Читать онлайн Наслаждения, автора - Сидни Диана, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наслаждения - Сидни Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наслаждения - Сидни Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наслаждения - Сидни Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сидни Диана

Наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Несмотря на приятно проведенный вечер, до конца месяца Ясмин так и не встретилась с Ламарке. Ясмин и Хиллари съездили ненадолго в Лозанну навестить Соланж. В Лотремо была педеля каникул, и атмосфера стояла довольно унылая.
Соланж была рада увидеть подруг, поскольку их визит несколько развлек ее, а Ясмин и Хиллари прекрасно провели время, вспоминая школьные годы, — воспоминания так и захватили их, стоило девушкам оказаться в знакомой обстановке старого здания.
Когда они вернулись в Париж, Ламарке был за границей, на двухнедельной банковской конференции в Бельгии, но он дал твердое обещание Ясмин, что они снова поужинают вместе, как только он вернется. Это было и кстати, поскольку все дни и вечера Ясмин были заполнены до отказа: в Париж приехали родители Хиллари, и Ясмин приходилось проводить львиную часть своего времени в компании этой троицы, наблюдая за тем, как Хиллари вертит своим отцом и доводит до обмороков своим экстравагантным поведением бедную матушку.
В последний вечер своего пребывания в Париже родители Хиллари решили взять с собой девушек па вечеринку, которую устраивал друг их семьи — кинопродюсер.
— Это твой шанс, Ясмин, — сказала Хиллари по телефону. — Я приеду через час и помогу тебе одеться.
— Но я вполне в состоянии одеться самостоятельно, — расхохоталась Ясмин. — Или у тебя есть для меня какие-то идеи?
— У меня-я-я? — протянула Хиллари таким невинным голоском, что это еще более обеспокоило Ясмин.
— Ну хотя бы намекни.
— Я предпочитаю делать сюрпризы, дорогуша. Не дергайся. Все увидишь, когда я приеду.
Весь вечер в ожидании Хиллари Ясмин терзали смутные предчувствия.
«Аллах, дай мне силы устоять перед Хиллари, если это будет слишком вызывающе», — тихо молила Ясмин.
Но Аллах не помог: Хиллари была Хиллари.
Она явилась с большой коробкой под мышкой и плутоватым выражением лица. Ясмин поняла, что у нее практически не остается надежды.
— Значит, такие дела, — заявила Хиллари. — Я решила, « что ты угробила достаточно времени на всю эту банковскую чушь и весь этот виноградный мусор. Я решила, что тебя должны открыть!
— Каким образом открыть, Хиллари? Должна ли я пройтись голой по Елисейским полям?
— Горячо, но не в точку. Я решила, что ты должна стать кинозвездой. Ты будешь великолепна, говорю тебе. А вечеринка — как раз то место, где тебя могут открыть. Там будет целая свора директоров и продюсеров.
— Почему я? А как с тобой? Из тебя выйдет гораздо лучшая кинозвезда, чем из меня.
— А я и не говорила, что собираюсь сидеть в тени.
Теперь кончай выпендриваться и примерь-ка вот это.
Не снимая своего длинного до пола пальто, Хиллари бросила коробку на кровать и сорвала с нес крышку. Разбросав по полу упаковочную бумагу, она извлекла из коробки блестящее платье цвета золотистого металла и развернула его перед Ясмин.
— Себе я тоже купила такое, но только черное: Я потрясающе смотрюсь в черном из-за цвета своей кожи и волос. А это — как раз для тебя. Ну-ка, примерь, только никакого нижнего белья, а то швы расползутся.
На лице Хиллари было выражение кошки, только что проглотившей канарейку. Ясмин затряслась от страха при мысли об авантюре, в которую ее втягивает подруга. Но самое худшее ее ждало впереди — когда она натянула платье через голову и до конца осознала истинную картину ожидавшей ее беды.
— Я не могу появиться в таком виде на публике, — Простонала Ясмин, увидев себя в зеркале.
Платье сидело на ней в обтяжку, тускло-золотистый цвет почти сливался с цветом кожи. Лиф с глубоким вырезом едва держался на тоненькой лямочке на левом плече.
По правому боку шел разрез до самого бедра. Каждая выпуклость, впадинка или изгиб тела прорисовывались с поразительной четкостью. Ясмин выглядела голой. Так оно практически и было.
— Но никто не обратит на тебя внимания, пока ты не наденешь что-нибудь сногсшибательное! — радостно воскликнула Хиллари. — Поверь мне, в этом платье ты сногсшибательна. Но, Боже, кто надоумил тебя сотворить такое с волосами?
Хиллари подошла к Ясмин и решительно вытащила все шпильки из узла, в который были стянуты волосы Ясмин.
Великолепный каскад тяжело упал ей на плечи.
— При чем тут волосы на голове, когда практически любой может видеть волосы у меня на лобке.
— Так и должно быть. Прекрати пищать, — вспыхнула Хиллари. — Сейчас ты выглядишь так, как никогда в своей жизни не выглядела. — Хиллари распахнула пальто и, покрутившись, сбросила его на пол. — А теперь посмотри, как это выглядит на мне, дорогуша. Смотрится неплохо, или ты совсем уж ничего не понимаешь.
Ясмин вынуждена была согласиться, что выглядело платье впечатляюще. Хиллари была невысокого роста, но отлично сложена: изящная, с тонкой талией, фигура, пышная, высокая грудь. Стройная нога открывалась почти полностью в длинном разрезе, а маленькая ступня прекрасно смотрелась в изящной черной туфельке на высокой шпильке.
— А теперь посмотри на нас вместе. — Схватив Ясмин за руку, Хиллари подвела ее к зеркалу.
Они постояли рядом, разглядывая собственные отражения в зеркале: с лица Ясмин не сходило беспокойство.
Это был резкий контраст с лицом Хиллари, полностью удовлетворенной своим внешним видом.
«Хотела бы я знать, почему я такая несуразная? — подумала Ясмин. — Постоянно хочу как-то стушеваться, и экстравагантный наряд всегда заставляет меня испытывать неловкость. А Хиллари такая ерунда вообще не приходит в голову. Чем ярче она выглядит, тем больше довольна собой».
— Хорошо, — вздохнула Ясмин. — Я пойду в этом платье и посмотрю, к чему это приведет. Но если меня надо будет спасать, тебе лучше…
— Не смеши меня, Ясмин. Ты прекрасно сможешь сама о себе позаботиться. Если не получится, что ж, — возбудишь против меня судебное дело. Кроме того, гарантирую тебе, в этом платье на подобной вечеринке ты вовсе не будешь выглядеть белой вороной. Там будут все мало-мальски восходящие звездочки Западной Европы, и они напялят на себя еще меньше материи в надежде подцепить работенку.
Они отправились на вечеринку и произвели там небольшую сенсацию. Несмотря на то что «восходящих звездочек» там было предостаточно, это оказалось правдой: они с Ясмин были новенькими. А свежие новые лица в этих кругах ценились очень высоко.
Вечеринка проходила в огромной галерее на Монмартре. Воздух был сизым от дыма, сквозь который трудно было что-либо разглядеть. На потолке и трех стенах демонстрировались различные фильмы, проецируемые скрытыми аппаратами, в зале грохотала рок-музыка, изрыгаемая пятью громадными стерео-динамиками. Отец Хиллари, едва успевший ухватить бокал шампанского с подноса у официанта, с трудом пробиравшегося сквозь плотную толпу, пробубнил что-то насчет «уйти пораньше».
Ясмин проводила взглядом пожилую, элегантно одетую супружескую пару, постепенно растворившуюся в толпе, и переключила свое внимание на происходившее вокруг нее в зале. В углу за небольшим столиком группа молодых людей нюхала кокаин. У большого окна стоял актер, показавшийся Ясмин знакомым. Актера окружала стайка молоденьких девиц, судя по всему, они ему до смерти надоели.
Люди пили, обнимались, приходили и уходили.
Хиллари, словно пчелка, носилась по залу, а Ясмин еле справлялась с чередой мужчин, приглашавших ее потанцевать, поговорить, съездить на уик-энд за город, выйти замуж или же просто переспать. Ясмин старалась не задерживаться ни с кем надолго, а потому не утруждала себя необходимостью объяснять свои отказы. Так что оказалось совсем нетрудно вести себя в толпе, собственно говоря, гораздо легче, чем иметь дело с каким-то определенным мужчиной.
— На сколько кинопроб тебя уже успели пригласить? — спросила Хиллари, встретившись с Ясмин в переполненной дамской комнате. — Лично я получила шесть приглашений.
Они расхохотались. Хорошенькая девушка с ярко-рыжими волосами всхлипывала, сидя в углу на стуле. Другая девушка сидела рядом и сочувственно смотрела на подругу.
— Я собираюсь скоро уйти, — сказала Ясмин, приводя в порядок волосы и поправляя макияж. — Мне завтра утром на работу. Я все еще пытаюсь найти способы убедить Хасана в необходимости расширения.
— Поступай как знаешь, дорогая. — Слова Хиллари звучали забавно, поскольку она, подкрашивая губы, вытянула их буквой «О». — Вообще-то я неплохо провела время с Хасаном, но он — слишком скользкий, даже для меня. Я нашла замечательного старенького графа. Я готова назначить его своим третьим мужем. Мне нужна стабильность в жизни, ты как считаешь?
Ясмин засмеялась:
— Ты неисправима. Между прочим, я собиралась спросить тебя о Хасане. Я рассчитывала, что ты рано или поздно все мне расскажешь, потому что Хасан, естественно, даже словом не обмолвился.
— Ах, дорогая, — Хиллари серьезно взглянула на Ясмин, — в постели он просто фантастика, но он сильно помешан на тебе.
— Ты не права, Хиллари. Все давно кончено.
— Может, ты так и считаешь, но Хасан, очевидно, придерживается иной точки зрения. Вес, чем он занимался, — трахал меня, а расспрашивал о тебе. — Хиллари снова принялась за свою прическу. — Это раздражает.
— О чем он расспрашивал? — неожиданно заинтересовалась Ясмин.
— О-о-о, да ты сама знаешь. Все те же занудные вопросы. Для тебя они, разумеется, незанудны. Но я вообще-то предпочитаю, чтобы со мной в постели говорили обо мне, а не о тебе. А то получалось, точно мы в этой постели втроем. Я не большой любитель групповухи.
— Интересно знать почему? — задумалась Ясмин. — Может быть, простое любопытство?
— Скорее навязчивая идея, — сказала Хиллари, пряча косметику в сумочку. — Как бы там ни было, он твой с потрохами, дорогая, хочешь ты того или нет. Мир полон трахательных машин, а я навострилась на денежки, спрашивается, на что он мне нужен!
— Пришли мне открытку, хорошо?
— Надеюсь, что пришлю приглашение на свадьбу.
Кинув последний взгляд на плакавшую в углу девушку, подруги вернулись в хаос главного зала. Ясмин в конце концов удалось разыскать свое пальто, она махнула на прощание Хиллари, но та в это время, прикрыв глаза, шептала что-то на ухо высокому красивому блондину и потому ничего не заметила. Получив по пути два приглашения «пойти выпить где-нибудь в более спокойном месте» и отказавшись от них, Ясмин вышла на улицу, поймала такси и отправилась домой.
Хиллари позвонила ей на следующий день после обеда из Орли, после чего улетела из жизни Ясмин так же неожиданно, как неожиданно и ненадолго в нес ворвалась.
В течение нескольких месяцев идея расширения дела оставалась без движения, поскольку не было ссуды. Ясмин сгорала от нетерпения сделать нечто грандиозное со своими виноградниками и продолжала искать пути реализации разработанного плана. Но то была медленная, скучная, рутинная работа, и временами казалось, что она ни к чему не приведет. Ясмин тем не менее использовала малейшую возможность для увеличения активов своей компании, с тем чтобы, когда настанет срок, она могла бы просто сдвинуть нужные рычаги и запустить машину перемен.
Все это время ей постоянно звонил Ламарке с предложениями о встрече, и они вместе исходили весь Париж. В обществе Шарля Ясмин всегда чувствовала себя беззаботно. Они посещали великолепные рестораны и бистро, ходили в театры и на концерты. Случались с ними также и приятные неожиданные приключения: то они в пять часов утра встречали где-нибудь за городом восход солнца, то до полуночи просиживали, попивая вино, на набережной Сены, наблюдая за снующими по реке экскурсионными теплоходами.
Лето медленно уходило, и Ясмин с Шарлем все ближе узнавали друг друга. Что больше всего поражало Ясмин в Шарле, так это то, что он ни разу не предложил ей переспать с ним. В первое время она с замиранием сердца постоянно ждала неминуемого, как ей казалось, вопроса.
Всякий раз, когда вечер подходил к концу, Ясмин начинала нервничать и дергаться, пытаясь представить себе, как должна реагировать, когда в конце концов этот вопрос будет задан. Но время шло, щекотливые вопросы не поднимались, Ясмин расслабилась, успокоилась и перестала следить за каждым своим движением.
Однако с успокоением появилось и новое беспокойство — теперь уже диаметрально противоположного свойства. Ясмин стала тревожиться: если Шарль не налетает на нее коршуном, значит, что-то не в порядке с ней? А что тут могло быть?
Разве она не привлекательна? Или, может быть, здесь дело еще в чем-то? А вдруг Шарль вообще не интересуется девушками? И такая шальная мысль пришла как-то Ясмин в голову. Но Шарль вовсе не походил на мужчин подобного типа.
Ясмин часто ловила на себе его взгляд, и в нем было много загадочности и, можно даже сказать, своего рода голода. Ясмин сразу же вспоминала похожие взгляды других мужчин, значение которых она прекрасно понимала. Но тем не менее они с Шарлем часто бродили по Парижу, взявшись за руки, и он никогда не делал попыток прикоснуться к Ясмин иначе как братским или дружеским манером.
Ясмин стала чувствовать себя очень комфортно в обществе Шарля, точно он стал ей настоящим другом. Хасан, однако, придерживался другого мнения о характере их отношений.
— Ты проводишь много времени с нашим банкиром, — сказал как-то Ясмин Халифа. Голос его был достаточно спокойным, но в глазах читалась досада.
— Шарль очень хороший друг, — также спокойно ответила Ясмин. — Мы, как туристы, осматриваем достопримечательности, ходим в театр, посещаем интересные места, вот и все.
— И ты не спишь с ним? — выражение лица Хасана оставалось таким же спокойным, но напряжение, сжавшее его ладони в кулаки, просочилось и в голос.
— Нет. А что, должна? — решила поддразнить Халифу Ясмин.
— За такой срок я ожидал, что это уже случилось, — сказал Хасан, и лицо его несколько расслабилось. — Некто знает? Может быть, он гомик. Никогда бы этого не подумал, но порой трудно сказать…
— Я так не считаю, — вступилась за Шарля Ясмин. — Может быть, он просто уважает меня и…
— Уважает! — Хасан взорвался неудержимым смехом. — Забавно, если ты окажешься права, но кто я такой, чтобы давать тебе советы?
И все же Ясмин заметила, что Халифа продолжает пристально следить за се встречами с Ламарке, делая это спокойно и ненавязчиво.
Как-то поздним вечером Ясмин и Шарль прогуливались по Елисейским полям, и одно из тысяч парижских такси чуть не сбило Ясмин, неосторожно шагнувшую с тротуара. Шарль схватил Ясмин за руку и дернул к себе, подальше от опасного места. От неожиданности Ясмин чуть не потеряла равновесие, развернулась и оказалась в объятиях Шарля. К ее удивлению, губы Ламарке слегка коснулись лба Ясмин, а руки крепко сжали ее вздрогнувшее тело.
Она почувствовала телом, как бешено колотится его сердце под тонкой материей белоснежной рубашки, а кожей ощутила теплое, участившееся, прерывистое дыхание.
Шарль мгновенно отпустил Ясмин. Пораженная, она смотрела на него, и выражение его лица повергло Ясмин в шок. Оно было исполнено желания и боли. Ясмин едва могла выдержать этот взгляд. Заметив реакцию Ясмин, Шарль отвернулся, чтобы не дать Ясмин прочесть в своем взгляде нечто большее.
Не зная, как поступить, Ясмин лишь сказала:
— Шарль…
Подобно хамелеону, мгновенно меняющему свою окраску, Ламарке повернулся к Ясмин с широкой улыбкой, которая так шла к прекрасным чертам его лица.
— Мне что, нельзя и на мгновение оторвать взгляд от тебя? — ласково пошутил он и мягко шлепнул Ясмин, как маленькую девочку.
Ясмин оказалась не готова к столь стремительному переходу на шутливый тон после короткой, но очень яркой вспышки безумного желания в глазах Шарля. Она постоянно возвращалась к тому впечатлению, которое на нее произвел этот короткий взгляд. Однако взгляд этот никогда больше не появлялся. Ясмин спустя некоторое время решила, что это было лишь непонятное видение или, может быть, какое-то воспоминание из прошлого, не имеющее к ней отношения. Все это было так странно, что Ясмин все время возвращалась мыслями к этому мгновению.
Несколько дней спустя после этого происшествия в офис Ясмин явился Хасан, очень серьезный и решительный. После детального рассказа о продолжающемся экономическом кризисе во Франции Халифа заявил, что в Америке происходят как раз противоположные процессы. Американский бизнес переживал мини-бум, и как результат этого в последние годы там появилось немало свободных денег.
— Время пришло, Ясмин, — заявил Хасан. — Мы должны запустить в реализацию твой план.
— Мне очень приятно, — ответила Ясмин, в груди которой, подобно пузырькам шампанского, начала подниматься надежда, — Ты хочешь сказать, что теперь мы сможем достать деньги? Мы можем продать какую-то недвижимость?
— Именно это я и хотел обсудить. К сожалению, наше положение с наличностью немногим отличается от весеннего. Но это никак не меняет тот факт, что настала пора действовать. Если мы сейчас же не предпримем нужные шаги, мы упустим уникальную возможность.
— Я не понимаю, что же ты предлагаешь?
— Тебе следует акционировать компанию, — без колебаний заявил Хасан. — Выпустив акции, ты получишь столько наличности, сколько тебе нужно.
Сердце Ясмин упало.
— Хасан, ты знаешь, что я этого не сделаю.
Она понимала, что акционирование и выпуск акций означают потерю контроля над виноградниками и всеми активами. В этом случае будет создан совет директоров, и хотя не исключено, что Ясмин станет его председателем, с уверенностью об этом говорить нельзя. Будут проведены выборы руководящего состава путем голосования владельцев акций. А если они решат, что Ясмин слишком молода для этой роли? Если не захотят, чтобы во главе компании стояла женщина? Нет. Слишком рискованно.
— Ни в коем случае, — отрезала Ясмин.
Она также мгновенно сообразила, что положение ее за прошедшие месяцы изменилось. Несмотря на то что Хасан уговорил Ясмин самой заниматься разработкой плана расширения деятельности компании, на самом деле она толком не знала, что делать. Ясмин занималась чисто теоретическими разработками, и это привело ее как владелицу компании к полному краху. Халифе удалось отстранить Ясмин от руководства компанией просто и эффективно. Не прилагая к этому никаких усилий. Пока Ясмин занималась исследовательскими изысканиями, Хасан выполнял за нее повседневные обязанности. Вместо того чтобы самой стать более активным и компетентным членом фирмы, Ясмин с каждым днем все более теряла способность следить за ее деятельностью.
И до этого самого момента Ясмин не понимала, какой цели за это время достиг Халифа. Связав себя разработкой плана, Ясмин, занимаясь лишь вопросами, связанными с офисом, постепенно превратилась в нечто вроде научного сотрудника. Как она могла это допустить! Теперь, если совет директоров будет голосовать за нового председателя, никто и никогда не проголосует за Ясмин. Она не посещала деловых совещаний, не занималась практическими вопросами, не встречалась с клиентами, не имела деловых отношений с нужными людьми. Всем этим занимался Хасан — якобы для того, чтобы освободить Ясмин для работы над расширением компании! Ясмин про себя выругалась. Какой же она была идиоткой — Я даже теоретически не намерена рассматривать вопрос об акционировании. Это все, — оборвала Ясмин и отвернулась от Халифы.
— Не глупи, Ясмин. В настоящее время сумма, которую ты можешь получить, весьма значительна, и можно многое сделать с таким количеством денег.
— Я не хочу терять контроль над своей компанией.
— Ты наивна, Ясмин. Это единственный путь.
— В таком случае, этого никогда не произойдет, — твердо сказала Ясмин. — Если для расширения компании мне необходимо продать ее часть, то лучше я оставлю все как есть и подожду. Лучше вообще ничего не делать, нежели продать виноградники Андре в нижнем течении реки. Времена, подобные нынешнему, повторятся еще не раз, и, как только мы окажемся в лучшем положении, тогда и сделаем следующий шаг.
Халифа медленно встал, лицо его пылало бешенством — Я не могу заставить тебя, но советую подумать. Отложи решение до завтра. Поверь мне, Ясмин, ты еще пожалеешь, приняв такое поспешное и неверное решение. — Хасан подошел к двери и снова повернулся к Ясмин с выражением смертельной обиды на лице. — Если ты умная женщина, каковой себя считаешь, ты воспользуешься моим советом. Любой посоветует тебе то же самое, даже твой голубоглазый дружок — банкир Шарль.
Халифа с шумом захлопнул за собой дверь, и Ясмин осталась одна.
— Шарль, — повторила она вслух, мысль ее лихорадочно работала. — Шарль знает, что делать… А вдруг Хасан прав? Может, и впрямь настал решительный момент?
Сняв трубку телефона, Ясмин быстро набрала номер «Кредит Франсез».
— Мне нужно с тобой встретиться, — сказала Ясмин, когда ее наконец соединили с Ламарке.
— В таком случае давай поужинаем вместе. Я заеду за тобой в…
— Нет, я имею в виду не ужин. Это — по делу. Могу я приехать к тебе в офис?
Возникла небольшая пауза.
— Certainement
type="note" l:href="#FbAutId_54">[54]
. Сегодня после обеда?
— В котором часу?
— Позволь мне справиться. — Ясмин услышала в трубке шелест страниц. — Лучше всего в четыре часа.
— Хорошо. Буду в четыре. — Ясмин собиралась уже повесить трубку, как услышала голос Шарля:
— Ты можешь сказать мне, что случилось?
— Как ты думаешь, почему люди встречаются со своими банкирами? — Ясмин решила, что отказ объяснить причину прозвучит глупо. — Мне нужны деньги.
— Alors
type="note" l:href="#FbAutId_55">[55]
, — рассмеялся Шарль. — А я-то надеялся, что нравлюсь тебе сам по себе.
— Нравишься. Особенно мне нравятся в тебе твои деньги.
Ясмин повесила трубку и принялась готовиться к встрече с Ламарке. Теперь она в какой-то мере пожалела, что у них с Шарлем сложились не только деловые отношения.
Ясмин будет труднее оказывать на Ламарке давление, а ему будет труднее тактично ей отказать. Впрочем, может быть, именно по этой причине Шарль вынужден будет дать ей деньги, даже поступаясь собственными принципами, — чем черт не шутит.
Но Шарль отказал.
Несмотря на то что Ясмин очень убедительно рассказала ему все обстоятельства дела, Ламарке все же не согласился финансировать ее план расширения.
— Хасан уже обсуждал со мной идею акционирования, и я считаю, что это лучший для тебя выход. Я действительно не понимаю, почему ты так упорно возражаешь.
Ясмин высказала Шарлю свои опасения относительно потери контроля за компанией, но тот не видел никаких опасных последствий и подвохов.
— Ты старомодна в этих понятиях, Ясмин. Акционирование не только наилучший ход для твоей компании в данный, конкретный момент, но это также и мировая практика.
Она не только дает тебе оборотный капитал в критический момент, но и предоставляет возможность сделать большой шаг в ногу со временем. Эра семейного бизнеса стремительно приближается к своему концу. Единственный путь для расширения твоего дела и превращения в достаточно крупное предприятие, способное конкурировать с другими гигантами, — сыграть в игру по их правилам, а эти правила предполагают наличие денег, и денег больших.
— Я смогу проделать всю операцию, используя кредит, Шарль, — холодно заметила Ясмин. — Нет вообще никакого резона трогать мои собственные деньги. Собственно говоря, я полагаю, что еще лучше для дела не использовать мои собственные активы. Мне нужна твоя ссуда, чтобы начать маркетинговый тест. С его результатами я смогу потом обратиться в американские банки за кредитом на оставшуюся часть проекта — это в случае, если ты не захочешь продолжать со мной дело. Но сумма, необходимая мне для начала, относительно невелика, — Да, но Хасан упомянул также, что у Бертрана возникли кое-какие проблемы, связанные с сентябрьскими заморозками. К тому же в этом году увеличится себестоимость производства, а часть товара, произведенного в прошлом году, резко упала в цене. И ты это знаешь. Ты же видела цифры.
— Это так, по прошлому опыту можно сказать, что предварительные заказы на продукцию зачастую занижены, а в конце года спрос увеличивается. Даже если в конце года устанавливается холодная погода.
— Я не стал бы распространять это положение на текущий год. Экономическая ситуация ужасна. И это сказывается на всем, особенно на таких дорогостоящих предприятиях, как твое. Кроме того, я, как твой банкир, не могу санкционировать выделение дополнительных средств на расширение, когда твоя задолженность скорее увеличивается, чем уменьшается. Такое финансирование вряд ли будет соответствовать твоим реальным интересам.
— Забудь на секунду о моих реальных интересах, — сказала Ясмин раздраженно. Консервативные взгляды Шарля действовали ей па нервы, — Тебе не кажется, что сейчас самое подходящее время для запуска моей программы?
— Разумеется. И от всего сердца поддерживаю твою идею.
— Тогда я не понимаю, почему ты отказываешь мне в деньгах. Ты прекрасно знаешь, что дело в Соединенных Штатах пойдет как по маслу, так что вряд ли возникнет угроза риска, во всяком случае, твои интересы не пострадают.
— Но зачем, скажи на милость, в таком случае мне или тебе рисковать вообще? Почему не пойти на акционирование? Все твои проблемы вмиг разрешаются. Скажу больше: твои адвокаты тоже согласились со мной и с Хасаном. Кстати, мы договорились о совещании с ними на завтра.
Ясмин пришла в бешенство.
— Как вы смели назначать совещание с адвокатами, не удосужившись даже поинтересоваться моим мнением? Вы оба пытаетесь заставить меня принять решение, которое я принимать не намерена. Никак этого от вас не ожидала, и меньше всего от тебя! Я не пойду на акционирование, и это мое последнее слово!
Шарль встал и вышел из-за стола, но Ясмин уже вскочила со стула. Стремительно направляясь к двери, она чувствовала, как от гнева дрожат ее плечи, и знала, что отвергнет все, что бы ни сказал ей сейчас Ламарке.
— У вас не может состояться совещание, поскольку я не буду на нем присутствовать, — бросила Ясмин через плечо. — Кроме того, вы не имеете права на принятие решения без моего участия! — Она понизила голос, и тон его стал угрожающим. — Вы забыли, что я обладаю исключительным правом на управление этой компанией, и пришло время дать вам это понять.
— Ясмин, подожди!
Шарль догнал Ясмин и схватил ее за руку.
— Давай поговорим спокойно. Не стоит заставлять друг друга что-то делать. Это совещание — простое обсуждение всех аспектов подобного шага. Ты должна быть там и выслушать их мнение. В конце концов твои адвокаты, возможно, займут твою сторону.
Ясмин остановилась на секунду. Разумеется, это было логично.
— Хорошо, — медленно произнесла она, обернувшись к Шарлю. — Я выслушаю, что они мне скажут, но я также уверена, что все вы должны выслушать мое мнение. Тот факт, что вы с Хасаном обсудили все и договорились о совещании за моей спиной, приводит меня к мысли, что управление моей фирмой также осуществляется за моей спиной. Я начинаю думать, что не могу доверять даже тебе.
Хорошо, я буду присутствовать на совещании. Потом мы, возможно, сможем поговорить о роли каждого в деятельности компании.
— Прекрасно! — Шарль был доволен, что ему удалось добиться желаемого результата. — Завтра в два тридцать.
— Я там буду.
Но в такси, по дороге в офис, Ясмин уже не была столь уверенной, как в кабинете Ламарке. Интуиция подсказывала ей, что месье Фуке, Ренан и Латур были, возможно, в сговоре с Хасаном и Шарлем. Ясмин разрывали противоречия, и она боялась, что давление окажется слишком велико и она будет не в силах противостоять ему. Андре никогда не допускал, чтобы управление фирмой ускользало из его рук. Отец Андре также никогда этого не допускал, даже в самые тяжелые времена. Следуя по стопам отца, Андре делал все возможное, чтобы оставить управление виноградниками в руках семьи. И Ясмин приложит все силы, чтобы сохранить систему. Но ее не покидало ощущение, что дверца западни вот-вот захлопнется.
— Ну что за паранойя! — воскликнула она вслух, отчего таксист повернул голову и взглянул на Ясмин краешком своего маленького, как у свиньи, глаза.
— Quoi?
type="note" l:href="#FbAutId_56">[56]
— спросил он голосом, звучавшим точно визг электрической мясорубки.
— Rien
type="note" l:href="#FbAutId_57">[57]
, — отрезала Ясмин, хотя сердцем понимала, что про сложившуюся ситуацию нельзя сказать «ничего».
Она действительно боялась. Надо было принимать простое и ясное решение. Как черное и белое. Ясмин не в силах изменить существующий ход вещей. Но в этом случае, вероятнее всего, к концу финансового года она окажется в долгах по налогам. Складывалось впечатление, что единственным выходом могло быть акционирование предприятия. Ясмин страстно желала приступить к осуществлению своего плана и была совершенно убеждена, что сейчас для этого самое подходящее время, и ее подталкивали к принятию вынужденных мер все мужчины, с которыми ей приходилось вести дело.
Такси остановилось перед зданием на авеню Монтень.
Ясмин быстро расплатилась и вышла из машины. Заходя в лифт, она задумалась, что может произойти завтра на совещании, и тут ее поразила неожиданная мысль.
— Ну конечно! — рассмеялась она во весь голос. — Картины и предметы искусства на вилле в Танжере!
Ликующая Ясмин ворвалась в офис и уселась за стол.
Она вспомнила, что в коллекции Андре на вилле было немало истинно ценных предметов. На нынешнем рынке предметов искусства с теми астрономическими суммами, которые выкладывали за них музеи и частные коллекционеры, Ясмин, несомненно, могла рассчитывать на приличный куш от продажи лучших картин и предметов из коллекции Андре. Таким образом она получит достаточное количество наличности для осуществления своего плана.
Если не хватит, Ясмин продаст и саму виллу.
Она вспомнила, как шесть лет назад Ротенбург спрашивал ее, не может ли он приобрести что-нибудь из коллекции Андре. Тогда Ясмин отказалась. Теперь она поняла, что выставлять предметы на аукцион, не предложив Оскару, будет не просто бессердечно, это будет предательством по отношению к их давней дружбе.
Надеясь, что Ротенбург не носится где-нибудь в своих обычных увеселительных поездках, Ясмин набрала его номер, и ей повезло. Оскар не только был в Швейцарии, но пришел в такой восторг от предложения Ясмин, что был согласен завтра же вылететь в Танжер.
— Не говорите глупостей, — счастливо смеялась Ясмин. — Сначала я поеду и произведу инвентаризацию. Вы будете первым, кто получит доступ к коллекции, и выберете все, что вам понравится.
— И, я уверен, по непомерным ценам, — мрачно предположил Ротенбург.
— Ну разумеется. Вы же знаете, что я делаю это не ради собственного удовольствия.
— Сказавший когда-то, что лучшие вещи в жизни достаются нам даром, был не прав, — жалобно продолжал Оскар. — Возможно, он просто не знал, что такое лучшие вещи, потому так и сказал.
— Прекратите всхлипывать и нагонять на меня тоску, — ответила Ясмин, чувствуя, что Оскар уже приступил к своим торгам. — Вы в любом случае купите все дешевле, поскольку вам не придется выплачивать комиссионные посреднику. Пусть хоть эта мысль улучшит ваше настроение.
— Нет. Мне не следовало в свое время раскрывать перед вами все свои коммерческие хитрости. Прошлое всегда бьет бумерангом. Ну почему я не ограничил вашу деятельность ответами на телефонные звонки и раскладыванием бумажек?
— Бедный Оскар, — успокоила его Ясмин, — вы же прекрасно знаете, что никогда не раскрывали передо мной свои приемы до конца. Будучи вашей сотрудницей, я пыталась что-то выведать, но вы всегда ускользали из рук.
— Я не такой уж тупица, каким кажусь со стороны.
Почему, вы думаете, я всегда оставлял вам такой беспорядок? Самозащита — вот почему. А теперь скажите, дорогая моя, когда вы намерены произвести вышеупомянутую инвентаризацию? — Из голоса Оскара испарилась мрачность, и в нем зазвучал искренний интерес.
— Думаю, отправлюсь завтра же. Не могу дождаться.
Кроме того, я сейчас под чудовищным давлением, понуждающим меня принять решение. Чем быстрее я разберусь, что может дать мне вилла, тем быстрее смогу справиться с любым противостоянием и обернуть все себе на пользу.
— Мудрый шаг, мудрый шаг, — важно похвалил Оскар. — Ничего не упустите, моя дорогая, я имею особый интерес к часам из золоченой бронзы и всему, что вам удастся найти, относящееся к эпохе Тань-янь. Кроме того, мне хотелось бы заполучить несколько речных пейзажей.
— Это будет стоить вам как минимум полжизни, Оскар. Вы уверены в своем решении?
— Я заплачу все, что вы попросите, дорогая. — В голосе Ротенбурга слышался проснувшийся голод истинного коллекционера. — Вам никто не говорил, что я сказочно богат?
— Хвала небесам, — засмеялась Ясмин. — Я намерена заполучить не менее десяти миллионов франков.
— Цыплячий аппетит, — весело сказал Оскар. — Поспешите в Танжер и скорее возвращайтесь домой. А собственно говоря, почему бы вам не позвонить мне Из Танжера? Боюсь не перенести неизвестности. Я столько лет дожидался возможности наложить лапу на эту коллекцию! Умоляю, не теряйте времени. Через две недели у меня запланирована поездка, и мы должны уладить все дела до моего отъезда.
— А вдруг я передумаю?
— Боже упаси. Только не это!
Ясмин заказала билет па утренний рейс до Танжера, после чего сделала еще один звонок.
— Шарль, очень рада, что застала тебя. Я решила отменить завтрашнее совещание с адвокатами.
— Почему? Я полагал… — начал было Ламарке, но Ясмин, охваченная своей новой идеей, тут же перебила его.
— Послушай, Шарль, прошу прощения за жесткий тон, но я не могу позволить себе, воспользовавшись нашей дружбой, требовать у тебя кредит. Ты, в свою очередь, не смеешь, пользуясь нашей дружбой, назначать совещание, не поставив предварительно меня в известность и не получив моего согласия. Я понимаю, что вы с Хасаном считаете меня поощрительным призом или что-то вроде этого, а не действительной главой своего дела. Однако позволь мне кое-что для тебя прояснить. Я долго и тщательно к этому готовилась, и вот теперь готова окончательно. Достаточно вы с Хасаном относились ко мне как к глупенькой девочке. Я намерена сама руководить собственной судьбой и собираюсь начать прямо сейчас.
— Ты имеешь полное право… Cela va sans dire…
type="note" l:href="#FbAutId_58">[58]
.
— Я это знаю, — перебила Ясмин. — Не мог бы ты оповестить всех об отмене совещания и о том, что я назначаю другое совещание примерно через неделю? И что состоится оно только после того, как я проведу еще одно совещание — наедине с моими адвокатами.
— Разумеется, Ясмин, — мягко ответил Шарль. — Но прошу тебя, пойми, я никогда не считал тебя поощрительным призом. Мне даже в голову не приходило, что у тебя сложилось такое впечатление.
— Поскольку теперь все будет по-новому, то, что думали обо мне ты, Хасан и мои адвокаты, теперь не имеет никакого значения, — холодно заметила Ясмин.
— Мне кажется, ты сама сможешь поговорить с Хасаном завтра утром.
— Дня два меня не будет. Почему бы тебе самому не позвонить Хасану? Увидимся на следующей неделе.
Ясмин повесила трубку, прежде чем Шарль успел спросить, почему Ясмин не будет. Ясмин чувствовала необычайный душевный подъем. Сразу же по возвращении из Танжера она намеревалась изменить структуру фирмы. Хасан больше не будет исполнительным директором — им станет сама Ясмин. Дивясь собственной дерзости и тому, почему ей потребовалось столько времени, чтобы сделать решительный шаг, Ясмин поняла: она готова. Готова победить, готова смести все и всякого, кто попытается встать у нее на пути.
Но теперь следовало заняться работой. Прежде чем отправиться домой и начать сборы в дорогу, Ясмин хотела просмотреть бухгалтерские книги и подтвердить рассчитанные ею расходы на проект. Она также решила просчитать данные за последние пять лет, чтобы определить процент предварительных заказов, поступавших на первое сентября каждого года. Таким образом Ясмин могла бы составить себе картину, на что ей можно рассчитывать в текущем году — будет спад производства или нет.
Ясмин принялась доставать из шкафа гроссбухи, и в голову ей спонтанно пришла идея просмотреть книги не за пять, а за десять лет: более длительный период мог лучше высветить динамику предварительных заказов. Кроме того, это давало возможность сравнить, как вел дела Андре и как после него делал это Хасан.
К двум часам ночи Ясмин выписала на отдельные листы все необходимые данные и поняла, что сравнительный анализ гроссбухов дал довольно странные результаты. Никогда прежде не просматривая записей, сделанных Андре, и не имея тем самым возможности сравнить их с записями, которые вел Хасан, Ясмин неожиданно для себя открыла, до чего же разнятся эти данные, и поняла, что здесь что-то не так.
Однако к этому времени усталость начала брать свое.
Откинувшись на спинку стула, Ясмин сняла очки и потерла воспаленные глаза, пытаясь избавиться от ряби, неизбежно появлявшейся, когда Ясмин приходилось долго просматривать бесконечные колонки мелких цифр. Досадуя на собственную усталость, Ясмин подумала, что хорошо бы иметь какой-нибудь дополнительный источник энергии, который можно было бы сейчас подключить к организму. Подобная мысль не раз посещала Ясмин еще в колледже, когда, несмотря на все ее усилия сосредоточиться после долгих занятий, тело требовало еды и отдыха именно в тот момент, когда работа подходила к самому захватывающему моменту.
Воспоминание о колледже неожиданно напомнило Ясмин об одном профессоре, постоянно твердившем одно и то же. Она почти наяву услышала его голос, гулко отдававшийся в стенах огромной полупустой аудитории: «Следите за узорами, повторами, ритмом и течением цифр: цифры как реки — они текут плавно, прежде чем не встретят на своем пути какую-либо преграду».
Картина, возникшая в воображении Ясмин, рисовала единый стремительный поток со своими скалами и берегами, менявшими интенсивность течения воды, заставляя ее поворачивать или же вообще течь в обратном направлении. Водовороты и заводи сбивали бегущую речку с прямого пути, но в некоторых местах высокие берега не давали реке отклониться от направления, заданного ей природой.
Применяя образ реки к цифрам, которые она только что просмотрела, Ясмин мгновенно поняла, что ритм был сбит. Он почему-то изменился: какое-то препятствие изменило направление течения. Но указать пальцем точное место, где это произошло, Ясмин не могла. В конце концов, причина могла заключаться в различных подходах двух человек, по-разному видевших пути развития виноградников и по-своему фиксировавших колебания. К тому же существовала разность в образовании. Андре всему научился у своего отца. Хасан изучал ведение финансовых дел, в том числе и по виноградникам, в Гарварде.
Ясмин вернулась к началу. И обнаружила необъяснимые странности в колебаниях цен. Тут не было ничего особенного, но незначительные расхождения в расчетах нельзя было объяснить только различными методиками расчетов.
Цифры, показывавшие четкую последовательность роста и падения цен времен управления виноградниками Андре, ясно указывали на плавность процесса. У Хасана те же цифры колебались слишком резко. Ясмин подумала, не является ли ее открытие плодом усталого воображения.
Было уже почти три часа ночи, а ей предстояло еще собрать вещи, поесть и, несомненно, хоть немного поспать.
Выдохшаяся Ясмин поняла, что даже если она продолжит работу, то ничего не добьется, и потому решила взять расчеты с собой в Танжер, где будет иметь возможность проверить их еще раз, после того как закончит с каталогом коллекции Андре.
Лежа в постели, Ясмин подумала о том, что хорошо бы иметь человека, с которым можно обсудить возникшую проблему. Прежде она обратилась бы к Шарлю, рассчитывая на его дружбу и готовность дать верный совет, но в данном случае она по понятным причинам не могла использовать его в качестве источника. Шарль никогда не поступит во вред Ясмин — в этом она была твердо убеждена. Но сейчас ей казалось, что сама она видит намного дальше Шарля.
Возможно, тут свою роль играла естественная осторожность банкира, не позволявшая Шарлю усмотреть доходы там, где их может получить не сомневавшаяся в этом Ясмин.
Она окончательно поняла одну вещь — полагаться можно только на собственные силы. И это было, между прочим, не так уж и плохо. В этом случае Ясмин придется во всем винить только себя. Или же поздравлять.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наслаждения - Сидни Диана



роман логически не завершён. ЖАЛЬ!!!
Наслаждения - Сидни Дианаальф
14.03.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100