Читать онлайн , автора - , Раздел - Врата Ада. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страница

Врата Ада.

«Я не понимаю», сказал Герион, отказываясь покидать свой пост. Он даже скрестил руки на груди, в движении, напомнившем ему его человеческие дни, когда он был более чем страж, более чем монстр. «Люцифер никогда не дал бы согласия отпустить меня».
«Я обещаю тебе, он позволил. Ты свободен». Богиня опустила взгляд на свои обутые в сандалии ноги, не говоря ничего больше.
Скрывала ли она что-то? Планировала обмануть его по какой-либо причине? Он так давно не имел дела с женщинами, что не знал, как расценивать ее действия.
Она была бледнее обычного, заметил он, розовое сияние исчезло с ее щек, ее веснушки были отчетливо видны. Ее золотые локоны спадали по плечам и рукам, и он мог видеть покрытые сажей сплетения в ее прекрасных прядях. Его руки жаждали прикоснуться, пропустить эти распущенные волосы сквозь его пальцы.
Убежит ли она с криком, если он так сделает?
Сегодня на ней было фиолетовое платье и соответствующее ожерелье – ожерелье, на котором красовалась слезинка аметиста, большая как его кулак и яркая как сверкающий лед, которого он не видел сотни лет. Она не носила такой вещи ранее, обычно она облачалась в белое, ангел среди зла, без украшений.
«Как?» упорствовал он. «Почему?»
«Имеет ли это значение?» Ее взгляд поднялся, сверля его с меткостью копья и также глубоко раня.
«Для меня да».
Она легонько притопнула ногой. «Чтобы спасти стену, мне нужна твоя помощь. Пусть этого будет тебе достаточно». Ее пальцы поманили его. «Пойдем. Я могу показать тебе нанесенный ущерб».
Богиня не дожидалась его ответа. Она отвернулась от него и пошла к дальнему углу стены. Нет, не пошла. Она скользила, мечта о падающих звездах посреди мерцающих сумерек.
Герион сомневался лишь мгновение, прежде чем последовать за ней, глубоко вдыхая ее аромат жимолости по пути.


4.


К удивлению Гериона никто не выпрыгнул из теней пока он шел; никто не поджидал его, чтобы наказать за то, что он посмел оставить свой пост. Был ли он действительно свободен? Смел ли он надеяться?
Богиня не обернулась к нему, когда он достиг ее, но провела кончиком пальца вдоль тонкой, зазубренной выемки в среднем камне. Выемки разделявшейся на мелкие трещинки, подобно крошечным речушкам, текущим из пенного океана.
«Она мала, я знаю, но уже переросла то, что я видела вчера. Если демоны продолжат свою порчу, она продолжит расти, пока камень не расколется надвое, позволяя легионам войти в измерение людей»
«Если хоть один демон освободиться из этого мира», побормотал он, «смерть и разрушение будут править». Будет или нет он наказан, но он поможет ей, Герион решил. Он не мог позволить свершиться такой вещи. Невинность не должна быть отобрана незаслуженно. Она была слишком дорогой. «Что ты хочешь, чтоб я сделал?»
Она издала испуганный вздох. «Ты мне поможешь? Даже зная, что ты больше не прикован к князю?»
«Да». Если она говорила правду, и он был свободен, ему некуда было пойти. Слишком много столетий прошло, его дом исчез. Его семья мертва. К тому же, он мог страстно желать этой обещанной богиней свободы, но боялся поверить ей. Она могла и не желать зла, но Люцифер уж точно мог.
Имея дело с князем, всегда стоило ожидать ловушки. Свободен сегодня не обязательно означало, свободен завтра.
Нет, он не посмеет надеяться.
«Спасибо. Я не ожидала – Я… почему ты продал свою душу?» спросила она мягко, вновь проводя пальцем по трещине.
Повисла тишина.
«Что ты хочешь, чтоб я сделал?» повторил он, чтобы не отвечать. Он не хотел признавать причину своей глупости и последующее унижение.
Ее рука опустилась вдоль тела, и выражение ее лица смягчилось.
«Я – Каденс», как будто он спрашивал ее имя, а не просил указаний.
Каденс. Как же понравились ему слоги, прокатившиеся в его мозгу, гладкие как бархат – боги, сколько же времени он не касался этакой прекрасной ткани? – и сладкие как вино. Как давно не пробовал этого напитка?
«Я – Герион». Однажды у него было другое имя. Со времени прибытия сюда, однако, Люцифер нарек его Герионом, Стражем Проклятых, оно разъясняло, чем он был и чем всегда будет.
Некоторые легенды, в которых демоны насмехались над ним, провозглашали его трехглавым кентавром. Некоторые, злющим псом. Ничто не равнялось с тем, чем он был, и он не обращал внимания на рассказы.
«Я в твоем распоряжении», сказал он, добавляя, «Каденс». Оно еще лучше чувствовалось на его языке.
Дыхание застряло в ее горле; он услышал его задержку.
«Ты произносишь мое имя как молитву.» В ее тоне было изумление.
Неужели? «Мне жаль».
«Не стоит». Ее щеки мило зарделись. Затем она хлопнула в ладоши и вернула разговор к тому, что было их первейшей заботой. «Сначала мы должны залатать трещины».
Он кивнул, но сказал «Я боюсь, стена уже повреждена. Латание лишь усилит ее на время». Но может не предотвратить окончательное падение, не добавил он.
«Да. Насколько я знаю демонов, они вернуться и причинят еще ущерб».
Еще раз она повернулась к нему. Еще раз подняла свой взор на него, зерна страха кружились там, где должно было быть лишь удовлетворение. Что было подобно преступлению.
«Герион», начала она, только чтобы сжать свои полные губы.
Что осталось у него на сердце, заторможенном внезапной остановкой. Она было так очаровательна, ее нежность и божественность отделяла ее ото всего, что он из себя представлял. Он хотел опустить голову, спрятать свою уродливость от нее. «Да?»
«Я не должна просить этого у тебя, но я не знаю что делать».
«Проси что угодно». Он сделает это, несмотря на последствия. «Я с удовольствием помогу тебе».
«Я молюсь, чтобы ты запомнил эти слова. После починки стены, мы должны будем войти в ад – и изловить демонов, что могут уничтожить ее».


5.


Часами Герион работал над починкой стены, защищая Каденс, все время остававшуюся позади. Демоны были опасны, сказал он. Демонам нравились их жертвы живыми и во плоти, сказал он. Чего он не сказал так это того, что она была хрупкой, ранимой. Нет, ему не надо было говорить этого; она читала мысли в постоянно растущей теплоте его глаз.
Несмотря на все это, она отказывалась позволять ему идти одному. Не для того она обменяла нечто, за что обязательно заслужит ярость богов, чтобы просто послать его с заданием, надежды справиться с которым, у него нет без нее.
Пока демоны были в ее распоряжении, она могла заставить их склоняться пред собой. Она надеялась. Кроме того, она могла казаться хрупкой и ранимой, но обладала железной сердцевиной. Что она и доказала Люциферу ранее.
Будучи ребенком, она имела неукротимую силу. Ураган, сносящий всех и вся на своем пути. Это было не намеренно. Она просто следовала безмолвным импульсам внутри ее головы. Подавлять. Господствовать. Поняв, что она лишила собственную мать силы ума, превратив однажды полную жизни богиню в безжизненную раковину, она отступила вглубь себя, опасаясь того, чем она была. Опасаясь того, что может сделать ненамеренно.
К сожалению, с этими страхами пришли другие, как будто она раскрыла двери в свой разум и поместила метку «добро пожаловать». Страх людей, мест, эмоций. Столетиями она действовала как мышка, как и называл ее Люцифер.
Под страхами, однако, она все же была богиней рожденной быть Угнетением. Она победила. Она не скрывалась. Пожалуйста, не позволяйте мне скрываться. Более нет.
Всего несколько мгновений назад, Герион неохотно раздвинул валуны, отделяющие пещеру от зияющей преисподней – создав лишь маленькую щель – а пламя и руки скелетов моментально вырывались наружу. Он вошел первым, приказывая всем отойти. К ее удивлению, они подчинились, когда она вошла. Часть ее желала верить, что они так поступили из-за страха перед ней. Другая часть ее знала, что они опасались Гериона.
«Готова, богиня?» он закрепился на карнизе стены. Он был слева от ворот, она справа. «Готова?» он настаивал, приближаясь к ней. Чтобы защитить ее? Помочь ей? Они висели на массивном камне, кроме того, огненная преисподняя ожидала, чтобы поймать их, упади они.
«Да». Наконец я узнаю его прикосновение. Определенно оно не будет таким божественным как ожидает мое тело. Ничто не может быть таковым. Но как раз перед касанием, он опустил руку и медленно двинулся дальше прочь от нее. Она вздохнула от разочарования и усилила свою хватку за стену, балансируя как можно лучше на тонком карнизе.
«Сюда», Он указал в сторону трещины кивком подбородка.
«Хорошо. И Герион? Спасибо. За все». Обычно она переносила себя во дворец Люцифера без открытия врат, слишком страшась падения в эту тлеющую впадину и исследования пустыря ожидающего внизу. Но не сегодня. Она не могла.
«Добро пожаловать». Он сдвинул снова камни вместе.
Она взмахнула рукой над ними, оставляя следы своей силы. Поскольку не было более Стража снаружи, требовалось усиление – несмотря на то, что обеспечение этого ослабило ее.
Когда кусочки ее силы приклеились к камням, она осторожно поддерживала дистанцию от них. Возможно, Герион был единственным, кто мог коснуться врат без последствий. Ну, кроме Аида и Люцифера. На любого другого камни изливали несказанную боль и ужас.
Она никогда не осмеливалась проверить предположение.
У нее возникла мысль, и она склонила голову, изучая своего напарника. Без Гериона у врат, кто будет открывать камни, чтобы пропустить проклятые души вовнутрь? Может Люцифер уже назначил другого стража. Может быть? Она хихикнула без радости. Он назначил. Он и не мог оставить врата неохраняемыми. Осознание того что Герион не будет тем человеком которого она видела каждый день… огорчило ее. Когда стена будет в безопасности, Герион сможет уйти, но она застрянет здесь.
Не стоит думать об этом сейчас. Она оглянулась вокруг. Воздух был более дымным здесь, отметила она, более горячим. Таким горячим, что пот мгновенно выступил на ее коже, капая с ее висков, и между грудями. И когда Герион вскарабкался, чтобы стать перед нею, расширяя расстояние между ними, она больше не ощущала упадочный аромат могучего мужчины; она чувствовала лишь едкий душок гниения. Крики и проклятия штурмовали ее слух.
Что-то жгущее коснулось тыльной стороны ее шеи, и она взвизгнула.
Герион подпрыгнул в моментальной реакции, рыча и ударяя лапами. Но пламя отступило, и она могла поклясться, что слышала его смех.
Нет, оно не было запугано ею.
«Ты в порядке?» спросил Герион.
«Да», она сказала, но боги во что она ввязалась?


6.


«Возможно, стена не так и повреждена, как я боялась» Каденс сказала Гериону. Сохраняя крепкую хватку, она использовала зубчатые камни чтобы осторожно идти бочком, постоянно ощущая, по-видимому, бесконечную пустоту, ожидающую ее, утрать она равновесие. «Богиня может надеяться, по крайней мере.»
«Да богиня может надеяться.» Герион сохранял устойчивый шаг впереди нее, оставаясь так близко насколько это было возможно на каждом дюйме пути, но фактически не касаясь ее.
Она стремилась скользнуть к нему, испить от его силы, принадлежать ему даже на мгновение, но она не делала этого, слишком опасаясь напугать его. И даже когда камень выскочил из маленького выступа, на который она поставила ногу, она не смягчилась. К сожалению, он тоже.
«Не показывай языкам пламени страха», сказал он. «Они питаются им, постараются увеличить его.»
«Они живые?»
«Некоторые из них».
Святые боги. Как она могла не знать? «Я и не представляла, что придется так карабкаться. Я предполагала, что мы мелькнем туда, куда нам надо. Глупо с моей стороны.»
«Мелькать?»
«Да. Способность перемещаться с места на место с помощью только мысли».
«Сложно будет промелькнуть вдоль этой стены. Ты можешь остановиться в точке без карниза. Когда мы закончим здесь, ты сможешь «мелькнуть» нас на дно преисподней?»
«Нет», вздохнула она. «Хотела бы, но нет. Я никогда не ходила этим путем. Я не буду знать, где остановиться, и могу материализовать нас под землей».
Он не выказал разочарования. «И все же, ты владеешь ловкой силой. Завидую тебе».
Бедняга. Он был привязан к вратам ада в течение большего количества лет, чем она могла сосчитать. «Если б ты мог мелькнуть куда угодно в мире, куда б ты отправился?» Уничтожив пытающихся сбежать демонов, возможно она перенесет его туда.
Он проворчал. «Я не хочу лгать тебе, богиня, потому не отвечу».
Любопытство атаковало ее. Почему он не ответил на такой вопрос? Разве что… может ответ смущал его? Если так, почему? Она отчаянно хотела знать, но отложила это. Пока.
Когда они достигли дальней стороны стены, он каким-то образом оказался позади нее. Он по-прежнему не касался ее, все же она почувствовала его жар, давящий ей на спину, заставляющий ее остановиться. Это был не тот жар, что она знала, даже посреди горящего горна, которым был ад. Его был…опьяняющим.
«Мне жаль сообщить, но все гораздо хуже, чем я предполагал» Его дыхание прошло по ней.
«Чт – что?», спросила она, ужасаясь. Находиться возле нее хуже, чем он предполагал.
«Стена. Что же еще?»
Благодарение богам, подумала она, выдыхая. Глупая женщина. Ее жизнь зависела от этой стены. Ей не пристало заботиться, находит мужчина ее привлекательной. Или нет.
Она направила взгляд вперед, сконцентрировала ум на работе, а не на загадочном мужчине позади нее.
Толстые отметины от когтей имелись в большом количестве. И то, что казалось тонкими впадинками с той стороны, здесь было массивными кратерами. Надежда покинула ее.
«Они более целеустремленны, чем я осознавала», сказала она с легкой дрожью в голосе.
Герион приспособил свою хватку, его рука как раз над ее плечом. Дрожь охватила ее. Если она встанет на цыпочки, она почувствует его кожу на своем химатионе. Хотя прошли сотни лет с тех пор, как у нее был мужчина, она помнила покой, который может доставить такое простое соприкосновение.
«Не беспокойся. Я не позволю им навредить тебе».
«А я не позволю им навредить тебе», поклялась она.
Усмехаясь, он обвил рукам ее талию. Она задохнулась. Наконец-то. Это было удивительно и чудесно… дико и сильно. Но не было в этом покоя, как она ожидала. Нет, напротив она испытала раскаленное, опаляющее возбуждение.
«Герион?»
«Время падать, богиня» сказал он, а затем отпустил камни, увлекая ее за край с собой.


7.


Казалось она падали вечно. Герион сохранял железную хватку на дрожащей Каденс, ее волосы хлестали вокруг них словно злые шелковые ленты. Она не кричала, как он ожидал, но она обхватила его ногами, чего он не ожидал.
Это была его первое вкушение рая.
«Я держу тебя», сказал он. Ее тело превосходно подходило его телу, мягкое, где он был твердым, гладкое, где он был мозолистым.
«Когда это закончится?» прошептала она, и он все еще улавливал скрытую панику в ее голосе.
Они не кружились, лишь падали, но он знал, что и это ощущение может причинять боль. Особенно, поразмыслил он, тому, кто привык мелькать с места на место.
«Скоро». Он падал так только один раз, когда Люцифер взял его в свой дворец чтобы объяснить его обязанности. Но он никогда не забывал об этом.
Как и раньше, пламя разжигалось вокруг них, искры золота в дрожащей темноте. В тот раз пламя стегало его как языки змей, лизало его. В этот раз нет… боялось ли оно его? Или богиню?
Она была превыше всего, что Герион понимал. Более отважной. Более целеустремленной. С каждой проведенной с ней минутой его страсть к ней возрастала. Она была прорывом рассвета в бесцветности, которой являлась его жизнь. Она была освежающим льдом в тлеющем жаре.
Она не для тебя.
Поскольку он был так уродлив, она бы убежала быстро и далеко узнав, сколько фантазий начал сплетать его разум про них. Его, кладущего ее наземь, раздевающего ее, его язык, танцующий на каждом прекрасном дюйме ее тела. Ее, стонущую от наслаждения, когда он вкусит ее сердцевину. Несдержанно выкрикивающую, когда он заполнит ее своим естеством.
«Что-то не так?» спросила она, с очевидной и всевозрастающей паникой.
«Все в порядке», соврал он. «Еще немного и мы ударимся. Приземление покоробит тебя, но я вберу большую часть удара». Он передвинул одну руку вверх к основанию ее шеи. Предлагая утешение, сказал он себе. Он пытался не касаться ее, боролся с этим, но не было другого способа защитить ее в середине преисподней.
Какой вред от прикладывания одной руки?
«Но ты одеревенел»
Намного более чем она, возможно, поняла, подумал он сухо. Мне надо перестать желать ее. Ее кожа была мягкой, такой мягкой, и он ощутил маленькие напряженные выпуклости поднимающиеся под его ладонью, когда он нежно поглаживал.
К его удовольствию, ее мышцы расслабились под его заботливыми прикосновениями. «Скажи мне, что не так», сказала она. «Ты скрываешь что-то, я уверенна. Я знаю, что эта преисподняя создана для душ, а не для дышащих тел из плоти и крови. Мы станем…»
«Нет. Я клянусь. Мы будем жить». Разговор, казалось, успокаивал ее.
«Расскажи мне о себе. О своем детстве».
«Я… хорошо. Не о чем много рассказывать. Я была изгнана из дому, будучи ребенком. Ради вящего блага», добавила она, поскольку линия была проведена для нее давным-давно.
Он крепко ее обнял, понимая. Поскольку по своей природе она была таким же изгоем, как и он. «Богиня, я…» Воздух уплотнился вокруг них, языки пламени разбрызгивались как расплавленные капли. Он заметил признаки; конец был близко.
«Спусти ноги с меня, но не позволяй им дотронуться до земли»
«Хор..»
«Сейчас!»
Бум. Они шлепнулись, и Герион всадил ноги в землю, пока удар вибрировал сквозь него. Он старался устоять, чтобы удержать богиню от земли, но его колени вскоре сдались, и он повалился на спину.
Каденс оставалась в его руках, все-таки расправив ноги, как он просил, и его спина приняла основную тяжесть удара от падения, дыхание было выбито из его легких. Он лежал так мгновение, тяжело дыша.
Они были целы и по настоящему внутри ада.
Теперь возврата не было.


8.


«Герион? Ты в порядке?»
Приглушенная темнота преисподней дала путь яркому сету, огонь освещал любое направление. Каденс парила над ним, словно солнце, иногда виденное им во снах, яркое и славное. «Я в… порядке»
«Нет, ты не в порядке. Ты хрипишь. Чем я могу помочь?»
Он с удивлением отметил, что она не свалилась с него, теперь, когда они были в безопасности. В безопасности, насколько это возможно в середине ада.
«Расскажи мне еще о себе. Пока я восстановлю свое дыхание».
«Да, да, конечно». Пока она говорила, ее нежные руки скользили по его бровям, его челюсти, его плечам. Искали ушибы? Предлагали утешение?
«Что мне тебе рассказать?»
«Что угодно». Он становился сильнее за секунду, но не признавался в этом. Скорее он нежился в ощущении ее прикосновений. «Все. Я хочу знать о тебе все». Правда.
«Хорошо. Я… боги, это трудно. Думаю, я начну сначала. Моя мать – богиня Счастья. Чудно, я знаю, что такая женщина могла родить такую, как я»
«Почему чудно?» Смотреть на Каденс, слушать ее голос, вдыхать ее аромат – все это доставляло ему больше удовольствия, чем он когда-либо знал.
«Из-за того чем я являюсь», сказала она, искренне стыдясь. «Из-за вреда, что я могу причинить».
«Я не изведал ничего кроме -» наслаждения, голода, отчаяния «- доброты из твоих рук».
Ее ухаживания прекратились, и он мог чувствовать, как ее взгляд сверлит его. «Правда?»
«Да, правда». Не переставай касаться меня. Века минули с той поры, как он последний раз наслаждался хотя бы намеком соприкосновения. Это была нирвана, рай и мечта – все завернутое в один прекрасный сверток.
«Моя голова», он обнаружил, что говорит со стоном.
«Бедный малыш», проворковала она, гладя его виски.
Он почти улыбнулся. Но сейчас было не время для этого. Они были внутри ада, и являлись открытой мишенью. Но он не мог ничего с собой поделать, был слишком отчаявшимся, жадным. Еще немного.
«Твоя история», настоятельно напомнил он.
«На чем я остановилась? Ах, да». Ее аромат жимолости окутал его, прогоняя вонь гниения. «Я была злой маленькой девочкой. Я не делилась моими игрушками, и часто заставляла других детей плакать, неумышленно принуждая их склоняться пред моей волей. Возможно, несколько раз это было не так уж и неумышленно. Думаю это одна из причин, что меня послали в ад надзирателем, хотя ее никогда не озвучивали. Боги хотели избавиться от меня».
Как несчастно звучал ее голос.
«Каждое живое создание ошибалось, так или иначе. Кроме того, ты была ребенком, еще не воспринимавшим чувств других. Не вини себя.»
«В чем твоя ошибка?», спросила она, говорила более бодро.
Он изгнал свои человеческие воспоминания в дальний угол ума, чтобы никогда их не вытаскивать. Ранее, размышления о тех днях жалили, поскольку он знал об их утрате навсегда – но напоминания о бегстве жены превращали это в положительный результат. Сейчас, однако, ощущая Каденс подле себя, он познал лишь бренчанье горечи от того, что могло бы быть.
«Я был диким ребенком, неукротимым, скитальцем», сказал он. «Моя мать отчаялась, считая, что она и каждый член семьи изволнуются обо мне до смерти». Он засмеялся, ее милое постаревшее лицо возникло в его памяти. «Потом они познакомили меня с Эвангелиной. Она успокоила меня, так как я захотел быть достоин ее. Мы поженились, как того желали обе наши семьи».
Каденс замерла. «Ты…женат?»
«Нет. Она бросила меня.»
«Мне жаль», сказала она, но в ее голосе было облегчение.
«Не стоит». Не отдай он свою душу за Эвангелину, она бы умерла. А если бы она не покинула Гериона, он, возможно, сопротивлялся Люциферу, когда пришло время становиться Стражем. А если бы он сопротивлялся, он никогда не встретил бы Каденс.
Внезапно неподалеку послышалось бешеное рычание. Отбрасывая все притворство, что он поранен, Герион вскочил, поднимая за собой богиню и изучая окрестности.
Демон мчался прямиком на них.


9.


Герион оттолкнул Каденс за себя. Еще прикосновение – теплоты, атласной кожи, совершенства – и он стремился насладиться им. Но не мог. Он согласился пойти с ней, чтобы спасти человеческое измерение, но также, чтобы охранять ее. Не потому что она была богиней и не потому, что она была самой прекрасной из когда-либо виденного им, а потому что лишь в этот единственный день она заставила его почувствовать себя человеком. Не зверем.
«Помни, я поклялся, что никакое зло не коснется тебя», сказал он ей. Через минуту, может две, существо достигнет их. Быстро насколько возможно, но все еще было пространство между ними, поскольку дороги в аду растягивались бесконечно. «Я сдержу свое слово».
«Герион, может быть я -»
«Нет». Он не хотел вовлекать ее в эту битву. Она и так тряслась от ужаса. Она была на самом деле так испугана, что только что поняла, что ее ладошки находились на его спине, два источника безжалостного наслаждения. Знай она, она бы отскочила прочь. «Я буду биться с ним.» Попробуй она, это добавило бы ей страха, сделав еще более безумной.
Как все миньоны, создание приближающееся к ним обладало костяным лицом и мускулистым телом покрытым зелеными чешуйками, его вилочковый язык выскакивал изо рта словно кровь уже распылилась в воздухе. Мерцающие красные глаза уставились на них, тысяча грехов покоилась там, где должны быть зрачки.
Герионовы инстинкты воина требовали шагнуть вперед и встретить ублюдка на середине. Биться там как истинному солдату. Все же мужской его инстинкт требовал оставаться на месте. Отдалиться от Каденс означало подвергнуть ее дальнейшей опасности. Другой демон мог прятаться поблизости, поджидая случая схватить ее когтями.
«Это моя вина», сказала она. «Неважно, что я начала расслабляться, мой страх глубок до костей в этом местечке. И он как приманка для них, не так ли?»
Он решил не отвечать на это, слишком опасаясь дальше ее запугивать знанием истинности сказанных слов. «Когда он к нам приблизится, я хочу чтоб ты отбежала назад. Вожмись в стену и зови меня, завидев признаки другого демона.»
«Нет, я хочу помочь тебе, я…»
«Сделаешь, как я сказал. Иначе, я убью его и покину это место». Его тон был непреклонен. Он уже сожалел, что принес ее сюда, требовалась стена в защите или нет.
Она замерла подле него, но более не прекословила.
Вопль «моя, моя, моя» разорвал воздух.
Создание приблизилось, быстро… почти здесь. Лапы сгребли Гериона, когда он схватил своего противника за шею. Множество укусов, сопровождаемых тонкими струйками теплой крови, появились на его лице. Молотящие руки, бьющие ноги. Лишь когда искушение рук Каденс спало Герион начал битву по-настоящему. Он сбросил создание на землю и прыгнул на него, придавливая коленями его плечи. Один удар, другой, третий.
Оно взбрыкнуло, дико и грубо. Слюна брызгала с клыков, пока проклятия изрыгались из его костистого рта. Следующий удал. Еще удар. Но избиение не помогло подчинить его.
«Где Насилие? Смерть? Сомнения?» проскрежетал он.
Борьба продолжилась, усиливаясь, страх за жизнь прыгал в этих красных глазах. Не боязнь того, что сделает Герион, знал он, но страх того что сделают его братья-во-зле, узнай они об измене.
Хотя Герион было ненавистно то, что Каденс увидит его убивающим – опять – ничего нельзя было поделать. Это то зачем они сюда пришли, в конце концов. Он поднял руку, разделяя свои удлиненные, стекающие каплями ногти и поразил. Яд, покрывавший его ногти, был подарком от Люцифера в помощь его обязанностям и действовал быстро, безжалостно, распространяясь по крови создания, гноя его изнутри.
Оно возопило и закричало от ужаса в агонии, его борьба вскоре превратилась в корчи. Затем чешуя начала сгорать, дымя, шипя, обнажая лишь еще больше тех отвратительных костей. Но и кости тоже исчезали. Пепел укрыл воздух, разлетаясь во все стороны.
Герион поднялся на трясущиеся ноги. Он стоял спиной к Каденс несколько минут, ожидая, надеясь – страшась – что она скажет что-нибудь. Что она думала о нем теперь? Позаботиться ли она о нем теперь? Наконец-то любопытство взяло верх над ним, и он повернулся на пятках.
Она стояла точно, так как он приказал, прижавшись спиной к каменной стене. Эти чудесные локоны окружали ее каскадом. Ее глаза широко распахнуты и наполнены…восхищением?
Конечно же, нет.
«Иди ко мне», сказала она.


10.


Каденс была не в состоянии сдержать свою мольбу. Герион стоял в нескольких футах, неглубоко и затрудненно дыша, его щеки в порезах кровоточили, с его рук скапывала кровь его противника.
Его темные глаза были более колдовскими, чем она, когда-либо их видела.
«Иди ко мне», сказала она снова. Она поманила его взмахом пальцев.
Поначалу он не отреагировал. Поскольку не верил, что расслышал ее правильно. На этот раз он моргнул. Потряс головой. «Ты желаешь…покарать меня за мои действия?»
Глупец. Покарать его? Когда он спас ее? Да, часть ее злилась, что он выдворил ее из битвы, что пригрозил – поклялся – уйти, не выполнив того, зачем они пришли. Но часть ее испытала облегчение. Я не трусиха. Более нет. В следующий раз я буду действовать. Не смотря на его желания, не смотря на мои.
«Каденс», сказал Герион, и она поняла, что молча пристально смотрит на него.
«Я никогда не покараю тебя за помощь мне».
Опять он моргнул. «Но…я убил. Я навредил другому существу».
«И был поранен в процессе. Иди, позволь мне позаботиться о твоих ранах».
Он все равно сопротивлялся. «Но тебе придется коснуться меня».
Он сказал это так, будто мысль должна быть противна ей. «Да я знаю».
Один нерешительный шаг, другой. Таким шагом он никогда не достигнет ее. Вздыхая, она покрыла остаток расстояния сама, сплетя их пальцы – ощущая могучий толчок, задыхаясь – и провела его к камням. «Сядь. Пожалуйста».
Подчинившись, он оттянул свою руку от нее и потер там, где они соприкасались. Неужели тот же толчок пронзил его? Она надеялась на это, поскольку не хотела быть одинокой в этом…притяжении. Да, притяжении, поняла она. Физическом, эротическом. Том, что побуждало женщину оставить свои предрассудки и пригласить мужчину на свое ложе.
Будет ли принято это приглашение или нет – уже другая история.
Сопротивляющийся, как Герион, она была уверена, что он откажет ей. И возможно это к лучшему. Ее занятия любовью обычно отпугивали мужчин. Поскольку когда страсть охватывала ее, она не могла контролировать свою сущность. Цепи, сковывавшие ее ломались, высвобождая ее мстительную волю.
Физически, ее любовники становились ее рабами. Мысленно, они проклинали ее, зная, что она украла их свободу выбора, хотя это было и невольно. Она никогда не ложилась с одним и тем же мужчиной дважды, и после трех попыток остановилась вообще. Единожды она посчитала это неудачей. Дважды совпадением. Но на третий раз, несомненно, это была ее вина.
Как ответит Герион? Возненавидит ли он ее? Возможно. Он уже знал ужас быть скованным чужой волей. Она не сомневалась, что свобода была наивысшей ценностью в его жизни. Вздыхая, она оторвала несколько лент от низа своего хитона и стала на колени перед ним, меж его ног. Его естество было скрыто короткой юбкой из кожи и металлической филиграни. Одежда воина. Возможно, это было распутно с ее стороны, но она хотела увидеть его там. Она облизнула свои губы, думая, возможно, может быть, что если она…
Будто читая ее мысли, он втянул воздух. «Не…», произнес он.
«Прости. Я…»
«Не останавливайся»


11.


Не останавливайся. Имел ли он в виду отодвинуть его доспехи? Или просто отереть его как она обещала? Он уже был взвинчен, на грани, и сопротивлялся малейшему ощупыванию. Боясь совершить ошибку, она склонилась, дотянулась и стерла кровь с его лица одним из обрывков одежды. Поступаем как трусиха опять, не так ли?
Его доставляющий удовольствие аромат заполнил ее нос, полуночный бриз, что необъяснимо напомнил ей дом. Широко раскинувшийся, пышный дом, который она не могла посетить с тех пор, как неохотно согласилась наблюдать за укреплениями ада. Как она тосковала по нему.
«За все годы что я знала тебя», сказала она, бережно избегая самого глубокого пореза, «ты никогда не оставлял своего поста у врат. Ты ел?» От первого соприкосновения он подпрыгнул. Но она поддерживала спокойный, обычный ритм и он частично расслабился.
Возможно, однажды он позволит ей сделать больше. Поработит ли она его, как и остальных?
«Нет. Не было необходимости».
«Правда?» Даже она, богиня, нуждалась в пище. Она могла выжить без нее, но истощилась бы, превращаясь только в свою оболочку. «Как же ты выживаешь?»
«Я не уверен. Знаю только что перестал нуждаться в пище в день прибытия сюда. Возможно, огонь и дым поддерживают меня».
«Так ты не скучаешь по ней? По вкусам и ощущениям, я имею в виду?»
«Столько времени прошло с поры, как я видел хоть крошку хлеба, что вообще не думаю о пище».
Она бы хотела накормить его, подумалось ей. Хотелось вырвать его из этого кошмара и принести в пиршественный зал со столами, ломящимися яствами всевозможных видов. Она хотела видеть его лицо, просветлевшим от экстаза, пробующего всего понемногу. Никого нельзя принуждать жить без питания.
Когда его лицо было чисто, она переключила свое внимание на его руку. Злые отметины от когтей свирепо смотрели на нее, и она знала, что они причиняют ему боль. Ни словом, ни действием он не выказал этого, однако. Нет он, казалось…блаженствовал. «Жаль, что у меня нет соответствующих лекарств, чтоб облегчить твою боль».
«У тебя нет причин жалеть. Я благодарен за твои действия и надеюсь отплатить тебе тем же когда-нибудь. Я не желаю тебе быть пораненной», добавил он быстро. «О нет». Ужас заставил его побледнеть. «Ни за что на свете. Честно. Я хочу видеть тебя целой и невредимой».
Ее губы изогнулись в легкой усмешке. «Я поняла, что ты имеешь в виду». Окончив свои хлопоты, она положила руки себе на колени. Она не сдвинулась с позиции между его ног, поскольку одна мысль глубоко укоренилась в ее мозгу. Возможно, он был не готов к тому, что она снимет его доспехи – он слишком переживал по поводу своего внешнего вида, в конце концов – но это не означало, что он откажет ей…в другом. И, похоже, ему нравилось чувствовать ее руки на себе.
«Могу я задать тебе вопрос, Герион?»
Он кивнул нерешительно. «Можешь делать со мной все, что тебе угодно».
Намеренно ли он произнес слова так чувственно? Так хрипло и глубоко?
«Ты…я нравлюсь тебе?»
Он отвел взгляд прочь от нее и еще раз кивнул. «Более, чем должна бы», пробормотал.
Ее пульс бешено забился. «Тогда мне бы очень хотелось, чтоб ты поцеловал меня».


12.


Поцеловать ее? «Я не должен. Я не могу». О боги, Герион хотел, отчаянно, и понял, что его взгляд остановился на ее губах. Они были очень сочные и красные. Блестящие. Его рот увлажнился, чтобы их вкусить. Его рожки, такие чувствительные к его переживаниям, пульсировали.
Эти прекрасные губки надулись. «Почему нет? Ты сказал – я нравлюсь тебе. Ты солгал, щадя мои чувства?»
«Я бы никогда не солгал тебе. И ты нравишься мне. Ты красива и сильна, ты – самое прекрасное из виденного мною».
«Ты считаешь меня красивой? Сильной?» Удовольствие осветило ее лицо. «Тогда отчего не целуешь меня?»
«Я пораню тебя».
Ее лицо восхитительно нахмуриорсь в замешательстве. «Не понимаю. Ты никогда не причинял мне вреда прежде».
«Мои зубы…они слишком остры». Он не добавил, что его руки были слишком ядовиты, его сила слишком велика. Потеряй он над собой контроль и сожми ее, что было очень даже вероятным в свете того, как он жаждал ее, и она будет поранена. Напугана также. Возможно, даже непоправимо повреждена.
«Я хочу рискнуть», проговорила она, кладя ладони ему на бедра и прожигая его до глубины души.
Он одновременно ненавидел и обожал свои полу-доспехи в этот момент. Ненавидел, поскольку они не допускали соприкосновения кожа-к-меху. Обожал, поскольку они закрывали части его звероподобной личины от ее взгляда.
«Почему?» По какой причине могла она желать дотронуться своими губами до чего-то столь…отвратительного? Простое любопытство не подвигло бы женщину к такому поступку. Эвангелину стошнило в момент, когда она впервые подсмотрела его измененный вид. «Я могла терпеть то, чем ты был, но не смогу выносить…этого», бросила она ему.
«Потому». Одинаковые розовые кружки окрасили щеки Каденс, но она не отвела взгляд.
«Почему?» настаивал он. Он положил свои руки поверх ее. Глотнув с жадностью их горячность и шелковистость.
«Ты спас меня».
Так она была благодарна. Его плечи поникли в разочаровании. Неужели ты действительно ожидал, что она захочет тебя? Нет, он не ожидал – но надеялся. «Это будет бесчестьем – поцеловать тебя по такой причине».
Оставаясь на коленях, она приподнялась, пока они не оказались на расстоянии шепота. «Тогда сделай это, потому что я отчаянно в этом нуждаюсь. Сделай потому, что я неожиданно осознала, как быстро можно лишиться чего-то, и я хочу познать часть тебя перед тем как я…»
«Перед тем как ты…» он сумел выдохнуть. Она отчаянно нуждалась?
«Сделай это», взмолилась она.
Да. Да. Герион более не мог сопротивляться, бесчестно ли, нет ли. Он будет осторожен, он поклялся. Так осторожен. Он проделал остаток пути, мягко надавливая своим ртом на ее. Она не отпрянула. Она задохнулась, раскрывая губы, и он погрузил свой язык вовнутрь. Ее вкус…так сладок, словно снежный буран после тысячи лет огня.
«Больше», проговорила она. «Глубже. Сильнее.»
«Уверенна?»
«Как никогда».
Столетия назад он целовал женщину и никогда в такой личине, но он начал подталкивать ее язык своим, сплетая их вместе, отступая, затем возвращаясь за большим. Ощутив, как его зубы царапают ее, он напрягся. А когда она застонала, он попытался отодвинуться. Но ее руки скользнули по его груди, одна охватывая его шею, другая лаская рог. Нарост был так чувствителен, что ему пришлось глубоко впиться ногтями в бедра, чтобы удержать свои лапы от нее.
«Нравиться?» спросила она.
«Да», сумел проскрежетать он.
«Хорошо. Мне тоже». Ее полная грудь давила на его, ее соски затвердели и пронизывали одежду.
Ей понравился его поцелуй? Дрожь прокатилась по нему, их языки начали следующий танец, его мышцы напрягались, чтоб сохранить то положение, в котором он был. С каждым уходящим мгновением, с каждым исходящим от нее звуком вдоха, его контроль немного ослабевал. Он стремился повалить ее, взобраться сверху и прижиматься, прижиматься так сильно, чтобы отпечататься на каждой частичке нее. Внутри каждой клеточки.
«Остановись», наконец он выговорил. «Мы должны остановиться». Он вскочил на ноги, прочь от нее, уже горюя о потере ее вкуса. Он стоял к ней спиной, задыхаясь, его сердце бешено колотилось.
«Я сделала что-то не так?» спросила она мягко, и в ее голосе была западня.
О да. Ты украла сердце, которое я не могу позволить себе отдать. Он пообещал никогда не лгать ей, однако он сказал только, «Пойдем. Мы слишком долго ждали. Нам еще демонов ловить».


13.


Они остановились у первого здания попавшегося им на пути – таверны. По правде говоря, в ней скорее подавали кровь, чем алкоголь. Каденс знала, что такие вещи бытовали здесь, но, все же, это поражало ее. Демоны, ведущие себя как люди.
Они проделали двухмильный путь от входа в преисподнюю. Двухмильный путь, который она провела, запоминая землепотрясный поцелуй Гериона, проклиная его за то, что остановился и, терзаясь незнанием причин этого. За всю свою бесконечную жизнь, она допустила на свое ложе лишь тех трех возлюбленных, и все трое были богами. Если ж боги не могли справиться с ней, то Герион и подавно. Но она надеялась. Хоть разок она отбросила мысли о самоконтроле, лишь наслаждалась. Все же Герион ушел от нее, подобно другим. Неужели я так страшна? Такая ужасная личность?
Более чем с другими, ей хотелось, чтоб Герион наслаждался вместе с ней, так как он означал больше для нее. Ей нравилось, какой она была с ним. Нравилось, что она чувствовала, когда он был рядом. Напротив, она была ему… отвратительна? Вызывала неприязнь? Не смогла хоть сколько-нибудь возбудить его?
«Оставайся рядом со мной», сказал он, толкая покачивающиеся двойные дверцы таверны. Это были первые произнесенные им слова с момента напоминания цели их путешествия. «И накинь покрывало на голову. На всякий случай. Кстати, ты сведуща в чарах?»
Его голос был глубок и груб и ласкал все ее ноющие чувства. Конечно, она не была ему отвратительна. Конечно она не вызывала неприязнь. Он сдерживался во время их поцелуя, прекратил его, но смотря на нее, создавал у нее ощущение, что она была единственной женщиной в мире. Прекраснейшей, самой желанной. Сокровищем, чтобы лелеять.
Он остановился, перед тем как войти. «Каденс?», прочистил горло. «Богиня?»
«Я очарую себя и останусь рядом с тобой», ответила она ему, хотя внутри упрашивала «Скажи мне, почему ты непрерывно отталкиваешь меня?»
Он не сказал. Он кивнул и шагнул вперед. Она оставалась вблизи, как обещала, мысленно проецируя облик костей и чешуи. Любой взглянувший в ее сторону, подумает, что видит одного из своих. Она могла лишь надеяться, что страх ее был также хорошо замаскирован.
Ядовитый смех и исполненные боли крики поразили ее слух. Сглатывая, она пристально осмотрела комнату. Так много демонов…в разных обликах и размерах. Некоторые были как образ ею проецируемый, кости и чешуя. Некоторые были полулюди, полубыки. Некоторые имели крылья как у драконов и соответствующие морды. И все они толпились у каменной плиты. Движущаяся плита?
Нет не движущаяся, поняла она, ужас овладел ею в сминающей хватке и едва не раздавил легкие. Человеческие души были наверху плиты. Демоны рвали их на части, поедая внутренности. К сожалению, не было покоя для проклятых. Лишь бесконечные мучения.
«Боги», она не могла не выдохнуть. «Как мы сможем поразить ватагу подобных?»
«Сюда». Герион сдвинул их в бок и в сторону, и она поняла, что так они смогут наблюдать, не привлекая внимание. «Создания что ты видишь здесь это миньоны, солдаты и слуги. Они не те с кем нам биться».
Правильно, подумала она, с отвратительным ощущением в желудке. Насилие, Смерть и подобные были Повелителями демонов. Пока миньоны наслаждались агонией своих жертв, их главной целью было утоление основной потребности: голода. Повелителей заботила лишь агония. Продлить ее, усилить до глубин безумия. Чем большую агонию они создавали, больше криков взывали, тем сильнее они становились.
О, да. Они были гораздо хуже всего здесь.


14.


«Хороший запах, подобно страху», что-то неожиданно прорычало позади Каденс. «Мммм, голодный».
Пораженная, она задохнулась. Герион постарался оттянуть ее за себя. На этот раз, она не отступит на задний план, вынуждая делать его всю работу, принимать все риски. На этот раз она будет сражаться.
«Отойди или умри», сказала она демону.
Оно нахмурилось на нее. «Походишь на меня. Почему же так хорошо пахнешь?» Оно облизало губы, слюна капала из углов его тонкого как бумага рта. Оно было покрыто желтой чешуей и едва достигало ее пупка. И хотя оно казалось тощим, она подозревала несгибаемую силу под этой чешуей.
Дрожь охватила ее. Помни кто ты. Помни, что можешь сделать. Оно шагнуло ближе.
«Тебя предупреждали», сказала она, храбрясь.
«Подожди снаружи, Каденс. Пожалуйста». Герион попытался втиснуться перед ней.
Она блокировала его, не оборачиваясь. «Нет. Ты не будешь биться с ними один».
Пока они говорили, демон продолжал приближаться к ним, его когти удлинялись.
«Пожалуйста, Каденс». Герион потянулся к ней. «Я должен знать, что ты в безопасности. Иначе, я буду отвлекаться, а отвлекающийся воин это пораженный воин».
«Я не могу вести себя как трусиха. Более нет. Кроме того, если это сработает, тебе не надо будет с ним биться вообще». Она была надзирателем ада; в прошлом она действовала так. В прошлом она лишь наблюдала, вместо того чтоб управлять.
«Этого не достаточно. Не тогда когда это касается твоей безопасности».
В любой момент существо могло прекратить приближение и прыгнуть. Она знала это, чувствовала это. Каденс углубилась в себя, наклоняя подбородок, чтобы глубоко уставиться ему в глаза, с удивлением обнаруживая легкий доступ к своей силе. Она не должна была удивляться, однако. Она могла испытать и подавить ее, но это всегда было там, никогда не безмолвствовало, пенное море внутри нее.
«Остановись», сказала она, и существо замерло на месте, его ум по-прежнему действовал, но все части его физического обличья подчинялись ей.
Длительное время, она просто упивалась своим мастерством, восхищаясь. Я сделала это. Ни разу демон не пытался приблизиться к ней – хотя желание убить мерцало в его маленьких и блестящих глазках.
«Что-то случилось», произнес сбитый с толку Герион.
«Я случилась», гордясь собой, ответила она. «Смотри». Демону же она приказала, «Подними руки над головой».
Моментально оно подчинилось, вскидывая обе руки в воздух без слова жалобы. Она также управляла и его ртом. Ясно, что оно не желало подчиняться ее требованиям, постольку его взгляд продолжал выказывать ненависть к ней.
Радость взорвалась в ней. Хоть раз она использовала свою способность для добра: спасая того, кого очень лю…кем восхищалась. Боги всемогущие. Она любила Гериона? Она любила быть с ним, любила ощущения, что он в ней вызывал: заботы, защищенности. Но означало ли это, что она отдала ему свое сердце? Конечно, нет.
«Смотри, Каденс». Герион указал на плиту. «Смотри, что произошло».
Она проследила за его пальцем и задохнулась. Все демоны замерли на месте, руки застыли в воздухе. Даже души перестали корчиться. Не было смеха, не было криков. Лишь звук ее собственного дыхания можно было услышать.
«Это ты сделала?» спросил Герион.
«Я…да».
«Я поражен, благоговею».
Ее радость усилилась. «Спасибо».
«Они могут слышать меня?» Когда она кивнула, он медленно ухмыльнулся и крикнул созданиям, «Послушайте меня хорошо. Идите и скажите каждому Повелителю, что Страж здесь, и я собираюсь истребить их». Обращаясь к Каденс, он добавил, «Освободи их».
Каденс сделала, как он просил, хоть и хотела возразить. Не моргнули они и глазом, как существа умчались из здания как можно быстрее, оставляя ее и Гериона одних.
«Зачем?»
Его улыбка расплылась. «Теперь будем ждать. Они придут к нам».


15.


Герион укрепил здание от нападений, как только смог, не имея материалов и инструментов. Каденс оставалась подле него, мысленно касаясь в нужных местах, заставляя доски и камни склоняться пред ее волей. Он заметил, что она бледнела с каждой минутой.
«Какой у тебя план сражения?» спросила она, когда они закончили, располагаясь у дальней стены. Единственное место без крови или…нечто другого.
Сохранить тебя живой, чего бы это ни стоило. Он присоединился к ней, осторожно чтоб не коснуться ее. Одно прикосновение, и он схватит ее в свои объятия снова. А ему надо быть на чеку, в полной готовности.
«Ты заставишь их замереть на месте, и я убью их».
«Быстро и просто», сказала она, и надежда зазвучала в ее голосе. «Сколько времени, думаешь, у нас есть?»
«Несколько часов. Надо немного времени, чтобы новости о моем прибытии и намерениях распространились. Еще какое-то время чтоб Повелители стянули свои силы и спланировали нападение». Герион процарапал лапой поперек половицы, портя выгравированное там проклятие, и каменные черепки взлетели в воздух. «Я понимаю, почему Люцифер желает, чтоб ты истребила демонов, желающих покинуть ад и таким образом не дать всем другим демонам последовать за ними, но почему это так важно для тебя?»
Она пожала плечами. «Согласившись войти в это измерение, я стала… привязанной к нему. Если стена падет, я умру».
Она умрет? «Почему ты не говорила мне об этом до теперь?» прорычал он. «И зачем ты привязалась к такой вещи? Зачем пришла сюда по своей воле?»
«Оставайся я на небесах, я была б наказуема каждую минуту каждого дня. Нет никого более жестокого в этом отношении, чем боги. Они хотели, чтоб я была здесь, сюда я и пришла. Но я не представляла, какой постоянной будет привязанность. Какой сильной. А насчет того, что не сказала тебе…» Она пожала плечами. «У тебя было разрешение наконец-то оставить свой пост, и все же ты решил помочь мне. Я не хотела обременять тебя и дальше. Теперь ты спас меня, опять, и мне не хочется лгать тебе».
«Каденс», сказал он, затем тряхнул головой. «Мне следовало остаться по эту сторону врат, без тебя, и убить Повелителей едва они приблизились бы. Теперь стена без охраны и ты в большей опасности, чем когда-либо».
«Они бы увидели тебя и держались подальше, поскольку негде спрятаться над преисподней».
«И, по моему мнению, это было бы прекрасно. Это бы обеспечило твою безопасность».
«Все же это не жизнь для тебя, просто быть в ожидании».
«Это жизнь, к которой я привык».
«Ты заслуживаешь большего!» Не смотря на него, она провела пальцем по месту, где он царапал. «Мы должны сделать это, скорее я должна. Но ты должен знать, что если я погибну, стена останется прежней, поскольку она не привязана ко мне. Я много раз ранилась за эти годы, но на ней не было и следа повреждений».
«Мне плевать на треклятую стену».
Ее глаза распахнулись. Затем она сглотнула и продолжила, словно он и не говорил. «Без меня, будет некому ощущать, что что-то не в порядке. Богам придется найти кого-то нового. Я знаю, ты свободен теперь, но останешься ли ты там, бдительным, пока такой человек не будет найден? Даже если Люцифер уже назначил нового Стража?»
«Ты не погибнешь, проклятье. Теперь расскажи, почему Люцифер впустил тебя? Ты нужна ему снаружи».
Краска бросилась ей в лицо. Стыд? Вина? «Ему также нужна охрана для его стены».
Вина, определенно. Она была в ее голосе, отражающемся от стен. «Он мог уничтожить или заточить Повелителей демонов».
«Если б мог их изловить».
«Я дам тебе это». Герион уперся двумя пальцами в подбородок, размышляя над ситуацией. «Но Люцифер не разрешает ничего, даже если это ему необходимо, не требуя какой-либо платы. Чего он потребовал от тебя? И почему позволил мне помогать тебе? Зачем освободил мою душу? И где теперь моя душа, если у Люцифера ее больше нет?» Пока он задавал вопросы, несколько ответов сами пришли ему на ум. Низкий рык зазвучал в его горле. «Ты выкупила меня у него».
Краска на ее щеках углубилась. «Да», она прошептала. Ее веки, дрожа, закрылись, длинные ресницы отбрасывали остроконечные тени по щекам. Одной рукой он потерла аметист, висящий меж ее грудей. «И мне не жаль, также».
Его душа была внутри? «Ты выкупила меня…собой?» если так, он убьет князя, прежде чем позволит одному злому пальцу коснуться драгоценного тела этой женщины.
Пауза, ее глаза медленно открылись. Затем, «Нет».
«Расскажи мне». Злоба нарастала в нем. Злоба на нее, на Люцифера, на себя, за то, что это смогло произойти. Чем эта бесценная женщина пожертвовала? Зачем она этим пожертвовала? Он положил свою руку на ее, не для того чтоб остановить ее на месте – такую сильную как он теперь знал, он сомневался что смог бы это сделать – но чтобы предложить заверение. Он был здесь, он не покинет ее. «Пожалуйста».
Ее подбородок задрожал. «Я дала ему год на земле, делать беспрепятственно, что он пожелает».
«Ох, Каденс», произнес Герион, зная, что другие боги должны будут чтить ее сделку – и заставят ее страдать за это. Все внутри него восставало против этой мысли. «Зачем ты так поступила?»
«Спасая тебя. Спасая меня. Спасая мир вне твоего достижения. Я не могла мыслить иначе. Один год за разрушение его беспорядков казался малой ценой, чтоб торговаться по сравнению с бесконечность демонов, вырывающихся на свободу». Ее рот приоткрылся, но скорее крик боли, чем слова рвались из него. Словно по щелчку пальцев, ее кожа лишилась красок, и она сложилась пополам. «Что не так, милая? Скажи мне».
«Демоны…они у стены. Они…они убивают меня».


16.


Рассказал ли Люцифер демонам о ее связи со стеной? Каденс изумилась, разрываясь от боли на куски. Вместо того чтоб прийти сюда биться, они отправились туда. Зная, что она ослабеет, умрет? Или возможно они надеялись привлечь Гериона к себе, чтоб он оставил ее здесь, одну и без видимой защиты, чтоб напасть на нее из засады. Или они хотели, чтоб она пришла к ним? Столько разных возможностей.
Князь наверняка находил всю эту ситуацию чрезвычайно забавной. Он наверняка – мысль глубоко укоренилась в ее мозгу, почти парализовав ее. Если она погибнет, он сможет заполучить более, чем оговоренный ними год на земле, выменивая души, создавая несказанную сумятицу. Он сможет получить вечность, если пожелает, и сможет привести с собой своих демонов, чтоб править своими миньонами и людьми.
Он был богом, братом суверена. Не было гарантии, что он будет пойман и отправлен обратно.
Конечно, его предательство зависело от того сможет ли он заставить своих демонов подчиняться ему на воле. Если только…была ли она платой за их сотрудничество?
Если они не знали о ее связи со стеной, Люцифер мог «убить» ее, чтоб предотвратить их преследование. Они были б ему благодарны, что бы стало залогом продления их преданности ему.
Ох, боги. Вероятность этого вызывала у нее тошноту, если это было правдой, то она невольно помогала им на каждом шагу.
Он желал, чтоб стена была защищена, вспомнила она. Впервые заговорил здравый смысл. Это не означает, что он желает этого сейчас.
По причинам не связанным с ее внутренней болью, она не смогла вдохнуть. Какая же я дура? Она была так пристыжена. Так глупа.
«Каденс, говори со мной. Скажи что не так», настаивал Герион. Он подогнул колени, склоняясь вниз, и опустился между ее ног. Одной лапой, нежно, ласково смахнул влажные волосы, приставшие к ее брови.
Ее взгляд поднялся к нему. Видя такую заботу в его прекрасных карих глазах, она не могла сожалеть о сделанном выборе. Не важно, что произойдет, он будет свободен. Этот гордый, сильный мужчина будет наконец-то свободен.
«Я…в…порядке», смогла она выдохнуть. Боги, она чувствовала себя искромсанной внутри, словно ее органы разрывались в клочья.
«Нет, ты не в порядке. Но будешь». Он сгреб ее в объятия и унес в глубину здания. В комнату, которой должно быть пользовался владелец. Он положил ее на тонкий соломенный тюфяк. «Можно?» спросил он, снимая аметист, заключавший его душу.
Она планировала преподнести его, когда их миссия будет завершена, как дар за его помощь, но кивнула. Прямо сейчас была большая вероятность того, что она не завершит ничего.
Медленно, бережно, он убрал камень с ее шеи и положил на свое сердце. Закрыл глаза. Он был не уверен в том, что случиться. Поначалу ничего не произошло. Затем, постепенно, камень начал мерцать. Его губы сжались и он проворчал. «Жжет».
«Я подержу его для т…»
Мерцание взорвалось тысячами лучей света, и он зарычал, громко и протяжно.
Когда смолкло последнее эхо, все стихло. Лучи погасли. Лишь цепочка, на которой висел камень, осталась в его руке.
Его губы расплылись в улыбке, пока открывались его глаза. Но, изучив свои руки и затем тело, он вновь нахмурился, глубже, напряженнее. «Я должен был… Я не… Я надеялся вернуться в свой прежний облик».
«Зачем?» она любила его таким. Рожки, копыта, лапы и прочее. Стоп – любила? Ох, да. Она любила его. Она поняла это ранее, но отвергла такую мысль. Теперь, не могло быть отвержения. Чувство было тут, неопровержимое как смерть, смотрящая ей в лицо.
Ни один мужчина не мог более совершенно подходить ей. Его не отталкивала ее сущность, он наслаждался ею. Он не боялся того, что она могла сотворить, но гордился этим. Он был очарован ею, увлечен, соблазнен.
«Я надеюсь что.. что…». Он сглотнул. «Если ты свяжешься узами с чем-то другим, чем-то помимо стены, возможно, твои оковы ослабеют и твоя сила вернется. Возможно, боль ослабнет».
Чем-то другим? «С тобой?», спросила она, неожиданно задыхаясь по причине отличной от боли.
«Да. Со мной».


17.


Герион взглянул в сторону. «Я знаю, что уродлив. Знаю, что мысль быть со мной в таком смысле ненавистна, но я…»
«Ты не уродлив», прервала его Каденс, «и я не хочу, чтоб ты так думал. Мне не нравиться когда ты так себя унижаешь»
Он взглянул на ее, изумление сияло в выражении его лица.
Она продолжила, «Мысль быть с тобой принята. Я клянусь тебе».
Его рот открылся и закрылся. «Принята».
«Да. Но я не хочу, чтоб ты связывал узами себя со мной лишь, чтоб спасти меня». Однажды она так боялась признаться, что жаждет его тела, что притворилась, будто будет благодарной лишь за поцелуй. Больше не будет притворства. «Я хочу, чтоб ты хотел сделать это. Потому что я… Хочу тебя внутри себя, чтоб ты стал частью меня, более чем хочу еще одного завтра. Хочу быть твоей женщиной, сейчас и навсегда».
Прежде чем он смог ответить, боль вновь скользнула внутри нее, разливаясь ядовитым градом и сгибая ее в клубок. Новая трещина только что проломила стену; она мысленно видела ее.
«Герион?» тяжело дыша, произнесла она.
Его взгляд прогрузился в нее. «Однажды я поклялся, что удайся мне вернуть мою душу, я ни за что и никогда ее не променяю опять. Я только что понял, что радостно променяю ее для тебя, Каденс. Так что да, я хочу сделать это».
Герион медленно лишил Каденс ее хитона, бережно чтоб не поранить ее своими острыми как лезвия ногтями. Она уже терпела боль, и он был неуверен, что она сможет вынести больше. Прекрасная, драгоценная женщина. Она заслуживала лишь наслаждения.
По какой-то причине, она жалела его. Желала навсегда, вместе. Она отдала ему вещь, которую он думал, что ценил наиболее – его душу – но он не ведал, пока не увидел ее, сворачивающуюся клубком, что ее он ценил больше. Он стремился взять ее боль на себя. Для нее что угодно. Ее не заботило, что он был чудовищем. Она увидела его сердцем, и это понравилось ей.
Когда она осталась обнаженной, он упивался нею. Алебастровая кожа с легким напылением роз. Полная грудь, изгиб талии, пупок – его рот увлажнился, желая отведать все это. Длинные ноги. Он склонился и лизнул один из ее сосков, обводя языком вокруг нежного кончика, его руки скользили по всему ее телу.
Чем ближе его пальцы приближались к ее сердцевине, тем глубже она урчала от наслаждения, ее боль, казалось, таяла. «Наслаждение, оно вытесняет боль», произнесла он, подтверждая его мысли.
Благодарение богам. Он обратил свое внимание на ее другой сосок, всасывая, позволяя кончику клыка задеть его очень нежно. «По-прежнему помогает?» Все это время его пальцы подразнивали ее как раз над клитором, но не касаясь, лишь дразня.
«По-прежнему помогает. Но я хочу увидеть тебя», сказала она, вперившись взглядом в определенную точку на его доспехе.
Он поднял голову и всмотрелся в нее. «Ты уверенна? Я могу взять тебя, не снимая ни кусочка доспехов».
«Я хочу всего тебя, Герион». Черты ее лица излучали свет. «Целиком».
«Все чего не пожелаешь, ты получишь». Он только надеялся, что она не изменит мнения, увидев его.
«Не бойся моей реакции. Для меня ты – прекрасен».
Такие сладкие слова. Но… он жил со своими сомнениями так долго, что они были частью него.
«Как я могу? Посмотри на меня. Я чудовище. Монстр. Нечто, заслуживающее страха и порицания».
«Я смотрю на тебя, и для меня ты заслуживаешь восхваления. Возможно, ты не выглядишь как человек, но у тебя есть сила и смелость. Кроме того», добавила она, облизывая губы, «звериный магнетизм очень неплохая штука».
Он медленно ухмыльнулся. «Хорошо. Я покажу тебе остального себя».


18.


Герион снял свою нагрудную пластину и отбросил ее в сторону, показалась его грудь со шрамами от пережатия доспехами, шерстью и крупными костьми. Его руки вздрогнули, когда он развязывал кожу, обернутую вокруг его талии, медленно открывая свою затвердевшую плоть, его покрытые рубцами и шерстью бедра. Он напрягся, ожидая неизбежный вздох ужаса, несмотря на ее заверения в его «зверином магнетизме».
«Прекрасен», почтительно произнесла он. «Истинный воин. Мой воин». Она подняла руку и запустила пальцы в его шерсть. «Мягкая».
Дыхание вырвалось из его приоткрытых губ, дыхание, что он неосознанно задерживал до теперь.
«Каденс. Сладкая Каденс», прохрипел он. Что же он совершил, чтоб заслужить это? Если он до сих пор не влюбился в нее, то сделает это теперь. Пока самое горячее звучание страсти, что он когда-либо изведал, прокатывалось сквозь него, он целовал низ ее живота, останавливаясь, чтоб погрузить язык в ее пупок. Она дрожала. Достигнув ложбинки меж ее бедер, он преклонялся пред ней, и ее дрожь переросла в судорожные извивания.
«Поразительно», задыхалась она, хватая в кулаки его волосы.
Он хотел поглощать ее, завладеть нею, но сдерживался, лишь вкушая ее как сладчайшую амброзию. Лишь когда она раскрылась, крича от наслаждения, он поднялся над нею. Он был горд тем, что довел ее до такого экстаза. Но теперь дрожал он, его тело пылало огнем. Отчаянно. Для нее, лишь для нее.
Ее ноги обвились вокруг него, и она поместила руки на его щеки, вглядываясь глубоко ему в глаза. «Мне нужно от тебя больше».
Он погрузился в нее на дюйм, один благословенный дюйм. Остановился, давая ей время приспособиться. Он будет медлить, даже если это убьет его. Он будет стараться для нее, изо всех сил.
«Почему я не чувствую потребности подчинять тебя?» проурчала она ему на ухо. Укусила его мочку. Сладкий огонь.
«Вот как это было, раньше?»
Она кивнула, выгибая бедра, чтоб принять больше его. Еще один дюйм. Ему пришлось сдержать тяжелый стон.
«Возможно, мое сердце настолько полностью твое, что не осталось что подчинять».
«Ох, Герион. Пожалуйста». Она погладила его рожки, кружа кончиками пальцев по твердым точкам. «Возьми меня всю. Дай мне все».
Он не мог ни в чем ей отказать. Освобождая свою неистовую хватку от контроля, он продвинулся вперед и она закричала. Не от боли, но от наслаждения, понял он. Вновь и вновь он заполнял ее, отдавая ей всего себя. Их желания полностью перемешались, было невозможно сказать, кто чего хотел. Его ногти царапали пол позади ее головы, его зубы даже кусали ее, но ей все это нравилось, она подстегивала его, умоляя о большем. И когда он излил семя внутри нее, ее внутренние мышцы зажали его в ее собственной волне удовлетворения, он выкрикнул слова, что нарастали в нем с момента их первой встречи.
«Я люблю тебя!»
К его удивлению, и она сама закричала. «О, Герион. Я тоже тебя люблю».


Они быстро оделись. Каденс все еще была слаба, но хотя бы боль была остановлена.
«Они все еще у врат?» спросил Герион.
«О, да. Они лихорадочно там трудятся».
Он поцеловал ее губы, и она снова насладилась вкусом мужчины, которого так любила.
«Перенеси нас туда, заблокируй их на месте, и я сделаю остальное».
«Надеюсь, это сработает», проговорила она, поскольку не могла выносить и мысли быть разлученной с ним.
«Сработает. Должно сработать».
Иначе, она опасалась, что они оба были обречены.


19.


Она принесла их, как обещала, и Гериону потребовалось мгновение чтоб сориентироваться: внутри таверны в один миг, напротив стены – в другой. Когда он постиг бойню вокруг себя, он не мог поверить глазам. Демоны трудились столь ревностно, что полили кровью все камни – искромсанные камни, почти бумажной толщины. Дыра была неизбежной.
Хуже того, ватага демонических Повелителей была по-прежнему там. Они были огромны, все по крайней мере семи футов росту, их тела были так широки, что даже Герион, такой массивный, не смог бы протянуть руки так, чтоб измерить их. Скелеты были видны сквозь полупрозрачную кожу. Несколько имели крылья, и все были уродливы и нелепы в своем зле. Красные глаза, рога, как и у Гериона, и руки как ножи. Он, должно быть, издал шум, поскольку одно из существ заметило их. Засмеялось так, что все волосы на его теле встали дыбом.
«Нет», крикнул он Каденс.
Она уставилась на них – ничего. Направила на них руки – ничего. Пробормотала, прилагая всю силу воли – но также ничего не произошло. Повелители не замерли на месте.
«Не могу», задыхаясь, проговорила она.
«Что не так?». Он взглянул на нее, становясь перед ней, удерживая руку вокруг ее талии. Она побледнела, и ее дрожь вернулась. Если не было его руки, он знал – она б упала. Неужели скрепление узами не сработало?
«Говори со мной, милая».
Он наблюдал, как демоны сплотились вместе, наблюдая за ним. Смеясь. Представляя, как они убьют его?
«Я связана с тобой и со стеной. Я могу чувствовать твою силу и ее слабость, это разрывает меня», заплакала она. «Мне жаль. Так жаль. Все это было впустую, Герион. Впустую!»
«Нет не впустую. Никогда. У меня есть ты». Надолго ли?
Демоны начали медленно подкрадываться, хищники, сконцентрированные на жертве. Жуткое свечение исходило от них.
«Ты лучшее, что случилось со мной», слабо произнесла Каденс, прислоняясь щекой к его спине. «Я не забочусь более о своей смерти, но ненавижу, то, что подвергла тебя смертельной опасности».
Нет. Нет! «Ты не умрешь». Но пока он это говорил, стена, так сильно поврежденная, начала трескаться, падать, брешь появилась. Расширялась.
Колени Каденс окончательно подогнулись, и он обернулся, рыча, опуская ее наземь.
Я подвел ее. Проклятье, я подвел ее!
«Каденс».
Нет ответа. Ее грудь не поднималась и не опускалась, не было стенаний от боли. Она была бездыханна как смерть.
«Скажи мне, как помочь тебе, Каденс. Пожалуйста».
Снова, ничего. Слезы обожгли его глаза. Он не плакал, когда жена бросила его, не плакал об утраченной жизни, но оплакивал эту женщину. Ты нужна мне. Она бы хотела, чтоб он остановил демонов, покидающих это измерение, но Герион не мог заставить себя отойти от нее. Что-то острое коснулось его шеи, и он вскинул голову в ту сторону. Повелители летали вокруг них, хихикая с ликованьем.
«Оставьте нас», прорычал он.
Убить ее.
Уничтожить ее.
Изувечить ее.
Слишком поздно. Ее не стало. Еще смех.
Один из них спустился и царапнул лапой по ее щеке, пуская кровь, прежде чем Герион сообразил что происходит. Остальные ощутили живую кровь и напали в бешенстве.
Герион зарычал, бросаясь на нее, чтоб принять основной удар их нападения. Вскоре его спина была в лохмотьях, один рог надломан, сухожилье порвано. Все это время он взмахивал рукой, надеясь убить, сколько бы смог своим ядом, но лишь один не сумел уклониться от его удара. Еще и еще смех, и нападения продолжались.
«Я люблю тебя», Каденс прошептала ему в ухо.
Его мускулы свело судорогой шока и облегчения от звука ее голоса. Она была все еще жива.
«Я люблю тебя. Останься со мной. Не покидай меня».
«Мне…жаль».
Он бы никогда не принес ее в ад, если б знал что произойдет. Он провел бы все свое существование у врат, защищая их. Ее.
«Идите», прокричал он демонам. «Покиньте это место. Измерение смертных ваше».
Будто ожидая его разрешения, стена опрокинулась окончательно. Что означало…
«Нет», он возопил. «Я не имел в виду, чтоб ты пала. Я лишь хотел, чтоб демоны вылетели сквозь брешь». Но было поздно, вред был нанесен.
Ликуя, демонические Повелители вылетели в пещеру, затем исчезли из виду. Новые потоки слез обожгли глаза Гериона, когда он сгреб Каденс в свои объятия. Что ему за дело до измерения смертных без его женщины?
«Прощай, моя любовь», произнесла он, и умерла в его руках.


20.


Она была мертва. Каденс была мертва. И он не мог ничего сделать, чтоб спасти её. Он знал это так точно, как и то, что сделает свой следующий вдох. Нежеланный, ненавистный вдох. Обжигающие слёзы скользили по его щекам, насмешливое напоминание, что он жил – и что она нет.
Она хотела его помощи, чтоб спасти стену, спасти её. Она хотела, чтоб он помог удержать Повелителей демонов внутри ада, а подвел ее во всем.
«Мне так жаль, Герион»
При этом новом звуке ее голоса он заморгал. Что за – пока он наблюдал, дух начал подниматься из неподвижного тела. Надежда затеплилась в его груди. Надежда и радость и шок. Ее тело было уничтожено, но душа будет жить. Конечно. Он должен был знать. Ежедневно он сталкивался с такими душами, хотя ни одна не была так чиста как её.
Он поднялся на ноги, лицом к ней, с бешено барабанящим сердцем. Она печально улыбнулась ему.
«Мне так жаль», повторила она.
«Отчего?» Когда он был более счастлив? Она была здесь, с ним. «Тебе не о чем сожалеть»
«Я подвела тебя. Если б ты оставался у ворот, как и хотел, этого бы не случилось».
«Это не так. Демоны бы разрушили стену, и таким образом и тебя, но я бы не получил возможности, нет, наслаждения, связаться узами с тобой. Я не могу жалеть о произошедшем». Более нет. Ведь её душа была прямо перед ним. «А что с демонами?»
«Я предполагаю, боги попытаются собрать их, оплакивая меня как вечную неудачницу»
Он встряхнул головой. «Ты не неудачница, любимая. Ты сделала всё, что было в твоих силах, чтоб остановить их. Большинство даже не вошло бы во врата». Его голова склонилась набок, пока он изучал ее. Прекрасна как всегда, как мечта о ней прежней. До нее его жизнь была пустырем. Мгновение без нее было бы…конечно, адом.
«Благодарю тебя, милый Герион. Но даже если стену отремонтируют, даже если демоны будут каким-то образом пойманы, я опасаюсь, боги будут неспособны удерживать этих демонов здесь». Она вздохнула. «Они всегда будут сражаться за побег».
«Боги придумают способ», заверил он её. «Как и всегда». Он приблизился, чтоб обнять её, но его рука прошла сквозь нее, и он нахмурился, его счастье немного иссякло. Прикасаться к ней было необходимостью; он не сможет жить без ее тепла, её мягкости.
Вот тогда осознание ударило его. Он закрыл глаза на мгновение, пребывая в молчаливой агонии. «Ты свободна Каденс. Свободна от ада, свободна от приказов богов. Ты можешь идти куда пожелаешь, делать что угодно».
«Да. Но у меня нет тебя». Слезы наполнили её глаза. «Мне придется оставить тебя и скитаться по земле одной», проговорила она, сильно тряхнув головой. Слезы пролились по её щёкам. «Я знаю, что богам и богиням дозволено выбирать место обитания в их загробной жизни, но я не желаю возвращаться на небеса или оставаться в аду. Если только…ты остаёшься тут? Хочешь я останусь с тобой?» спросила она с надеждой. «Если не захочешь меня – нечто, что даже не сможешь надеяться почувствовать, я пойму, но…»
Пока она говорила, мысль родилась в его мозгу. Дикая мысль, которую он, однако не отверг, а скорее приветствовал. «Когда я связал себя узами с тобой, это было на веки вечные. Я не откажусь от тебя теперь».
«Но ты никогда не сможешь снова прикоснуться ко мне. Никогда не…»
«Я смогу. Обещаю». Говоря это, он погрузил свои собственные отравленные когти себе в грудь, ощутил яд, сжигающий его. Он закричал от муки, чернота упала на его глаза.
Когда боль ослабла, темнота ушла. Его веки, дрожа, поднялись, и он увидел, что его тела не было, лишь кучка пепла, а душа витала подле Каденс. Столько раз за века, он подумывал поступить подобным образом. Все что угодно чтоб оборвать монотонность своего существования. Но он цеплялся за жизнь, из-за Каденс. Видеть её, воображать, что ласкает её, и надеяться на такую возможность.
Теперь, эта возможность была реальностью.
«Я, тоже, теперь свободен», сказал он. «По-настоящему свободен».
«Ты отказался от своей жизни ради меня», пролепетала она сквозь слезы и с улыбкой, которую не могла спрятать.
«И я бы сделал это опять». Он схватил её в свои объятия, улыбаясь тоже, потому что мог снова её чувствовать. «Ты все для меня. Без тебя я ничто».
«Я так люблю тебя», ответила она, покрывая его лицо легкими поцелуями. «Но что же мы будем теперь делать?»
«Жить. Наконец-то мы будем жить».
Так они и сделали.


Когда боги поняли, что стена между землей и адом была разрушена и ватага Повелителей Демонов разбежалась по земле, они выслали армию, чтоб починить повреждения – но никто не мог изловить злых духов. Даже если б они и смогли, боги знали что, закрыв их обратно в аду, тем самым просто предопределят новое восстание.
Надо было что-то сделать.
Хотя каменный барьер пал, тело богини Угнетения было по-прежнему связано со стеной ада. И таким образом боги смастерили тюрьму, размером с ларец, из костей Каденс, уверенные, что силы проявленные ею за несколько часов до смерти, все еще находятся глубоко в их середине.
Они оказались правы. После открытия ларец втянул демонов из их потаённых мест, держа их взаперти так, как даже ад был не способен.
Боги были довольны своим мастерством. Если б только они не отдали ларец Пандоре на сохранение…но эта история для другого раза.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Внутренние коридоры ада.Врата ада.

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100