Читать онлайн Райский уголок, автора - Симмонс Сюзанна, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Райский уголок - Симмонс Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Райский уголок - Симмонс Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Райский уголок - Симмонс Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонс Сюзанна

Райский уголок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

— Однажды я бежала по Хитроу и остановилась возле книжного киоска, чтобы купить что-нибудь почитать во время перелета из Лондона в Нью-Йорк, — начала Джейн, устраиваясь поудобнее.
Джейк что-то проворчал, давая знать, по-видимому, что слышит ее.
Когда она нервничала, на нее нападала болтливость, что, честно говоря, с ней, женщиной под тридцать, случалось не часто. В данный момент она на удивление сильно волновалась и болтала без умолку.
— Я взяла журнал, кажется, номер «Путешественника», и мне бросился в глаза заголовок статьи, рекламируемой на обложке. Она называлась «Сон. Как легко купить кусочек рая». — Повернув голову набок, она принялась изучать его профиль в лунном свете. — С тех пор я все думаю.
Джейк спросил дрогнувшим голосом:
— О чем ты все думаешь с тех пор?
— Как по-твоему, действительно можно купить частичку рая?
— В противоположность чему?
Джейн сделала неясный жест плечом, который наиболее близко напоминал пожатие. Другое ее плечо было крепко втиснуто в изгиб руки Джейка.
— Не знаю, — мысли беспорядочно роились в голове. — Получить ее в наследство? Заработать? Создать ее для себя?
Казалось, Джейк размышлял вместе с ней:
— Или ничто из всего вышеперечисленного. Она кивнула, но это было такое незаметное движение, что он мог просто не уловить его.
— Возможно, если тебе повезет… — засомневалась Джейн.
— Да?..
— Тогда ты можешь получить частичку рая, просто попросив о ней.
— Ты имеешь в виду даром?
— Полагаю, да. — Она и сама точно не знала, что имела в виду.
— Не было ли поговорки, пословицы или какой-нибудь мысли о том, что все лучшее в жизни дается даром? — Джейк повернул к ней голову, и гамак ответил на его движение, начав раскачиваться во все стороны под их весом.
— Наверное, была.
Жесткий мужской подбородок немного приподнялся, и глаза под темными ресницами устремили свой взгляд сквозь гущу деревьев на усыпанное звездами небо над головой. В воздухе витали только еле уловимый намек на тропический бриз, запах моря и пальмовых деревьев.
— Прекрасная ночь, — сказал он.
— Да, — согласилась Джейн.
— Она не стоит ни цента.
— Нет.
— Думаю, это делает ее бесплатной.
— Думаю, да, — отозвалась она.
— Нам даже не нужно было о ней просить.
— Да.
Джейк тихо выдохнул. Его вздох показался ей непривычно тоскливым.
— Хотелось бы мне, чтобы все в жизни было столь же просто, — сделал он неопределенный жест рукой. — Это просто было бы там, и каждый из нас мог бы решить, хочет он это или нет.
— А разве это уже не происходит?
— Ты о чем? — спросил он.
— О жизни.
Он не отвечал целых тридцать секунд или дольше.
— Полагаю, большинство вещей в жизни предстает перед нами с ценником. И вопрос заключается только в том, хотим ли мы заплатить предложенную сумму или рассчитываем, можем ли себе такое позволить, — сказал он. — Иногда нам, конечно, приходится расплачиваться независимо от нашего желания.
Джейн почувствовала, как намек на меланхолию пробрался в их разговор, и сменила тему:
— Чем бы тебе хотелось заняться? Ее вопрос застал Джейка врасплох.
— Заняться?
— Да. Чем бы тебе хотелось заняться? Именно здесь. Именно сейчас, — сказала она оживленно.
Он хрипло рассмеялся. В его смехе было что-то притягательное и откровенное, отчего ее волнение усилилось. Несмотря на теплую ночь, руки и ноги Джейн вдруг покрылись пупырышками.
— Я не должен отвечать на этот провокационный вопрос, — ответил Джейк, и его голос гортанно прозвучал в ночной тишине.
Джейн одернула свою ночную рубашку. Она случайно задралась и теперь была совершенно нескромно поднята высоко над коленом.
Расправив свое облачение, она спросила:
— О чем бы тебе хотелось поговорить?
— Ни о чем, — без обиняков сказал Джейк.
— Ни о чем?
— Мы ведь не обязаны поддерживать беседу, не так ли?
— Ты совершенно прав, — признала Джейн. — Мы можем просто лежать здесь, ничего не делать и молчать в конце-то концов.
Их поглотила тишина.
— Именно это у тебя на уме? — спросила она. Затем решила зайти с другой стороны: — Если бы ты был один, ты бы именно этим занялся?
Джейк помедлил.
— Наверное.
— Я так не думаю.
— Не думаешь?
Она не уступала ему в прямоте:
— Ты бы постарался накупаться до одури, чтобы забыть об этом?
— О чем?
— Аффект, травма, эмоциональный спад, разочарование, физическое беспокойство, последствия — как бы ты там ни называл — своего кошмара.
— О!
Джейн не собиралась останавливаться:
— Или ты раскинулся бы на песке, размышляя, что бы он мог означать?
Джейк невесело рассмеялся:
— Ты, вероятно, права.
— Обычно я бываю права.
— Никакой скромности.
— У меня есть интуиция на подобные вещи, помнишь?
Она была достойной ученицей Бриллианта Чанга.
Джейн умолкла.
Тишина длилась минуты две-три.
— С чего бы это, черт побери, взрослому мужчине снились бабочки? — взорвался Джейк, беспокойно ерзая в гамаке, пока они снова не встретились глазами.
— Лепидоптерофобия?
— Боязнь бабочек? Не думаю. — Он посмотрел на нее долгим оценивающим взглядом. — Ты уверена, что это действительно правильное слово?
— Нет, — призналась она, боясь упустить нить своей мысли. — Возможно, бабочки имеют какое-то значение в твоей жизни.
— Не могу себе этого представить. Джейн продолжала размышлять:
— Они могут выражать желание обрести свободу.
— А точнее?
— У бабочки есть крылья. Она может летать. Возможно, для человеческого существа это может олицетворять свободу. А если у человека нет крыльев, она может символизировать недостаток свободы.
— Ты, случайно, не специализировалась по философии в колледже?
Джейн покачала головой.
— История искусства, — ее допрос не был завершен, — не так уж далека от философии. Тебя раньше преследовал этот кошмар?
— Его версия.
— Ты хочешь говорить об этом?
— Не особенно.
Она изучающе смотрела на него.
— Есть ли этому причина?
Иногда Джейк Холлистер мог кого угодно вывести из себя своей немногословностью.
— Это ничего не изменит.
Превосходная возможность для Джейн процитировать один из ее любимых афоризмов: «Ничто не вечно, но подвержено изменению». Она даже добавила немного оптимизма:
— Изменение всегда возможно. И тебя больше не будет преследовать этот кошмар.
— Кто сказал это?
— Только что я.
— Я имею в виду цитату. Кому она принадлежит?
— Гераклиту. Джейк нахмурился.
— Он, кажется, был грек, и довольно древний.
— Он есть. Он был. Гераклит был греческим философом, который жил в пятом веке до Рождества Христова. Говорят, его идеи оказали решающее влияние на Сократа, Платона и Аристотеля.
— О, великая троица! — Казалось, Джейка это не очень интересовало. — Что еще сказал Гераклит?
Джейн старательно вспоминала.
— Видишь ли, я не знаток, к тому же не могу сказать, что всегда согласна с ним, но Гераклит также написал: «Путь вверх и путь вниз одинаковы».
— Если так считал Гераклит, он, должно быть, был болваном, — заявил Джейк, и они оба засмеялись, осознавая, что он имел в виду самое заметное и очевидное состояние мужской анатомии — его мужской анатомии, — а вовсе не аксиому греческой философии.
— Меня не преследуют кошмары, — сказала Джейн, возвращаясь к их разговору, — но я действительно иногда страдаю от того, что французы называют «nuit blanche».
— Белые ночи, — перевел Джейк. Ее брови взлетели вверх:
— Ты говоришь по-французски?
— Я говорю по-французски так же, как ты говоришь по-латыни, — отозвался он.
— А если точнее, бессонные ночи.
— Ты страдаешь от бессонницы?
Джейн не ответила.
— А не страдаем ли мы все иногда от бессонницы?
Он еще не удовлетворил свое любопытство:
— Не кажется ли тебе, что твоя бессонница каким-либо образом связана с кошмарами?
Он не сводил с нее пытливых глаз. Она зашевелилась, устраиваясь поудобнее.
— Я так не думаю. Я просто просыпаюсь среди ночи и уже не могу снова заснуть. — Джейн подложила руку под голову. — А что с тобой? Она вызвана твоими кошмарами?
— Еще какими!
— Это часто происходит?
Он замолчал, обдумывая ответ.
— Раньше это было чаще — раз или два в неделю. Теперь, возможно, раз в месяц.
— Ты говоришь, что бабочка стала недавним дополнением к твоему кошмару?
Джейк окинул ее оценивающим взглядом.
— Я ведь могу сказать тебе, да?
— Можешь.
— Хорошо, но я буду краток. И поверь мне, эта история — не из приятных.
Она так и предполагала. Джейк глубоко вздохнул и приступил к рассказу:
— У меня был младший сводный брат по имени Джоби. Мы были разными, как ночь и день. Там дома, в Индиане, я был квадратной свиньей в круглой дыре, а Джоби являлся для нашего отца олицетворением всех его отцовских честолюбивых надежд.
Джейн почувствовала, как пульс ее уже начал набирать скорость.
— Являлся кем?
Джейк произнес это для нее простыми и легкими словами:
— Настоящим человеком с большой буквы. Спортивной звездой. Непревзойденным игроком в баскетбол.
— Что-то случилось не так?
— Очень даже не так.
— И что же? — Джейн ожидала услышать о чем-то трагическом и непоправимом.
— Я уехал и нашел свое место в мире, который я выбрал, а Джоби сорвал много похвал в своем. Но случилось так, что настал момент, когда у него не осталось больше никакого выбора и он попытался стать частью моего мира, но брат был сделан из другого теста.
— Он не смог?
— Он умер.
— О мой Бог, Джейк, прости.
— Это была автомобильная катастрофа. Джоби был пьян. Он ехал слишком быстро. Он попал в аварию и буквально сгорел.
— Ты видел все своими глазами?
— Я приехал на место трагедии через полчаса. Я обвиняю себя.
— Почему?
— Потому что я не сумел уберечь его от гибели. — Джейк замер. — Я мог сделать это и не сделал.
— Вина — тяжелая ноша, которую нельзя нести с собой все время, — заметила она.
— Да, это так.
— Ты пытался поговорить с отцом и матерью об этом?
— Мачехой.
— Отцом и мачехой. Он молчал.
— Сколько времени ты провел в родном городе вместе с родителями после несчастного случая?
Он все еще молчал.
— Ты не возвращался?
— Я приехал на похороны. Мой отец тогда дал мне ясно понять, что больше не хочет меня видеть. Джоби был для него всем. Он обвинил меня в смерти Джоби. Он всегда обвинял. Все было кончено.
— Это не может длиться вечно, Джейк. У твоего отца было время подумать об этом. Он потерял одного сына. Но он вряд ли захочет потерять вас обоих.
Джейк неопределенно хмыкнул.
Не разговаривала ли Джейн с каменной стеной?
— Тебе следует вернуться в Индиану, как только ты покинешь остров. Ты должен попытаться помириться со своим отцом и с самим собой.
О, знала ли она, что впервые Джейк подумал о жизни — и мире — за пределами Рая, с тех пор как паром доставил его в Пургатори больше года назад! Тогда он впервые задумался о возможности вернуться обратно.
— Ты ужасный молчун, — заметила она.
— Я думал. Она ждала.
— Возможно, ты права, — признался он. — Мне, наверное, снова следует попытаться. В то время я сделал все, что мог.
— Что это было?
— Кое-что в память о Джоби.
— Кое-что?
— Например, спортивные школы. Я дал деньги колледжу на строительство мемориала Джоби Холлистера. И еще кое-что. — Джейк устремил свой взгляд в вечность. — Все на свете имеет цену, даже душевное спокойствие.
— Однако душевное спокойствие нельзя приобрести за деньги.
Его глаза снова устремились на нее.
— Ты слишком мудрая женщина для своего возраста.
— Я не так уж и молода, — упрямо возразила она, — и вообще, ты не знаешь, сколько мне лет.
— Нет, знаю.
— Ты просто догадываешься.
— Я совершенно точно знаю, сколько вам лет, мисс Беннет. Вы сказали мне это в ту первую ночь на берегу.
— Неужели?
Он кивнул и одарил ее самодовольной улыбкой:
— Вам двадцать девять лет, и вы накануне празднования своего тридцатого дня рождения.
— Вообще-то обычно я не выдаю подобного рода информацию, — сообщила она ему с надменным фырканьем.
— Тем более даром, — сказал он со смешком. Ей доставляло удовольствие слышать, как он снова смеется.
— Даром — никогда, — заявила она.
— Ну что ж, в тот раз ты сделала это. Итак, теперь я испытываю любопытство.
— В отношении чего?
Его настроение стало игривым.
— Интересно, на что еще ты расщедришься?
— У тебя на уме что-то определенное?
— Возможно.
— Что бы это, черт побери, могло быть?
— Ты сказала, что лучшие вещи в мире даются даром.
— А ведь это были ваши слова, Джейк Холлистер, а не мои.
— Ты попала в самое яблочко. — Джейк приблизил свое лицо к ней. — Мне кажется, поцелуй определенно считается одним из лучших даров жизни. Ты согласна?
Как она могла не согласиться!
— Полагаю, это зависит от того, с кем целуешься.
— Превосходное замечание! Целовать тебя — одно из лучших занятий в жизни.
Джейн не стала спорить.
— Целовать тебя — райское наслаждение, — продолжил он. — Ты же сама говорила, что если человек везучий, то ему, возможно, удастся получить частичку рая, просто попросив о ней.
Пульс Джейн бился с удвоенной скоростью.
— Разве я так говорила?
— Да, говорила. — Темные глаза впились в нее. — Итак, я прошу, Джейн Беннет. Я прошу у тебя поцелуя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Райский уголок - Симмонс Сюзанна



Очень понравился сюжет.ЧИТАЕТСЯ ЛЕГКО И ИНТЕРЕСНО.Как будто сама отдохнула в Раю.
Райский уголок - Симмонс Сюзаннаoksana
16.03.2011, 21.43





Очень приятный и интересный роман. Диалоги скучноваты, но они не. Банальные как во многих романах. Хорошо раскрыты характеры. Правда любовь "вдруг" наводит тоску((
Райский уголок - Симмонс СюзаннаИрина
3.01.2015, 0.07





Понравилось. Отношения гг-ев завораживают. Есть и тема путешествия, поиска сокровищ.Автору спасибо за труд.
Райский уголок - Симмонс СюзаннаВишенка
24.01.2016, 3.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100