Читать онлайн Райский уголок, автора - Симмонс Сюзанна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Райский уголок - Симмонс Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Райский уголок - Симмонс Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Райский уголок - Симмонс Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонс Сюзанна

Райский уголок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Сто восемьдесят тысяч серебряных монет.
Тысяча триста серебряных слитков весом от семидесяти до ста фунтов каждый.
Тысяча двести дублонов (испанских, конец XVII века).
Сорок золотых брусков разной величины.
Двести пятнадцать золотых слитков.
Пятьсот футов золотой цепи.
Три тысячи изумрудов.
Тысяча жемчужин самых различных форм и размеров.
Указывается также, что в числе личных украшений и вещей, принадлежавших леди, известной под именем Белладонны, были: золотая шкатулка в форме раковины, на крышке которой был выгравирован пейзаж, изображающий испанский галион, названный в ее честь; золотая расческа для волос с инкрустацией ее инициалов; крест из золота и изумрудов на золотой цепочке; кольцо с одним изумрудом (поясняется, что это был бесценный камень в пятнадцать карат по современным стандартам) и золотая брошь, выполненная в виде сердца, сжатого в руке, с надписью «No tengo mas que darte» — «Мне нечего больше дать тебе», и подаренная леди отцом, перед тем как она отправилась на корабле в Испанию, где должна была выйти замуж за знатного вельможу, приближенного ко двору короля.
Внизу листа была сделана надпись от руки, датированная двумя месяцами ранее и гласившая:
«Дорогая мисс Беннет.
Я добавил от себя лишь несколько пояснений к переводу с испанского оригинала реестра перевозимых на корабле ценностей; вся остальная информация является достоверной (по крайней мере насколько это известно историкам). Все вышеперечисленное касается испанского галиона «Белладонна», застигнутого тропическим ураганом и затонувшего недалеко от Эспаньолы в 1692 году. Груз «Белладонны» так и не найден, но его сокровища воистину баснословны.
Рад Вам услужить.
С уважением
Оскар Рейнхардт, д-р философии».
Джейн снова сложила письмо и опустила его в карман кожаного портфельчика, который лежал на столе перед ней.
Ее поиски увенчались успехом. Декларация груза корабля была еще одной важной частью головоломки. Она объясняла, что ее отец отправился на забытый Богом карибский островок. Он искал груз «Белладонны».
Джейн извлекла из портфеля фотографию. Выгоревшая и слегка расплывчатая, с помятыми краями, она изображала длинный дом в викторианском стиле. Четыре женщины, лица которых были слишком мелкими и нечеткими, чтобы их можно было узнать, позировали на большом резном крыльце. Висевшая над ними табличка гласила: гостиница «Четыре сестры». Несколько слов, небрежно набросанных на обратной стороне. Очевидно, они были написаны в спешке. Послание было коротким: «Моя дражайшая Корделия, Рай вновь обретен. Я действительно видел Прекрасную Леди. Люблю, Чарли».
Почтовый штемпель почти двадцатилетней давности.
Затем Джейн потянулась за помещенной в рамку фотографией, которую она поставила на столик красного дерева. Это был цветной снимок привлекательного, жизнерадостного мужчины лет сорока и девочки девяти — десяти лет. Они оба улыбались, и улыбки их были широкими и счастливыми. Родственное сходство угадывалось безошибочно. Маленькой девочкой была она. А мужчина — ее отцом. Последняя фотография, на которой они были запечатлены. Джейн никогда не расставалась с ней.
— О папа… — Голос молодой женщины оборвался.
Иногда она все еще размышляла о том, как и почему все это случилось. Она была последней, кто похоронил в своем сердце надежду, последней, кто согласился с тем фактом, что ее отца нет в живых.
Во время официального расследования, проведенного тогда, удалось выяснить очень немногое. Согласно полицейскому протоколу, заполненному на острове Сент-Джон, а также сведениям, добытым частным детективом, которого наняла ее мать, Чарлз Эвери Беннет считался утонувшим или погибшим в результате несчастного случая. Его заброшенная лодка была обнаружена в нескольких милях от берега с опущенным якорем. Установили, что он в одиночку погружался с дыхательным аппаратом. Это был лишь еще один показательный пример проявления его безрассудной храбрости, столь характерной для старого доброго Чарли. И все знали это.
В таком случае что же она делала в Раю?
Джейн Беннет задавала себе этот вопрос в тысячный раз. И ответ всегда был одним и тем же. Она хотела выяснить, что произошло в тот роковой день почти двадцать лет назад. Ради себя самой, ради собственного спокойствия ей было необходимо знать, какая участь постигла ее отца.
Неизвестно почему в воображении Джейн неожиданно возник образ туземки — предсказательницы судьбы, которая говорила с ней на пароме, следовавшем с Виргинских островов на остров Рай.
Что же предсказала эта женщина?
Джейн закрыла глаза и на мгновение задумалась, пытаясь воссоздать в памяти их разговор.
Зубы акулы были перемешаны и тщательно изучены, прежде чем старая женщина наконец произнесла: «Вы ищете что-то. Нет. — Она помедлила и затем уточнила свое пророчество: — Вы ищете кого-то. Мужчину. Вы найдете его, сеньорита». «Но…» — вспомнила Джейн свое замешательство. «Но есть опасность. Ибо сказано: „Не становись между драконом и его яростью“».
Предсказательница судьбы была, по крайней мере отчасти, права. Джейн искала мужчину. В любом случае сведения о мужчине. Ей только очень хотелось разгадать слова старой провидицы о драконе и его ярости.
— Да, если бы желания были лошадьми, то и нищие могли бы скакать верхом, — пробормотала Джейн, доставая кипу карт из портфеля и раскладывая их перед собой на столе.
Настало самое время заняться делами.
Сердцем Карибского моря являлся архипелаг, известный как Вест-Индия, или Антильские острова. Большие Антилы состоят из Кубы, Ямайки, Эспаньолы и Пуэрто-Рико. Малые Антилы включают в себя Ливард и Наветренные острова: Сент-Томас, Сент-Джон, Тортола, Сент-Китс, Антигуа, Монсеррат, Сент-Люсия, Мартиника, раскинувшаяся до самой Гренады. И там, к западу от наиболее известных островов, не больше чем просто пятнышко в Карибском море, затерялся крошечный островок Рай.
Вторая карта представляла собой укрупненное изображение Рая в окружении островков; некоторые из них были столь незначительными, что не имели даже названий. Одни были не больше чем просто коралловые рифы, живописно поднимающиеся из морских волн. Другие вообще виднелись только при штиле.
Третья карта, пестревшая разноцветными пометками, содержала сведения обо всех исторически значимых кораблекрушениях, случившихся за последние четверть века, включая «Нуэстру сеньору де Атоху», найденную Мелом Фишером в 1985 году после утомительных, а порой и трагических шестнадцатилетних поисков.
Итак, с чего же начать?
Конечно же, это был вопрос вопросов. Джейн не делала попыток заниматься самообманом, зачастую была слишком беспощадна к себе. Она не просто стремилась отыскать крупицы сведений об отце. Она отважилась на поиск легендарных сокровищ «Белладонны», страстно желая найти их и убедиться, что вся жизнь Чарли Беннета не имела ничего общего с пустым, ничего не значащим фарсом.
Опасность.
Когда паром приблизился к Раю в тот первый день, местная провидица предостерегла ее.
Опасность.
Сумел ли ее отец все же отыскать могилу «Белладонны» с ее сказочным богатством, пролежавшим триста лет на дне океана? Действительно ли это сенсационное открытие стоило ему собственной жизни?
Опасность.
В этой жестокой жизни всегда приходилось помнить об опасности, и особенно когда ставкой в игре становились несметные богатства — золото, серебро, прекрасные драгоценные камни. Жадность обладала способностью поднимать со дна человеческой души все самое низменное. Один Бог знает, сколько раз за свои двадцать девять лет Джейн сталкивалась с этим человеческим пороком — с лихвой хватило бы на несколько жизней.
Итак, какая участь постигла Чарли?
Случилось ли несчастье во время глубоководного погружения, которое всегда сопряжено с риском для жизни? Упал ли ее отец за борт, возможно, ударившись головой о борт лодки, и утонул? А возможно, человек, известный своим легкомыслием и склонностью рисковать понапрасну, в очередной раз пренебрег опасностью, за что и поплатился жизнью?
Джейн хотела получить ответы.
«На некоторые вопросы нет ответов».
Бриллиант Чанг предупредил ее об этом сегодня утром, за приятным чаепитием на веранде бунгало «Далила».
Была ли она готова задать вопросы, странные вопросы, вопросы двадцатилетней давности, приносящие боль, иногда даже опасные вопросы, ответы на которые были весьма запутанны, а возможно, их и вовсе не существовало?
Джейн вздохнула, устало потерла глаза, затем перевела взгляд с кипы подробных, тщательно начерченных карт на окно, всматриваясь поверх густой зелени тропической лужайки в соседнее бунгало «Самсон».
Почему она поцеловала Джейка Холлистера в ту первую ночь, когда только появилась на острове Рай?
Ответа не было.
После случайной встречи на берегу Джейн довольно успешно удавалось избегать встреч наедине с этим человеком. Как ни странно, это оказалось совсем не сложным. Время от времени она сталкивалась с Джейком за обеденным столом, но разговор, казалось, всякий раз вертелся вокруг одной из сестер Мейфэр или они присутствовали здесь же.
Уголки рта Джейн слегка приподнялись в невеселой улыбке при воспоминании о поздравительной открытке, которую ей однажды прислал знакомый: «Ты не можешь вынести ни одного мужчину рядом с собой, но не будь их — на ком бы ты оттачивала способность своего разума к игре?»
Наверное, почти все женщины выбирали себе мужчин, используя модель отношений, установившихся в детстве с их отцами.
Джейн давно уже поняла, что ее недоверие к мужскому полу, настороженность, ожидание подвоха были прямым результатом тех противоречивых чувств, которые она испытывала к Чарли. С одной стороны, она обожала своего отца. С другой стороны — всегда знала, по крайней мере чувствовала, даже когда была маленьким ребенком, что на него нельзя было положиться.
Чарли давал обещания и не сдерживал их.
Чарли покупал ей дорогие подарки, а затем неожиданно, не утруждая себя никакими объяснениями, забирал их обратно, нелепо извиняясь за неверно подобранный цвет, размер или подделку.
Чарли не раз клялся быть рядом с ней, но всякий раз, когда она отчаянно нуждалась в нем, он исчезал из ее жизни.
Чарли Эвери Беннет был взрослым мальчишкой: безмерно обаятельный, когда хотел этого, на редкость красивый — гроза всех женщин, диковатый, флиртующий, легкомысленный, безрассудно смелый, любящий веселье и начисто лишенный какой бы то ни было ответственности.
Она не повторит ошибку своей матери, страстно поклялась Джейн, продолжая смотреть через залитое солнцем окно на соседний коттедж. Она не позволит себе заинтересоваться смазливым бездельником, у которого было больше загара, чем мозгов, а форма затмевала собой содержание.
Презрительно фыркнув, она вздернула подбородок, наслаждаясь дуновением теплого полуденного ветерка. Сама идея была возмутительной. Она ни капли не была увлечена Джейком Холлистером.
— Лжец! — неожиданно для себя выпалила Джейн.
Возможно, она была увлечена Джейком Холлистером на определенном, примитивном… физическом… ладно, сексуальном уровне. Но это не означало, что она тут же пойдет на поводу у своего увлечения. Как бы то ни было, она никогда больше не повторит подобное. Одного поцелуя было достаточно.
Более чем достаточно.
Этот мужчина был отрицательным персонажем. Грубоватый, небритый, с простоватыми манерами; разумеется, искушающий как грех, но явно вызывающий у нее раздражение всем своим видом, начиная от макушки с роскошными темными волосами и кончая длинными, мускулистыми босыми ногами.
И он был опасен.
У этого мужчины было определенное прошлое, но какое у него будущее? Без амбиций, без планов, без перспектив. Он был не ее класса. И не будет никогда.
Джейн неожиданно осознала, что яростно машет в воздухе перед своим лицом одной из карт, которую она, должно быть, безотчетно сложила в импровизированный веер. Это был теплый, безветренный и довольно душный полдень. Самое время окунуться в голубые волны Карибского моря, раскинувшегося в двух шагах от ее бунгало.
Она быстро засунула кипу карт и других бумаг, относящихся к «Белладонне» и ее бесценному грузу, в свой портфель и спрятала все это под стол. Ей понадобилось менее десяти минут, чтобы переодеться в купальный костюм, захватить темные очки, махровое полотенце и выйти из дверей «Далилы», напрямик устремившись в сторону пляжа.
Тридцать шесть.
Тридцать семь.
Тридцать восемь.
Тридцать девять.
От дверей «Самсона» до передней двери «Далилы» было ровно тридцать девять шагов.
Джейк был в этом абсолютно уверен.
За последнюю неделю он проходил расстояние, разделявшее коттеджи, столь часто, что давно сбился со счета.
Был такой роман — «Тридцать девять шагов», вспомнил Джейк из своей прошлой жизни, в которой он слыл заядлым книгочеем. Автор — английский адвокат и писатель Джон Бучан, впоследствии барон Твидсмур; накануне первой мировой войны режиссер Альфред Хичкок создал на его основе один из своих шедевров классического черно-белого кино.
Фильм «Тридцать девять ступеней» стал первым настоящим шпионским триллером; его главного героя ошибочно считают совершившим хладнокровное убийство преступником, изменником, всюду его презирают и отовсюду гонят — и он предстает перед зрителями совершенно отчаявшимся и потерявшим последнюю веру в удачу бродягой. Через всю Англию, вплоть до шотландской границы его преследует не только полиция, но и действительно повинные в преступлении негодяи.
Однако, по крайней мере тогда, героя считали только бродягой, заметил про себя Джейк и с невеселой улыбкой поднял руку и дважды постучал в дверь веранды «Далилы».
— Никого нет дома, господин, — из близлежащих зарослей олеандра раздался напевный островной голос.
Сделав два шага в сторону, Джейк заглянул за угол коттеджа:
— Кто там?
Из-за листвы показался молодой человек с зажатыми в одной руке огромными садовыми ножницами и грубым мешком в другой.
— Бенджамин, господин Холлистер. Вот кто здесь.
Джейк узнал молодого работника, который часто выполнял несложную работу для сестер Мейфэр.
Бенджамин повторил, правдиво округлив свои большие темные глаза:
— Мисс Беннет нет дома.
Джейк собрался было уйти, но остановился:
— Ты, случайно, не знаешь, куда она ушла? Бенджамин кивнул головой.
Джейк напомнил себе о необходимости сохранять спокойствие.
— Куда ушла мисс Беннет?
Молодой человек поднял свою правую руку — садовые ножницы выглядели весьма угрожающе — и указал в направлении воды:
— На пляж.
— Когда?
Стройные плечи высоко поднялись, а затем вновь опустились.
— Давно.
— Десять минут?
Лицо Бенджамина прояснилось.
— Больше.
— Полчаса?
Простоватый малый изобразил на своем лице глубокомысленное выражение:
— Меньше.
По крайней мере Джейку удалось точно определить, что интересующая его особа удалилась на пляж примерно четверть часа назад.
— Благодарю тебя, Бенджамин.
— Всегда рад помочь вам, господин Холлистер, — вежливо ответил Бенджамин и только тогда продолжил свое занятие, еще более усердно, чем раньше, обрезая буйно разросшиеся кусты олеандра.
Джейк подбоченился и стоял в таком положении, пытаясь решить, в каком направлении действовать. Пуститься за мисс Джейн Беннет вниз к бухте? Или убраться отсюда восвояси и поскорее забыть всю эту историю?
Правда заключалась в том, что женщина избегала его словно чуму с той ночи на берегу. Он столкнулся с ней лишь дважды, и то случайно, за обеденным столом в главном доме сестер Мейфэр, которые, казалось, намеренно не выпускали из своих рук нить разговора.
Да, он видел ее несколько раз, когда она дремала в гамаке, устроенном между пальмами, создававшими тропический лес в миниатюре около двух коттеджей. Однако почему-то у Джейка так ни разу и не хватило духу побеспокоить ее.
Зато он наблюдал за ней.
Джейн Беннет отличалась от остальных женщин, которых он когда-либо встречал прежде. Ее глаза завораживали. Их цвет менялся в зависимости от того, что было на ней надето, от времени дня и даже от ее настроения.
Она казалась спокойной и уравновешенной, но было очевидно, что от состояния внутреннего покоя она неизмеримо далека. Джейк угадывал смятение, бушевавшее у нее внутри, переполнявшее ее любопытство, иногда плохо скрытое раздражение. Она была сложным созданием.
Она относилась также к тому разряду женщин, с которой мужчина мог провести всю свою жизнь, постоянно что-то открывая в ней, понимая нечто новое, наслаждаясь разговорами с ней, учась у нее многому, прежде всего любви. Она представляла собой открытый вызов, непознанную загадку для мужчин; она была просто мисс Джейн Беннет из Буффало. Он всегда будет изумляться: что она действительно чувствует? Что делает? О чем думает?
— Я скажу, что она думает о тебе, Холлистер. Она думает, что ты грязный, разложившийся негодяй, не представляющий собой ровным счетом ничего пляжный бездельник, — злорадно захихикал он, сжимая кулаки в карманах своих поношенных джинсов. — На худой конец, леди считает тебя пригодным только для одного.
Вот здорово, что бы это могло быть?
Секс, возможно.
С чего бы ей пристало думать так? Просто потому, что он воспользовался ее своеобразным состоянием той первой ночью на берегу и поцеловал, не оставив равнодушной?
Черт, ей все же невероятно повезло, что он прямо тогда не уложил ее на теплый песок, не сорвал с нее возмутительно дорогой халат, который она поспешно набросила, не развел ее длинные, прелестные ноги и не занялся с ней дикой, страстной любовью.
Заниматься любовью.
Весьма приличное выражение.
Но намеревался ли он заняться сексом с ней?
Неожиданно Джейк замер. Нет, на самом деле не намеревался. Он отлично знал, что между ним и этой леди не было ничего похожего на любовь, но он также мог поклясться в том, что это не было и лишенной всякого значения, слепой плотской страстью. В Джейн Беннет было что-то привлекательное и манящее к себе сильно и яростно. Джейк не мог не признать, что не испытывал подобного за всю свою жизнь.
Капельки пота неожиданно выступили на лбу Джейка.
Господи Боже, возможно, он пробыл на острове слишком долго. Тридцатисемилетний мужчина, испытавший почти все и почти везде побывавший, начинал думать и действовать как великовозрастный школяр. А ведь он всегда знал, чего хотел, и никогда не заблуждался на свой счет.
— Все верно, — сказал он, самодовольно ухмыляясь.
Именно поэтому Джейк без труда принял безошибочное решение. Устремиться ли ему теперь на берег вслед за Джейн Беннет? Или искать встречи с ней в другое время и в другом месте? А может, просто забыть обо всей этой дурацкой истории?
Сама судьба приняла решение за Джейка Холлистера.
Он услышал полный ужаса крик женщины.
Крик доносился с пляжа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Райский уголок - Симмонс Сюзанна



Очень понравился сюжет.ЧИТАЕТСЯ ЛЕГКО И ИНТЕРЕСНО.Как будто сама отдохнула в Раю.
Райский уголок - Симмонс Сюзаннаoksana
16.03.2011, 21.43





Очень приятный и интересный роман. Диалоги скучноваты, но они не. Банальные как во многих романах. Хорошо раскрыты характеры. Правда любовь "вдруг" наводит тоску((
Райский уголок - Симмонс СюзаннаИрина
3.01.2015, 0.07





Понравилось. Отношения гг-ев завораживают. Есть и тема путешествия, поиска сокровищ.Автору спасибо за труд.
Райский уголок - Симмонс СюзаннаВишенка
24.01.2016, 3.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100