Читать онлайн 1001 ночь без секса, автора - Шлосберг Сюзанна, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - 1001 ночь без секса - Шлосберг Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

1001 ночь без секса - Шлосберг Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
1001 ночь без секса - Шлосберг Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шлосберг Сюзанна

1001 ночь без секса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9
Чужая на празднике секса

Просто удивительно, как полгода без секса могут изменить ваш взгляд на мир. Если бы раньше кто-нибудь упомянул при мне «Клуб-мед», я бы закатила глаза и усмехнулась: «Зачем мне неделя конвейерной лжеромантики?» Но когда через несколько недель после возвращения из Кении редактор фитнес-журнала попросила меня написать статью о «взрослых» курортах «Клуб-мед», я неожиданно поймала себя на мысли, что очень обрадовалась. «Клуб-мед» – это верняк, это все равно, что рыбачить в садке для разведения карпов.
Курортный город Туркуаз был расположен на архипелаге Теркс-и-Кайкос на западе Карибского бассейна, и веб-сайт «Клуб-мед» характеризовал это место как одно из «наиболее посещаемых». Красивые загорелые люди на фотографиях плавали, ходили под парусом и гуляли, взявшись за руки под раскачивающимися на ветру пальмами. «Просто получай удовольствие, – призывал сайт, – здесь нет чужих, здесь знакомятся быстро». Судя по всему, я выиграла бесплатную путевку в «Диснейленд» для одиноких.
Вернувшись из Кении, я быстро и охотно включилась в привычную жизнь в Бенде. Но я не представляла себе, как можно упустить такую удачу. Чтобы настроиться на нужный лад, я купила в магазине «Пляж» кое-какие наряды (я частенько задавалась вопросом: кому в городе, помешанном на лыжах и овечьих жилетах, нужен такой магазин? Теперь поняла.) После этого я вылетела в Нью-Йорк, где записалась на чартерный рейс до Провиденсиализа – главного острова архипелага Теркс-и-Кайкос.
Оглядывая своих попутчиков – тусовочного вида девиц с Лонг-Айленда, вчерашних студентов, настроившихся «оттянуться по полной», застенчивых свежеразведенных дядечек и начальственного вида господ, готовых по первому зову предаться долгожданному разгулу, – я почувствовала, что мне предстоит «взрослая» версия тура «Национальная история для подростков». В этом туре я участвовала, когда училась в школе (на самом деле это была поездка по национальным заведениям фаст-фуда со случайным вкраплением исторических памятников). Помню, как мы погрузились в автобус, и я, сгорая от нетерпения, начала разглядывать путешествующих вместе со мной сверстников. У меня захватило дух от красавиц в мини-юбках – эти девочки явно обречены были стать королевами нашего путешествия. Я не знала, смогу ли я в своих шортах-бермудах соперничать с ними перед шикарными и тоже явно обреченными на популярность пассажирами-парнями. Но через шесть недель я добилась лишь одного успеха: мне приходилось отбиваться от ухаживаний Говарда, долговязого парня в гетрах, с едва пробивающимися усиками, который собирал бейсбольные карточки. Самолет оторвался от взлетной полосы аэропорта Кеннеди, и я от всей души пожелала, чтобы в «Клубе-мед» мне повезло больше.
Через считанные минуты после того, как я ступила на влажную карибскую землю, моя прическа стала напоминать воздушный шар. На мое платье влажный воздух произвел обратный эффект: оно начало липнуть к телу. Мы сели в автобус; я обозревала окрестности, пытаясь понять, где притаился мой тропический рай, но, как ни странно, пальм нигде не увидела. Прови-денсиализ, который местные жители называли просто «Прово», оказался песчаным, покрытым чахлым кустарником клочком суши. Здесь было полным-полно банков, страховых компаний и фешенебельных магазинов. Это явно одно из тех мест, где словно слышишь призыв: «Отмывайте деньги здесь!» Я уже начала сомневаться, на тот ли остров мы попали, но тут автобус въехал на территорию комплекса «Клуб-мед». Внезапно вокруг появилось море пальм и бугенвиллей, – мне даже показалось, что нас привезли на просмотр кричаще яркого третьеразрядного фильма.
Мы гуськом выбрались из автобуса и прошли сквозь строй служащих, которые шумно приветствовали нас и делали то, что я могу обозначить лишь как «визуальное ощупывание продукта». Моим попутчикам такая бурная встреча, похоже, пришлась по вкусу, но я со своими вставшими дыбом волосами и липнущим к ногам платьем еле передвигалась.
Нам предписывалось разнести багаж по своим комнатам и тут же вернуться для общего ознакомления с местностью. Меня направили к корпусу, напоминавшему студенческую общагу; там, на втором этаже, я нашла отведенную мне комнату. В ней не было ни телевизора, ни телефона, но все чего я хотела в тот момент, – это кондиционер; к нему я тут же и устремилась. Освежившись и отлепив от ног платье, я побрела на «общее ознакомление».
Курортный комплекс был рассчитан на максимально радушный прием примерно шестисот гостей. Он располагал двумя бассейнами, площадками для баскетбола и пляжного волейбола, теннисными кортами. Указатели у входа на пляж разъясняли, где выдают напрокат снаряжение для подводного плавания, а где – водные лыжи. Почти всюду кипела бурная деятельность, и меня заинтересовало, так ли активно ведут себя все эти парочки, когда расходятся по своим комнатам.
Наибольшее оживление царило как раз на «общем ознакомлении»; его проводила начальница лагеря, сорокалетняя, вечно загорелая испанка по имени Лулу. Длинные темные волосы прикрывали ее тело лучше, чем синее атласное, бикини. Подскакивая, как боксер на ринге, Лулу представила нам своих помощников – главного инструктора по плаванию, главного по теннису, главного по коктейлям «Маргарита» и так далее. Аудитория отнеслась к каждому помощнику с таким энтузиазмом, какой обычно приберегают для стартового состава команд футбольного суперкубка. Лулу объяснила особенности местного жаргона. Служащие именовались «ГО» – сокращение от «господ организаторов», или, по версии французских администраторов клуба, от «гостеприимных организаторов». Отдыхающие именовались ГГ – «господа гости».: Свои инструкции Лулу прерывала фирменным клуб-медовским приветствием – высоким хриплым воплем, напоминавшим призывный крик канадского гуся в брачный период. Большинство моих спутников, уже хорошо знакомых с этой традицией, радостно вопили, вторя Лулу. Попробовав включиться в общее ликование, я поняла, что это выше моих сил. По правде говоря, этот вопль пробудил в моей душе только одну мысль: «Боже, кто эти люди?»
За проведенную там неделю я узнала почти все, что когда-либо хотела знать о «господах гостях». Во-первых, я догадалась, что назвать «Клуб-мед» «приютом для одиноких сердец» – все равно, что назвать клан Сопрано семейством из Нью-Джерси. Такое описание в принципе не соответствовало всем частностям. В действительности Туркуаз – автономный, зацикленный на эротике мирок, куда стекались совершенно не знакомые друг другу люди, горящие желанием проникнуться взаимной симпатией. Каждый день, каждую минуту там разыгрывались маленькие драмы – знакомство и флирт, моментальные оценки («Достаточно ли он, классный?»; «Достаточно ли я выпила?»), а потом – или полный вперед, или от ворот поворот. Был ли результатом всего этого секс или нет (насколько я поняла по обрывкам бесед, многие «господа гости» и вправду весьма успешно продолжали начатое дело в своих комнатах), но обе стороны по обоюдному согласию стремились проникнуться симпатией еще более тёплой.
Но это не был единый для всех брачный ритуал. «Господа гости» искали пару себе по мерке, а это значило, что все население курорта делил надвое Великий Водораздел – тридцать лет. По одну сторону его находились беспечные загорелые двадцатилетки, легко и свободно ходившие в бар, на пляж и в бассейн. По другую обитали те, кому за тридцать; они густо намазывались кремом от загара и выглядели так, будто наслаждаться жизнью для них чуточку тяжело.
Подаваемые в больших количествах ледяные «Маргариты» были, казалось, единственным, в чем нуждалась молодежь, чтобы хорошенько повеселиться. Тем, кто постарше, по мнению администрации, нужны были заранее запланированные мероприятия: занятия по виндсерфингу, экскурсии с подводным плаванием, водное поло. Кроме того, их тоже привлекали «Маргариты».
И, наконец, там была я. Тридцатилетняя, я стояла прямо на линии этого водораздела. Глядя в одну сторону, я понимала, что уже вышла из того возраста, когда Главный признак взрослости состоит в способности самостоятельно оплачивать счета за кабельное телевидение, а замужество кажется таким же несущественным делом, как пенсионное страхование. Но, глядя в другую сторону, я думала: неужели я вот-вот стану такой же, как они?
Что касается моего пребывания здесь, ответ был «да». Косвенным подтверждением тому была цель моей командировки, поскольку редактор пожелала, чтобы я принимала участие во всех мероприятиях, предназначенных для тех, кому за тридцать. Сейчас, как и в ту школьную поездку, только время могло показать, кто я – удачливая и смелая или полная растяпа.
Крещение состоялось немедленно. Уже вдень «общего ознакомления» за обедом в столовой моего корпуса я с головой окунулась в здешнюю атмосферу. Распорядительница посадила меня за столик для тех, кому за тридцать, и не успела я подцепить вилкой фасолину, как разбитная блондинка справа повернулась ко мне и сказала:
– Ну вот я и говорю этому инструктору, чтоб я когда-нибудь с ним легла – да черта едва! Так, поболтаюсь маленько от нечего делать, но если он, типа, на что-нибудь такое рассчитывает, так он, типа, идиот!
Растерявшись, я ответила невпопад:
– Я Сюзанна. Мы с вами встречались?
Сосед слева, похожий на Барни Файфа из «Шоу Энди Гриффита», только еще более тощий и с большим кадыком, рассказывал, что они с товарищем по комнате разработали тайную систему сигналов с помощью намотанных на дверную ручку подтяжек – на случай, если кому-нибудь из них улыбнется возможность «кое-что предпринять».
Не зная, как мне на это реагировать, я пробормотала что-то про чудесную перспективу подводного плавания и напомнила себе о главной причине моего пребывания здесь. В конце концов, вокруг меня и впрямь полным-полно мужчин, которым не терпится кого-нибудь закадрить. Моя задача – найти того, кого не терпелось бы закадрить мне.
В самом начале недели у меня забрезжила искра надежды. Как-то после полудня я сидела в шезлонге возле бассейна на территории двадцатилетних и, как мне показалось, очень удачно завела разговор с привлекательным финансовым аналитиком с выраженным британским акцентом. Но уже через несколько минут приятной беседы он сжал мой бицепс и сказал: «Никогда не понимал, почему некоторым женщинам нравится поднимать тяжести», – после чего встал и ушел. Рассудив, что до рук Зены, Королевы воинов, мне далеко, я хотела крикнуть ему вслед: «Никогда не понимала, почему некоторым мужчинам нравятся складки на брюхе!», но решила воздержаться от этого.
Что ж, может, оно и к лучшему. За двое суток я приняла участие во всех курортных мероприятиях и пришла к выводу, что мужчины, приезжающие в «Клуб-мед» с желанием пофлиртовать, – совсем не те, с кем хотелось бы флиртовать мне.
Пожалуй, самым примечательным экземпляром был высокий, хорошо сложенный ГГ с немытыми светлыми волосами. Его я случайно встретила опять же недалеко от бассейна. Без какого-либо побуждения и ни к кому, в частности, не обращаясь, он объявил:
– Знаете, ведь я когда-то снялся голым для журнала «Хаслер».
Затем он метнулся в свою комнату, тут же вернулся с экземпляром «Хаслера» и торжественно продемонстрировал нам его. Сознаюсь, нездоровое любопытство побудило меня взглянуть. То, что я увидела, потрясло меня. Дело было не в снимке, а в дате, обозначенной внизу страницы. Это был номер двенадцатилетней давности.
Я быстренько припомнила все унизительные вещи, которые делала в своей жизни, и решила: ничто из них не может сравниться с тем, чтобы повсюду таскать с собой свое фото в голом виде, сделанное двенадцать лет назад.
Когда я осознала, что надежда на секс окончательно потеряна, настроение у меня упало, но я все же собралась, напомнив себе, что в отличие от других ГГ мне заплатили за поездку сюда. Ради блага своей профессиональной деятельности я решилась испытать на себе весь ассортимент предлагаемых клубом занятий.
Однажды утром я пошла на гимнастику; там всем заправляла сердитая бельгийка. Ей не помешало бы иметь парочку ассистентов, чтобы те не давали ее грудям выскакивать из белого с блестками акробатического костюма. «Ладно, – вещала она, – теперь займемся наклонами», – и тут же, не дрогнув ни единой мышцей, это продемонстрировала. Но я-то знала, что если бы она прочла хоть одну из созданных мной семидесяти восьми вариаций на тему «Плоский живот, стройные бедра», то поняла бы, что наклоны сейчас под запретом.
Потом я пошла на водную аэробику, где инструктор велела нам встать в круг и массировать спину стоящего впереди. Без особого желания я начала скрести сутулые плечи своего соседа – точной копии Арнольда Хоршака из сериала «Добро пожаловать домой, Коттер!». Затем я глянула назад и увидела, что мою шею атакует обрюзгший пожилой француз, у которого фальшзачес с левого виска сполз на правую щеку. Я незаметно слиняла и бросилась к себе в комнату – принять душ и немного вздремнуть.
На сборе для подводного плавания инструктор велел нам разделиться попарно, и не успела я оценить свои возможности, как женщина по имени Ширли, с вывернутыми внутрь коленями, крикнула: «Ну что, мы вместе, да?» После этого нас погрузили на катер и отвезли на коралловый риф в километре от берега. Надев маску, ласты и прыгнув в воду, я обнаружила, что «господ гостей» там больше, чем рыб. Через пятнадцать минут мне это надоело, я влезла на катер и целых пятнадцать минут наслаждалась одиночеством. Я даже успела задремать, но меня разбудил знакомый пронзительный крик.
– Мы ведь должны были держаться вместе, – долбала по мозгам Ширли, – таковы правила. Это было неосмотрительно. Эт-то было крайне неосмотрительно.
Никогда не поверила бы, что способна так ненавидеть человека, с которым знакома меньше двух часов.
Охотно признаю, что подавляющее большинство ГГ, и молодых, и не очень, считало курорт раем, но были и такие, кто, подобно мне, предпочел бы провести неделю в третьеразрядном мотеле в Айове. Однажды за обедом я разговорилась с унылым пухлощёким патологом, мужчиной лет сорока с лишним. Когда я упомянула, что мне как журналистке предоставили отдельную комнату, он чуть не заплакал. Большую часть ГГ расселили по двое просто наудачу, кто с кем попадет, и сосед патолога три ночи подряд отказывался впустить его. «Один только раз он впустил меня, – жаловался доктор, – ему никак не удавалось найти свои антидепрессанты, и он хотел, чтобы я помог ему».
Вы, конечно, знаете фильм «День сурка», в котором Билл Мюррей раз за разом проживает один и тот же злополучный день, пока однажды ему не удается прожить его правильно. То же самое случилось и со мной – вот только правильного дня я так и не прожила. Каждый день нас ждали все те же мероприятия, и проводились они в одно и то же время в одном и том же месте. В полдень у бассейна начиналась игра в «день-ночь»: ведущий, делая тщательно отработанные пассы руками, кричал «господам гостям»: «День!», «Ночь!», «Танцуем!» Ежедневно после полудня пианист в баре играл одни и те же мелодии в одном и том же порядке. Я могла бы поклясться, что предпочту утопиться в цистерне ледяной «Маргариты», чем еще хоть раз в жизни услышать «Свечу на ветру». Вечерними развлечениями обычно были музыкально-комедийные представления, включавшие в себя пение под фонограмму и переодетых в женское платье мужиков. Для разнообразия под лиф им иногда вставляли наполненные водой презервативы.
К середине недели я собрала достаточно материала для своей бравой статейки и начала ходить в единственное на курорте место, всегда пустовавшее: в гимнастический зал. Никто не приезжал на Карибы для того, чтобы воспользоваться «Стэйрмастером».
Моя командировка уже подходила к концу, когда однажды за ужином мне пришлось вспомнить одно из любимых изречений дедушки Джулиуса: «Никогда не бывает так плохо, чтобы не могло быть еще хуже». Рядом со мной сидела Салли, крашеная блондинка, постоянно живущая на Прово; в «Клуб-мед» она пришла из любопытства. Салли рассказывала свою трагическую историю, а у меня все ниже отвисала челюсть. Она была замужем двадцать лет, жила на Манхэттене, потом вдруг влюбилась в художника и по минутной прихоти переехала с ним на Прово, потратив все свои деньги на дом, который нашла по Интернету.
Только когда Салли и ее возлюбленный приехали на Прово, выяснилось, что он – нищий алкоголик, их тропический рай – поросшее чахлым кустарником прибежище наркоторговцев, адом ее мечты ничего не стоит. Сейчас она намертво застряла на Прово: не могла избавиться от своей собственности, отчаялась найти клиентов для открытого ею магазина пляжной моды и завязла в разбирательствах с местными налоговиками.
Встреча с Салли придала мне силы. Уж конечно, если она выдержала на Прово два года, то и я как-нибудь перетерплю оставшиеся три дня.
Но это продолжалось лишь до тех пор, пока я по настоянию своего редактора не решилась принять участие в «Закатном круизе для одиноких». Поднявшись на борт последней, я оказалась рядом с продавцом из бронкского магазина одежды, сутулым парнем без подбородка; ногти у него торчали, как гитарные колки. Я поспешила перейти на другой борт, где села рядом с женщиной, которая приехала в Туркуаз уже в пятый раз. Желая разбить лед, она рассказала мне, что «абсолютно уверена», что два ее фокстерьера уже были с ней в прошлой жизни.
К пятому дню я нашла для себя стратегию выживания еще более действенную, чем «Стэйрмастер»: спала по четырнадцать часов в день.
Наконец вечером седьмого, заключительного, дня во мне затеплилась искорка дружелюбия, и я представилась сидящему напротив пожилому мужчине. Его кожа походила на вяленое мясо, а крашеные волосы от солнца превратились из темно-русых в оранжевые.
– Так откуда вы? – как это принято в «Клубе-мед», без лишних околичностей спросила я.
– Из «Клуба-мед», – ответил он.
– Нет, я о том, где вы живете?
– Здесь и живу.
Он объяснил, что «оставил фармацевтику» и вот уже пять лет перевозит три своих чемодана из лагеря в лагерь, живет там по нескольку месяцев, не имея постоянного дома. Ему было безразлично, что у него нет доступа ни к газетам, ни к телевидению, нет выхода в окружающий мир, и он не считал свой образ жизни препятствием для того, чтобы завязать долгосрочные отношения. Он сказал, что совсем недавно в Мексике ему приглянулась одна француженка; она с радостью бросила работу в Париже, чтобы присоединиться к нему. Увы, совместная жизнь не продлилась долго.
– Через две недели, – задумчиво проговорил он, – мы поняли, что это была не любовь. Может, сказалась разница в возрасте.
Ей было двадцать три. Отослав француженку обратно в Париж, он начал искать замену.
Автобус катил в аэропорт; досада моих попутчиц была почти осязаема. Всех их, казалось, можно разделить на две категории: те, кому не удалось ни с кем переспать, и те, чьи партнеры бросили их, как обертку от жвачки. Только тогда я осознала, что совершила невозможное. Я провела в Туркуазе целую неделю, не став ни победительницей, ни побежденной.
Все же поездка в «Клуб-мед» принесла кое-какую пользу: она напомнила мне, как хорошо в Бенде. Посетив Найроби и Прово, я утолила страсть к путешествиям и была готова предаться страсти более непритязательной и естественной.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - 1001 ночь без секса - Шлосберг Сюзанна

Разделы:
От автораПролог12До э. ц34567891012Э. ц13141516171819202122Эпилог23

Ваши комментарии
к роману 1001 ночь без секса - Шлосберг Сюзанна



Это жизнь.
1001 ночь без секса - Шлосберг СюзаннаIRMA
29.12.2012, 16.26





Согласна с предыдущим комментарием. Это жизнь. Этот роман для тех, кому надоели сказочные истории. Мне, лично, нравятся романы другого типа, но я ни разу не пожалела, что прочла этот.
1001 ночь без секса - Шлосберг СюзаннаЮлЯ
5.02.2014, 22.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100