Читать онлайн Наслаждения, автора - Сидни Диана, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наслаждения - Сидни Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наслаждения - Сидни Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наслаждения - Сидни Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сидни Диана

Наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Но дело пошло не так гладко, как хотелось бы Ясмин.
Гладко оно шло с маркетинговой фирмой. Тут проблем не было. Ясмин проработала с представителями фирмы почти целую неделю, излагая свой план, предоставляя им материалы из библиотеки своей компании, связываясь по телефону с американскими производителями сельскохозяйственной техники и договариваясь с ними о ценах и сроках поставки. Ясмин почти не бывала в собственном офисе.
Как-то вечером, вспомнив, что забыла в офисе папку с данными, которые она собрала для маркетинговой компании, Ясмин на такси быстро вернулась на авеню Монтень.
Открыв дверь, она удивилась тому, что в офисе горел свет.
«Кто может там быть в такое время?» — испуганно подумала Ясмин.
Тихо, на цыпочках, она двинулась к двери, надеясь, что не станет свидетельницей кражи со взломом, хотя и сознавала, что подвергает себя опасности. Ясмин знала, что ей следует просто закрыть дверь, спуститься вниз и вызвать полицию, но ее взбесило, что кто-то имел наглость забраться в частный офис. Она бесстрашно распахнула дверь офиса и увидела сидевшего за ее столом Хасана.
Внушительная фигура Халифы смотрелась нелепо за небольшим изящным секретером Ясмин. Хасан поднял голову, глаза его расширились от удивления. Секунду спустя он прикрыл веки и посмотрел на Ясмин своим обычным бесстрастным взглядом.
— Что ты здесь делаешь? — спросил Хасан, захлопывая лежавший перед ним гроссбух.
— Этот же вопрос с полным основанием могу задать тебе, — слегка улыбнулась Ясмин. — Не подозревала, что ты имеешь привычку коротать ночи наедине с деловыми бумагами. Ты просто горишь на работе.
По лицу Хасана растеклась улыбка облегчения.
— Разумеется, не в моих привычках так проводить ночи.
А гореть на работе, работая допоздна, это твое хобби. Но я пытаюсь помочь тебе с твоим планом. А в этом деле не обойтись без сверхурочной работы.
Ясмин тем не менее удивило, почему Хасан сидит за ее столом. Она знала, что Халифа обещал ей просчитать основные цифры (хотя она уже сама это сделала), но почему он работает за ее столом? У него есть собственное рабочее место, более удобное для его комплекции.
Ясмин хотела было задать этот вопрос, но тут сообразила, что Хасан, быть может, просто не хотел перетаскивать книги с места на место. Не исключено, что ему просто надо было лишь сверить некоторые финансовые показатели, а для этого глупо было перетаскивать гроссбух на свой стол, а потом возвращать его на место.
«Да, — подумала Ясмин, отметая прочь свою подозрительность, — он действительно взялся за дело всерьез».
— Ты не представляешь, как я ценю твое внимание, Хасан, — благодарно призналась Ясмин. — Но ты мне поверь. Я уже проделала всю работу и уверяю тебя, ты поразишься — выводы потрясающие.
— Не сомневаюсь — так оно и выйдет. Ты что-то хотела?
— Все в порядке. — Ясмин пересекла комнату, Хасан не отрываясь следил за ней. — Не буду тебе мешать. Я просто забыла здесь кое-какие бумаги. Мне они потребуются завтра утром, к девяти. — Ясмин взяла нужные ей папки. — Вот и все. Боюсь, во всем виновата моя рассеянность. Ты закроешь?
— Я обо всем позабочусь.
Ясмин вернулась домой, размышляя над тем, какой же замечательный этот Хасан. Она решила, что Халифа делает сейчас все для нее только потому, что рассчитывает на ее согласие при очередной попытке предложить руку и сердце, но это было не важно. Если это поможет удержать Хасана на поводке и не повредит делу, то ее это вполне устраивает.
Но спустя неделю, когда Ясмин считала, что ее проект движется вперед как по маслу, она столкнулась с главным препятствием. Хасан закончил расчеты по имеющейся у них наличности и объему недвижимости, которая лежала мертвым балластом, то есть ее можно было без сожаления продать. В то утро Халифа пришел к Ясмин со своими расчетами, и она увидела, что денег на реализацию плана не хватает.
— Ты уверен? — в который раз переспрашивала Ясмин Хасана. — Ведь это просто непостижимо, чтобы такое количество недвижимости Сен-Клеров было неликвидным.
— Прости, Ясмин, но я проверил каждую единицу. У тебя нет достаточных средств. Есть шанс, что в следующем году с помощью махинаций с основными фондами и недвижимостью тебе и удастся собрать необходимую сумму.
К сожалению, в этом году запуск твоей программы обсуждению не подлежит. Я хотел бы иметь для тебя более приятные известия.
— Не могу понять, как могла я сделать неверные расчеты?
— Ты сделала верные расчеты Просто существуют некоторые структурные аспекты реального состояния недвижимости, о которых ты не знала, — вот и все.
— Опять возвращаться к чертежной доске, — заключила Ясмин, печально глядя в окно.
— Это случилось не сейчас, — попытался утешить ее Хасан. — Мы будем работать вместе, чтобы сдвинуть дело с места, и приступим к реализации, как только закончим с подготовительной работой.
В ту ночь Ясмин не могла уснуть. Она еще и еще раз проверяла каждую деталь своего плана и каждую деталь расчетов, представленных ей Хасаном. Все было просто, как черное и белое — денег не хватало. Но тут должен быть выход, должна быть…
Ясмин резко вскочила и села на постели. Если ей удастся получить основное финансирование от банков, убедив их результатами маркетингового теста в реальности плана, ей потребуется гораздо меньшая сумма, этих средств должно хватить на первое время. Нет смысла использовать собственные деньги на осуществление всей программы. Реальное неликвидное недвижимое имущество можно заложить и использовать в качестве дополнительного обеспечения.
Ясмин решила завтра же отправиться в банк. Все данные, которые она собрала для представления Хасану, прекрасно подойдут и для представления строгому месье Анри Ламарке. У Ясмин мелькнула мысль, не лучше ли послать вместо себя к Ламарке Хасана, но решила этого не делать.
Хасан не сможет представить собственный план Ясмин лучше ее самой. К тому же идея принадлежала ей, и только ей.
Ясмин вспомнила, что, кажется, не очень понравилась месье Ламарке во время их последней встречи. Он всегда имел дело либо с Андре, либо с Хасаном — оба они были мужчинами. Но на этот раз все будет несколько иначе. К тому же в последнюю их встречу Ясмин была гораздо моложе, и ей только предстояло доказать, чего она стоит. Теперь же Ясмин повзрослела, и за спиной у нее был университет.
Нет сомнений, что Ламарке вполне может согласиться работать с Ясмин — между ними теперь гораздо больше общего Так что на следующее утро первое, что решила сделать Ясмин, — позвонить в банк и договориться об аудиенции.
— Un moment, mademoiselle
type="note" l:href="#FbAutId_47">[47]
, — ответила секретарша. — Я узнаю, сможет ли месье Ламарке встретиться с вами.
Ясмин принялась ждать, слегка барабаня кончиками пальцев по столу. Она очень надеялась, что Ламарке найдет возможность встретиться с ней сегодня же, но все эти джентльмены зачастую любят потянуть с назначением приема. Они полагают, что тем самым демонстрируют свою занятость и значимость.
— Месье Ламарке примет вас сегодня в три часа дня, мадемуазель, — В ожидании ответа секретарша выдержала небольшую паузу. — Вам подходит время?
— Да, вполне. Итак, в три часа.
Довольная Ясмин повесила трубку: получалось действительно быстро. Может быть, Ламарке и не такой уж в конечном счете несговорчивый?
Ясмин посмотрела на свою юбку и черный с бежевым свитер. Вполне подходяще для собственного офиса, но, разумеется, она не может пойти в таком виде на деловую встречу. Надо съездить домой и переодеться. Она должна выглядеть элегантно и богато. Ламарке будет более сговорчивым относительно ссуды, когда увидит… тут Ясмин поняла, что она и так богата, и Анри Ламарке знает это лучше, чем кто бы то ни было, В обед Ясмин отправилась домой переодеться. Она достала из шкафа сшитый на заказ черный костюм. В последний раз Ясмин надевала его еще в Англии, когда ходила на коктейль, который устраивал ее профессор. Но это был весенний Париж, и Ясмин овладели сомнения.
«Нет. Вполне подойдет», — решила она в конце концов.
Костюм был ей очень к лицу, особенно в сочетании с кремовой шелковой блузкой и длинным галстуком на шее, его, конечно, можно завязать бантом, но тогда она будет выглядеть слишком женственной.
Ясмин проверила все бумаги и таблицы, включая предложение от маркетинговой фирмы, и аккуратно уложила в изящный кожаный кейс. Еще раз мысленно представив себе собственный имидж, Ясмин добавила к нему нитку жемчужного ожерелья. Ей решительно хотелось поразить месье Ламарке внешним видом деловой женщины.
— Выглядите очень элегантно, мадемуазель, — тихо пропела Франсуаза, поднимая кейс Ясмин. — Вы, должно быть, встречаетесь с кем-то очень важным?
В глазах служанки блеснули хитрые искорки, когда она произносила слово «важным». Ясмин легко могла догадаться, в какую сторону направлены мысли Франсуазы. Добрую женщину постоянно беспокоило отсутствие у Ясмин личной жизни. Всякий раз, когда Ясмин садилась за свой одинокий ужин, лицо Франсуазы вытягивалось и она тихо ворчала о том, что «ненормально каждый вечер ужинать одной дома».
— Боюсь, Франсуаза, что это только деловая встреча.
— Так вы будете ужинать сегодня дома?
— Разумеется. Где же еще? — Ясмин еще раз осмотрела себя со всех сторон в зеркале, вышла на улицу и, поймав такси, отправилась в банк.
По дороге Ясмин смотрела в окно и размышляла о предстоящей встрече. Если ей повезет, то реализация плана станет первым шагом Ясмин в реальном управлении виноградниками Сен-Клера. Если ей удастся произвести на месье Ламарке благоприятное впечатление, впредь Ясмин станет работать с ним напрямую. До сих пор все контакты осуществлялись через Хасана. А теперь Ясмин будет делать это сама. Если план успешный — а она в этом не сомневалась, — Ясмин выйдет полностью на самостоятельную дорогу.
Такси доставило Ясмин к парадному входу внушительного здания в центре деловой части города Прежде ей еще не приходилось бывать в этом банке. Это была сфера деятельности Хасана. Ясмин сделала глубокий вдох, выпрямила спину и медленно поднялась по ступеням к большим стеклянным дверям, обрамленным декоративной металлической решеткой. Двери ей открыл швейцар в униформе, проводивший Ясмин в просторную ротонду. Высокие сводчатые потолки и мраморный пол создавали великолепную акустику, и высокие каблуки Ясмин звонко стучали в безлюдном помещении.
Она прошла к большому столу у высокой, обитой зеленым дерматином двери. Сидевшая за столом седовласая женщина взглянула на Ясмин поверх очков:
— Чем могу быть полезна, мадемуазель?
— Я — Ясмин де Сен-Клер. У меня назначена встреча с месье Ламарке.
— О, конечно! Меня зовут мадам Клодель. Месье Ламарке ожидает вас. Сюда, пожалуйста.
Встав из-за стола, мадам Клодель открыла дверь. В комнате, казалось, не было никакой мебели. Все, что увидела Ясмин, — огромных размеров китайский ковер и высокие старинные окна. Женщина жестом пригласила Ясмин войти и закрыла за ней дверь.
— Я знал, что рано или поздно увижу вас, — раздался откуда-то слева странно знакомый голос. — Что, однако, привело столь прекрасную девушку, в столь прозаическое место?
Ясмин обернулась и увидела лицо, которое меньше всего ожидала увидеть. Копна белокурых волос на этот раз не скрывала высокого лба и голубых глаз над высокими скулами. Увидев сидевшего за огромным столом красного дерева Шарля Ламарке, Ясмин тихонько ойкнула. Она совершенно забыла о его существовании.
Ясмин подумала, что Шарль мог просто сесть за стол отца, так как прознал о ее визите.
— Собственно говоря, я пришла на деловую встречу с вашим отцом, — сказала она.
— И только? Вы не хотите встретиться со мной?
— Я этого не сказала, — ответила Ясмин, заикаясь. — Просто у меня есть кое-какие дела, о которых я хотела с ним переговорить.
— Mon Dieu, только не о делах. Опять тут витает его ужасная тень. Degoutante
type="note" l:href="#FbAutId_48">[48]
. Может быть, я смогу вам помочь?
— Боюсь, мне действительно нужно переговорить с вашим отцом. Он мог бы кое-что сделать для меня, поскольку управляет финансовыми делами Сен-Клеров.
— Что ж, я боюсь, что вам придется иметь дело со мной, мадемуазель де Сен-Клер. Видите ли, старик ушел на пенсию, — улыбнулся Шарль. — Это случилось вскоре после нашего с вами знакомства в январе. Поскольку это семейный банк, а я старший отпрыск мужского пола, мне пришлось занять место отца. Что-то вроде королевского престолонаследия, вы понимаете, что я имею в виду. Теперь я, к своему ужасу, вынужден сам зарабатывать на хлеб.
Так что с этого момента я, и только я, занимаюсь вашими проблемами.
Ясмин судорожно глотнула. Дело оборачивалось самым неожиданным и самым неприятным образом. Шарль Ламарке не казался человеком серьезным. Скорее всего он ни за что не обратит серьезного внимания или даже не поймет целей ее плана.
— Я не хотел расстраивать вас. — Шарль выглядел обеспокоенным. — Не обращайте внимания на мой тон и не сердитесь на меня. Насколько я помню, вы очень обидчивы.
Ясмин не улыбнулась. Пристально глядя на Шарля Ламарке, она поняла, как поразительно он красив: высокий и стройный, черты лица сильные и ясные; голубые глаза обрамляют густые каштанового цвета ресницы; на лоб упала прядь шелковистых белых волос. И этот необычный славянский разрез глаз, так заинтриговавший Ясмин.
Она решила, что Шарль, вероятно, всегда привлекал внимание женщин. Вот почему он ведет себя столь развязно. Манера поведения мужчины, никогда не знавшего отказа. И то, что шесть месяцев назад Ясмин отказала ему, заставит его лишь с большим упорством повторить свою неудавшуюся попытку. Глубоко вздохнув, Ясмин постаралась все же перевести разговор в деловое русло.
— Хорошо, я могу представить вам материалы, так же как представила бы их вашему отцу, — сказала она. — Может быть, начнем?
— Certainement
type="note" l:href="#FbAutId_49">[49]
. — Шарль откинулся на высокую резную спинку стула. Положив локти на стол, он оперся подбородком на сплетенные пальцы рук. — Чем могу служить?
Ясмин открыла кейс и аккуратно разложила на столе бумаги. Она рассказала о настоящем состоянии виноградников Сен-Клера, затронув предварительно их историю, и принялась излагать свой план расширения. Пройдя очередной этап плана, Ясмин вручала Ламарке соответствующие расчеты, чтобы тот мог наглядно с ними ознакомиться.
Шарль ни разу не перебил Ясмин. Раскрыв все детали программы, Ясмин откинулась на стуле и принялась ждать.
Молчание продолжалось долго, пока Шарль просматривал представленные ему колонки цифр.
— Прекрасный план и очень впечатляющий. По правде говоря, я думаю, это начало далеко идущей модернизации всей винодельческой промышленности Франции.
— Рада, что вам понравилось, — сказала польщенная Ясмин.;
— Однако, боюсь, что мы не сможем вам помочь;
— Почему? — Сердце Ясмин упало.
— Я взял на себя смелость просмотреть ваши счета, когда узнал, что вы собираетесь нанести мне визит. Несмотря на то что план великолепен с точки зрения развития виноградников Сен-Клера, я должен прежде всего руководствоваться интересами банка — это мой приоритет. В настоящее время банковские операции Сен-Клеров слишком растянуты, и потому более чем неразумно с моей стороны было бы предоставить вам такой крупный кредит.
— Растянуты? Я не понимаю.
— Подобная ситуация характерна для всех сельскохозяйственных операций. Растянутость не является следствием плохого планирования — просто это специфика работы с виноградниками. Каждый год банк дает вам ссуду под урожай. В настоящий момент урожай не собран, так что стоимость его еще не подсчитана. Пока виноград не собран и не переработан, мы не можем дать вам дополнительные денежные средства. Это никаким образом не означает, что ваши операции ненадежны. Просто наша политика в данной области остается страшно консервативной. Извините.
Ясмин встала.
— Что ж, как я понимаю, в этом году нам не о чем больше говорить, — сказала она тихо.
— Mais, non
type="note" l:href="#FbAutId_50">[50]
, — быстро откликнулся Шарль. Он откинулся на спинку стула и закинул руки за голову. — Только до тех пор, как вы соберете виноград. Тогда мы сможем снова вернуться к разговору о ссуде. А между тем не оставите ли вы мне свои расчеты? Я хотел бы более тщательно их изучить. Таким образом я смогу лучше подготовиться к совету директоров, где попытаюсь добиться возможности предоставления вам кредита осенью.
— Разумеется, — Ясмин аккуратно положила оставшиеся бумаги на стол. — Благодарю за потраченное на меня время.
Неожиданно Шарль резко наклонился через стол.
— Не согласитесь ли вы как-нибудь пообедать со мной? — тихо спросил он.
Посмотрев на Шарля, Ясмин увидела в его глазах взгляд очень серьезного человека. Ей показалось, что легкомысленный плейбой, с которым она познакомилась в январе, был лишь внешней маской этого человека. По сути своей он был действительно грамотным банкиром, тщательно рассчитывающим и взвешивающим возможный риск. В конце концов, Шарль Ламарке не был таким уж болваном. Общение с ним могло оказаться даже приятным. Но Ясмин не хотелось именно сейчас обсуждать с Шарлем обед или что-либо еще.
Она была слишком расстроена полученным отказом.
— Не думаю, — ответила Ясмин. — А что, обед входит в обязательную банковскую процедуру?
— Вы сами знаете, что нет. Просто я знаю, что произвел на вас плохое впечатление во время нашей прошлой встречи, и надеялся сгладить его.
— Самым простым путем сгладить это впечатление было бы предоставление мне необходимого кредита. — Ясмин поняла, что это прозвучало довольно резко. — Я представлю информацию о предложении пообедать с вами своему совету директоров и посмотрю, разрешат ли они мне принять приглашение. Однако сомневаюсь, чтобы это произошло раньше осеннего сбора урожая.
— Вы все обратили в шутку.
— Извините. Считайте это глупым разговором. Мне действительно надо идти. Еще раз спасибо за потраченное время.
Совершено удрученная, Ясмин вернулась домой и, войдя в прихожую, услышала, что Франсуаза говорит с кем-то по телефону. Она замахала Ясмин рукой.
— Конечно, мадемуазель. Мадемуазель Ясмин только-только вошла, даю ей трубку.
Ясмин хмуро подошла к телефону.»
— А вот и я! — зазвенел в телефоне голос Хиллари. — Немедленно приезжай в отель «Ритц»! Надоело сидеть одной, и к тому же я умираю от любопытства!
— Хиллари, я буду у тебя через полчаса, — воскликнула Ясмин, чувствуя, как стопудовая тяжесть падает с плеч. — Не могу выразить, до чего же я рада слышать твой голос! У меня было две кошмарных недели, и мне необходимо поговорить с кем-нибудь, кто не заряжен пессимизмом.
— В таком случае ты попала именно на нужную леди, — лукаво заметила Хиллари. — Чтобы была здесь через пятнадцать минут… Для начала я закажу в номер шампанское и икру. Номер 602!
Ясмин швырнула кейс на диван в библиотеке и устремилась вверх по лестнице, на ходу расстегивая жакет. Она переоделась в твидовые штаны и свитер, обмотала шею шарфом. Потом, вспомнив, что направляется в «Ритц», схватила в охапку пальто и крикнула уже от двери:
— Франсуаза, я все-таки не буду ужинать дома. Приехала моя лучшая подруга из Америки, мы очень давно не виделись, и нам так надо поговорить!
— Желаю приятно провести время! — услышала Ясмин радостный ответ Франсуазы и захлопнула за собой парадную дверь.
Стоя перед номером Хиллари, и дожидаясь, когда подруга наконец откроет, Ясмин дрожала от нетерпения. Ей было интересно, изменилась ли Хиллари внешне и как она найдет саму Ясмин.
Дверь распахнулась, и на пороге возникла очаровательная, ярко накрашенная, пышная маленькая блондинка.
— О Боже! — только и смогла выдохнуть Ясмин.
— Сними этот дурацкий шарф, — критическим взглядом Хиллари окинула Ясмин с ног до головы. — Нет, сначала все же войди. Ничего удивительного, что у тебя выдался скверный денек.
— Но я не носила сегодня этот шарф, — попыталась оправдаться Ясмин, в то время как Хиллари с силой затащила ее в комнату и заключила в жаркие объятия.
— Дай-ка мне посмотреть на тебя. — Хиллари отклонилась назад. — Ясмин… почему ты так носишь волосы? Тебе надо их распускать. О Господи, опять я за свое — вечно всех переделываю, пытаясь сделать людей привлекательнее. Представить себе не можешь, сколько это доставляет мне неприятностей!
— Но ты сама великолепна! Вероятно, мне следует прислушаться к твоим советам.
— Что ж, дорогая, я этим займусь. Но твоя беда в том, что ты сама не хочешь работать над собственной внешностью. Такое впечатление, что ты хочешь быть как можно проще. Я права?
— Налей-ка мне лучше вина, — засмеялась Ясмин, заметив на столике две бутылки шампанского в ведерке со льдом и серебряную чашку с белужьей икрой. Хиллари, очевидно, отнеслась к встрече всерьез. — Ах, Хиллари, до чего же я рада тебя видеть!
— Прошу. — Хиллари вручила Ясмин великолепный круглый бокал, до краев наполненный искрящейся жидкостью. — Посуда здесь ни к черту не годится, ну да черт с ней. Выпей одним духом, и ничего не заметишь. А теперь прежде всего расскажи мне о своем отце. Что с ним случилось?
— Хорошо. — Ясмин сделала глоток и сбросила пальто на кресло. — Но это будет довольно длинная история. Видишь ли, Хиллари, я ужасно много должна рассказать тебе еще и о себе. Для того чтобы тебе стало понятно, что случилось со мной с того времени, когда мы расстались, я должна начать действительно с самого начала.
Ясмин всегда полагала, что она никогда и никому не сможет рассказать о себе всю правду, но тут неожиданно для себя поведала изумленной Хиллари всю свою историю — от начала до конца. И почувствовала огромное облегчение.
— Ну и дела, Ясмин, — обрела наконец дар речи Хиллари.
К тому времени они успели выпить две бутылки шампанского и опустошить чашку с икрой. — Просто невероятно! Ну и досталось же тебе! Слов нет. Ты действительно честно говоришь мне, что не имеешь никакого интереса к Хасану? Судя по твоему рассказу, он меня очень привлекает. Есть шанс, что он станет моим третьим мужем. Как думаешь?
— Забери его, пожалуйста, — засмеялась Ясмин. — Можешь добавить за компанию и моего банкира.
— Господи, ты выпускаешь из рук таких потрясающих мужиков! И столько лет постишься. Как ты только выдерживаешь? Знаешь, это вредно для твоей кожи. А знаешь, еще как говорят? Дают — бери, бьют — беги. Ясмин, тебе нужна помощь! Я приехала очень вовремя, теперь мне это очевидно.
— Но я вовсе не пощусь и при чем тут моя кожа, — вспыхнула Ясмин. — Я хочу любить и быть любимой.
— Ха! Ты никогда не полюбишь, если не дашь кому-то шанс… если не будешь встречаться с мужиком хоть какое-то время. Переспать, чтоб познакомиться. А как иначе узнать, что он вообще собой представляет. Ясмин, ты в одно и то же время умница и тупица.
— Но все они только и хотят, что заниматься любовью.
— Ну и что тут такого? Не хочешь заниматься любовью — только скажи!
— Все это такая неразбериха, Хиллари… моя жизнь, я имею в виду.
— Твоя жизнь! Да ты просто не понимаешь значения слова «неразбериха», моя дорогая. Моя жизнь — сплошная катастрофа, но я по крайней мере нахожу ее забавной. Каждый из моих мужей забавлял меня — когда надоедал, я разводилась. Но есть же и другие мужики. Твоя жизнь стерильна, как одноразовый шприц, и я бы руки па себя наложила, будь я на твоем месте — просто от скуки!
— Но разве ты не видишь — я вовсе не скучаю…
— Ты так скучаешь, что сама не знаешь, как ты скучаешь. Послушай, пока я здесь, я намерена показать тебе, как нужно проводить время, и тогда ты поймешь, что такое настоящие забавы, и может быть, сама им научишься. Господи! Мне приходится нянчиться с такой взрослой бабой!
— Ах Хиллари, — хихикнула Ясмин, — ты всегда меня смешишь… вот за что я тебя люблю. Спасибо большущее, что приехала!
— Ты можешь отблагодарить меня, познакомив со своим арабом. Я чувствую, что он сексуален. Как, говоришь, его зовут? Впрочем, какая разница? Я все равно забуду. Я всегда забываю имена. Это еще одна уловка, которую тебе следует запомнить, дорогуша. Никогда не называй мужиков по имени. Зови их «дорогой». Это избавит тебя от неприятностей в самый горячий момент, ты понимаешь, что я имею в виду. Непонятно почему, но у них всегда все опускается, если в самом разгаре забав ты спутаешь имя мужика. Ну не придурки ли?
— Ты действительно хочешь познакомиться с Хасаном? — неуверенно спросила Ясмин.
— Завтра же утром зайду к тебе в офис, и ты нас познакомишь. Не беспокойся. Я преподам тебе урок того, как следует обводить мужчину вокруг пальца. — Хиллари помахала своим ухоженным пальчиком перед глазами Ясмин.
— Возможно, мне и нужен такой урок.
— Не возможно, а совершенно определенно. Теперь слушай, мне пора бай-бай. Когда я собираюсь заарканить мужика, я называю это — намотать ядовитого змея (можем мы рассматривать Хасана как ядовитого змея?) вокруг пальца, моя красота нуждается в здоровом, крепком сне. Ты хочешь остаться здесь?
— Нет. Я возьму такси и поеду домой. К сожалению, мой рабочий наряд висит в моем шкафу, а не в твоем. Еще раз спасибо.
— Ладно, — слабо махнула рукой Хиллари, провожая Ясмин к двери. — Увидимся завтра в час. И мы отправимся на ленч или на обед — на твое усмотрение. Договорились?
— Замечательно, — усмехнулась Ясмин.
В ту ночь, лежа в постели, Ясмин думала о Хиллари и о том, как просто она решает жизненные проблемы, и очень хотела быть похожей на подругу.
«Может быть, Хиллари и вправду сможет мне помочь, — размышляла Ясмин, — Но что касается Хасана — вряд ли он ей по зубам. Хотелось бы мне посмотреть!» — подумала Ясмин, погружаясь в глубокий сои.
И она увидела. На следующий день Хиллари маленьким ураганом ворвалась в офис Ясмин — вся в шелках, мехах и драгоценностях. Поначалу Хасан был раздосадован неожиданным присутствием подруги Ясмин, но вскоре растаял под шквальным огнем многозначительных взглядов Хиллари. В конце концов Халифа пригласил обеих подруг на ужин, после которого вызвался проводить Хиллари в ее гостиницу. Хиллари не возражала, но взгляд ее при этом был полон скуки от заурядности происходящего.
Целуя Ясмин в щеку, перед тем как сесть в такси, Хиллари прошептала ей на ухо:
— Записывай первый рецепт: изображение скуки — необходимая часть спектакля. Я позвоню тебе позже. А ты займись банкиром, договорились? Приношу мужикам свои глубочайшие соболезнования.
Ясмин проводила взглядом отъехавшее от тротуара такси, пока оно не скрылось за углом, после чего, не в силах более удерживать па лице серьезное выражение, расхохоталась и вернулась в офис.
«Действительно, заняться банкиром», — подумала она и тут же сказала вслух:
— А почему бы и нет?
Лукаво улыбаясь, Ясмин набрала номер «Кредит Франсез». Мадам Клодель быстро соединила ее с опешившим от неожиданного звонка Шарлем Ламарке, мгновенно согласившимся поужинать завтра с Ясмин и ее американской подругой.
— А я-то уже думал, что никогда больше вас не увижу, — признался Шарль.
— Ну это просто случайность, — сказала Ясмин серьезным тоном. — Хиллари приехала сюда на месяц и никого не знает в Париже. Как ни странно, но я тоже мало кого здесь знаю. Надеюсь, Хиллари вам понравится. Она очень интересный собеседник.
— Судя по вашей рекомендации, мне предстоит встреча с толстой библиотекаршей с огромной бородавкой на носу, — вздохнул Ламарке, очевидно, все еще сбитый с толку серьезностью тона Ясмин. — Нет, я не против. Чтобы встретиться с вами, я готов поужинать хоть с носорогом.
— Не волнуйтесь, — рассмеялась Ясмин. — Хиллари мало походит на носорога. Итак, увидимся завтра. В шесть часов. Вы знаете адрес?
— Разумеется, — сказал Шарль и повесил трубку.
Но назавтра вечером Ясмин стало не до смеха, когда без четверти шесть ей позвонила Хиллари и отказалась идти на ужин.
— Хиллари! Как ты можешь так поступать со мной? Сейчас слишком поздно звонить Шарлю Ламарке и отменять приглашение, и потому мне придется идти туда одной.
Хиллари сладко захихикала:
— Ну и что тут такого? Ты что, боишься его?
— Не говори глупостей! Просто мне он неинтересен — вот и все.
— В любом случае выйди с ним в свет. Может быть, он познакомит тебя с кем-нибудь из своих друзей, и тебе кто-нибудь из них понравится. Вот как это делается, дурочка!
— Но Ламарке — мой банкир, и, что еще хуже, он не дает мне ссуду, в которой я позарез нуждаюсь.
— Не исключено, что он и даст тебе ссуду, если ты правильно себя с ним поведешь.
«Хиллари задумала это с самого начала», — мелькнуло вдруг подозрение.
— Ну что ты замолчала? Ты действительно обиделась?
Это самая обычная страховка. Я просто хотела быть уверенной, что у меня будет интересный запасной вариант, в случае если твой арабский приятель окажется неудачником.
— И насколько я понимаю, он не оказался неудачником?
Сегодня Ясмин с удивлением отметила, что Хасан пришел па работу только к обеду, это было на него не похоже.
Хасан любил назначать деловые встречи по утрам. Он ничего не сказал Ясмин о Хиллари, а она не спрашивала.
— Скорее наоборот. — Голос Хиллари смягчился. — Но скажу тебе одно: этот мужик — не свадебный вариант, даже в качестве третьего мужа. Но он умеет доставить удовольствие. Я решила встретиться с ним опять сегодня вечером, вот почему не могу прийти. Я сказала Хасану, что не уверена относительно своих планов на вечер и что позвоню ему позже. Я жду до последнего момента — пусть понервничает. Прости, что позвонила тебе так поздно, но…
— О Господи! Держу пари, ты нарочно все это заварила.
— Заварка — мой конек, дорогуша.
— Послушай, я поговорю с тобой на эту тему завтра, а сейчас попытаюсь хорошо провести время с Шарлем. Тебе же желаю хорошо провести время с Хасаном.
— Непременно, дорогая. Поверь мне, я уж своего не упущу, — хмыкнула Хиллари и повесила трубку.
И тут же раздался звонок в дверь.
Ясмин вышла в холл как раз в тот момент, когда Франсуаза впустила Шарля. Ясмин с удивлением отметила, что раньше Ламарке не казался ей таким высоким. И опять же Ясмин была поражена красотой этого мужчины. Он стоял в холле в своем прекрасно сшитом коричневом костюме и рубашке в полоску. Брюки облегали крепкие мускулистые ноги. Даже если бы Ясмин не знала, что Ламарке прекрасный лыжник, об этом нетрудно было догадаться.
— Выглядите очаровательно, — похвалил Ламарке, окидывая Ясмин взглядом с головы до ног.
Предполагая, что они пойдут ужинать с Хиллари, Ясмин уделила своему наряду больше внимания, чем обычно. На ней было кремового цвета шерстяное платье с накладными плечиками. Спереди платье имело глубокий вырез, а на талии его плотно перехватывал кожаный пояс.
Не зная, как поступить с волосами, по боясь, что Хиллари непременно раскричится, если Ясмин соберет их в пучок, она оставила волосы распущенными, свободно падающими на спину.
— А где носорог? — шепотом поинтересовался Ламарке.
— Она не сможет пойти с нами, — сообщила Ясмин, снова почувствовав досаду на Хиллари. — Боюсь, вам придется довольствоваться только моим обществом.
При этом известии по лицу Шарля растеклась широкая улыбка.
— Perfectement!
type="note" l:href="#FbAutId_51">[51]
— заявил он радостно. — Так мы можем идти?
К величайшему своему удивлению, Ясмин провела с Ламарке замечательный вечер. После ресторана они бесцельно побродили по улицам, пока не захотели пить. Первым местом, куда они зашли, было небольшое бистро на левом берегу Сены. Сидя на улице, в приятной свежести весеннего вечера, они пили перно, пока не почувствовали легкое головокружение. Тогда они двинулись дальше и сами не заметили, как оказались на Лионском вокзале.
— У меня появилась идея, — неожиданно предложил Шарль. — Я покажу вам самый импозантный интерьер в Париже.
— Звучит заманчиво.
— Bien
type="note" l:href="#FbAutId_52">[52]
. Ресторан называется «Голубой экспресс».
И Ясмин действительно нашла место замечательным.
Выполненный в стиле барокко интерьер ресторана изобиловал лепными украшениями, фонтанами и радовал глаз орнаментами. Ясмин чувствовала себя так, словно они оказались в купе старинного спального вагона и могли наблюдать за окном суетливую и волнующую вокзальную жизнь.
Прибывали и отправлялись поезда, сновали туда и сюда пассажиры, расторопные носильщики везли на тележках бесчисленные чемоданы и коробки; все это окрашивалось в золотистый цвет благодаря сиянию гигантских люстр. Ясмин и сама была готова в любую минуту пуститься в путь.
Шарлю замечательно удавалось рассмешить Ясмин, и впервые за долгое время она чувствовала себя непринужденно.
Непринужденно, просто и естественно. Вопросы и ответы в их разговоре крутились вокруг событий жизни каждого, были ироничны и непосредственны. Ясмин развеселилась, слегка флиртовала и ощущала себя словно вернувшейся на много лет назад, когда они с Хиллари, тесно прижавшись друг к другу, у окна в своей комнатке в пансионе обсуждали проходивших внизу прохожих и рассуждали о любви, жизни и глобальных проблемах бытия.
После ужина Ясмин и Ламарке поднялись на Эйфелеву башню и полюбовались на огни раскинувшегося перед ними Парижа. Шарль положил руку на плечо Ясмин, с тем чтобы защитить ее от ночной прохлады, но дальше этого жеста не пошел. И когда они возвращались в такси к дому Ясмин, Шарль продолжал смешить ее, описывая периоды взлетов и падений в развитии телефонной сети Парижа с 1910 по 1971 год. Столь необычно выбранная для первого свидания тема разговора совершенно очаровала Ясмин.
— Bien sur
type="note" l:href="#FbAutId_53">[53]
, — согласился Шарль, когда Ясмин указала ему на эту странность. — Женщины засыпают как мухи, только я начинаю рассказывать о парижской телефонной сети. Это один из лучших способов провести естественный отбор в системе обольщения женских сердец. Я счастлив, что вам было интересно.
Когда Шарль проводил Ясмин до дверей ее дома, он ограничился лишь поцелуем в щеку и спокойно сказал:
— Я прекрасно провел время.
— Я тоже, — отозвалась Ясмин.
— Может быть, как-нибудь повторим?
— Мне бы хотелось.
— Я вам позвоню.
Ламарке двинулся по улице, беспечно засунув (руки в карманы брюк и насвистывая модную мелодию, ужасно при этом фальшивя.
В какой-то момент Ясмин охватила жалость, оттого что Шарль не изъявил желания зайти к ней. Но она не стала окликать его. Она вошла в дом, размышляя о том, как странно, что она так приятно провела время в компании мужчины, который так на нес не похож. Хотя, с другой стороны, у них так много общего.
«Уж не значит ли это, что я сама начинаю себе нравиться?» — думала Ясмин медленно поднимаясь по ступенькам лестницы в спальню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наслаждения - Сидни Диана



роман логически не завершён. ЖАЛЬ!!!
Наслаждения - Сидни Дианаальф
14.03.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100