Читать онлайн В тихом омуте..., автора - Симон Джессика, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В тихом омуте... - Симон Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В тихом омуте... - Симон Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В тихом омуте... - Симон Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симон Джессика

В тихом омуте...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Джуди не хватало воздуха в душной комнате. Хотелось прыгнуть в прохладную воду, чтобы смыть напряжение с тела. Она переоделась в черно-белый купальник и вышла к бассейну, туда, где впервые увидела Марчелло. С удовольствием нырнула в чистую голубизну. Большинство отдыхающих расположились на пляже, оттуда доносились голоса и смех. В бассейне она была одна. Энергично проплыв несколько раз туда и обратно, женщина замедлила темп, чувствуя, как возвращаются к ней силы.
Солнце близилось к горизонту. Влажный воздух наполняло пение птиц. Сад отеля был почти тропическим, полон пальм и широколистных деревьев с голубыми, красными и пурпурными цветами. Джуди медленно плыла на спине, уставившись в волшебную синеву неба. Скоро пора идти в номер, но возвращаться туда совсем не хотелось. Она ни о чем сейчас не думала, просто ощущала, как вода ласкает кожу.
Раздавшиеся неподалеку голоса заставили ее вздрогнуть. Джуди подняла голову и огляделась: мимо проходили Берта с мужем и детьми, видимо, возвращались с пляжа, неся в руках полотенца и книги. Лица у всех порозовели, тела покрыл легкий загар. Вольфганг и дети, поздоровавшись с Джуди, убежали в душ, Берта же остановилась поболтать.
– Мы сегодня провели замечательный день, – сообщила она. – Все время провалялись на пляже. А как тебе Гранада, правда прелесть?
– Просто чудо! – согласилась Джуди, вылезая из воды и размышляя, откуда немка узнала, что она была на экскурсии. Может быть, Марчелло сказал? А знает ли Берта, что он тоже ездил в Гранаду?
Ей ничего не хотелось спрашивать об испанце у этой женщины, чтобы та ни о чем не догадалась. Поэтому Джуди заговорила о потрясшем ее дворце и окружающих его садах.
– Я очень люблю это место, – сказала Берта. – Жаль, что там во время экскурсий много народу. Мне бы хотелось пойти туда, когда никого не будет.
Джуди улыбнулась.
– Я тоже об этом подумала. Марчелло говорит, что туризм убивает прекрасную старину. И он в чем-то прав. Чем больше народу рядом с тобой, тем невозможней становится нырнуть в прошлое, почувствовать запах веков. Кстати, я бы хотела посмотреть и другие достопримечательности Испании, те, что поблизости. Ты что-нибудь посоветуешь?
– Обязательно съезди в Ронду. Это один из старейших городов этой страны. Не очень далеко отсюда, туда должны ходить автобусы. Город высоко в горах. Разделен на части живописным ущельем, через которое переброшен мост. Можно перегнуться и посмотреть вниз – примерно на пятьдесят футов. Остроконечные вершины гор, деревья и лианы на них… Зрелище потрясающее! Одна половина города – современная, с длинными прямыми улицами. А по другую сторону ущелья Старый город с тенистыми аллеями и маленькими извилистыми улочками. Еще там есть королевский дворец, который называют Каса Дель Рей Моро… Есть и кафедральный собор. Первый бой быков состоялся именно в Рондо, в восемнадцатом веке. Местные жители очень гордятся историей своего города. Раньше вокруг Рондо было множество бандитов. Думаю, в наши дни большинство из них работает в ресторанах и отелях, если судить по прямо-таки бандитским ценам.
– Но ведь так во всем мире, где отдыхают туристы, – сказала Джуди.
– Это уж точно. Несколько месяцев назад я потратила целое состояние на обед в Лондоне. Кстати, о еде. Мы с Вольфгангом будем очень рады, если ты поужинаешь с нами завтра. Не волнуйся, дети останутся в номере.
– Благодарю за приглашение, – отозвалась Джуди, размышляя, будет ли там сеньор Гомес. Не очень-то хотелось встретиться с ним после всего того, что произошло в ее номере. Она не смогла бы взглянуть в его сторону от стыда. Но все же невежливо отказывать Берте. Что же делать? Немка и ее муж – такие приятные люди. При других обстоятельствах Джуди с удовольствием пообедала бы с ними. Какая жалость, что они приходятся родственниками Марчелло.
– Так ты придешь? – настаивала Берта, с любопытством наблюдая за собеседницей.
Как она могла отказаться? Нельзя даже сослаться на другое приглашение…
– Я бы с удовольствием, – хриплым от волнения голосом сказала Джуди, сильно покраснев. Чтобы Берта этого не заметила, она отвернулась. – А во сколько?
– Около восьми. Ведь ты знаешь, как поздно обедают в Испании. Давай встретимся в восемь в баре, где стоит рояль.
Джуди кивнула.
– В восемь в баре с роялем. Хорошо.
Немка развернулась, чтобы идти, но тут же остановилась.
– О, чуть не забыла. Вечером играет оркестр, можно будет потанцевать. Такие мероприятия проводятся несколько раз в неделю. Я очень люблю танцевать. А ты?.. Одевайся удобней, чтобы платье не стесняло движений.
Джуди неуверенно посмотрела на приятельницу.
– Что ж… Правда, я хотела съездить в Адру и купить платье, которое там приметила. Только вот мне не желательно выходить одной за территорию отеля. Марчелло настаивает, чтобы я кого-нибудь брала с собой.
– Так почему бы тебе не поехать завтра с нами? Мы как раз собирались по магазинам. Дети хотят купить подарки своим друзьям, а мы с мужем – родственникам. У нас своя машина, приехали на ней из Германии. Конечно же, можно было и прилететь, а потом взять машину напрокат, но Вольфганг любит, чтобы его автомобиль был всегда рядом. Это «мерседес» – очень надежный и просторный. Вольфганг и дети сядут сзади, а ты со мной на переднее сиденье.
– Я вам не помешаю?
– Нисколько. Мы будем рады взять тебя с собой. К тому же ты не очень хорошо знаешь испанский, и я смогу помочь в покупке платья.
– Огромное спасибо.
– Да не за что. Почему бы тебе не позавтракать с нами? Восемь утра подойдет? А где-то к девяти поедем. Хорошо? Чем раньше – тем лучше. После десяти в магазинах полно народу.
– О’кей, – кивнула Джуди.
Берта махнула ей ладошкой и поспешила к своим.
Выйдя из бассейна, Джуди накинула махровый халат и подсушила полотенцем волосы. По дороге к номеру заметила охранника, с которым Марчелло разговаривал утром. Тот вежливо ей кивнул. Вернувшись в номер, она приняла душ и слегка поужинала салатом и фруктами. Перед сном около часа почитала. И лишь голова коснулась подушки, усталость взяла свое.
Утром она не помнила, что ей снилось в ту ночь. Ровно в 7.30 зазвонил будильник. Вся спальня была залита бледно-желтым светом восходящего солнца. Птицы за окном беззаботно напевали свои незатейливые мелодии. Несколько минут Джуди даже не могла сообразить, где находится и что ее разбудило. Наконец поняла, что будильник не перестает трезвонить, и поспешно его выключила. Женщина встала, сонно потянулась и, зевнув, направилась в ванную. Довольно быстро она собралась и спустилась к завтраку. Берта с семьей уже ждала ее. Вольфганг ел сыр и немецкие сосиски, дети – фрукты и йогурт, а мать лениво жевала кусочек тоста, запивая его черным кофе. Они помахали Джуди, подзывая к себе. Специально для нее стоял свободный стул.
– Ты выспалась?
– Похоже, даже переспала, – Джуди зевнула, поспешно прикрыв рот рукой. – Простите, кажется, я и сейчас все еще в заторможенном состоянии.
Берта тоже зевнула.
– Не волнуйся, со мной та же история. Забавно, но я отлично поспала.
– Пойду что-нибудь себе возьму, – улыбнувшись, сказала Джуди.
Она подошла к стойке, выбрала апельсиновый сок и немного зеленого инжира, полила фрукты йогуртом. Когда вернулась к столу, дети уже ушли, а Берта и Вольфганг азартно обсуждали, какие подарки купить родственникам в Германии.
– Твоей матери невозможно угодить, – недовольно сказала жена. – Ей не нравятся ни украшения, ни одежда, которую я покупаю. Даже не знаю, что ей привезти!
– Может, что-нибудь из парфюмерии?
– Ну да! Она пользуется только парфюмом от Диора. И завалена этими пузырьками по уши. Тебе ли не знать? Ведь ты все время даришь ей что-нибудь подобное.
Муж скривился.
– Я сам никогда не знаю, что ей подарить. У нее все есть.
– Счастливая женщина, – сухо вставила Берта.
– А как насчет местного кружева или чего-нибудь из кожи? – предложила Джуди. – Ведь именно этим гордятся местные испанцы.
Немка неуверенно посмотрела на мужа.
– Что ты думаешь? Пожалуй, подойдет.
– Я думаю, кружево – это замечательно. Только оно должно быть очень высокого класса. Мама в этом весьма щепетильна.
– Еще бы!
Вольфганг мягко улыбнулся и легонько ущипнул жену за мочку уха.
– Будь снисходительней к моей бедной маленькой маме. – Он встал. – Увидимся в номере. И не засиживайся слишком долго. Лучше выехать пораньше, не будет так жарко.
Когда муж ушел, Берта с ноткой обиды произнесла:
– У его «бедной маленькой мамы» рост хорошего баскетболиста, а телосложение и сила – боксера. Но несмотря на это, она действительно женственна. С утра и до вечера ее окутывает облако парфюмерных запахов, и надевает она самые изысканные и дорогие наряды. Хорошие кружева будут действительно отличным подарком. Но, прежде чем что-то купить для нее, нам придется изрядно поработать мозгами. Очень трудно подобрать что-нибудь на ее вкус. Я была в ужасе, когда Вольфганг впервые привез меня к себе домой и познакомил с матерью.
– Свекровь – вечная проблема. Благо, мне очень повезло с моей. – Джуди улыбнулась, вспоминая мать Джона. – Добрая, великодушная и сердечная женщина, обожавшая сына. Она умерла, к сожалению. Хорошо, что это произошло до смерти мужа. Иначе это было бы для нее величайшим потрясением, ведь Джон – ее единственный сын.
– Марчелло – тоже единственный сын, но он ужасно избалован, – сказала Берта.
Джуди кивнула, осознавая, что краска заливает ее лицо. Чтобы скрыть это, она отпила глоток кофе. Почему в разговоре с немкой речь всегда заходит о ее зяте? Может, она подозревает, что Джуди неравнодушна к испанцу?.. Вполне естественно, что иногда Берта может упомянуть имя зятя. Перестань быть такой мнительной, велела сама себе Джуди.
– А ты?
– Я?..
Все ее мысли были сейчас заняты испанцем, и она не сразу поняла, о чем спрашивает приятельница.
– Ты – единственный ребенок в семье?
Джуди покачала головой.
– Нет, у меня есть брат. Мама тоже безумно его баловала. Боюсь, порой она думала, что и солнце всходит лишь потому, что на свете есть Пол. Она относилась к категории матерей, предпочитающих сыновей, была бы счастлива иметь их целую роту. Но после моего рождения иметь детей больше уже не могла. Вот всю себя и посвятила Полу. Потому-то брат все время ожидает от женщин такой же любви и обожания, которые дарила ему мать. Но женщины, увы, хотят иметь рядом с собой взрослого мужчину, а не вечного ребеночка. Я учла ошибку мамы и воспитала своего сына, Роберта, так, чтобы он мог сам позаботиться о себе. Он умеет стирать, гладить, готовить. Короче говоря, учила его тому же, чему и его сестру. Не хочу из сына вырастить второго Пола, такого же бесполезного, как мой братец. Берта кивнула.
– Полностью с тобой согласна. А что думает твоя мать о том, как ты воспитываешь своего сына? Она тебя критикует? Вот моя свекровь всегда говорит, что я все делаю не так, в чем-то ущемляю права моих детей.
– Моя мать умерла.
– Прости, – поспешно извинилась Берта и взглянула на Джуди сочувственно.
– Ее не стало вскоре после смерти моего мужа, почти три года назад.
– Должно быть, большое потрясение перенести сразу две смерти близких людей, одну за другой.
– Я очень долго переживала, никак не могла оправиться. Одно время думала даже, что старуха с косой просто преследует меня: мой отец скончался через несколько месяцев после мамы.
– О, бедная Джуди.
– Отцу исполнилось семьдесят, но он был очень здоров и активен. Думаю, папа просто потерял желание жить без мамы. Они провели вместе более сорока лет и фактически стали единым целым. Со смертью жены отец потерял половину себя, стал совершенно другим человеком: никуда не выходил, почти ничего не ел, отказался переехать ко мне и, в конце концов, умер во сне. Сердечный приступ, как сказал доктор. Уверена, так оно и было. Его сердце просто перестало биться.
– Счастливый брак – сейчас такая редкость. Вокруг намного больше несложившихся семей, чем удачных. «Они жили долго и счастливо и умерли в один день» – это почти про твоих родителей.
– Да, – улыбнувшись, согласилась Джуди. – Их союз был прекрасным, как наш с Джоном. И, насколько я вижу, у вас тоже все очень хорошо.
Лицо Берты озарила добрая улыбка.
– Да, мы счастливы. У нас хороший дом и замечательные дети. Нам очень-очень хорошо вместе.
Она посмотрела на часы.
– О, уже пора. Пожалуй, я пойду собираться. Давай встретимся через… – приятельница взглянула на остатки завтрака Джуди, – через двадцать минут у входа.
– Не беспокойся, я не опоздаю.
Джуди быстро допила кофе и поднялась в свой номер. Подкрасилась, причесалась, взяла сумки для похода по магазинам. Но, спустившись к выходу, не нашла там ни Берты, ни ее семьи. Должно быть, они задержались. Сейчас подойдут.
Джуди не спеша прогуливалась, разглядывая голубые, пурпурные и желтые анютины глазки, которые росли под молодыми березками.
– Что ты здесь делаешь?
Этот голос заставил ее резко обернуться. Сердце забилось. Она взглянула на Марчелло, чувствуя, как краска заливает лицо. Он посмотрел на нее, теплом лучились глаза испанца.
– О, привет! – поспешно сказала Джуди и вновь отвернулась. Перестань! – приказала она себе. Но никак не могла привыкнуть к тому, как он на нее смотрит, поэтому и отводила взгляд в сторону.
Хозяин отеля был одет в черный костюм, белую рубашку и неброский темно-красный галстук.
– Должно быть, в этом одеянии очень жарко, – сказала Джуди, чтобы только не молчать.
– Он невыносим. Но наши гости ожидают, что менеджер будет одет соответственно, – усмехнулся Марчелло. – Вот и приходится терпеть.
После этих слов в воздухе повисла пауза. Джуди заметила, что взгляд испанца блуждает по ней, изучая с головы до пят.
– Раз уж мы заговорили об одежде, то скажи: почему ты надела это платье? Я не хочу сказать, что оно тебе не идет. Напротив, темно-синий цвет очень украшает вас, сеньора. Но такая одежда не для пляжа. Через полчаса на пляже ей придет конец. Надеюсь, ты не собралась куда-нибудь ехать? Знаешь же, что не стоит покидать отель без сопровождающего. По крайней мере, пока те два юных головореза на свободе.
– Я собираюсь в Адру, пройтись по магазинам, – начала было Джуди.
Но Марчелло тут же прервал ее:
– О нет! Конечно же нет! – Он был действительно взволнован.
– Вместе с твоей немкой, – быстро закончила она.
Испанец удивился, свел брови на переносице, переспросил:
– С Бертой?
Джуди кивнула.
– С ней, ее мужем и детьми. Они вот-вот появятся, и мы поедем в город.
– Но зачем, черт возьми, ты собираешься в город? В такой прекрасный день самое место на пляже.
– Мне нужно купить кое-что. Я присмотрела одну вещицу, когда первый раз была в Адре. Еще хочу посмотреть город.
– Если бы ты сказала, я бы отвез тебя.
– Ты работаешь, – потупив взгляд, произнесла она.
– Меня могли бы заменить.
Джуди не пришлось отвечать, потому что белый «мерседес» уже приближался к ним. Марчелло, бросив взгляд на машину, пробормотал:
– Вот и Берта. – Его пальцы обхватили ее руку. – Будь осторожна, Джуди. Ты слышишь? Умерь свой пыл, пока находишься за территорией отеля. Я не хочу, чтобы мне сообщили, что тебя где-то сбил мотоцикл. Обещаешь?
Женщина согласно кивнула, все еще ощущая прикосновение его пальцев.
– Хорошо. Я буду осторожна, но мне нужно идти. Берта и Вольфганг ждут.
– Да к черту их, – сквозь зубы произнес Марчелло. – Джуди, мне не нравится, что ты едешь одна.
– Я не буду одна.
– Без меня, – грубо парировал он.
Внезапно у нее перехватило дыхание.
– Я уверена, что со мной все будет в порядке, – четко сказала она, освобождая свою руку, и, не оборачиваясь, заспешила к машине.
Берта, сидевшая за рулем, наклонилась, открыла дверцу машины и жестом пригласила подругу сесть. Когда все заняли свои места, к машине подошел Марчелло, закрыл за Джуди дверцу и нагнулся к полуоткрытому окну.
– Если с ней что-нибудь случится, я убью вас обоих, – сказал испанец, обращаясь к супругам.
– Не волнуйся, мы присмотрим за ней, – смеясь, откликнулся Вольфганг с заднего сиденья.
– Послушай, мой ненормальный зять, мы ни на секунду не оставим ее одну, – пообещала Берта.
Джуди посмотрела на испанца и увидела лихорадочный блеск в глазах, темные зрачки так расширились, что кроме них ничего не было видно.
– Будь осторожна, – еще раз сердито предупредил Марчелло и отошел. Машина тронулась. Через несколько секунд они уже были на дороге в Адру. Только тогда Джуди смогла немного расслабиться и полностью отдаться потоку мыслей и чувств, бушевавших в ней.
Они провели два замечательных часа в Адре. Берта припарковала машину в Старом городе. Вольфганг и дети пошли гулять, а подруги отправились на поиски платья в стиле фламенко, так понравившегося Джуди.
– Надеюсь, его еще не продали. Думаю, оно было в единственном экземпляре, так что кто-то уже мог его забрать.
Женщины шли, все время оглядываясь, прислушиваясь к уличным шумам, ежеминутно ожидая увидеть фигуру в черном. На маленькой узкой улочке Джуди заметила наконец бар, перед дверью которого несколько вечеров назад на нее напали. Так много произошло с тех пор! Казалось, с того момента пролетело несколько недель, а не дней. Возвращение в это место послужило толчком: все происшедшие события пронеслись перед ее глазами, и женщина вновь заволновалась.
– Этот магазин? – спросила Берта, когда подруга остановилась на узком тротуаре.
Джуди через силу улыбнулась.
– Да. – Она посмотрела на витрину магазина. Ее глаза засветились. – Точно, тот самый. А вот и платье. Днем оно еще красивее, чем вечером.
– О! Просто великолепно! – восхищенно воскликнула Берта. – Очень по-испански. Я бы не смогла его надеть, но тебе оно подойдет. У тебя прекрасное чувство цвета и идеальная фигура для подобного наряда.
– Ты действительно так думаешь?
При дневном свете платье казалось еще более откровенным. Красный, словно кровь, цвет, а декольте намного глубже, чем те, что Джуди носила в последние годы. Узкая талия, спадающая каскадом пышная юбка, отделанная по низу черным кружевом. Это платье – не для застенчивой особы, и женщина не знала, хватит ли у нее смелости надеть его на публике. Она стояла, терзаемая сомнениями, в отличие от своей приятельницы, настроенной весьма решительно.
– Ну, что застыла? Давай, пойди и примерь его. Что тебе терять? Не волнуйся. Я скажу, если оно будет плохо на тебе смотреться. – Берта схватила Джуди за руку и почти насильно потащила в магазин.
Крупная, величавая испанская леди подошла к ним, Джуди робко поинтересовалась платьем на витрине. Женщина принесла наряд в примерочную и отвела туда же клиентов. К тому времени покупательница втайне уже надеялась, что платье не подойдет ей по размеру, но оно сидело как влитое. Испанка что-то сказала на своем языке, пока изумленная Джуди рассматривала собственное отражение в четырех больших зеркалах. Ей показалось, что оттуда на нее смотрит совершенно незнакомая женщина, красивая и страстная. Это заставило ее насторожиться. Из-под каскада юбок обнаженные ноги выставлялись напоказ так же откровенно, как и бледная грудь в глубоком вырезе декольте.
– На вас оно смотрится очень мило, – произнесла испанка по-английски, улыбаясь из-за плеча Джуди и одергивая декольте еще ниже. Но та поправила его на свой вкус, давая понять, что не собирается разгуливать по городу полуголой. Увидев такую реакцию, продавщица возразила: – Для танцев этот наряд подходит как нельзя лучше. Вы – иностранка, но в нем выглядите настоящей испанской красавицей. Поверьте, я вам не льщу, говорю правду.
Берта постучала в дверь примерочной.
– Могу я войти?
– Входи, – с неохотой разрешила Джуди, и многочисленные зеркала отразили изумленное лицо ее подруги, округлившиеся глаза и приоткрытый рот. Придя в себя, Берта спросила:
– Сколько?.. Сколько оно стоит?
Продавщица назвала цену.
– Покупай не раздумывая. Это стоящее приобретение. Ты выглядишь в нем на миллион долларов! К тому же это – классика. Сможешь носить его много лет.
Джуди была вынуждена признать, что хочет купить платье, которое смотрелось на ней даже лучше, чем на витрине. Она расплатилась. Испанка запаковала покупку в блестящий пакет, уложив ее в картонную коробку. Подруги вышли из магазина и направились обратно по узким извилистым улочкам. Накупили по пути фруктов, приобрели свежий козий сыр, покрытый перцем, золотистый хлеб с хрустящей корочкой и пакет чорросо – приготовленных на их глазах на маленькой газовой горелке свежих пончиков, посыпанных сахарной пудрой.
Женщины нашли Вольфганга с детьми в маленьком кафе, в сквере, сплошь засаженном цветами. Семейство попивало сок и рассматривало подарки, купленные для друзей и родственников. Дети поинтересовались покупками Джуди, она ответила, что купила лишь платье, и их интерес мгновенно испарился.
Солнце палило все жарче и жарче, никому не хотелось выходить из тени, которую создавали жалюзи в кафе. Женщины заказали себе горячий шоколад, оказавшийся очень вкусным. Они сидели здесь уже долго, лениво оглядывая прохожих, старые дома, извилистые улочки и туман, окутавший горные вершины. Внезапно знакомый звук заставил Джуди напрячься: через сквер проезжал мотоцикл. Женщина увидела водителя и пассажира, одетых в черное, со зловещими шлемами на головах. Лицо ее побелело, дыхание замерло.
– Что случилось? – спросила Берта, изумленно уставившись на подругу.
Мотоцикл проехал сзади них и исчез за поворотом. От перенесенного волнения Джуди обмякла.
– Ничего, – произнесла она. – Совсем ничего. Может, уже пора возвращаться?
Они вернулись к обеду и вновь встретились в ресторане отеля. У стойки Джуди взяла себе салат, королевских креветок, приготовленных с рисом и горохом, кусочек холодного цыпленка и немного нашинкованной капусты. Вольфганг заказал белого вина и настоял на том, чтобы их новая знакомая немного выпила. Прихлебывая холодное кисловатое вино, она прислушивалась к разговорам о последних газетных новостях и политике. Муж Берты хорошо разбирался во всем этом, был несомненно умен и очень убедителен.
На Джуди произвело впечатление то, как в этой семье общались между собой. Тепло в их отношениях заставляло ее завидовать и вспоминать времена, когда они с Джоном были вместе. Сейчас она чувствовала себя немного одинокой, вспоминая счастливое замужество. Теперь все ушло. Исчезло, словно летние цветы, когда наступают зимние морозы.
На нее накатила не только боль из-за невозможности вернуть ушедшее, но и тоска по детям. Боже, она им даже ни разу не позвонила! Позвоню сегодня же вечером, решила Джуди. Они оба должны быть дома.
Послеобеденное время женщина провела на пляже, плавая, загорая и отдыхая под тентом, изредка заказывая бокал искрящейся минеральной воды с кубиками льда и кусочком лимона. Берта и ее семья были рядом. Отец развлекался с детьми, как обычно, бегая по пляжу. Мать снисходительно наблюдала за ними, лежа на матрасе.
Когда солнце стало садиться, а воздух посвежел, Джуди вернулась в номер, приняла расслабляющую ванну, надела халат. Она красила ногти, изредка поглядывая на экран телевизора, где шел какой-то американский фильм с испанским переводом. Она не понимала ни слова, но могла следить за событиями и догадывалась, что происходит.
В половине седьмого Джуди позвонила домой, надеясь застать детей. Но ответила Шейла – ее компаньонка, из-за чего она мгновенно насторожилась.
– Шейла? Что ты у нас делаешь? Что-нибудь случилось? С детьми? Что?..
– Успокойся, – смеясь, сказала подруга. – Это так похоже на тебя, Джуди, впадать в панику из-за каждого пустяка. Все в порядке с твоими драгоценными детьми. Я позвонила им, чтобы проверить, как у них дела, и принесла поесть горяченького. Вчера у нас была буря, снегом замело все дороги. Здесь так холодно, приходится надевать два свитера. Отключили центральное отопление. Я волновалась, что у Лесли и Роберта промерзнут двери, пока их нет дома, поэтому по дороге из магазина и заскочила сюда. У твоих детей все отлично. Они сообразили включить обогреватель. В подобных обстоятельствах это вполне пригодно. Я приготовила им запеканку из барашка. Нужно будет только разогреть ее. И еще овощи. Так что им не придется возиться с обедом.
Джуди, тронутая ее заботой, сказала:
– Ты так добра. Огромное тебе спасибо, подруга. Надеюсь, дети тебя поблагодарили.
– И не раз, от всей души. Когда я пришла, они как раз ругались, выясняя, чья очередь готовить. Представляешь, собирались есть запеченные бобы и тосты.
Джуди в ужасе простонала:
– И это все, что они едят?
– Конечно нет. Если бы не было так холодно, то, безусловно, они бы жили на одних салатах и йогуртах. Но из-за морозов Роберту захотелось чего-нибудь горячего. Ты не волнуйся, они не голодают. Холодильник был полон еды, благодаря тебе. А как твой отпуск?
– Хорошо, – почувствовав себя неловко, сказала Джуди.
– Еще не встретила высокого темноволосого красавца?
– Ну… – Голос Джуди оборвался. Она никак не думала, что будет разговаривать с Шейлой и не приготовила ответа на такой вопрос. Подруга застала ее врасплох. Дети бы не стали спрашивать подобное.
– Ага! Значит, встретила, – ликовала Шейла. – Так-так, ну, давай, расскажи мне все!
– Да нечего рассказывать.
– Как его зовут?
Внезапно Джуди захотелось довериться хоть кому-нибудь. Ей нужно было поговорить о своих чувствах к этому испанцу. А Шейлу она знала лучше всех на этом свете и верила ей.
– Его зовут Марчелло Гомес. Он испанец, владелец этого отеля. О, Шейла, он просто потрясающий!.. Ты бы видела его на пляже – его кожа, словно золотистый шелк…
– А на ощупь?
Джуди перевела дыхание и прошептала:
– Да, как шелк.
Шейла громко расхохоталась.
– Джуди… Ты не могла… Ты правда? Господи, ну и быстро же, ты ведь там всего несколько дней! Я бы никогда не поверила, что ты способна на подобное.
Покраснев, Джуди поспешно запротестовала…
– Я не имела в виду… Мы не… Я хочу сказать… Ради бога, конечно нет.
– Ты не спала с ним? – напрямую спросила подруга.
– Нет, конечно нет!
– Тогда откуда ты знаешь, какая кожа на ощупь?
– Шейла, мы часто с ним встречаемся.
Подруга захихикала.
– Так, значит, на пляже? Или дело происходило в твоей спальне?
– У тебя ужасная фантазия, – раздраженно проговорила Джуди.
– А ты не ответила на вопрос. Никогда не думала, но я представляю эту картину. Рада, что ты хорошо проводишь время, – это как раз то, что тебе было нужно. Только помни, что курортные романы всегда заканчиваются, так что не теряй голову. И ради бога, не спи с ним без презерватива, как бы прекрасен он ни был!
– Я же не говорила, что… Я бы ни за что… Даже вопроса по этому поводу не возникало…
Шейла ввела свою компаньонку в полнейшее замешательство. Густая краска покрыла ее лицо. В трубке снова раздался голос подруги.
– О’кей. Скажи, какая погода в Испании?
Это была уже более безопасная тема для разговора, и Джуди немного расслабилась.
– Вообще-то замечательная. Довольно жарко, чтобы целый день провести на пляже, купаясь в море. Я немного загорела.
– Счастливица! А вот и Лесли идет. Я даю ей трубку, Джуди. Хорошего тебе отдыха, и помни, будь осторожна!
– Шейла, только ничего не говори им… – начала было Джуди, но услышала голос дочери на другом конце провода.
– Мам, как там тебе отдыхается?
– Замечательно, – быстро ответила Джуди и заговорила о погоде, о комплексе отеля, пляже, садах и своем номере. Она ничего не упоминала о грабителях и тем более о Марчелло Гомесе, моля Бога, чтобы Шейла не проговорилась детям ни одним словом.
– Я послала вам открытки из Гранады и Адры. Помнишь, как мы ездили в Испанию?
– С папой? Конечно, – глухим голосом сказала Лесли. – А вот и Роберт, мама. Он тоже хочет поговорить с тобой. Ну, пока, желаю приятно провести время.
Дочь передала трубку брату прежде, чем Джуди смогла хоть что-то ответить. Роберт начал рассказывать о своем последнем футбольном матче, который был отменен из-за нападающего. Джуди чувствовала, как волна любви нахлынула на нее, – сын был таким простым, таким непритязательным. Спасибо, Господи, что он не такой трудный и обидчивый, как его сестра!
– Мам, можно я куплю новые футбольные бутсы? Я уже присмотрел действительно классную пару. В ней я смогу забивать все голы?
– Сколько? – спросила Джуди. Сын ответил. – Сколько? – переспросила она с ужасом, словно не в силах поверить. – Ты, должно быть, шутишь! За такие деньги я могла бы купить себе весь летний гардероб. Забудь об этом.
– Ну, мам!
– Забудь. Скажи, ты же не живешь на одних запеченных бобах? Или Шейла просто успокаивает меня?
– Я люблю запеченные бобы, – ответил Роберт. – Лесли пытается заставить меня есть свою диетическую пищу, но я бываю сильно голоден, когда прихожу домой. Салат – это ведь еда для кроликов.
Джуди беспомощно улыбнулась.
– Старайся есть протеин, дорогой, – пару яиц, немного сыра, орехи; ешь много орехов.
– Арахис? – спросил сын.
– Да.
– О’кей, мам.
Джуди заметила, что уже долго разговаривает, и вздохнула:
– Ну, что же, мне нужно идти, дорогой; я собираюсь на ужин, а еще не успела одеться. Если что-нибудь понадобится, то у вас есть мой номер. Пока.
Было уже больше семи часов. Нужно поторопиться привести себя в порядок. Одевшись, Джуди отпрянула от собственного отражения в зеркале. Никогда в жизни она не надевала подобного платья и теперь чувствовала себя крайне неуверенно, пребывала в состоянии замешательства. Кто эта женщина в зеркале? Ее черные волосы уложены в испанскую прическу, украшенную кружевом. Алое платье настолько узко, что подчеркивает каждый изгиб тела. Черные туфли на высоком каблуке сделали ее выше и изящнее. Джуди не узнавала себя.
Она привыкла видеть в зеркале отражение сорокалетней женщины, которая одевалась довольно скромно, здраво мыслила и всегда была за что-нибудь ответственна; работала изо всех сил, содержала дом и присматривала за своими детьми. Она никогда не рисковала, не выходила из равновесия, ничего не хотела для себя, а лишь планировала будущее своих детей. В свой сороковой день рождения она была выше головы обременена заботами, привычками и предрассудками. Будущее представлялось ей чередой дней, наполненных обыденностью и рутиной.
Сейчас в зеркале отражалась совсем другая женщина. Намного моложе той сорокалетней англичанки и гораздо привлекательнее. Даже губы другие и странные: манящий алый изгиб, пухлый и горячий. Джуди еще раз взглянула на свои губы, взяла черный кружевной веер, который Берта заставила ее купить, раскрыла его и приподняла так, чтобы спрятать свой рот. Над веером сверкали глаза, большие и яркие. Они горели и звали. Это тоже были не ее глаза. Джуди совсем растерялась и села в кресло. Внутри у нее сейчас как бы спорили два голоса. Один настаивал: нет, ты не можешь надеть это платье на сегодняшний ужин. У тебя не хватит смелости вот так выйти в бар, чтобы встретить удивленные взгляды окружающих. На тебя все будут смотреть.
Не глупи! – возражал другой голос. Берта уже видела тебя в этом платье и сказала, что ты выглядишь на миллион долларов. Ну же, смелее! Ведь там будет твой испанец. Пусть увидит, как ты хороша сейчас. О да! Именно это и волнует ее. Мысль о том, что Марчелло увидит этот лихорадочный блеск глаз, алый рот, зовущий изгиб тела и примет это за скрытое сексуальное приглашение, вводила Джуди в замешательство. Такого нельзя допустить! Испанец не должен подумать, что она заигрывает с ним!
А разве это не так? – спросила себя та, прежняя, Джуди, беспомощно глядя на свое отражение в зеркале. Кого ты пытаешься одурачить? Ведь ты желаешь сеньора Гомеса с той самой минуты, как впервые увидела. Желаешь до умопомрачения. Ты думаешь об этом днем и ночью, так часто, что уже не можешь думать ни о чем другом!
Прикусив губу, женщина отвернулась от зеркала. Чувство стыда снова охватило ее. Что же с тобой происходит? Быть одержимой сексом, до боли хотеть мужчину в твоем-то возрасте… Какое ужасное сумасбродство!
Подожди, сказала она себе. Успокойся и попробуй еще раз во всем разобраться без внутренней истерики. Может, это лишь временный возрастной кризис. Если удастся одолеть его, погасить, то вполне вероятно, что через некоторое время последует еще один, когда наступит менопауза и ты потеряешь способность иметь ребенка. Похоже, именно это и заставляет твой организм торопиться, он словно пытается ухватить последний шанс. Действительно ли ты влюбилась в Марчелло? Или это твои гормоны сошли с ума? А может, красивый испанец – лишь первый мужчина, удачно появившийся в столь трудный для тебя период?
Нет, спокойный анализ опять не получается. Просто ужасно ощущать себя узницей собственных желаний. Ужасно чувствовать свою беспомощность. Перевозбуждение, постоянное ощущение усиленной сексуальности вконец вымотает ее. Ведь это не что иное, как химия, обычные химические реакции в организме…
Короткий стук в дверь заставил Джуди вздрогнуть. Она обернулась, и юбка плавно закружилась вокруг ног. Наверное, горничная пришла по своим делам. Стук повторился еще громче. Нет, у горничной должны быть свои, запасные ключи. Это Марчелло, подумала Джуди. Ее пульс бешено забился. Да, это он.
Женщина медленно подошла к двери и стала открывать. В этот момент она широко распахнулась и какой-то мужчина ворвался в номер, захлопнув дверь, грубо схватил Джуди и прижал к стенному шкафу. Ужас сковал ее, когда она увидела тяжелый, ненавидящий взгляд черных глаз и злобное лицо парня, на которого она указала при опознании в полиции. Хотела закричать, но рука в черной перчатке заткнула ей рот, больно прижав губы к зубам. Во рту у нее появился солоноватый вкус крови. Попыталась сопротивляться, однако массивное, сильное тело бандита еще плотнее прижало ее к стене. Он пробормотал что-то по-испански. Женщина не понимала ни слова, но инстинктивно чувствовала, что это были грязные оскорбления.
Парень оглядел свою испуганную жертву – стройную длинную шею, полные белые груди, лишь наполовину прикрытые оборками черного кружева, – снова грязно и недвусмысленно выругался. Сальная усмешка скривила его рот, и Джуди почувствовала тошноту, ясно поняв его намерения.
Свободной рукой бандит схватил кружева на платье и дернул. Грудь женщины обнажилась. Парень опустил голову и впился зубами в нежный сосок. Боль пронзила ее. Его рука закрывала ей рот, но все равно Джуди закричала что было сил. Она вцепилась в жесткие черные волосы, царапала ненавистное лицо, пытаясь попасть коленом в пах, как и тогда, на улице. Однако на этот раз подонок был осторожнее. Прежде чем Джуди смогла что-либо сделать, он сжал кулак и сильно ударил ее по лицу. Голова гулко стукнулась о стену, и, на мгновение потеряв сознание, женщина стала оседать вниз. Все силы разом покинули ее.
Пока она была в полубессознательном состоянии, парень перекинул ее через плечо и понес в спальню. Она очнулась, лишь когда он грубо бросил ее на кровать. Крик вырвался из груди Джуди. Она попыталась сесть, освободиться от него, но парень вновь ударил ее по лицу, прижал к кровати, стащил длинный шелковый шарф со своей шеи и кляпом засунул ей в рот. Потом схватил женщину за спутанные волосы и резко дернул голову вперед, завязывая шарф на затылке.
Беспомощная, тяжело дыша, она судорожно пыталась собраться с мыслями, сообразить, что ей делать, как освободиться. Вместо крика из горла вырывалось лишь слабое мычание. Ей не хватало воздуха. Если он ударит меня снова, я потеряю сознание, подумала Джуди. Лицо болело от синяков, слезы градом лились из глаз. В комнате был полумрак, но она могла видеть лицо бандита, его гладкие черные волосы, жирную кожу, открытый рот, блеск возбужденных глаз, слышала его прерывистое дыхание. Было совершенно очевидно, что он собирается делать.
Парень собрал в кулак ее платье и вновь рванул. Ткань лопнула, и женщина предстала перед ним почти обнаженная. На ней оставались лишь бюстгальтер и маленькие черные трусики. Его темные глаза прошлись по ее телу, вязкая слюна покрыла губы.
Страх сковал Джуди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В тихом омуте... - Симон Джессика

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману В тихом омуте... - Симон Джессика


Комментарии к роману "В тихом омуте... - Симон Джессика" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100