Читать онлайн Наслаждения, автора - Сидни Диана, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наслаждения - Сидни Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наслаждения - Сидни Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наслаждения - Сидни Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сидни Диана

Наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— Отлично. Рад, что ты уже готова. — Халифа шагнул в комнату. Его присутствие неожиданно сделало комнатку еще меньше и внесло элемент хаоса. Хасан огляделся и нахмурился. Он моментально оценил скромное имущество Ясмин. Впрочем, тут же сверкнул своей неотразимой улыбкой. — Выглядишь прелестно.
Ясмин вспыхнула и быстро отвернулась.
— Спасибо, но я еще не готова. Вы пришли рано, и я не успела уложить волосы.
— И не надо, — резко заявил Хасан, уставившись темными глазами на Ясмин. — Оставь так. Мне нравится. Не прячь такие великолепные волосы. Ненавижу эти идиотские пучки.
Ясмин удивилась искренности слов Хасана. Тут испытующее выражение лица Халифы сменилось спокойной улыбкой. Он взял легкое черное в полоску пальто, висевшее на спинке стула, и протянул его Ясмин.
— Одевайся, — мягко предложил он, — и пойдем.
Честно говоря, Ясмин сама была рада поскорее уйти.
Хасан заполнял собой почти всю комнату, делая ее более тесной и душной. Возможно, виной тому был высокий рост Халифы. А может быть, так казалось оттого, что в комнатку Ясмин еще никогда не заходил мужчина.
По улице Хасан шел быстро широким шагом. Ясмин с трудом успевала за ним.
— Ах, прошу прощения, — извинился Хасан, заметив, что Ясмин буквально бежит. — Я пойду помедленнее.
— Да, пожалуйста, — опустив глаза, попросила Ясмин.
— Ты, наверное, подумала: вот араб, бежит как сумасшедший, лишь бы выдержать дистанцию.
Ясмин посмотрела на него с удивлением.
— Пресловутые десять футов. Женщины не имеют права идти рядом, они обязаны держаться на расстоянии, — пояснил Хасан.
Ясмин не поверила своим ушам. Араб подсмеивался над собой! Невероятно! Арабские мужчины терпеть не могут шуток, а самоирония вообще им не присуща.
— Хотя времена изменились, — продолжал Хасан, — после Второй мировой войны. До сих пор не найдено и не обезврежено огромное количество пехотных мин, поэтому кочевники предпочитают, чтобы их женщины шли в двадцати футах впереди. На всякий пожарный случай.
— Как гуманно, — возмутилась Ясмин. — Мне всегда нравилась в арабских мужчинах их трогательная забота о ближних.
—  — Мы не все такие, — мягко возразил Хасан, подстраиваясь под шаг Ясмин.
Вечер стоял на удивление теплый для октября, и Ясмин сняла пальто. Хасан поспешно подхватил его и с подчеркнутой осторожностью перекинул себе на руку.
— Тебе нет необходимости нести пальто.
Ясмин было запротестовала, но Халифа перебил ее:
— Я нашел симпатичный ресторанчик за мостом с видом на озеро. Думаю, мы можем пройтись туда пешком, раз уж выдался такой приятный вечер. Но если ты устала, мы можем взять такси.
Как всегда, не понимая, звучит ли в словах Хасана вызов или, наоборот, искреннее чувство, Ясмин сказала:
— Лучше прогуляться.
Солнце уже скрылось за горами, кольцом окружавшими город. Пурпурное небо, казалось, подсвечивалось серебристыми вспышками освещенной фонарями воды. Дойдя до середины моста, Хасан неожиданно остановился и уставился на безбрежный водный простор. Удивленная Ясмин остановилась рядом с Халифой.
— Волшебное зрелище, — пробормотал Хасан. — Как бы я хотел, чтобы в Танжере можно было бы так же любоваться гаванью.
— Сомневаюсь, — съязвила Ясмин. — Танжер — грязный город. Все пользуются гаванью как открытой сточной ямой. — Она с отвращением фыркнула. — Разве можно любоваться помойкой и вдыхать смрад. Мне кажется, там даже не слышали ни о санитарии, ни об экологии.
— Верно, — задумчиво произнес Хасан. — Но не будь слишком строгой, Ясмин. Нам предстоит еще пройти долгий путь. В конце концов, Европе пришлось потратить пять сотен лет, чтобы выбраться из средневековья. А мы только начали этот процесс. За последние тридцать лет в Марокко произошло очень много перемен, сделаны первые шаги по пути прогресса, ты так не считаешь?
Любуясь окрестностями, Ясмин задумалась, почему она так сильно не любит собственное отечество. И вообще что она знает о Марокко? Не зная, что ответить, она двинулась дальше, но Хасан положил руку ей на плечо. Рука его скользнула вниз и остановилась на талии. Ясмин отскочила, как от удара электрического тока.
— Прекратите!
Крупная дрожь охватила Ясмин. Она еле вырвалась из объятий Халифы.
— Прости, — извинился Хасан, поспешно убирая руку за спину, — я не хотел напугать тебя.
— Я ничего не боюсь, — возмущенно сверкнула глазами Ясмин. — Просто не хочу, чтобы вы ко мне прикасались.
— Не злись, — сказал Хасан, глядя на сердитый профиль Ясмин. — Забудь обо всем и расслабься. Я обещаю, к концу обеда ты будешь чувствовать себя гораздо лучше.
«С какой это стати я должна почувствовать себя лучше? — подумала Ясмин. — Мне и так хорошо. И вообще что ему от меня надо?» Она молчала всю дорогу, пока они шли вдоль ярко освещенного берега. Наконец Ясмин услышала, как Хасан сказал:
— Ну вот мы и пришли… ресторан на той стороне улицы.
Оторвав взгляд от тротуара, Ясмин увидела впереди ярко освещенный отель. Она попыталась повернуть назад, но рука Хасана снова обняла ее за плечи.
Ясмин вынуждена была войти с ним в главный вестибюль.
— Ресторан называется «Континент», — мягко сказал Хасан. — Он расположен на девятнадцатом этаже. Вид на озеро — потрясающий.
Пальцы Хасана слегка поглаживали плечо Ясмин. Ей казалось, что ее гладят прямо по обнаженным нервам. Она покраснела, как только они вошли в переполненный лифт.
Ясмин не могла увернуться от гладящей ее руки Хасана, не толкнув кого-либо из других пассажиров. Приехав на последний этаж, Хасан вывел Ясмин из лифта, и они направились прямо к метрдотелю.
— Я заказал столик у окна, чтобы ты могла любоваться озером.
Хасан назвал свое имя, и метрдотель провел их к столику в дальнем конце зала. Хасан отодвинул мягкий стул и усадил Ясмин за стол, после чего сам сел с ней рядом.
Ясмин почувствовала, как, устраиваясь поудобнее, он прижался своим бедром к ее ноге. Сам Хасан, однако, казалось, этого не заметил и заказал шампанское. Ясмин наблюдала за ним: Халифа отведал крошечную порцию вина, налитую в его бокал, прежде чем позволил официанту наполнить до краев оба бокала. После этого он поднял свой и одарил Ясмин чувственной улыбкой.
— Нам следует отпраздновать твою неожиданную маленькую удачу хорошим шампанским, — заявил Хасан, прежде чем сделать большой глоток. — Попробуй. Тебе понравится.
Он проследил своим странным взглядом за тем, как Ясмин медленно поднесла бокал к губам и сделала первый глоток.
— Ты, должно быть, была восхитительной компаньонкой, я сужу по гонорару — гигантские деньги. — Хасан не сводил глаз с Ясмин.
Она снова не могла понять, говорит ли он комплимент или же издевается. Чтобы приободриться, Ясмин быстро отхлебнула шампанского.
— Я очень любила Андре и до сих пор люблю. Никто не сделал для меня так много, как он.
Внезапно выражение взгляда Хасана изменилось, и глаза его теперь казались затягивающим сверкающе-черным водоворотом.
— Ты, конечно, сейчас не согласишься с тем, что я скажу, но, когда станешь постарше, поймешь, что я был прав. — Хасан в упор смотрел на Ясмин, взгляд его гипнотизировал. — Хотя интуитивно ты должна была чувствовать, что у Андре к тебе была не любовь, а что-то совсем другое.
Впрочем, ты слишком молода, чтобы это знать, — вот и все. Возможно, это была отеческая любовь, вероятно, он был просто тебе благодарен — за то, что ты ему встретилась. — Рука Халифы стремительно метнулась через стол и крепко ухватила руки Ясмин. — А теперь я скажу тебе совершенно серьезно. Андре был одержим тобой. Эта форма безумия очень часто сбивает с толку немолодых мужчин.
Эта одержимость заменила ему страсть. Ее легко спутать с любовью. Он и сам в это верил. Но одержимость исключает возможность свободной воли и выбора. У тебя не было выхода — ты была слишком неопытна. Поверь мне, я лучше знаю людей. Наваждение принималось за любовь. Хотя при этом одержим только один человек, но с такой силой, что его страсть распространялась на обоих. Понимаешь? Андре рассматривал тебя как ребенка, которого у него никогда не было. Отчасти ты была для него игрушкой. Он сам не знал, кем ты была для него. Он просто сходил с ума и заражал тебя своим грехом, а ты впитывала этот грех в себя.
Ясмин против воли прислушивалась к голосу, доносившемуся до нее словно сквозь тоннель. Ясмин слышала каждое слово, ранящее ее в самое сердце. Кроме того, она чувствовала, как Хасан гладит ее запястье, мягко скользит между пальцев, ласкает ее ладони. Ясмин была не в силах убрать руку, подобно бабочке, знающей смертельную опасность свечи, но все же летящей на огонь. Ясмин бил озноб от забытых ощущений, как будто острые концы молний вонзались в ее сердце. Ее душили воспоминания. Слова Хасана били наотмашь. Ясмин поняла, что Хасан неверно истолкует ее реакцию, но ничего не могла с собой поделать. Она не знала, откуда взять силы, чтобы выбраться из сумбура чувств.
— Понимаешь? — шептал Хасан, чувствуя, как дрожит рука Ясмин. — Ты — очень чувственная маленькая девочка.
Все, что сделал Андре, так это открыл эту чувственность.
Ясно как день, что это обстоятельство тебя и смущает. Но не слишком увлекайся памятью о нем. Он был в твоей жизни, и этого достаточно. А тебе пора выбираться на свою собственную дорогу — ты должна быть счастливой.
Хасан отпустил ее руку. Пораженная Ясмин наконец смогла вернуться в реальный мир ресторанной действительности. Она моментально убрала руку со стола и спрятала в карман. Ясмин попыталась отодвинуть стул подальше, к окну, но не смогла: ножки стула глубоко погрузились в мягкий ворс толстого ковра.
— Может быть, сделаем заказ? — беспечным тоном Ясмин попыталась показать, что слова Хасана не имели па пес никакого действия. Она думала об Андре, любимом Андре, который так много для нее значил, и пыталась попять, было ли сказанное Хасаном правдой. Возможно, Андре и в самом деле питал к Ясмин именно такие чувства. Возможно, он даже говорил об этом Хасану. Но нет. Не может быть. Андре действительно любил ее. Ясмин чувствовала, что его любовь открыла ее сердце. Хасан не прав. Просто он слишком самонадеян. Ну что ж, это его проблема.
— Разумеется. — Хасан ловко наполнил бокал Ясмин. — Следует покормить тебя, иначе шампанское ударит тебе в голову.
Ясмин решила не отвечать и уставилась на озеро, пока Хасан подзывал официанта. Не советуясь с Ясмин, Халифа сделал заказ и отослал официанта нетерпеливым взмахом руки. Ясмин даже не слышала, что заказал Хасан.
— Нам следует также обсудить некоторые важные вопросы. Я обрисую тебе общую картину, чтобы ты не слишком впадала в панику, когда мы приедем в Париж.
Ясмин повернулась к Хасану и коротко кивнула. Она упорно смотрела на его подбородок, избегая встречи с карими, блестящими глазами. Но Халифа, казалось, перестал интересоваться Ясмин как женщиной, как только приступил к описанию того, чем следовало заняться в делах Сен-Клера.
— Самые существенные дела, которыми тебе предстоит заниматься, по степени их важности следующие: виноградники, имение, инвестирование шахт и завод. С заводом разобраться несложно: либо продать здание и оборудование, либо найти подходящего арендатора, если ты решишь оставить завод в своей собственности. Я лично советовал бы оставить завод, но он будет требовать определенного руководства с твоей стороны. Имение — это вопрос простой бухгалтерии, если ты, разумеется, не надумаешь что-то прикупить или продать. Хотя я не советовал бы ни того ни другого. Что касается инвестирования шахт, то этот вопрос не требует немедленного внимания. Виноградники же, к сожалению, совсем другое дело. Андре планировал начать поставку вин в Соединенные Штаты уже в этом году.
Я предостерегал его от этого шага, и то же самое хочу посоветовать тебе. Если ты чуть позже посчитаешь нужным принять такое решение, подожди, пока глубже не поймешь суть бизнеса, и лишь тогда претворяй свои планы в жизнь.
Хотя маркетинг и продажу вина урожая этого года следует провести немедленно. Я уже подготовил для этого почву, прочесав для тебя два континента.
Ясмин слушала, пораженная словами Хасана: они обтекали ее как вода. Принесли обед, но Ясмин едва ощущала вкус того, что ела, — она механически переносила вилку от тарелки ко рту. Всякий раз, когда Хасан замолкал, Ясмин кивала, но только потому, что каждой паузой Хасан, казалось, ждет от нее какого-то ответа, прежде чем перейти к очередному детальному описанию. Пока они ели, Хасан выписывал на салфетках какие-то цифры и называл фантастические суммы.
Ошеломленная скорее количеством, а не содержанием слов Хасана, Ясмин не находилась что сказать. Наконец после долгой паузы Хасан, кажется, обратил внимание на Ясмин и сообразил, что она не в состоянии охватить все проблемы, о которых он ей рассказывал.
— Не беспокойся, — сказал Хасан неожиданно благожелательным тоном. — Я во всем тебе помогу. В настоящий момент я лишь закладываю основы. Через несколько лет все эти премудрости покажутся тебе не такими уж сложными.
— Лет? — Ясмин попыталась скрыть охвативший ее ужас. — Но это так долго!
— Дорогая моя, несколько лет — ничтожный срок. Теперь ты — баронесса, причем очень богатая, и это останется с тобой до конца жизни! Тебе понадобится очень большая помощь с моей стороны. Можешь отсчитать для себя несколько лет, которые необходимы, чтобы во всем разобраться.
Вернулся официант и спросил Хасана, будут ли они пить кофе или ликер. Хасан отказался и от того и от другого.
— Нам пора уходить, — заявил Хасан Ясмин. — Завтра утром мы должны успеть на первый самолет, и тебе следует хорошенько выспаться. Впрочем, мне тоже.
Подписав чек. Халифа поднялся и отодвинул стул Ясмин, с тем чтобы она могла подняться. Проделал он это слишком стремительно, и Ясмин на какое-то мгновение потеряла равновесие. Но Хасан поддержал ее властным жестом, крепко подхватив под локоть, после чего они направились к лифту.
— Я бы хотел пройтись, — выйдя на улицу, Хасан глубоко вдохнул свежий, влажный ветер, дующий с озера. — Не возражаешь?
Ясмин возражала. Больше всего ей хотелось бы побыть одной, но прежде чем она успела ответить отказом, Хасан уже решительно двинулся вперед. Поняв, что всякий протест бесполезен, она зашагала вслед.
Они шли берегом озера, и Хасан без устали расспрашивал Ясмин о ее жизни: откуда она родом, из какой семьи, как ей училось в школе. Вопросы сыпались на Ясмин со скоростью пулеметной очереди. Она подумала о том, почему Хасан совсем не спрашивает се о Кадире. Когда-то он намекнул на то, что Ясмин была любовницей Андре — его марокканской проституткой. Но возможно, он и вправду не знал всей истории, иначе вряд ли удержался бы от щекотливых вопросов. Ясмин не обольщалась на сей счет.
Наконец, задохнувшись от быстрой ходьбы и разговора, а также слегка раздосадованная чрезмерным любопытством Хасана, Ясмин остановилась. Халифа прошел еще несколько шагов, прежде чем заметил отсутствие рядом с собой спутницы.
— А как насчет тебя? — неожиданно для себя перейдя на ты, спросила Ясмин. Хасан остановился и вопросительно замер. — Почему ты ничего мне не рассказываешь о себе?
— Ну разумеется. Все, что захочешь. — Хасан, казалось, » удивился такому повороту в разговоре. — Я считал, что тебе просто неинтересно.
— Не очень. Но мне надоел этот односторонний допрос, — сверкнула глазами Ясмин. — Ты женат? Сколько раз?
У тебя гарем? Все четыре законные жены в Марокко готовы исполнить любой твой каприз?
Хасан громко расхохотался:.
— Слава Аллаху, нет. Что за ужасная мысль. Полагаю, что хуже жены на свете может быть только одно — иметь еще одну жену. Но это я уже тебе говорил, не так ли? У меня есть брат. Я предоставил ему возможность жениться.
Я вполне доволен своей холостяцкой жизнью.
— Так говорят все мужчины-арабы. Но в конце концов все обзаводятся четырьмя женами.
— Сомневаюсь. Лично я отдаю предпочтение западному взгляду на этот вопрос. Европейцам позволяется иметь только одну жену, что спасает их от множества бед. — Хасан снова рассмеялся. — Мой дядюшка как-то, когда мне было четырнадцать лет, уединился со мной и популярно объяснил мне житейские истины. Он сказал, что, когда ты женишься в первый раз, какое-то время все идет великолепно. Потом, после рождения первого ребенка, жена вдруг начинает жаловаться на, то, что в доме слишком много работы для одной жены: она должна ухаживать за ребенком, готовить, собирать хворост, ходить за покупками, носить воду, убирать дом и стирать белье… и зудит до тех пор, пока ты не сдаешься и не приводишь вторую жену. Теперь они уже вдвоем наседают на тебя, и не успеешь оглянуться, как у тебя уже четыре жены, которых ты должен кормить и одевать, а все они в один голос жалуются, что у них слишком много работы. При этом они весь день проводят в ванной и у зеркала. Нет, Запад в этом плане достиг большего, правда?
— Нет, не правда, — негодующе фыркнула Ясмин. — Я совершенно убеждена, что ты не сможешь противостоять своей национальной традиции. Сам не заметишь, как у тебя будет четыре жены.
Хасан снова захохотал.
— Не исключено, что ты и права. Если бы я жил дома, со своим братом, я так бы и поступил. Но я много лет не живу дома. Мне действительно там не нравится. Мой брат сейчас шейх, и такая жизнь его прекрасно устраивает. Я предпочел бы жить в Париже.
— И почему же тогда не живешь?
— А я и живу. С тех пор как стал работать на Андре. Что касается меня, так я никогда не буду жить в другом месте. Я люблю цивилизацию, и Париж вполне мне подходит.
— И ради Парижа ты даже готов отказаться от наследства? — Ясмин не смогла удержаться от колкого вопроса.
— Почему бы и нет, если невозможно совместить и то и другое. А как насчет твоего наследства?
— Мое наследство для меня ничего не значит и никогда не значило, — вспыхнула Ясмин. — Конечно, если твой отец — шейх, я могу тебя только поздравить. Но у меня нет отца. Так что меня поздравить не с чем.
Хасан пристально смотрел на Ясмин во время этого краткого взрыва чувств, но ничего не сказал. Ясмин сделала вид, что наслаждается тишиной кристальной ночи с ее мерцающими огнями. Собственные слова возымели на Ясмин гораздо больший эффект, чем она ожидала. Она часто думала о своем отце, он всегда существовал в ее воображении. Но только что она призналась, что отца нет, и поняла, какая же горькая правда в этом заключалась. Неожиданно ее охватило отчаяние, Ясмин почувствовала острую необходимость в якоре. Она страшно тосковала по Андре. Долгое время он был ее якорем. Он был для нес всем.
Ясмин не знала, о чем еще спросить Хасана, и потому молчала. И была благодарна ему, что он не терзал ее своими вопросами. С другой стороны, наступившее молчание заставляло ее нервничать, как кошку. Она сама не знала, что лучше.
Когда они наконец подошли к ее дому, Ясмин сгорала от нетерпения поскорее подняться в свою комнатку. На нижней ступеньке она обернулась, чтобы пожелать Хасану спокойной ночи, но он прошел мимо нее и стремительно поднялся по лестнице. Ясмин последовала за ним и догнала Хасана, уже стоявшего у двери и поджидавшего Ясмин с ленивой улыбкой на губах. Медленно, замирая от страха, она достала из сумочки ключи.
— Что ж, благодарю за прекрасный обед, — произнесла Ясмин без улыбки. Она отвернулась от Хасана и вставила ключ в замочную скважину, но поворачивать его не стала. — Спокойной ночи.
— А ты не собираешься пригласить меня на аперитив? — приблизился к Ясмин Хасан.
— Ну-у-у, ты же сам сказал, что уже поздно, и…
— Ты что, боишься остаться со мной наедине, Ясмин? — Хасан подошел еще ближе.
— Не говори глупости. Просто сегодня был очень длинный день, и…
— Но ты совершенно прелестная женщина, и любому мужчине очень трудно от тебя оторваться.
— Уже поздно…
— Мне почему-то кажется, что я тебе не нравлюсь. Или, может быть, я тебя чем-нибудь рассердил?
— Рассердил? Да, ты сказал некоторые вещи, которые меня разозлили, но, помимо того, я и вправду устала. — Ясмин изо всех сил пыталась скрыть дрожь в своем голосе.
«Почему он не уходит?» — безнадежно подумала она.
— Разве ты не чувствуешь то же, что и я, какое-то электрическое напряжение, — сказал Хасан вкрадчивым голосом. — Обычно сексуальное волнение охватывает обоих партнеров. Смотри, как ты возбуждена, как напряженно выпирают твои соски под платьем. Или ты скажешь, что просто замерзла?
Хасан с молниеносной быстротой поднял руку и, прежде чем Ясмин смогла отступить на шаг, ласково потер пальцами кончики ее грудей. Горячая волна удовольствия вспыхнула в животе Ясмин. Она обмерла. Она не хотела испытывать это чувство с кем-либо еще, кроме Андре.
Ясмин всхлипнула, и слезы досады на такую бестактность наполнили се глаза. Она собралась накричать на Халифу, но, прежде чем успела это сделать, Хасан нежно привлек се в свои объятия. И прикоснулся мягкими губами к ее губам.
От поцелуя у Ясмин перехватило дыхание, она перестала сопротивляться, у нее просто не было сил. Тогда Хасан, убедившись в своем влиянии на Ясмин, принялся легко и нежно целовать уголки се дрожащих губ. Потом легонько зажал зубами се нижнюю губу. Ясмин разрывалась между желанием продолжать эту сладкую пытку и прекратить ее.
Хасан мягко пробормотал у ее губ:
— Видишь, это довольно приятно, не так ли?
Что-то в тоне голоса Халифы вернуло Ясмин в действительность, и она отпрянула от него. Мгновенно подняв руку, Ясмин размахнулась и изо всех сил залепила Хасану звонкую пощечину.
Сама моментально испугавшись собственного поступка, Ясмин первым делом решила, что Халифа сейчас разозлится. Но к ее великому изумлению, он резко расхохотался.
— Как ты… ты… — Ясмин задыхалась, беспомощная в своем негодовании.
— Какая восхитительно достоверная имитация оскорбленной невинности! — съязвил Хасан, глядя на Ясмин своими бездонными глазами. — Я и не знал, что ты актриса.
— Пошел к черту! — выкрикнула Ясмин в чрезвычайном раздражении, дыхание ее участилось, щеки горели.
— Прости меня, пожалуйста. — Лицо Хасана помрачнело. — Ты должна ко мне прийти по собственной воле, тогда это будет взаимно.
— Можешь не надеяться, этого никогда не случится, — прошипела Ясмин. Ее гнев стал постепенно стихать. Она отошла от Халифы, прижавшись спиной к двери, нащупала все еще торчавший в ней ключ и повернула его. Но Хасан, очевидно, не собирался прекращать свою игру.
— У меня такое впечатление, что ты похудела, с тех пор как стала жить самостоятельно. Мне придется немного откормить тебя… проследить за правильностью твоего питания. А теперь запомни: мы должны успеть на самолет, который вылетает в Париж завтра утром в восемь, так что я заеду за тобой в половине седьмого.
Голос Хасана звучал легко и беспечно, и тон его совершенно не сочетался с мрачным выражением лица. Ясмин нетрудно было заметить, какими невероятными усилиями приходилось Хасану гасить в себе бурю, которую Ясмин ощутила в его поцелуе. Потом он расслабился, резко повернулся и пошел вниз по ступенькам.
— Спокойной ночи, малышка, — бросил он, не поворачивая головы. — И собери вещи в дорогу. Если намерена ехать.
Оказавшись в безопасном уюте своей комнатки, Ясмин почувствовала страшную усталость. Она закрыла за собой дверь на замок и издала вздох облегчения.
«И в самом деле надо собрать вещи в дорогу, — подумала она, падая головой на подушку. — А что мне взять с собой? Интересно, где у адвокатов Андре свой офис? Чем быстрее мы займемся этими делами, тем лучше. Я должна вес внимание уделить делам. Мне нужно как можно скорее во всем разобраться. Чем меньше времени я буду проводить с Хасаном, тем лучше для нас обоих».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наслаждения - Сидни Диана



роман логически не завершён. ЖАЛЬ!!!
Наслаждения - Сидни Дианаальф
14.03.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100