Читать онлайн В тихом омуте..., автора - Симон Джессика, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В тихом омуте... - Симон Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В тихом омуте... - Симон Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В тихом омуте... - Симон Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симон Джессика

В тихом омуте...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Хуже всего было то, что сейчас она не могла ни о чем думать, не имела сил сопротивляться, позвать на помощь. Голубые глаза округлились от ужаса, каждый вдох давался с трудом. То, что намеревался сделать этот негодяй, казалось неизбежным. Джуди, заглянув в его ненавидящие глаза, поняла, что он не просто изнасилует ее, но постарается как можно дольше мучить, получая садистское удовольствие от ее боли, унижения, страдания. А потом, возможно, и прикончит.
Нет, его сексуальные желания не относились непосредственно к ней. Этот почти мальчишка, по возрасту годившийся ей в сыновья, жестокий и извращенный, лез вовсе не потому, что нашел ее привлекательной или желал ее тела. Он лишь хотел заставить женщину страдать, наслаждаться ее страхом и беспомощностью, своей властью над ней. Он ненавидел женщин, всех женщин, весь мир.
Бандит начал расстегивать ширинку у брюк, и это движение вывело Джуди из транса. Ее тело заметалось по постели, сопротивляясь, словно загнанное в капкан животное, однако ее крики заглушались кляпом.
Парень замахнулся, чтобы вновь ударить ее кулаком в лицо, но в эту секунду кто-то постучал в дверь номера. Он замер, повернул голову и прислушался.
Надежда охватила Джуди; кто-то был за дверью и мог услышать ее. Пока внимание подонка было привлечено к двери спальни, ей удалось ослабить шарф до такой степени, чтобы закричать.
– Помогите! Помогите!
Парень мгновенно повернул к ней голову; женщина увидела резкий взмах его сжатой в кулак руки и почувствовала вспышку боли, такой сильной, что больше не смогла даже закричать. Ее голова вновь упала на постель, тело обмякло, растянувшись на одеяле.
Какое-то время она не могла чувствовать ничего, кроме этой боли, охватившей скулы и виски. Ее рот наполнился кровью, она автоматически сглотнула соленую жидкость.
Находясь в полубессознательном состоянии, Джуди с трудом понимала, что происходит вокруг, хотя и различала звуки, но доносились они словно откуда-то издалека. Услышала, как повернулся в замке ключ входной двери. Затем раздался топот ног мужчин, ворвавшихся в номер.
Парень соскочил с постели и пулей устремился к двери спальни, то ли чтобы убежать, то ли чтобы запереть дверь. Однако было уже слишком поздно: люди заблокировали выход. Насильник обезумевшим взглядом огляделся вокруг. Двое вооруженных охранников схватили его, заломили руку за спину так сильно, что бандит закричал от боли и начал ругаться по-испански. Его потащили из комнаты, не обращая внимания на крики и сопротивление. Марчелло бросился прямо к постели. Вздрогнул и побледнел, увидев избитое, все в синяках, лицо Джуди и кровь, струящуюся из носа. Бережно подняв ее голову, он развязал узел шелкового шарфа, снял его и бросил на пол.
– Что этот ублюдок сделал с тобой? Господи, жаль, что я не добрался до него раньше, чем эти ребята. Я бы отвернул ему все конечности. Проклятый садист! Мерзская свинья!..
Джуди услышала его голос и попыталась поднять веки; это причинило боль, но все же удалось. Она изумленно посмотрела на него. Никогда раньше в своей жизни она не была так рада видеть кого-нибудь, как сейчас. Слезы лились из ее глаз.
– Марчелло… – Ее голос оборвался. – О… Марчелло…
– Я здесь, – сказал он, нежно убирая спутанную прядь волос с ее лица. – Я здесь, дорогая. Теперь ты в безопасности.
Она беспомощно содрогнулась.
– Он… – Ее голос был хриплым и совершенно незнакомым, кровь струилась из уголка рта.
– Не нужно разговаривать. Твои губы разбиты, наверно, ужасно болят. Тебе необходимо отдохнуть, Джуди.
– Он хотел изнасиловать меня!
– Ш-ш-ш… – успокоил ее испанец, слегка погладив по волосам, по плечу, словно она была ребенком.
Женщина сильно дрожала, ее зубы стучали, будто кастаньеты.
– Мне так холодно. Так холодно.
– Это шок, – проговорил Марчелло, словно откуда-то издалека, и поднял ее с постели на руки.
– Нет!.. – выкрикнула она, моментально впав в панику и пытаясь высвободиться из его объятий.
– О’кей, все хорошо, – сказал он, и она почувствовала тепло, когда чьи-то руки укутали ее в одеяло и вновь положили на постель.
– Теперь лучше?
Она закрыла глаза, по-прежнему дрожа.
– Лучше, – прошептала Джуди.
– Я сейчас вызову доктора, – сказал он тихо, встал с кровати, взял телефонную трубку с туалетного столика, а несколькими секундами позже коротко переговорил по-испански.
Договорившись, Марчелло вновь сел на край постели, убрал несколько прядей волос с висков женщины.
– Скоро здесь будет врач. Ты только потерпи. – Он замолчал.
Джуди чувствовала, как он смотрит на нее, но не открыла глаза. Дрожь понемногу стихала, бедняга почти согрелась и уже могла о чем-то думать, но по-прежнему боялась посмотреть на испанца. Он увидел ее такой… такой ужасной! Волосы растрепаны, платье разорвано, а тело почти обнажено, лицо в синяках и кровоподтеках. Меньше всего на свете женщина хотела, чтобы именно Марчелло застал ее в подобном состоянии. Чувство стыда наполнило все ее существо.
Ей не следовало открывать дверь, не спросив, кто там. К тому же на двери имелся глазок. Если бы она посмотрела в него, то ничего подобного не произошло бы.
– Джуди, ты меня слышишь? Ты же не в обмороке, Джуди?
Она неохотно открыла глаза.
– Полиция здесь, они хотят увидеть тебя. Ты в состоянии поговорить с ними, рассказать, что произошло? Им нужны доказательства, чтобы на этот раз посадить негодяя. Постарайся набраться сил. Хотя, если ты не можешь встретиться с ними сейчас, я попрошу их прийти позже. Не хочу, чтобы ты чувствовала, будто обязана это сделать немедленно.
Марчелло стоял, склонившись над ней. Женщина физически ощутила его присутствие и отпрянула, холодный пот выступил на ее коже.
– Не надо… Не прикасайся…
Испанец нахмурился.
– Ты же не пытаешься напугать меня, Джуди, не так ли? Мне проще отрезать свою правую руку, нежели причинить тебе боль, разве ты не знаешь этого?
Она едва слышно всхлипнула, потом криво улыбнулась.
– Прости, я ничего не могу с этим поделать. Конечно нет.
Джуди не хотела, чтобы он прикасался к ней и даже находился слишком близко. Ей нужно было побыть одной, оказаться отрезанной от всех на какое-то время, спрятаться, как улитка в раковину.
Марчелло сел возле ее ног, бледный, с нахмуренными бровями.
– Ты в состоянии увидеться с полицией?
Женщина судорожно вздохнула, постаралась взять себя в руки.
– Полагаю, я должна.
– Если тебе трудно, то не должна. Решать вправе ты. Скоро приедет доктор и даст тебе успокоительное. Может быть, будет лучше поехать с ним в больницу?..
– Нет! Мне же не нанесли тяжелых ран. Всего лишь синяки и ссадины.
– Но ты в шоке. Это будет мудро – отправиться в больницу. По крайней мере, там они смогли бы присматривать за тобой.
– Я не хочу в больницу, – упрямо проговорила Джуди, а потом внезапно выпалила: – Я хочу домой! – Слова прозвучали так, словно ее переполняла тоска, отчаянное желание оказаться в безопасности, в собственном доме со своими детьми. – Если бы я не приехала сюда, то ничего и не произошло бы. Я проклинаю момент, когда увидела тот плакат в окне агентства путешествий!
Джуди закрыла глаза и вспомнила день, в который ей впервые пришла в голову мысль об отпуске в Испании. Казалось, это было так давно, совсем в другой жизни. Вон сколько всего случилось с ней с тех пор. Удивительно, как разные события уплотняют или растягивают время. Словно оно – резиновое.
Дома жизнь текла медленно, спокойно, размеренно. И почему она устала тогда? Почему так хотелось куда-нибудь уехать? Разве от покоя можно устать? Наверное, просто не понимала, как было хорошо. Ты – глупая женщина, сказала себе Джуди. Как только вернешься домой, не будет больше никаких поездок в отпуск за границу. Никаких путешествий, никакого риска. Никогда!
– Как он попал сюда? – спросила она хриплым голосом у Марчелло. – Я думала, ваша служба безопасности действительно надежна. Ты же уверял меня в этом. Я поверила тебе, даже услышав стук, не спросила, кто это…
– Мы пока ничего не знаем. Позже я все выясню. Охранник, которому я строго наказал следить за твоим номером, заметил кого-то, пытающегося проникнуть в здание. Он позвонил мне, вот я и прибежал, взяв с собой еще людей из охраны. Я знал, что ты собиралась встретиться с Бертой и Вольфгангом в зале, но интуиция подсказала мне, что что-то не так. Поэтому мы пришли сюда, и, слава богу, вовремя.
Джуди почувствовала, как холодок снова пробежал по ее спине.
– Да, – прошептала она, – очень вовремя.
Раздался стук в дверь; Марчелло соскользнул с кровати и пошел открывать дверь. Через минуту он вернулся вместе с невысокого роста мужчиной среднего возраста в темном костюме.
– Это доктор Акоста, Джуди. Боюсь, он не очень хорошо говорит по-английски, поэтому, если хочешь, я останусь, чтобы переводить для тебя.
Женщина покачала головой, давая понять, что совсем не хочет, чтобы испанец оставался в комнате, пока врач будет осматривать ее.
– Ну что ж, если я тебе понадоблюсь, дай знать. Я буду в гостиной, – сказал хозяин отеля и ушел, закрыв за собой дверь.
Сеньор Акоста мягко улыбнулся пострадавшей. Он забавно прищелкивал языком по мере того, как разглядывал синяки на лице и шее. Задал несколько безобидных вопросов. Джуди удалось понять его ломаный английский, да и он, казалось, понял ее ответы. В тот момент она вновь пожалела, что совсем не знает испанского. На этот раз твердо решила, что в будущем, прежде чем отправиться в какую-нибудь страну, она выучит по крайней мере несколько фраз на ее языке.
Врач показал ей шприц.
– Прошу вас, извините. Я попытаюсь не сделать больно.
Джуди настороженно посмотрела на предмет, который он держал в руках, спросила:
– Что в нем?
Он нахмурился, потом пожал плечами.
– Лекарства.
– Какие лекарства? – Ей не очень понравилась идея – ввести неизвестные лекарства.
Сеньор Акоста вздохнул, скорчил гримасу, потом отошел, открыл дверь и позвал сеньора Гомеса. Тот поспешно вошел, видимо, ждал за дверью. Мужчины быстро переговорили по-испански. Затем Марчелло подошел к постели, изучающе стал рассматривать избитое лицо Джуди.
– Ну что ж, наверное, ты будешь рада, – доктор сказал, что тебя не нужно госпитализировать. Он согласен с тем, что ты в шоке, и предлагает снять напряжение. Если потом сможешь, то поговоришь с полицией, а если все же предпочитаешь не делать этого, то мы скажем им, что ты под действием успокоительного, и они уйдут.
– Успокоительного? Так, значит, в шприце успокоительное?
Он кивнул. Джуди вздохнула.
– О, хорошо. В таком случае, пожалуй, лучше позволить ему уколоть меня.
– Думаю, ты должна это сделать. Если тебя пугает игла, закрой глаза.
– Я не ребенок, Марчелло! – огрызнулась Джуди и заметила, как его веки дрогнули, отреагировав на ее резкий тон. Марчелло вновь вышел, а доктор подошел к пострадавшей. Она напряглась в ожидании, потом почувствовала острие иглы, входящее в кожу, и услышала тихое бормотание врача:
– Хорошо. Очень хорошо. – Он приложил кусочек ваты к месту укола. – Держите, пожалуйста.
Джуди села с закрытыми глазами, одним пальцем держа вату, чувствуя, как тело расслабляется, дыхание замедляется, а сердце успокаивается.
– О’кей, – сказал доктор, забирая вату. Он посмотрел на слабую красную точку на коже, там, где входила игла. – Хорошо. А теперь, пожалуйста, отдыхайте. Вам нужен покой.
– О’кей, – ответила женщина. – Спасибо, сеньор Акоста.
– Спокойной ночи, – бросил он по-английски и исчез.
Марчелло стоял в дверях, глядя на нее, лежащую на подушках.
– Ты поговоришь с полицией сейчас или завтра?
– Сейчас.
– Ты уверена?
– Хочу покончить с этим. Теперь я так спокойна, что даже, если бы взорвалась бомба, я бы и глазом не моргнула. Не исключено, что завтра я буду чувствовать себя хуже.
– Может, хочешь надеть ночную рубашку, прежде чем увидишься с ними? Думаю, это платье, вернее, его остатки, они попросят в качестве улики.
Джуди попыталась сползти с кровати, но все еще была так слаба, что пришлось изрядно постараться. Испанец помог ей приподняться и опустить ноги на пол.
– Скажи, где найти твою ночную рубашку, и я помогу тебе.
– Нет!
Этот окрик заставил Марчелло вздрогнуть.
– Хорошо, – проговорил он быстро. – Конечно нет, прости, не подумал. Я найду ее для тебя и выйду, чтобы ты переоделась.
– Вон в том ящике есть чистые, – сказала она, показав рукой.
Он направился к шкафу, открыл ящик, нашел простую, голубую с белым ночную рубашку из хлопка.
– Эта сойдет?
– Да, спасибо, – Джуди протянула руку, и он подал ночнушку. – Теперь мне хотелось бы пойти в ванную, пожалуйста, – Она встала и покачнулась, Марчелло протянул руку. – Нет, я справлюсь сама, – сказала женщина, но почувствовала, что с трудом может удержаться на ногах, поэтому потянулась к мужчине, и он бережно повел ее в ванную.
– Не запирай дверь, – попросил Марчелло. – Вдруг ты упадешь в обморок.
Она ничего не ответила, но дверь не заперла, понимала: это действительно может случиться.
В ванной Джуди стянула с себя остатки красного платья, бросила на пол, включила душ и встала под него. Единственным ее желанием сейчас было помыться с головы до пят, – она чувствовала себя такой грязной. Несколько минут спустя женщина растерлась полотенцем и надела чистую ночную сорочку. Босиком, со спутанными волосами она вошла в комнату и обнаружила, что менеджер сам меняет ее постель. Использованное постельное белье лежало на полу неряшливой кучей. Джуди с отвращением посмотрела на эти вещи и отвернулась.
– Спасибо, ты очень заботлив. Но лучше бы позвал для этой работы горничную, – сказала Джуди, когда Марчелло обернулся. Его темные волосы упали на лоб, прикрыв один глаз.
– Я думал, ты никого больше не хочешь видеть здесь.
Его тактичность тронула женщину.
– Да, не хочу, – призналась она. – Ты очень добр, Марчелло. Взять на себя все это…
– Какая проблема? Ты разве забыла, что я трудился в отелях, когда был еще мальчишкой? Это – семейное ремесло. Я могу заправить постель быстрее, чем любая горничная, со скоростью света! – Он мягко улыбнулся. – Здесь нет такой работы, которую я не смог бы сделать, причем лучше своих служащих. Поэтому и считаю себя вправе многого требовать от них. – Марчелло помолчал и спокойным голосом добавил: – К тому же полиции понадобится твое постельное белье для судебного разбирательства.
Джуди передернуло. Она только сейчас вполне осознала, что ей еще придется вспоминать весь этот ужас заново, отвечая на вопросы полицейских. Она забралась обратно в постель, и Марчелло подоткнул края одеяла.
– Ну что, могут полицейские войти сейчас, чтобы переговорить с тобой? – тихо спросил он. – Они ждут на улице, в машине.
Она перевела дыхание и утвердительно кивнула, а он ласково убрал несколько еще влажных прядей с ее избитого лица. Кончики его пальцев были холодными и успокаивали ее разгоряченную кожу.
– Хочешь, чтобы я остался с тобой? На этот раз в качестве переводчика?
Она не могла посмотреть ему в глаза.
– А они говорят по-английски?
– Не очень хорошо, – ответил Марчелло. – Если не хочешь, чтобы переводил я, можно попросить Берту.
На этот раз Джуди посмотрела на него обеспокоенно и спросила:
– Она все знает? Ты ей рассказал?
– Мне же пришлось объяснять, почему тебя не было на ужине. Пожалуйста, не смотри на меня так! Берта не подумает о тебе ничего плохого из-за того, что на тебя напала такая грязная свинья! Не ты в этом виновата!
– Я! Потому что глупа и потому что я – женщина, – дрожащим голосом выкрикнула Джуди. – А женщин чувство вины преследует с рождения! И что бы ни произошло, они одни всегда чувствуют себя виноватыми! Потому что попадают всегда не в то место и не в то время. А еще они чересчур привлекательны за счет макияжа и стильной одежды… Есть тысячи причин, чтобы обвинить женщин…
– Берта – тоже женщина, умная и добрая, и она не собирается винить тебя. – Марчелло замолчал, потом добавил: – И я не собираюсь. – Это не ты, это я виноват! Тебе очень не повезло, что ты попала в такую передрягу в самом начале отпуска. Возможно, мне не стоило настаивать на звонке в полицию в тот раз, заставлять тебя ехать туда. Если бы я не предложил обратиться в полицию, ты бы никогда больше не встретила этого ублюдка. Прости меня.
Джуди, немного успокоившись, откинулась на спинку кровати и улыбнулась.
– Нет, Марчелло, это не твоя вина. Я все равно должна была сообщить властям. И сделала бы это. Рано или поздно этот парень мог совершить что-нибудь более серьезное, чем похищение сумок. Он опасен, кто-то должен был его остановить.
Марчелло кивнул:
– Я знаю. Но почему… почему именно ты столкнулась с таким кошмаром?
– Я сильнее, чем кажусь на первый взгляд. Мне не раз доводилось проходить через трудности. Ты просто еще ничего обо мне не знаешь. – Джуди замолчала, вспоминая, какими трудными были ее первые роды; какой невыносимо одинокой ощущала себя после смерти родителей и главное – мужа; до чего тяжело оказалось налаживать работу магазина, поднимать детей… Но достойно справилась со всем этим. – Я очень вынослива, – добавила женщина так, словно старалась себя похвалить.
Марчелло усмехнулся.
– Мне почему-то так не кажется. – Он провел рукой по ее спутанным шелковистым волосам и слегка коснулся распухшей, украшенной ярким синяком щеки. – Господи, как жаль, что я не пришел вовремя.
Джуди хотелось уклониться от его ласки, потому что даже теперь она не оставляла ее равнодушной. Ну зачем то и дело прикасаться к ней? Ведь бывали моменты, когда испанец читал ее мысли, словно открытую книгу, почему же он сейчас так слеп?
– Я готова побеседовать с полицией, – твердо сказала она.
Марчелло пошел звать стражей порядка, и Джуди позволила себе расслабиться.
Послышались голоса, тяжелые шаги, и в комнату вошли двое в формах. Они изо всех сил старались вести себя тихо, но женщине показалось, будто в номер ввалились как минимум полдюжины полицейских.
Марчелло оставался с ней на протяжении всего разговора, переводил вопросы и ответы. Беседа оказалась не из легких, но, по крайней мере, менее болезненной, чем прошлые испытания. Пока один полицейский опрашивал пострадавшую, второй обошел комнату, снимая отпечатки пальцев с дверных ручек и других мест, до которых мог дотрагиваться подозреваемый, потом надел прозрачные перчатки, собрал с пола постельное белье и разорванное платье, все это сложил в большой пластиковый пакет. Джуди наблюдала за полицейским, едва удерживая в горле тошнотный комок.
Вошел еще один мужчина в форме, сказал, что должен сфотографировать потерпевшую. Несколько раз щелкнул фотоаппаратом с разных ракурсов. Синяки ее уже потемнели, лицо распухло, и Джуди подумала, что вряд ли узнает сама себя на этих фотографиях.
Наконец они ушли. Марчелло встал.
– Тебе нужно поесть.
– Нет.
– Не тряси головой. Перекуси немного и почувствуешь себя гораздо лучше. Как насчет омлета? Или немного фруктов? Я велю принести. Что ты выпьешь? Горячий молочный напиток как раз кстати. Всю ночь у здания будет охрана. Если вдруг понадобится помощь, только покричи в окно.
– Со мной все будет в порядке, пока тот парень в полиции.
– Конечно, Джуди. Спокойной ночи. Надеюсь, остаток отпуска ты проведешь менее драматично.
Испанец ушел, а она лежала в кровати, глядя в никуда. Поняла, что не может больше оставаться здесь. Нужно куда-то уехать… Домой! Конечно, она должна будет вернуться сюда к суду, но это ненадолго. А сейчас – домой.
Ужин прислали довольно быстро. Пожилая официантка, проявив такт, не стала с любопытством рассматривать лицо женщины, вошла с потупленным взглядом. Нетрудно было догадаться, что об этом попросил ее управляющий. Без сомнения, происшедшее обсуждали сейчас все в отеле, ведь гости наверняка видели полицейские машины у входа. Джуди испытала отвращение при мысли, что столько незнакомых людей теперь судачат о ней.
– Вы будете ужинать в постели? – спросила официантка и, получив утвердительный кивок, аккуратно поставила поднос на одеяло. – Если захотите что-нибудь еще, позвоните, – произнесла женщина, не поднимая глаз, и добавила свое обычное: – Приятного аппетита! – Персонал отеля неплохо объяснялся по-английски.
Омлет с травами оказался вкусным, Джуди съела его целиком, запивая вином. И почти сразу почувствовала себя лучше. Переставив поднос на столик, она удобно устроилась в постели и тут же забылась глубоким сном.
Утром ее разбудили громкие голоса под окном. Женщина сладко потянулась, не помня ни о чем. Но внезапно события минувшего дня промелькнули перед глазами. Джуди села, растерянно глядя на часы, – они показывали почти девять. Проспала одиннадцать часов? Вот это да! За время, проведенное в Испании, последняя ночь – лучшая, так крепко она здесь не спала еще ни разу. Спасибо доктору за успокоительное, а судьбе за то, что насильник сидит сейчас за решеткой.
Джуди соскользнула с постели и открыла жалюзи, впустив в комнату прекрасный солнечный день, посмотрела в пронзительно голубое небо и подумала: а не было ли все вчерашнее только кошмарным сном? Женщина развернулась, прошла в ванную и вздрогнула от ужаса при виде своего отражения в зеркале. Этим утром синяки на лице переливались всеми цветами радуги. В таком виде нельзя спускаться к завтраку. Мысль о любопытных взглядах была ей ненавистна. Она осторожно дотронулась кончиком пальца до своего лица и поморщилась. Когда же все заживет? И как можно с такой физиономией появиться дома?.. Джуди встала под душ, наслаждаясь мягкой прохладой воды. Синяки и ссадины вновь заныли, и было приятно подставлять их под ласковые струи – боль на время успокаивалась. Выключив наконец душ, она накинула халат, вышла и в раздумье остановилась у гардероба. Тишину нарушил телефонный звонок.
– По открытым жалюзи я понял, что ты уже проснулась. Ну, как себя чувствуешь? – Голос Марчелло звучал очень спокойно.
Джуди подавила вздох. Лучше бы он не звонил, ей вовсе не хотелось ни видеть его, ни разговаривать, ни даже думать о нем. Тем не менее ответила она мягко:
– Привет. Со мной все в порядке.
– Угу, – пробормотал испанец. – Я зайду к тебе попозже.
– Нет! – непроизвольно вырвалось у Джуди. – Не приходи. Я хочу сегодня отдохнуть.
Марчелло нисколько не удивился.
– Я бы на твоем месте оставался в постели. И доктор советовал дня два лежать. Я пришлю кого-нибудь с завтраком. Что ты хочешь? Кофе, чай? А может, апельсиновый сок?
– Кофе, апельсиновый сок, булочку и джем, – спокойно перечислила Джуди. – Спасибо.
– Давай, возвращайся в постель. Завтрак будет через десять минут.
Она снова почувствовала себя разбитой, поэтому решила последовать совету Марчелло. Утро в постели – не так уж плохо. Ей редко выпадало в жизни такое удовольствие. К тому же можно встать в любой момент. А вечером, когда совсем стемнеет, пожалуй, она даже прогуляется на свежем воздухе.
Джуди поправила постель, надела розовую батистовую рубашку и вальяжно раскинулась на подушках. Взяла книгу, но читать не хотелось, смотрела на голубое небо, слушала птиц и шум прибоя. Повернулась на звук открываемой двери, чтобы вежливо улыбнуться тому, кто принес ей завтрак. Это был Марчелло.
– Сеньора, ваш заказ доставлен, – произнес он, неся поднос к столику.
Могла бы и догадаться, что явится именно он, ругнула себя Джуди, хотя в глубине души она надеялась увидеть Марчелло.
– Что, сегодня утром официанток не хватает? – холодно спросила женщина.
Испанец усмехнулся в ответ, дразня ее глазами.
– Я же говорил, что умею делать все. А теперь скажи, ты будешь завтракать в постели или на балконе?
– В постели, – поспешила ответить она, садясь так, чтобы он мог поставить поднос на ее колени.
Глаза мужчины заблестели, когда он оглядел ее ночную рубашку нежно-розового цвета, без рукавов, с глубоким вырезом и оборками по краю, едва прикрывавшими ее полную грудь. Джуди почувствовала внезапный прилив паники и глубоко вдохнула аромат кофе, стараясь успокоиться.
– Пахнет великолепно!
– Ты голодна?
– Немного.
Она налила кофе в маленькую изящную чашечку и отхлебнула глоток апельсинового сока.
Испанец пододвинул к кровати стул и сел.
Неужели он останется? Господи, надеюсь, что нет, подумала Джуди, намазывая джем на булочку и незаметно наблюдая за мужчиной сквозь полуопущенные ресницы. Не хочу, чтобы он был рядом, мне это трудно выносить.
– Я, видимо, отрываю тебя от работы?
Марчелло одарил ее насмешливым взглядом.
– Сейчас меня заменяет помощник. Но ты не волнуйся, я не останусь. Всего лишь хотел убедиться, что с тобой все в порядке.
– Убедился?
– Да. Ты колючая, словно кактус. Сегодня. Это неплохо. По крайней мере лучше, чем если бы я нашел тебя рыдающей в подушку. Да, я же забыл, что ты чрезвычайно вынослива и никогда не падаешь духом!
Джуди дерзко взглянула на него.
– Ты разочарован? Или тебе больше нравятся плаксы?
– Конечно же нет. Оставайся такой, какая ты есть.
Марчелло встал, нагнулся и поцеловал ее в лоб.
– Лучше я пойду в офис, а ты оставайся в постели. Я пришлю кого-нибудь за подносом. Хочешь что-нибудь еще? Журналы, книги?
Джуди покачала головой.
– У меня достаточно книг. Спасибо. К тому же есть стереомагнитофон и полдюжины кассет для него.
– Что ж, в любом случае, если тебе что-нибудь понадобится, звони вниз.
Она смотрела вслед испанцу, чувствуя и сожаление и облегчение одновременно. Нет, лучше побыть одной. Она сейчас – словно улитка, потерявшая домик. И теперь надо искать другой.
День промелькнул незаметно. Джуди дремала, читала, слушала музыку. В час дня ей принесли обед, разнообразный и вкусный. Все это выбрал для нее Марчелло: салат, холодный рис, украшенный зернами сладкой кукурузы, красный и зеленый перец, холодный цыпленок, огромные розовые креветки и несколько ломтиков нежного лосося. На десерт – яблочный мусс, который просто таял во рту.
Вечером Марчелло снова позвонил и спросил, что она хочет на ужин, но Джуди отказалась, сославшись на сытость. На самом же деле она собиралась поужинать продуктами, которые еще оставались у нее в холодильнике.
– Я бы хотела пораньше лечь спать, – соврала она.
– Чудесная мысль. Отдых – это как раз то, что тебе нужно. Пару часов назад звонили из полиции. Тому парню предъявлено обвинение, теперь он уже не может выйти под залог. Так что не волнуйся. Жаль только, что пройдут месяцы, прежде чем дело поступит в суд. Полиции нужно твое официальное заявление, но это не к спеху.
Джуди вздохнула.
– О’кей.
– Спокойной тебе ночи, – нежно произнес Марчелло. И от этой его нежности сжалось сердце, на глаза навернулись слезы.
Она почувствовала такую печаль, словно наблюдала чью-то смерть. Джуди больше не могла выносить и мысли о нем, видеть его, слышать голос. Воспоминания о том дне, когда она впервые встретила Марчелло, заставляли ее дрожать. Мучительное, трудно переносимое желание повергало в ужас, похожий на тот, что она испытала, увидев похоть в глазах насильника.
О нет! Тот негодяй хотел причинить боль, унизить. Она же хотела наслаждаться мужской красотой Марчелло, жаждала его ласк, нежности, прикосновений. Действия того парня были темной стороной желания. И тем не менее в сознании Джуди строилась какая-то странная связь между этими явно противоположными чувствами. Казалось, оба родились из одного источника – из рефлекторных реакций тела. Понимание этого ввергало ее в стыд.
Часа два Джуди, как ни старалась, не могла вырваться из круговерти этих мыслей и беспорядочных воспоминаний. Наконец на помощь ей пришли два спасителя – усталость и сон. Спала она крепко и безмятежно.
Проснулась рано, приняла душ, оделась в белые хлопчатобумажные брюки и футболку. Одежду взяла наугад, но, взглянув на себя в зеркало, поняла – выбор правилен: прохладные цвета придавали ей не столько женственность, сколько деловой вид. Как странно работают мысли, подумала Джуди, состроив зеркалу гримасу. С помощью одежды она старалась защититься от чужого любопытства. В этом есть что-то детское, усмехнулась женщина. Слегка дрожащими руками она причесалась, собрав волосы в хвост, что придало лицу простоватый вид.
Несколькими минутами позже молодой испанец из обслуги принес завтрак. На подносе рядом с тарелками лежала красная роза с запиской от хозяина отеля. Взглянув на все это, Джуди покраснела, осознавая, что официант наблюдает за ней. «Доброе утро!» – это все, что написал Марчелло, но роза служила весьма красноречивым дополнением к записке.
Надо ехать домой. Нельзя больше здесь оставаться. Скорее всего, в саду и у бассейна сейчас никого нет. Поэтому она попросила официанта отнести поднос на балкон.
Джуди позавтракала, нежась под лучами утреннего солнца, скрытая от любопытных взглядов. Она разглядывала роскошные субтропические деревья, глубокую, брызжущую золотыми искрами синеву моря. Роза, посланная Марчелло, источала тонкий, изысканный аромат.
При взгляде на этот цветок у Джуди невольно вырвался вздох сожаления. Если бы только… Но не было смысла продолжать эту фразу, как не было смысла и что-либо менять. Надо смело смотреть в глаза реальности и продолжать жить своей жизнью. Нужно забыть об испанце.
Но как это сделать? – с горечью спросила она себя. Дни, проведенные с ним рядом, пролетели со скоростью света. За короткое время они узнали невероятные вещи друг о друге. Со многими людьми Джуди была знакома намного дольше, но знала об их жизни намного меньше. Опять пришла мысль о странном свойстве времени в этой стране. Казалось, она жила здесь целую вечность, хотя отпуск длился меньше недели.
Оглядываясь назад, Джуди вспомнила, что ехала сюда с мечтой о мирном отдыхе под солнцем, около моря. Вместо этого получила массу волнений, боли, усталость и нервное истощение. Теперь ей нужен хороший отдых от собственного отпуска. Нет уж, хватит, пора вернуться домой. Оставаться в этом отеле дальше просто невозможно. Джуди с ужасом представила, как люди будут шушукаться у нее за спиной и бросать косые взгляды. Она не сможет выдержать еще и этот кошмар.
Какое-то движение между деревьями привлекло ее внимание, женщина посмотрела вниз и увидела Марчелло, наблюдавшего за ней. Он приветственно поднял руку и направился явно в ее номер. Джуди думала, что испанец предварительно постучит в дверь, и решила открыть ее, но не впускать гостя. Он постучал, но ждать не стал, а открыл дверь запасным ключом. Мгновением позже они столкнулись в гостиной. Сегодня на нем не было темной униформы менеджера отеля. Строгий бежевый льняной костюм и мягкая коричневая рубашка с расстегнутым воротом, открывающим приятную золотистую кожу, очень шли ему.
Марчелло внимательно осмотрел женщину.
– Ну вот, сегодня ты выглядишь лучше.
– У меня все хорошо.
Только бы он так не смотрел! Она чувствовала этот взгляд на своей коже, словно он прикасался к ее синякам. Джуди чуть скривилась. Марчелло заметил это и нахмурился.
– У тебя сильно болит лицо?
– Немного саднит.
Зачем он спрашивает? Неужели и так не понятно? Конечно, болит! Оно болит от малейшего движения.
– Я пришлю медсестру, чтобы она помазала синяки чем-нибудь смягчающим.
– Я и сама могу это сделать, если, конечно, она принесет мне мазь.
Марчелло кивнул.
– О’кей, но думаю, все равно следует ей показаться. Просто для профилактики.
Он помолчал, серьезно глядя на женщину.
– Ты уже решила ехать домой или нет? Прошлой ночью ты говорила…
– Я помню, что говорила, – резко прервала его Джуди, потому что он затронул тему, которая больше всего ее беспокоила. – Я хочу сказать… Я хочу вернуться домой, но… – Она поднесла руки к лицу, глаза смотрели беспомощно. – Я не могу ехать туда в таком виде.
– Да уж, ты до смерти напугаешь своих детей, – с улыбкой согласился Марчелло.
Она неохотно улыбнулась в ответ.
– Я больше беспокоюсь о том, как люди будут смотреть на меня всю дорогу отсюда до Англии. Но ты прав. Дома мои вообще были бы в шоке.
– Они знают, что на тебя напали?
Женщина отрицательно покачала головой.
– Об этом не стоит говорить по телефону. Зачем их беспокоить?
– Да, пожалуй, они сойдут с ума, услышав, что произошло вчерашней ночью.
– Думаю, так и будет.
– Ты расскажешь им об этом? – словно проверяя ее, спросил Марчелло.
Джуди дерзко взглянула на него.
– Я должна это сделать. Чтобы объяснить, зачем я вернусь сюда на суд.
– Но ты не скажешь, что тебя попытались изнасиловать?
– Я просто не смогу, – отчаянно произнесла она. – Сомневаюсь, что я вообще кому-нибудь об этом расскажу. Разве только в суде. Но не детям.
– Ты пытаешься оградить их от всего этого, не так ли?
– Видишь ли, я их мать, а они оба еще слишком юны, и…
– Да ты и сама еще юна, – лукаво произнес испанец, глядя в ее голубые глаза.
Краска сильнее залила лицо Джуди, и она почувствовала легкое раздражение.
– Я вовсе не юна. Мне сорок.
– Тебя все еще мучают воспоминания о последнем дне рождения? – усмехнулся он. – Неужели ты не понимаешь, что у твоего возраста есть свои преимущества? Женщина сорока лет находится на своей сексуальной вершине. Молоденькие девчонки не знают, как наслаждаться сексом, они слишком неопытны и даже не подозревают о потенциале своих тел. Не умеют доставить величайшее удовольствие ни себе, ни мужчине. Любви нужно время, ты же знаешь это. А если ее торопить, она станет похожа на еду, которую быстро заглатываешь и теряешь половину удовольствия. Молодые обычно слишком спешат. У них не хватает терпения или уверенности в себе, чтобы заниматься любовью медленно, чтобы заставить ее длиться долго. А женщина твоего возраста…
– Ой, перестань! – воскликнула Джуди внезапно осевшим голосом. От его слов кровь бросилась ей в голову и дыхание участилось. – Я – женщина среднего возраста и прекрасно сознаю это. У меня взрослая дочь. Когда мы выходим с ней куда-нибудь вместе, мужчины смотрят на нее, не на меня. Так что не нужно болтать чепуху о мужчинах, которые предпочитают пожилых женщин.
– На нее смотрят молодые мужчины ее возраста. Совершенно естественно! Юноши обычно чувствуют себя слишком неуверенно, боятся, что их отвергнут, если они попытаются флиртовать с женщиной постарше. Посмотри в зеркало, Джуди, вместо того чтобы уныло твердить о своей старости. Ты очень привлекательная. Готов держать пари, что в двадцать в тебе было меньше шарма. У тебя есть стиль, ты прекрасно одеваешься, знаешь, что тебе идет, и не стараешься слепо следовать моде. О, ради бога, ты же знаешь, о чем я говорю. – Марчелло нетерпеливо пошевелился. Его глаза бросали вызов. – Перестань быть одержимой собственным возрастом!
– Когда-то и тебе исполнится сорок. Посмотрим, что ты скажешь тогда, – бросила ему Джуди.
Он громко рассмеялся.
– Могу тебе сказать сейчас. Я не буду постоянно повторять себе, что слишком стар, чтобы быть с женщиной. – Его глаза искрились весельем и лукавством.
Джуди судорожно соображала, что ответить.
– Ну конечно, жизнь подыгрывает в пользу мужчин. Они и в восемьдесят не считают себя слишком старыми.
Марчелло расхохотался до слез.
– А что, они должны это делать? – Он вытер глаза белоснежным платком и сменил тему: – А теперь слушай. Ты же не можешь оставаться взаперти целыми днями, не так ли? Это будет очень скучно. А сегодня день обещает быть замечательным. Предлагаю тебе поехать со мной в горы. На дорогах там немного транспорта. Ты могла бы подышать свежим воздухом и увидеть новые места без толп туристов.
Он был прав. Не очень-то весело просидеть остаток отпуска в номере. Но и мысль, что целый день придется провести с ним наедине, пугала. Она боялась не его, а своих чувств. Когда ее тело пылало, разум отказывал ей, низ живота наливался тяжестью.
– Нет, я не могу, – сказала Джуди, бросив тоскливый взгляд на голубое небо за окном.
– Не глупи, – сухо произнес Марчелло. – Что ты будешь делать целый день? Просто сидеть и размышлять? Выйди на свежий воздух и дай своему уму новую пищу для раздумий. Поехали, Джуди. Я не приму отказа.
– Ты пытаешься заставить меня, – сказала она, глядя ему в глаза и высоко подняв подбородок.
Джуди увидела, как его глаза сузились, а лицо словно окаменело. Марчелло понял скрытый смысл ее слов, знал, что она имела в виду нечто большее, чем отказ от поездки.
– Я собираюсь позагорать на балконе и отдохнуть несколько дней. Как только заживут мои синяки, полечу домой, – добавила она, направляясь к двери. Джуди открыла ее и сказала: – Приятной поездки, Марчелло.
Он застыл с каменным лицом. Джуди взглянула в его глаза. Они были словно пылающие угли, прикрытые пеплом. Женщина почувствовала внезапную боль и отвернулась. Марчелло злился. Она искренне сожалела, что все так получилось, ведь вовсе не хотела обидеть мужчину, который ей нравился, слишком нравился. Но с самого первого мгновения словно стена выросла между ними.
Мысли ее снова начали путаться. Ты же сама возвела эту стену, говорило ее сердце. И сейчас кладешь кирпич на кирпич. Остановись! Вот он, во плоти, твоя мечта, – высокий, темноволосый, с золотистой кожей. И ты не можешь оторвать от него глаз. Да, сначала это было страстью, самой обычной страстью. Но теперь Марчелло нравится тебе и как человек. У него талант вызывать симпатию. Он веселый, бесконечно добрый и внимательный, очень чуткий для подобного типа деловых и решительных мужчин. От кого и чего ты защищаешься? От полнокровной жизни со всеми ее радостями?..
Но Джуди следовало защитить себя. Она больше не имела сил выдерживать эмоциональное давление, словно получила тяжелые ожоги и не могла выносить прикосновения, малейшее из которых заставляло раны кровоточить.
– Прости меня, Марчелло, – сказала женщина. – Пожалуйста, иди.
На какое-то мгновение ей показалось, что он будет спорить, упрашивать, умолять. Все его тело было так напряжено. Но он вышел, не сказав ни слова. Джуди закрыла за ним дверь, с хриплым стоном прислонилась к стене.
Все было кончено.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В тихом омуте... - Симон Джессика

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману В тихом омуте... - Симон Джессика


Комментарии к роману "В тихом омуте... - Симон Джессика" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100