Читать онлайн Кодекс страсти, автора - Шредер Марта, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кодекс страсти - Шредер Марта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кодекс страсти - Шредер Марта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кодекс страсти - Шредер Марта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шредер Марта

Кодекс страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Следующие две недели прошли как в тумане.
Борден Ченнинг вдруг решил, что необходимо реорганизовать все картотеки офиса и что Кэролайн должна составить на компьютере полный указатель к каждой из них. Компьютеры и Кэролайн относились друг к другу с большой подозрительностью. Она не понимала их, но была уверена, что они-то как раз понимают ее даже слишком хорошо и думают, что она идиотка. Компьютерный указатель отнимал больше времени и сил, чем Кэролайн могла себе позволить.
Занятия в школе становились все напряженнее, и у Кэролайн сводило желудок от ужаса перед каждым уроком. Этому была только одна причина: экзамены. Проходившие обычно между Днем Благодарения и Рождеством, экзамены надвигались, подобно огромной черной туче. Экзамены за первый семестр в юридической школе были предметом мифов и легенд, которые дополнялись и пересказывались снова и снова студентами второго и третьего курсов. Кэролайн думала, что уже слышала все эти сказки, целью которых было напугать первокурсников. Она решила не обращать на них внимания, но это плохо удавалось. Среди них была история про студента-первокурсника, настолько напуганного, что он написал всю экзаменационную работу на первой строке своего экзаменационного билета. Глупо. И наверняка неправда. Тем не менее, эти истории оказывали на нее действие. Кэролайн уговаривала себя не поддаваться психозу. В конце концов, она родила двух детей, прошла через развод и все еще была в своем уме.
Но все же она занималась каждый день до трех-четырех часов ночи, пытаясь выработать в себе уверенность, что она знает абсолютно все по всем предметам. Впрочем, даже теперь, когда она почти убедила себя в том, что подготовилась, кто-нибудь из одногруппников мог бы задать ей вопрос, на который она не смогла бы ответить, и паника началась бы снова.
Все ее одногруппники хмуро и озабоченно бегали взад и вперед с сумками, из которых торчали неаккуратные связки юридических бумаг. Кэролайн знала, что не только ей трудно привести свои чувства в порядок. Но остальные были совсем детьми и, конечно, паниковали. Она же была зрелой женщиной среднего возраста и, тем не менее, вела себя так, словно ее жизнь зависит от этих экзаменов.
Да так оно, пожалуй, и было. Она не могла позволить себе провалиться. Ее жизнь, та жизнь, которую она себе выбрала, была поставлена на карту.
В один прекрасный день Борден обнаружил Кэролайн в архиве, сгорбленной над клавиатурой и бормочущей компьютеру, что сейчас она стукнет его, чтобы облегчить себе работу.
– Разговариваем с компьютером? Если бы я не знал тебя лучше, Кэролайн, то подумал бы, что ты утратила свою хватку. – Борден улыбнулся. – Что случилось? Ты еще не купила обед к Дню Благодарения?
– Конечно, купила. Я рассчитываю на телевизионный обед с индюшкой для троих.
type="note" l:href="#n_3">[3]
Для четверых, если Мейда к нам присоединится.
Как Кэролайн и предполагала, Борден рассмеялся.
– Я думаю, что ты можешь продавать билеты тем, кто захочет посмотреть, как Мейда Фолкнер ест телевизионный обед. – Но это не отвлекло его от темы. – У тебя такой вид, как будто ты последнее время совсем не высыпаешься.
Борден впал в свою слезливую манеру и выглядел сочувствующим.
– Вот, этот HAL, – Кэролайн показала на компьютер, – выдает мне все виды аргументов о том, что мы с ним пытаемся делать. Мне стоило большого труда запомнить, что он – босс.
– А я думал, что босс – я.
Борден сел на край стола и скрестил руки.
– Только потому, что вы достаточно умны, чтобы не путаться с компьютером. Или вы делаете все, как он хочет, или он забрасывает вас посланиями.
Кэролайн шутила лишь наполовину. Она откинула назад волосы и поддернула рукава своего черного джемпера.
– Если это так трудно, ты можешь кратко набросать на бумаге выходные данные и как ты формировала файлы, а новый секретарь введет это в компьютер. – Борден взглянул на толстую синюю книгу со стопкой вложенных в нее небрежно исписанных желтых листов, лежащую около Кэролайн. – Ага. «Дела и материалы. Гражданская процедура». Давно забытое прошлое. Что это? Конспект? Понятно. Сейчас сессия, и ты испытываешь приступы тревоги.
– Конечно, я боюсь. Ты знаешь, меня преследует один из этих ужасных ночных кошмаров, как будто я не в том классе, сдаю не тот экзамен, и мое будущее висит на волоске.
Кэролайн попыталась улыбнуться, но у нее получилось лишь слабое подобие улыбки.
– Это обычная паранойя первого курса юридической школы. Любой, кто не испытывает подобных чувств, вероятно, не будет продолжать обучение.
– Спасибо, Борден. Приятно узнать, что если я не сумасшедшая, то сошла с ума.
Кэролайн улыбнулась ему. Борден очень поддержал ее. Приятно было услышать его слова после того, как она наслушалась Мейду и Тессу, которые не держали в секрете свое мнение о том, что любая женщина, которая в сорок четыре года поступает в юридическую школу, определенно ненормальная.
– Ты, вероятно, захочешь взять отпуск недели на две после Дня Благодарения, не правда ли? Вряд ли ты сможешь готовиться к экзаменам и еще работать здесь.
Кэролайн была благодарна за это предложение, но ей не хотелось иметь особых привилегий. Большинство ребят из ее учебной группы продолжали работать во время экзаменов, и она тоже могла это делать. Когда она сказала об этом Бордену, он не согласился и предложил ей поработать сверхурочно во время длинных рождественских каникул, но сохранить свою энергию для экзаменов и взять отпуск.
– Оплаченный, конечно, – добавил Борден. Первые экзамены в юридической школе очень важны, Кэролайн. Все дальнейшее изучение законов основывается на знаниях первого курса. Кроме того, я действительно хочу сделать тебе лучше. – Что он хотел этим сказать, было непонятно. Стуча карандашом по столу в синкопированном ритме, он заметил:
– Потом, может быть, ты пересмотришь свое отношение к университету.
У Кэролайн замерло сердце. Она была уверена, что Борден забыл свое обещание финансировать ее обучение, так как он ни разу больше не упоминал об этом до настоящего момента. Ей казалось, Борден понимает, что она не должна – не может – допустить этого. Кроме того, это заставило ее вспомнить его жест, который она сочла несколько развязным. Кэролайн хотела забыть об этом. Она не собиралась задевать чувства Бордена – он был хорошим другом. Очевидно, по выражению ее лица он понял, что ей не по себе, и резко переменил тему разговора.
– Тем временем я попробую найти кого-нибудь, кто сможет обучить HAL некоторым манерам.
Несмотря на свою шутку о телевизионных обедах, Кэролайн планировала приготовить к Дню Благодарения полноценный обед. Тесса приедет домой на все выходные, а Бен обещал, что попытается приехать домой из Чапел-Хилла, если сможет найти способ добраться. Самолетом не подходит: слишком дорого. Не в первый раз Кэролайн захотела иметь хотя бы четверть тех денег, которые они с Гарри растратили в клубах и ресторанах.
Бен так отличается от Тессы, думала Кэролайн, замешивая тесто для пирогов с яблоками и тыквой, чтобы потом его заморозить и испечь пироги в День Благодарения. Он скорее останется в школе на каникулы, чем попросит денег у отца или у бабушки. Всегда сдержанный, Бен стал совсем замкнутым и молчаливым после того, как Гарри уехал с Роксаной в Калифорнию. Он почти ничего не говорил по поводу развода, но Кэролайн знала, что он полностью на ее стороне.
– Я очень хочу, чтобы ты приехал домой на День Благодарения. Я могла бы подкинуть около пятидесяти долларов, если это поможет.
Кэролайн крепко сжимала телефонную трубку, разговаривая с сыном однажды в пятницу вечером в начале ноября. Она хотела, чтобы Бен приехал домой. Праздник Благодарения только для нее и Тессы казался ей насмешкой над теми семейными праздниками, которые у них были раньше. Единственное, что она потеряла с уходом Гарри, были дни рождения и праздники: с ними было так трудно сейчас.
– Да, мам, ты же знаешь, я приеду, если смогу добраться.
Кэролайн почудилась тень усталости в его голосе. Как будто он хотел сказать: «Мам, я буду дома, если смогу раздобыть денег. Но я не попрошу ни единого пенни у отца или его матери. Я беспокоюсь о тебе. Я люблю тебя. Я знаю, что Тесса и я – это все, что у тебя есть».
Кэролайн попыталась объяснить ему, что он не отвечает за ее счастье, что у нее своя собственная жизнь:
– Не беспокойся так. Ничего страшного не произойдет, если ты не сможешь приехать. В любом случае я буду здорово занята. Моя учебная группа встречается практически без перерывов до конца экзаменов. Ты знаешь, каково это.
– Занимаешься ли ты еще чем-нибудь, кроме учебы и работы у мистера Ченнинга? – проконтролировал ее сын.
– Ты бы еще спросил, принимаю ли я витамин и достаточно ли много сплю, – рассмеялась Кэролайн.
– Ну правда, как ты?
Кэролайн представила себе Бена, его длинные ноги в кроссовках одиннадцатого размера, торчащие из телефонной будки, одна нога неслышно отбивает ритм. Она улыбнулась:
– Лучше расскажи, как ты? Как твои успехи, поскольку уж мы об этом заговорили?
– Хорошо, мама, вполне нормально, – рассеял Бен ее тревоги. – Слушай, я, может быть, приеду домой не один. Если я смогу, то дам тебе знать, когда меня ждать. Ничего, если я возьму кого-нибудь с собой?
– Конечно. – Кэролайн была удивлена и обрадована. Может быть, дела у Бена неплохи, если у него есть друг, которого он хочет при гласить домой в День Благодарения. – Кто приедет?
– Пока еще никто, – сказал Бен, и Кэролайн почувствовала улыбку в его голосе. – Ты контролируешь мою личную жизнь?
– Конечно. Для этого и существуют матери. Меня бы лишили этого звания, если бы я не захотела узнать, кого ты привезешь домой, даже если ты еще не знаешь, привезешь ли кого-нибудь.
Кэролайн улыбнулась самой себе. Разговаривать с Беном было намного проще, чем бороться с капризами Тессы. Наверное, это правда, что с ребенком противоположного пола иметь дело легче. Гарри никогда не понимал, почему Кэролайн и Тесса конфликтовали. Он и его дочь ни разу не сказали друг другу слова поперек.
– Ладно, не особенно рассчитывай на мой приезд, мам, но я, возможно, смогу это провернуть. А если нет, то я дам тебе знать. И к тому же мы в любом случае увидимся на Рождество.
– Это было бы прекрасно. Мы все трое сдадим экзамены и сможем по-настоящему отдохнуть и насладиться обществом друг друга.
Кэролайн пыталась говорить весело, как будто мысль о Рождестве могла заслонить проведенный в одиночестве День Благодарения.
– И даже если я не смогу приехать, Тесса будет дома в День Благодарения. Когда прибывает наше любимое отродье?
– Через неделю, в среду. И не называй ее отродьем.
«Как я боюсь этого. Все больше угодливости ради денег. Все больше сравнений старых добрых дней, когда отец был здесь, с этими скучными, нищенскими подарками».
– Так дай мне знать, когда, где и кто, и я буду готова. – Кэролайн хотела закончить разговор на веселой ноте. – Всего хорошего, Бен.
– Тебе тоже, мам. Позвоню на следующей неделе.
Кэролайн повесила трубку, потянулась и вздохнула. Надо сделать еще множество заданий и обзорных работ. Это здорово, что работа так ее поглощает и некогда думать о Дне Благодарения.
Между занятиями, подготовкой к экзаменам и борьбой с компьютером Кэролайн с трудом нашла время хоть немного подготовиться к Дню Благодарения. В этом году придется обойтись без генеральной уборки дома и полирования серебра. Не будет возможности соорудить серебряное украшение для середины стола. В этом году в центре стола будут просто стоять хризантемы. Праздничный обед сокращен до минимума: индейка – да; картофельное пюре – нет; начинка – да; луковый соус – нет, и так далее. Приближающийся праздник принимал определенные очертания: праздник для троих, без Мейды и Гарри, без традиционных вечеринок в загородном клубе и без соседей.
Тесса позвонила, чтобы сказать Кэролайн, что приедет домой, как и планировала, за день до Дня Благодарения. Она говорила торопливо и взволнованно, как будто бы что-то скрывала. Кэролайн не стала задавать вопросов. Тесса не была хитрой. Что бы ее ни беспокоило, она расскажет об этом всем, и особенно своей матери, подробно и длинно, как только приедет домой. Кэролайн представила, как они будут проводить время вместе с Тессой, неторопливое, тихое время, как она и ее дочь попытаются наладить отношения друг с другом, которые будут укрепляться с каждым новым разговором.
В пятницу и субботу к Кэролайн, как обычно, придет ее учебная группа, и Кэролайн была обеспокоена тем, как отнесется Тесса к одноклассникам ее матери. Было бы так приятно думать, что эти молодые люди окажутся похожи друг на друга, но это было бы совсем нереалистично. Никто из группы не имел того социального происхождения и тех денег, которые были необходимы, чтобы стать другом Тессы Фолкнер.
«Она с каждым днем все больше похожа на Мейду». Эта мысль невольно возникла у Кэролайн. Даже мысли об этом ее расстраивали. Она знала, что Тессу это совсем не оскорбит и она воспримет сравнение с бабушкой как комплимент. Это тоже была весьма неприятная мысль.
Тесса приехала из школы в среду днем. Бен позвонил утром, чтобы сказать, что не сможет приехать домой, но Кэролайн надеялась, что они с Тессой проведут вместе теплые и счастливые каникулы.
Тесса вошла в дом в облаке холодного воздуха, пахнущая дорогими духами и смеющаяся.
– Мама, привет, как дела? – Она поцеловала воздух рядом со щекой Кэролайн. – Я сказала Чаку и Брету, что дам им что-нибудь выпить перед тем, как они отправятся дальше.
Тесса махнула рукой в сторону двух молодых людей, которые вошли следом за ней. Не представив их Кэролайн, она повернулась, чтобы открыть холодильник.
– Привет, – сказала Кэролайн, дружески улыбаясь. – Я надеюсь, путешествие было не слишком утомительным. Много машин на дорогах?
Она подала руку одному из юношей, более высокому, с густыми каштановыми волосами и широкими плечами.
– Миссис Фолкнер, – сказал он, взяв ее руку. – Я Брет Мэдиган. Ваша кухня пахнет, как в День Благодарения.
– Спасибо, – улыбнулась ему Кэролайн. Он казался приятным молодым человеком. – Что вам предложить? У нас есть содовая, имбирное пиво и…
– Мама, ради Бога! – Тесса обернулась и взглянула на Кэролайн с ледяным неодобрением Мейды. Они хотят выпить. Мы уже не дети. Сейчас я достану. – Она подошла к шкафу, в котором стояло спиртное. – Что вы предпочитаете? Скотч, бурбон…
Тесса, твои друзья снова сядут за руль, а синоптики обещали гололед. – Она повернулась к молодым людям. – Я терпеть не могу быть типичной мамашей, но смею надеяться, что вы предпочитаете слабые напитки, даже если вам уже больше двадцати одного года. Ведь так, не правда ли?
Воцарилась тишина. Затем мальчик, который был ниже ростом, с песочного цвета волосами, сказал:
– Хорошо, миссис Фолкнер. Я Чак Дональдсон, и я, пожалуй, выпью содовой. Спасибо.
Кэролайн подавила вздох облегчения. Тесса опять повернулась к холодильнику, сказав только:
– Я сейчас сделаю, Чак. Мама, – спросила она, засунув голову в холодильник, – зачем ты готовишь всю эту еду?
– Я знаю, этого слишком много, – сказала Кэролайн. – Просто не вижу способа приготовить небольшой благодарственный обед. Мы будем есть индейку весь уик-энд.
– Но ведь я же говорила тебе! – воскликнула Тесса. – Я собираюсь завтра к бабушке. Она пригласила еще кого-то, и я сказала, что приеду пораньше и останусь попозже в качестве помощницы хозяйки.
Тесса взглянула в ошеломленное лицо матери и быстро отвела взгляд.
– Я помню, что говорила тебе, мама. По телефону. На прошлой неделе. Ты сказала, что все поняла.
Тесса широко распахнула свои большие синие глаза и улыбнулась очаровательной улыбкой феи. Ее лицо всегда принимало такое выражение, когда она врала. Кэролайн видела его много раз после ухода Гарри. Брет и Чак выглядели смущенными.
– О, – сказал Брет, – посмотри на часы. Я не думал, что уже так поздно. Чак, лучше оставь свое питье. Мы должны ехать. Большое спасибо, миссис Фолкнер. Тесса, мы подхватим тебя в воскресенье днем, хорошо?
С этими словами они ушли. Тесса стояла спиной к матери, наливая содовую. Она фальшиво напевала себе под нос и постукивала пальцами. Ее улыбка все еще была на месте.
– Как тебе нравится мой свитер? Я только вчера его купила. Бабушка прислала мне денег. Отличный, правда?
– Тесса, ты не говорила мне, что собираешься к Мейде в День Благодарения.
Кэролайн казалось, что ее голос звучит; как скрипучая дверь.
– Я говорила, мама. – Тесса пожала плечами, все так же улыбаясь. – Ты просто не…
– Ты не говорила мне и прекрасно знаешь об этом. Мне кажется, ты должна позвонить бабушке и объяснить, что ты забыла предупредить меня и поэтому не сможешь приехать.
Кэролайн пыталась говорить твердо, но ее сердце трусливо забилось при мысли о том, что придется провести День Благодарения наедине с угрюмой, замкнутой Тессой.
– Я не могу и не буду. – Тесса скрестила руки на груди и нахмурилась. – Бабушка рассчитывает на меня. Некоторые ее друзья придут с детьми, которых я видела в последний раз, когда отец… – Ее голос охрип, и она прокашлялась. – Когда отец жил с нами. До того, как ты выгнала его. День Благодарения здесь, без него, только с тобой… Я не представляю себе такого. Извини, но я не представляю этого. Я рассказала бабушке о своих чувствах, и она вполне меня поняла. Так что я собираюсь на ее вечеринку. Я уйду рано, чтобы помочь ей подготовиться. Ее шофер – как его зовут?
– Хуан, – прошептала Кэролайн, сдерживая слезы. – Шофера зовут Хуан.
– Все равно. В любом случае он заедет за мной около одиннадцати. И не беспокойся о том, как я вернусь домой. Хуан привезет меня обратно.
– Я и не беспокоюсь об этом, Тесса. Разумеется, у тебя все будет хорошо.
Кэролайн обнаружила, что больше не может говорить. Чувствуя себя одеревеневшей, как марионетка, она повернулась и вышла из кухни. Пока она поднималась по лестнице, слезы начали пробивать себе дорогу, несмотря на ее железный контроль. Пробежав последние несколько ступенек, она влетела в свою комнату и прислонилась к двери, руками закрывая рот, чтобы сдержать рыдания.
В этот вечер Кэролайн сделала зеленый салат – одно из любимых кушаний Тессы. По этой-то причине Кэролайн его и приготовила. Тесса была улыбчива и оживленна. Она добилась своего и теперь стала любезной. Она потчевала Кэролайн историями из жизни колледжа: как она застряла в классе и писала работу почти всю ночь; как она поручила Чаку сделать за нее лабораторную работу по зоологии.
– Ты хочешь сказать, что не очень интересуешься своими занятиями?
Кэролайн думала о тысячах долларов, выделенных Тессе на образование, которого она, кажется, не хочет получать.
– О, мама, не будь такой жесткой только потому, что ты решила учиться в своей школе серьезно. Я уверена, что ты думала по-другому, когда училась в Бринвуде, а отец – в Пенне. – Тесса умильно улыбнулась. – Отец любил говорить, что вы проводили вместе каждую свободную минуту. Тебя действительно волновало, какую войну выиграли римляне или как проходит какой-нибудь химический опыт?
Кэролайн слабо улыбнулась, на мгновение вспомнив те дни. Она и Гарри были молоды и вскоре обнаружили, что влюбились друг в друга. Все те качества Гарри, которые позже выводили ее из себя, тогда очаровывали. Он пропускал занятия, слишком много пил, убивал время на студенческих вечеринках. Кэролайн думала, что он как раз такой, о котором она мечтала, – некто, кто не принимает ничего близко к сердцу, не суетится, не поучает. Словом, живет настоящим моментом. Он дразнил ее, потому что она слишком ревностно относилась к учению:
– Кэри, жизнь слишком коротка, чтобы беспокоиться о какой-то мертвой философии, – говорил он, закрывая книгу, которую она пыталась изучать.
Позже, когда они поженились и появились дети, она вдруг совершенно ясно увидела, что то, что казалось беззаботным очарованием молодости, на самом деле было инфантильностью. Гарри никогда не переставал смеяться над серьезным складом ее ума, но при этом никогда не переставал зависеть от нее, опираться на нее, использовать ее.
Кэролайн тряхнула головой, как бы проясняя все. Почему все эти воспоминания нахлынули на нее сейчас? Может, из-за продолжительной речи Тессы о папе и чудесных временах, которые у них были? Какое это имеет значение? Думать о прошлом, с которым давно покончено, – «только понапрасну тратить время и слезы», как любила говорить ее мать.
– Ты собираешься куда-нибудь сегодня вечером, Тесса, или мы посидим у огня, попьем какао и поговорим?
Тесса быстро подняла глаза:
– Как ты догадалась? У Мэри Ковингтон сегодня вечеринка, и я сказала, что приду. Ты ведь не возражаешь, мама? – Она была уже готова направиться к вешалке. – Я пешком. Здесь совсем рядом. Не волнуйся, я вернусь не поздно.
– Нет, конечно, нет. Постарайся не поднимать слишком много шума, когда придешь. Я, вероятно, буду спать.
Кэролайн не была расстроена тем, что Тесса уйдет из дома в этот вечер. Она обнаружила, что разговаривать с дочерью – тяжелая работа. Но ей не хватало той маленькой девочки, такой веселой и шустрой, которая так стремилась делать все вместе с мамой.
На рассвете Дня Благодарения солнце осветило голые ноябрьские деревья и выцветшие лужайки. Это был воистину последний осенний день, хрупкий, холодный и ослепительный. Кэролайн села за кухонный стол и задумалась, чем же ей сегодня заняться. Учиться? Она не могла смотреть ни на одно дело, ни на одну страницу тщательно составленного курсового конспекта. Нет, должно было найтись что-то другое, чем бы ей хотелось заняться.
Прошлой ночью Кэролайн несколько часов лежала в постели без сна, захлебываясь то от жалости к себе, то от слез. Это был один из самых худших моментов ее жизни после развода. Провести День Благодарения в одиночестве? Невыносимо было думать об этом, но она должна была об этом думать. Был ли какой-то выход? Она могла позвонить Лиз и Бордену. Она знала, что всегда получит приглашение в их дом. У нее было несколько других друзей, которые очень обрадовались бы ей, приди она даже без всякого приглашения. Впрочем, Кэролайн знала, что если она вмешается в семейную подготовку к празднику, нарушит традиции других людей, ей будет еще хуже, чем сейчас. Жалость к себе была побеждена, по крайней мере, временно, но Кэролайн понимала, что она может вернуться назад, и еще более сильной, чем прежде. Ей нужно было подумать о чем-нибудь отвлеченном.
С этой мыслью пришло озарение. Кэролайн открыла телефонную книгу и начала звонить. После третьего звонка она улыбнулась и направилась в кухню. Когда Тесса медленно спускалась по лестнице в десять часов, Кэролайн как раз начала печь пироги и фаршировать индейку.
– Ммм, как хорошо пахнет, мама. – Тесса ностальгически улыбнулась и, зайдя в кухню, понюхала воздух. – Ты всегда делаешь потрясающие пироги. Но зачем ты готовишь? Я ничего не захочу, когда вернусь. Ты же знаешь бабушку, она каждого откормит до второго подбородка. А тебе не съесть все это самой.
– Я и не собираюсь. – Кэролайн проворно двигалась по кухне. – Ты можешь сама приготовить себе завтрак, Тесса? Мне очень некогда.
– Конечно, – заинтригованно произнесла Тесса. – Но почему ты так спешишь?
– Я должна быть в одном месте в два часа, – сказала Кэролайн, не глядя на дочь. – Там вафли в холодильнике и яйца, если ты хочешь плотно позавтракать.
– Нет, спасибо. Ломтик поджаренного хлеба и апельсиновый сок – этого вполне достаточно. Куда ты собираешься?
– Ты бы лучше посмотрела на часы. У Хуана, вероятно, еще множество поручений на сегодня. Он рассердится, если ты заставишь его ждать.
Тесса плеснула себе немного сока и с любопытством взглянула на мать. Затем бросила взгляд на настенные часы:
– Ого! Ты права. Пойду-ка я в душ, а то сеньор Хуан расскажет бабушке, что я заставила его ждать.
Тесса бросилась к лестнице. Когда она через полчаса уходила, одетая в мягкий синий свитер и юбку-шотландку, с блестящей копной каштановых свежевымытых локонов, Кэролайн попрощалась с ней нежно, но чуть рассеянно.
Около двух часов Кэролайн подъехала к большому обветшалому зданию в Филадельфии. Пришлось поторопиться, но она все закончила вовремя и успела принять душ и переодеться в мягкое серое вязаное платье и черные туфли на низком каблуке. Вокруг шеи у нее был повязан серый с розовым шарф. Когда она приехала на вокзал в Филадельфии, ее встретили и посадили в старый разбитый драндулет. Прибыв к месту назначения, двое из сопровождавших внесли в дом весь обед, приготовленный Кэролайн к Дню Благодарения, включая клюквенный соус и взбитые сливки для пирогов. Несколько людей суетились, сервируя длинные столы, заполнявшие похожую на пещеру комнату. Кэролайн отнесла свои приношения во временную кухню с задней стороны комнаты. Она присоединилась к другим женщинам и мужчинам, накрывающим столы. Работая, Кэролайн невольно улыбалась. Время от времени кто-нибудь начинал петь гимны, другие подхватывали; то тут, то там вспыхивал смех. Да, она приехала в нужное место.
К Кэролайн подошел высокий импозантный чернокожий мужчина.
– Большое вам спасибо за ваше неожиданное великодушие, – сказал он, взяв ее за руку. – Мы нуждаемся в любой пище и помощи, которую можем получить, особенно в День Благодарения. Мы все хотим, чтобы это был настоящий праздник для каждого.
– Мне приятно принять участие в вашей работе, – сказала Кэролайн.
Все три двери были открыты, и начали приходить обедающие. Здесь были пожилые мужчины и женщины, сгорбленные и измученные, и молодые семьи с маленькими детьми на руках. Всех их объединяло одно: как и у Кэролайн, у них не было места, где они могли бы провести этот День Благодарения. Некоторые были бездомными, некоторые жили в маленьких комнатах. Иные потеряли свои семьи, а кое у кого их никогда не было.
В течение двух с половиной часов Кэролайн накладывала еду на тарелки, наполняла салатницы, помогала есть детишкам, подогревала питание для младенцев. К тому времени, когда она наконец вымыла и собрала свои блюда и чаши, ноги ее устали, но на сердце просветлело.
«Это то, что мне было нужно, – подумала она. – Люди, которые могут смеяться, петь и помогать друг другу, несмотря на все превратности судьбы. Этот дом заставляет людей перестать жалеть себя». Несмотря на все свои проблемы, которые иногда становились такими сложными, Кэролайн осознала, что она очень счастливая женщина.
Чересчур взволнованная, чтобы возвращаться обратно в свой пустой дом в Бринвуде, Кэролайн задумалась, что делать. Она знала, что вечеринки у Мейды продолжались долго. Когда один из шоферов спросил ее, куда она хочет поехать, она мгновение помедлила, а потом решилась:
– В юридическую школу «Урбана».
Она заберет из своего шкафчика некоторые бумаги, которые нужно просмотреть, и если сможет, то сделает с них фотокопии для одногруппников.
К несчастью, школа оказалась закрыта. Кэролайн толкнула переднюю дверь, только чтобы обнаружить, что она заперта, а зал за стеклянной дверью темный и пустой. Потом она вспомнила, что боковые двери иногда оставляют открытыми, и пошла через холодную осеннюю тьму за угол этого бетонного здания. Одна из боковых дверей была не заперта, и Кэролайн прошла внутрь. Вестибюль был освещен, но пуст и безмолвен. Ее шаги эхом отдавались в длинном пустом коридоре, и от воспоминаний о сценах из кинофильмов, снятых в таких пустых школьных коридорах, волосы у нее стали дыбом: пальцы-когти Роберта Энглунда, топор Джека Николсона… Возможно, это была не слишком хорошая идея.
Кэролайн подошла к лифту. Ее шкафчик находился на пятом этаже. Подъем вверх был сверхъестественно тих. Кэролайн не ездила в пустом лифте в школе. Он вечно был забит студентами и преподавателями.
Двери лифта открылись, и Кэролайн вышла в темный коридор пятого этажа. Она положила свои вещи на пол около лифта, чтобы потом легко найти их, затем огляделась вокруг, пытаясь выбрать направление. Здесь горел слабый свет, но после яркого освещения в лифте Кэролайн почти ничего не видела. Она побрела по коридору, держась рукой за стену.
После нескольких робких шагов она почувствовала уверенность и пошла быстрее.
Прямо в чье-то теплое тело:
– О, Боже!
Пронзительный крик Кэролайн, почувствовавшей, что вокруг нее сомкнулись сильные руки, был достоин истеричных киногероинь.
– Миссис Фолкнер. – В низком голосе не было вопроса. Дэниел знал, чье тело обнимал. – Кэролайн.
– Дэниел.
Она вдыхала запах накрахмаленной одежды и одеколона. Она чувствовала его плечи под шершавым твидовым пиджаком. Не профессор Фрателли – Дэниел.
Он больше ничего не сказал, но не отпустил ее. Кэролайн снова пробормотала его имя, но не шевельнулась, чтобы освободиться из его объятий. Она медленно подняла голову, а Дэниел опустил свою. Когда его голова заслонила все окружающее, характер темноты изменился. Их губы встретились, тела прижались друг к другу. У Кэролайн перехватило дыхание, и руки Дэниела крепче обняли ее.
Его губы на мгновение оторвались от ее губ и сразу же вернулись, легонько целуя уголки ее рта.
– Хорошо, как хорошо, – пробормотал он, провел языком по ее сжатым губам, и они медленно раскрылись.
– Дэниел.
Кэролайн выдохнула его имя так тихо, что воздух едва шелохнулся. Она почувствовала, что этот момент когда-то был предопределен. Не было никого другого, чьи объятия она могла найти так безошибочно, так полно доверяя им. Не было других рук, не было другого тела, которые она могла чувствовать так хорошо, как его. Не было никого другого, кто мог бы без слов узнать ее.
– Да, да, Кэролайн. – Его губы двигались по ее подбородку к мочке уха. Она чувствовала, как его дыхание шевелит волосы на ее шее. – Откуда ты взялась? – спросил он с улыбкой в голосе.
Они одновременно начали медленно отодвигаться друг от друга. Какое-то время ее пальцы ласкали его лицо, прослеживая все его выпуклости и изгибы, трогая его мягкую бороду, плавные линии и завитки его ушей.
Кэролайн улыбнулась. Она увидела, что он ее понял. Они оба скрестили свои пальцы и сказали: «Королевский крест» – как дети на площадке, когда хотят выйти из игры. В их жизнях, наполненных ответственностью и обязательствами, этот волшебный момент был вне игры. Он не засчитывался.
– Иди ко мне.
Дэниел взял ее руку, но Кэролайн отстранилась.
Волшебство кончилось. Нужно забыть об этом моменте сопереживания с Дэниелом Фрателли, иначе она пропала. Ее жизнь обрела форму и значение из-за ее обязательств по отношению к работе, из-за ее решения стать юристом. Здесь не было времени и места для увлечения, в особенности одним из ее профессоров, и уж, конечно, не этим. Дэниел очень легко мог стать для нее важнее, чем любой другой мужчина. Достаточно важным, чтобы угрожать ее целям.
Мысль о том, что сейчас могла бы возникнуть связь между ней и Дэниелом, которая пошла бы дальше молчаливого поцелуя в темноте, испугала Кэролайн, как если бы она захотела этого. Она знала, что ее влекло к нему, влекло все время. Теперь, признав это, Кэролайн должна была что-то с этим сделать. Был ли это просто моментальный порыв, которому они поддались в темноте, или она была рискованно близка к связи? Первое было новым и неиспытанным. Для второго она чувствовала себя израненной, чтобы делать подобную попытку.
Кэролайн не одобряла связи, и ее сердце предостерегало ее, в то время как тело инстинктивно откликалось на эту мысль. Поцелуй Дэниела. Тело Дэниела. Потребность в Дэниеле.
О, Боже, что она наделала?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кодекс страсти - Шредер Марта



Неплохой роман, легко читается. И сюжет жизненный.
Кодекс страсти - Шредер МартаОля
23.03.2012, 15.36





хороший роман, здесь всё есть,удачно описаны чувства Гг . Прочитала не отрываясь от начала до конца.
Кодекс страсти - Шредер Мартамалиновка
28.03.2015, 21.06





хороший роман, здесь всё есть,удачно описаны чувства Гг . Прочитала не отрываясь от начала до конца.
Кодекс страсти - Шредер Мартамалиновка
28.03.2015, 21.06





Очень понравился роман. Заставляет задуматься о многом.
Кодекс страсти - Шредер Мартаинна
6.10.2015, 13.54





Просто супер!!!Очень обидно за такие жидкие овации этому просто бесподобному роману1!!Браво автору и переводчику!Чудесные герои!Очень красивая любовь!Я абсолютно не обратила внимания на их возраст!Я просто балдела от таких умных диалогов!Редко встретишь такое среди современного мусора-чтива,так жаль ,что это бывает так редко!
Кодекс страсти - Шредер МартаЕва
4.11.2015, 10.57





Роман действительно достойный. На редкость связанные и умные диалоги. Я бы даже сказала с перчинкой. Рекомендую читать. Не пожалеете.
Кодекс страсти - Шредер МартаАнна
5.11.2015, 10.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100