Читать онлайн Темнейшая ночь, автора - Шоуолтер Джена, Раздел - Глава десятая. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Темнейшая ночь - Шоуолтер Джена бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.74 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Темнейшая ночь - Шоуолтер Джена - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Темнейшая ночь - Шоуолтер Джена - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шоуолтер Джена

Темнейшая ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава десятая.

Когда Аэрон с Даникой вернулись в крепость, влетев через окно и приземлившись на полу Мэддоксовой спальни с нежным стуком, Эшлин испытала приступ изумления. Она не выдумала это. Мужчина действительно обладал блестящими черными крыльями.
Ты хотела встретить подобных себе, Дэрроу. Что ж, догадайся с трех раз. Ты получила желаемое.
Бессмертен, поведал ей Мэддокс. Одержим. Она подозревала о демонах, потому ее не слишком удивило то, что они таки были демонами. Но крылья? Взбираясь на гору, она слышала о мужчине умеющем летать. Она не придала им внимания; она была слишком занята, пытаясь заглушить голоса. Ей бы знать наперед. Означало ли это, что один из них мог перемещаться в мир духов? А другой мог загипнотизировать взглядом?
Он вздохнула. Мэддокс гипнотизировал ее только одним взглядом. Она поймалась в его ловушку с самого начала: ее постоянное вожделение такое же не характерное, как и ее поспешное решение остаться здесь.
«Вот тайленол», сказала дрожащим голосом Даника. «Ну, его непатентованный аналог». Ее кожа была зеленоватого оттенка, а ноги подкашивались. Она порылась в сумке изумрудного цвета и вынула красно-белую бутылочку.
Рядом с ней Аэрон распрямил свои плечи. Его крылья сложились, прячась за спину, затем совсем исчезли. Он склонился, поднял свою рубашку с пола и натянул ее через голову, пряча грозные татуировки, украшавшие его торс. Он прошел к окну и закрыл его, перед тем как обернуться к Данике, складывая руки на груди. Он там и стоял, молча наблюдая.
«Спасибо», сказала Эшлин. «Мне так жаль, что тебе пришлось с такими трудностями раздобыть их»
Молча Даника подала ей две таблетки, которые она благодарно приняла. Несильные приступы боли еще беспокоили ее, а живот по-прежнему решительно вел битву с тошнотой, но нет как ранее.
Мэддокс забрал таблетки из ее руки, прежде чем она успела бросить их в рот. Он изучил их и нахмурился.
«Они магические?» поинтересовался он с подлинным любопытством.
«Нет» сказала она.
«Тогда как же две маленькие гальки помогут убрать боль?»
Эшлин и Даника изумленно глянули друг на друга. Эти мужчины взаимодействовали со смертными много лет. Как это они могли ничего не знать о современной медицине?
Единственным объяснением, что могла придумать Эшлин, было то, что раньше они никогда не обращали внимания на больных людей. Кроме того, только один из них, Парис, был замечен в городе с определенной регулярностью. Она помнила это из голосов.
Тогда был ли Мэддокс заперт в этой крепости? Эшлин вдруг заподозрила, что так это и есть, и это заставило ее подумать…Чувствовал ли он себя позабытым? Неприкасаемым, нелюбимым? Помимо доброты от МакИнтоша, она постоянно так чувствовала себя в Институте, где она была хороша лишь благодаря своей способности. Что ты слышала, Эшлин? Что еще было сказано, Эшлин?
Эшлин поняла, что желает понять Мэддокса. Она хотела узнать о нем, утешить его так, как он утешил ее. Мэддокс не мог знать этого, а она ему не расскажет: каждый раз, когда он потирал ее живот и шептал на ухо эти милые заверения, она понемногу влюблялась в него. Глупо и неправильно, но необратимо.
Ей стоило рассказать ему о своей способности, но она приняла обратное решение в миг, когда он проявил столь сердитую заинтересованность. Она гадала: если Мэддокс был уже сердит, не зная всей меры ее способностей, выйдет ли он из себя, узнав правду?
Большинству людей в Институте было некомфортно рядом с ней от осознания того, что она может угадать их самые личные беседы, просто войдя в комнату. Поскольку она решила остаться здесь – в таком чудном местечке – ей не хотелось иметь дело с подобным дискомфортом. Хотя бы разок ей хотелось считаться нормальной. Хотя бы чуть-чуть.
Среди демонов это не должно быть слишком трудно.
Она скоро расскажет правду. Через пару дней, возможно. И может быть тогда она сможет научиться держать голоса на почтительном расстоянии, даже если Мэддокса не будет поблизости. Тем временем, ей надо найти способ позвонить МакИнтошу. Он заслуживает знать, что с ней случилось и что она в порядке. Она бы не хотела, чтоб он беспокоился.
Она наделась, что он изучит крепость, как и предполагалось, и поймет, что она счастлива. Она наделась, что на его взгляд ее счастье будет важней работы.
«Прими их», сказал Мэддокс, врываясь в ее размышления. Он положил таблетки в ее раскрытую ладонь. «Если они ухудшат ее состояние – я за себя не отвечаю» добавил он, глядя прямо на Данику.
«Не угрожай ей» качая головой, сказала Эшлин. «Я принимала это лекарство и раньше. Я буду в порядке»
«Она…»
«Не сделала ничего дурного» Эшлин гадала, откуда только взялась у нее храбрость. Она только знала, что не желала, чтоб Мэддокс бушевал и запугивал.
Он не причинит ей зла, сейчас она знала это – факт, который она по-прежнему не могла понять. Помимо чуда прекращения голосов, этот жестокий мужчина нежно заботился о ее потребностях. Он не сбежал, когда ее рвало, как поступило бы большинство. Он остался с ней, заботился, прижимал к себе, словно она была дорога ему.
Хотя он чудесно относился к ней, Эшлин однако, не знала на что он был способен в отношении других. Она знала, на что он с виду был способен: на любой темный поступок, на любое злодеяние. Но она ни в коем случае не позволит ему обидеть Данику, которая также ей помогла.
«Эшлин» со вздохом произнес он.
«Мэддокс»
Его на ее животе пальцы замерли. Благодарение небесам, что он не отодвинулся. Она могла бы находиться в его руках вечно. Правда, никто, даже МакИнтош, никогда не давал ей таких особенных ощущений. Она смутно помнила родителей. Они также не нянчились с ней подобным образом. Вообще-то, они были более чем счастливы, избавиться от их плаксивой, вопящей маленькой девочки. Маленькой девочки, что постоянно молила остановить голоса, не позволяя людям вокруг себя спать или работать или отдохнуть.
Она помнила той день, когда они решили отдать ее, хотя и не поняла этого тогда. Она вошла в их спальню, и весь разговор открылся ее мозгу.
Я не могу больше о ней заботиться. Это слишком. Я не могу есть, не могу спать, не могу думать.
Не можем же мы просто бросить ее. Но, проклятье, я тоже больше не вынесу этого. Плач никогда не прекращается Знаешь ли, я хочу нормальной жизни, как тогда, пока она не родилась. Пауза. Я поискал и нашел место, где ей могут помочь. Я…позвонил им. Они хотят познакомиться с ней. Возможно, я не знаю, может быть, они могут дать ей то, чего не можем мы.
Они отослали ее в Институт на следующий день после пятилетия. Там она стала известна как «субъект». Иглы, электроды и мониторы стали ее ежедневными товарищами, не говоря уже о страхе и одиночестве и боли. День, когда она превратилась в «Эшлин» в глазах сотрудников, наступил тремя годами позже, когда они поняли, как использовать ее способность себе на пользу.
В тот день МакИнтош вошел в ее жизнь.
Он был амбициозным молодым парапсихологом, быстро идущим вверх благодаря своим взглядам, энергии и абсолютной страсти к работе. Он сопровождал ее везде, куда вели ее голоса, даже стоял рядом, пока она слушала, записывая все, что она произносила.
После, он исследовал то, что она выслушала, и рассказывал о результатах – как в тот раз, когда она услышала про вампира, намерившегося выпить кровь у целого города. Институт смог найти и остановить, а в конечном итоге изучить его. В таких случаях она чувствовала себя особенной, одаренной, как персонажи, о которых она читала каждый вечер.
«Эшлин» повторил Мэддокс. Их взгляды встретились, и его вспыхнул фиалковым огнем. «Скажи мое имя снова»
«Мэддокс»
Его глаза закрылись на секунду, и в течение этого мгновения его лицо носило выражение полнейшего восторга.
«Мне нравится, когда ты его произносишь»
Ей понравилась радость, получаемая им от столь простой вещи. Дрожь пробежалась вдоль ее спины. Но уже в следующий миг нормальное выражение лица вернулось к нему. Признаки наслаждения исчезли с его лица, словно он не доверял себе в этом чувстве.
«Даника…»
«Принесет мне воды», договорила за него Эшлин. «Для таблеток»
«Да. Принесу» Даника подняла с пола пустой стакан. Она помедлила в ванной. Звук текущей воды заполнил слух Эшлин, затем Даника снова стояла возле нее, протягивая стакан.
Мэддокс отобрал его. Он обдал Данику подозрительным взглядом, затем приподнял голову Эшлин и поднес стакан к ее губам. Она бросила таблетки на язык и запила большим глотком холодной, освежающей жидкости. Все это скользнуло по ее гостеприимному горлу, вызывая лишь незначительную боль.
«Спасибо» поблагодарила она их.
«С этим покончено. Я сопровожу девчонку обратно к Люциену» наконец-то сказал Аэрон, его голос был так груб, что почти царапал ее барабанные перепонки.
«У девчонки есть имя» резко бросила Даника.
«Какое же? Спорящая?» пробормотал он, хватая ее руку и вытаскивая из комнаты. Очевидно, мужчина был невоспитан и не имел понятия, как вести себя с женщинами.
Если Эшлин действительно решила остаться здесь, ей придется исправить это.
«Подожди!» крикнула она.
Он не остановился.
«С ней все будет в порядке?»
Момент легкого замешательства, затем Мэддокс сказал «Да»
«Хорошо», проговорила она, и голос ее отразился эхом от стен. В этот миг она поняла, что осталась с Мэддоксом наедине. Тогда же она почувствовала ужасный привкус во рту. Господи, она должно быть выглядела как чучело,а пахла еще хуже. Унижение заставило ее щеки запылать. «Я, ух, мне надо воспользоваться ванной»
«Я помогу» Он поднял ее, будто она была просто перышком, и встал. Она обхватила руками его за шею, его сила и тепло тут же потекли в нее.
Он перенес ее через порог и остановился посреди ванной. Подозревая, что он намеревается остаться, она тряхнула головой и поборола приступ головокружения.
«Я могу справиться сама»
«Ты можешь упасть»
Это было правдой, но она ни в коем случае не собиралась позволить ему остаться и наблюдать.
«Я в порядке»
Сомнения отразились на его лице, но он сказал «Зови, если я понадоблюсь тебе. Я буду ждать за дверью». Он медленно спустил ее на ноги с высоты своего роста.
Ее ступни коснулись пола, и колени едва не подогнулись. Я не упаду, черта с два я упаду.
Она обошла Мэддокса и схватилась за дверную ручку, используя ее, чтоб удержаться на ногах.
«Выйди, пожалуйста» попросила она.
Он подчинился – но вышел без особой радости. Когда он оказался снаружи, она захлопнула полированную деревянную дверь перед его носом.
«Пять минут» предупредил он.
Она закрыла защелку, бормоча «Это займет столько, сколько понадобится»
«Нет. Через пять минут я войду – закончишь ты или нет. Замок не поможет»
«Упрямый»
«Заботливый»
Мило. С полуулыбкой она умылась, как следует, и почистила зубы. Дважды она почти упала. Старалась вычесать колтуны из волос, а после изучения своего слишком бледного отражения в зеркале решила, что ничего больше не сможет поделать с внешним видом без косметики.
С одной минутой в запасе она отперла дверь и позвала Мэддокса. Ее голос был слаб, но он распахнул дверь так, будто бы она кричала. Его лицо было напряжено. Она прикрыла глаза в нарастающем приступе головокружения.
«Ты слишком много на себя взяла» Снова он подхватил ее на руки. Принес на постель, положил на мягкий матрас и опустился рядом.
Она поглядывала на него сквозь ресницы. Помимо заботливого к ней отношения, Мэддокс был первым мужчиной, который лежал с ней вместе на кровати. Первый мужчина желавший ее, действительно.
Она пыталась ходить на свидания при случае, но голоса атаковали ее каждый чертов раз. Чтоб утихомирить их, она испробовала и глубокое дыхание и медитацию. Мужчины всегда предполагали, что она игнорировала их, слишком истово выясняли вопрос или поддавались панике и не желали больше иметь с ней дел.
Однажды, она даже пошла на свидание с коллегой по Институту, полагая, что он хотя бы поймет ее, если не посочувствует. На следующий день она услышала его разговор шепотом с другим сотрудником.
«Чудовище», назвал он ее, «не могла расставить свои ноги без домкрата».
После этого, она вообще перестала ходить на свидания.
«Чувствуешь себя лучше?» спросил Мэддокс. Он притянул ее к своему телу, точно туда, где ей хотелось быть.
Его очаровательный жар окутал ее, и она издала довольный вздох. Она искала это всю свою жизнь, но понадобился одержимый бессмертный, чтоб показать ей этот кусочек безмолвного, наполненного сладострастием рая на земле.
«Лучше?» повторил он.
«Намного». Она сладко зевнула. В тепле, безопасности и чистоте, с почти утихомирившейся болью, она почувствовала, как изнурение овладело ею, призывая уснуть. Ее веки сомкнулись. Она заставила их приоткрыться. Она не была готова завершить эту временную передышку с Мэддоксом.
«Нам еще столько предстоит обсудить» сказал он.
Его голос доносился издалека, и она боролась, чтоб вытащить себя из наркотической вялости, пробиравшей ее с ног до головы.
«Я знаю»
Если он и ответил, она не слыхала. Она утопала все глубже и глубже. Он нежно поцеловал ее в щеку. Ее губы были твердые, но мягкие, и пламя вспыхнуло меж ними от соприкосновения.
Открой глаза Дэрроу. Может быть, он поцелует тебя в губы.
Она попыталась, правда попыталась. Но хотя ум стремился к этому, тело ослабело.
«Мы поговорим позже», мягко сказал Мэддокс. «А сейчас спи»
«Ты останешься?» Как я могу так нуждаться в нем? Я и дня его не знаю.
«Да. Теперь, спи»
Не в состоянии сделать нечто иное, она подчинилась.
«Я видел их» угрюмо сказал Аэрон. «Мэддокс убил не всех, а Парис с Рейесом должно быть проворонили их во время разведки. Есть еще Ловцы, и они даже сейчас собираются в городе. Я думаю, что слышал от одного из них «сегодня ночью», но был слишком высоко для полной уверенности»
Второй раз за два дня Аэрон сидел на диване в комнате развлечений в окружении воинов. Он редко приходил сюда, предпочитая искать себе развлечений снаружи. В предместьях Будапешта под безопасным прикрытием теней, он тайно наблюдал интерлюдию смертных и удивлялся, почему их не заботила собственная слабость.
Теперь же, казалось, он не мог сбежать из этой светлицы.
Парис вернулся и просматривал новый фильм. Рейес дубасил боксерскую грушу, Торин прислонился в дальнем углу комнаты, а Люциен играл в бильярд, забив дверь своей спальни досками, чтоб освободиться от обязанности стража. Только Мэддокс отсутствовал, но Аэрон был этому рад.
Сегодня тот непредсказуем, не стоит и упоминать, что мужчина был слишком погружен в заботы о своей смертной. Аэрон фыркнул. С ним такого не бывало. Никогда. Хотя ему нравилось изучать этих глупых особей, он никогда не присоединялся к ним. Даже красивая блондиночка не пленила его. Люди были слишком немощны, а его демон постоянно жаждал, чтоб он уничтожал их посредством их же собственных прегрешений.
Насильник утратит свой член. Бьющий жену утратит руки. Снова и снова, Аэрону нравилось то что он творил, нравилось воздавать отмщение. Вот почему он был на грани.
Однако, девчонка…
Вернувшись из города, он водворил ее в спальню Люциена; изгибы ее тела отпечатались в его мозгу, но его тело не откликнулось. Она была для него ничем. Как и все эти тщедушные смертные. Их было слишком просто сломать, очень легко запугать. Невероятно просто забрать от тех, кто их любит. Но все же ему не хотелось причинять ей вред.
«Как ты знаешь, что они Ловцы?» спросил его Люциен. Лицо было напряженным, стена его спокойствия подавала признаки падения, пока он забивал восьмой шар в угловой карман.
«У них пистолеты и кинжалы на телах, а еще я видел знак бесконечности на запястье одного из них» Клеймить себя было глупо, по мнению Аэрона. Все равно, что надеть на шею неоновый знак «Стреляйте сюда»
«Сколько их?»
«Шестеро»
«Итак, это паршиво» Парис уронил голову на руки. На нем были незастегнутые джинсы и ничего более. Аэрон заприметил его в темном закоулке города, когда тот погружался в женщину, и посоветовал ему быстренько закругляться и торопиться домой. Разврат должно быть принял требование близко к сердцу. «Там где шестеро, там еще шестеро и еще шестеро и так далее и тому подобное».
«Проклятые Ловцы» прорычал Рейес, ударяя грушу с еще большей мощью.
Боль был в мрачном настроении. Мрачнее обычного, определили Аэрон. «Я не желаю собирать вещички и съезжать на этот раз. Это наш дом. Мы не сделали ничего дурного» Пока. «Если они ищут битвы, то, скажу я, они ее получат»
«Они не бросили нам вызов» Люциен по своему обыкновению потер двумя пальцами подбородок. «Почему?»
«Они поднимались на гору. Это уже довольно вызывающе. А как насчет девчонки Мэддокса? Ловцы могут ожидать от нее сигнала»
«Она еще больше все осложняет» пробормотал Торин. «Я все еще гадаю, какую роль во всем этом играют боги»
Аэрон подергал себя за серебряное колечко в брови.
«Мы должны рассказать Мэддоксу»
Торин покачал головой «Это не будет иметь для него значения. Ты видел его он с ней»
«Да» И ему все еще было противно. Каким же воином был его друг, если превращался в такое ради женщины, которая, в конечном счете, предаст его?
Люциен положил кий и подбросил шар в воздух. Поймал. Подбросил. Поймал.
«Понаблюдаем и на этот раз допустим Ловцов на вершину горы. Я не хочу невинных смертей»
Рейес заехал по груше правой.
«Не нужны мне здесь Ловцы. Только не в нашем доме. Давайте выставим смертную Мэддокса напоказ в городе, используем их Наживку как свою. Они пойдут за нами, намереваясь спасти ее и атаковать. Мы заманим их в ловушку, подальше от городских жителей, и уничтожим»
Все резко обернулись к нему.
«Если нас заметят» проговорил Аэрон, «город восстанет против нас. Все будет опять как в Греции»
«Они не заметят» настаивал Рейес. «Торин может наблюдать за территорией с помощью камер и передать нам по рации, если кто-то приблизится»
Аэрон подумал над этим, затем одобрительно кивнул. Ловцы отвлекутся, стараясь спасти Эшлин, и позволят воинам убрать их одного за другим. Что более важно, Аэрону придется вычистить их кровь со стен.
Он посмотрел на Люциена, у того был смирившийся вид.
«Очень хорошо. Мы используем девушку»
Парис потирал тыльную часть шеи, и Аэрон подумал, что он собирается возразить. На удивление, это оказалось не так.
«Я полагаю все, что нам надо сейчас сделать, это придумать как не дать Мэддоксу помешать нам, когда он узнает»


Даника всматривалась в черты матери, сестры и бабушки. Их знакомые лица рассматривали ее с надеждой и любопытством, страхом и опасениями. Она была самой младшей, но каким-то образом стала их лидером.
«Что произошло?» Спросила мать, заламывая руки «Что они сделали с тобой?»
Что стоит им рассказать? Даника сомневалась, что они поверят правде: что она оказывала первую помощь, помогла спасти умирающую женщину, а затем полетела – полетела! – с крылатым мужчиной в город, где забрала свою сумку, слышала, как Аэрон приказывал другому воину отправляться домой – воину, который у стены трахал до умопомрачения сорокалетнюю женщину – а затем вернулась обратно. Все – в течение получаса. А в довершение всего этого был голос, появившийся в ее голове этим утром, но ей было страшно даже подумать об этом.
Она пережила все это, но все же ей самой это казалось невероятным. Кроме того, правда напугает их. А они были достаточно напуганы.
«Я думаю, они скоро позволят нам уйти» соврала она.
Бабушка Мэллори принялась плакать: рыдания облегчения. Джинджер, старшая сестра Даники, плюхнулась на кровать с мягким «Слава Богу». Только ее мать осталась неподвижной.
«Они обидели тебя, детка?» слезы наполнили ее глаза. «Все в порядке, ты можешь сказать мне. Я вынесу это»
«Нет» честно ответила она.
«Ты все же должна рассказать нам что произошло» Мама схватила ее за руки и стиснула их. «Хорошо? Я с ума сходила, представляя всякую всячину»
Понимая, что они будут больше беспокоиться, если она оставит их в неведении, девушка наконец-то поведала о случившемся. Воины сильно напугали ее, да. А темноглазый сумел даже – Господи, она ненавидела признавать это – пробудить своим напряженным взглядом внутри нее нечто, что заставило молить его о помощи.
И он проигнорировал мольбу – ублюдок.
Но она должна признать, что мужчины удивили ее так же сильно, как и напугали. Вообще-то, черноволосый мужчина со странными фиолетовыми глазами обращался с больной женщиной, Эшлин, как с сокровищем. Он нежно ее поддерживал. Казалось, его не волновала ее рвота и запашок в комнате. Его заботы были только об Эшлин.
Ох, если б заполучить мужчину так относящегося к ней.
Она не могла представить грозного Рейеса смягчившимся до такой степени. Или ласкающего так нежно, даже во время любовных игр. Мгновенно образ его – голого и напряженного – скользнул в ее мозг. Содрогаясь, она заставила образ затемниться. Она тянулась к нему, умоляла о помощи, а он отказал ей. Она не забудет, что Рейес не был мужчиной, на которого можно положиться.
«Что если эти…создания не отпустят нас?» спросила ее мама со сдавленным рыданием. «Что если решат убить нас так, как и обсуждали?»
Оставайся сильной. Не позволяй им рассмотреть в тебе те же опасения.
«Они обещали оставить нам жизни, если я помогу излечить ту женщину. И я помогла»
«Мужики все время врут», садясь, произнесла ее сестра. Джинджер было двадцать девять, она была инструктором аэробики. Обычно спокойная и сдержанная. Никто из них не бывал в подобной ситуации, и никто по-настоящему не знал, как с ней справиться.
До нынешнего момента они вели нормальный образ жизни: каждое утро поднимались и шли на работу, без хлопот и забот, обманутые верой в то, что ничего плохого с ними не стрясется. До этого самым худшим, с чем сталкивалась Даника, была смерть дедушки два месяца назад. Он был человеком с жаром любящим жизнь, и она ощутила его утрату до мозга костей. Все они прочувствовали это.
Они полагали, надеялись, что отпуск поможет притупить скорбь и поможет им почувствовать себя ближе к человеку, которого они не увидят больше никогда. Дедушка любил этот город, постоянно рассказывая о двух волшебных неделях, проведенных здесь до женитьбы на бабушке.
Он никогда не упоминал о группке смертоносных вояк с крыльями.
«Мы обыскивали комнату снова и снова» сказала бабушка. Ее измученное лицо было боле морщинистым, чем обычно. «Единственный путь наружу – дверь или окно, но мы не можем открыть ни то, ни другое»
«Зачем они хотят причинить нам вред?» выкрикнула Джинджер. Ее голубые глаза были в слезах, светлые волосы намокли от них тоже. Красные пятна покрывали кожу ото лба до подбородка.
Никто из них не был красив в слезах.
«Они не сказали» вздохнула Даника. Господи, что за кошмар. Прямо перед тем как их захватили, она с семьей была на экскурсии в Крепостном районе. Она не видала ничего такого же прекрасного как многочисленные огни, сияющие на сотнях лет величественной архитектуры. Она томилась по своим краскам, холстам, желая схватить виды.
Но, едва она ступила в свою комнату, мужчина – большой, покрытый шрамами мужчина с темными волосами и глазами странного цвета – обратился к ней. Он пах цветами, она запомнила, аромат как-то успокаивал даже посреди величайшего приступа паники в ее жизни. Крылатый мужчина тоже был там, только его крылья были спрятаны под футболкой.
Как легко они подчинили их. Стыд охватывал ее при мысли об этом. Четыре женщины против двух мужчин, а все же женщины сдались. Их вырубили и доставили сюда, и они пришли в себя именно в этой комнате.
«Может нам стоит выманить ключ у одного их них» прошептала ей Джинджер.
Темнокожий черноглазый воин немедленно ворвался в мысли Даники. Каждый раз у него шла кровь. Неуклюжий? Он не казался таким, но…Возможно ей стоит предложить «исцелить» его раны. Может он будет поласковей с ней. Возможно, он поможет ей, если она попросит.
Возможно, он поцелует ее.
Сама мысль взволновала ее, проклятье.
«Ни одна женщина не должна выменивать свое тело на побег из тюрьмы», злясь на саму себя, произнесла она. Облик Рейеса опять проплыл перед ее глазами, и она поняла, что договаривает, «Но я поразмыслю над этим»



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Темнейшая ночь - Шоуолтер Джена



Это первая книга с серии "повелители преисподней". Вся серия очень захватывае и читается легко, нельзя оторваться. Советую прочитать все 6 книг. Не пожплеете!!!!
Темнейшая ночь - Шоуолтер Дженататьяна
10.09.2011, 23.38





Вся серия очень интересная,особенно хочу выделить "Самая тёмная страсть" читала всю ночь.Книг в переводе пока только 9,но ,надеюсь, вскоре прочесть и остальные.Правда,не пожалеете времени!!!
Темнейшая ночь - Шоуолтер ДженаМаника
2.07.2012, 21.05





эмоции зашкаливают!!!!если не смущает мистика,читайте!!!!!
Темнейшая ночь - Шоуолтер Дженавика
23.09.2012, 2.40





книга очень хорошая, но... как же бесит перевод. дорогие переводчики-любители, уж если беретесь за такую трудоемкую и, я так понимаю, бесплатную работу, пожалуйста, не перевирайте текст и не добавляйте "отсебятины". пример из текста: «Серьезно, сейчас что Хэллоуин?» (в оригинале вообще-то было Рождество, но думаю так получше). rnнет, не получше. Хэллоуин предполагает собой сборище нечисти или монстров.Рождество несет совсем другую семантическую окраску, а именно - праздник и подарки. Аэрон, судя по тексту и примечанию переводчика, был в восторге, что ему предоставили возможность отыграться на ловцах. вы изменили, по собственному желанию, смысл всей фразы. так не переводят. грамматические ошибки также не способствую лучшему содержанию текста. выводы делайте сами.
Темнейшая ночь - Шоуолтер Дженанемочка
22.06.2013, 17.02





Кто любит фэнтези вам сюда.Хотя перевод не очень , но роман интересен.
Темнейшая ночь - Шоуолтер ДженаКсения
20.10.2013, 16.01





Очень удручает безграмотность перевода. А в остальном средненько.
Темнейшая ночь - Шоуолтер Дженалина
6.11.2013, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100