Читать онлайн Кодекс страсти, автора - Шредер Марта, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кодекс страсти - Шредер Марта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кодекс страсти - Шредер Марта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кодекс страсти - Шредер Марта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шредер Марта

Кодекс страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Что случилось с ее праздничным настроением? – спрашивала себя Кэролайн, обозревая толпу, бурлящую в торговом ряду. Она любила готовиться к Рождеству, делать покупки для детей в магазине игрушек и охотиться за идеальным подарком для Мейды, от которого она не стала бы воротить нос. Лучшим подарком для Мейды было бы что-то вроде Святого Грааля – Кэролайн знала, что он где-то существует, но никогда не могла его разыскать.
Воспоминания заставили Кэролайн улыбнуться. Может быть, она сумеет сделать в этом году Мейде подарок за все прошлые годы. Не подарить ли ей копию китайского фарфорового кашпо из магазина при музее искусств? Кэролайн почувствовала зуд рождественского возбуждения. Возможно, ей просто захотелось сделать что-то приятное для кого-то, кто на самом деле был другом, вроде Мейды. Она огляделась вокруг и решила наконец, что блестящие праздничные украшения не подойдут, хотя в них было определенное очарование. Она глубоко вздохнула и распрямила плечи. Всего через несколько дней Бен и Тесса будут дома. Она улыбнулась в предвкушении праздника и заметила такие же улыбки на лицах других покупателей.
Кэролайн с новой энергией вернулась к своим покупкам. Свитер для Бена. Чек. Блузка для Тессы. Чек. Ей везло. Кэролайн улыбнулась, вспомнив, как Бен в трехлетнем возрасте надувал губы и пытался кулачком выбить пакет из ее рук.
– Эй, приятель, смотри, кого ты пытаешься ударить кулачком! – сказал изумленный голос позади Кэролайн.
Она узнала этот величественный баритон, стремительно повернулась и взглянула в карие глаза Дэниела. Все случилось так неожиданно, что Кэролайн не успела обдумать свою реакцию. Она от души улыбнулась ему, восхищаясь тем, что он преодолел ее страх, не сомневаясь, что момент был выбран удачно.
Дэниел усмехнулся, и его зубы сверкнули в черной бороде. Он поглядел вниз. Следуя за его взглядом, Кэролайн обнаружила, что он держит за руку ребенка, маленькую девочку девяти-десяти лет с отцовскими карими глазами, взгляд которых был таким же любопытным и оценивающим, как у ее отца, когда он впервые встретился с Кэролайн Фолкнер. Волосы у нее были блестящие, светло-каштановые.
– Кэролайн, – сказал Дэниел с необычной церемонностью, – я хотел бы представить тебе свою дочь Сару. Сара, это миссис Фолкнер, моя школьная подруга.
– Здравствуй, Сара. Рада с тобой познакомиться.
Кэролайн серьезно протянула руку. После секундного колебания Сара взяла ее. Блестящие глаза девочки смотрели, не мигая, в глаза Кэролайн.
Кэролайн оглядела кучу увесистых сумок с покупками, с которыми сражался Дэниел. Было приятно видеть Дэниела в роли отца, делающего покупки вместе со своей дочерью. Для нее он всегда был учителем, потенциальным любовником, проблемой и вызовом. Сейчас она видела в нем просто отца – одного из обитателей обычного мира.
– Похоже, что ты скупил весь торговый ряд. Рождественские подарки, вероятно?
Она улыбнулась обоим Фрателли.
– Да, к моему сожалению, – состроил гримасу Дэниел. – Каждый год я забываю, как сильно ненавижу это занятие, и вновь совершаю марафон по торговым рядам. Кто бы мог подумать!
Он улыбнулся дочери, и Сара улыбнулась ему в ответ. Кэролайн видела, какую любовь и гордость они испытывали друг к другу. Это было написано на их лицах. Кэролайн слегка вздохнула. Вот если бы она и Тесса могли…
Дэниел взглянул на нее и быстро сказал:
– Мы с Сарой собирались перевести дух в кафе-мороженом. Нам нужно сахарное вливание. Не присоединишься ли ты к нам?
Кэролайн снова взглянула на Сару. Длинные волосы девочки рассыпались по плечам, когда она взглянула на подругу своего отца. Кэролайн не заметила в ней явных признаков недовольства тем, что отец пригласил свою знакомую пойти с ними. В самом деле, Сара застенчиво улыбнулась и сказала:
– Я вас очень прошу, миссис Фолкнер.
Манеры Сары, казалось, пришли из другого столетия. Кэролайн не получала такого официального приглашения в течение многих лет, и уж, конечно, она не слышала ничего подобного ни от своих детей, ни от их друзей. Манеры Тессы, например. Как Дэниел добился этого?
– С удовольствием. Спасибо. Я как раз хотела выпить содовой и спокойно посидеть на скамейке, но мороженое, конечно, намного лучше.
Кафе было переполнено, но шумная смеющаяся толпа подростков вывалилась оттуда как раз в тот момент, когда вошли эти трое. Сара побежала вперед и уселась раньше всех. Кэролайн была рада видеть, что она ведет себя, как всякий десятилетний ребенок, которому пообещали мороженое.
Когда заказ был сделан, все трое дружелюбно замолчали. Кэролайн не решалась спросить Сару о ее школе и подружках. Она боялась показаться навязчивой и поэтому только улыбалась отцу и дочери.
– Сара любит приходить сюда, особенно во время Рождества. У нас достаточно времени, чтобы съесть две порции до того, как мы встретимся с твоей бабушкой перед универмагом «Блумингдейл», – сказал Дэниел дочери. – Твои вещи уже собраны, так что ты готова к отъезду.
Он улыбался, но Кэролайн показалось, что она видит напряжение на его лице. Она вспомнила, как Дэниел рассказывал ей, что Сара проводит каникулы с матерью.
– О, папа, мне обязательно ехать сегодня вечером? – прерывающимся голосом спросила Сара, явно огорченная. – Я думала, ты сказал бабушке…
Она разочарованно умолкла.
– Я говорил, принцесса, но ты знаешь, как иногда бывает. – Дэниел взял Сару за руку. – Бабушка должна возвращаться в Нью-Йорк, чтобы позаботиться о твоей маме, и она хочет взять тебя с собой.
– Я знаю, папа, но я могла бы сесть в поезд завтра или послезавтра. Я не потеряюсь. Я не такая, как моя мама. Я бы никогда…
Сара взглянула на Кэролайн, которая безмятежно ела мороженое с орешками и делала вид, будто ничего не слышит. Губы Сары сжались в тонкую ниточку, и она размешала свой только что полученный пломбир в светло-коричневую кашицу.
Казалось, что Сара уже привыкла к такому давлению на ее чувства. «Я не должна была идти с ними», – подумала Кэролайн. Если бы она не сделала этого, тогда, возможно, Дэниел и Сара обсудили бы подробнее свои затруднения, хотя все выглядело так, как будто это была давняя проблема, о которой они говорили уже много раз.
– Извини, Кэролайн, – опечаленно сказал Дэниел. – У нас есть кое-какие разногласия, и Саре нужно некоторое время, чтобы вспомнить о том, что папа всегда прав.
Он попытался улыбнуться.
Сара тоже сделала попытку:
– Он имеет в виду, что ему нужно время, чтобы осознать, насколько я права.
Кэролайн решилась внести свой вклад в разрядку атмосферы:
– Как приятно узнать, что я не единственная идеальная личность на свете.
Улыбки обоих Фрателли были вежливыми, но немножко вымученными.
– Пора идти, принцесса.
Дэниел произнес эти слова с некоторым опасением, но, хотя плечи Сары поникли, она ничего больше не сказала.
– Рада была встретить тебя, Дэниел. Сара, я надеюсь, мы еще увидимся. Счастливого Рождества вам обоим.
Кэролайн чувствовала себя лицемеркой: было не похоже, что Дэниел и Сара будут счастливы в эти праздничные дни. Она весело попрощалась и вновь нырнула в поток покупателей.
Через пятнадцать минут ей все это наскучило. Оживление, вызванное праздничными покупками, прошло. Она медленно шла домой, думая о Дэниеле и его дочери, которая не была «такой, как мама», что бы это ни значило.
Выйдя на свою улицу, Кэролайн увидела знакомую картину перед домом: серая «хонда» с включенными фарами и фигура Дэниела, ссутулившегося на переднем сиденье в ожидании ее.
Подойдя ближе к машине, она услышала мягкий звук блюза Билли Холидея, плывущий в воздухе. Кэролайн постучала по стеклу:
– Эй, разве я не говорила тебе раньше, что не нужно здесь никакой громкой музыки? За исключением разве что Девятой Бетховена.
Дэниел опустил стекло.
– Простите, мадам. Я включил Благовещение и потерял голову. – Он с некоторым усилием улыбнулся. – Я не знаю, что я здесь делаю, Кэролайн. Мне нужно было видеть сочувственное лицо, а твое выглядело дружелюбным. Ты понравилась Саре.
– Мне тоже понравилась Сара.
– Позволь мне войти. – Он поднял правую руку. – Только как другу, как коллеге. Обещаю.
Кэролайн заколебалась. Она почувствовала, что ее бережно охраняемый мир начал рушиться, как это было всегда, когда Дэниел входил в него. У нее не было сил оставаться его другом.
Да, несомненно. Она хотела быть с ним и в какой-то момент отказалась от мыслей об осложнениях, которые могла принести эта дружба. Она будет другом Дэниела. Не меньше и, быть может, не больше, но она будет его другом.
– Вылезай, Дэниел. Ты замерзнешь тут до смерти. – Кэролайн взяла его за руку и направилась вперед по дорожке. – Я могу предложить тебе ароматный чай и огонь в очаге.
– Чай и сочувствие? – сказал Дэниел с кривой улыбкой.
– Конечно. Апельсиновый чай с корицей и первая психологическая помощь – такова специализация дома.
Кэролайн отперла двойную входную дверь и провела Дэниела внутрь.
Она хотела пройти в гостиную, но Дэниел поймал ее руку и повернул к себе лицом.
– Спасибо, что позволила мне расположиться на твоем крыльце. – Он заключил ее в объятия и слегка отстранился, чтобы видеть ее лицо. – Я терпеть не могу, когда она уезжает к Элисон на каникулы. Это убивает меня. Я ненавижу Рождество больше любого дня в году. – Он опустил голову на ее плечо. – Я плохой собеседник, Кэролайн. Отправь меня домой сбросить раздражение, выпить немного и послушать песню Элвиса «Голубое Рождество».
– Пьянствовать и жалеть себя? Чай и сочувствие гораздо лучше. Входи и садись.
Кэролайн осторожно высвободилась и подвела его к кушетке. Она бросила ему вышитую гарусом подушку и встала на колени, чтобы зажечь огонь в камине, где все было уже готово для этого.
– Я пойду поставлю чайник. Это не займет и минуты.
– Сядь и поговори со мной. Забудь про чай. Как раз сейчас я нуждаюсь в сочувствии. – Он потянулся и взял ее за руку. – И давай обойдемся без гнусных замечаний. «Жалеть себя» – так она это назвала. Ущербная психология, Кэролайн.
– Ах вот как. Ты подвергаешь сомнению великого доктора Фрейда.
Кэролайн погладила воображаемую бородку.
– Это настоящий отвратительный немецкий акцент.
– Много ты знаешь. Это австрийский акцент, и он просто ужасен.
– Хорошо, хорошо, – заулыбался Дэниел. Ее неясный запах, свежий и цветочный, щекотал его ноздри. Он закрыл глаза. – Что это за духи? Ты всегда очень деликатно пользуешься духами. Что это? Сирень?
– Ландыш главным образом.
Он глубоко втянул в себя воздух:
– Ландыш. Это такие маленькие белые колокольчики, правильно?
– Угу, – согласилась Кэролайн. Она отклонилась назад, сбросила туфли и положила ноги на кофейный столик. – Я люблю слушать огонь.
Сосновое полено, которое она подожгла, с треском лопнуло, когда огонь достиг дырки от сучка.
– Ты не слушаешь огонь, ты смотришь на него.
Не открывая глаз, Дэниел нашел ее руку именно там, где искал, и слегка пожал ее.
– Нет, слушаю. Ведь он трещит и гудит.
– Наверное, нужно вырасти в доме с каминами, чтобы понимать их язык. Имея пятерых детей в двух спальнях, семья Фрателли не могла позволить себе слушать огонь. Даже если бы у нас был камин. Но его не было.
Его голос приобрел тот саркастический оттенок, которого Кэролайн боялась. Как обычно, ей пришлось обороняться. Она отняла руку:
– О, парень, опять начинается. Социальное неравенство в Филадельфии в конце двадцатого века, взгляд из низов.
Она тоже могла быть саркастичной.
– Боже, ты совсем, как Элисон.
Глаза Дэниела резко открылись, и его рука крепко сжала руку Кэролайн.
– Ты знаешь, меня просто тошнит, когда я слышу это. Какой же она была, в конце концов? Ее дочь очаровательна и очень мила. Может ли мать Сары быть ужасной? И насколько ужасна я? – Кэролайн приподнялась и повернулась к нему. Их лица были на расстоянии нескольких дюймов. – Ради Бога, Дэниел. Я чувствую себя второй госпожой де Винтер.
– Второй кем?
Дэниел провел рукой по своим взъерошенным волосам.
– Второй госпожой де Винтер. Ты знаешь, в «Ребекке».
– Ты имеешь в виду тот старый фильм с Лоуренсом Оливье и какой-то хнычущей блондинкой? – Он посмотрел на Кэролайн, собрав лоб в морщины. – Как ты можешь сравнивать себя с этой жалкой мышью, как там ее зовут?
– Джоан Фонтен, и она не хныкала. Она страдала. Самоотверженно. – Кэролайн выставила подбородок. – Я чувствую себя ею, потому что ты продолжаешь сравнивать меня со своей женой.
– Бывшей женой, – уточнил Дэниел.
– Неважно. Так или иначе, я устала от твоих попыток заткнуть мне рот из-за кого-то, с кем я никогда не встречалась, и кто сделал тебе… неважно что, когда вы были женаты.
Кэролайн посмотрела ему в глаза и увидела отблеск… чего? Тревоги? Она не могла понять.
– Так значит, ты хочешь все о ней знать. – Дэниел принял суровый и замкнутый вид. – Боже, почему женщины никогда не могут оставить в покое некоторые вещи?
– Женщины? – Кэролайн была оскорблена. – Во-первых, я не женщины. Я – это я. Кэролайн. Одна женщина. Единственная. И, во-вторых…
Прежде чем она успела закончить, Дэниел положил руки ей на плечи и притянул к себе. Его рот прильнул к ее губам со страстью, близкой к отчаянью. Когда ее губы наконец стали покорными, он поцеловал ее таким нежным поцелуем, почти лишив дыхания, а потом медленно отпустил. Еще секунду Кэролайн прижималась к нему. Затем она отстранилась, и их пристальные взгляды встретились.
– Я сделал это, чтобы ты знала, что я никогда ни с кем тебя не путал, Кэролайн. Никогда, – отрывисто прошептал Дэниел. Они немного помолчали, затем он откашлялся и сказал: – Так что же во-вторых?
– Я не пом – проскрипела Кэролайн. Она прокашлялась, и к ней вернулась способность соображать. – Я не помню точно, что было во-вторых.
– Что-нибудь об Элисон?
– Почему бы нам не забыть про Элисон? – предложила Кэролайн, но все же не устояла: – Как вы встретились?
– На вечеринке землячества в Пенсильванском университете.
Кэролайн взглянула недоверчиво:
– На вечеринке землячества?
– Именно. Нет, я не был членом общины.
– Это как-то неправдоподобно, – пробормотала Кэролайн.
– Но я не был и гостем. Я проводил большую часть выходных дней на вечеринках землячества. Я пробирался через юридический факультет, направляясь к бару. В общем, – он набрал воздуха в грудь и нырнул в ледяную воду памяти, – там была Элисон. Юная. Восемнадцатилетняя. Она была, как Алиса в Стране Чудес. Я влюбился в нее, будто провалился в колодец. – Он криво улыбнулся. – Или в кроличью нору.
– И? – Кэролайн хотела покончить с этим. Она уже услышала об Элисон Фрателли больше, чем ей хотелось.
– И она захотела выйти замуж, причем назло своим родственникам, поэтому она подобрала итальянца из Саут-Филли и заткнула всем им глотки. Но он ей скоро надоел, и тогда она опять вернулась в бридж-клубы и загородные клубы, распивать «Кровавую Мэри» возле бассейна. – Дэниел пожал плечами. – Вот и все.
– Не совсем. А Сара?
– Да, Сара нарушила образ жизни Элисон почти на год. Затем она родилась, и оказалось, что это – не кукла, которая тихо сидит в уголке, когда с ней не хотят играть. Ее нужно было кормить, переодевать.
– И любить, – мягко добавила Кэролайн.
– О да, это особенно, – улыбнулся Дэниел. – Элисон же хотела оставаться в центре внимания и совершенно не намерена была о ком-то заботиться. Поэтому она ушла и вернулась к маме с папой.
– Она оставила Сару с тобой?
Кэролайн была поражена наплывом гнева, который вызвала у нее бывшая жена Дэниела.
– Да. Ее родители быстро у6едились, что сами они не хотят воспитывать Сару и что Элисон никогда не повзрослеет достаточно для того, чтобы заняться этим. Поэтому Сара осталась со мной.
– Ты жалел об этом?
Счастливая, преображающая улыбка, которая появляется так редко, озарила лицо Дэниела:
– Никогда. Ни минуты. Сара – это лучшее, что у меня есть. Я почти простил Элисон за тот ад, через который она заставила меня пройти, потому что она подарила мне Сару.
Кэролайн дотянулась до его руки и взяла ее обеими руками.
– Она чудесная малышка. Ты, должно быть, очень гордишься ею.
– Да, она прекрасна, правда? – Дэниел продолжал улыбаться, сжимая руку Кэролайн в своей. – Боже, как я скучаю по ней, когда она уезжает к Элисон!
– Мать Элисон берет ее погостить?
– Да, слава Богу. Иначе я не отпустил бы ее. Элисон способна забыть Сару посреди Пятой авеню, если что-то попадет ей в глаз.
– Она сейчас живет в Нью-Йорке?
– Она снова вышла замуж. Очень благополучный, очень богатый банкир, который ухитрился не угодить в тюрьму. Кажется, он заработал свой первый миллион, делая сложные капиталовложения где-то в Швейцарии. – Дэниел улыбнулся. – Они живут на Саттон-плейс в Нью-Йорке и имеют дом в Гринвиче. Они часто принимают гостей. У него двое взрослых детей – помимо Элисон. Ты закончила свой допрос с пристрастием, Кэролайн?
– Какой до…?
Дэниел обнял ее и снова поцеловал. Кэролайн почувствовала, что сбивается со счета. Если не прекратить это немедленно, то… Она вывернулась из его рук:
– Довольно, Дэниел. Ты обещал.
– И правда. – Он медленно отпустил ее. – Прости, Кэролайн. Я рядом с тобой совсем недолгое время, но уже успел забыть все свои решения и обещания вести себя хорошо.
– Да, я не думаю, что стоит это делать. – Кэролайн строго взглянула на Дэниела. – Вряд ли сейчас подходящее время, чтобы увлекаться. Я имею ввиду, что университет, Рождество, наши семьи и все…
Она умолкла. Не будучи уверенной, что именно хочет сказать, она знала только, что хочет, чтобы Дэниел был рядом с ней, и в то же время боялась сделать новую ошибку. Она уже сделала одну ошибку и почти двадцать лет жила, для блага детей делая вид, что никакой ошибки не было. Больше всего ей хотелось закончить учение и стать самостоятельным человеком. Может быть, взаимоотношения с порядочным мужчиной не помешают исполнению ее мечты, но она должна была окончательно убедиться, что Дэниел порядочный мужчина, прежде чем рисковать своим сердцем и душевным спокойствием.
– Не говори этого, Кэролайн. Я сам скажу. Ты считаешь, мне пора уходить. Не предложив мне выпить, даже не налив обещанной чашки чая, ты отправляешь меня на холод. – Дэниел поднялся и поднял на ноги Кэролайн. – Если я сейчас уйду, можно мне поцеловать тебя на прощанье?
Кэролайн не могла отказать ему в такой простой просьбе перед самым Рождеством.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кодекс страсти - Шредер Марта



Неплохой роман, легко читается. И сюжет жизненный.
Кодекс страсти - Шредер МартаОля
23.03.2012, 15.36





хороший роман, здесь всё есть,удачно описаны чувства Гг . Прочитала не отрываясь от начала до конца.
Кодекс страсти - Шредер Мартамалиновка
28.03.2015, 21.06





хороший роман, здесь всё есть,удачно описаны чувства Гг . Прочитала не отрываясь от начала до конца.
Кодекс страсти - Шредер Мартамалиновка
28.03.2015, 21.06





Очень понравился роман. Заставляет задуматься о многом.
Кодекс страсти - Шредер Мартаинна
6.10.2015, 13.54





Просто супер!!!Очень обидно за такие жидкие овации этому просто бесподобному роману1!!Браво автору и переводчику!Чудесные герои!Очень красивая любовь!Я абсолютно не обратила внимания на их возраст!Я просто балдела от таких умных диалогов!Редко встретишь такое среди современного мусора-чтива,так жаль ,что это бывает так редко!
Кодекс страсти - Шредер МартаЕва
4.11.2015, 10.57





Роман действительно достойный. На редкость связанные и умные диалоги. Я бы даже сказала с перчинкой. Рекомендую читать. Не пожалеете.
Кодекс страсти - Шредер МартаАнна
5.11.2015, 10.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100