Читать онлайн Наслаждения, автора - Сидни Диана, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наслаждения - Сидни Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наслаждения - Сидни Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наслаждения - Сидни Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сидни Диана

Наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 26

Хасан провел прихрамывающую Ясмин через арочные двери мимо фонтана и ввел в большую, увешанную восточными коврами комнату. Ковры висели рядами один над другим и узором и расцветкой были один краше другого.
Лучи утреннего солнца, падая под углом в окна, рисовали на выбеленных стенах геометрические фигуры. Вдоль стен стояли низенькие диваны; в этот центральный зал выходило несколько дверей. Хасан ввел Ясмин в ту, что была справа от главного входа, и они пошли по длинному коридору.
Никто их не останавливал.
— Сюда, — сказал Хасан, когда они подошли к резной дубовой двери, обшитой старинной медью с узорной чеканкой. Они вошли в небольшую пустую комнату с высоким окошком. Пол был устлан коврами, у одной из стен лежала груда разноцветных подушек. Ясмин не сомневалась, что это постель, поскольку единственным предметом мебели в комнате был кованый сундук.
— Ванная — там, — коротко бросил Хасан. — Захочешь переодеться, одежда — в сундуке. Она тебе подойдет.
— Один размер на всех? — поинтересовалась Ясмин. — И сколько же похищенных тобой несчастных узниц жило в этой комнате?
Не дожидаясь ответа Хасана, Ясмин пошатываясь На затекших ногах быстро подошла к ванной и открыла дверь.
Она увидела старомодную круглую ванну с доисторического вида душем с лейкой, которая представляла собой голову льва. Рядом стоял небольшой шкафчик.
— Прислать тебе что-нибудь поесть? — спросил Хасан.
— Да, пожалуйста. — Прежде чем задать свой вопрос, Ясмин внимательно посмотрела на Хасана. — А почему ты так уверен, что никто не заметит моего отсутствия?
— Я позволил себе некоторую фантазию и объяснил Сайду, что забираю тебя в путешествие. Поскольку для него ты почти что моя невеста, это показалось ему вполне естественным.
— Ты так ему сказал? — ужаснулась Ясмин.
— Да. Вообще-то он глубоко уверен, что моя женитьба на тебе не самая лучшая идея. — Хасан засмеялся и, склонив голову набок, посмотрел на Ясмин из-под полуприкрытых век. — Сайд уверен, что ты развратная. Он сказал, что ты провела ночь с белокурым французом… но я, разумеется, это знал. Я объяснил Сайду, что у нас с тобой брак по расчету. После этого он почувствовал себя гораздо лучше.
— О-о-о, — выдохнула несчастная Ясмин.
Она очень надеялась, что исчезновение скоро обнаружится и ее начнут искать. И еще она надеялась, что Шарль тоже заметит ее отсутствие. Но ведь она сама тогда бросила трубку и не стала отвечать на его звонки. Шарль, должно быть, до сих пор считает, что Ясмин злится на него и не будет подозревать неладное по крайней мере несколько дней.
— Ну что ж! Я хочу умыться и переодеться, — гордо заявила Ясмин. — Будет очень любезно с твоей стороны, если ты пришлешь мне что-нибудь поесть. Я проголодалась.
— Мы еще поговорим, когда ты будешь готова. — Хасан направился к двери, но, дойдя до нее, снова обернулся и посмотрел на Ясмин. — Поверь, все не так уж и ужасно.
Ясмин молча прошла в ванную и закрылась на защелку. Она открыла кран, и из головы льва полилась, наполняя ванну, мутно-коричневая вода. «Вот тебе и внутренний водопровод, — уныло подумала Ясмин. — Чистая вода выглядит несколько иначе. А это просто помои».
Однако вскоре коричневый цвет сменился бежевым, а потом из крана потекла почти прозрачная чистая вода. Ясмин скинула с себя грязную одежду и ступила в ванну.
Вода была тепловатая, но все равно освежала после кошмарных событий последних восьми часов. Лишь выйдя из ванны, Ясмин поняла, что в комнате нет полотенец.
Голая Ясмин раздосадованно распахнула дверь ванной и наткнулась на Хасана, ожидавшего ее с подносом, на котором лежали фрукты. На лице Хасана заиграла похотливая улыбка.
— Гораздо лучше, — пробормотал он, — гораздо-гораздо лучше.
Сам он тоже переоделся, и теперь на Хасане были штаны цвета хаки и белая рубашка с открытым воротом. Но выглядел Халифа устало, и Ясмин заметила у него под глазами темные круги. При виде Ясмин взгляд Хасана смягчился и губы пришли в движение.
— Мне показалось, мы собирались поговорить. — Ясмин отступила в ванную, как только Хасан двинулся к ней.
Ленивое движение мускулов Хасана, молча и по-кошачьи грациозно пересекавшего комнату, трепетом предчувствия отозвалось в спине Ясмин. Высыхающие на коже капельки воды заставили ее задрожать.
— Я хотела бы одеться, чтобы поесть.
Хасан кивнул и улыбнулся. Потом повернулся к сундуку и открыл его.
— Конечно. К чему спешить? Все время теперь наше, не так ли?
Хасан вручил Ясмин простенький светло-голубой халатик, застегивающийся спереди на пуговицы, и наблюдал, как она торопливо натягивает его на себя. Ясмин успела застегнуть около двенадцати пуговиц, когда, нетерпеливо взяв ее за руку, Хасан подвел ее к подушкам.
Она села и протянула руку к подносу с инжиром, который Хасан поставил на ковер, и взяла две ягоды. Инжир был сладкий и сочный.
— К сожалению, мой старший брат с семьей сейчас в Рабате. — Хасан наблюдал за Ясмин, которая прожевала инжир и потянулась за следующей порцией. — Он заболел.
Это случилось совершенно неожиданно, и он вынужден был поехать показаться специалистам. Так что некоторое время мы будем с тобой здесь одни. А я-то надеялся познакомить брата с тобой.
— Ах какая жалость! — откликнулась Ясмин с сарказмом. Какое ей дело до брата Хасана и его проблем? У Ясмин предостаточно и своих.
Внимание Ясмин привлекли доносившиеся со двора приглушенные звуки.
— Вряд ли я назвала бы наше положение уединенным, — еще более язвительно заметила она, — учитывая целую армию вооруженных людей во дворе. Между прочим, кто все эти люди?
— Соплеменники. — Хасан встретился взглядом с Ясмин. — Они работают на моего брата.
— А почему с оружием?
— Ничего странного, — пожал плечами Хасан. — Дикая страна. Особой нужды в оружии нет, но надо всегда быть наготове. Так что гораздо спокойнее себя чувствовать с оружием в руках.
— Ммм… — Ясмин не совсем убедил ответ, но она решила не развивать тему дальше, а взяла чашку с йогуртом и съела несколько ложек.
— Нам нужно поговорить немного о делах, — сказал Хасан. — В конце концов, делу — время, а потехе — час, ты со мной согласна? — Протянув руку, Хасан провел пальцами по щеке и шее Ясмин.
Она встревожилась и отвела взгляд.
— Хасан, давай с тобой действительно поговорим по-дружески, я готова не выдвигать никаких обвинений против тебя. Но знаешь, тебе не следовало этого делать.
— Прошу тебя… — Хасан ласково взял Ясмин за подбородок и заставил посмотреть на себя. Лицо его слегка нахмурилось. — Не бери на себя смелость учить меня, как жить.
— Только подумай, что ты делаешь. Твой план, быть может, и сработает на какое-то время, но не вечно же. На следующей неделе у меня назначена встреча с адвокатами. Их обеспокоит мое отсутствие. Шарль будет ждать моего возвращения, как и Франсуаза. А офис? Вспомни о Беатрис.
— Я скажу им, что мы поженились, — небрежно бросил Хасан.
— Шарль этому не поверит, — осторожно ответила Ясмин, стараясь говорить спокойно. Ей показалось совсем не лишним представить ситуацию с Шарлем не совсем так, как она выглядела после их телефонной ссоры. — Перед отъездом он предложил мне выйти за него замуж, и я согласилась. Очень скоро он догадается, что тут что-то не так. Тогда…
— Тогда, мой цветочек пустыни, ты выйдешь замуж за меня, и будет слишком поздно, — спокойно сказал Хасан, но голос его чуть охрип и на лице появилось выражение неуверенности и раздражения. — Твое дело перейдет ко мне, твои виноградники станут моими… так же как станешь моей и ты.
— Не думаю, чтобы это произошло. Насколько я знаю, существуют законы о насилии. — Ясмин попыталась встать, но Хасан, ухватив ее за локоть, снова усадил на подушки.
— Ты забыла, где находишься, — прошипел он. — Здесь один закон — мое слово, и здесь может случиться все что угодно, особенно с такой женщиной, как ты…
— Не продолжай. — Ясмин отпрянула к стене, пытаясь вырваться от Хасана. — Я — не простая девчонка из горного племени. У меня есть деньги и влияние. Чем меньше ты об этом будешь думать, тем большие неприятности навлечешь на свою голову.
— Заткнись. Если верить тебе, я вот-вот попаду в руки правосудия, значит, выбора у меня нет. Если я отпущу тебя, ты сможешь возбудить против меня уголовное дело. Как видишь, я хорошо обдумал свое положение. Мне больше ничего не оставалось, как похитить тебя. Только так у меня появляется шанс получить все, что я хочу. И все твои вопли о законе не имеют для меня ни малейшего значения.
Хасан повернулся и привлек Ясмин к себе. Улыбнувшись, он сказал вкрадчивым голосом:
— Кроме того, возможно, мне удастся, не прибегая ни к какому насилию, убедить тебя смотреть на вещи моими глазами. В конце концов, ты не можешь отрицать, что в некоторых случаях, если не во всем, мы прекрасно подходим друг другу. Возможно, остальное приложится со временем. А пока что… — Запустив руку под халатик Ясмин, Хасан начал гладить ее бедра, другой рукой он принялся расстегивать пуговицы. — Почему бы тебе не расслабиться?
Позволь мне показать тебе, как это делается. Позволь мне напомнить, если ты забыла, что ты можешь чувствовать, — прошептал он.
— Нет. — Ясмин попыталась вырваться из рук Хасана, но не смогла.
Не выпуская Ясмин, Хасан распахнул халат.
— Не имеет значения, чего ты хочешь или не хочешь.
Тебе некуда податься и никто тебе здесь не поможет. Расслабившись, ты получишь гораздо больше удовольствия.
Помнишь, как тебе это нравилось? Помнишь, как умоляла меня прикоснуться вот здесь… и здесь? Я тебя не обижу.
Ты только постарайся и пойми, чего я хочу. Не исключено, что мы сможем быть по-настоящему счастливы вместе.
Хасан непрерывно гладил тело Ясмин. Ей казалось, что он поглаживает ее, как пугливого жеребенка. Но прикосновения Хасана нисколько не успокаивали Ясмин, напротив, раздражали и заставляли нервничать еще больше. Хасан гипнотизировал ее взглядом своих влажных карих глаз. Она понимала, что Халифа прав, говоря, что ей некуда бежать, и пыталась сосредоточиться на неясном еще плане, как усыпить внимание Хасана. Скорее всего единственным путем к этому было прекратить на какое-то время сопротивление. Возможно, если Хасан решит, что она готова остаться с ним, он поймет всю бессмысленность своего плана.
Не в силах заставить себя заговорить, Ясмин склонила голову набок и заставила себя ласково положить руку на затылок Хасана. Если он решит, что она сама захотела заняться с ним любовью, быть может, он позволит ей вернуться в Париж. По крайней мере попытка — не пытка.
— Я действительно люблю тебя, Ясмин. — Хасан открыл плечи Ясмин.
Она лежала, полностью обнаженная, и Халифа, встав, принялся стягивать с себя рубашку и штаны. Через минуту он уже был в Ясмин, войдя в нее с силой, без предварительной игры.
Ясмин вскрикнула и отвернула голову, чувствуя, как тяжело бьется тело Хасана о ее тело. Ей казалось, что она сейчас разорвется на части, и попыталась расслабиться, чтобы избежать травм. Но Халифа, казалось, и не думал о Ясмин, монотонно совершая резкие движения. Ясмин послышалось, что Халифа прошептал ей на ухо: «Моя, моя!» — но она не была в этом уверена. Вскоре Хасан задергался сильнее и быстрее. Застонав, он поднял ноги Ясмин и механически тыкался в нее, пока с громким криком не разрешился, после чего повалился на нее всем телом.
«Если он считает это лучшим путем заставить меня полюбить его, — зло подумала Ясмин, — то глубоко ошибается».
Ей было очень нелегко держать тяжелое тело Халифы, и она попыталась пошевелить ногой. Но Хасан не собирался отпускать Ясмин.
— Я так долго тебя хотел, что не мог ждать, — выдохнул он наконец в шею Ясмин. — А теперь я буду брать тебя столько, сколько пожелаю… я буду доводить тебя до оргазма медленно и долго, пока ты не взмолишься, и только потом дам тебе кончить.
«О Аллах! — подумала несчастная Ясмин. — Что же мне теперь делать?»
Но сказать она ничего не успела, потому что Хасан сунул ей между губ большую инжирину.
— Молчи и ешь фрукты, мой цветок, — ласково протянул Хасан. — А мне не терпится полакомиться этой маленькой инжириной, которую ты спрятала между ног, и теперь она будет только моей…
Инжир скатился с губ Ясмин на подушки, когда Хасан раздвинул ей ноги и принялся неторопливо целовать внутреннюю часть ее бедер. Прикосновения его были легки, как прикосновения пера или крылышек бабочки. Хасан продолжал ласкать и облизывать каждый дюйм ее тела, и Ясмин, не в силах более сопротивляться, начала помимо воли реагировать на ласку.
Однако вместо того чтобы довести Ясмин до высшей точки, Хасан остановился, крепко обнял ее и держал так, пока напряжение в ней не спало. Затем он повторил это еще раз. Потом еще раз. Вне себя Ясмин в конце концов взмолилась дать ей кончить, но когда это наконец произошло, ощущение было столь мощным, что скорее это можно было назвать извержением. И при этом мысли Ясмин постоянно блуждали в поисках выхода из создавшейся чудовищной ситуации. Она никак не могла избавиться от этого ужасного, невозможного человека. Ничего разумного не приходило в голову. Она надеялась остаться одна и спокойно разобраться во всем, что произошло.
Однако, к изумлению Ясмин, Хасан не покинул ни ее комнаты, ни ее тела до позднего утра следующего дня. К тому времени Ясмин окончательно вымоталась и морально, и физически. Она погрузилась в свинцово-тяжелый сои без сновидений и проспала до глубокой ночи.
В доме стояла тишина. Порывшись в сундуке в поисках одежды, Ясмин нашла тонкое нижнее белье из чистого хлопка и серый в белую полоску халат. Она медленно открыла дверь комнаты и выглянула в коридор и, увидев, что там никого нет, мягко ступая босыми ногами, прошла через него в главную гостиную. Там тоже было темно и тихо.
— Есть кто-нибудь? — встревоженно произнесла Ясмин.
Она вовсе не желала быть подстреленной только за то, что хотела поесть.
За ее спиной раздался скрип открываемой двери, и из одной из комнат появился Хасан.
— В чем дело? — резко спросил он. Круги у Хасана под глазами, казалось, еще больше потемнели, и выглядел он так, словно постарел после их последней встречи лет на десять.
— Я хочу есть. — Ясмин заинтересовало, что так встревожило Халифу. — Но тебе не стоит затрудняться. Только скажи мне, где находится кухня и прикажи своим людям не стрелять в меня.
Ясмин хотелось выглядеть беспечной, чтобы Халифа посчитал, что она отказалась от идеи оставить его, что теперь она ему верит.
— Нет! — отрезал Хасан. — Я покажу тебе, куда идти.
Хасан прошел мимо Ясмин, и ей пришлось поспешить за ним, чтобы не отстать от его стремительного широкого шага. Халифа провел Ясмин назад по коридору мимо ее комнаты и привел в отдельное помещение.
Это была большая комната с белеными стенами и старинной плитой в углу. На противоположной стене была установлена глубокая раковина, на железных крючках висели большие кастрюли. На плите стоял огромный чан.
Хасан приподнял его крышку и заглянул внутрь.
— Бараньи ребрышки. Тебе вполне хватит.
Хасан взял половник и миску и наложил Ясмин немного мяса. Пока он этим занимался, Ясмин снова овладело совершенно четкое впечатление, что случилось что-то из ряда вон выходящее. Она попробовала мясо. Несмотря на то что блюдо было наперчено несколько больше, чем любила Ясмин, мясо ей понравилось.
— Похоже, что ты все же не подготовился к моему проживанию здесь, — заговорила Ясмин, не отрывая взгляда от Халифы. — Хочешь, чтобы я присматривала за кухней? Я, разумеется, возражать не буду, тем более что это позволит мне хоть чем-то заняться. Этот странный дом больше походит на военный лагерь, нежели на домашний очаг. Ты уверен, что все в порядке?
— Ни о чем не беспокойся, — резко ответил Хасан.
Внутреннее чутье подсказало Ясмин, что грубый тон Хасана вызван его волнением. А если что-то произошло, как она сильно надеялась, тогда появляется хоть какая-то возможность найти лазейку, чтобы ускользнуть.
Губы Хасана были стиснуты в узкую полоску, он был напряжен и чем-то встревожен — это все свидетельствовало о правильности догадки Ясмин.
— Ты уверен, что не хочешь со мной поговорить? — неожиданно заботливо спросила она. — В конце концов, может быть, я смогу чем-нибудь помочь.
Халифа взглянул на Ясмин, и, прежде чем он заговорил, она прочла в глазах Хасана, что он колеблется: говорить ли?
— Тебе нельзя здесь оставаться, — отрезал Хасан. — В горах неспокойно. В моих владениях находится несколько рудников по добыче фосфатов, и банды партизан создают нам проблемы. Официально данный район считается спорной территорией. ПОЛИСАРИО стремится захватить рудники. Они постоянно предпринимают такие попытки, но на этот раз дело кончилось плохо — есть убитые.
Ясмин замерла. Халифа сказал «в моих владениях», но не «во владениях моего брата». В этом было что-то зловещее.
— Почему мы не можем поехать в Рабат, к твоему брату? — помедлив, спросила она.
— Я не могу. — Ясмин увидела, как на лицо Халифы легла серая тень. — Мой брат умер.
— Умер? — Теперь Ясмин все поняла. — Когда? Когда это произошло?
— Мне позвонили, покаты спала. — Хасан говорил с трудом. — У него случился сердечный приступ с осложнениями.
Теперь я должен оставаться здесь и следить за людьми. Мне следовало бы самому отвезти тебя в Рабат, но теперь о моем отъезде не может быть и речи. И я не знаю, как поступить с тобой. Они тебя не пощадят, если взбушуются.
Халифа медленно поднял глаза и встретился взглядом с Ясмин. Вместо Хасана, хорошо знакомого ей по Парижу, умного, цивилизованного, с высшим образованием, Ясмин увидела совсем другого человека. Халифу трудно было узнать: орлиные черты лица и набрякшие веки темных глаз напомнили Ясмин портрет классического араба; парижский лоск исчез, сменившись резкими чертами надменного и дикого шейха.
Мысли Ясмин лихорадочно заметались. Она пыталась определить, как этот неожиданный поворот событий скажется на ее теперешнем положении пленницы и как Хасан намерен с ней поступить. Если в какой-то момент ей показалось, что внешняя цивилизованность Хасана заставит его согласиться с правом Ясмин на возвращение в Париж, к привычной жизни, то теперь выбора у Ясмин не оставалось. Наносный лоск Хасана улетучился — его смыла смерть брата.
Ясмин вдруг пришла к выводу, что желание Халифы отказаться от своего наследства и навсегда поселиться в Париже было связано с тем обстоятельством, что он был вторым сыном в семье, а значит, не имел реального положения в Марокко. Традиция диктовала условия, при которых старший брат Хасана наследовал богатство и власть, а Хасану отводилась совершенно незначительная роль. Хорошо зная Хасана, Ясмин теперь поняла, до чего невыносимо было для него такое положение. Хасан был слишком самолюбив и мог согласиться только на полную, безграничную власть. Потому Халифа и учился в Гарварде. Потому он и жил в Париже. У него просто не было выбора.
Теперь же ситуация кардинально изменилась. Теперь Хасан стал шейхом. Это привязывало Халифу к его стране неизмеримо более тесными узами. Если еще вчера Ясмин грела мысль попробовать обмануть Халифу, заставив его думать, что она готова здесь остаться, выйти за него замуж и передать ему все свое наследство, то при нынешних переменах это становилось невозможно. Хасан, несомненно, мог бы купиться на ее деньги, поскольку Ясмин убеждена, что жизнь в пустыне никогда не устроит Халифу. Еще недавно Ясмин была уверена в том, что Хасан продержит ее в Гулимине ровно столько, сколько сможет выдержать сам.
Но теперь она поняла, что, несмотря на все ее ухищрения и призывы вернуться в Париж к реализации взлелеянных Халифой планов, он скорее предпочтет похоронить себя, а заодно и Ясмин навсегда в этой средневековой крепости.
Стараясь говорить спокойно и сохранять невозмутимое выражение лица, Ясмин протянула руки к Хасану, как бы пытаясь успокоить его:
— Меня так огорчило известие о твоем брате. Как бы я хотела хоть чем-то тебе помочь. Мне хотелось бы попасть в Рабат, чтобы быть с твоей семьей, ты же хотел меня представить твоим родственникам.
Но Халифа был непроницаем. Он резко отпрянул от Ясмин:
— И речи быть не может.
— Ты действительно считаешь, что здесь может быть что-то серьезное? — Голос Ясмин дрожал.
— Кто знает, что у этих партизан на уме. Известно только, что они двигаются в нашем направлении. — Халифа пристально посмотрел на Ясмин. — Но я также подозреваю, что и твой дружок сейчас находится на пути сюда. — Брови Хасана вытянулись в ровную полоску. — Он тоже мне звонил.
Ясмин промолчала, изо всех сил стараясь сохранить самообладание и не выдать нахлынувшего радостного чувства.
— Он хотел узнать, здесь ли ты, и я ответил, что ты у меня и с тобой все в порядке, — сказал Халифа после долгой паузы, внимательно вглядываясь в Ясмин, словно пытаясь определить ее чувства к Шарлю. — Тем не менее он говорил со мной вовсе не как человек, который собирается на тебе жениться. Он говорил как человек, которому нужно, чтобы ты подписала какие-то бумаги.
Нечеловеческим усилием Ясмин сохранила уверенное выражение лица.
— А, вспоминаю, действительно было несколько документов, которые, по мнению адвокатов, я должна подписать, — спокойно соврала она.
Хасан улыбнулся ее словам и приподнял бровь.
— Как бы там ни было, я был с ним предельно вежлив и дал ему понять, что он будет желанным гостем, если надумает совершить небольшое путешествие. Мне пришло в голову, что, случись серьезная заваруха, а Шарль Ламарке будет здесь, я смогу продать его в качестве заложника, выручить неплохие деньги, а тебя оставить себе.
Ты, моя маленькая инжиринка, хороша для изнасилования, а он, со своей стороны, хорош для выкупа. — По лицу Халифы расползлась плотоядная улыбка, и он обнял Ясмин. — Я решил, что ты не будешь возражать, малышка. В конце концов, поскольку ты теперь моя женщина, судьба этого глупого банкира тебя больше не волнует. Ведь правда же?
Ясмин остолбенела. Как только она со всей ясностью осознала весь ужас замыслов Халифы, первым ее порывом было вырваться из объятий Хасана и наброситься на него с кулаками. Но Ясмин усилием воли подавила в себе эту естественную реакцию. Если Хасан решит, что Ясмин согласна с его планом принести Шарля в жертву, то это даст ей небольшой выигрыш во времени. Этим шагом она скорее всего сможет купить себе некоторую свободу действий и тем самым, если это только возможно, спасти и себя, и Шарля. Хотя надежды на это было мало. Хасан вполне мог убедить партизан взять в заложники Шарля вместо Ясмин, но если они потребуют их обоих, что ж, для Халифы этот вариант был бы еще лучше.
Ясмин подняла лицо и выдавила из себя улыбку.
— Очень разумно, — прошептала она. Ясмин никак не могла заставить свой голос звучать громче: она до смерти боялась, что Хасан видит се насквозь, но тем не менее продолжала шепотом:
— Ты был прав. Я действительно чувствую себя здесь как дома. Стоило совсем немного побыть в твоем замке, чтобы это понять.
Хасан запечатлел легкий поцелуй на полуоткрытых устах Ясмин.
— Я счастлив это слышать. Жаль только, что не могу продемонстрировать тебе прямо сейчас свой восторг. Мне нужно очень многое сделать. Кроме того, мне следует подготовить сердечный прием нашему банкиру. Что ты думаешь на этот счет?
Ясмин молча кивнула. Вспомнив собственное путешествие в эту неприступную крепость, она задумалась, когда может прибыть сюда Шарль и каким образом его сюда привезут. Так же как ее — связанным и с кляпом? Или будут обращаться с ним по-человечески?
— Не бойся, любовь моя, — Хасан повел Ясмин через огромную столовую, — я покажу тебе место, где ты сможешь спрятаться в случае заварухи. Идем со мной.
Халифа провел Ясмин через главный двор, мимо охраны, на задворки. Там, в углу, был еще один небольшой дворик, в глубине которого стоял низенький дом с дверью в форме усеченного конуса. Открыв ее. Халифа зажег карманный фонарь.
— Тут старая лестница, ведущая к резервуарам. — Хасан высветил лучом старинные, отшлифованные временем каменные ступени. — Их построили еще римляне. В одиннадцатом веке были построены первые здания, но резервуары и лестница остались нетронутыми. Вода поступает сюда из горных источников. Следует лишь прочищать русло от камней, которые постоянно наносятся водными потоками.
Вот откуда у нас проточная вода. В большинстве других мест этого района цистерны устанавливаются на крышах, чтобы собирать воду от скудных дождей.
Хасан стал спускаться по лестнице, и Ясмин последовала за ним, держась рукой за стену, чтобы не поскользнуться.
— Ты можешь спрятаться внизу. Но я уверен, в этом не будет необходимости, так что не беспокойся. Просто я хочу, чтобы ты знала об этом месте.
Они дошли до конца лестницы, и Халифа направил свет фонаря на потолок. Резервуар имел форму бочки и был сделан из старого кирпича. Конструкция была просто великолепна. Ясмин поразилась архитектурному гению древних римлян. Многие дома, построенные в Европе уже в этом веке, ветшали и приходили в негодность, а эти своды, возведенные тысячелетия назад, все еще находились в прекрасном состоянии.
— Давай вернемся, — попросила Ясмин, дрожа. Она бросила еще один, последний взгляд вокруг, но слабый луч фонаря едва пробивал чернильную темноту подземелья. Ясмин не особо привлекала идея прятаться в кромешной тьме.
Хасан быстро вывел Ясмин во двор. Она испугалась людей, которые охраняли высокие неприступные стены.
Свет, падавший из окон, поблескивал на лоснящихся прикладах ружей, и Ясмин задрожала. Это был совершенно другой мир, не похожий на тот, к которому привыкла Ясмин. Для живущих в нем людей жизнь и смерть существовали рядом, постоянно переплетались и ничего не значили.
Вопрос заключался не в том, как ты проживешь в пустыне, но как ты в ней умрешь.
Ясмин подумала о религиозных войнах. По общепринятому мнению, если мужчина погибал в сражении, он попадал прямо в рай — вне зависимости от того, насколько грешную жизнь вел на этой земле. Такая психология обусловливала свирепость воинов и жестокую беспощадность средств, которыми велись религиозные войны.
Ясмин плотнее закуталась в халат и поспешила в дом.
Теплые отблески света были окрашены благодаря коврам в красные и голубые тона и казались чрезвычайно приветливыми. Они манили Ясмин и сулили ей покой и умиротворение, хотя никто не мог поручиться, удастся ли ей остаться в живых в течение ближайших двадцати четырех часов.
Халифа проводил Ясмин до дверей ее комнаты, на пороге которой слегка поцеловал ее в лоб.
— Поспи немного, — тихо сказал Хасан. — Судя по всему, ничего не должно случиться. Но на всякий случай тебе нужно как следует отдохнуть.
Ясмин прилегла на подушки и уставилась взглядом в окно. Висевшая в небе круглая луна была уже на ущербе.
Ясмин наблюдала за тем, как на одном из ее боков образовывалась едва заметная тонкая полоска. Небольшая керосиновая лампа, освещавшая комнату, рисовала на стенах замысловатые тени. Ясмин, уставшая больше, чем сама о том подозревала, скоро уснула.
Проснулась она от звуков стрельбы. Пальба была беспорядочной и раздавалась где-то вдалеке. Но голова Ясмин прояснилась мгновенно. От сна не осталось и следа.
Ясмин услышала гортанные крики во дворе и решила найти Хасана, но его нигде не было видно. Войдя в главный зал, Ясмин приостановилась, увидев в окно верхнюю часть стены с бегущими по ней фигурами людей.
Она неожиданно вспомнила, что должен приехать Шарль. О Аллах, он уже приехал? Это все из-за Шарля? В кого стреляют эти люди — в Шарля или в партизан? Куда, черт возьми, подевался Хасан? Ясмин поспешила вниз и тут увидела бегущего через двор Халифу.
— Что происходит? — спросила она дрожащим от тревоги голосом. — Почему они стреляют?
— Мы обнаружили банду каких-то людей в горах. Вот тебе пистолет на случаи необходимости. И помни, что я сказал тебе насчет резервуаров.
Хасан вручил Ясмин пистолет, и она удивилась, до чего же он тяжелый.
— Я не знаю, как стрелять из пистолета, — ослабевшим голосом беспомощно призналась Ясмин.
— Просто направь его на цель и нажми спусковой крючок, — спокойно сказал Халифа. Голос его вовсе не походил на голос человека, когда-то с таким изыском заказывавшего бутылку шампанского в богатом парижском ресторане. — А теперь — уходи отсюда немедленно. Если начнется стрельба, главным врагом для тебя станет шальная пуля. — Подтолкнув Ясмин в направлении ее комнаты, Халифа снова исчез в глубине двора.
Ясмин не знала, как поступить, и ей страшно не хотелось оставаться одной в комнате. Быстро оглядевшись, она решила, что самое время подумать о бегстве. Если удастся найти хоть какую-то лазейку, она получает большое преимущество во времени. Ясмин оставалось только надеяться, что Шарль не попал в самый центр перестрелки. В сложившихся обстоятельствах было бы лучше, чтобы он вообще пока не появлялся в этом районе.
Ясмин прошла по коридору, проходившему с другой стороны кухни. В конце его она увидела небольшую дверь.
Войдя в нее, Ясмин оказалась в помещении, являвшемся, очевидно, кухонной помойкой. Вонь стояла страшная.
Пройдя к двери, ведущей на улицу, Ясмин обнаружила, что стена здесь гораздо ниже остальных стен крепости. Довольная своим открытием, Ясмин направилась было назад, в дом, но внезапно услышала какой-то шорох.
Первое, что пришло в голову Ясмин, — кошка. Но тут же кто-то обхватил Ясмин сзади и повалил на кучу лежавшего в углу мусора. Большая ладонь зажала ей рот, сверху навалилось тяжелое тело.
Потребовалось несколько секунд, прежде чем Ясмин поняла, что чувствует очень знакомый свежий запах ароматного мыла.
«Шарль!» — мелькнуло в голове Ясмин.
Но Ламарке все еще плотно зажимал ей рот. Не имея возможности издать хотя бы звук и дать понять Шарлю, что она его узнала, Ясмин с трудом разжала зубы и медленно прошлась языком по ладони Шарля.
Она почувствовала, как Шарль вздрогнул от неожиданности.
— Ясмин? — прошептал он.
Она кивнула, и Ламарке тут же отпустил ее.
— Mon Dieu, Ясмин, — простонал Шарль, — что, черт побери, здесь происходит?
— В горах неспокойно, и они боятся, что мы здесь можем оказаться в опасности, — скороговоркой заговорила Ясмин. — А почему ты оказался на кухонной помойке?
— Это единственное место, не охраняемое этими головорезами. По дороге сюда меня чуть не убили какие-то свиньи, что прячутся в горах. А вообще ты мне можешь что-нибудь объяснить? Что за переделка, в которую мы угодили?
— Отвратительная, но не безвыходная, — зашептала Ясмин. — Послушай. Я должна вытащить тебя отсюда. Хасан намерен выдать тебя бунтовщикам в качестве заложника. Он думает, что это поможет ему откупиться и избавиться от них.
— Если верить тебе, — недоверчиво сказал Шарль, — получается, что гораздо безопаснее оказаться снаружи, чем оставаться в стенах крепости. Там хоть ситуация не такая «безвыходная», как ты выразилась.
— Не беспокойся, — шепнула Ясмин. — Мне кажется, я смогу вытащить тебя отсюда. А где твоя машина? Ты что — пешком пришел?
— Нет. Я оставил ее в овраге, как только услышал выстрелы. Слава Богу, с тобой все в порядке. Скажи честно, он не обидел тебя?
— Нет, — коротко ответила Ясмин. — Подожди меня здесь: я должна найти фонарь, после чего вернусь. Хвала Аллаху, ты тоже в порядке. Я так рада тебя видеть. Я так боялась, что ты не приедешь, после того что я наговорила тебе по телефону.
— А я боялся, что ты не захочешь меня видеть, после того что я тебе наговорил, — с нежностью признался Шарль. — Ты прощаешь меня?
— Конечно. — Ясмин быстро поцеловала Шарля. — Я скоро вернусь.
Выглянув за дверь и убедившись, что коридор пуст, она быстрым шагом направилась в главный зал. В нем не было ни души. Ясмин не знала, где искать фонарь. Увидев, что дверь в одну из комнат слегка приоткрыта, Ясмин заглянула туда. Обстановка напоминала чей-то кабинет. В центре красовался великолепный стол красного дерева на гнутых резных ножках; крышка стола была обита натуральной кожей. Рядом с байковой подушечкой на столе лежали три фонарика и коробка с патронами.
Ясмин оглянулась, рванулась через комнату и сгребла со стола патроны и фонарики. Распихав все по карманам халата, Ясмин подумала, подойдут ли патроны к пистолету, который ей вручил Халифа, но времени на проверку не было. Оставалось надеяться, что патроны не понадобятся.
Проходя мимо кухни, Ясмин заскочила туда, прихватила из блюда, стоявшего на столе, пригоршню инжира, после чего шмыгнула в помещение, где оставила Шарля.
Но Ламарке она там не увидела.
— Шарль, — зашипела Ясмин. — Ты где?
Возникшая у ее плеча тень заставила Ясмин подпрыгнуть от испуга. Но к счастью, это был Шарль.
— Слушай, — осторожно начала Ясмин. — Тут есть лестница, ведущая к подземному резервуару. Он наполняется водой горных источников. Когда-то Оскар рассказывал мне об архитектуре древних римлян, они обычно прокладывали арочный тоннель вдоль всего русла, чтобы его не завалило каменными оползнями. Вдоль русла римляне обычно прокладывали каменный уступ типа набережной. Если его там не окажется, нам просто придется идти по воде. Не исключено, что существует выход где-нибудь по ту сторону стен.
— Прекрасно, но как нам добраться до лестницы? — спросил Шарль.
Вопрос был в самую точку. Ясмин не знала, как на него ответить. Вход в подземелье находился во дворе, заполненном вооруженными людьми. Внезапно стрельба резко усилилась, послышалась стрекочущая очередь ручного пулемета.
— Быстрее, — прошептала Ясмин, — иди за мной.
Шарль по пятам следовал за Ясмин. Они выбрались из кухни и побежали к задворкам. Со своей выгодной позиции в тени дома они увидели, что цель их путешествия находится на расстоянии не более двадцати футов. Это казалось близко, но пространство, которое им предстояло преодолеть, было открытым и ничем не защищенным.
Ясмин взглянула на крепостные стены. Там находилось не менее двадцати человек. К своему облегчению, Ясмин увидела, что мужчины стоят к ним спиной. Увлеченные событиями, происходившими внизу, по ту сторону стены, никто из них не оглядывался, и, таким образом, появлялся шанс проскочить незамеченными.
— Вперед! — прошипела она Шарлю, не спуская глаз с людей, стоявших на стене, и опрометью бросилась через двор. Ясмин была уверена, что ей удастся осуществить задуманное.
Но тут хриплый смех, раздавшийся со стороны жилых зданий, словно выстрел, приковал Ясмин к месту. Обернувшись, она увидела силуэт стоящего в арке главного входа Хасана.
— Так-так-так, — раздался отвратительный голос Халифы. — И что же мы видим? — Хасан стоял, широко расставив ноги, одна рука в кармане, в другой, опущенной, был зажат револьвер. — Я смотрю, ты все-таки решилась на бегство? — Растягивая слова. Халифа в упор смотрел на следовавшего за Ясмин Шарля. — Далеко собрались?
Ламарке резко остановился и повернулся лицом к Хасану. Но прежде чем он успел заговорить, Ясмин выступила вперед.
— Что там за стрельба, Хасан? — резко спросила она в надежде сбить его с толку. Она решила, что выгоднее действовать агрессивно, тогда Халифа не поймет, что они с Шарлем пытаются бежать из крепости.
— Ребята развлекаются, — протянул Хасан. — Палят наобум куда попало, им кажется, что партизаны от страха разбегутся. Раньше такая система срабатывала, по крайней мере на какое-то время, может, и теперь сработает. — Пояснив ситуацию. Халифа обратил свое внимание на Шарля:
— Вижу, вам все же удалось добраться до наших мест. — На лице Хасана появилась притворно-дружелюбная улыбочка. — Но я что-то не припомню, чтобы вы проходили через главные ворота. Откуда же вы появились?
— У ваших главных ворот было несколько жарковато. — Шарль изобразил на лице не менее очаровательную улыбку. — Я предпочел остаться в тени, решил, что лучше войти с черного хода.
— Я это заметил. — Взмахом руки Хасан указал на испачканную рубашку Шарля. — Не хотели бы зайти в дом почиститься?
— Разумеется, — ответил Шарль.
Ясмин бросила ему предостерегающий взгляд, но он не достиг цели. Шарль и Хасан пошли через двор, и Ясмин осталось лишь последовать за ними в главный зал. Халифа показал Ламарке, где находится ванная» после чего взял Ясмин за руку чуть выше локтя.
— Мы с Ясмин подождем вас в моем кабинете, — спокойно заявил он Шарлю.
Не дожидаясь ответа. Халифа потянул Ясмин за собой в комнату. Он крепко, почти до боли, сжимал ее руку. Она в досаде вырвалась и, перейдя зал, остановилась у окна.
Хасан последовал за ней.
— Знаешь, а я ведь заметил, как ты смотрела на него. — Халифа ласково взял Ясмин за плечи и повернул к себе лицом. — Не думай, что способна лгать мне. Я слишком хорошо тебя знаю.
— Ты совсем меня не знаешь! — вспыхнула Ясмин. Она попыталась снова вырваться, но Хасан не отпустил ее.
— Скажи, он действительно тот человек, который тебе нужен?
Ясмин не хотела отвечать. Она боялась навредить Шарлю, любое неверно истолкованное слово могло подвергнуть риску ее положение или поставить па карту жизнь Шарля. Но в то же время Ясмин не умела лгать, и ее эмоции выдавали ее с головой.
— Ответь мне, Ясмин. — Глаза Хасана, тусклые и скучные, не выражали ничего. — Это действительно тот человек, который тебе нужен?
Ясмин не смогла выдержать взгляд Хасана.
— Я не знаю, — произнесла она, отворачиваясь. — Но я точно знаю лишь одно, Хасан, я хочу, чтобы моя жизнь принадлежала мне. Я хочу сама ею распоряжаться. Я хочу сама принимать решения.
— Твоя жизнь будет тебе принадлежать, но вместе со мной. Хотя я знаю, что ты в это не веришь.
Ясмин удивил и тон голоса Хасана, и неожиданная перемена в самом облике ее вчерашнего тюремщика и мучителя. Создавалось впечатление, что Хасан уже не нуждается в Ясмин с прежней силой и одержимость идеей обладать ею в значительной степени ослабела.
Пораженная внезапной догадкой, Ясмин тут же спросила:
— Теперь ты получил все, к чему так стремился, ведь так? Ты хотел стать шейхом, я права? Скажи мне честно, Хасан. Ведь именно эта страсть руководила тобой? Ведь тебе на самом деле вовсе не были нужны ни виноградники, ни я? Разве не так? Ты хотел быть шейхом, но знал, что, несмотря на все твои усилия и достижения, шейхами будут твой отец и твой брат, а ты останешься никем.
Хасан отвернулся от Ясмин. Казалось, он был готов согласиться с Ясмин, но в эту минуту в кабинет вернулся Шарль. Он умылся, хотя рубашка так и осталась испачканной.
Халифа устало взглянул на Ламарке. С улицы продолжали доноситься звуки беспорядочной стрельбы. Хасан пересек комнату и в изнеможении опустился в резное дубовое кресло у стола.
— Вы должны простить меня за оказанный прием, — жестко сказал он, поворачиваясь к Шарлю. — Но ситуация оказалась несколько запутаннее, чем я предполагал, приглашая вас.
Серьезность тона Халифы удивила Шарля, и он вопросительно посмотрел на Ясмин.
— Да, я успел это заметить. Вероятно, нам с Ясмин лучше покинуть ваш дом.
Халифа перевел взгляд с Ясмин на Шарля, потом опять повернулся к ней.
— Возможно. Но прежде нам следует кое-что обсудить.
— Что обсудить? — Шарль недоуменно уставился на Хасана.
— Полагаю, Ясмин уже сказала вам. — Халифа встал. — Только что умер мой брат, и, как вы уже успели заметить, у меня возникли некоторые проблемы с местными жителями. Первоначально я намеревался привезти Ясмин сюда, чтобы познакомить со своей семьей и попытаться урегулировать кое-какие недоразумения, существующие между нами… — Ясмин попыталась было что-то сказать, но Хасан жестом руки остановил ее. — Но в сложившихся обстоятельствах я считаю, что ей лучше вернуться во Францию.
Ясмин остолбенела: Халифа ее отпускает! За последние двое суток он приложил столько неимоверных усилий, чтобы удержать Ясмин рядом с собой! Но прежде чем она успела еще что-то сказать, Хасан продолжил:
— Я знаю, что имеются некоторые сложности с финансовыми делами, касающимися виноградников, но Ясмин прекрасно с ними справится и без меня. Буду вам признателен, если вы отвезете ее в Париж. — Хасан говорил медленно и ни на мгновение не сводил глаз с Ясмин.
Своим взглядом он словно старался заставить ее молчать дать возможность ему доиграть собственную игру. — В настоящий момент я не могу покинуть Гулимин… по семейным обстоятельствам. Уверен, вы меня поймете.
— Разумеется, — быстро вставил Шарль. — Но…
Халифа повернулся и быстрым шагом направился к двери.
— Я организую для вас джип и сопровождение, чтобы вы могли добраться до аэропорта. Если все будет в порядке, не исключено, что вы еще успеете на сегодняшний рейс.
Халифа вышел из комнаты, оставив Ясмин наедине с Шарлем.
Ясмин посмотрела на Ламарке: взгляд ее умолял Шарля ничего пока не говорить.
— Я сейчас, я быстро… мне надо собраться… — быстро проговорила она. — Встретимся во дворе.
Ясмин поспешила за Хасаном. Он как раз давал какие-то распоряжения своему человеку, и Ясмин подождала, пока он закончит.
— Спасибо, — сказала Ясмин, как только они остались одни.
Хасан пристально посмотрел на Ясмин, потом медленно улыбнулся:
— Я всегда говорил тебе, что не буду удерживать тебя силой. Но я никогда не верил, что ты сможешь отказаться от меня… — Халифа приподнял подбородок Ясмин. — Ты права. Поскольку теперь у меня есть то, чего я хотел, к чему всегда стремился, я намерен дать и тебе шанс получить то, чего всегда хотела ты. Хотя, возможно, ты еще и вернешься.
— Возможно, — улыбнулась Ясмин. — Но прежде я хотела бы убедиться, что ты действительно был прав относительно моего плана расширения компании. В конце концов мне важно знать твое мнение, сработает этот план или не сработает?
— Сработает, — уверенно заявил Хасан. — А теперь — собирай свои вещи и уезжай отсюда. Джалиль будет вас ждать.
Ясмин бросилась в комнату, связала свою грязную одежду в узелок, не забыв прихватить сандалии, и выбежала во двор. Шарль уже сидел в джипе. Увидев его аристократический профиль, Ясмин на секунду застыла на месте. Она вспомнила все их прежние разговоры, вес разногласия и последнюю ссору.
Ясмин вдруг поняла, как сильно ее собственная неуверенность и ненадежность ее положения мешали ей прислушиваться к словам Шарля. Чаще всего она слишком болезненно реагировала на его замечания — не потому, что подозревала его в неискренности, а потому, что принимала любые его соображения в штыки. На самом деле Ясмин никогда не была полностью уверена, что сможет сама построить свою жизнь и самостоятельно вести дело, без всякого вмешательства мужчины.
Запутала все именно она, а вовсе не Шарль, который с самого начала давал ей возможность дышать свободно и независимо развивать собственные деловые качества. Шарль старался не торопить ее и всегда приходил на помощь, когда она в ней нуждалась. Ясмин почувствовала такой прилив любви к Шарлю, что колени ее ослабели.
Но тут Ясмин вспомнила, что должна быть благодарна также и Хасану. В своей собственной нелегкой, трудной, порой невыносимой манере Халифа заставил волю Ясмин стремиться к преодолению границ собственных возможностей.
Со вздохом облегчения Ясмин также поняла, что у нее — есть все, чего она так страстно желала. К тому же у нее был Шарль — мужчина, который наконец предоставил Ясмин возможность быть самой собой.
О Аллах… какое счастье!


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Наслаждения - Сидни Диана



роман логически не завершён. ЖАЛЬ!!!
Наслаждения - Сидни Дианаальф
14.03.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100