Читать онлайн Ложе из роз, автора - Симмонс Сюзанна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложе из роз - Симмонс Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложе из роз - Симмонс Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложе из роз - Симмонс Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Симмонс Сюзанна

Ложе из роз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— Не могли бы вы освежить мои воспоминания? Что такое «Нить Ариадны»? — спросил Майлс Сент-Олдфорд на следующее утро, когда, как и было назначено, встретился с Элиссой в ее кабинете в одиннадцать часов.
Элисса решила в разговоре по возможности избегать личных вопросов и держать маркиза на расстоянии — он был слишком привлекательным, и это становилось небезопасным.
— По греческой мифологии, Ариадна была дочерью царя острова Крит, Миноса, — начала Элисса, обойдя огромный стол розового дерева, сохранившийся с семнадцатого века. — Она полюбила Тезея, сына царя Афин. Согласно легенде, ее отец держал Минотавра…
— Существо с человеческим телом и головой быка, — вставил Майлс.
— Очевидно, вы помните кое-что из детских уроков, — Элисса села и жестом пригласила Майлса последовать ее примеру.
— Немногое, — признался Майлс, садясь напротив.
— Тогда вы должны помнить, что Минотавра держали в лабиринте, построенном под дворцом царя Миноса.
— Попавший в лабиринт не мог найти выход и погибал.
Элисса кивнула и сложила руки на коленях.
— В отмщение за убийство сына афинянами, царь Минос потребовал ежегодную дань — семь юношей и семь девушек, которых приносили в жертву Минотавру. Это чудовище выслеживало и пожирало свои жертвы одну за другой.
Майлс слегка постукивал по подлокотнику кресла.
— Благодарю вас. Теперь я вспомнил. Одним из этих обреченных оказался Тезей.
— Но Ариадна дала ему волшебный меч, которым можно было убить Минотавра, и один конец мотка пряжи. Тезей дошел до центра лабиринта, убил чудовище и с помощью путеводной нити нашел обратную дорогу.
— Значит, нить Ариадны спасла его, — заключил маркиз, потирая подбородок.
— Да, — кивнула Элисса.
— Удивительно, — он посмотрел в окно, на виднеющийся за спиной девушки парк. — А здесь, в аббатстве, есть лабиринт?
— Сейчас — нет. Хотя мы с мисс Пиббл встречали в старых книгах упоминания о средневековом торфяном лабиринте. Снаружи он казался просто заросшим травой холмом.
— Что же с ним случилось?
— Не знаю. Мы предположили, что со временем он просто разрушился. Он исчез столетия назад. — Элисса почувствовала, что должна задать очевидный вопрос. — Но как вы думаете, почему нам обоим снился лабиринт и нить Ариадны?
Майлс криво усмехнулся.
— Может быть, мы что-нибудь съели?
Элисса в данный момент не была расположена к шуткам.
— Может быть, мы оба каким-то образом сбились с пути, — совершенно серьезно предположила она.
— Или оказались в ловушке, — не задумываясь, добавил Майлс.
— В мифологии и в литературе лабиринт часто является символом человеческого стремления узнать истину, достичь просвещенности. — Элисса вспомнила слова леди Чабб, сказанные ею прошлым вечером. — Vincit omnia ventas.
— Истина всегда побеждает, — перевел с латинского маркиз. — Это ваш фамильный девиз?
— Да. — Почему-то между лабиринтом и геральдическим девизом Греев Элиссе виделась некая связь, но она не знала, какая именно. Она решила, что вернется к этой мысли, оставшись одна. Желая чем-нибудь занять руки, Элисса взяла со стола керамическую вазу и принялась разглядывать этот образец гончарного искусства. — Итак, о вчерашней ночи, милорд.
— Учитывая обстоятельства, думаю, мы можем отбросить формальности, особенно беседуя наедине. Можете звать меня Майлсом. У меня есть твердое намерение звать вас Элиссой.
— Итак, о вчерашней ночи, Майлс.
— Да, Элисса. — Он склонился к ней.
— Я просто не знаю, что сказать.
— Не надо ничего говорить. Розарий — уединенное место, отделенное от остального мира. Мы договорились, что все, случившееся в «Будуаре миледи» — наша тайна.
— Благодарю вас, милорд.
— Майлс.
— Благодарю вас, Майлс.
— Что это у вас в руках?
— Ваза в виде слона, — Элисса протянула ему вазу. — Пятнадцатый век, стиль сванкалок, из…
— Сиама.
Разумеется, он знал — в конце концов Майлс Сент-Олдфорд был светским человеком.
— Многие из эрлов Грейстоунских имели собственные коллекции или увлекались искусством, — объяснила Элисса. — Четвертый и шестой эрлы составили обширные коллекции предметов искусства, последний посвятил себя живописи Каналетто, — она указала на свою любимую картину напротив стола. — Седьмой эрл, как и мой отец, был ученым и путешественником. Он привез в Англию множество любопытных вещиц — керамику, образец которой вы держите в руках, картины, скульптуры различного размера и вида. Его примеру последовал одиннадцатый эрл, мой дед. — Элисса встала из-за массивного стола и подошла к полке, заставленной книгами в кожаных переплетах. — Дедушка собирал легенды об аббатстве — особенно те, в которых говорилось о призраках. — Она выбрала нужный том и, повернувшись к Майлсу, спросила: — Вы верите в существование призраков?
Майлс поставил вазу на стол и раздраженно хлопнул по подлокотнику.
— Ну почему все вокруг задают мне один и тот же вопрос?
— Неужели?
— Вот именно!
— Так вы верите? — Элисса искоса взглянула на собеседника.
— Нет, — решительно воскликнул Майлс.
Элисса вздохнула с явным облегчением.
— И я тоже, — она открыла заложенную заранее страницу. — Но ведь вы слышали слухи?
— Слухи до меня дошли.
— И каково же ваше мнение о них?
Майлс встал и принялся вышагивать по комнате.
— Вначале мне казалось, что это всего лишь досужая болтовня.
Она недоуменно приподняла брови.
— А теперь?
Майлс резко остановился.
— Теперь я не знаю, — признался он с глубоким вздохом. — Вероятно, кто-то распускает эти слухи намеренно.
Элисса пришла к такому же заключению, но не могла понять мотивы подобных поступков.
— Но для какой цели?
— Этого я не знаю — по крайней мере, пока. Но намерен все выяснить, — в его темных глазах блеснуло любопытство. — Что это у вас? — он указал на книгу в руках Элиссы.
— Когда разговоры о призраке — чаще всего его описывают в виде средневекового рыцаря-крестоносца верхом на коне — появились в долине, я принялась перечитывать легенды, собранные моим дедушкой.
— Полагаю, вам удалось что-нибудь разыскать.
— Да, только сегодня утром.
Он насторожился.
— И что же вы выяснили?
Элисса прочитала вслух абзац из тяжелой, переплетенной в кожу книги:
— «Почти в каждом поколении бывали случаи появления призрачного рыцаря. По кресту на тунике в нем распознали крестоносца. Обычно он появляется одетым в боевые доспехи, сидя верхом на рослом жеребце, с тяжелым мечом в руках».
— И это все? — нетерпеливо спросил Майлс.
— Слушайте дальше: «Легенда гласит, что некий рыцарь Роберт Смелый оставил даму своего сердца в аббатстве Грейстоун. Некоторые считают, что незамужнюю и отверженную, поскольку она ждала ребенка от этого рыцаря — чтобы последовать за Ричардом Львиное Сердце в Святую землю во время третьего крестового похода», — она подняла голову. — Здесь есть сноска: «Дополнительные сведения о Роберте Смелом смотрите в генеалогии рода Греев».
— Значит, это один из ваших предков?
— Да.
— Но третий крестовый поход совершился очень давно.
— Я нашла точную дату. С благословения папы Григория VIII король Ричард и его рыцари отплыли из Англии в 1189 году, — Элисса продолжила чтение: — «В письмах и в документах из архивов аббатства множество раз упоминается о кресте крестоносцев. Позднее он стал изображаться на фамильном гербе», — она повернула книгу и показала Майлсу изображение креста и герба.
— Сэр Элфрид расспрашивал о вашем фамильном гербе, верно? Его изображение висит над камином в парадной гостиной.
— В действительности это копия. Во всем аббатстве можно найти дюжину таких изображений. Оригинал же висит в старом зале, окна которого выходят на Норманнскую башню и часовню Богоматери. — Элисса закрыла книгу и поставила ее на полку. — Во всяком случае, мне удалось найти еще кое-что о Роберте Смелом. В одних легендах утверждается, что он вернулся из крестового похода и обнаружил, что его возлюбленная умерла в родовых муках. В других говорится, что он вернулся из Иерусалима с несметным богатством, женился на этой даме и на следующий год у них родился сын.
— Подозреваю, там также сказано, что они жили долго и счастливо? — губы Майлса насмешливо изогнулись.
Элисса была склонна к романтике, и ей хотелось верить, что рыцарь вернулся домой, женился на своей возлюбленной и они жили долго и счастливо.
— Полагаю, да.
— Кому еще известно об этом Роберте Смелом?
— Мой дед приказал сделать несколько копий этой книги и в качестве подарка преподнес их всем своим друзьям.
Майлс рассмеялся и в досаде потер ладонью затылок.
— Это сократит наш список подозреваемых до одной-двух сотен человек.
— Разве у вас есть список подозреваемых?
— Конечно.
Элисса понизила голос до взволнованного шепота:
— Кто же значится в вашем списке?
— По крайней мере, сейчас я не могу назвать ни одного имени. Но, разумеется, такие слухи должны играть кому-то на руку.
— Разумеется, негодяям. Кому же еще? — задумчиво произнесла Элисса.
— Тем, кому это может принести пользу.
— Но чего можно достичь, распуская слухи о призраке? — с острым любопытством спросила она.
— Не знаю. Но, как я уже сказал, я собираюсь это выяснить, — его рот превратился в тонкую прямую линию. — Как говорится, «если сидишь верхом, надо взять поводья в руки».
— И вы намерены взять поводья.
— Я всегда так поступаю.
— Вы позволите задать вам вопрос?
— Пожалуйста.
Неожиданно у Элиссы заколотилось сердце.
— Это правда, что некогда вы были шпионом ее величества?
— Правда.
Она пристально взглянула на Майлса.
— Тогда вы — самый подходящий человек для такого дела.
— Весьма признателен.
Слава Богу, он не был совершенно бесполезным светским джентльменом, чего Элисса искренне опасалась. Майлс Сент-Олдфорд оказался умным, смелым, и, как она догадывалась, опытным в обращении с любым оружием. Он был готов помочь ей — это замечательно. Учитывая обстоятельства, они могли объединиться — составить союз его силы и ее ума.
— Давайте станем партнерами, — предложила Элисса.
Маркиз едва не поперхнулся.
— Прошу прощения?
— Я буду вашим партнером в этом расследовании.
Он повторил про себя слово «партнер».
— Надеюсь, вы не думаете, милорд, — продолжала она с обиженным видом, — что я соглашусь пропустить самое значительное событие в аббатстве за всю мою жизнь?
— Разумеется, — поспешно отозвался Майлс хрипловатым голосом.
— Тогда вы сильно ошибаетесь, — Элисса выпрямилась и упрямо вздернула подбородок. — Это мой дом, моя земля и мой призрак. Кроме того, я нужна вам.
Последовала продолжительная пауза.
— Вы — мне?
— Я могу оказать вам неоценимую помощь. Я знаю аббатство лучше, чем кто-либо другой.
Майлс скрестил руки на груди и с изумлением посмотрел на девушку.
— В таком случае, с чего вы предполагаете начать наше расследование?
— Прежде всего, мы должны объездить всю округу и особенно дорогу, ведущую к аббатству. Вы сами должны увидеть, где миссис Мак-Джилликадди и конюх, по их словам, видели призрак.
— Единственно возможное начало расследования, — пробормотал Майлс скорее для себя, чем для своей собеседницы.
— Я взяла на себя смелость приказать оседлать наших лошадей и привести их к крыльцу.
Пока мы разговариваем, Булл-Рок и Красотка уже заждались.
— По-видимому, миледи, вы успели подумать обо всем.
— И впредь буду стараться, милорд.
— Тогда начнем?
Как гласит старая притча, переведенная с древнего санскрита, человек может познать, что такое красота, только тогда, когда увидит что-нибудь действительно безобразное.
Майлс повидал на своем веку достаточно много уродливого. Вероятно, именно потому в это июньское утро леди Элисса Грей, с блестящими от возбуждения глазами, облаченная в соблазнительно облегающую ее грудь амазонку, верхом на танцующей от нетерпения лошади, показалась ему прекрасной.
— Спокойно, Булл-Рок, — приказал Майлс, ставя ногу в стремя и усаживаясь в седло своего жеребца.
— Мы начнем с поездки по дороге, если вы не против, — предложила она.
— Я ни в коей мере не против, — отозвался Майлс.
Не успели они отъехать от аббатства — в сущности, они были как раз напротив парка с классическими греческими статуями — когда к дороге вышел садовник со шляпой в руке.
Мужчина поклонился им со всем уважением.
— Добрый вам день, миледи, — прищуренные от солнца глаза метнулись в сторону Майлса. — Добрый день, милорд.
— Добрый день, Голсуорси, — приветливо поздоровалась с ним Элисса. — Как вы себя чувствуете в это чудесное летнее утро?
— Странно, миледи.
— Странно?
— Да, миледи, — Голсуорси почесал свободной рукой за ухом. — Пожалуй, я совсем запутался, — сокрушенно проговорил он, переминаясь с ноги на ногу.
— С чем вы запутались? — спросила Элисса. — Опять что-нибудь с Ианом Маккеннитом?
— Нет, миледи.
— Вас беспокоит отшельник?
Голсуорси старательно покачал головой.
— Он никому не доставляет беспокойства.
— К Пещере монаха отнесли корзину, как я приказывала?
— Конечно.
Майлс заметил, что Красотке не терпится помчаться галопом. Кобыла нервно приплясывала, дергала головой, несколько раз фыркнула и завершила свои выходки беспокойным ржанием.
Элисса наклонилась, потрепала лошадь по изящной серой шее и прошептала несколько слов ей на ухо, прежде чем вновь обратилась к мужчине, в котором теперь и Майлс узнал старшего садовника.
— Тогда в чем же дело?
— Я тут увидел в саду, миледи…
— В каком саду?
— В розарии.
— Что же вы увидели в розарии?
— Что-то непонятное, миледи.
— Если вы расскажете мне, что увидели, Голсуорси, я помогу вам все понять.
Он еще решительнее смял в руке шляпу и снова затоптался на месте.
— Я в этом сомневаюсь, хоть вы и умны, миледи.
У Элиссы ангельское терпение, решил Майлс. Иначе ей бы ничего не удалось вытянуть из Голсуорси.
— Так что же вы видели в «Будуаре миледи»? — спросила она.
— Цветок.
— Продолжайте, — ободрила Элисса садовника.
— На сухой лозе.
— Сухой лозе?
— Не такая уж она сухая, миледи.
— Но она давно уже засохла.
Садовник покачал головой.
— Мы пересаживали цветы, на которые его светлость… — он взглянул на Майлса, — … случайно наступили, когда один из парней поднял глаза и закричал, пораженный увиденным.
— Да?
— Чтоб мне провалиться на месте, миледи — сухая лоза расцвела!
— И какие у нее оказались цветы?
— Белая роза, а внутри, на лепестках — как будто капли слез, — старший садовник выразительно вздохнул. — Никогда еще таких не видел.
— Спасибо, Голсуорси. Очень хорошо, что вы рассказали мне об этом. Мы с маркизом обязательно придем взглянуть, как только вернемся с прогулки.
Садовник кивнул и отступил.
— Как вам будет угодно, миледи.
— А пока приглядывайте, чтобы в саду не было посторонних.
— Да, миледи.
Элисса подбодрила лошадь прищелкиванием языка.
— Вперед, Красотка.
Некоторое время они ехали молча, а затем Майлс предложил:
— Пенни за ваши мысли.
— Всего пенни? Прошлой ночью, если мне память не изменяет, цена за них составляла десять фунтов, — Элисса поправила юбку амазонки. — В таком случае я ничего вам не скажу.
Майлс терпеливо ждал.
— Я задавала себе вопрос, было ли это простым совпадением, или причина кроется в чем-то совершенно другом, — со вздохом произнесла она.
— Причина чего?
— Того, что меньше чем за один день все четыре части моего фамильного герба чудесным образом материализовались.
— Пожалуйста, продолжайте, — попросил Майлс.
— В первом квадрате герба, как я объясняла сэру Элфриду вчера вечером, изображен стоящий лев, подобный льву на гербе Ричарда Львиное Сердце.
— Вероятно, это геральдический символ преданного рыцаря, который последовал за своим королем в Святую землю.
— Возможно, — Элисса придержала кобылу, пустив ее медленным шагом, Майлс последовал ее примеру. — Во втором квадрате — белый цветок, который считался исчезнувшим.
— Послушайте, да ведь один из помощников Голсуорси обнаружил белую розу, расцветшую на мертвой лозе — этой лозе, должно быть, уже сотни лет, она могла существовать и во времена крестоносцев!
— В третьей части герба изображен крест, упомянутый в книге моего деда, а в четвертой — наш фамильный девиз «Vincit omnia veritas».
— Или это простое совпадение, или нечто совсем иное, — согласился Майлс.
— Это какая-то загадка.
— Да, пожалуй, слишком много странностей случилось в эти дни.
Элисса покачала головой.
— Но я совсем позабыла о цели нашей поездки. Мы находимся на дороге, ведущей к аббатству, и именно здесь, как мне говорили, конюх увидел призрачного рыцаря.
Майлс внимательно осмотрел указанное место, особенно деревья по обе стороны дороги. Они представляли собой естественное и надежное укрытие для всадника и коня. Майлс спешился, опустился на колени и принялся разглядывать землю. Она оказалась рыхлой и мягкой после недавнего дождя. Видимо, по дороге ездили часто, поэтому, если здесь и были какие-нибудь следы, они уже давно исчезли.
Он выпрямился.
— Есть ли здесь тропа через лес?
— Да.
— Только одна?
Элисса покачала головой.
— Более десятка, причем во всех направлениях.
— Значит, при необходимости здесь можно быстро скрыться, — он прищурился. — Где находится коттедж Мак-Джилликадди?
— Неподалеку, за холмом.
— Теперь мы отправимся к нему, — объявил Майлс, садясь в седло.
Возле коттеджа Майлс обнаружил то же самое — его окружали деревья, во всех направлениях разбегались тропы. Если бы кому-то захотелось появиться и быстро исчезнуть, лучшего места трудно было бы подыскать.
Пока всадники не торопясь двигались по аллее азимовых деревьев, Майлс обдумывал все возможные варианты объяснений. Вдалеке виднелась садовая беседка в виде греческого храма, парк, пещеры, и позади них — лес.
— Может быть, вы помните этот старый лес? — спросила Элисса, поднимая руку и указывая на густую массу старых деревьев.
— Прямо на опушке находится Пещера монаха, верно?
— Да. У вас великолепная память.
— Пожалуй, — старый лес и Пещера монаха были двумя местами, которые Майлс часто исследовал во время того памятного лета. — Я вижу, у входа пещеры поднимается дым. Должно быть, это ваш отшельник.
— Наверное.
Продолжая прогулку, они не переставали обмениваться впечатлениями. Элисса показывала спутнику любопытные места — охотничий домик, где любили останавливаться три первых Георга, искусственные пруды, сооруженные Брауном, большое озеро, водопад и, наконец, грот.
— Этот грот был построен по приказу десятой графини Грейстоун. Она любила собирать морские раковины на берегу. Не хотите ли взглянуть? — спросила Элисса.
— Да, пожалуй.
Они спешились, обмотали поводья Булл-Рока и Красотки вокруг столба, покрытого искусной резьбой, напоминающей переплетенные стебли морских водорослей, и прошли к удивительному строению.
— Я не успела застать в живых мою бабушку — она умерла за год до моего рождения, — объяснила Элисса. — Но я понимаю, как она любила море. Эту любовь она сохранила здесь, в аббатстве Грейстоун, — она потянула за ручку в форме дельфина. — Если вы не откажетесь придержать дверь, я попробую найти свечу.
Они вошли в грот и сразу почувствовали сырой холодный воздух. Элисса нашла свечу и зажгла последнюю из оставшихся спичку. Вскоре горели уже все десять свечей по периметру грота, их мерцание придавало помещению мрачный вид пещеры.
Стены грота были выложены радужными раковинами, полудрагоценными камнями и перламутром. Здесь были огромные рыбы, страшные морские чудовища и всевозможные существа. Посейдон, греческий бог моря, покровитель моряков и рыбаков, был изображен в короне на голове и с трезубцем в руке. Он величественно восседал в колеснице, влекомой гигантскими конями, чьи пышные гривы напоминали океанские волны. Фонтаны всех размеров и видов изливали струи воды, их журчание эхом отдавалось от каменных стен.
— Впечатляющее зрелище, — заметил Майлс.
— Здесь прохладно и приятно, особенно жаркими летними днями, но, разумеется, в остальное время здесь никто не бывает.
Майлс понимал, почему — грот был великолепен, но холод в нем пробирал до костей.
Элисса уже дрожала.
— Вы замерзли, — сказал Майлс, быстро снимая сюртук. — Это вас согреет, — и он набросил еще хранящий тепло его тела сюртук на плечи Элиссы.
— Спасибо, — пробормотала она, с благодарностью кутаясь в него.
Майлс подошел поближе. Внезапно он почувствовал, что вновь готов поцеловать ее. В сущности, желание и потребность сделать это терзали его со вчерашней ночи.
— Что вы скажете о вчерашней ночи? — Он понизил голос до шепота, но его слова эхом разнеслись по гроту.
Ее внимательные серые глаза остановились на его лице.
— Вы обещали, что она останется нашей тайной.
— Она и есть наша тайна. И навсегда останется ею.
Элисса облегченно вздохнула и поплотнее завернулась в сюртук.
Потянувшись, Майлс поправил воротник.
— Разве вам не любопытно узнать?
— О чем?
— О нас.
Прошло несколько мгновений.
— Да, пожалуй, — наконец дрогнувшим голосом призналась она.
Он склонился к Элиссе.
— Вы задавали себе вопрос об этом?
— Вопрос? О чем? — с трудом спросила Элисса.
— Что послужило причиной — лунный свет, летняя ночь? Аромат роз? Или просто мы вдвоем — вы и я?
— Да, я думала об этом. — Она нервно облизнула губы.
— И я тоже. — Майлс дотронулся до ее подбородка. Кожа Элиссы была нежной и неожиданно теплой. — Вы понимаете, что я хочу узнать? — настойчиво спросил он.
Ее глаза слегка расширились.
— Понимаю.
Он не собирался повторять дважды одну и ту же ошибку. Больше не будет ни вежливых, но холодных поцелуев в щеку, ни скользящего прикосновения губ, ни вялых объятий. Бог свидетель, если он хочет поцеловать эту леди, он сделает это, как подобает!
Майлс склонился и впился губами в губы Элиссы, наполняя легкие ее дыханием, с наслаждением втягивая аромат ее кожи, лаская руками податливое тело.
Виной всему был не лунный свет, не сад с его таинственными ароматами, ни какой-то особый час дня или время года. Виной всему была сама Элисса. Она напоминала хорошее шампанское, которое ударяет в голову.
Целуя, Майлс обнял ее за талию. В следующий момент он сбросил с ее плеч сюртук и принялся ласкать ее, пробираясь под одежду. Он скорее почувствовал, чем услышал, удивленное восклицание Элиссы, но это его не остановило. Он расстегивал пуговицы ее жакета, пока не добрался до тела. Тогда он скользнул рукой внутрь лифа и ощутил ее сосок.
Боже милостивый, никогда еще он не испытывал такого возбуждения, раздевая женщину. Ему хотелось отбросить прочь тонкую рубашку и прижаться лицом к этой молочно-белой груди. Он жаждал ощутить, вкусить ее, прикоснуться к ней губами, зубами и языком, пока девушка сама не начнет умолять овладеть ею прямо здесь, на холодном каменном полу грота.
Хриплый стон вырвался из груди Майлса, он как будто услышал его со стороны.
— Милорд, остановитесь! — протестующе воскликнула Элисса.
Майлс нехотя убрал руку и поднял голову.
— Мы забылись. — Элисса запахнула расстегнутый жакет и перевела дыхание.
Они и впрямь забылись.
— По крайней мере теперь мы нашли ответ, — хрипло проговорил он.
Ее щеки вспыхнули.
— Будет лучше, если мы продолжим осмотр парка в другой раз.
— Возможно.
— Поезжайте вперед, милорд. Мне необходимо несколько минут, чтобы собраться с силами и привести себя в порядок.
— Я подожду вас, — возразил Майлс.
Она была непреклонна.
— Я хочу побыть одна.
— И все-таки я дождусь вас, Элисса, — настаивал он.
— Со мной будет все в порядке. Я множество раз заезжала так далеко от дома одна.
— Не нравится мне это, — упрямо сказал он.
— Понимаю, — Элисса потянулась и осторожно прикоснулась к его руке. — Прошу вас, Майлс.
Ее мягкость обезоружила Майлса.
— Как вам будет угодно, — у двери грота он остановился и оглянулся через плечо: — Только не задерживайтесь, миледи.
— Не буду, милорд, — пообещала она. Майлс отвернулся и вышел.
Оставшись одна, Элисса с облегчением вздохнула. Она подняла с пола грота забытый сюртук Майлса. Руки ее дрожали, пальцы стали ледяными, а щеки пылали.
Как могла она позволить такую вольность Майлсу Сент-Олдфорду? Почему она ведет себя таким совершенно недопустимым образом?
Этот мужчина опасен.
Он разбудил в ней странные чувства: страстные и дикие желания, с которыми трудно бороться. Да и надо ли? Ведь ей нравилось прикосновение его губ, нравилось, как он ласкает ее тело. В сущности, что произошло? Элисса поймала себя на том, что не раскаивается в содеянном, наоборот, ей по-прежнему хотелось большего.
Эта мысль ошеломила ее.
Она застонала и опустилась на мраморную скамью под рельефным изображением резвящейся водяной нимфы.
Что подумает о ней Майлс?! Как она могла так расслабиться! Впредь она будет твердой. Она найдет в себе силы, чтобы противостоять всем искушениям, не поддаться соблазну и не позволить ему сбить себя с толку. Несомненно, ей не следовало доверять самой себе в отношениях с маркизом. Страдальческий вздох вырвался из груди.
Элисса пригладила волосы и привела себя в порядок. Затем она задула все свечи, оставив зажженной одну, и, взяв ее в руки, направилась к двери грота.
Внезапно она услышала приглушенный шорох шагов. Неужели здесь кто-то был?
— Майлс, это вы? — позвала она.
Ей никто не ответил. Всего два шага отделяли Элиссу от выхода, когда дверь грота резко захлопнулась, задув свечу. Еще не осознав что произошло, Элисса на ощупь нашарила дверную ручку и повернула ее — никакого эффекта. Она попробовала еще и еще раз.
— Эй, кто там! — позвала она.
Ответом ей было молчание. Элисса повысила голос:
— Эй! Есть здесь кто-нибудь? Помогите мне!
Кажется, дверь захлопнулась!
Гробовое молчание.
Страх начал медленно подбираться к сердцу Элиссы — так же неотвратимо, как холодный воздух грота добирался до каждой косточки и мышцы ее тела. Даже кровь ее понемногу застывала в жилах.
Она была заперта в холодной, мрачной пещере.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложе из роз - Симмонс Сюзанна



Хороший роман, очень легко читается, после прочтения остаются приятные чувства.
Ложе из роз - Симмонс СюзаннаТаня
15.03.2014, 1.07





Очень нежный и неглупый роман. Со своими загадками и разгадками. Милый юмор. Прочитала за вечер. Весьма приятное чтиво и герои.
Ложе из роз - Симмонс СюзаннаИрина
5.01.2015, 1.20





читайте 10 балов.
Ложе из роз - Симмонс Сюзаннатату
22.05.2016, 16.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100