Читать онлайн , автора - , Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Подумать только, княгиня Софья Николаевна, по мужу Потемкина, собралась рассказывать внучке о своей жизни. Доживет ли она до того? Да ее просто кто-нибудь съест здесь, в лесу! То ли медведь, то ли еще какой хищник. Водится же здесь кто-нибудь, в конце концов! Для чего-то же здесь выстроена эта сторожка. Не для того же, чтобы дать убогий ночлег заблудившимся иностранцам.
Или это вовсе не сторожка лесника, а убежище для разбойников? Так сказать, запасная хижина, в которой они скрываются от полиции. Отлеживаются, как медведь в берлоге… Опять она про медведя! И не знаешь, какое из этих двух зол хуже…
Лучше поразмышлять о чем-нибудь поспокойнее.
Например, о том, как скромная и послушная дочь и сестра, незамужняя девица и бесприданница вдруг покинула Россию и отправилась во Францию. За предполагаемым богатством. За золотом, которое якобы имел Сонин дед и которое при других обстоятельствах могла бы унаследовать княжна Софья Астахова.
Одно только может оправдать Соню в ее авантюре: смерть мамы — княгини Марии Владиславовны Астаховой.
Соня осталась одна, а тут еще на нее навалились неприятности. Дрался на дуэли и вынужден был бежать из страны ее жених граф Разумовский. А по Петербургу, конечно, разошлись слухи, что во всем виновата она, княжна Астахова. Кокетка и коварная соблазнительница графа Воронцова. Говорили, что о дуэли услышала императрица — погиб родственник одного из самых влиятельных семейств России граф Воронцов — и сильно гневалась… Наверняка ей все представили именно в таком свете!
Соня застонала при одном воспоминании и о дуэли, и о выходке графа Воронцова, который много лет безответно ее любил.
Понятно, что такое состояние дел не могло не обеспокоить брата Сони, который незадолго до того весьма выгодно женился. Теперь-то Соня понимает, что волновался Николя не столько за нее, сколько за себя. Еще бы, теща — подруга самой императрицы, а его жена Дашенька Шарогородская вышла за него замуж лишь тогда, когда ее жених Леонид Разумовский накануне свадьбы переметнулся к его сестре Софье! Решение, которое Николай принял, тривиальное по своей сути — срочно выдать сестру замуж и тем инцидент исчерпать, — саму княжну не устроило.
Она не хотела стать женой старика, пусть и генерал-аншефа.
Как говаривала маменька: такие чудеса, что дыбом волоса. Жила Соня, горя не знала, а потом точно весь свет на нее ополчился. Уж что в ней взыграло, и не объяснить. Надо же такое придумать — сбежать во Францию! Никого в чужой стране не зная и никогда прежде за границей не бываючи.
Но, видно, не зря говорят: пришла беда — отворяй ворота. И во Франции не обрела княжна желанного покоя, и здесь стала попадать в переделки — на двадцать шестом году жизни бог стал ее на прочность испытывать.
Взять хотя бы случай, что привел ее ко двору королевы Марии-Антуанетты, где царили достаточно свободные нравы и она едва не стала добычей королевского придворного, графа Жозефа Фуше. Привыкший к легкомысленным нравам Версаля, он и подумать не мог, что какая-то женщина, пусть и русская княжна, окажет ему серьезное сопротивление.
Недаром Соня все возвращается мыслями к той ночи. Он ворвался в ее покои, словно пошел на штурм, без предварительного ухаживания и даже без оповещения особы, которую возжелал, о своих, с позволения сказать, чувствах.
Иными словами, сидела княжна сиднем и не подозревала, что внутри ее, под слоем пепла традиций и представлений о долге и чести, прятался огонь, который едва не вырвался наружу… Именно!
В какой-то момент под неистовыми ласками графа Фуше Соня чуть не решила: а что, если… К счастью, вдолбленные в ее голову с детства понятия о женской чести в конце концов взяли верх.
Оправдала себя… Соня усмехнулась собственным воспоминаниям. Ну, и надолго ее хватило? Через короткое время она забыла себя и все же уступила домогательствам мужчины. Одно утешение, что соотечественника…
В общем, когда ее, утешая в горе, стал пылко обнимать Григорий Тредиаковский, она так же горячо откликнулась на его ласки и в конце концов потеряла то, что благонравным девицам следует Сохранять, несмотря ни на какие мужские ласки. Природная страстность княжны просто получила наконец выход, как бы она себя потом за это поедом ни ела.
Смешно вспоминать о ее первых интимных впечатлениях, сидя в этой оставленной хозяином сторожке, но вспоминалось. Наверное, потому, что с той ночи… ну, когда это произошло между нею и Григорием, она еще ни разу надолго не оставалась одна и не могла вот так спокойно окинуть взглядом событие, после которого ее жизнь и вовсе должна была бы перемениться. Ведь Соня превратилась в женщину, познавшую мужчину.
Надо сказать, что в тот злосчастный момент Софья изо всех сил старалась соучаствовать Григорию. Да, она поддалась… Но не скажешь, что влечению. Может, любопытству? Или решила, что, раз уж на то пошло, почему бы не попробовать пресловутый «запретный плод»? Раз уж ЭТО рано или поздно должно было произойти, то почему не с Тредиаковским, таким милым, симпатичным, даже авантажным. Уж он-то всяко не старик, коему прочил Соню ее братец. Погибнуть, так в объятиях молодого человека. Тем более хорошего происхождения.
Конечно, от этого не погибают, но пристрастие Сони к любовным романам сказывалось в ней таким образом, что временами она начинала не только говорить, но и мыслить, как романические героини.
Погибнуть не погибнуть, а с честью распрощаться, это уж точно. Хотя героини романов так и восклицали обычно:
— О боже, я погибла!
Не было рядом с Соней любимой матушки. Даже горничной Агриппины рядом с нею не оказалось.
Так что некому было остановить Софью в ее несообразном с прежней жизнью и воспитанием поступке.
К тому же ее обычно такой спокойный приятель Григорий свет Васильевич в момент точно обезумел.
Прямо-таки накинулся на нее… Нет, он не насиловал ее, но так целовал, так обнимал, что ей стало жалко после столь бурного проявления чувств не вознаградить его известной уступчивостью. Откликом, после которого он уже и в самом деле не мог остановиться.
А приняв такое решение. Соня добросовестно отозвалась на его ласки еще и потому, что всегда считала: каждое дело надо делать добросовестно и доводить до конца. Вот и довела.
Григорий не догадывался, что горячность и страстность, вызванные ласками первого в ее жизни мужчины, Софья существенно преувеличивала. Из сострадания. Он все спрашивал:
— Хорошо ли тебе, голубушка?
Что на такие слова ответишь? Главное, что не плохо. Как-то она сразу поняла, чего Григорий от нее ждет. И постанывала, как ему хотелось. И содрогалась, когда он того ждал… И мысленно удивлялась, что именно это вызывает его особые восторги.
— Я и не подозревал, лебедушка моя, что ты так чувственна!
Лебедушка… Отчего-то его слова Соню не умиляли, а скорее смешили. Она представляла себе лебедей, которых по весне любила кормить на пруду, их длинные шеи и крепкие клювы. Получалось, именно на образности ее мышления романы не сказались.
Она теперь посмеивалась над собственными желаниями любить чистой любовью. Мужчины привыкли идти до конца, а то, что следовало после бурных объятий, отчего-то напоминало ей анатомический театр, куда однажды сводил Соню, по ее просьбе, брат Николай.
Нет, все-таки она вовсе не серьезная женщина, каковой прежде считала себя. Да и ее окружающие тоже.
В одном небольшом городке, первом по пути следования любовников после трактира, который стал местом их первой ночи, молодые люди, к своему удивлению, обнаружили небольшую православную церковь. Подле нее, в некоем уютном трактирчике, они нашли свидетелей, которые согласились присутствовать на венчании Софьи и Григория.
Конечно, венчание происходило вовсе не так, как о том мечтала Сонина матушка, покойная княгиня Мария Владиславовна. Скромная свадьба, скромный праздничный ужин на двоих в том же самом трактире.
Соня выполнила последнюю волю матушки — вышла замуж, а как это должно происходить, ею не оговаривалось. Стало быть, дело сделано.
К случившейся с ними неприятной истории Соня не имела никакого отношения. Григорий потом рассказал ей кое-что, но по привычке говорил кратко, недомолвками, так что Соне пришлось прямо-таки вытаскивать из него рассказ чуть ли не клещами.
А недосказанное восстанавливать самой, насколько хватало разумения.
— Мир тесен! — сокрушался Григорий, а его молодая супруга в очередной раз убеждалась в том, что он вовсе не молчун, когда надо просто поговорить о вещах отстраненных, уводя таким образом собеседника от разговора, им нежелаемого. — Куда ни пойдешь, ни поедешь, хоть на край земли, а все встретишь если не соотечественника, так австрийца или немца, коему в этих краях совершенно нечего делать.
И обязательно такой человек примется тебя расспрашивать, что ТЫ здесь делаешь, куда направляешься да зачем…
— Хочешь сказать, что встретил человека, которого не очень хотел бы видеть? — догадалась Софья, ощутив за ерничаньем супруга подлинную тревогу.
— Это слишком мягко сказано! — ответил он. — Тебе, Сонюшка, жизнь разведчика сведений, необходимых для его державы, представляется полной приключений, геройских подвигов и признания заслуг соотечественниками, всяческих почестей, оказываемых таким людям императорами. Отнюдь! В жизни разведчика — чаще говорят, шпиона — много событий неприятных, а зачастую и опасных. В порядочное общество шпионов не принимают. Ежели об их занятии становится известно — им отказывают от дома, не подают руки, а в истории нередки случаи, когда уличенных в шпионстве людей противоборствующая сторона вздергивала на виселице или отрубала им голову…
— Зачем ты мне рассказываешь такие страхи? попеняла мужу Соня, живо представив сказанное супругом и поеживаясь, словно в ознобе.
— Затем, что сейчас мы с тобой работаем на благо нашей родины и императрицы, добываем сведения о том, какие дела творятся нынче во Франции.
— Но зачем нашей императрице знать что-то о Франции? Нынче-то мы с нею не воюем.
— Нынче не воюем, а что будет завтра, одному богу известно. Наша страна слишком велика и богата, чтобы не привлекать жадных взоров некоторых воинственных правителей.
— Неужели работа разведчика столь важна? — все еще не могла поверить Соня.
В глубине души она гордилась тем, что ее муж был разведчиком, пусть и говорят, «шпионом», но он был подлинный патриот и верил, что его труды будут достойно оценены если не самой российской императрицей, то ее канцлером всенепременно.
Григорий чувствовал эту ее гордость и пускался в рассуждения, приводя примеры порой из самой далекой истории.
— Во времена седой древности был такой полководец Ганнибал…
— Я слышала, — кивнула уязвленная Соня: он разговаривал с нею, точно с маленькой девочкой, не задумываясь над тем, что и ее когда-то могли интересовать полководцы древности.
— Так вот, однажды Ганнибал взял осажденный город — ночью, без шума проник в него со своей армией — только потому, что в этом городе у него было два разведчика, которые открыли войску Ганнибала ворота… А был еще такой царь Понтийского царства Митридат Шестой. Он испробовал и ремесло охотника, и ремесло караванщика, обошел всю Малую Азию, знал двадцать два иностранных языка! И все время глаза и уши свои он держал открытыми, так что был, можно сказать, шпионом у самого себя. Правда, в остальном он проявил себя последним негодяем…
Как ни много читала об истории Софья, ее знания не шли ни в какое сравнение со знаниями Григория, но при всем при том она предпочла бы, чтобы он говорил ей о своей любви, а не откладывал это до ночи, когда увлекал ее на ложе. Но и тогда все, что ей доставалось, это пара фраз, а то и слов. Например, «моя звездочка». Или — «моя изумрудинка», имея в виду Сонины зеленые глаза. Увы, на большее его не хватало…
Сколько времени Софья вот так ждет Григория?
Час, два? Впрочем, все равно часов у нее нет, потому Соня просто могла бы сказать: ждет давно. Григорий, уходя, пообещал:
— Я оставлю тебя ненадолго. Взгляну только, далеко ли ближайшее селение. Если нет, тогда, может; нам стоит заночевать в этой избушке?
Итак, он ушел на разведку, и теперь уже неизвестно, вернется ли обратно.
Соня мысленно проговорила это и испугалась. То есть она не хотела думать, что с Григорием случилась какая-то беда. И даже уверена была: супруг жив и здоров. Но вот другая мысль выскочила откуда-то из глубины, с самого дна мутной смеси рассуждений и страхов, которыми переполнялась ее душа. А вдруг он просто ушел и бросил ее здесь одну?
Нет, думать об этом смешно! Не оставит же муж свою венчанную супругу, которой наградил его господь, в чужой стране, посреди леса, без лошадей, без самой завалящей повозки? Разве Соня ему мешала?
Однако при здравом размышлении нельзя не признать, что пробираться Григорию в город Страсбург, куда он отчего-то так стремился. Соня-то как раз и мешала.
Она вспомнила, как неуклюже перелезала через буреломы, а он нетерпеливо ждал ее, незаметно для жены, как он думал, постукивая рукой о ствол дерева и морщась, как от зубной боли. Как тащил он ее на себе через холодный бурный ручей и на неизвестном ей языке ругался сквозь зубы. Когда же, выбираясь из какого-то оврага, Соня в очередной раз упала, то услышала, как он в сердцах бормочет:
— Вот ведь… навязалась на мою голову!
И это спустя всего две недели после того, как они стали мужем и женой! Она уже раздражала его настолько, что он и не считал нужным скрывать от нее свое раздражение!
Соня опять вернулась мыслями к той ночи, после которой Григорий просто потащил ее в церковь. Понятное дело, он чувствовал раскаяние, свою вину перед нею… Кстати, что значило его откровенное удивление после того, как утихли страсти и Соня высвободилась из его объятий? Он пробормотал:
— Значит, ты… а я думал… Прости, родная, я и предположить не мог… Я считал, что Флоримон…
Как ни глупо это звучит, но только теперь его слова обрели для нее подлинный смысл. Григорий не ожидал, что Соня девственна. Он считал, что после всех злоключений княжна не смогла сохранить свою честь, потому и домогался ее так настойчиво. Решил, что ей все равно нечего терять. Она побывала в лапах беспринципного и жестокого Флоримона де Барраса, который своим ремеслом сделал похищение и продажу женщин во все части света, в гаремы и бордели. А также для утех всякого рода извращенцев — таких в одной из комнат своего замка он нарочно готовил…
Поняв это. Соня даже охнула вслух: Григорий женился на ней вовсе не по большой любви, а всего лишь из чувства долга! Вернее, из чувства вины. Словно наказал самого себя за похоть этой женитьбой.
Одно дело, если бы они путешествовали вдвоем, к примеру, по Италии во время медового месяца, когда никто и ничто не мешало бы им наслаждаться обществом друг друга. И совсем другое, когда Соня стала для него обузой, потому что он и не подумал — или не смог? — отложить, хотя бы на время, свои дела. Потому и тащил ее через лес, потому и оставил одну в этой заброшенной сторожке…
О какой любви можно говорить и чего ожидать от такого вот новоявленного супруга?
Вся в раздумьях по поводу несообразностей своей судьбы, Соня опять вытащила из кармана колоду карт и стала машинально перебрасывать из руки в руку, как учил ее недавно французский граф Жозеф Фуше.
Он говорил:
— Чтобы знать карты в совершенстве, надо ежедневно тренировать руки. Ваше умение — в кончиках пальцев, в интуиции, в непрестанном внимании и контроле за руками партнеров. Нет, нет, на свои руки смотреть ни в коем случае нельзя! Так вы, наоборот, привлечете к ним внимание других. Пусть лучше любуются вашим лицом, ясным и безмятежным. Нелишне выглядеть даже за карточной игрой несколько глуповатой. Если, конечно, ваша цель — выигрыш, а вовсе не кокетство…
Странно, но теперь Соня так привыкла к этим упражнениям для рук, что в минуты сильного волнения невольно прибегала к ним, со временем и вовсе производя свои манипуляции не глядя. Красавчик Жозеф… Как многому он мог бы ее научить, да не успел.
Соня понадобилась самой королеве Франции для выполнения роли почтальона. Или курьера. Или — это чтобы пощекотать самолюбие — доверительного лица.
Если на то пошло, и партнеров для игры в карты у нее пока не было… На этом месте безмолвной беседы самой с собою остановилась. Интересно, что она имела в виду под словом «пока»? Разве, если бог сжалится и позволит Соне выбраться отсюда, она собирается зарабатывать деньги игрой в карты?
Григорий ее упражнения не одобрял. Они его даже раздражали. И он откровенно потешался над нею.
— Карточных шулеров — мужчин мне встречать доводилось, но женщин… Это, простите, Софья Николаевна, перебор! Кто вам сказал такую глупость, будто женщина может карточным фокусам научиться?
Посмотрел на ее огорченное лицо и махнул рукой.
— Впрочем, Соня, не обращай внимания, просто я ворчу оттого, что мы застряли в этом паршивом лесу и передвигаемся со скоростью черепахи, в, то время как надо мчаться со всех ног.
Она не стала говорить Григорию, что ее учителем был Фуше, — отчего-то он Жозефа терпеть не мог. Но со странным для самой себя упорством продолжала шуршать картами во всякую минуту, когда супруг не обращал на нее внимания.
Как скачут, мечутся сегодня ее мысли. То она упускает нечто явное, сиюминутное, то начинает понимать то, что давно следовало понять…
От кого вообще они скрывались в этом лесу, продав за бесценок своих лошадей? Григорий лишь обмолвился, что встретил какого-то старого знакомого, которому в свое время изрядно помешал и на Которого даже навлек гнев монаршей особы.
Соня не в первый раз ждала супруга. Так же было в той небольшой корчме, где они остановились передохнуть. Он примчался запыхавшийся и чуть ли не выволок ее следом за собой, приговаривая:
— Скорей, скорей, нам надо торопиться! Уносим отсюда ноги!
Тогда он тащил ее за собой, тогда, видимо, у него еще не созрела мысль оставить Соню где-нибудь.
А ведь насколько легче было сделать это прежде, вблизи людных мест. Впрочем, легче только для Софьи. Наверное, он не хотел, чтобы на нее наткнулся кто-то из преследователей самого Григория. Однако последняя мысль показалась ей вовсе уж неуклюжей и далекой от жизни…
Потом Григорий откуда-то принес темные плащи и треуголки, заставил супругу, как и он сам, натянуть шляпу на глаза и свернуть с наезженной дороги на какую-то тропинку. Они углубились в лес, по которому и блуждали до сего дня…
Соня почувствовала, как ее бедный желудок заурчал, напоминая, что время обеда давно прошло, а их еда осталась в заплечном мешке Григория. Он так был уверен, что скоро вернется, или в спешке просто о том позабыл? Не подумал оставить жене и корочку хлеба.
Она гнала прочь от себя недостойные мысли о своем супруге. Не мог он бросить Софью одну, не мог! Не по-людски это, не по-рыцарски, бесчестно!
Усилием воли она затолкала обратно подступившие было к глазам слезы. Еще чего, реветь?
Соня в последний раз одним движением разложила карты веером — они, как послушные зверьки, легли, чтобы тут же собраться в колоду, — и удовлетворенно спрятала карты в карман.
— А ты говорил, Гришенька, что женщине владение карточными фокусами недоступно, — как бы продолжая спор с мужем, вслух произнесла Соня. — Значит, я стану первой женщиной, которая этого добьется. Подозреваю, ты просто плохо знаешь женщин!
В приоткрытую дверь Соне было видно, как снаружи постепенно сгущаются сумерки. Она подумала, что до сих пор не посмотрела, есть ли поблизости вода. Не может быть, чтобы живший здесь лесник поставил свою избушку там, где ее нет, или вдалеке от ручейка или родника.
Молодая женщина решила внимательно оглядеть свое прибежище. На сучке у двери — почему она раньше не заметила? — висел выдолбленный из дерева ковшик, от старости потемневший. Видимо, когда-то им пользовались частенько.
Она прихватила с собой этот ковшик и вышла на покосившееся крылечко. Прислушалась. Ей показалось, что где-то журчит ручей. Соня пошла на звук и, к собственной радости, обнаружила совсем близко небольшой родничок с холодной прозрачной водой.
Она с удовольствием напилась, умылась и вернулась к своей «избушке на курьих ножках».
Она опять, более тщательно прошлась по небольшому пространству сторожки, на этот раз осматривая все углы. Ее поиски увенчались успехом. В углублении возле грубо сложенного очага она отыскала плошку с остатками масла и фитильком, кремень с кресалом и чуть повыше, тоже на небольшом сучочке, связку каких-то коричневых комочков, оказавшихся вполне съедобными сушеными грушами.
Потом нашла возле лавки, на которой сидела, деревянный брусок — судя по всему, его набрасывали на крючки по обеим сторонам двери — и укрепила его там как следует. Не сразу, но зажгла фитилек полувысохшего светильника. Хотя огонек едва теплился, у Сони на душе стало светлее. Она пожевала груши, запивая их водой.
Нечего было положить под голову, и тогда Соня приспособила для этой цели стоявшее у очага полено. Если она ничего не перепутала, так спали японские самураи.
Легла на лавку, завернувшись в плащ. Совсем недавно Соня ругала его, мол, такой тяжелый и колючий, а теперь оценила плотность и теплоту этой дорожной одежки.
Она повозилась, повздыхала и заснула, перед тем шепнув себе:
— Утро вечера мудренее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100