Читать онлайн Райский уголок, автора - Симмонс Сюзанна, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Райский уголок - Симмонс Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Райский уголок - Симмонс Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Райский уголок - Симмонс Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонс Сюзанна

Райский уголок

Читать онлайн

Аннотация

Джейк Холлистер, покинувший мир власти и роскоши, живущий отшельником на райском карибском островке, одновременно пугал очаровательную Джейн Беннет и притягивал, точно магнит.
Только этот человек мог помочь девушке найти разгадку тайны, которую она мечтает раскрыть много лет. И только он может разбудить в сердце Джейн пламя страсти, научить ее, что значит любить и быть любимой…


Следующая страница

Глава 1

Несомненно, благополучие и огромное богатство имеют свою ауру.
Женщина буквально источала этот изысканный аромат, а ее обманчивая простота указывала на миллионное состояние как минимум в трех поколениях.
Не было, конечно же, ничего нарочитого. Платье от утонченного кутюрье, шелковый шарф, небрежно переброшенный через плечо. Французский. Простой, но изящный. Итальянские туфли — возможно, Феррагамо. Дамская сумочка — американская, определенно из самого дорогого магазина. В меру золота в ушах, на шее, на запястьях. Едва уловимый запах духов, коснувшийся его ноздрей, — легкий, воздушный, с тончайшим оттенком сандалового дерева. Это был совершенно незнакомый аромат, созданный, вне всяких сомнений, по частному заказу.
Да, миллионы нескольких поколений. Деньги немалые.
Джейк Холлистер прислонился к перилам островного парома, скрестив загорелые руки на груди и продолжая исподволь наблюдать за молодой женщиной из-под летных солнцезащитных очков.
В ее высокой, гибкой фигуре было что-то удивительно мягкое. Волосы едва виднелись из-под широкополой шляпы — тоже французской, тоже от кутюрье, — однако ему хватило лишь мимолетного взгляда, чтобы разглядеть их: они оказались светло-каштановыми и слегка волнистыми.
Шляпа и большие темные очки скрывали черты ее лица. Длинной и тонкой шее позавидовала бы любая балерина. А ее ноги, казалось, продолжались бесконечно, и даже лодыжки были красивой формы. Весь облик молодой женщины невольно напомнил ему породистую скаковую лошадь.
Временами до его слуха доносился ее голос — низкий, чуть хриплый, прекрасно поставленный, первоклассная смесь Восточного побережья и Европы. Он был готов держать пари, что она провела год, а возможно и больше, в стенах Сорбонны, Оксфорда или Кембриджа.
И как такая женщина оказалась на пароме, медленно плывущем к острову Рай?
Джейк потер трехдневную щетину на подбородке. В надежде получить правильный ответ поставь сначала правильно вопрос. Возможно, ему следовало выяснить: что, черт побери, делал он на пароме, плывущем к острову Рай?
Однако ответ на этот вопрос был уже известен Джейку Холлистеру. Он приехал на остров почти год назад всего на несколько недель. Остался же по двум причинам. В полуночной игре в покер он выиграл право собственности на единственный бар на острове. А чуть позже убедился в том, что знает, где искать испанский галион «Белладонна» и его легендарный груз — золото и серебро, жемчуг и изумруды. Корабль с драгоценным грузом затерялся во время шторма, возвращаясь в Европу из Южной Америки в 1692 году. Существовало мнение, что обломки «Белладонны» вместе с сокровищами были разбросаны по дну океана на многие мили.
Джейк был уверен в обратном.
Но не только он подозревал, что «Белладонна», возможно, оказалась на песчаной мели и затонула среди множества крошечных островов, окружавших Рай. Подобная версия, впрочем, как и превеликое множество других, существовала в этой части света более трех столетий. Однако хорошо оснащенные поисковые экспедиции отправлялись, как правило, к берегам Пуэрто-Рико или даже дальше на север, в сторону Эспаньолы.
Лишь изредка на Рай наведывался случайный охотник за сокровищами или турист, хотя остров отнюдь не являлся приманкой для туристов. Маршруты популярных круизов миновали его, отдавая предпочтение Сент-Томасу, Сент-Китсу и другим многочисленным «святым», раскинувшимся по обе стороны от полуострова Юкатан до самого Барбадоса почти на две тысячи миль, сотням островов, которые с большим преувеличением относились к карибским.
Итак, каким же ветром занесло сюда эту леди?
Джейк пожал плечами и засунул руки в карманы джинсов. Он не сомневался, что она и ее друзья, завсегдатаи шикарных ночных клубов в Майами или Сан-Хуане — клубов с такими названиями, как «Забвение», «Суматоха» и «Удар», где гудеж и танцы неизменно продолжались до рассвета, — каким-то образом сбились с проторенной тропинки.
Возможно, они заблудились?
Джейк снова пожал плечами. А возможно, они просто отправились в путешествие по трущобам.
Пристальным взглядом он окинул стоявшую подле дамы пару: мужчина и женщина настолько походили друг на друга, что их можно было запросто принять за брата с сестрой. Рослый блондин старательно прятал скуку под маской вежливости. Его спутница, высокая красивая блондинка, была разодета в пух и прах, сверкая бриллиантами. На взгляд Джейка, их было многовато для жаркого полудня в тропиках. Сверкающий бриллиант на правой руке красавицы стоил несравненно больше годового заработка обыкновенного обитателя Рая. Джейк терялся в догадках: что этим троим могло понадобиться на острове? Здесь не было ни магазинов, ни фешенебельных отелей, ни изысканных ресторанов. Был только один маленький, захолустный городок Пургатори. Один бар — «Паршивый лось». Одна гостиница — «Четыре сестры». Черт побери, а ведь было только три сестры! Приятный пейзаж, не лишенный сказочности. Но какое же надо было испытывать нестерпимое желание насладиться им, чтобы ради этого пробираться сквозь тропические джунгли и через заросшие лесом горы! Говорил светловолосый Адонис; его милость — больше бы подошло к сей персоне. Джейк расслышал слово «седло», а затем — «Гидденс». По-видимому, речь шла о лондонской компании Гидденса «Королевские скаковые лошади». Скорее всего мужчина относился к числу заядлых игроков в поло. Весь его вид кричал о богатстве, аристократизме, увлечении спортом. Пока он разговаривал с утонченной дамой, его спутница сняла темные очки, повернула голову и взглянула на Джейка. Соблазнительная улыбка ярко-красных губ обнажила совершенно ровные зубы идеальной белизны.
Джейк Холлистер — Джон Спенсер Холлистер-третий — не был самонадеянным мужчиной, но он знал, безошибочно чувствовал, когда женщина флиртовала с ним. Кроме того, действия блондинки не оставляли сомнений. Наверное, это было для нее делом привычным. Бесспорно, она была далеко не первой женщиной, встретившейся на его пути за последний год. Подобные дамы рассчитывали найти в Джейке приятное разнообразие, читай: смену скакуна, который будет отличаться от столь привычного, лощеного, цивилизованного самца.
Пока что Джейк отклонял все предложения.
Он задумчиво поскреб рукой подбородок. Каким бы ни было увлечение, он не сомневался, что внешность тут ни при чем. Он привык к островной одежде: потертым джинсам, линялой рубашке из хлопка с рукавами, закатанными до локтей, к удобным, разношенным прогулочным башмакам. Иногда он менял хлопковую рубашку на футболку, а башмаки — на сандалии.
Не то чтобы джинсы и футболка всегда были его стилем. Когда-то один его шкаф был забит сшитыми на заказ костюмами, другой — рубашками из белого египетского хлопка отменного качества, а еще один — не чем иным, как кожаными итальянскими башмаками ручной работы. Он одевался под стать роскошно одетым воротилам большого бизнеса.
К своему тридцатому дню рождения Джейк заработал свой первый миллион. За ним скоро последовал и второй, свалившись на него словно снежный ком. Примерно тогда же деньги перестали интересовать Джейка в прямом смысле. Они стали для него лишь способом поддерживать счет. Это была игра, и он был хорошим игроком — с холодной головой, безжалостным сердцем и твердым намерением всегда и во всем выигрывать. В бытность свою акулой бизнеса он был лучшим. Теперь он был просто пляжным бездельником, в чем также весьма преуспел.
— Сеньор, не хотите купить сигареты? А жевательную резинку? Может, шоколад? Лимонад? — раздался певучий голос у него под боком.
Джейк обернулся. Перед ним стояла маленькая женщина неопределенного возраста. В чертах ее отразилось все пестрое разнообразие этнического прошлого острова: то была умопомрачительная смесь испанской, английской, китайской и Карибской крови.
— Возьму плитку шоколада, — сказал он наконец, выворачивая карман в поисках мелкой монеты.
Островитянка быстро закивала головой, указывая на бамбуковый поднос, подвешенный на паре мужских подтяжек к ее шее.
— «Херши» или «Миндальный»?
— «Херши». — Джейк слегка сдвинул солнечные очки на переносицу — Cuanto es? — спросил он. Затем повторил на английском: — Сколько?
— Три доллара, американских, — раздался ответ.
Три доллара за плитку «Херши»? Она решила вчистую ограбить его? Тем не менее Джейк отсчитал купюры и протянул ей. В конце концов, это были просто деньги.
Он развернул шоколадную обертку, положил первый кусочек уже начавшего таять шоколада в рот и стал наблюдать за тем, как туземка направилась к стоявшему поблизости трио.
— Сеньорита, не желаете купить сигареты? Жевательную резинку? Шоколад? Лимонад?
— Что такое лимонад? — спросила молодая женщина негромким, но звучным голосом, выдававшим интеллигентность.
Большая ягода размером с яйцо была протянута ей для изучения.
— Лимонад. Также называется страстной плод.
— Фрукт страсти, говорите? — засмеялся гортанным смехом искушенный молодой человек.
— Это не тот вид страсти, сеньор, — сообщила ему миниатюрная женщина. — Страстной плод назван так потому, что цветок его носит следы распятия на кресте нашего Бога Иисуса Христа.
— В таком случае сдаюсь, — сказал он, тут же теряя интерес.
Туземка чуть помедлила.
— Для вас, сеньорита, — обратилась она к женщине в шляпе, очевидно, стараясь рассмотреть ее сквозь неприступный барьер темных очков и широких полей шляпы, — я подброшу зубы.
Прекрасная блондинка перебила ее:
— Подбросите какие еще зубы?
— Вот эти. — Маленькая загорелая рука исчезла в кармане туники и появилась спустя мгновение с полудюжиной длинных пожелтевших зубов.
— Мне претит сама мысль о том, где они когда-то находились. — И все же она поинтересовалась с невольным восхищением: — А чьи это зубы?
— Акулы. Мако. Очень старой. — Маленькая женщина снова взглянула на стройное создание в наряде от кутюр. — Я предскажу вам судьбу, сеньорита, если позволите.
— Вне всяких сомнений, за плату, — вмешался мужчина.
— Скажите сначала мне, — не унималась его сестра.
Предсказательница судьбы не сводила глаз со второй женщины. Со вздохом та согласилась.
— Как скажете, сеньора.
— Сеньорита, — последовало быстрое опровержение.
— Пардон, сеньорита.
Местная жительница встряхнула пригоршню акульих зубов, этих мелких косточек, потрясла ими сначала возле своего левого уха, затем возле правого. Закрыв глаза, она пропела что-то на языке, узнать который Джейк не смог. Нельзя было не признать, что туземка устроила настоящее представление.
— Что я должна сделать? — осведомилась ее клиентка.
— Будьте любезны, протяните вашу руку, — прозвучал ответ. Зубы акулы были брошены в протянутую ладонь. — Не двигайтесь минутку. — Изучение случайного разброса зубов заняло у нее десять, возможно, пятнадцать секунд. Затем женщина подняла глаза: — У вас есть секрет, не так ли, сеньорита?
— У всех есть секреты, — отозвалась блондинка, поджав ярко-красные губы.
Предсказательница судьбы продолжала излагать свое пророчество:
— Все отнюдь не так, как кажется.
— Суеверный бред, — пробормотал мужчина.
— Целомудренная женщина — это корона, венчающая голову своего мужа, — последовал мудрый совет.
Прекрасная блондинка закинула голову назад и, разметав свои роскошные длинные волосы, беззаботно рассмеялась:
— В таком случае, кажется, я должна найти себе мужа.
Провидица закончила свое повествование следующим замечанием:
— С драгоценным слитком золота в свином рыле можно сравнить развязную белокурую женщину.
Мужчина беспокойно пробормотал себе под нос:
— Чертова туземная чушь.
— Вообще-то это вовсе не туземная чушь, — заговорила элегантная женщина. — Это пословица.
— Как бы там ни было, теперь ваша очередь, — отозвалась ее спутница.
Провидица с острова проделала прежний ритуал. Однако на этот раз ей потребовалось больше времени, чтобы дать ответ. Наконец она заявила:
— Вы ищете что-то. Нет. Вы ищете кого-то. Мужчину. — Умудренные опытом глаза впились в молодое лицо под широкополой шляпой и темными очками. — Вы найдете его, сеньорита.
— Но…
— Но есть опасность. Ибо сказано: «Не становись между драконом и его яростью». — Зубы акулы были собраны и снова исчезли в кармане.
— Почему бы тебе не отблагодарить гадалку за труды, Тони? — предложила сестра.
— Я не верю в поощрение подобного рода туристических эскапад, Мегс, — воспротивился Тони, однако бросил долларовую бумажку на бамбуковый поднос.
— И кое-что от меня, — прозвучало из уст их спутницы.
Она сдержанно вложила свернутую купюру в руку гадалки. Джейк не видел ее достоинства, но не сомневался, что это было гораздо больше жалкого доллара Тони.
— Большое спасибо, сеньорита, — благодарно пробормотала предсказательница, прежде чем направиться дальше.
Любитель поло возобновил разговор на том самом месте, где он прервался всего несколько минут назад:
— Итак, в бытность мою прошлым летом в Ньюпорте я участвовал в играх. Мы с Мегс были приглашены к друзьям, с которыми познакомились в Портофино несколько лет назад. Может быть, вы знаете Кларков?
— Что-то не припомню. Мужчина предпринял новую попытку:
— Кроме того, мы провели некоторое время с Мэрилин Уошборн.
— Это имя мне знакомо, но встречаться с госпожой Уошборн не приходилось. Моя бывшая соседка по комнате в колледже — из Ньюпорта. У нее там дом.
— Интересно, встречались ли Мегс и я с ней. В интеллигентном голосе почувствовалось некоторое замешательство.
— Ее зовут Тори Сторм.
— Нас представляли Виктории Сторм, — вставила блондинка. — Ей принадлежит тот большой дом на побережье. — Ярко-красные ногти осторожно прикоснулись к ярко-красным губам. — Как же он назывался? Сторм… что-то еще.
— Поместье Сторм.
— Точно. Поместье Сторм. Однажды нас пригласили туда на вечеринку. Помнишь, Тони? — Блондинка взглянула на брата, а затем снова повернулась к собеседнице: — У вашей подруги сногсшибательный дом.
— Не стану спорить.
— Тони и я, мы просто обожали Ньюпорт, — рассыпалась в комплиментах Мегс. — Вы часто выбираетесь туда?
— Я не была в Ньюпорте уже три или четыре года, — последовало признание.
Джейк обнаружил, что не обращает внимания на их разговор, а просто наблюдает за молодой особой в шляпе. Теперь она стояла к нему спиной. Его взгляд переместился с ее головы, скользнул по плечам, затем по тонкой талии, с талии — на едва очерченные бедра, а затем вниз, на ее длинные-длинные ноги.
Длинные ноги были для Джейка Холлистера словно леденец на палочке. И так всегда. А в юном возрасте они были его погибелью. Он так быстро попадался на эту удочку, что забывал заметить, было ли хоть что-нибудь в голове или в сердце их обладательницы.
«Самые великие печали те, причиной которых являемся мы сами», — писал Софокл более двух тысяч лет назад.
И по сей день ничего не изменилось.
Джейк глубоко вздохнул. Его склонность — возможно, слабость была более подходящим словом — к длинным ногам и первоклассным женщинам доставляла ему немало грустных минут. Слишком много встречал он в свое время холодных, расчетливых, избалованных женщин. На своем горьком опыте он убедился, что их изысканность, так же как и красота, зачастую не проникает глубже кожного покрова.
Он и прежде встречал женщин такого типа. Рожденные в рубашке, проведшие всю свою жизнь среди такой роскоши, и вообразить-то которую мудрено простому человеку, красавицы с табличкой на изящной шее, гласившей: «Любуйся, но не смей дотрагиваться».
Мысли Джейка были прерваны вспышкой молнии. Вскоре за ней последовал удар грома и появились угрожающе темные, рассерженные облака. Ветер возник из ниоткуда. Голубое море в мгновение ока стало серым. Как по мановению волшебной палочки разверзлись хляби небесные и хлынул дождь.
Возможно, лет двадцать назад тростниковая крыша красного деревянного парома и служила препятствием потокам дождя, но это осталось в прошлом. Тоненькие ручейки вскоре нашли свой путь сквозь пальмовые ветви. Дождевая вода капля за каплей проливалась на плечи игрока в поло.
Отмахиваясь от нее рукой, он капризно произнес, обращаясь к сестре:
— Чертовски сыро, Мегс. Спустимся вниз.
Она погладила его руку:
— Как хочешь, Тони. — Повернувшись к своей спутнице, блондинка спросила: — Почему бы вам не пойти с нами?
— Мне хотелось бы остаться здесь, — отказалась та вежливо, но твердо. — Взгляну на остров, когда мы будем подплывать к берегу.
Как только женщина осталась одна, она сняла темные очки — Джейк зацепил свои за карман рубашки, едва только начался дождь, — и опустила их в сумочку. Подойдя к краю парома, молодая особа облокотилась о перила и устремила взгляд в штормовую даль.
Тропический дождь лил старательно. Джейк готов был заключить пари, что не пройдет и минуты, максимум двух, как она сбежит к друзьям на нижнюю палубу. Вместо этого, к огромному его удивлению, женщина выпрямилась, сняла свою шляпу от кутюрье и подняла лицо к небу.
Казалось, ее ничуть не волновало, что дорогие кожаные туфли промокают, что дождь насквозь промочил лиф ее платья. Под тонкой тканью отчетливо угадывались очертания груди и сосков. У него мгновенно пересохло во рту, и он растерянно потер ладонями обтянутые линялыми джинсами ноги.
Джейк был лишен женского общества уже более года, и она неожиданно напомнила ему картину сэра Эдварда Пойнтера, однажды виденную в лондонском музее, — «Пещера нимф шторма». Классический пейзаж, выполненный в стиле викторианской эпохи, невинный и в то же время соблазнительный: юные обнаженные девы блаженствуют в пещере уединенного острова среди шелка и парчи, золотые монеты и драгоценные камни разбросаны у их ног, нитки изумительного жемчуга украшают подобную алебастру кожу красавиц. За этим экстазом роскоши бушевало темное, охваченное штормом море, и над горящей лавиной свирепых волн, готовых нанести последний, сокрушающий удар, виден один лишь остов тонущего галиона.
Зов сирен.
Джейк слышал его. Сирены, зовущие на поиски сокровищ. На поиски приключений. Неизвестная влекущая даль, где царили успех, богатство, неземные наслаждения.
Черт побери, иначе что же он слышал сейчас?
Словно повинуясь немому приказу, молодая женщина обернулась и посмотрела прямо ему в глаза. Он должен был что-то сказать. Джейк открыл рот:
— В эту пору здесь всегда идет дождь.
— В Буффало обычно в такое время года снегопад за снегопадом, — ответила она.
— Вы из Буффало?
— Родилась там.
— А теперь? Леди помедлила.
— Иногда Нью-Йорк. Иногда Лондон. Иногда Париж. Как придется.
Похоже, он не ошибся.
— Далеко вы от дома, — отозвался он.
— Да, верно, — согласилась она, — А вы? Немного помолчав, он сказал ей:
— Я тоже далеко от дома.
Буря закончилась так же неожиданно, как и началась. Внезапно наступила тишина. Дождь прекратился. Темные облака унеслись вдаль. Море успокоилось, выглянуло солнце. Паром с пыхтением огибал один из маленьких островов, расположившихся у входа в бухту Проповедника.
Впереди раскинулся Рай.
Джейк сощурился от слепящего солнечного света, отражавшегося от кристально чистой воды и нетронутых белых пляжей. Все это было ему давно знакомо, но каждый раз он замирал при виде божественной картины: раскидистые пальмы и причудливые вспышки цвета, подаренные гибискусом и бугенвиллеей; живописная деревянная пристань, позвякивание колокольчика, сообщавшего местным жителям о прибытии в Пургатори парома; маленький городок, расположившийся на побережье; огромный дом в викторианском стиле на холме, поднимавшемся над бухтой, горы вдалеке. Конечно, им далеко до Скалистых гор Колорадо, но для острова Рай это все-таки горы.
И завершала это почти неземное великолепие радуга — эта волшебная арка света между солнцем и туманом, — неожиданно вспыхнувшая над островом. Он слышал, как молодая женщина глубоко вздохнула. Или, возможно, он только видел, как колыхнулась под мокрым шелком бледная грудь.
— Добро пожаловать в Рай! — проговорил Джейк чуть насмешливо.
— Это и есть Рай, — пробормотала она вслух. Да, подумал Джейк, когда наконец оказался на суше, солнце высоко над головой, голубая бухта, словно летняя глициния в цвету, — это действительно был просто еще один чертовски отличный день в Раю.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Райский уголок - Симмонс Сюзанна



Очень понравился сюжет.ЧИТАЕТСЯ ЛЕГКО И ИНТЕРЕСНО.Как будто сама отдохнула в Раю.
Райский уголок - Симмонс Сюзаннаoksana
16.03.2011, 21.43





Очень приятный и интересный роман. Диалоги скучноваты, но они не. Банальные как во многих романах. Хорошо раскрыты характеры. Правда любовь "вдруг" наводит тоску((
Райский уголок - Симмонс СюзаннаИрина
3.01.2015, 0.07





Понравилось. Отношения гг-ев завораживают. Есть и тема путешествия, поиска сокровищ.Автору спасибо за труд.
Райский уголок - Симмонс СюзаннаВишенка
24.01.2016, 3.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100