Читать онлайн Настоящее сокровище, автора - Симмонс Сюзанна, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Настоящее сокровище - Симмонс Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Настоящее сокровище - Симмонс Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Настоящее сокровище - Симмонс Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонс Сюзанна

Настоящее сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Не найдя ее, Митчелл почувствовал тревогу.
Он убеждал себя, что она не могла уехать не попрощавшись, но с каждой минутой его тревога росла все больше и больше. Не выдержав, Митчелл побежал на холм и заметил, что у причала нет лодки. Как же он не догадался, что она захочет проститься со своим островом и старым деревом? У него вырвался вздох облегчения.
Последние несколько дней Тори прощалась с островом и его обитателями. Как ему уговорить ее остаться?
Лодка подошла к причалу совсем близко, Митчелл схватил веревку и закрепил ее.
— Сегодня хорошая погода, — только и сказал он.
— Да, правда, — согласилась она.
— Ты еще не назвала остров? — Он протянул ей руку, Тори схватилась за нее и выбралась из лодки на причал. — Твой остров, — сказал он, когда они оказались лицом к лицу.
— Я пока думаю, как его назвать, — ответила она, избегая его взгляда.
— Только не забывай, что это твой остров. Он всегда будет твоим, — тихо добавил Митчелл.
Они прошли через причал и медленно двинулись к дому. Вскоре показалось жилище Старого Неда.
Митчелл понимал, что все время молчать нельзя. Он долго собирался с духом, но неожиданно для себя вдруг сказал:
— Я слышал, ты навещаешь Старого Неда.
— Да, я часто бываю у него. — Тори не поднимала глаз от своих мокрых сандалий.
— Он сказал мне, что не может понять, что происходит.
Это заставило ее поднять голову.
— Странно. Мне казалось, он умнее многих.
— Да, это верно. И тем не менее он не понимает, почему невеста Сторма покидает остров.
— А-а, — только и смогла она сказать.
— Он меня пристыдил.
Тори протянула было руку, чтобы дотронуться до него, но передумала и опустила ее.
— Надеюсь, ты объяснил ему, что в этом нет твоей вины.
Митчелл тяжело вздохнул:
— Он не поверил мне. Весь остров Сторм считает -меня виноватым в том, что ты уезжаешь.
Они подошли к окружавшему замок саду.
— А кто сказал, что я уезжаю? Он изогнул бровь:
— Мы, шотландцы, — наблюдательные люди, Тори.
— В том, что я уезжаю, нет твоей вины, Митчелл. Ты должен объяснить это всем. Просто мне незачем тут оставаться, вот и все. Когда приходит время уезжать, надо уезжать.
Ее слова эхом отозвались у него в голове: «Просто мне незачем здесь оставаться».
Неужели он так ошибался? В ней? В себе? Зачем он пытается обмануть себя? Митчелл пожал плечами:
— Я как-то забыл объяснить всем, что мы объявили опомолвке только для того, чтобы заставить уехать Сильвию Форбс.
— По-моему, это дело касается только нас двоих.
— Я пытался объяснить людям, что в Америке у тебя
— Это правда.
— Я сказал, что ты городская девушка… — он остановился и кашлянул, — …что ты городская женщина и что жить большую часть года на далеком острове тебе будет скучно.
«Скучно», — повторила она про себя. Черт. Так они ни к чему не придут. В конце концов надо что-нибудь сказать, что-нибудь сделать. Митчелл сделал еще одну попытку:
— Ты знаешь, я не говорил тебе этого, но сейчас хочу сказать.
Они остановились под кружевной аркой, заросшей душистыми белыми цветами.
— Что ты хочешь мне сказать? — спросила Тори.
— Спасибо тебе.
— Спасибо?
— Спасибо за все, что ты сделала для меня и для всех жителей Сторма. Теперь остров расцветет: здесь будет хорошо жить, работать, растить детей.
— Я думаю, большинство тех, кто здесь живет, и раньше думали так же, — заметила она.
Они переходили от одной цветочной арки к другой, потом встретили садовника — он обрабатывал поздние летние розы.
Садовник приподнял шляпу.
— Леди Виктория. Милорд.
— Здравствуйте, у вас чудесные цветы, — улыбнулась ему Тори. — Только я не леди Виктория. Я просто Виктория, — сказала она Митчеллу, когда они отошли на достаточное расстояние.
— Для него ты леди, и, уж поверь мне, тебя можно назвать как угодно, но только не просто Викторией.
«Ну же, говори, Сторм», — подбадривал он себя.
— Прошлой ночью я не мог уснуть, — признался он наконец.
— Бессонница?
— Не думаю.
Это вызвало у нее смех.
— Если ты не мог уснуть, Митчелл, значит, у тебя была бессонница.
Иногда он становился упрямым как бык. И даже еще упрямее.
— Я не страдаю бессонницей.
— Тогда почему ты не мог уснуть прошлой ночью? — задала она вопрос, которого он так упорно добивался.
— Потому что мне не нравится спать одному.
— А разве большую часть своей жизни ты спал не один? — спросила она. И тут же спохватилась: — Можешь не отвечать. Это не мое дело.
Он продолжал, будто не слыша ее:
— Когда рядом с тобой нет нужного человека, тогда, конечно, лучше спать одному.
— Согласна, — кивнула Тори.
— Вот видишь, — быстро отреагировал он.
— Что вижу?
— Мы во многом с тобой согласны. Я бы даже сказал: почти во всем.
Тори искоса взглянула на него:
— Пожалуй.
Митчелл глубоко вздохнул. Он боялся, что не выдержит, схватит ее в объятия и будет целовать до тех пор, пока она не начнет соглашаться со всем, что он сделает или скажет.
Засунув руки в карманы, Митчелл начал опять:
— А что, если этот нужный человек…
— Нужный человек? — перебила она.
— Ну да, тот, без которого лучше спать одному.
— Ах, вот ты о чем.
— А что делать, если нужный тебе человек не считает, что ты ему нужен? — продолжал он.
Тори нахмурила лоб.
Черт, сколько можно ходить вокруг да около.
— Я думаю, у этого человека будут проблемы.
— Этот человек — я. У меня есть проблемы, — с отчаянием произнес Митчелл.
— У тебя проблемы? — Тори удивленно взглянула на него.
Он кивнул:
— Я люблю женщину, которая хочет меня бросить.
Она побледнела и застыла как вкопанная.
— Может быть, ты выразишься яснее, — сказала она, глядя прямо ему в лицо.
Сначала она ожидала услышать от него три коротких слова: «Я люблю тебя».
Но вместо этого он начал нести какую-то чушь и благодарить ее за помощь.
Потом, когда они шли по саду, самому прекрасному саду на земле, она пыталась убедить себя, что Митчелл любит ее, но жениться не собирается.
Ведь любовь не всегда заканчивается браком.
И вдруг он сказал, что его хочет покинуть женщина, в которую он влюблен.
После этих слов Тори оставила всякую надежду.
Больше она не позволит себе надеяться, что он любит ее, до тех пор пока не услышит от него настоящего признания в любви.
На меньшее она уже была не согласна.
— Ты считаешь меня смешным? — спросил Митчелл.
— Смешным?
— Ну, забавным.
— Я считаю тебя шутником, — сухо ответила она.
— Нет, серьезно. Ты считаешь меня остроумным?
— Ну, предположим.
— Я могу тебя рассмешить?
Тори рассмеялась:
— Конечно, ты все время смешишь меня.
— Ну, вот видишь, уже одно очко в мою пользу и в твою тоже, потому что ты тоже очень остроумная.
— Спасибо. Я знаю.
— А тебе нравится мой голос?
— Да. — Это был простой хороший вопрос, на который она могла дать простой хороший ответ.
Он улыбнулся:
— А мне нравится твой. Я люблю, когда из холла доносится твой смех. Он у тебя такой чистый и звонкий, как колокольчик.
Тори взяла его за руку. «Господи, кажется, он все-таки любит меня».
Митчелл посмотрел на их сплетенные руки и сказал:
— Я люблю, когда твоя рука лежит в моей. Мне нравится прикасаться к тебе и нравится, когда ты прикасаешься ко мне. — Последние слова он произнес, глядя ей в глаза.
— Я счастлива слышать это, — призналась она.
— У нас много общего.
— Например?
Он несколько секунд подумал.
— Мы оба не любим обманывать.
Тори кивнула.
— Мы оба любим собак, фейерверки и прогулки под дождем.
Насчет прогулок под дождем она не была уверена на сто процентов. Это зависело от того, насколько сильным был дождь. Насколько холодной была погода. И от того, гуляла она одна или с любимым человеком.
— Я люблю гулять под дождем вместе с тобой, — уточнила Тори.
— У нас одинаковые фамилии.
— Верно.
— Если бы мы поженились, тебе даже не пришлось бы менять фамилию. Только подумай, какое удобство.
— Я не думаю, что это может быть основанием для того, чтобы пожениться.
Митчелл усадил ее на каменную скамью, потом опустился на одно колено и посмотрел ей прямо в глаза:
— А мы поженимся?
У нее закружилась голова.
— Кто «мы»?
— Я и ты.
У нее так сильно заколотилось сердце, что стало больно в груди.
— Я… не знаю.
— Мы стали очень хорошими друзьями, — заметил он.
— Да, мы стали очень хорошими друзьями. — Она вдруг осознала, что это действительно так.
— Я понимаю тебя, — продолжал он. — Как правило, понимаю.
— А я понимаю тебя. Как правило.
— Нам хорошо вместе в постели.
— Вы говорите о сексе, лорд Сторм?
— И да, и нет. Я предпочел бы выразиться так: мне нравится заниматься с тобой любовью.
— Мне тоже нравится заниматься с тобой любовью. — Она решила, что пора говорить напрямик.
Теперь Тори уже не сомневалась в том, что Митчелл стоит перед ней на коленях. Он взял ее за руку.
— Так случилось, Виктория Сторм, — я до сих пор не понимаю, как это произошло, — что ты стала нужна мне как воздух… — Тори затаила дыхание. — Без тебя я буду самым несчастным человеком на свете, и никакое золото не сможет меня утешить.
Она почувствовала, что вот-вот расплачется. Именно этих слов она ждала, именно эти слова хотела услышать.
— Если ты уедешь, я никогда не буду счастливым и мне нигде не будет покоя.
Глаза ее наполнились слезами.
— Любимая, почему ты плачешь?
— Потому что мы будем так счастливы вместе, — сказала она.
Митчелл приблизил лицо к ней вплотную и долго смотрел ей в глаза.
— Я люблю тебя, Виктория Сторм. Я боготворю тебя и преклоняюсь перед тобой. Я хочу каждый день своей жизни быть рядом с тобой. Ты останешься? Ты будешь моей женой?
— Буду, — прошептала она, и он припал к ее губам долгим поцелуем.
Ему казалось, что он может завоевать весь мир… что вся вселенная в его власти.
Так казалось Митчеллу Сторму, графу Сторму, главе клана Стормов, просто Сторму, когда он шел обратно в замок, обнимая женщину, которую любил и которую вскоре должен был назвать своей женой.
Он обещал сделать ее счастливой.
И он сделает это.
Он обещал любить ее.
И он будет любить ее.
Он обещал заботиться о ней, лелеять, чтить и уважать.
И он будет это делать до конца своей жизни.
В главном его дед оказался прав. Он велел Митчеллу плыть в Америку и разыскать Викторию. И действительно, если бы не Виктория, он никогда не сумел бы отыскать сокровища.
Теперь уже Митчелл не был уверен, что дед, говоря о сокровищах, имел в виду золото.
Солнце клонилось к закату, когда они забрались на самую высокую вершину острова, откуда было далеко видно море. Небо светилось, как расплавленное золото, и вода отражала его. И даже зеленый остров в лучах заходящего солнца казался золотым.
Они молча стояли рядом и смотрели на золотое солнце. А потом со стороны замка послышались звуки шотландской волынки. Митчеллу почему-то подумалось, что это Маккламфа.
Музыкант выводил знакомую мелодию: «Храбрая Шотландия, родина моя».
«Вот моя родина», — внезапно осознал Митчелл Сторм с чувством удовлетворения, знакомым только очень немногим людям, только очень удачливым людям.
Шотландия — его родина, и рядом с ним стоит любимая женщина.
Что еще нужно человеку?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Настоящее сокровище - Симмонс Сюзанна



До 15 главы доползла за неделю. Потом поинтереснее. Хилый роман. Прочитать первые три главы и 7-8 последних. Нить не потеряется, и весь мусор останется в стороне.
Настоящее сокровище - Симмонс СюзаннаИрина
7.01.2015, 23.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100