Читать онлайн Искусительница Кейт, автора - Симмонз Дебора, Раздел - Глава первая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искусительница Кейт - Симмонз Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искусительница Кейт - Симмонз Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искусительница Кейт - Симмонз Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонз Дебора

Искусительница Кейт

Читать онлайн

Аннотация

Думала ли Кейт, отважно бросившись с пистолетом на знатного господина, предполагаемого обидчика ее сестры, что когда-нибудь станет его женой? Но до того, как это случилось, произошло еще много волнующих событий. И всего за каких-то несколько недель!
Увлекательный рассказ обо всем этом вы прочтете в предлагаемой вам книге.


Следующая страница

Глава первая

Грейсон Эшфорд Райленд Уэскотт, четвертый в семейной родословной обладатель титула маркиз Роут, чувствовал себя не в своей тарелке. Он отпустил кучера и решил пройтись до дома, чтобы размяться после утомительных раутов в гостиных высшего света. Было около полуночи, но в фешенебельном квартале продолжали сновать кареты, перевозя их нарядных владельцев с бала на бал.
К сожалению, прогулка пешком не устранила непонятное ощущение, преследовавшее маркиза вот уже несколько месяцев и обострившееся именно сегодня, в день рождения, когда ему исполнилось тридцать два года. Он не видел причин для хандры. С тех пор как в возрасте пятнадцати лет маркиз унаследовал свой титул, он достиг всего, чего хотел, – богатства, власти и престижа, что явилось предметом зависти окружающих его представителей высшего дворянства.
Вначале он объяснял скуку однообразием жизни. Он не часто выступал в парламенте, тем не менее обладал огромным политическим влиянием. Его обширный капитал процветал и не требовал постоянного непосредственного участия – с этим вполне справлялись умелые управляющие. С возрастом прошли увлечения охотой, борьбой и гонками на экипажах. Даже карты перестали его интересовать.
Поскольку непонятная хандра не проходила, Грейсон стал серьезно подумывать о женитьбе и наследнике. Мысль о том, чтобы поселиться в поместье, показалась ему на удивление привлекательной. Оставалось лишь найти подходящую жену.
Друзья засмеяли бы его, так как богатый маркиз с юности постоянно был окружен женщинами. Несмотря на то что он имел репутацию сердцееда, мамаши продолжали толкать в его объятия своих дочерей. Но Грейсон предпочитал связи с замужними дамами, которых притягивала его внешность и положение в обществе, либо его любовницами становились дамы полусвета, которые не опасались уронить свое доброе имя. Однако ни те, ни другие надолго его не занимали, и до настоящего момента он и не помышлял о женитьбе.
Но тут в лондонском большом свете появилась Шарлотта, и… словно повеяло свежим воздухом. Красивая, неиспорченная, умная и обаятельная дочь приходского священника привлекла Грейсона своей удивительной непосредственностью. Однако вскоре стало ясно, что Шарлотта влюблена в добродетельного пуританина графа Уиклиф-фа. Узнав об этом, маркиз не стал добиваться взаимности и мешать ее счастью, так что Шарлотта благополучно вышла замуж за фа-фа. Жаль, конечно, размышлял Грейсон, но не мог отрицать, что они прекрасно подходят друг другу. Непонятная тоска снова охватила его, пока он шел к дому. Черт, не ревнует же он к этому скудоумному Уиклиффу! Он просто позавидовал их счастью.
Грейсон не верил в любовь и прочую подобную чепуху, но графа и новоявленную графиню, очевидно, объединяла дружба, основанная на общих интересах, да и обыкновенная человеческая привязанность, что редко встречалось в браках светского общества. Роут замедлил шаг. Он подумал, что ему хочется именно этого, но где найти такую партию? Казалось, все женщины Лондона либо жадные и пресытившиеся, либо безмозглые, а сельское дворянство представлялось ему тупым и невзрачным. Дочь его приходского священника была незатейливой простушкой. Женщины же, подобные Шарлотте, – редкость, видно, он упустил свое счастье и теперь обречен остаться бездетным или связать жизнь с какой-нибудь цепкой особой своего круга.
В грустной задумчивости Грейсон подошел к дому, в окнах которого не видно было света, так как после празднования дня рождения он отпустил прислугу. Маркиза не смущало, что ему придется ложиться спать без помощи дворецкого, камердинера и лакеев, которые обычно толпились в коридоре. Ему даже нравилось, когда никто не мешает. Он прошел по темным комнатам и бросил перчатки на изящный столик атласного дерева. Грейсон никого не опасался, так как было известно, что он безжалостно разделывается с любыми противниками. Подобная слава тянулась за ним из политических кругов и достигла уличных бродяг, поэтому даже карманные воришки старались держаться от него подальше.
Но, несмотря на такую репутацию, он был всегда начеку. И сейчас, войдя в кабинет и почувствовав что-то неладное, отчего у него по телу пробежали мурашки, он спокойно подошел к письменному столу и стал выдвигать ящик, где лежал пистолет.
– Оставайтесь на месте, господин, – раздался резкий голос, и из-за тяжелых гардин появилась чья-то фигура. Грейсон едва не рассмеялся при виде замызганного парнишки. Но тот навел на Грейсона пистолет, а это было уже не смешно. Малый либо смельчак, либо глупец, если осмелился угрожать маркизу Роуту в его собственном доме.
Это Грейсона заинтересовало. Презрительно приподняв одну бровь, он оглядел перепачканного парня.
– Ты думаешь, что сможешь меня остановить? – скептически спросил он.
Слова маркиза, видно, озадачили бедно одетого, нечесаного и немытого мальчишку, так как он поспешил заявить:
– Я не преступник. А вот вам придется ответить за свои злодеяния!
Злодеяния? Грейсон забыл о пистолете и, склонив набок голову, удивленно посмотрел на парня.
– Что конкретно вы имеете в виду, молодой человек? Вероятно, мое выступление в парламенте против билля о…
– Я говорю не о ваших политических убеждениях, а о вашей нравственности, вернее, об отсутствии таковой.
Отсутствии таковой? Речь этого щенка настолько поразила Грейсона, что он повнимательнее вгляделся в незнакомца. Несмотря на неприглядную внешность, мальчишка держался смело, приготовившись стрелять. Но что-то в нем показалось Грейсону странным.
– Никто не смеет мне угрожать, щенок, – сказал маркиз, не повышая голоса, но в его тоне прозвучали предостерегающие нотки, от которых обычно и взрослых мужчин бросало в дрожь.
Однако парень даже глазом не моргнул.
– Я здесь, чтобы отомстить за сестру, которую вы соблазнили и оставили с ребенком, – произнес он.
На этот раз Грейсон определенно понял, что это речь не уличного мальчишки. Черт побери, кто он? И что это за история с сестрой?
– Поверь мне, щенок, что я не общаюсь с тебе подобными, – спокойно ответил Грей-сон.
– Оставьте свой высокомерный тон! Она вам очень подходила, когда вы ее соблазняли. Теперь вам придется расплатиться за это.
– А орудие расплаты – ты? – Грейсон пренебрежительно кивнул головой в его сторону. Мальчишка покраснел. Очень странный парень, подумал Грейсон, в душе восхищаясь его смелостью, хотя и бессмысленной. Поскольку маркизу совершенно не хотелось получить пулю, он продолжил: – Послушай, я не знаю, что тебе обо мне известно, но я не соблазнитель девиц любого толка. Возможно, твоя сестра просто хочет оправдать себя…
– Моя сестра не лгунья! – сердито воскликнул парень, сделав шаг вперед.
Грейсон ждал этого. Он нанес ему стремительный и умелый удар, от которого тот упал на пол. Грейсону удалось выхватить у него из руки пистолет, но мальчишка сопротивлялся изо всех сил и выбил оружие из рук Грейсона. Пистолет отлетел в сторону, и маркиз не мог до него дотянуться, так как удерживал молокососа, который извивался под ним и брыкался, словно дикий зверек.
Но когда он прижал мальчишку к полу, придавив ему живот, Грейсона осенило, и он, пораженный, внимательно всмотрелся в перепачканное юное лицо, искаженное страхом и гневом. Маркиз разглядел белую кожу и нежный овал щек, пушистые темные ресницы и глаза цвета аметиста. Черт возьми! Засунув руку под мешковатую мальчишескую куртку, Грейсон нашел ответ на свой вопрос – его ладонь накрыла маленькую, но вполне оформившуюся женскую грудь.
Он был просто поражен, а девушка, явно возмутившись, что с ней так обращаются, впилась зубами ему в предплечье. Она так сильно его укусила, что Грейсон с проклятиями отпустил ее. Затем произошло следующее: она дотянулась до пистолета, но не успела его поднять, как раздался выстрел, и Грейсон почувствовал резкую, жгучую боль в плече. Он с трудом встал и, так как не собирался умирать от рук этой опасной особы, кинулся за собственным пистолетом, чтобы не дать ей возможность перезарядить свое оружие. Он зря старался – девушка подскочила от неожиданности и бросила пистолет. Повернувшись к Грейсону, она в ужасе закричала:
– Аи! Я вас застрелила!
Грейсон не стал возражать, поскольку сам был в этом уверен.
– Да, – сказал он и рухнул на пол у ее ног.


Кейт Кортленд, оцепенев, смотрела на распростертое тело маркиза. Она залезла к нему в дом, чтобы напугать его и, может быть, получить хоть какие-то деньги для обеспечения сестры, ожидавшей ребенка. Но, как ни была зла на маркиза, убивать его она не собиралась.
Ее первым побуждением было сбежать от этого кошмара, но она не могла оставить человека в таком состоянии. Кейт опустилась на колени около лежащей ничком длинной фигуры. Маркиз молчал, и по его элегантному фраку растекалось предательское красное пятно. Кейт зажала ладонью рот, чтобы не закричать. Что, если он истечет кровью и умрет? В доме тишина, как в гробнице, и неизвестно, когда появятся слуги.
Загорелое лицо маркиза побледнело, темный завиток волос упал на лоб. Глаза его были закрыты, но Кейт запомнила, что они серые, а ресницы темные, так же как и тонко очерченные брови. Черты лица у него резкие, с крепким подбородком – он был красив, как поверженный архангел.
Ну и ну! Кейт даже выругалась – человек ранен, а она восхищается им! Да, он красив и изыскан и очень мужествен. В нем угадывается сила и решительность, однако ей не стоит забывать, что, возможно, именно эти качества в нем и ввергли Люси в пучину несчастья. Кейт осуждающе покачала головой. Она во многом не соглашалась с младшей сестрой, а тут, похоже, они сошлись во мнениях – маркиз Роут был не только привлекателен, но и опасен.
Сейчас, правда, он не представлял опасности, да только Кейт было от этого не легче Пусть он и большой грешник, но нельзя оставить его здесь умирать. Она нагнулась и попыталась приподнять его за плечи. Ну и тяжелый! Кейт, покраснев, вспомнила, как маркиз прижал ее своим мускулистым телом.
Отбросив ненужные мысли, она снова попыталась усадить его. Наконец ей это удалось, но тут у окна раздался негромкий голос. Кейт тихонько свистнула в ответ и увидела над подоконником седую голову своего кучера.
– Мне вроде послышался выстрел, – сказал Том и с удивлением посмотрел на девушку: – Господи, Кейт, что ты делаешь?
– Я всадила в него пулю.
Том скверно выругался и влез через окно в комнату.
– Черт возьми, девочка, ты все-таки это сделала! Знаешь, что тебя ждет? Веревка вокруг нежной шейки! Такие, как он, этого не стоят.
От слов Тома Кейт застыла на месте. Она не подумала о возможных последствиях своего тщательно разработанного плана и съежилась от страха. Что будет с ними, если ее, одетую мальчишкой, поймают возле раненого маркиза? Никто не поверит, что это несчастный случай и что она не дотрагивалась до курка – ведь она влезла к маркизу в дом и угрожала ему. Даже Том, если судить по его взгляду, кажется, ей не верит.
– Черт возьми, девочка, и зачем я только согласился тебе помогать! – пробормотал кучер. – Хватит того, что ты залезла сюда, так зачем было его еще и убивать?
Кейт постаралась успокоиться. Она сурово посмотрела на Тома:
– Пока что он жив. Помоги мне поставить его на ноги.
– Это зачем? Ты что, собираешься похоронить его в саду?
Кейт не обратила внимания на язвительный тон кучера.
– Нет. Мы возьмем его с собой.
– Что? – Хриплый голос Тома прозвучал так громко, что маркиз пошевелился.
– Ты слышал, что я сказала? – Кейт подставила свое хрупкое плечико под широкое плечо Роута. – Помоги мне, Том, пока нас обоих не поймали.
– Ты думаешь, что, если его похитить, это сойдет тебе с рук? Он ведь джентльмен!
– Говори потише! Я не собираюсь его похищать. Просто хочу быть уверенной, что он не умер. Поторопись! – подгоняла Кейт Тома, который за последние годы стал для нее больше чем слугой. Она решительно взглянула на него, и Том покорно опустил глаза. Недовольно вздохнув, он взвалил маркиза себе на плечи и двинулся к окну.
– А он не легонький, – пробурчал Том.
Кейт подняла с пола злополучный пистолет, отметив, что, к счастью, крови на ковре нет. Она быстро подошла к окну и стала помогать Тому поднимать Роута на подоконник.
– Он не только чертовски тяжелый, но и похож на черта, – задыхаясь, сказал Том, вытаскивая маркиза через окно. – Ты с ним намучаешься, Кейти, помяни мое слово!
– Ты только усади его в карету, а дальше я справлюсь сама, – резко ответила Кейт.
Но ее самоуверенность уменьшилась, когда, уложив раненого на мягкое сиденье и вскарабкавшись на козлы, Том оставил Кейт одну с маркизом, который так и не пришел в сознание. Его фрак намок от крови, и Кейт испугалась, что он не доживет, пока они доедут до Харгейта. В неярком свете фонаря, горевшего в карете, она попыталась получше разглядеть его рану. Осторожно ощупав плечо, она с облегчением вздохнула – пули в руке не оказалось, она, видно, прошла навылет, но необходимо было остановить кровотечение. Кейт стала снимать с себя куртку, но тут карету дернуло, и Роут едва не упал с сиденья.
Кейт тихонько повторила одно из любимых ругательств Тома, пересела на соседнее сиденье и положила голову маркиза к себе на колени. Его темные ресницы дрогнули, и он застонал.
С пылающими щеками Кейт пыталась думать лишь о его пороках, но все равно маркиз Роут удивил ее, так как она не предполагала, что любовник ее сестры взрослый, самоуверенный мужчина и… опасный. Кейт не ожидала, что он такой привлекательный, а то, как он пренебрежительно поднимал бровь, смутило ее. Его нисколько не взволновали ее угрозы, и на пистолет, направленный прямо ему в грудь, он смотрел безразлично. Он хладнокровно ждал подходящей возможности нанести удар.
Вспомнив, с какой легкостью он сбил ее с ног и как подмял под себя, Кейт покраснела еще больше. Он был горячий, тяжелый и… трудно даже определить, какой еще. А потом его лицо приблизилось к ней, а рука… Ох! Кейт вздрогнула, вспомнив, как пальцы маркиза накрыли ей грудь. Она не удержалась от сдавленного стона.
Черт, теперь понятно, почему Люси уступила его домогательствам! Кейт стало жалко сестру. Хотя она ни разу ту ни в чем не обвинила, но про себя ругала. Выходит, ее сестра не такая уж безмозглая. Теперь до Кейт дошло, почему Люси пала, – ее искуситель оказался спокойным и самоуверенным, к Тому же у него такие теплые и умелые руки. Интересно, подумала Кейт, а что, если поддаться призрачному обещанию, затаившемуся в глубине ясных серых глаз маркиза, и согрешить с этим архангелом?
– Держись, Роут, – прошептала она дрожащими губами и тут же рассердилась на себя за слабость.
Вывернув наизнанку вымазанную сажей куртку, Кейт приложила к ране чистую подкладку, одновременно стараясь возродить в себе боевое настроение, которое привело ее в лондонский дом маркиза.
– Бессовестный негодяй! Нечего было расстегивать штаны, тогда не попал бы в такую историю, – продолжала шептать Кейт, но голос ее звучал при этом совсем не сердито.
Роут пошевелился и повернулся к ней лицом. Кейт сразу это почувствовала, так как его голова очень уютно покоилась у нее на коленях. Она никогда в жизни не находилась в такой близости от мужчины. Ее представление о них ограничивалось Томом и отцом, которого она любила, но плохо помнила. Также смутно ей вспоминались конюхи и лакеи – это были какие-то безымянные и безликие фигуры из далекого детства.
А сейчас она разволновалась. Дрожащими пальцами Кейт плотно прижимала ткань к плечу маркиза, ощущая под ладонью крепкие мускулы. Ясно, что они принадлежали не ленивому франту, а сильному, зрелому мужчине. Кейт в ужасе хотела было отодвинуться, но не смогла – маркиз тяжестью своего тела не давал ей пошевелиться.
По пути к дому Кейт несколько раз ощупывала рану Роута. Ей удалось остановить кровотечение, и, если судить по его ровному дыханию, можно было не волноваться, что он умрет прямо в карете. Но теперь Кейт стала бояться того, что произойдет, когда он очнется.
Иногда он открывал глаза, а один раз даже посмотрел на нее с любопытством. От неожиданности она слишком сильно нажала ему на раненое плечо, и он, застонав, снова впал в забытье.
Ей стало стыдно – ведь она сделала ему больно, но одновременно почувствовала облегчение. Что сказать, когда он придет в себя? Простите, я в вас стреляла, милорд, но я постараюсь исправить свою ошибку, только ведите себя тихо.
Вглядываясь в темноте кареты в красивое лицо маркиза, Кейт с опаской подумала, что этого человека не так-то легко заставить вести себя тихо. Ее обуяли сомнения. Наверное, Том был прав, и ей не следовало бросать вызов неустрашимому маркизу Роуту. А что еще ей оставалось?
Никогда раньше Кейт не стремилась домой с таким нетерпением. Но облегчение при виде неяркого света в окне ее комнаты было недолгим, так как Том, открыв дверцу кареты и увидев маркиза, лежащего на коленях у Кейт, выругался и пробурчал:
– Смотри не попади в такую же переделку как твоя сестра, Кейти, девочка моя.
Кейт смерила Тома холодным взглядом и равнодушно произнесла:
– Я остановила кровотечение, но нужно хорошенько промыть и перевязать рану, чтобы он не умер от заражения крови. Устрой его в папиной комнате, Том.
Неодобрительно хмыкнув, Том взвалил маркиза на спину.
– Осторожней! – не удержалась от возгласа Кейт, но Том на нее так взглянул, что она тут же замолкла.
Выпрыгнув из кареты, Кейт заторопилась к двери. Если ей удастся уложить маркиза в постель, не привлекая внимания Люси, то она сможет спокойно заняться его раной, а разговор с сестрой отложит до утра.
Но, к несчастью, ей снова не повезло – только она отворила дверь, как услышала с лестничной площадки неуверенный шепот Люси:
– Кейти, это ты?
Кейт почувствовала вину за то, что оста-вила сестру одну в доме.
– Да, это я. Иди спать, дорогая.
– Что ты делаешь в такой поздний час? С тобой Том? Господи, что он несет?
Кейт с ужасом увидела, как Люси спускается по лестнице со свечой в руке. Том стал подниматься наверх, неся маркиза на спине.
– Иди спать, Люси, – приказала Кейт, зная, что та все равно не послушается, поскольку отличается упрямством, свойственным всем Кортлендам.
– Что это у тебя, Том? Господи, да мужчина! Что случилось? Кто он?
Том, надрываясь под тяжестью тела маркиза, с трудом одолел последние ступени лестницы.
– Это ваш ухажер, мисс Люси.
– Мой?.. Кейти, что ты натворила?
– Произошел несчастный случай. Я нечаянно в него выстрелила.
Кейт метнулась мимо разгневанной сестры и открыла дверь в спальню. Она вошла в комнату вслед за ворчащим кучером, который со стоном сбросил маркиза на кровать. У нее за спиной раздался пронзительный крик Люси, ухватившейся за проем двери, чтобы не упасть:
– Ты убила его! Кейти, как ты посмела? Не обращая внимания на сестру, Кейт приказала Тому помочь ей снять с маркиза фрак.
– Не смей прикасаться к нему! – завопила Люси, бросилась к кровати и оттолкнула Кейт. – Роут! Что они с тобой сотворили? – закричала она, собираясь обнять неподвижное тело маркиза.
Кейт бесстрастно наблюдала, как Люси, всегда озабоченная состоянием своих немногочисленных нарядов, замерла на месте при виде окровавленного фрака. Ресницы у нее задрожали, словно она вот-вот упадет в обморок, но вдруг она широко раскрыла глаза ужасом на миловидном личике уставилась на маркиза. Отпрянув от кровати, Люси оперлась руками в бока и негодующе заявила, тыча пальцем в раненого:
– Это не Роут.
– Это именно он, – сказала Кейт.
– Мне-то лучше знать. Это не он! – не соглашалась Люси. – Роут молодой и красивый, а этот – старая уродина.
Взвинченная событиями последних часов, Кейт не удержалась и громко, с раздражением возразила:
– Этот человек вовсе не старый и не уродина!
Она взглянула на лежащего маркиза. Он, конечно, выглядел далеко не кротким, властность характера и решительность читались в резких чертах лица, но это было лицо честного человека. Красив ли он? Кейт в жизни не видела более красивого мужчины.
– Говори что хочешь, но это не Роут!
– Тогда кто же он? – спросила Кейт.
– Не знаю и знать не хочу!
– Девочки, девочки! – раздался укоряющий голос Тома.
Кейт и Люси повернулись к нему.
– Что еще? – вскрикнула Люси. Кучер тяжело вздохнул:
– Лучше перестаньте спорить и что-нибудь сделайте с этим парнем, иначе он своей кровью перепачкает чистые простыни.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Искусительница Кейт - Симмонз Дебора



классный роман, стоит почитать.
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораМарго
15.01.2013, 15.22





Мне понравился захватывает хотя немного растянут. Но прочитать рекомендую!
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораКатруся
14.04.2014, 13.10





Мне понравился захватывает хотя немного растянут. Но прочитать рекомендую!
Искусительница Кейт - Симмонз ДебораКатруся
14.04.2014, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100