Читать онлайн Искусительница Кейт, автора - Симмонз Дебора, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искусительница Кейт - Симмонз Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искусительница Кейт - Симмонз Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искусительница Кейт - Симмонз Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонз Дебора

Искусительница Кейт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая

Грейсон встал с кровати и попробовал удержаться на ногах. Это ему удалось, и он смог добрести до окна и выглянуть наружу. Из-за дождевой тучи проглядывало послеполуденное солнце, освещая ярко-зеленую лужайку под окном. Свежесть деревенского воздуха напомнила ему о Кейт.
Он скучал без нее, но относил это к своему вынужденному заточению. Даже к тюремщику со временем и то привыкают, а Кейт к тому же далеко не уродлива и не глупа. В карты вначале она играла неохотно и у нее не очень получалось, однако затем игра пошла на лад, а он в это время развлекал ее лондонскими сплетнями. Ему даже удалось вызвать у нее смех, и Грейсон наслаждался им, словно мальчишка леденцом. Кейт была чересчур серьезна и озабочена – чем, одному Богу ведомо. Грейсон задумчиво потер подбородок. Скоро он это выяснит. После нескольких партий в пикет Кейт принесла ему бритвенные принадлежности и удалилась.
Грейсон отошел от окна. Долго прохлаждаться он не собирался. Поискав свою одежду, он обнаружил ее, выстиранную и аккуратно развешенную, в шкафу. Очевидно, в доме все-таки имелись слуги. На одевание у него ушло порядочно времени. Он не хотел торопиться, чтобы зря не расходовать силы. Оставаться в этой проклятой комнате и, что еще хуже, быть прикованным к постели он больше не мог. Натянув наконец ботинки, он с кислой усмешкой оглядел себя. Его камердинера хватил бы удар, если бы он увидел зашитую и плохо отглаженную рубашку, красовавшуюся на знаменитом маркизе Роуте. Грейсон не был щеголем, но он привык к тому, чтобы его прекрасно скроенные вещи шились из самой лучшей материи. Сейчас ему было неприятно предстать перед малышкой не в лучшем виде. Грейсона позабавило собственное тщеславие, тем более что Кейт вряд ли что заметит. Судя по всему, он больше интересовал ее, когда на нем вообще ничего не было. От этого соображения у Грейсона перехватило дух, и он заставил себя снова вернуться к мыслям об одежде. Как только он выяснит, кто же все-таки такая Кейт, тут же пошлет за своим гардеробом.
Маркиз вышел из спальни и прислушался – в доме по-прежнему было тихо. Он медленно спустился по лестнице, не встретив ни души. Задержавшись внизу, Роут снова уставился на потолок и снова почувствовал, что уже бывал здесь.
Он прошелся по огромной комнате для приемов и по парадной зале, и каждая из них казалась ему знакомой. За свои тридцать два года Грейсон посетил множество загородных поместий и теперь здесь искал вещи, которые подсказали бы ему разгадку, но ничего не увидел. Кругом никого не было.
Очень странно. Если бы он не был здоров, то решил бы, что это какой-то причудливый сон. Он надеялся встретить слугу и расспросить его, но на его шаги никто не откликнулся. В столовой Грейсон задержался, долго разглядывая фреску, изображавшую сцену охоты на лис, и снова безуспешно пытался вспомнить, где он это уже видел.
Хозяин дома, видимо, переживал тяжелые времена. Грейсон отметил признаки запустения: столик, на котором ничего не стояло, место на стене, где раньше висела картина. Теперь было понятно отсутствие прислуги, но ведь кто-то должен управлять домом! Раздраженный, Грейсон отправился обследовать нижний этаж.
Возле кладовой, показавшейся ему вопиюще пустой, Грейсон понял, что добрел до кухни. Вначале он решил, что там никого нет, ни повара, ни поварят, ни судомоек, но потом заметил у длинного деревянного стола одинокую фигуру.
Кейт! Грейсон узнал темные кудряшки на затылке и, пораженный, замер на месте. Когда она отправлялась “присмотреть” за ужином, ему в голову не приходило, что она сама его готовит. В таком огромном доме должно быть достаточно слуг. Да у всех есть повар, кроме уж совсем бедных горожан. А здесь, в деревне, это само собой разумеется. Но вот пожалуйста, вместо повара Грейсон видит Кейт, а у нее в руках – картофелину.
Хотя Грейсон не произнес ни звука, она вдруг обернулась, словно почувствовала на себе его взгляд, и на ее хорошеньком личике отразился ужас.
– Грейсон! – воскликнула она, и он понял, что ей стыдно за свой вид. – Я хотела сказать… милорд, – запинаясь, поправилась Кейт, с трудом выговорив непривычное обращение. – Вам не следовало спускаться по лестнице. Вы еще не поправились!
Грейсон спокойно стоял на месте, однако внутри у него что-то затрепетало. Он точно не мог понять, в чем дело: то ли пол поехал под ногами, то ли он сам пошатнулся. И этот трепет пронял его до глубины души. Он не был склонен к предчувствиям, но знал, что жизнь его теперь изменится из-за этой женщины, которая беспокоится не о себе и своих трудностях, а о нем, его здоровье и самочувствии. Именно теперь Грейсон понял, что хочет ее независимо от того, кто она, и обязательно овладеет ею. Все было просто и одновременно сложно.
Она как-то особенно смотрела на него. Их молчание затянулось, но Грейсон, известный своим красноречием, не знал, что сказать. Он не был готов к тому, что предстало перед его взором, и, что бы он ни сказал, прозвучало бы глупо, бессмысленно и достойно лишь такого самодовольного хлыща, как Ради, и ему подобных. Грейсону стало досадно, и когда он, наконец, нарушил молчание, то произнес вполне светскую фразу.
– Полагаю, что наше необычное знакомство позволяет вам называть меня по имени, то есть Греем, – подсказал он.
Кейт подняла на него глаза, и он увидел в них ответный жар. А что, если он овладеет ею прямо сейчас, на этом старом кухонном столе? Разум Грейсона взбунтовался против подобного необдуманного поступка, но плоть требовала именно этого.
– Грей, – прошептала она. Его имя никогда еще не произносили такие невинные уста, но в голосе звучало сильное желание.
Грей с трудом сдерживался и, чтобы отвлечься, перевел взгляд на нож у нее в руке.
– Надеюсь, вы не собираетесь меня зарезать теперь, когда я оправился от ранения.
Она уставилась на него словно завороженная, затем посмотрела на большой нож. Помахав им, она сказала:
– Нет, я просто…
– Назад, будьте вы прокляты!
Грей повернулся на крик и увидел Тома, который вбежал на кухню с таким видом, как будто Кейт вот-вот лишат невинности. В какой-то мере так и было, но Грей знал, что не посмеет силой овладеть малышкой, хоть ее глаза выдавали страсть, скрытую за благовоспитанностью.
Но Тома подобные нюансы поведения не интересовали, и он как безумный кинулся на Грея. Несмотря на перенесенную болезнь, еще не пришло то время, когда Грей не смог бы увернуться от старого недоумка. Он быстро сделал шаг в сторону, а в это время кот, разбуженный шумом, с шипением спрыгнул с жерди над очагом прямо на грудь Тому, и тот шлепнулся на пол.
Опрокинув Тома, кот пронесся мимо Кейт, и та от неожиданности выпустила из рук картофелину. Тут распахнулась наружная дверь, и появилась Люси. Кот пробежал через порог столь стремительно, что задел у Люси юбку, и девушка даже пошатнулась. Прижав руку к горлу, чтобы не закричать, она уставилась на подкатившуюся к ее ногам картофелину, затем перевела взгляд на Тома, который никак не мог подняться с выложенного плиткой пола. Он тер ушибленные места и извергал такие жуткие ругательства, что ошеломил даже Грея. Кейт же бранила убежавшего кота и размахивала при этом ножом.
– Кейти! – захныкала Люси. – Мои нервы не выносят таких безобразных сцен и сквернословия!
Грей не сделал бы успешной политической карьеры, если бы не умел быстро и точно разбираться в людях. Чутье подсказало ему, что Кейт невиновна, – еще до того, как она объяснилась с ним. Теперь то же чутье говорило, что Люси – избалованная девица, озабоченная лишь собственной особой, а падение Тома и возможная угроза сестре ее абсолютно не волнуют.
Кейт с беспомощным видом смотрела на лежащего на полу Тома. Грей сделал шаг вперед.
– Почему бы вам не помочь сестре приготовить ужин? – спросил он Люси таким тоном, что все замолкли.
– Я… у меня слабое здоровье, и я не могу работать как прислуга. К тому же здесь жарко и плохо пахнет! – Люси быстро пришла в себя. – И меня тошнит от запаха кухни.
– Значит, вы ничего не будете есть?
– Грей, – раздался предостерегающий голос Кейт, но тот не обратил на это внимания.
Люси, почувствовав поддержку сестры, вскинула голову с рыжими кудряшками:
– Разумеется, я буду есть.
– Если вы собираетесь есть, то я предлагаю вам последовать моему примеру и помочь Кейт, – сказал он. Люси была склонна не согласиться, но Грейсон не привык к неповиновению окружающих. Люси бросила на него обиженный взгляд, но промолчала. Удовлетворенный Грейсон посмотрел на лежащего с глупым видом Тома. – А ты что скажешь, Том?
– Я всегда помогаю Кейти! – последовал ответ, и, забыв про ушибы, Том поднялся на ноги.
– Прекрасно. Итак, начнем, – произнес Грей, хотя понятия не имел, чем занимаются на кухне. Но он взял дело в свои руки, а отступать ему было не свойственно. – Чем вам помочь? – спросил он у Кейт.
Она повернулась к нему, и он снова увидел ее взгляд – на этот раз ничего чувственного в нем не было. Она мгновенно овладела собой, и взгляд потух, а Грею хотелось бы, чтобы глаза Кейт светились страстью и чтобы он мог осуществить все ее желания.
– Вам нет никакой необходимости… – начала было она, но тут Том оборвал ее:
– Черта с два! Я пристроил бы вас ощипывать цыпленка, да куда вам с этим справиться!
Грей приподнял бровь, выразив тем самым свое отвращение к этому занятию, и их с Томом взгляды встретились. Мало кто мог долго выдерживать пристальный взгляд маркиза, и Том не стал исключением – он опустил глаза и, пробурчав что-то нечленораздельное, посмотрел на Кейт.
Она, видно, привыкла распоряжаться, так как быстро и уверенно произнесла:
– Том, посмотри, не осталось ли в кладовке яблок. Люси, ты накроешь на стол. Грей… – Она запнулась на секунду, но затем решительно продолжила: – Грей, вы можете нарезать картофель.
– Не вздумай дать ему нож! – возмутился Том.
Но Кейт не обратила на него внимания, и старик, громко топая, удалился, а Люси с недовольной миной отправилась сервировать стол. У Грейсона обострились все чувства, стоило ему остаться с Кейт наедине.
Она протянула ему нож и картофелину. Грей посмотрел на ее руки и удивился, как это он раньше не замечал на них следов тяжелой работы. Ладошки у Кейт были покрасневшие и мозолистые – это не нежная кожа белоручки. Однако он жаждал прикосновений именно этих рук. Молчание затянулось. Тогда Грей взял картошку, быстро ее нарезал и потянулся к следующей, но Кейт остановила его.
– Сначала надо ее очистить, – сказала она, едва сдерживая смех.
Грей тоже улыбнулся своему промаху.
– Вы очень требовательная хозяйка, – заметил он.
Кейт засмеялась, и смех ее прозвучал так легко и непринужденно, что Грей буквально упивался им, продолжая чистить картошку, что оказалось совсем не просто. Он смутно помнил, как ребенком что-то строгал, сидя на коленях у старика садовника, но с тех пор кухонного ножа в руках не держал и теперь боялся порезаться. Покончив с этим делом, он воззрился на гору очищенного картофеля с такой гордостью, словно произнес весьма важную речь в парламенте. Тут Кейт дала ему пучки моркови и целую груду лука, которые надо было вымыть и опять же очистить. Это занятие оказалось еще более грязным и к тому же вонючим, и маркиз решил повысить оплату всей кухонной прислуге в своих лондонском и загородном домах.
Том закончил ощипывать цыпленка и теперь стоял, опершись о стену, и ухмылялся, гладя на Грея, который пожалел, что ему достался не цыпленок, а скользкие и отвратительно пахнущие луковицы. Он вообще не любил лука, а теперь его просто возненавидел. В носу у него жгло, глаза щипало. Интересно, что подумали бы его политические соратники, увидев могущественного Роута в роли поваренка. Они пришли бы в ужас, да и сам Грей находился в растерянности. Мало того, что Кейт стреляла в него, в результате чего он свалился в лихорадке, так теперь она пристроила его к работе, которую пристало выполнять лишь самой последней судомойке. С одной стороны, это было забавно, но Грей подозревал, что она вполне могла уготовить ему еще не один подобный сюрприз.


Кейт немного расслабилась, лишь когда все отправились в гостиную. С того самого момента, как на кухне объявился Грей с предложением помочь, она была натянута как струна. Пока что она не могла объяснить его странное поведение. Пусть Кейт долгое время не вращалась в обществе, но не была настолько неотесанной, чтобы не понимать: богатым и избалованным представителям высшего света на кухне не место.
Но маркиз старался изо всех сил. Вначале Кейт испугалась, что он порежется, так как явно не умел чистить картошку. Не хватало ей его новых ран! Однако он очень быстро стал ловко орудовать ножом. Вероятно, нет такой задачи, с которой он не справился бы, подумала она. Она утвердилась в этом мнении, когда увидела, с какой легкостью и элегантностью он несет блюда в столовую. Это сделало бы честь самому вышколенному лакею. Он может превзойти всех и во всем, будь он портовым грузчиком или герцогом. Все же Кейт не была совершенно спокойна и чувствовала себя неловко от его помощи. Они расселись за длинным столом, на котором стояли приготовленные ими простые кушанья. Кейт даже послала Тома в погреб за бутылкой вина. Маркиз, конечно, привык к более изысканным блюдам и напиткам, но для Кейт это было редким удовольствием, поэтому она с наслаждением потягивала вино.
Оно немного ударило ей в голову, и, когда они перешли в гостиную, на нее напало странное легкомыслие и захотелось смеяться. Люси же держалась важно, словно они собрались на званый ужин в поместье, хотя на ней было перешитое старое платье, скрывавшее беременность. К тому же здесь находился Том, место которому было на кухне за мытьем посуды, а он остался в гостиной и бросал на гостя свирепые взгляды. Да и маркиз был в потрепанной одежде, хотя и держался как титулованная особа. И наконец, Кейт. Она являла собой самое непонятное зрелище, одетая в мальчишеский костюм – свою привычную одежду.
Разговор не клеился. Обязанности хозяйки требовали от Кейт поддерживать беседу, но ей было забавно наблюдать за происходящим. Она закашлялась, чтобы не рассмеяться. К какому времяпрепровождению привык Грей, она не знала, но не к такому, какому стал свидетелем.
Развлечения в Харгейте были весьма ограниченны. Люси неплохо играла на фортепьяно, а Кейт иногда пела, но хорошим слухом не отличалась и поэтому не могла рассчитывать произвести впечатление на Грея. Частенько они читали друг другу вслух книги, взятые из обширной библиотеки, но последнее время Люси ссылалась на усталость, а Кейт вставала на заре, так что они рано ложились спать.
Грей, который, вероятно, в Лондоне кутил как раз до зари, скорее всего, сейчас спать не отправится, размышляла Кейт. От этой мысли сладкая истома охватила ее. Она вспомнила, какой он был сегодня днем – взъерошенный, но такой красивый, пусть и одетый всего лишь в отцовскую ночную рубашку. А до того на нем вообще ничего не было… Кейт покраснела и резко выпрямилась, стараясь не только побороть действие вина, но и отогнать мысли о раздетом, спящем и… притягательном Грее.
– Я здесь уже бывал, – вдруг негромко заявил он.
Кейт от неожиданности вздрогнула, а он, задрав голову, с любопытством разглядывал потолок с искусными лепными украшениями, изображавшими различные сцены из жизни поместья.
– Не может быть! – огрызнулся Том, и Кейт склонна была с ним согласиться, так как в Харгейте уже много лет не принимали гостей, а уж Грея она, несомненно, запомнила бы – такого человека, как маркиз Роут, не забывают.
Она вздрогнула, подумав, что поскольку Грей никогда не посещал Харгейт, то, вероятно, он просто хочет таким образом побольше разузнать о них. Кейт устала притворяться и охотно все ему рассказала бы, но она привыкла никому не доверять. И на что она, скажите на милость, может положиться? На слово маркиза да на охватывающий ее от его присутствия жар? Она едва громко не фыркнула. Вот таким образом Люси и осталась одна с ребенком!
– Клянусь, что ноги вашей здесь не было! – угрожающе пробурчал Том.
– Да? А ты всегда занимал такое необычное положение в поместье? – Грей вопросительно поднял темную бровь.
Том покраснел.
– Не ваше дело.
У Кейт стучало в висках. Наверное, от вина, подумала она. Не надо было пить, важно сохранять ясную голову. Вот теперь, вместо того чтобы прекратить назревающую ссору, она с полным безразличием решила: пусть мужчины вцепятся друг другу в глотку прямо здесь, в гостиной.
Люси тоже, видно, это мало интересовало. Она зевнула, прикрыв рот изящной белой ручкой. Кейт позавидовала младшей сестре – хорошо бы быть такой же беззаботной. Настроения других Люси никогда не волновали, так же как и наличие денег и пищи. Она позволила себе вкусить запретное наслаждение, отдавшись мужчине, и при этом не испытывала ни малейших угрызений совести. А теперь еще будет вознаграждена рождением ребенка – и будет его любить, не заботясь о том, кто его оденет и накормит.
Но Кейт тут же устыдилась непрошеных мыслей. Это все от вина, решила она, хотя и выпила всего лишь два бокала. В Харгейте уже давно не подавали к ужину вина, и с непривычки у нее кружилась голова и было как-то не по себе. А вообще, во всем виноват Грей.
Поднявшись, она смерила его холодным взглядом.
– В деревне мы рано ложимся спать, милорд, а поскольку вы едва оправились после болезни, то я предлагаю вам последовать нашему примеру.
Он лишь удивленно поднял брови, что было Кейт уже знакомо, но ничего не сказал, а лишь согласно кивнул. Это ее взволновало – ведь маркиз привык повелевать всем без исключения, подавляя и сокрушая, – но, как ни странно, не породило ужаса в ее душе, только теплые струйки змейками пробежали у нее по телу, вогнав ее в краску. Она поспешно вышла из комнаты, даже не посмотрев, последовал ли он за ней.


Люси тоже встала вслед за сестрой, но глаза Грея были прикованы к Кейт, к ее мягко покачивающимся бедрам, обтянутым брюками. Она не была высока, но стройные и сильные ноги вполне соответствовали ее росту. Грея вновь охватило желание.
– Держитесь от нее подальше.
Грубый голос Тома мгновенно охладил его жар. Грей презрительно посмотрел на старика:
– Ты, кажется, что-то сказал?
Том, очевидно, не понимал, насколько небезопасно было делать маркизу подобные замечания. Впервые в жизни в него стреляли, похитили, а затем он оказался прикованным к постели. К тому же усиливающееся и не находящее выхода чувственное влечение делало его особенно раздражительным.
– Я за вами послежу, – предупредил Том.
В душе Грей восхищался заботливостью старика по отношению к Кейт, но наглость его он больше не намеревался выносить.
Он встал и с обманчивым спокойствием произнес:
– Боюсь, что тебе придется отказаться от слежки, так как я намерен принять ванну и не желаю, чтобы кто-либо в это время входил в кухню.
Мыться в кухне было неприятно, но необходимость заставляла Грея пренебречь неудобствами, так как в доме, как ему сказали, другого помещения для мытья не было, да и слуги отсутствовали.
Старик сердито посмотрел на Грея.
– Только не надейтесь, что я стану вам помогать. Сами таскайте ведра, авось не развалитесь, – язвительно добавил он.
Том не успел закрыть рот, как Грей схватил его за ворот рубахи, с силой приподнял и прижал к стене. Старик лишь часто мигал глазами, тряс головой и сучил ногами, не соображая, что же с ним произошло.
– Ты и теперь боишься, что я могу развалиться?
Том молча трясся от страха, и Грей продолжал ледяным тоном:
– А теперь давай-ка выясним кое-что, Том. Ты будешь относиться ко мне с уважением, и не потому, что я тебе нравлюсь, а потому, что так положено. У меня нет желания нарушать странный уклад в вашем доме и огорчать этим Кейт, но если ты не станешь вести себя со мной подобающим образом, то вынудишь меня выбить из тебя дурь. – Грей сделал паузу, чтобы его слова лучше дошли до Тома. – Ну, как же мы поступим?
В глазах старика промелькнул благоговейный трепет. Облизав губы, он проговорил:
– Ну зачем же так, милорд. Все понятно.
– Понятно? – Грей вопросительно поднял брови.
Том кивнул, затем бросил на Грея пронзительный взгляд:
– Конечно, милорд, если вы не обидите моих девочек.
– Уверяю тебя, что у меня нет подобных намерений, – ответил Грей и отпустил Тома.
Старик, ощутив наконец под ногами пол, задумчиво взглянул на Грея. Затем ушел, сказав на прощанье:
– Что ж, мойтесь, а посудой я займусь утром.
– Вот так-то лучше, – в спину ему бросил Грей.
Подождав, пока Том не скрылся в галерее, Грей оперся спиной о стену и с трудом перевел дух. Черт! Он слишком перенапрягся, но дело того стоило. Необходимо было власть употребить. Грей не любил никого запугивать понапрасну, однако не мог допустить, чтобы с ним не считались.
Отдышавшись, он занялся своим столь долго откладываемым туалетом. Прежде всего ему пришлось самому потушить свечи в столовой, поскольку слуг не было. Для этого он использовал пустой бокал из-под вина. Затем взял канделябр и отправился на кухню, минуя темные комнаты. Мрачно обозрев то, что понадобится ему для мытья, Грей помешал угли в очаге, нашел ведра, наполнил их водой и повесил на крюки над разгоревшимся пламенем. Притащив из кладовой медную бадью, он пристроил ее у очага, но, наливая в нее горячую воду, обжег пальцы.
Громко выругавшись, Грей уже собирался бросить затею с мытьем и подождать до утра, когда, возможно, обнаружит хоть каких-нибудь слуг, однако отказать себе в удовольствии погрузиться в горячую воду, особенно после стольких усилий, он не смог. Чистоплюем он не был никогда, но не позволял себе и опускаться, подобно некоторым знакомым лордам.
На этот раз он наполнил бадью, не обжегшись. Потом разделся и удобно улегся в горячей воде с куском мыла в руке. Мыло на вид было домашнего изготовления, и это Грея рассердило, так как он представил себе Кейт, склонившуюся в клубах пара над чаном со щелоком. Он выругался и поднес мыло к носу – оно пахло мятой, запахом Кейт. Самое дорогое французское мыло не пахло так восхитительно, как этот кусок. Не в привычках Грея было покупать что-нибудь для своих любовниц, но теперь он решил дать секретарю указание на этот счет.
Грей вымыл голову и, уставший, откинулся на край бадьи. Сегодня он перетрудился, слишком много стоял и ходил, и теперь у него ныли мышцы и болело плечо. Он поглубже опустился в ванну, надеясь, что боль утихнет, и прикрыл глаза. Однако тут его поджидала новая неприятность в виде эротических воспоминаний о том, как его мыла Кейт. Тогда он находился в полубессознательном состоянии и не мог с уверенностью сказать, где реальность, а где вымысел, но то, что она его мыла, – несомненно.
Ему безумно захотелось, чтобы эта процедура повторилась теперь, когда у него в голове полная ясность. Но, увы, оставалось лишь скрежетать от разочарования зубами. Он не привык сдерживать свои желания, однако, пока не узнает, кто такая его искусительница, ему придется воздерживаться. Глубоко вздохнув, Грей попытался забыть о ней и расслабиться в теплой воде – и ничего не получилось: кажется, купание потеряло для него всякую привлекательность.
Вздох перерос в стон, когда он понял, что не только его привычки претерпели изменение с тех пор, как он встретил Кейт, а что вообще весь его жизненный уклад может измениться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искусительница Кейт - Симмонз Дебора



классный роман, стоит почитать.
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораМарго
15.01.2013, 15.22





Мне понравился захватывает хотя немного растянут. Но прочитать рекомендую!
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораКатруся
14.04.2014, 13.10





Мне понравился захватывает хотя немного растянут. Но прочитать рекомендую!
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораКатруся
14.04.2014, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100