Читать онлайн Искусительница Кейт, автора - Симмонз Дебора, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искусительница Кейт - Симмонз Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искусительница Кейт - Симмонз Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искусительница Кейт - Симмонз Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонз Дебора

Искусительница Кейт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Грейсона преследовали кошмарные сновидения. Едва у него в голове немного прояснялось, как он чувствовал удар, сопровождающийся резкой болью, и снова впадал в беспамятство. Он не хотел уступать болезни, но его убаюкивал тихий женский голос, мягкая рука гладила лоб. Это было похоже на ласковое материнское прикосновение. Неужели мать? Но она давно умерла. Ему казалось, что женщина шепчет какие-то соблазнительные слова. Неужели он в борделе, хотя подобные заведения не посещает? Либо его чем-то опоили, либо на него напал головорез, который после схватки убежал. А откуда появилась женщина? С невероятным трудом Грейсон приподнял веки. Сначала он ничего не мог разглядеть, но потом различил лицо и глаза цвета аметиста. Ее глаза. Но кто она? Он хотел было спросить, но тут чьи-то руки схватили его, подняли… и дальше он провалился в бездну.


Грейсон почувствовал, как она снова дотрагивается до него. Нежные, но умелые пальцы касались плеча – она перевязывала его. Значит, он ранен. Грейсон этого не помнил.
– Я не собираюсь стоять здесь и смотреть, как ты трогаешь грудь чужого мужчины! – Это был другой женский голос, пронзительный и резкий. Затем послышались удаляющиеся шаги.
– По-моему, именно из-за того, Люси, мы и попали в беду, – фыркнув, пробормотала знакомая ему женщина, – что ты трогала чужого мужчину.
– Черт возьми, Кейти, если бы она только до его груди дотронулась, ничего бы не случилось! – с усмешкой произнес низкий, грубоватый мужской голос.
Сколько же здесь народу? Грейсон попытался сосредоточиться, но ощутил женскую ладонь у себя на лбу. Он сразу узнал эту руку – она была мягкая и успокаивающая.
– Лучше всего дать ему настойки опия, – сказал мужчина.
Грейсон в негодовании хотел привстать.
– Он ведь без сознания, – возразил нежный женский голос.
Вот умница, подумал Грейсон, откинувшись на подушки.
– Скоро он очнется и тогда задаст нам жару. Вот увидишь, – пробормотал мужчина.
Тут ты прав, мрачно подумал Грейсон.


Придя в сознание, Грейсон решил этого не показывать, так как был окружен, как он считал, недоброжелателями и кто-нибудь из них вполне мог ему навредить. Тупая боль в голове и плече свидетельствовала о том, что он ранен серьезно. Постепенно он все вспомнил. Грязный мальчишка, который потом оказался девушкой; затем – выстрел. Грейсон смутно помнил, как он разговаривал с этим щенком. А потом? Неужели он лишился чувств? Черт возьми, трудно представить, но он едва не повстречался со смертью. Хотя этого не произошло, но сейчас он беспомощен, словно младенец, а это для него непривычно. Он решил, что долго оставаться в таком состоянии не станет и возьмет ситуацию в свои руки: подчиняться кому бы то ни было он не намерен. Грейсон был совершенно уверен, что кто-то нанял девушку, чтобы та его застрелила, так как ничьих сестер он не соблазнял. За исключением Шарлотты Троубридж, девственницы его не пленяли, и уж точно ни одну из них он не наградил ребенком. Отец рано прочитал ему нравоучение об ответственности мужчины, и никаких незаконнорожденных детей у него не было.
Стараясь дышать ровно, притворившись спящим, Грейсон прислушивался к звукам в комнате. Он смутно помнил о присутствии мужчины и женщины, а также девушки с нежными руками и приятным голосом.
Стояла тишина, лишь за окном чирикали птицы. Грейсон осторожно приоткрыл глазе и бросил быстрый взгляд вокруг. Рядом с ним никого не было. Прежде всего он осмотрел плечо, на котором обнаружил чистую повязку. Невзирая на жуткую боль, он подвигал рукой и поблагодарил Бога за то, что пуля не прошила его ниже. Затем он увидел, что лежит до пояса голый, и вспомнил легкие прикосновения девичьих рук. Но тут же обругал себя дураком, так как девчонка наверняка была уличной воровкой, готовой за деньги убить безоружного человека. Правда, он находился не в грязной лачуге, а в просторной комнате, освещенной утренним солнцем, струившимся из-за откинутых штор. Стеньг были обшиты белыми панелями с позолотой, на потолке виднелась искусная лепнина, а немногочисленная мебель, включая огромную кровать, на которой он лежал, была в стиле эпохи Людовика XIV.
Грейсон с трудом поднялся на ноги. Покачнувшись, он ухватился за столбик кровати под балдахином. Голова у него кружилась от потери крови, и, едва передвигая ноги, он доплелся до окна, откуда открывался вид на зеленые лужайки и надворные службы загородного поместья. То, что он не в закопченном Лондоне, Грейсону было ясно. Но где он? Аккуратно разложив на подносе гренки, джем, остатки ветчины и поставив чашку чая, Кейт направилась к лестнице. Она намеревалась в знак примирения накормить их гостя завтраком. Кто он такой, она понятия не имела, но чувствовала себя виноватой, так как стреляла в него в кабинете Роута, а затем привезла сюда. Кейт была готова принести свои извинения, хотя сомневалась, что он их примет. Возможно, хороший завтрак сделает его более покладистым. Глубоко вздохнув, она стала подниматься по ступеням, кляня длинную юбку, в которой путалась ногами. Из уважения к гостю Кейт сменила ставшие для нее обычной одеждой штаны на старое платье из своего небогатого гардероба, но оно было ей неудобно, так как стесняло движения. Приподняв одной рукой юбку, а другой держа поднос с едой, она торопливо направилась к самой большой спальне.
Отворив ногой дверь, Кейт заглянула в комнату и с облегчением увидела, что незнакомец по-прежнему лежит в постели. Ей было жаль его, но все же с лежащим легче справиться. Она хорошо запомнила его хладнокровие и самоуверенность тогда в кабинете и теперь была начеку.
Но, очевидно, не настолько начеку, раз ее неожиданно схватили сзади одной рукой, а другой зажали рот. Поднос упал на пол, а Кейт не могла даже закричать и с ужасом смотрела, как еда разлетелась по обюссонскому
type="note" l:href="#n_1">[1]
ковру. Не на шутку рассердившись, она попыталась ногой ударить напавшего на нее но проклятая юбка сковала движения, к тому же она оказалась прижатой к мужчине, который мог быть только их гостем.
– Роут! – попыталась крикнуть она, но крика не получилось – лишь сдавленный хрип.
Этот человек – не маркиз, в исступлении подумала Кейт. Скорее всего, это преступник, который собирался совершить кражу со взломом в доме Роута. Но разум подсказывал ей обратное. Мысли у нее путались, а он навис над ней, и его дыхание щекотало ей ухо. Испуг сменился новой угрозой, от которой Кейт бросило в жар, – он прикасался к ней всем телом.
– Вы одна? – последовал спокойный вопрос. Видно, ему и пуля нипочем! Кейт поспешила утвердительно кивнуть, а он быстро повернулся и закрыл дверь.
Облегчение, которое Кейт испытала оттого, что он ее отпустил, было недолгим, так как она снова оказалась прижатой к нему и теперь почти упиралась лицом в его голую грудь. Хотя Кейт и видела его раздетым прошлой ночью, но при дневном свете это было совсем иное зрелище – упругие мускулы перекатывались под темным покровом волос. Кейт вспомнила, как она касалась руками его груди, и у нее перехватило дыхание.
– Кто все это затеял? – услышала она резкий голос и посмотрела на гостя.
Хотя и не одетый, он выглядел уверенно и решительно. Казалось, он не замечает ее смущения. Кейт с трудом проглотила слюну. Ей никак не удавалось взять себя в руки – слишком уж близко он от нее стоял, такой высокий и такой… горячий. Тепло, исходящее от него, растеклось у Кейт по всему телу и особенно в низу живота, поэтому она плохо соображала и просто уставилась на него, словно увидела демона.
Он не угрожал ей – Кейт это почувствовала. Взгляд ясных серых глаз не был холодным и суровым, это были глаза человека с непростым жизненным опытом, знавшего победы и… одиночество, что особенно ее тронуло, и Кейт подумала, что им можно даже восхищаться, но тут же испугалась этой мысли. Ее взор скользнул ниже по его лицу, и, словно завороженная, она не смогла отвести глаз от полных губ.
– Это ты меня укусила, – прошептал незнакомец и осторожно провел кончиками пальцев по ее рту.
– Разве? – пробормотала Кейт, прерывисто дыша.
Он приблизил к ней лицо, а она зажмурила глаза. И в этот момент его пышущие жаром крепкие губы прижались к ее дрожащему рту.
Кейт медленно и неотвратимо погружалась в ад запретных наслаждений. Тяжелая сладкая истома окутала ее и лишила разума, а руки сами собой обвились вокруг его шеи. Источником же до сих пор ей неведомых ощущений оказался этот человек, к чьей обнаженной мускулистой груди она прижималась. А чудесный поцелуй!..
Когда он коснулся своим языком ее языка, Кейт от удивления чуть не задохнулась. Она почувствовала, как его ладонь взяла ее за затылок, чтобы она не упала. И тут началось такое, о чем Кейт и не подозревала. Его язык вращался во все стороны у нее во рту, побуждая и ее делать то же самое. Кейт нерешительно последовала его примеру, и ее ждало еще одно новое головокружительное ощущение – вкус его языка был упоителен, и в Кейт проснулись запретные страстные желания. Ее руки соскользнули по его плечам, ища опору в крепких мышцах.
Вдруг он покачнулся и, побледнев, отпрянул от нее. Кейт перепугалась, и у нее сразу прояснилось в голове. Она увидела у него на повязке красное пятно. Господи, она ведь впилась пальцами прямо в рану!
– Сядьте! – воскликнула Кейт, подтолкнув его к постели. Казалось, он удивился ее решительному тону, но послушно уселся на край кровати.
Кейт откинула в изголовье подушки, которые он расположил посередине, чтобы они Изображали лежащую фигуру, и уложила его на одеяла. Тут распахнулась дверь, и появился Том.
– Что здесь происходит? – подозрительно и сердито спросил он. Ясно, что старому кучеру не понравилось, как Кейт хлопочет возле полуголого мужчины.
– У него опять пошла кровь! – ответила Кейт, не поворачиваясь к Тому, чтобы тот не увидел, как она покраснела. Не хватало еще объяснять, что это произошло из-за того, что она вцепилась мужчине в плечо! Тем более ей не хотелось рассказывать о том, что этому предшествовало. Кейт занялась сменой повязки и постаралась сохранить бесстрастное выражение лица не только из-за любопытного кучера, но и из-за человека, который нарушил ее покой.
Что это с ней? Она ругала Люси за то, что та позволила себя соблазнить, а сама разрешила незнакомому мужчине целовать себя! И мало того, она охотно ответила на его поцелуй. Охотно! При мысли о том, куда он ее завлекал, у Кейт задрожали руки.
– Тебе не следовало заходить сюда одной, Кейти, девочка моя, – пожурил ее Том. Он подошел поближе и, остановившись у кровати, стал внимательно смотреть на гостя, который не сопротивлялся перевязке. – Этот господин может быть опасным. А что это за отметина у него на руке?
– Это я его укусила, – объяснила Кейт, и лицо у нее снова запылало. – Прошлой ночью, – добавила она. Это уточнение, видно, позабавило незнакомца – ей показалось, что он подавил усмешку.
– Угу, – пробормотал Том. – Отойди-ка в сторонку, если ты кончила суетиться вокруг него. Мне надо его кое о чем расспросить.
Но их гостя вовсе не обескуражил возможный допрос. Он лишь поудобнее устроился на подушках. Кейт ощущала под ладонями его теплую кожу и сильные мышцы. Она поторопилась закончить перевязку, а когда взглянула ему в лицо, то увидела, что он надменно поднял бровь точно так же, как тогда в кабинете. Этот человек всегда будет управлять любой ситуацией, в какую переделку ни попал бы. Вчера эта мысль ее раздосадовала, а сегодня озадачила. Кто он на самом деле? И как обращается с теми, кто смеет причинить ему зло? Кейт содрогнулась.
– Ну что, удобно устроились? – глумливым тоном спросил Том. Он, судя по всему, не понимал, как опасен незнакомец, но Том никогда не отличался сообразительностью, так что в трудных случаях Кейт приходилось справляться самой.
– В общем нет, – спокойно ответил гость. – Я хотел бы знать, кто вы такие и кто вас нанял.
Том разинул рот, а Кейт восхитило самообладание раненого. Несмотря на то, что он лежал в постели, он был совершенно хладнокровен, а в голосе даже звучали угрожающие нотки.
Том опомнился и проворчал:
– Ничего не говори ему, Кейт.
На его лице появилось упрямое выражение. От бессилия Кейт готова была застонать. Все ее хлопоты накормить незнакомца завтраком, чтобы он почувствовал себя гостем, а не пленником, оказались напрасными. Кейт не удержалась, чтобы не повторить ругательство, которому она научилась у Тома, и стала подбирать с ковра упавшую еду. Если обмыть кусок ветчины, то его снова можно подать к завтраку, подумала она.
– Здесь вопросы задаю я, господин, – раздался воинственный голос Тома. – Вы сами-то кто, черт возьми, и что вы делали в кабинете маркиза Роута прошлой ночью?
– Я понимаю, что для твоего ума это неразрешимая загадка, но я – Грейсон Уэскотт…
– Ага! – Том торжествующе повернулся к Кейт, которая тщетно пыталась оттереть с ковра льняной салфеткой пятно от джема.
– Уэскотт – это, наверное, родовое имя маркиза, – не поднимая головы, сказала она.
– Да? – удивился Том. – Вы небось родственничек и приехали в гости к Роуту? Он ведь не сказал, что его зовут Роут, правда, Кейт?
– Он не Роут! Я вам еще вчера ночью сказала, что он абсолютно не похож на Роута раздался высокомерный голос.
Кейт подняла голову и увидела Люси, которая нарядилась в одно из своих лучших платьев. Она выглядела очаровательно, беременность была почти незаметна. При виде сестры у Кейт сдавило горло. Ведь она позволила незнакомому мужчине целовать себя, пусть он и показался ей самым красивым, самоуверенным и сильным из всех знакомых ей представителей противоположного пола! Люси тоже с этого начинала, тая в теплых объятиях, а теперь она носит ребенка.
– Уверяю вас, мисс…
– Не говори ему, кто ты, Люси! – закричал Том, забыв об упрямстве Люси, которая тотчас вскинула голову, возмущенно тряхнув рыжими кудрями.
– А почему нет? Я горжусь своим родовым именем. Мне нечего скрывать от этого… этого головореза! Пусть узнает, с кем он имеет дело, и убирается вон!
Кейт с беспокойством наблюдала за Люси. Ее ужаснула выходка сестры, так как совсем ни к чему доказывать их благородное происхождение. Хотя незнакомец не походил на пустозвона, но что, если он расскажет в Лондоне о том, кто и куда его заточил? Тогда они совсем пропали.
– Люси, будь добра, отнеси поднос на кухню. Я с нашим гостем сама разберусь, – нарочито беспечно сказала Кейт, но взгляд, брошенный ею на сестру, говорил об обратном.
Люси очень хотелось не послушаться и остаться в комнате, но потом она передумала и, свирепо посмотрев на гостя, воскликнула:
– Что ж, укажи ему его место!
Резко повернувшись, она с царственным видом ушла.
– Итак, мистер Уэскотт, или как вас там… – начал было Том.
– Это и есть ваша беременная сестра? – спросил незнакомец, кивнув в сторону двери, за которой скрылась Люси.
Кейт покраснела, но подняла голову и честно ответила: – Да.
– Похоже на то, что придется распутывать узел, – сказал он, глядя на Кейт из-под тяжелых век.
У него глаза любовника, подумала она и рассердилась на себя за такие мысли. Он лежал, согнув одно колено и, казалось, чувствовал себя вполне уютно в постели ее отца. Волосы у него растрепались, а голую грудь он не прикрыл. Хоть бы натянул на себя одеяло, чтобы ее глаза не притягивала его чувственная красота, подумала Кейт.
– Какой еще узел? О чем это вы? – не понял Том.
Решительно сжав губы, Кейт подошла к комоду и выдвинула ящик, ища отцовскую ночную рубашку. Большинство его вещей перекочевало в их с Люси шкафы, но белье должно было остаться в комоде. Найдя рубашку, Кейт бросила ее гостю.
– Вот, наденьте, пожалуйста, – сказала она.
Тут запротестовал Том:
– Нечего давать ему отцовское белье! Он ведь долго здесь не пробудет. Я сегодня же отвезу его в Лондон.
– Нет, Том. Он еще слаб от потери крови, – не согласилась Кейт, стараясь не думать о том, каким сильным оказался этот человек всего несколько минут назад, когда прижал ее своим мускулистым телом. – Что, если у него начнется лихорадка?
Пусть она ранила его непреднамеренно, но все равно виновата и обязана ухаживать за ним, пока он не поправится или хотя бы сможет встать и ходить, не боясь, что снова начнется кровотечение.
– А я никуда и не собираюсь уезжать, – заявил гость не допускающим возражений, хотя и вежливым тоном. Кейт и Том удивленно на него уставились, а он, откинувшись на подушки, надменно взирал на них. Кейт осознала, что заблуждалась, полагая, что может с ним совладать. С тем же успехом она могла приручить дикое животное.
– Это почему еще? – сердито спросил Том.
– Потому, что я собираюсь выяснить, кто использовал мое имя, совращая молоденьких женщин.
– Что? Черт возьми, я что-то ничего не понимаю, Кейти, – проговорил Том.
А Кейт обуял ужас, так как она наконец сообразила, в чем дело.
– Я никогда в жизни не видел вашей сестры, – последовало натянутое объяснение, – и, насколько мне известно, единственный маркиз Роут – это я.


Грейсон спокойно наблюдал за стоящими перед ним, девушкой и стариком, а они смотрели на него так, словно у него выросло две головы. Грейсон не припоминал, чтобы его имя когда-либо вызывало такое ошеломление, хотя и знал, что не пользуется всеобщей любовью. Все это выглядело по меньшей мере занятно. Старика, которого звали Томом, видно, объяснение Грейсона не убедило, так как он начал было протестовать:
– Но ведь мисс Люси говорит… Грейсон осадил его уничтожающим взглядом.
– Уверен, что мисс Люси говорит правду, но поскольку Роут – это я и так как я не соблазнял ее, то напрашивается только одно объяснение: кто-то использовал мое имя, хотя я теряюсь в догадках, кто же этот нахал.
Том, разинув рот, в недоумении скреб небритый подбородок. Но темноволосая девушка, очевидно более сообразительная, чем он, понимающе кивнула. Нетрудно было угадать, что всем управляет именно она, так как оба, Люси и Том, послушно ей подчинялись. Интересно, подумал Грейсон и повнимательнее к ней присмотрелся. Для ведения хозяйства она слишком молода, но выглядит умной и серьезной, так что вполне может с этим справиться. Кейт выпрямилась, кончив вытирать ковер, и он увидел, что ростом она чуть выше полутора метров. Не моргнув глазом она извинилась за то, что стреляла в него.
– Милорд, я глубоко сожалею о том, что ранила вас, и сделаю все возможное, чтобы облегчить вам все связанные с этим… недоразумением неудобства.
Грейсона восхитило подобное мужество. Можно было только предположить, что его ждало, если бы он оказался обольстителем ее сестры. Скорее всего, брачная церемония под дулом пистолета. Счастье, что Люси его отвергла! Рыжеволосая девушка с резким голосом его вовсе не привлекала, а вот Кейт…
– Само собой разумеется, что вы вольны оставаться здесь до полного выздоровления, – вежливо, как будто речь шла о погоде, а не о нападении на него с последующим похищением, произнесла она, все больше вызывая удивление Грейсона.
Из угла комнаты раздалось недовольное ворчание Тома, который явно был не склонен оказывать такое гостеприимство. Подтянув штаны, он сердито уставился на Грейсона:
– Да он и теперь вполне здоров. Сейчас запрягу лошадей и отвезу его в Лондон.
– Прекрати говорить ерунду, – хозяйским тоном возразила ему Кейт. – Милорду необходимы хорошая еда и отдых. – Повернувшись к Грейсону, она сказала: – Отдыхайте, а я пришлю Тома с другим завтраком, поскольку предыдущий упал на пол.
При этих словах она смутилась и покраснела, опустив глаза, а Грейсон почувствовал внезапное волнение в груди.
Кейт вышла, а вслед за ней и Том. Грейсону стало одиноко без нее. Черт побери, да она необыкновенное создание! Трудно соединить все ее обличья: грязный мальчишка; нежная целительница; умелая женщина, не моргнув глазом справляющаяся с затруднениями; невинная девушка, страстно ответившая на его поцелуй.
Грейсон нахмурился, обдумывая все происходящее. Он ведь ожидал увидеть своих тюремщиков, а вовсе не перепачканного сажей пострела. Но, как только вошла эта серьезная девушка, Грейсон тотчас узнал в ней вчерашнего щенка с пистолетом, стоило лишь заглянуть в эти чудесные, ясные и невинные глаза. Таких глаз он ни у кого никогда не встречал. А едва он прикоснулся к ее рту, как совершенно забыл о больном плече. Сладкие и мягкие губы девушки пахли мятой, сулили восторг и едва пробудившуюся пылкость. Все это поразило Грейсона своей неожиданностью. Он и теперь вздрогнул, вспомнив, как ее язык смело коснулся его языка. Ей ничего не стоило зажечь Грейсона, и больше всего ему хотелось ощутить под ладонью ее грудь. А еще больше он хотел ощутить ее всю, обнаженную, такую маленькую, хрупкую, лежащую под ним…
Дыхание у него участилось, и он силой воли заставил себя вытеснить из головы подобные мысли. Наверное, это из-за лихорадки, ведь никогда раньше он так не увлекался, представляя, как станет ласкать женщину. Любовник он был искусный, но головы никогда не терял. Ему претило, если, казалось бы, разумный человек выставлял себя дураком перед светской модницей.
Но Кейт не такая, и Грейсон знал, что был очень неосторожен, дав волю чувствам и забыв, где находится. Ему еще повезло, что его приняли за другого. А если бы он попал в руки кого-нибудь более искушенного, чем Кейт? Правда, он подозревал, что и неподражаемая Кейт могла по-своему представлять опасность.
Кто она? Хотя речь и манера держать себя выдавали в ней дочь знатных родителей, платье ее было поношенным и плохо сшитым, и, несмотря на то что она ответила на его поцелуй, ясно, что она невинная девушка. Такую красавицу, несомненно, оберегали от жизненных невзгод, раз она осталась чистой и непорочной. Но скажите на милость, какая ведущая замкнутый образ жизни девушка переоденется мальчишкой, вломится в кабинет джентльмена и станет в него стрелять? У Грейсона было несколько знакомых дам, умеющих обращаться с пистолетом, но никому не удавалось взять над ним верх.
И почему она главная в этой странной троице? Если действительно репутация ее сестры была погублена, то почему родственник мужского пола не позаботился о ней? Ясно, что неотесанный Том не является членом семьи. Тогда почему с ним обращаются как с равным, а не как со слугой? И что представляет собой так называемый соблазнитель? На самом деле он назвал себя Роутом или Люси это выдумала? Не она первая заявляет, что отец ее ребенка – джентльмен, а не бродячий лудильщик. Если так, то она не обрадуется, когда ее ложь раскроется.
Воистину вся эта история увлекательнее театра. Здесь сценой является загородный дом, а кто актеры на самом деле – неизвестно. Грейсону не терпелось сложить в нужном порядке все кусочки головоломки. Неудивительно, что он больше не чувствовал удушающей скуки, которая мучила его месяцами. Он наконец вздохнул с облегчением.
Черт, если бы не рана в плече, он получил бы большее удовольствие от этого приключения!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искусительница Кейт - Симмонз Дебора



классный роман, стоит почитать.
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораМарго
15.01.2013, 15.22





Мне понравился захватывает хотя немного растянут. Но прочитать рекомендую!
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораКатруся
14.04.2014, 13.10





Мне понравился захватывает хотя немного растянут. Но прочитать рекомендую!
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораКатруся
14.04.2014, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100