Читать онлайн Настоящее сокровище, автора - Симмонс Сюзанна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Настоящее сокровище - Симмонс Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Настоящее сокровище - Симмонс Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Настоящее сокровище - Симмонс Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонс Сюзанна

Настоящее сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Он взял ее штурмом.
Сначала было только любопытство, во всяком случае, со стороны Тори. Уж слишком сильное впечатление произвела на нее их первая встреча на балу, слишком сильные ощущения пробудили в ней его поцелуи.
За прошедшие два дня она только и спрашивала себя, что случилось с ней в ночь того памятного бала.
Может быть, на нее так подействовали грохот и разноцветные огни фейерверка или напоенная ароматом влажных роз летняя ночь?
Ночью розы пахнут совсем по-другому. Тогда почему поцелуй мужчины не может ощущаться иначе? Не просто какого-нибудь мужчины, а именно этого мужчины.
И хотя тридцатилетняя Тори удивлялась тому, что так легко поддалась на уговоры незнакомца, в глубине души она знала, что логика и здравый смысл умолкают, когда на сцену выходит ее величество страсть.
С минуту она стояла, прислонясь к стеллажу, прижимая к груди книгу о королеве Виктории, и смотрела, как Митчелл медленно наклоняется к ней.
А в следующую минуту он уже целовал ее. И она целовала его.
Боже, как ей нравилось ощущать его губы на своих губах, чувствовать, как они прижимаются к ней то сильнее, то слабее, то еще сильнее. И еще.
Ей нравилось его сильное тело, нравилось, как он одной рукой обнимал ее талию, а другую положил на затылок, слегка поглаживая его пальцами.
Она испытывала наслаждение от того, как сдавились ее груди, прижатые к его твердой груди, и от того неоспоримого факта, что она возбуждала его. Что он хотел ее. А она хотела его. И от того, что влечение их было так безрассудно, прекрасно и взаимно.
Но ей хотелось большего.
И он дал ей больше.
Она захотела еще большего.
И он позволил себе еще больше.
Он коснулся ее губ кончиком языка, потом продвинул его глубже, еще глубже, исследуя ее рот, и она уже не знала, кто из них берет, а кто отдается.
Он терзал ее своими губами, зубами и языком. Она была готова отдаться в его власть полностью. Пусть он возьмет ее всю, и тогда она станет его плотью и кровью.
Он зарылся лицом в ее волосы, и ей показалось, что он назвал их шелковыми, а может быть, это ей только послышалось.
Его горячие руки ласкали ее плечи, талию, бедра; ему хотелось, чтобы она была к нему как можно ближе; он требовал от нее слиться с ним еще теснее, приподнимая ее и раздвигая ей бедра.
Их разделяли только его голубые джинсы и ее легкие льняные шорты и совсем тоненькие шелковые трусики. Тори чувствовала, как он горит и жаждет ее. И сгорала от страсти сама.
От неутоленного желания на глазах ее выступили слезы, терпкие, соленые.
Вдруг она услышала, как он произносит ее имя. Так он не произносил его еще ни разу: нежно, мучительно, страстно; так, словно в одном этом слове заключались и вопрос, и ответ одновременно, и этим словом было ее имя — Виктория.
Днем или ночью, не имело никакого значения. Когда бы он ни целовал ее, это было так же рискованно, как подносить к соломе зажженную спичку. Он загорался мгновенно, и Тори вместе с ним.
Осторожность, здравый смысл, его хваленое самообладание — все исчезало в ту же секунду, как он накрывал ее рот своим.
Какая ирония!
Какую нелепую шутку сыграла с ним судьба: он совершенно не владел собой, когда дело касалось этой женщины.
Он произнес ее имя и не узнал своего голоса:
— Виктория.
— Мичел, — прошептала она.
Не «Митчелл», как звучало его имя в современном языке, а «Мичел» — на старом шотландском наречии.
Черт, должно быть, ему послышалось. Тем более что все его внимание сейчас сконцентрировалось на том, что она делала, а не говорила.
Тори выронила книгу в кожаном переплете, которой перед этим загораживалась от него. Книга со стуком упала к их ногам, но ни один из них не заметил этого. Потянувшись вверх, девушка обвила его шею руками. Их прохладное прикосновение было бальзамом для его разгоряченной плоти.
Митчелл жаждал ее ласк. Но ему было мало тех невинных касаний, на которые она осмелилась, зарывшись пальцами в его волосы и слегка погладив его шею.
Он хотел, чтобы ее руки были там.
Безумно.
— Тори, — умоляюще выдохнул он, — прикоснись ко мне.
— Я прикасаюсь к тебе, — пробормотала она, на мгновение оторвавшись от его губ.
Он слегка отодвинулся от нее и, долго и пристально посмотрев ей в глаза, повторил свою просьбу:
— Дотронься до меня. Пожалуйста.
— Где? — наконец спросила она. Внутри у него все перевернулось.
— Здесь. — Он приложил руку к груди повыше сердца. — Здесь. — Он провел рукой в области грудной клетки. — И здесь. — Его ладонь опустилась к животу.
Без малейшего слова возражения Тори выполнила его просьбу.
Сначала ее рука скользнула по его плечу, дальше вниз, вдоль руки до самых кончиков пальцев, потом она неторопливо провела пальцами по его груди и в нерешительности остановилась, ощутив твердый бугорок мужского соска под джинсовой тканью, затем, уже с любопытством, поискала другой.
Он вздрогнул.
Она начала ласкать его обеими ладонями, медленно и осторожно, стараясь охватить ими как можно больше пространства — о, какая сладкая мука! — перемещаясь от плеч к груди, затем ее руки опустились до уровня талии и замерли.
Они оба прекрасно сознавали, в каком возбужденном состоянии он находился. Этого нельзя было отрицать, этого невозможно было не заметить; жаркий и напряженный, он был между ними.
Напряженный?
Черт, он был тверд как скала.
Митчелл не смел попросить ее дотронуться до него там. Он знал, что не сможет произнести этого слова. И тогда он решил ответить ей той же лаской и, положив руки ей на плечи, начал медленно скользить ими вниз, повторяя контуры ее тела.
Его исследование подтвердило то, что он уже знал: у Тори было изумительное тело — стройное, подтянутое, нежное и упругое в тех местах, где это было необходимо. Как прекрасно было бы увидеть ее обнаженной и дотрагиваться до нее так, как ему бы хотелось и в тех местах, о которых сейчас он мог только мечтать!
Руки Митчелла покоились на ее бедрах, когда дверь библиотеки внезапно растворилась.
Тори резко повернула голову и посмотрела на часы над камином.
Шесть тридцать!
Черт!
— Йен и мисс Фрэйзер, — с остервенением протянул Митчелл, внезапно разозлившись и на нее, и на себя, и на весь свет.
Тори, продемонстрировав завидное присутствие духа, мягко поправила его:
— Йен и Элис.
Митчелл быстро повернулся лицом к стеллажам, схватил с ближайшей полки огромный фолиант, раскрыл и выставил книгу перед собой. Ничего другого в сложившейся ситуации ему не оставалось.
Никогда не стоит судить о книге по ее обложке, с сардонической усмешкой отметил он, прочитав несколько строк.
Тори проворно наклонилась и подобрала том о королеве Виктории, который изучала незадолго до того.
Оба были полностью погружены в чтение, когда до них долетел звенящий голос Элис Фрэйзер:
— А-а, вот вы где!
Митчелл бросил взгляд через плечо:
— Что, уже половина седьмого?
— Мы совсем потеряли счет времени, — зачем-то добавила Тори.
— Сейчас ровно половина седьмого, — подтвердила Элис.
Маккламфа прошелся по комнате и задрал голову.
— Ну как, вы нашли что-нибудь? Митчелл ответил вопросом на вопрос:
— А вы?
— Мы нашли, — сообщила Элис с довольной улыбкой.
— Где? — взволнованно воскликнула Тори.
— В картинной галерее в крыле принца Уэльского.
— Я знаю, где это, — сказала Тори.
Митчелл даже не пытался следить за ходом разговора, он просто был благодарен им за то, что они говорят. Мужскому телу нужно как минимум несколько минут, чтобы приспособиться к перемене «климата».
— Это здоровенная доска, — проговорил Йен и озадаченно почесал затылок: похоже, он никак не мог понять предназначение этого предмета.
— Это мемориальная доска, — разъяснила Элис. — Видимо, ее подарил прапрабабушке Тори принц Уэльский, когда останавливался в Сторм-Пойнте летом 1871 года.
— Подумать только, — покачал головой Митчелл.
— А вы что-нибудь нашли? — поинтересовалась Элис. Тори посмотрела на книгу, которую держала в руках, потом вскинула на них просиявший взгляд и объявила:
— Думаю, да.
— Да? — Удивлению Митчелла не было предела.
— Послушайте-ка. — Она начала читать: — У королевы Виктории были очень светлые волосы, чистая кожа и хороший цвет лица. Даже в преклонном возрасте она сохранила грациозную плавность движений, отчего создавалось впечатление, будто она передвигается на колесиках. Полагают, что у нее был только один недостаток: «…она слишком низкоросла для королевы».
Митчелл ждал, когда она дойдет до сути. Но Тори дочитала до конца, а он так ничего и не понял.
— Ну и что из этого следует?
Тори поставила книгу обратно на полку.
— «Низкоросла». Значит, мы должны искать маленькую королеву.
— Ну конечно же, как мы раньше не подумали об этом! — воскликнула Элис Фрэйзер.
— Потому что никто из нас не играет, — сказала Тори и начала спускаться по лестнице.
— Не играет во что? — спросил Митчелл, следуя за ней. Дойдя до середины лестницы, он вдруг сообразил, что забыл поставить на место книгу, но возвращаться не стал.
— В шахматы, — нараспев сказала Тори. — Ни я, ни Элис не играем в шахматы.
— Очень многие люди не играют в шахматы, — заметил ей Митчелл. Он опустил увесистый том на ближайший стол.
— Ты не помнишь, в каком они ящике? — спросила Тори у своего секретаря и подруги. Обе женщины не сговариваясь прошли в дальний угол библиотеки к столу Вандербильта.
Элис на минуту задумалась.
— Справа, второй ящик снизу.
— Ты просто чудо, — восхитилась Тори. Элис порозовела от удовольствия.
— Надеюсь.
— Вот они! — воскликнула Тори, доставая небольшую деревянную шкатулку, украшенную резным орнаментом.
Все сгрудились вокруг Тори и смотрели, как она нажала потайную пружину и открыла коробку.
— Миниатюрные шахматы, — сказал Митчелл, заглядывая ей через плечо. — Ах, черт побери! — вдруг вскричал он.
— Что такое, дружище? Митчелл выпрямился:
— Белая королева является скульптурным изображением королевы Виктории.
— Вообще-то она является королем, — поправила Тори. — А белая королева — принц-консорт Альберт. А черный король — Гладстон, который был премьер-министром целых четыре срока. Виктория его ненавидела. Если вы как следует вглядитесь в фигурки, то поймете, что эти шахматы представляют собой политическую сцену того времени.
— Однако для нас важнее всего то, что мы нашли еще одну «Викторию», — прагматично заметил Митчелл.
Тори была ужасно довольна собой.
— Теперь у нас уже пять «Викторий».
— Шесть, — уточнил Митчелл.
— Я насчитала пять. — Она начала загибать пальцы. — Садовая статуя, картина, бронзовая фигурка, мемориальная доска и шахматная фигура.
— Есть еще одна.
— Еще?
Неужели Тори, такая умная женщина, совсем забыла о себе?
— Вы и есть шестая «Виктория».
— Я? — отпрянула она.
— Да, вы, дорогая кузина.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Настоящее сокровище - Симмонс Сюзанна



До 15 главы доползла за неделю. Потом поинтереснее. Хилый роман. Прочитать первые три главы и 7-8 последних. Нить не потеряется, и весь мусор останется в стороне.
Настоящее сокровище - Симмонс СюзаннаИрина
7.01.2015, 23.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100