на свое отражение. Даже ей, думала она, красота платья придала особую прелесть.
- Позволь мне прикрепить венок и фату. Так! И твой букет... - Миссис Флауэрс продолжала болтать, радостно восклицая при виде каждого нового элемента из наряда невесты.
- Моя дорогая, ты настоящая красавица, - тепло улыбнулась она. - Этот человек знал, что делает, когда предложил тебе выйти за него замуж! Он снова влюбится в тебя, как только увидит.
Ах, если бы это было так, с грустью думала Сара. Тогда действительно все было бы великолепно. Волнение придало ее лицу яркие краски, платье и аксессуары прекрасно сочетались, и мисс Фелмоу являла собой образец счастливой невесты, когда она медленно и торжественно шла рука об руку с мистером Флауэрсом по проходу старинной деревенской церкви.
В церкви присутствовало множество людей. Марк объявил сокращенный день для всех своих рабочих, и большая часть деревенских жителей пришла посмотреть на свадьбу нового владельца поместья и внучки старого сквайра. Церковь была убрана цветами, орган торжественно играл "Вот идет невеста", но Сара едва замечала все это, идя навстречу Марку.
Мистер Франклин повернулся при ее приближении. Их глаза встретились, и довольная, одобрительная улыбка тронула его губы, собрав морщинки возле глаз. Она остановилась рядом с ним, и преподобный отец Блэйк начал службу.
Последующее показалось сном - слова, их повторения, гимны, и вот она выходит под руку с Марком из дверей церкви в сияющий августовский полдень и попадает под перекрестные вспышки фотокамер.
Они снимали ее во всех ракурсах: вместе с ее "подружками" и без них, рядом с Марком и порознь, пока невеста окончательно не смутилась.
- Нам не нужно столько фотографий, - сказала она.
- Довольно, - остановил Марк фотографов. - Пойдем... - И, взяв Сару за руку, он повел Сару к машине под дождем из риса и конфетти.
- Я.., я не ожидала всего этого, - произнесла она, задыхаясь.
- Я знал, что будет несколько репортеров, но не ожидал, что столько. Многие из них приехали из различных журналов мод. Но мы опоздаем на прием, если задержимся в церкви.
- Ты не забыл, что мы собирались сначала поехать в клинику, чтобы навестить маму?
- Не забыл. - Он ободряюще погладил ее плечо. - Ты ведь предупредила старшую медсестру в "Хермитэйдже"?
- Да, они уже ждут нас. Миссис Фелмоу взяла каждого из них за руку, и глаза ее заволокли слезы.
- Ах, боже мой! Я всегда плачу на свадьбах, хотя это так глупо.
- Только подумайте, что совсем скоро вы выпишетесь отсюда и вернетесь жить в поместье - ваши комнаты почти готовы, - сказал Марк.
- Как чудесно! Вы, кажется, говорили, что я смогу отправиться зимой в круиз, Марк? Думаю, это поможет мне окончательно поправиться.
- В любое удобное для вас время. Скажите только дату, и я закажу вам путешествие первым классом, матушка.
Странно было слышать, как он впервые произнес это слово. Марк наклонился и поцеловал ее перед уходом. Когда Сара обняла и поцеловала свою мать, миссис Фелмоу прошептала:
- Ты выглядишь такой сияющей, Сара. Правда, Марк?
- Определенно. - Но готовность, с которой он подтвердил ее слова, не могли скрыть от Сары насмешливую улыбку на его лице.
Торжественный ужин оказался длинным и веселым. Саре казалось, что она уже много часов стоит рядом с Марком, пожимая руки гостям. Он открыл двери дома для всех желающих, и прибывшая толпа гостей была очень разношерстной. Кроме друзей и работников фабрики, пришло много деревенских жителей, привлеченных любопытством, богатым разнообразием буфета и разливанным морем шампанского.
Найджел Трент, друг Марка и управляющий его нортвилльской фабрикой, был на свадебном обеде в качестве свидетеля жениха. Он и его хорошенькая жена Мойра были добрыми, общительными людьми, которые везде чувствовали себя легко и уютно, как дома.
Речь Найджела была пронизана доброжелательным весельем, но Сара едва слышала, что он говорит. Ей казалось, что все это какая-то телевизионная постановка, которую она смотрит, приглушив звук.
Машинально Сара благодарила людей за подарки, за то, что они пришли, за их добрые пожелания. Она начала постепенно привыкать к тому, что окружающие называли ее миссис Франклин. Наконец, вечер закончился, и новобрачные поехали в поместье. И тут к ней пришло полное осознание того, что она навсегда стала его женой.
- Тебе не нужно заехать за чем-нибудь в Лодж?
- Нет.
Приданое Сары доставили накануне. Оставалось несколько личных вещей, которые ей хотелось забрать, но она решила, что сделает это попозже. Марк остановил машину перед домом и повернулся к ней с улыбкой.
- Итак, миссис Франклин, вы дома! Слегка нервничая, Сара улыбнулась в ответ, а он выскочил из машины, обежал вокруг, и едва она успела выйти, как тут же подхватил жену на руки.
- Говорят, переносить новобрачную через порог дома - хорошая традиция.
Сара ощутила силу его рук, мускулы груди под темным смокингом. Теплое дыхание согревало ей щеку, пока он поднимался по двум широким каменном ступеням и переступал порог.
Он держал ее в своих объятиях крепко, но нежно, потом очень осторожно поставил свою жену на ноги, сопроводив этот жест легким поцелуем.
Сару вдруг охватил озноб. Она и не заметила, как дневной жар сменился прохладой позднего вечера.
- Ты замерзла, - сказал Марк. - Пойдем надень что-нибудь потеплее.
Сара положила букет на столик в коридоре и медленно поднялась по лестнице наверх. На повороте обернулась и посмотрела вниз, Марк по-прежнему стоял у двери и глядел ей вслед.
Смущаясь, она дошла до спальни. Ковер мягко соприкасался с ее ногами, большая двухспальная кровать была застелена тончайшим розовым бельем.
Заведя руки за спину, Сара попыталась расстегнуть свое платье. Она вертелась и так и сяк, но это оказалось невозможным, и, подхватив юбки, новобрачная спустилась в гостиную.
Марк сидел, вытянувшись в кресле, и смотрел телевизор.
- Марк!
Он вскочил на ноги и повернулся к ней.
- Прости. Я не могу расстегнуть платье.
- Бедная Сара. Может, оставить его на тебе навсегда? Как у того персонажа из Диккенса.
- Мисс Хавершем? Ее обманули. - Она подошла к нему и повернулась спиной. Видишь, оно застегивается на маленькие круглые пуговички, я уже расстегнула две или три верхние.
- Ты рада, что наша свадьба состоялась?
- Конечно. - Она старалась держаться хладнокровно, но как только его пальцы коснулись ее обнаженной кожи, слегка задрожала, ощущая его дыхание у себя на шее, когда он наклонился и занялся пуговицами.
Инстинктивно Сара прижала руки к груди, удерживая платье, не давая ему соскользнуть в то время, как пальцы Марка намеренно неторопливыми движениями продолжали расстегивать ряд пуговиц до самой талии.
Когда он дошел до последней пуговички, то помедлил, повернул ее к себе лицом и обвил одной рукой за талию. Сара заметила огонь в его глазах. Затем он притянул ее к себе и поцеловал. Она закрыла глаза и отдалась на мгновение желанию, которое ощутила в нем.
Поцелуи Марка становились все настойчивее, а объятия - чересчур жаркими. Эта страстность была слишком неизведанной для нее и пугала своей неожиданностью и силой, но более всего ее отталкивало отсутствие нежности.
Она стала сопротивляться, пытаясь вырваться из его рук, но вдруг он сам ослабил объятия. Сара отступила назад, и на глазах у нее показались слезы. Если бы он смог сказать, что любит ее, эта страсть обрела бы крылья, стала глубоким чувством, но он просто стоял и смотрел на нее, словно не уверенный в ней.., или в себе.
- В чем дело? - спросил он хрипло.
Она беспомощно покачала головой.
- Я.., я не знаю.
В отчаянии Сара продолжала стоять неподвижно. Лицо Марка приобрело свое обычное неприступное выражение. Все следы страсти, казалось, покинули его, и он снова уселся в кресло. Сара вспомнила, что полуодета, и прижала к груди корсаж платья. Она повернулась, чтобы идти наверх, но тут картинка на экране привлекла ее внимание.
- На состоявшейся сегодня свадьбе мисс Сары Фелмоу, внучки последнего лорда Энтингема Бастонского, невеста была обета в платье из новой синтетической ткани, специально разработанной ее мужем, мистером Марком Франклином. По случаю такого события в общественной жизни и жизни моды свадьба, состоявшаяся в тихом сельском местечке, привлекла внимание фотографов и кинооператоров со всей страны.
Разгневанная, она повернулась к Марку.
- Как ты мог? Наша свадьба - и ты использовал ее для своей дешевой рекламы!
Он подошел к телевизору и выключил его.
- Я не назвал бы ее такой уж дешевой!
- По существующим расценкам, я уверена, она такой и была. А я думала, ты сможешь зарабатывать деньги и без этого.
- Действительно? Но ведь ты не думаешь, что я специально это подстроил?
- Если не ты, то кто же? Ты упомянул об этом в своем лондонском агентстве! Все равно, конец одинаков. Поэтому-то в церкви просто не протолкнуться было от репортеров.
Он молча смотрел на нее.
- Я не понимаю все же, почему ты придаешь этому такое большое значение?
- Мне противна сама мысль о том, что за всем этим кроется какой-то расчет, хотя бы и финансовый.
- А ты невысокого мнения обо мне, Сара! Глаза его пылали от злости.
- Но так вот что я скажу тебе! Я бы не смог отдать свою руку и сердце человеку, которого презираю, как это сделала ты!
Сара вздрогнула, будто ее ударили. Он прошел мимо нее и шагнул прямо в ночь, хлопнув дверью. Она прибежала в свою комнату и быстро сняла с себя свадебное платье. Разозлившись, Сара оставила его лежать на полу: красота наряда разрушена - всего лишь рекламная уловка! Никак иначе!
Сара заперла дверь спальни, потом снова повернула ключ в замке. Она вышла замуж за Марка, он имел право войти к ней в комнату, когда пожелает, и она будет выполнять свою часть договора, пока сможет.
Она вымылась в тазу в углу и переоделась в темно-синюю ночную сорочку. Причесываясь, Сара постоянно прислушивалась, не вернулся ли Марк.
Медленно наклонившись, она подняла свадебное платье, брошенное так небрежно полчаса назад, и прижалась к нему щекой, прежде чем положить на кресло. Потом выключила свет и отдернула занавеску, глядя в темный сад. В молчаливом отчаянии она прижалась пылающим лицом к прохладному стеклу. Куда ушел Марк? Вдруг она увидела, как он быстро прошел по дорожке и исчез в доме.
Она задрожала и скользнула в большую кровать, где свернулась калачиком, прислушиваясь к каждому звуку. Но все было тихо. Время тянулось бесконечно, пока она лежала настороже, с открытыми глазами, всматриваясь в темноту.
Возможно, Марк решил выпить.., возможно, он работает.., возможно...
Один раз она встала с постели, намереваясь посмотреть, ушел ли он в свою комнату, но у двери она остановилась. Марк станет насмехаться над ней или предположит, что она предлагает ему себя в жертву.
Лежа в постели, она ощутила, как усталость и волнения этого долгого дня берут над ней верх. Сара снова перебрала в памяти сегодняшние счастливые события до того, как...
Глава 9
Утреннее солнце заливало комнату. Сара проснулась, некоторое время не понимая, где она, затем, все вспомнив, огляделась по сторонам. Марка не было.
Она быстро встала, умылась, надела рубашку без воротничка, слаксы и сбежала вниз по лестнице, потом прошла на кухню, где миссис Яллоп начищала посуду.
- Доброе утро, миссис Франклин, - улыбнулась она. - Ваш муж только что ушел. Он говорил что-то о различных упаковках.., но вы, конечно, знаете об этом.
Сара кивнула. Деловые отношения с Марком продолжали оставаться приоритетными. Ей нужно было научиться принимать этот факт как должное.
Она выпила чашку кофе и съела кусочек тоста, затем пошла посмотреть на бальный зал. Ей еще оставалось купить цветы и проверить окончательно, все ли готово. На своей машине Сара отправилась в город, где купила целые охапки хризантем и георгин. Интересно, как могут эти цветы привносить ощущение конца лета, думала она на обратном пути.
В саду вокруг дома Сара собрала множество маргариток и других цветов, которые почти одичали. Сад - это следующее, на что она обратит свое внимание, хотя у нее не было особого настроения думать об этом сейчас.
Сара сидела на скамье, печально оглядывая старый сад, думая о том, сколько на свете заключено браков без любви, о других девушках, переступавших прежде порог этого дома, на которых женились из-за их приданого или потому, что соседи-феодалы заключали соглашения друг с другом, устраивая брачные союзы своих детей. Возможно, леди Элеонор сидела на этом самом месте после заключения подобного брака с распутным и стареющим Томасом. О чем она думала все годы своего несчастного замужества, прежде чем ее ощущения стали так безысходными, что она бросилась вниз с высокой башни Фолли, чтобы покончить счеты с жизнью?
Сара вздрогнула. Надо стараться делать вид, будто все в порядке. Никто не должен знать, что на самом деле происходит между ними, ее гордость не должна этого допустить.
Миссис Яллоп приготовила ленч, но Марк так и не появился. Сара решила его подождать, но тут зазвонил телефон, и голос мужа, холодный и далекий, донесся до нее.
- Сара? Я завтракаю с мистером Филлипсем. Мы разрабатываем новую упаковку.
- Ладно, Марк. Ты не забыл, что сегодня вечером танцы?
- Нет, я приду вовремя.
После ленча Сара вернулась в бальный зал. Она была рада, что осталось подготовить кое-что подготовить к вечеру, рада необходимости быть занятой.
Она разыскала и принесла самые разнообразные вазы и с природным артистизмом и знаниями, полученными из книг на любимую тему, аккуратно расставила в них цветы.
Марк вернулся днем, но прошел прямо в свой кабинет. Сара закончила украшать зал и помогала миссис Яллоп приготовить холодный ужин, прежде чем та ушла домой. Новая молоденькая горничная Сандра, приступившая к своим обязанностям только накануне, должна была подавать на стол и вымыть посуду.
За ужином Марк казался озабоченным, и Сара, не желая мешать ему, ела молча.
- Пойду наверх переоденусь, - сказала она, допив кофе.
- Да. Полагаю, нам надо подобающе выглядеть.
Сара догадалась, что следы ссоры, происшедшей прошлой ночью, еще не угасли в нем, но пока не могла принудить себя сделать первый шаг к примирению.
В своей комнате она надела изящное светло-желтое вечернее платье, которое вначале казалось ей вполне подходящим, но теперь она рассматривала его с сомнением: не слишком ли бесцветной будет она выглядеть. Возможно, чтобы оттенить свои светлые волосы ей следовало бы надеть что-нибудь поярче? Но теперь было уже слишком поздно, у нее не во что было переодеться.
Когда Сара вернулась, все было готово. Оркестр начал собираться, слуги уже заняли свои места у дверей и в гардеробной.
Внизу Марк разговаривал с Брюсом Кингом, главным организатором праздника.
- Я только что говорил, как хорошо, что вы и мистер Франклин позволил нам снова здесь танцевать, особенно так скоро после вышей свадьбы. Когда я обратился к вам со своей просьбой, то понятия не имел о таком важном событии в вашей жизни.
- Это ничего не меняет. Мы все равно не могли бы уехать прямо сейчас, ответил Марк.
- Я уверена, мне очень понравятся танцы, как всегда, - добавила Сара. - И это будет новым впечатлением для.., для моего мужа.
Она слегка запнулась, говоря это. Гости начали собираться. Бал был важным событием для большинства собравшихся, им хотелось приехать пораньше, чтобы насладиться вечером.
- Как тебе нравится зал, Марк? - спросила она, беря его под руку и стараясь казаться естественной, пока они шли к оркестру.
- Он выглядит потрясающе. Ты проделала огромную работу.
Ей было приятно его одобрение, но улыбка сразу же угасла на ее губах, едва она услышала пронзительный голос Гризельды, донесшийся через всю комнату.
- Привет всем! Слушайте, это здорово! Она скользила по полу, великолепная в своем облегающем платье цвета бургундского вина, выгодно подчеркивающем стройную фигуру девушки. Ее волосы были гладко зачесаны и собраны в пучок, и только одна прядь небрежно спадала на глаз.
При ее появлении все мужчины в комнате повернулись, завороженно глядя на ее элегантную, соблазнительную походку. Тони, шедший рядом с ней, выглядел бледной тенью. Когда Гризельда поравнялась с Марком, Саре показалось, что они были самой красивой парой на свете. Мужественная красота темноволосого Марка идеально сочеталась с классической женственностью белокурой Гризельды.
- Ты ведь не думал, что я пропущу твой первый бал в качестве владельца поместья? - воскликнула Гризельда.
- Очень мило с твоей стороны, - сказал Марк. Но Сара заметила, какое удовольствие доставил ему приход мисс Криз. Ревность снова охватила Сару.
Оркестр заиграл первый танец. Несколько пар, прибывших к этому времени, как заметила Сара, смотрели на нее и Марка с ожиданием.
- Марк, мне кажется, от нас ждут начала первого танца, - прошептала она. Он оглянулся по сторонам.
- Почему бы и нет?
Он взял ее за руку, обнял за талию, и они заскользили в танце, чем вызвали аплодисменты собравшихся. Затем их примеру последовали остальные пары, и танцы начались.
Сара посмотрела на Марка, лицо которого находилось так близко. Интересно, о чем он думает?
Руки его были расслаблены, он обнимал жену почти равнодушно. Должно быть, она мало его интересовала. Сара решила пойти на компромисс, даже попросить прощения, но все, о чем она могла подумать, - это "он не должен был использовать нашу свадьбу в качестве предпринимательской уловки. Только не это!"
Когда музыка смолкла, Марк взял ее за руку и увел с танцплощадки.
- Твои обязанности выполнены, - сказал он.
Она вздрогнула.
- Я собираюсь что-нибудь выпить. Тебе принести? - спросил Марк.
- Нет, спасибо. Но ты иди.
Она смотрела, как его широкоплечая фигура исчезла в дверях задней комнаты.
Когда оркестр заиграл медленный фокстрот, Тони отделился от толпы и подошел к ней.
- Я надеялся, что застану вас в одиночестве. Вы танцуете, Сара? - спросил он. Когда они вышли на танцплощадку, Тони прошептал:
- Я должен был прийти посмотреть, действительно ли вы счастливы.
Она заставила себя улыбнуться в ответ.
- Конечно.
- Если так, то я очень рад. - В голосе его слышалось сомнение, и он продолжал пристально смотреть на нее.
- Конечно, это так. Разве, по-вашему, может быть иначе? Имея все это?
- И Марка в придачу?
- Об этом я не говорю. Ну, а как ваши дела?
Сара намеренно продолжала эту болтовню, пока танец не закончился, потом быстро извинилась, сказав, что ей необходимо проверить, как накрыты столы.
Идя через зал, Сара заметила двух мужчин, стоящих у дверей. Сначала она обратила внимание на одного из них, который напоминал иностранца, и тут же вспомнила, где его уже видела, только сейчас у него было недовольное выражение лица. Мужчина повернулся и заговорил со своим спутником, и сразу Сара узнала того желтокожего, с седеющими волосами. Это были те два человека, которые приходили к поместью якобы в поисках воды!
Еще тогда они показались ей подозрительными. Вдруг мужчины направились в ее сторону, но Сара отвернулась. Лучше им не знать, что она узнала их. Конечно, почему бы отдыхающим не прийти на бал? К тому же среди гостей можно было насчитать около шести-семи странных пар, но она не могла избавиться от гнетущего ощущения, что именно в этих людях крылось нечто зловещее.
Надо рассказать Марку, предупредить, что они здесь. Пусть он присмотрится к ним. Ведь они так легко могут затеряться в толпе.
Марк сказал, что будет в баре, и Сара поискала его там, но не нашла. Люди набились в маленькую буфетную так плотно, что прошло несколько минут, прежде чем она смогла убедиться в этом.
- Не хотите ли выпить, миссис Франклин. Было трудно отказываться от дружеских предложений, чтобы не показаться грубой и неприветливой. Она взяла стакан и присоединилась к легкой болтовне. Те двое тоже подошли к бару, и Сара поняла, что пока она не спускает с них глаз, они не смогут причинить особого вреда.
Но при первой же возможности, Сара извинилась и вернулась в бальный зал, продолжая искать Марка. Его там не оказалось. Она пересекла музыкальный салон, где сидели несколько пар, и вышла на полуосвещенную террасу.
Опершись о балюстраду, Сара посмотрела вниз, и сердце у нее похолодело. Там, внизу, на скамье сидела мисс Криз, а над ней склонился Марк. Сара вдруг услышала обрывок фразы:
- ..Ты всегда знала, что я думаю о тебе, Гризельда. Я знаю, ты заслуживаешь большего, чем я.
Дальше она слушать не стала. Было слишком очевидно, что там происходило. Марк не смог спрятать своих истинных чувств к Гризельде, несмотря на то, что женился на Саре. Глубокое чувство к прекрасной манекенщице одержало верх.
Ничего не видя перед собой, она вернулась к яркому свету огней, к звукам музыки и смеха танцующих пар. Она стояла, оглядываясь по сторонам, словно в трагической сцене, забыв даже причину, ради которой искала мужа.
Потом ей на глаза попался незнакомец, отдаленно напоминающий кого-то. Он уходил из бального зала через дальнюю дверь вместе со своим спутником-иностранцем.
Та дверь вела в коридор, и через гардеробную легко было незамеченным проскользнуть в дом, в студию или в мастерскую.
Сара беспомощно оглянулась и увидела Тони, который стоял, прислонившись к колонне, со стаканом в руке, лениво рассматривая танцующих. Сара быстро подошла к нему.
- Тони, - прошептала она. - Вы мне поможете?
- Все, что смогу, вы же знаете, только попросите.
- Пойдемте со мной. Я сейчас все объясню. Вдвоем они быстро прошли в дом через холл. Остановившись, Сара прислушалась. Тони наклонился к ней и прошептал:
- В чем дело?
- Я.., я не уверена, Тони. Но на танцах были два человека, которые могут иметь какое-то отношение к ограблению, к попытке украсть формулу ткани Марка и его агрегата.
- Да?
- Вы пойдете со мной, чтобы убедиться, что они не добрались до мастерской?
- Слушайте, оставайтесь здесь. Я пойду один.
- Я лучше с вами.
- Вы уверены? Тогда, ладно. Куда идти? Осторожно ступая, Сара повела его по темному коридору.
- Я не стала включать свет, это могло бы вспугнуть их, - пробормотала Сара. - Возле задней двери должен быть фонарь.
Она пошарила на полке и нашла длинный фонарь в резиновом корпусе. Как можно тише Сара помогла Тони открыть большую старинную дубовую дверь, и, распахнув ее, они вышли в темноту безлунной ночи.
Остановившись на крыльце и прислушиваясь, она почувствовала руку Тони на своей и ощутила его тревогу по еле доносившемуся до нее учащенному дыханию.
Сара шагнула вперед, ее глаза начали привыкать к темноте; держась в тени дома, она стала всматриваться в темноту, крепко держа Тони за руку.
- Я пойду посмотрю, - решительно прошептал он и двинулся вперед. Но Сара не отпустила его руку и на цыпочках догнала своего спутника.
Дверь старой мастерской была открыта, всего лишь щелка, но неожиданно в ней показалась яркая вспышка света.
Сара остановилась как вкопанная. Тони проговорил взволнованно:
- Вспышка! Они делают снимки! Он бросился вперед, но в это время из дома показался луч света, широкоплечая фигура Марка стремительно приблизилась к ним. Он схватил Тони за воротник, развернул и одновременно нанес с хрустом удар в челюсть.
- Нет! Марк, это Тони! - воскликнула Сара. Из дверей кухни раздался голос Гризельды. Звук убегающих шагов донесся из мастерской, и двое мужчин выскочили в полосу света, который зажег в доме Марк.
Он схватил одного из них за пиджак, но человек вывернулся и, сильно толкнув Марка в живот, бросился вслед за своим спутником по подъездной дорожке.
Сара подбежала к Марку, но он отстранил ее, сам поднялся на ноги и побежал за грабителем.
Тони застонал, и Сара повернулась к нему. Она наклонилась, достала свой крошечный кружевной платочек и вытерла ему кровь в уголке рта.
- Что случилось? - Голос Гризельды звучал испуганно.
- Это Тони. Он потерял сознание, - сказала Сара. - Принесите, пожалуйста, влажное полотенце из дома.
Гризельда быстро вернулась, и Сара приложила компресс ко лбу Тони. Он только начал приходить в себя, когда вернулся Марк.
- Грабители скрылись, - только и сказал он.
- Но не думаю, что им удалось много узнать, - они потеряли вот это! - В руке Марк держал фотоаппарат.
- Марк, зачем ты ударил Тони? - возмутилась Сара, - Вдвоем вы смогли бы остановить их.
- Сильно бы он мне помог! И вообще, воз? можно, он один из них. Я никогда не доверял этому парню.
- Откуда ты знал, что они здесь? - полюбопытствовала она.
- Я и не знал! Просто увидел, как вы с Мортоном вышли крадучись из бального зала, и пошел за вами.
- О! - Она на мгновение представила, как это странно выглядело со стороны, хотя ей было интересно, почему он на самом деле так обеспокоился.
- Нам надо отвести парня в дом и вызвать полицию, - сказал Марк.
Он поставил Тони на ноги, и Сара, поддерживая его с одной стороны, помогла добраться до гостиной, где они уложили его на диван.
До их слуха доносились отдаленные звуки музыки, казалось удивительным, что другие люди могли наслаждаться вечером, развлекаться, веселиться, понятия не имея, что произошло. Бледный и дрожащий, Тони сел; тоненькая струйка крови стекала из угла его рта.
- Может, мне кто-нибудь объяснит, что происходит? - снова подала голос Гризельда.
- Еще один пример промышленного шпионажа, Гризельда, - пояснил Марк. - А теперь будь умницей и приготовь нам что-нибудь выпить, пока я звоню в полицию.
Тони осторожно ощупал свою челюсть.
- Еще один пример вашей благодарности за мою помощь.
- Помощь! Вы скорее всего охраняли для них дверь, - резко произнес Марк, вернувшись в комнату.
- Это не правда, - сказала Сара. - Это я попросила Тони помочь мне, потому что те люди показались мне подозрительными.
- Почему же ты не попросила меня? Это моя фирма, ты еще не забыла?
Сара перевела взгляд на Гризельду, которая готовила напитки. Лучше им не знать, что она посвящена в их тайну. Пусть Марк сам все расскажет! Пока что она ответила:
- Я.., я не могла тебя найти.
- Веская причина!
- Посмотрите сюда, Марк, - запротестовал Тони, пытаясь подняться на ноги, но свалился, схватившись руками за голову.
- Лежите спокойно. Тони, - сказала Сара. - Вы ведь не видели раньше этих людей?
- Никогда, насколько мне помнится.
- Я уверена, есть какое-то объяснение, но это те самые люди, которые пользовались вашей лодкой на прошлой неделе. С минуту он молчал.
- Боже милостивый!
- Что все это значит? - потребовал объяснений Марк. - Какая лодка? Сара рассказала ему. Потом Тони медленно проговорил:
- Я говорил об этом с судовладельцем. Он сказал... Знаю, это звучит глупо, но он сказал, что ваша мама позвонила ему из больницы и, специально попросила, чтобы он передал мою лодку тем людям во временное пользование.
- Мама! - воскликнула Сара. - Но почему? Тони поудобнее устроился на диване.
- Я не собирался говорить об этом, вы знаете, я никогда не причинил бы вам вреда, Сара.
- Но почему именно вашу лодку? - продолжала настаивать Сара.
- Кажется, у них просто не было выбора, и мистер Бразерс однажды уже отказал им, но потом ему позвонила миссис Фелмоу и сказала, что это ее друзья и что она не будет возражать, если они ненадолго воспользуются лодкой.
Сара, пораженная, смотрела на него. Она ничего не могла понять.
- Значит, твоя мать в этом тоже замешана. Это очень мило! - раздался голос Марка.
- Вы можете спросить у мистера Бразерса, - подсказал Тони.
- Я так и сделаю. Прямо завтра, с утра, - ответил Марк.
- Похоже, вы все имеете к этому отношение, - сказала Гризельда.
Сара вновь ощутила на себе взгляд Марка.
- Марк, ты ведь не веришь в такое предположение? Я здесь ни при чем.
- Возможно, тебе доставит особое удовольствие видеть мое разорение, медленно произнес он.
Она попятилась и рухнула в ближайшее кресло.
В этот момент раздался стук в дверь. Марк открыл ее, на пороге стоял Брюс Кинг.
- Я пришел сказать вам, что скоро последний вальс. Мы ждем вас с миссис Франклин.
Увидев кровоподтек на лице Тони, он оцепенел.
- Надеюсь, ничего страшного не произошло?
- Мистер Мортон упал со ступенек в темноте, но сейчас с ним все в порядке. Пойдем станцуем последний вальс, Сара. Я уверен, Гризельда составит компанию Тони.
- С удовольствием, - проворчала Гризельда.
Сара перевела взгляд с Тони на Марка. Она с сомнением оглядела свое помятое платье и подняла руки, чтобы поправить прическу.
- Ты хорошо выглядишь, - коротко сказал Марк. - Пойдем. Думаю, мы должны постараться. Не нужно, чтобы пошли всякие слухи.
Марк протянул руку Саре, и они вместе вернулись в бальный зал. Оркестр будто ждал их появления - сразу же заиграла сентиментальная песенка "Кто провожает тебя домой сегодня?"
Свет, был приглушен, и Сара ощутила, как тесно прижимается к ней Марк в танце, двигаясь по заполненной людьми танцплощадке. Она попыталась унять бешеное биение сердца, не думать ни о чем, но так и не смогла расслабиться и отдаться танцу. Она чувствовала себя на грани обморока.
- По крайней мере попытайся сделать вид, что тебе это нравится, прошептал ей Марк. Она собралась и заставила себя улыбнуться. Сара испытала облегчение, когда танец закончился, и все гости собрались в круг и запели "Доброе старое время", за которым тут же последовали "Три поздравления мистеру и миссис Франклин".
Национальный гимн был спет с жаром, и затем зал опустел. Марк и Сара стояли в дверях. Раздавались возгласы:
- До свидания!
- Мы так рады, что вам понравилось!
- Да, такое событие!
Наконец последний гость покинул их дом, и Марк запер дверь.
- Ну, что за вечер!
Она с беспокойством отметила следы усталости на его лице.
- Хочешь, я сварю кофе, Марк?
- Отличная мысль. Я пойду проведаю Гризельду и Тони.
Когда Сара принесла поднос с кофе в гостиную, там был только один Тони.
- Гризельда себя неважно почувствовала. Марк отвел ее наверх, чтобы она прилегла.
- Может, мне пойти и посмотреть, не нужна ли ей помощь? - спросила Сара, направляясь к дверям, предварительно передав Тони чашку кофе, но в этот момент вернулся Марк.
- Гризельда прилегла на мою кровать, - сказал он. - Ей стало нехорошо, слишком много волнений.
- Мне подняться к ней?
- Нет необходимости. Я дал ей аспирин. Думаю, тебе лучше провести ночь здесь, на диване, Тони, - добавил он. - Сара даст тебе одеяла.
Она пошла в кладовую и достала одеяла. Проходя мимо комнаты Марка, Сара заметила, что дверь приоткрыта, и остановилась, чтобы заглянуть внутрь. Платье Гризельды валялось на кресле, а сама она лежала на боку, выпростав обнаженную руку поверх одеяла.
Сара вновь испытала укол ревности. Марк был только что здесь с Гризельдой. Лицо ее вспыхнуло, когда она вспомнила, как вчера вечером он расстегивал ее свадебное платье. Тогда на короткое мгновение она поверила, что муж способен полюбить ее, пусть даже для удовлетворения своих физических потребностей, но теперь следует признать, как эфемерны были ее надежды!
. Встряхнувшись, она поспешила вниз и передала одеяла Тони.
- Тебе самой пора в постель, - сказал Марк. - Мне же надо еще посмотреть, все ли заперто.
Сара провела беспокойную ночь, постоянно ворочаясь. Когда она проснулась на следующее утро, постельное белье было все сбито. Она тут же встала, бросила взгляд на часы: было уже полдевятого утра. Внизу - тишина. Она прошла прямо на кухню и нашла там Тони, который в одиночестве пил кофе. Челюсть у него была немного опухшей.
- Привет, Сара, - поздоровался он, когда она открыла дверь.
- Привет, Тони. Как вы себя чувствуете?
- Слегка расслабленно, но в остальном неплохо, а вы?
- Со мной все в порядке. Вы видели Марка утром?
- Да, вы еще спали, когда он ушел. Он попросил передать, что едет в Нортвилль.
- Сегодня? - удивилась Сара.
- Думаю, он все еще беспокоится о той попытке взлома, кроме того, Гризельде кое-что было нужно.
- Гризельде?
- О, я забыл. Она уехала вместе с Марком. Я отгоню ее машину в Лондон сегодня же днем.
- Понятно.
Сара села, налила себе кофе, чтобы скрыть разочарование. Значит, Марк и Гризельда решили поехать вместе. Жаль, что Марк не оставил записки, не пожелал все сказать сам. Несомненно, он сделал свои выводы, но как быть ей?
Телефонный звонок прервал ее размышления. Она была рада избавиться от пристального взгляда Тони.
- Миссис Франклин? - Это был сержант полиции. - Мы задержали двух мужчин, подходящих под описание, которое вчера дал ваш муж. Не могли бы вы попросить мистера Франклина приехать в участок и опознать их?
- Моего мужа нет дома, но, возможно, я подъеду. Я тоже их видела. Сара вернулась на кухню.
- Они схватили взломщиков.
- Быстро! Вы едете в участок? Я с вами.
- Нет, Тони. Вы и так уже замешаны в этом благодаря мне...
- Мне было приятно, но больно. - Он дотронулся до своего подбородка, и Сара сочувственно улыбнулась.
- Благодарю вас, Тони. Но мне лучше поехать одной.
Через полчаса она подъехала к полицейскому участку. Сержант провел ее в комнату, где находились подозреваемые - Альберт Блэк и Джек Росси.
Седой мужчина поднялся, когда она вошла.
- Мне жаль, что вы оказались вовлеченной во все это, Сара, - сказал он.
Она уставилась на него. Как он смел так фамильярно разговаривать с ней, обращаться по имени, словно был ее знакомым? Но прежде, чем она оправилась от изумления, на ноги поднялся Джек Росси.
- Если ты ничего не скажешь, Альберт, это сделаю я. Твоя подружка из "Хермитэйджа" сказала, что все устроит...
- Заткнись. Это касалось только лодки. Теперь она ничего не может сделать, - угрожающе заворчал Альберт Блэк на своего спутника.
- Как вам удалось втянуть мою мать во все это? - спросила Сара.
- Не важно. Не будем говорить об этом.
- Мне это важно, - настаивала она. - Я уверена, здесь нет ни одного слова правды!
- Мы были когда-то добрыми друзьями. Но это было давно, - медленно проговорил Альберт Блэк.
- Вы? Как это могло быть!
- Когда-то я жил рядом с ее родными возле Нортвилля, в маленьком местечке Блустейн. Я помогал отцу вашей матери на его клочке земли.
- Клочке земли! - воскликнула Сара в сердцах. - Отец моей матери владел там землей, но вовсе не каким-то клочком.
Она гордо вскинула голову.
- Бог мой! Вы больше походите на Фелмоу, чем все они вместе взятые! - Он помолчал, затем добавил:
- Я не предполагал, насколько мало вы знаете, Сара.
- Я.., я не понимаю.
- Лучше не.., пусть все остается так, как есть.
Сержант по-отечески положил руку Саре на плечо.
- Я не представляю, о чем вы говорите, - сказал он. - Но, очевидно, в этом что-то есть. Когда вернется ваш муж?
- Я.., я не уверена. Он уехал в Нортвилль по делам.
- Может, вы дадите мне его номер телефона и адрес?
Сара колебалась. Будет ли Марк на фабрике или дома у Гризельды? Она дала адрес и телефон фабрики и с облегчением вышла из участка.
Глава 10
В голове у Сары все спуталось. Она не могла поверить в то, что сказал Альберт Блэк, и все-таки это было слишком невероятно, чтобы придумать, а кое-что даже имело некоторый смысл.
Сару охватил страх: что будет с Марком, когда тот узнает, что ее собственная семья, ее аристократическая, хороших кровей семья, оказалась замешанной в попытке кражи.
Она решила незамедлительно установить правду, и единственный путь к этому был - расспросить мать. Было почти одиннадцать. Время для посещений в "Хермитэйдже" наступит только в два часа следующего дня. Она колебалась. Если попросить свидания раньше положенного времени, ей придется придумывать какую-то причину для этого. Лучше подождать.
Можно было вернуться в поместье, но там находился Тони, а ей хотелось побыть одной, подумать. Сара нашла уединенное место на берегу и сидела в припаркованной машине, глядя на спокойную серую воду.
Миссис Фелмоу встретила дочь оживленным возгласом:
- Привет, дорогая! Ты принесла мне журналы? Сара замерла. Она совершенно забыла о ее просьбе.
- Я принесу их в следующий раз. Как ты себя чувствуешь, мамочка?
- Намного лучше. Я считала, что ты помнишь о своем обещании. В одном из них будет реклама путешествий, и мне хотелось подготовиться к своему зимнему круизу.
- Круиз может не состояться, мама. Сара вкратце обрисовала, что произошло накануне вечером, и закончила:
- Поэтому, ты видишь, я не могу ничего предпринять, пока не узнаю, в чем все-таки дело. Это кажется смешным, но я продолжаю думать, что ты имеешь к этому какое-то отношение. Я уверена, ты сможешь все объяснить.
- О, милая! Очень жаль, что ты узнала об этом. Особенно в такой форме.
- Значит, это правда?
- Я не хотела причинять вам зла. Альберт сказал, что это никак не повредит. Марку. Просто человек, на которого Альберт работает, тоже сможет сделать этот материал, и на рынке вполне хватит места на двоих.
- Но почему ты помогла ему? Он как-то шантажировал тебя? Это имеет какое-то отношение к... - Сара отвела взгляд от матери, - ну, тот человек сказал, что твой отец не был крупным землевладельцем, как мне всегда говорили, а имел только клочок земли.
- Ах, если бы дело было только в этом!
- Я не настаиваю, но мне все же необходимо знать.
Миссис Фелмоу кивнула.
- Я тоже так думаю. Все сейчас вышло наружу. - Мать закрыла лицо руками. Ты никогда не простишь меня, дочка!
Сара взяла руки матери в свои.
- Я уверена, что все не так плохо.
- Видишь ли, Альберт Блэк когда-то очень много для меня значил.
- Да?
- Я давно его знаю и всю жизнь, кажется, люблю этого человека. Когда он был мальчиком, то приходил и помогал моему отцу на его маленькой ферме, и я подружилась с ним, когда мне было лет десять. Вырастая вместе, мы начали осознавать, что по-настоящему любим друг друга.
Глаза миссис Фелмоу были устремлены вдаль, словно прошлое стало для нее ближе, чем настоящее.
- Мы собирались пожениться, но началась война и Альберта призвали в армию и очень скоро послали за океан. Нам не следовало делать этого, я знаю, но мы договорились провести его последнюю сорокавосьмичасовую увольнительную вместе. Месяц спустя Альберта объявили пропавшим без вести, и я была рада, что скрасила его последние дни в Англии.
Потом у меня возникли подозрения, что я беременна, и я едва не сошла с ума. Сначала потерять Альберта, а потом это...
Реальность того, о чем рассказывала ей мать, начала проникать в сознание Сары. Она оторопело смотрела на нее.
- Ты хочешь сказать, что.., я дочь Альберта Блэка? - недоверчиво спросила она.
- Я не хотела, чтобы ты когда-нибудь узнала об этом, - сказала миссис Фелмоу. - Я хранила тайну все эти годы и думала унести ее с собой в могилу...
У потрясенной рассказом Сары сердце рвалось из груди, а миссис Фелмоу тяжело перевела дух, чтобы продолжать.
- Я была около года знакома с Фрэнсисом Фелмоу. Его часть располагалась рядом с фермой моего отца, и он оказывал мне знаки внимания. Я никогда не давала ему повода, но он всегда искал со мной встречи. Фрэнсис был очень изнежен - я тебе говорила об этом - ненавидел военную службу, казармы, постоянное общество мужчин. Казалось, он был счастлив только со мной.
Через некоторое время после известия об Альберте я согласилась пойти на свидание к Фрэнсису. Мне очень хотелось иметь кого-то духовно близкого. В тот же вечер Фрэнсис сделал мне предложение, и мне показалось, что судьба дает мне счастливый шанс. Я знаю, что поступила несправедливо, и делала попытки все рассказать Фрэнсису, но просто не смогла.
Сара терпеливо ждала продолжения истории.
- Мы очень быстро поженились. Когда ты родилась, все посчитали тебя недоношенной. Фрэнсис никогда не спрашивал об этом, он был слишком хорошим, слишком добрым! Не думаю, чтобы он упрекнул меня, даже если бы подозревал, но вскоре мой муж погиб в бою. Всю жизнь меня не покидало чувство вины: вдруг он догадался, и именно это послужило причиной его смерти?
Слезы текли по щекам миссис Фелмоу.
Сара попыталась утешить мать.
- Я уверена, смерть моего... Фрэнсиса Фелмоу не имеет к тебе отношения. Ведь вы были счастливы вместе.
- Да. Он был счастлив. Мы очень недолго были вместе. Только три коротких отпуска, потому что его часть послали на юг Англии вскоре после нашей свадьбы, а мне пришлось остаться в Нортвилле, чтобы помочь отцу. Прошло совсем немного времени, и он был убит. Это случилось во Франции.
Ее голос потерял свою выразительность.
- Я.., я не думала, что смогу до конца оправиться от потери сначала Альберта, потом Фрэнсиса. Когда твой дедушка предложил мне поселиться в поместье, тебя воспитывали так, как он этого хотел, и я была этому очень рада. Тогда я была согласна на все.
- А дедушка знал.., обо мне?
Миссис Фелмоу покачала головой.
- Я утешала себя все эти годы, что было бы хуже рассказать ему правду, чем держать в неведении. Том сильно разочаровал его, уехав в Австралию, а со смертью Фрэнсиса он начал видеть в тебе олицетворение всего самого лучшего и благородного, что было у семьи Фелмоу.
- А я ведь вовсе не Фелмоу, - сказала Сара, еще не осознав полностью этот очевидный факт.
- По крови - нет, но благодаря воспитанию ты стала наиболее последовательной из всего рода. Правда, странно?
- А... Альберт Блэк? - Она не могла заставить себя называть его отцом.
- Альберт оказался в плену у японцев. Он очень много перенес и, когда вернулся, подобно воскресшему из мертвых, то сразу же отправился искать меня.
Он приехал в Бастон, я всего лишь один раз виделась с ним. Альберт умолял меня выйти за него замуж, но я не могла. Ты уже сильно привязалась к своему деду, а он к тебе. Было бы слишком жестоко разлучать вас, а я не представляла себе жизни без тебя. Я дала Альберту ответ, единственно возможный, и больше никогда не видела его.., до настоящего момента.
Какая печальная история, подумала Сара. Она прижалась лицом к рукам матери, источавшим слабый аромат духов.
- Возможно, если бы я приняла это предложение и вышла замуж за Альберта, дела его пошли бы значительно лучше. После моего отказа он, по-моему, потерял цель в жизни.
Альберт был таким несчастным, когда пришел сюда, а я знала, что у Марка много денег, поэтому я думала, что не принесу особого вреда, если хоть чуть-чуть помогу Альберту. Но плохое не может стать хорошим. О, если бы я была более сильной женщиной!
- Ты все еще любишь его?
- Не знаю. В каком-то смысле, наверное, да. Я только думала, что должна чем-нибудь помочь ему, а он не такой уж плохой человек, поверь мне. - Она помолчала. - Ты расскажешь Марку?
Сара была слишком растеряна и подавлена, чтобы ясно соображать. Было ощущение, что земля разверзлась у нее под ногами. Все, во что она верила, - ее корни, ее предки - все оказалось отрезанным от нее. Она встала и принялась ходить по комнате.
Миссис Фелмоу заплакала.
- Сара, ты не можешь простить меня за то, что я сделала, и за то, что открыла тебе правду таким образом? Я.., я...
Миссис Фелмоу стала задыхаться, и Сара вспомнила о ее болезни, о том, что она в клинике, и села у постели матери.
- Пожалуйста, ты не должна огорчаться!
- А ты простишь меня?
- Конечно. Давай не будем больше говорить об этом, а то я позову медсестру. Ни о чем не беспокойся, теперь я смогу во всем разобраться сама.
Сара старалась говорить убедительно, чтобы только успокоить мать, но для миссис Фелмоу это, очевидно, было облегчением, так как она откинулась на подушки и слабо улыбнулась. У нее словно камень с души свалился после разговора с дочерью, в то время как для Сары история, рассказанная матерью, стала почти непосильным бременем.
- Я принесу тебе журналы в следующий раз.
А теперь отдыхай и ни о чем не беспокойся, - повторила она снова, целуя миссис Фелмоу на прощание.
Все это явилось для Сары таким потрясением, что сначала казалось сном, от которого она вот-вот пробудится, или фильмом, который должен скоро кончиться, но постепенно правда, тяжелая, неизбежная правда, стала овладевать ее сознанием. А вместе с тем пришло понимание того, как это отразится на ее отношениях с мужем.
Необходимо обо всем рассказать Марку. Он ведь женился на ней, потому что она из рода Фелмоу, из-за благородного происхождения. Что он скажет, узнав правду? Возможно, обрадуется, потому что это освободит его от выполнения своей части обязательств в их сделке, облегчит ему путь к разрыву брака и позволит возвратиться к Гризельде.
Но разве кому-то обязательно об этом знать? - кричала ее гордость. Зачем кому-то говорить особенно Марку? Ее мать хранила тайну все эти годы, почему же сейчас правда должна выйти наружу?
Но как только такая мысль пришла Саре в голову, она сразу же отогнала ее прочь, потому что поняла свою неспособность жить во лжи. Она знала, что все обязательно расскажет Марку.
Сара медленно вела машину к поместью. Автомобиль Гризельды все еще стоял у дома. Это ее удивило, поскольку Тони должен был отогнать ее в Лондон. Да, Тони! Она уже забыла, что он здесь. Надо вести себя естественно, чтобы мистер Мортон ни о чем не догадался. Тони встретил ее в холле словами:
- Что произошло, Сара?
- Ничего, - ответила она автоматически. - Это, наверное, последствия прошлой ночи.
- Это имеет какое-то отношение к ограблению, к тем людям, которых задержала полиция? Где вы были все это время, я ужасно беспокоился.
Сара вспомнила, что уехала в полицейский участок рано утром.
- Я навещала свою мать в больнице.
- Хотите, я приготовлю вам выпить?
- Нет. Только чай. Я попрошу Сандру поставить чайник.
- Когда вы сказали, что все в порядке, вы говорили правду?
- Да, все хорошо.
- Мне надо будет скоро идти, и не хотелось бы оставлять вас такой.., потрясенной.
- Возможно, потому что я не завтракала. Я почувствую себя лучше, выпив чашечку чая.
Вскоре Сандра принесла поднос с серебряным чайником, несколько кусочков масла и печенье.
- Вы не хотите выпить чаю перед отъездом? Сара попыталась расслабиться, разливая чай, вести себя непринужденно, но Тони продолжал задумчиво смотреть на нее. Она заставила себя надкусить печенье. Мистер Мортон поднялся, чтобы уйти.
- Когда вернется Марк? - спросил он.
- Я.., я не знаю. Возможно, завтра.
- Мне не хотелось бы оставлять вас одну.
Поедемте со мной в Лондон. Вы сможете вернуться сюда утром на поезде.
- Нет, Тони. Я не могу.
- Я не предлагаю вам останавливаться у меня или что-нибудь в этом роде, вы можете заказать номер в гостинице.
- Я знаю, - сказала она тихо. - Вы очень добры ко мне. Тони.
- Ничего себе, добр! - возразил он. - Я буду беспокоиться, если вы останетесь здесь в одиночестве. У вас такой вид, словно вы увидели привидение, - Со мной все совершенно в порядке, правда.
Я буду вместе с Сандрой.
Наконец Тони уехал. Сара стояла на широких ступенях и махала ему рукой, потом повернулась и медленно вошла в дом. Сандра убирала со стола после чая.
- Как только вымоешь посуду, Сандра, ты свободна. Я сама приготовлю себе ужин, если захочу. Сегодня вечером можешь отдохнуть.
- Большое спасибо, миссис Франклин. Можно мне на часок отлучиться домой? Приезжают мои кузены.
- Да, конечно. Можешь и переночевать, приходи завтра утром.
- О, благодарю вас.
Лицо девушки осветилось счастьем, и Сара позавидовала ее простодушной радости. Она принялась бесцельно бродить из комнаты в комнату старого, опустевшего дома, полного воспоминаний, и вдруг ощутила его враждебность.
Каждый раз, проходя мимо портретов своих мнимых предков, Сара думала, что они смеются над ней. Она была самозванкой, да еще с претензиями, не имеющими под собой оснований! Тот факт, что Сара узнала об этом только сегодня, ничего практически не менял.
Она вошла в кабинет и посмотрела на кресло, в котором сидел когда-то дедушка, и в полумраке Саре почудился его силуэт. Его присутствие казалось настолько реальным, что она видела, как он отвернулся, отказываясь смотреть на самозванку.
- Дедушка! - позвала она, и голос ее прозвучал неестественно громко, эхом отозвавшись в большом доме, от чего страх в сердце Сары лишь укрепился. Она повернулась и побежала назад, в коридор, где на нее недовольно взирали гордые и далекие Фелмоу.
В гостиной она бросилась на диван и зажала уши, чтобы не слышать пульсирующих, скрипящих звуков, доносившихся из разных углов дома. Казалось, все Фелмоу присутствуют здесь: сэр Томас Фелмоу, построивший это поместье, сидел в мягком кресле, а рядом стояла Изабелла в своем шуршащем наряде и с покрывалом на голове; Роберт - первый барон Энтингемский из Бастона, построивший башню Фолли, чтобы удовлетворить любопытство своей жены, желавшей наблюдать за происходящим в деревне, и с высоты которой бросилась вниз его невестка; сэр Эдвин, чей дом был разрушен до основания, пока он сражался на Святой земле с королем Ричардом Львиное Сердце, а также юный Джон, убитый при Трафальгаре.
- Разве мы за это сражались? - молчаливо вопрошали они. - Отдать наше наследство самозванке? Кто такая Сара Блэк? Кто слышал об этой Саре Блэк?
- Разве для этого мы рожали наших детей? - удивлялись женщины, выглядывая из облака мягких материй, летящих рукавов и фамильных драгоценностей.
Все, все гнали ее, за исключением леди Элеонор, которая стояла в стороне и серьезно смотрела на Сару. Элеонор, которая не смогла обеспечить наследником семью Фелмоу и знала какова плата за это.
Не мигая, Сара уставилась перед собой. Несомненно, они указывали ей выход. Медленно поднявшись на ноги, Сара подошла к письменному столу в углу комнаты. Надо написать Марку! Он узнает, как сильно она любила его, и будет хоть иногда вспоминать ее добром.
"Мой единственный, - написала она. Из-под ее пера никогда еще не выходили такие слова, и ей хотелось, чтобы они не повторялись так часто другими людьми, потому что только так она могла выразить всю свою любовь. - Ты помнишь, я рассказывала тебе историю леди Элеонор? Возможно, что нет, у тебя столько других проблем, но ее история неожиданно стала моей. Я обманывала тебя, правда, неосознанно, но та Сара Фелмоу, потомок славной аристократической фамилии, на которой ты женился, никогда не существовала. Сегодня я узнала, кто я на самом деле. Мой отец - Альберт Блэк. Тот человек, которого задержала полиция по подозрению в ограблении прошлой ночью. Думаю, у него была тяжелая жизнь, его можно не только обвинять, но и жалеть, хотя это не может изменить факты.
Марк, пожалуйста, прости меня. Я слишком люблю тебя, чтобы удерживать узами брака, который не может принести тебе желаемого, и я скорее умру, чем соглашусь жить без тебя. Не думай плохо обо мне. Надеюсь, то, что я собираюсь сделать, не будет слишком трудным. Я люблю тебя, Марк. Я люблю тебя - Сара." Отложив ручку, она перечитала письмо. Неожиданно оно показалось ей банальным. Эти строчки не передавали всего того, что Сара в действительности чувствовала. Но изменить она ничего не могла, поэтому взяла листок, нервно его сложила, засунула в конверт и запечатала.
Она написала "МАРКУ" большими буквами на конверте и положила письмо на каминную доску перед часами из стекла и позолоты.
Больше не раздумывая, Сара пошла в коридор и стала подниматься по ступенькам. На втором этаже она прошла по длинному коридору, который оканчивался лестницей, ведущей на чердак, а оттуда в башню Фолли.
Освещение там было плохое, и повороты лестницы скрывались во мраке. Сара вытянула руку, чтобы нащупать стену, и, наткнувшись на что-то мягкое, тут же отдернула пальцы. На мгновение ей показалось, что леди Элеонор сопровождала ее по ступенькам в последний путь. Потом Сара вспомнила, что здесь находилось узкое окошко, и она всего лишь задела за занавеску.
Очень медленно, ступенька за ступенькой, Сара поднималась наверх, останавливаясь, чтобы осмотреться вокруг. В конце концов спешить было некуда. Дом был пуст, она слышала звук собственных шагов и все время прислушивалась, хотя и не могла сказать, зачем это делает.
Она дошла до двери, узкой и плотно прикрытой, которая выходила на маленькую площадку обозрения наверху. Когда-то Фелмоу стояли здесь, разглядывая свои владения. Ей самой нравилось приходить сюда ребенком вместе с дедушкой, который показывал внучке границы их земель: узкую, как лента, дорогу и голубую речку вдали.
Она с трудом открыла задвижку, и дверь со скрипом распахнулась.
Сильный ветер бросился ей в лицо. Сара подняла голову, позволяя ему трепать волосы и холодить лоб, потом вышла на узенький балкончик, окружавший башню, и ухватилась за перила.
Ногой она нащупала перекладину, ей оставалось только вскарабкаться, перенести тело через ограждение и разжать руки. У нее закружилась голова, она помедлила секунду, и в это время чьи-то сильные руки схватили ее.
- Сара, Сара, дорогая! Слава богу, я не опоздал.
Марк оттащил ее от перил и крепко прижал к себе. Он гладил ее волосы и бурными поцелуями покрывал ее глаза, лоб и щеки.
- Слава богу! - снова прошептал он. - О, Сара, моя глупенькая Сара! Неужели ты действительно могла подумать, что я женился на твоей семье, а не на тебе?
Она посмотрела на него, пытаясь в тусклом свете разглядеть его лицо. Потом проговорила сквозь рыдания:
- Но, Марк, ты никогда не говорил, что любишь меня.
- Нет. Я, наверное, и сам не осознавал этого.
А когда понял, то не был уверен, что ты благосклонно воспримешь такое признание. Понимаешь, Сара, - продолжал он нервно. - Пока я не прочел твое письмо, я не верил, что ты питаешь ко мне какие-то чувства, Я думал, что ты, скорее, выходишь замуж за поместье, а не за меня.
- О, Марк! - Она посмотрела вниз, в темноту, куда готовилась броситься всего лишь минуту назад, и вздрогнула. Слезы потекли по ее лицу.
- Не плачь, дорогая. Все уже позади. Пойдем. Давай спустимся вниз, - нежно сказал Марк.
Заперев дверь, все еще держа жену за руку, он повел ее вниз по узкой лестнице, назад через чердак и по коридору, пока они не очутились в гостиной.
- Какое счастье, что я пришел домой вовремя, - сказал Марк, вздрагивая. Ты видела свет фар?
Она покачала головой.
- Должно быть, я поднималась в это время по ступенькам. Я ожидала тебя только завтра.
- Я быстро управился с делами. Вдруг мне неожиданно пришло в голову, что это мой прежний босс сводит со мной счеты. Он распускал слухи о том, что Марк Франклин разорил его. Я чувствовал, что мне придется еще с ним встретиться.
- Они поймали людей, которые...
- Да, знаю. Ты написала об этом, кроме того, мне звонил сержант.
- Значит, ты был на фабрике?
- Вообще-то ему повезло, что он застал меня. Я довез Гризельду до ее дома. Кстати, ты слышала, как ей повезло?
- Нет.
- Она рассказала мне об этом во время танцев, но все последующие события затмили ее рассказ. Гризельда получила роль в фильме. Я не особенно удивился этому, так как всегда очень ценил ее талант. Я так ей прямо и сказал: когда-нибудь она получит то, что хочет, - кинороль. Но Гризельде это казалось просто удивительным. Женщины бывают такими ранимыми, - добавил он виновато.
Сара слушала и чувствовала, как тяжесть покидает ее сердце. Значит, тот разговор вовсе не был признанием в любви!
Она протянула руку, Марк взял ее и поднес к своим губам. Успокоенная, она уселась поудобнее в кресле.
- Ты разобрался со своим бывшим боссом?
- спросила Сара после паузы.
- Да. Все было, как я и предполагал. После моего ухода дела у него шли не слишком хорошо. Я отдавал ему много сил, пока мы работали вместе, но сам он был никудышным бизнесменом, и с моим уходом у него просто опустились руки. Он никогда не тратил много времени на дела, никогда не развивал контакты, не выходил за рамки сегодняшнего дня. Старый Барроуз не нашел в себе сил признаться, что вина была только в нем самом. Он жаловался, что я переманил его клиентов и даже - какая чушь! - украл некоторые идеи.
- Все это звучит крайне неприятно.
- Нет, просто он слабый человек, к тому же не особенно умный. Как бы там ни было, я стал интересоваться, не он ли стоит за этими попытками ограбления, и решил, что лучше всего пойти и прямо спросить его об этом. Сначала я заскочил на фабрику, там меня и застал звонок из полиции. Сержант сообщил имена этих двоих. Я припер Барроуза к стенке этими именами, и он во всем признался.
- Что ты собираешься делать с задержанными? - спросила она.
- Ничего. Их отпустят. Я не выдвигал обвинения.
На глаза Сары навернулись слезы.
- Марк, ты такой хороший!
- Глупости! В судебном процессе нет надобности. Мне ни к чему такая реклама. Я купил фабрику у Барроуза, поэтому он оставит меня в покое. Думаю, он отправится в Канаду и попробует начать все сначала. - Марк немного помолчал. - Ты хочешь, чтобы я что-нибудь сделал для тех двоих?
- Не думаю, что это необходимо, - ответила она.
Сара закрыла глаза и снова увидела лицо своего отца, Альберта Блэка, и вспомнила, что, когда впервые увидела его лицо, то оно показалось ей смутно знакомым. Странно, никакого сходства между ним и собой она не находила, но все же что-то неуловимое привлекло тогда ее внимание.
- Марк, - сказала она мягко. Он повернулся, и ее сердце растаяло при виде карих глаз и нежной улыбки. Она вглядывалась в его загорелое, чуть горбоносое лицо с густыми бровями и черными волнистыми волосами.
- Ты уверен, что не имеешь ничего против того, что я не Фелмоу?
- Ты Сара Франклин, отныне и навсегда, и никогда не забывай об этом.
- Но ты же говорил...
- Кажется, я говорил много глупостей. Самое важное, что у меня есть ты.
Он встал и притянул ее к себе, крепко обняв и поцеловав.
- Возможно, я верил, что в тебе есть что-то необыкновенное из-за твоих предков, но теперь я знаю, что ты - это ты, которая покорила мое сердце с первого же взгляда.
Сара заглянула ему в глаза и смущенно улыбнулась.
- Когда? В тот раз? - спросила она. - В тот день, когда я пришла попрощаться с поместьем?
- Да. В тот самый день. Тогда я этого не понял, но с того дня я начал постоянно думать о тебе и чувствовал., что буду счастлив только рядом с тобой. Я даже сделал тебя своей секретаршей.
- Я рада, что так случилось, Марк. Не думаю, что моя глупая гордость когда-нибудь позволила бы мне познакомиться с тобой иначе.
- Но ты не дашь этим Фелмоу больше властвовать над твоей жизнью? Когда я думаю, до чего они.., до чего все это могло довести тебя...
Сара приложила палец к его губам.
- Этого больше не случится. Теперь я знаю, что принадлежу не этим предкам или дому - только мужчине в поместье.
Его руки обняли ее, и Сара ощутила глубокое счастье в этих объятиях.




Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
синклер ольга

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100