Читать онлайн Заманчивые обещания, автора - Симмонс Сюзанна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заманчивые обещания - Симмонс Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.06 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заманчивые обещания - Симмонс Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заманчивые обещания - Симмонс Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонс Сюзанна

Заманчивые обещания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Ни в беседке, ни рядом с ней никого не оказалось. Не было никаких следов и на садовых дорожках; никаких улик на земле поблизости; ничего необычного на белой деревянной ограде, окружающей строение.
Кто бы тут ни находился, он уже успел уйти.
Нажав на кнопку у основания ручки зонтика, Шайлер аккуратно сложила его втрое. Затем поднялась по низким ступенькам внутрь беседки.
Этот летний домик был построен на исходе века. В те дни существовала целая армия слуг, чтобы доставлять сюда из дома все необходимое, и женщины семьи Грант принимали здесь летом гостей почти каждый день.
Наряженные в белые муслиновые платья и соломенные шляпки с синими лентами, развевавшимися за спиной, они пили чай из тончайших фарфоровых чашек, заедая его лакомствами, поданными на дорогом импортном фарфоре, сидя на мебели, привезенной в Америку из старинных фамильных замков на Темзе, Рейне и Сене.
То было время, прозванное «позолоченным веком»: время явного и беззастенчивого потребления и состязающегося бахвальства, время, когда сколачивались и, что не менее важно, проматывались целые состояния.
Сейчас летний домик был пуст, в нем стояло лишь несколько деревянных скамеек, появившихся уже позже. Шайлер села, сбросила мокрые тапки и подобрала ноги под себя.
Кто-то шел по саду.
Она тотчас узнала Трейса. Он шел к ней сквозь тьму, и ее сердце забилось с удвоенной скоростью. Она не могла справиться с учащенным дыханием. Каждая жилка ее тела затрепетала. Струйка пота стекла по спине в ложбинку у основания позвоночника.
— Только этого не хватало! — пробормотала Шайлер вполголоса.
Это просто нелепо. Она ведь уже не юная впечатлительная девочка, она взрослая женщина. А Трейс такой же мужчина, как и любой другой. Хотя, надо признаться, Шайлер не могла припомнить, чтобы раньше у нее возникала такая реакция на мужчину.
Но что же такого в Трейсе Баллинджере, что отличает его от остальных?
На уровне интуиции Шайлер понимала, в чем дело. Он обладает большим, даже выдающимся умом, при этом тверд как кремень и немного необуздан. А может, даже и не немного. Шайлер подозревала, что когда Трейс видел цель, он шел к ней на всех парусах, мобилизовав для этого все свои силы.
Он явно вышел из дома впопыхах. Рубашка расстегнута. Шнурки болтаются. Волосы растрепанны, подбородок небрит.
И никакой улыбки.
Без всякого вступления он спросил:
— Вы хоть представляете себе, который час?
Шайлер кинула взгляд на запястье:
— Я без часов, но думаю, где-то около половины четвертого.
Его совсем не забавляла эта ситуация.
Пока Бадди шумно возился в мокрой от росы траве, Трейс с непреклонным видом стоял у подножия ступенек, скрестив на груди руки.
— Вас не затруднит дать объяснения?
Шайлер нетерпеливо повела плечом:
— Объяснения по поводу чего?
Он смотрел прямо ей в глаза.
— Что вы делаете здесь в столь возмутительно позднее время?
Ее ответ был лаконичен:
— Вообще-то затруднит.
Неожиданно он сменил тему разговора. Вне всякого сомнения, это был тактический ход, которым он пользовался в суде, чтобы подлавливать ничего не подозревающих свидетелей защиты.
— У вас с собой зонтик.
— Ну да.
Трейс поднял лицо к небу и вытянул руку ладонью вверх.
— Но ведь дождя-то нет.
— В отличие от того вечера, когда мы с вами впервые встретились, — напомнила она, увлажнив языком губы.
Он сверлил ее взглядом.
— Вы мне не солгали.
— В чем?
Сделав еще шаг, Трейс оказался внутри беседки.
— Другой автомобиль действительно был.
Шайлер постаралась не выдать своего удовлетворения.
— Я же говорила вам, что кто-то ударил мою машину сзади.
Она больше не видела его губ.
— Я знаю. — Он говорил без обиняков. — Я вам верю. Я также считаю, что это было сделано намеренно.
Она издала звук, который таки выдал ее волнение.
— Ну конечно. Никто не врезается в бампер автомобиля три раза подряд по чистой случайности. Может, за «ягуаром» ехал какой-нибудь хулиган, — предположила Шайлер немного сиплым голосом — внезапно она охрипла.
— Может. — Его глаза сейчас были синими-синими. — Или же вы были заранее намеченной жертвой.
Она откашлялась.
— Вы хотите сказать, что кто-то специально ехал за мной из аэропорта до самого Райнбека, чтобы только спихнуть меня с дороги?
Трейс шагал взад-вперед. Он заметил, что ему требуется всего пять больших шагов, чтобы пересечь беседку. Он остановился и обернулся.
— Это не исключено. Шайлер стало любопытно.
— Не исключено, но едва ли реально. Кому придет в голову заниматься подобными вещами?
— Не знаю, — произнес он, поставив сначала одну, а затем другую ногу на край деревянной скамейки, чтобы завязать шнурки.
Шайлер продолжила:
— Если вы пытаетесь меня испугать, то вам это не удастся.
Трейс выпрямился:
— Очень плохо.
— Плохо?
— Я надеялся, что в следующий раз вы дважды подумаете, прежде чем отпускать нанятого шофера и машину. — Он снова сменил тему: — Итак, что же вы делаете здесь посреди ночи?
Сначала Шайлер решила ничего не говорить, но потом все же призналась:
— Мне показалось, я кое-что заметила.
Брови мужчины поползли вверх.
— Кое-что?
Она закусила нижнюю губу.
— Вспышку света. Он нахмурился. — Где?
Шайлер нервно теребила пояс халата, остро ощущая присутствие Трейса, высокая внушительная фигура которого вырисовывалась в бархатной черноте ночи.
— Здесь.
— Давайте-ка по порядку. Вы увидели свет в беседке в три часа утра. Свет неизвестного происхождения. Вообще-то это мог быть кто угодно и что угодно. А вы тут же недолго думая побежали в сад выяснять, в чем дело.
Он заблуждался. И Шайлер поправила его:
— Я не бежала. Я шла.
Совершенно в мужском духе, голосом, в котором явно чувствовалось превосходство, он сказал ей:
— Как бы то ни было, не кажется ли вам, что это довольно глупо?
— Я не люблю игры, — заявила она.
— Вы думаете, что кто-то так играет?
— Да.
Трейс сделал паузу, обдумал ее предположение и медленно покачал головой.
— А вам не приходило в голову, что это могут быть опасные игры?
Трейс не знал, чего ему хочется больше: задушить Шайлер или зацеловать ее до смерти.
Она умна, но при этом безрассудна. При всем своем причудливом образовании и кажущейся европейской утонченности, она довольно наивна. Ей не откажешь в бесстрашии, и от этого он еще больше боится за нее. Он привык считать себя терпеливым человеком, но она исчерпала его терпение до дна. Да, она явно из породы чертовски действующих на нервы женщин.
И при этом она просто неотразима.
В конце концов он все же либо задушит ее, либо расцелует.
— Не самая лучшая идея, Баллинджер, — пробурчал он себе под нос.
— Простите, что?
— Я говорю, что прийти сюда посреди ночи — не лучшая идея.
— Вы в любой момент можете вернуться, — заметила она. — Никто вас не держит.
— Ну разумеется.
Шайлер высокомерно вздернула подбородок и презрительно фыркнула:
— Я могу сама о себе позаботиться. Я уже давно прекрасно с этим справляюсь.
Он искоса на нее посмотрел, и на губах его мелькнула улыбка.
— Вообще-то я хотел предложить вам Бадди.
Она рассмеялась.
Трейс, отбросив церемонии, сказал без обиняков:
— Итак, с чувством юмора у вас все в порядке.
— А у кого его нет? — спросила она с ноткой неподдельного удивления в голосе.
— Есть такие.
Шайлер наклонилась вперед и бессознательно обвила ноги руками: ноги, которые с самого начала привлекли его внимание; ноги, которые он мог представить себе даже с чертовски плотно зажмуренными глазами; ноги, о которых, ему казалось, он мечтал задолго до того, как увидел наяву.
— Назовите мне хоть одного человека без чувства юмора, — потребовала она, бросая ему вызов.
У Трейса как раз был готов пример для нее:
— Мисс Фрик.
Ее брови сошлись на переносице.
— Которая из них?
— Обе.
Шайлер снова рассмеялась. Трейс подумал, что ему нравится ее смех. Он был непринужденным, безудержным и очень женственным, как и сама Шайлер.
— Вы правы, — согласилась она, прикрыв голые ноги полой халата.
Трейс опустился на скамейку рядом с ней.
— Надо же, женщина признает, что она не права.
Но Шайлер явно не собиралась так легко признавать поражение.
— То, что вы правы, совсем не означает, что я заблуждаюсь, — настаивала она. — Разница едва уловима, но она все же есть. Знаете, вы должны были меня предупредить.
Трейс притворился, будто не понимает:
— О чем?
Она повернула голову и оперлась подбородком о согнутые колени.
— Не о чем, а о ком.
— Ну хорошо, о ком?
— О мисс Фрик.
— О которой из них?
— Об обеих.
На этот раз рассмеялся Трейс:
— Вы правы. Надо было вас предупредить.
Шайлер сообщила ему:
— Они пригласили нас на чай в следующий четверг.
— Сестры Фрик?
Она кивнула.
Трейс скорчил гримасу:
— И мы должны пойти?
Шайлер плотнее запахнула свой кашемировый халат.
— В сложившихся обстоятельствах я не вижу возможности им отказать.
Он сдался быстро и безоговорочно:
— Думаю, вы правы.
Она испытующе посмотрела на него.
— Сестры Фрик, кажется, считают, что мы с вами родственники.
— Вы хотите сказать, как вы и, — Трейс едва сдержался, чтобы не произнести готовое соскочить с языка слово «красавчик» перед именем ее кузена, — Джонни?
— Они этого не сказали.
Молодая женщина поежилась. Это не укрылось от Трейса.
— Замерзли?
— Да, — призналась она.
Он встал, стянул с себя рубашку, подошел к Шайлер и накинул рубаху ей на плечи.
Она мотнула головой, откидывая с глаз выбившуюся прядь волос, и запротестовала:
— Вы подхватите простуду.
— Ничего подобного.
Трейс знал, что рубашка еще хранит тепло его тела. Шайлер закуталась в мягкую ткань и тихо сказала:
— Хм, она пахнет вами.
Он услышал, как его голос задал ей вопрос:
— А как я пахну?
К его удивлению, Шайлер ответила:
— Лесом, свежим воздухом. Наверное, так пахнет ваше средство после бритья. — Она принюхалась еще раз. — Запах хорошего, чистого, без добавок, старинного мыла и еще чего-то такого, что я не могу назвать точно, может быть, Бадди. — Охотничий пес как раз неуклюже забрался в беседку и уткнулся головой ей в руку.
Трейс видел, что его пес просто-таки замер у ног Шайлер, когда та наклонилась и стала чесать его за ушами.
— Ты легкая добыча для красивой женщины, да, Бадди? — прокомментировал он.
Трейс видел, что его комплимент приятен Шайлер.
— Давно вы с Бадди вместе? — спросила она, лаская собаку.
Трейс постарался, чтобы его голос звучал небрежно, но ему это не удалось:
— Больше, чем многие из известных мне супружеских пар.
— А это сколько?
— Пару лет, — произнес он со стоическим смешком. Далее последовал вполне естественный и логичный с ее стороны вопрос:
— Вы были женаты?
Трейс посмотрел на реку, представляя себе игру лунного света.
— Нет. — Он снова повернулся к Шайлер и встретился с ее выжидающим взглядом. — А вы были замужем?
Ее ответ прозвучал так же коротко:
— Нет.
Ну, раз уж они заговорили на тему человеческих отношений…
— А помолвлены?
— Почти что. Раз или два. Но официально ни разу. — Она вопросительно выгнула брови, выжидательно глядя на него.
— Однажды, — ответил Трейс, отлично понимая, что именно это она и хотела у него узнать.
Шайлер поинтересовалась:
— Что же произошло?
Он решил удовлетворить ее любопытство:
— Миранда хотела занимать первое место в моей жизни.
— А она не занимала?
— В те дни я только начинал двигаться к намеченной цели в фирме, стараясь пробиться с низкооплачиваемой должности в «Даттон, Даттон, Маккуэйд и Мартин». Что вы об этом скажете?
— Думаю, вам пришлось немало попотеть, чтобы добиться своего, — просто сказала Шайлер. — Ни о чем не жалеете?
— Нет.
— Тогда, очевидно, вы сделали правильный выбор. Трейс отбросил осторожность в сторону:
— Кто-нибудь ждет вас в Париже?
Шайлер покачала головой и подкрепила свой жест словами:
— Никого особенного. — Но тут же поправилась: — Хотя две мои кошки умерли бы от отчаяния, услышав, что они не особенные для меня. Знаете, французы так любят своих питомцев. Особенно собак. — Улыбка одобрения скользнула по ее лицу. — Поэтому всегда надо смотреть под ноги, когда гуляешь по Парижу.
Трейс негромко рассмеялся:
— Надо запомнить, на случай если я когда-нибудь попаду в Париж. А вы знаете, что у Адама Коффина на сегодняшнем приеме в кармане пиджака была собака?
— Должно быть, это очень маленькая собачка.
— Муз — чихуахуа, — пояснил Трейс. — Адам рассказал мне, что он нашел его в бумажном пакете на обочине дороги.
— Тогда Муз — просто счастливчик. — Шайлер почесала шею Бадди. — А где вы нашли Бадди?
— Это он меня нашел.
— И где же?
— В Центральном парке. Он увязался за мной. Я его оставил. Остальное, как говорится, дело техники.
Шайлер окинула его взглядом своих прекрасных невинных глаз.
— У вас доброе сердце, Трейс Баллинджер.
Он хотел предостеречь ее: «Леди, у меня вообще нет сердца». Но промолчал и провел рукой по своему обнаженному животу, больше, наверное, по привычке, чем по какой-то другой причине.
— Я хочу, чтобы вы забрали свою рубашку. — Шайлер явно пыталась сдержать дрожь в голосе.
— Есть такая поговорка: «Будьте осторожны в своих желаниях — они могут исполниться», — напомнил ей Трейс.
Она снова задрожала.
— Все еще холодно?
— Да.
— Хотите вернуться в дом?
Она закусила нижнюю губу и покачала головой:
— Нет. А вы?
— Это же не я почти закоченел, — усмехнулся он.
Мужчина виноват, если он виноват, но виноват он и тогда, когда не виноват. Трейс предложил:
— Можете прислониться ко мне, если хотите. Тепло моего тела согреет вас.
Шайлер поколебалась, но не более секунды. Затем она подвинулась на деревянной скамейке и прижалась к нему. Он как бы невзначай обнял ее за плечи.
— Хмм. Вы теплый, как только что вынутый из печки хлеб, — прошептала она, прижимаясь к нему сильнее.
Трейс протянул руку, чтобы убрать прядь прекрасных золотисто-каштановых волос, зацепившихся за его щетину.
— Я же говорил.
Послышался заданный приглушенным голосом вопрос:
— Почему?
— Почему я такой теплый?
Она кивнула.
— Физиологическая особенность бегуна, — предположил Трейс.
Он втянул в легкие ночной воздух вместе с ароматом Шайлер, витавшим в нем. От нее слегка пахло вином, которое они пили за ужином. Еще пахло чем-то соблазнительным, экзотическим, смутно напоминающим запах цветов; наверняка какими-то абсурдно дорогими французскими духами. А еще она пахла апрельской ночью и апрельским лунным светом.
Возможно, это не лучшая его идея. Но все-таки и не худшая из них.
Есть старая пословица о дураках, бросающихся очертя голову туда, куда даже ангелы боятся ступить. Трейс знал абсолютно точно, что в свои почти тридцать девять лет он был кем угодно, но только не ангелом. Однако он не слишком часто бывал и дураком. Но чувствовал, что такое положение может вот-вот измениться.
Он медленно повернул Шайлер к себе и заглянул в ее глаза, превратившиеся из светло-карих сначала в изумрудно-зеленые, а затем — в горячее расплавленное золото.
И он поцеловал ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заманчивые обещания - Симмонс Сюзанна



Хороший роман! Сюжет интересный, читается очень легко. Понравились гг-и.
Заманчивые обещания - Симмонс СюзаннаЛюдмила Кл.
1.06.2013, 7.25





Интересно. Читается легко. Но скучновато.
Заманчивые обещания - Симмонс СюзаннаИрина
4.01.2015, 0.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100