Читать онлайн , автора - , Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Патрик стал в позицию и отсалютовал Соне шпагой.
— Начнем? — спросил он, слегка склонив голову набок.
— Начнем! — лукаво подхватила она.
Княжна готова была к чему угодно: к легкой разминке, к игре, к шутливому поединку, но вовсе не к тому, что случилось сразу после их обмена приветствиями. Патрик стал драться с Соней всерьез.
Если он так мастерски владел шпагой, отчего же вместе с нею брал уроки у мэтра Жуо, и, судя по недовольству мастера, делал немало ошибок, так что рассерженный мэтр кричал даже:
— Вы посмотрите, как выполняет этот выпад княжна! Вы же не ветряная мельница, Патрик, и не стрекоза, чтобы только махать крылышками…
То есть получается, что до сего времени бывший гвардеец притворялся. Он вовсе не такой неумеха, каким старался казаться…
Собственно, додумать эту мысль спокойно Соня не смогла, потому что ей всерьез приходилось обороняться, так что мысли эти мгновенно вспыхивали и гасли, как удары шпаги, которая мелькала в такой опасной от нее близости, что Соня обмирала от страха.
Патрик не только оттеснил Софью к противоположной стене залы, в которой они теперь ежедневно фехтовали, но и по-настоящему угрожал ее жизни, так что княжна была вынуждена всерьез за нее сражаться.
Что это с ним? Почему он дерется так, будто вознамерился ее убить? Не может быть! Ее догадка казалась слишком страшной, чтобы быть правдой…
А, впрочем, почему бы и нет? А если все эти разговоры о том, что он испытывает к Соне чувство благодарности за свое спасение, не больше чем попытка прикрыть подлинные намерения? После того, как он вместе с княжной побывал в подземелье, посмотрел, сколько там золота, ничего не стоит убить ее и завладеть слитками одному. Кто станет Патрику в этом мешать?
Но ведь прежде ни о каком золоте он не знал. Или подозревал? А что, если французское правительство учинило негласный надзор за маркизом де Баррасом?
К примеру, подослало к ним кого-нибудь… ту же мадам Фаншон…
Похоже, от страха Соне в голову лезет всякая чушь!
Чушь не чушь, но она чувствовала, как тают ее силы. Она уставала! Разве женщина может противостоять мужчине в сражении на шпагах? Тогда для чего она брала уроки — фехтовать только с женщинами? Нет, он определенно хочет ее убить! Ведь с этим золотом Патрик Йорк сможет решить любую свою проблему!
Соню охватила самая настоящая паника. Краешком сознания она понимала, что вовсе не так беззащитна, что может сражаться не как новичок, впервые взявший в руки шпагу, а как боец, пусть не слишком опытный, но знающий приемы фехтования и способный продержаться в поединке… какое-то время.
Но в конце концов Соня так устала, что начала задыхаться.
— Довольно! Хватит! — взмолилась она. — Я больше не могу. Что вы хотите? Золота? Берите его, только пощадите меня!
Она готова была рухнуть перед ним на колени.
Так боялась умереть?
— Вот теперь я действительно вижу, что вы кое-что усвоили, — спокойно проговорил Патрик, опуская шпагу. — Мосье Жуо, конечно, хороший фехтовальщик, но он никогда прежде не обучал женщин и потому чересчур бережно к вам относится. А если вам придется защищать свою жизнь и противник церемониться не будет… Кстати, что за золото вы мне предлагали?
— То, что у меня есть, — пролепетала Соня.
— Неужели вы так устали… Или испугались?
— Я думала, вы хотите меня убить, — чуть ли не со слезами проговорила она.
— Я… хотел… вас убить?!
Он был так изумлен, так ошарашен, что в первую минуту просто стоял и смотрел на нее, как будто Соня своим признанием лишила его дара речи.
— Но вы же… без предупреждения… без сожаления…
Шпага задрожала в ее руках, и Соня расплакалась.
— Ваше сиятельство! Мадемуазель Софи! — Патрик с такой силой отбросил шпагу, что, отлетев в сторону, она воткнулась в деревянный пол и еще некоторое время качалась, слегка позванивая. — Как вы могли такое подумать? Да я… я скорее дам отрубить себе руку, чем причиню вам боль!
Он шагнул к Соне, раскинул в стороны руки, и она, не задумываясь, упала ему на грудь, чтобы на белоснежном батисте его сорочки спокойно выплакать пережитый страх.
А он гладил ее по голове и невольно прижимал к себе все крепче и крепче, пока она не вскрикнула:
— Вы делаете мне больно, Патрик!
Она отодвинулась и укоризненно взглянула на него. Он молча поцеловал ей руку, а когда поднял голову и увидел ее все еще мокрые от слез глаза, улыбнулся:
— Вы должны мне верить, ваше сиятельство, иначе я сочту себя не вправе быть подле вас, охранять и служить вам верно, как и положено доверенному человеку… Каюсь, я нарочно напал на вас без предупреждения, чтобы проверить ваше умение и выносливость, но я никак не думал, что вы так испугаетесь…
Еще раз простите.
— Думаю, такого больше не случится. — Соня смущенно отвела взгляд от его расстроенного лица и проговорила:
— Мы ведь собирались обсудить с вами кое-что, кроме хозяйственных работ, но так как я сама не знаю, с чего можно начинать, то и предложение мое, очевидно, покажется вам весьма сумбурным… Поскольку превратить золото, которое я вам показывала, в деньги и драгоценности — надо же его как-то использовать! — легальным путем будет не очень легко.
— Вы правы, такое его количество вызовет законный интерес французских властей, — кивнул Патрик. — Да что там интерес, наверняка желание конфисковать его в свою пользу, как полученное нелегальным путем… В общем, злой умысел в ваших деяниях отыщется, можете не сомневаться!
— Иными словами, ваша помощь мне может иметь самые серьезные последствия. Вы рискуете навлечь на себя гнев властей.
— Возможно.
— Значит, мне надо предложить вам плату за вашу работу такую, которая окупит и риск, и волнения…
Скажем, пятую часть от стоимости всего золота.
— У меня есть предложение получше, — медленно, как бы раздумывая, проговорил Патрик.
Видимо, он никак не мог решиться и заговорить, опасаясь ее гнева. Он еще не настолько знал эту русскую аристократку, чтобы предугадывать все ее чувства и действия. По крайней мере, так казалось Соне.
— Смелее, Патрик, — подбодрила она.
И не подозревала, что ее дворецкий с трудом сдержал смех. Он вовсе не боялся княжну Софью, а всего лишь прикидывал, как ей свое решение объяснить.
— Для начала прошу вас ответить на один вопрос: как вы относитесь к тому, что покойный Флоримон де Баррас вывез куда-то солидную часть вашего золота?
— Ну, если быть точной, оно не совсем мое. Маркиз Антуан говорил о половине.
Патрик кивнул с пониманием, но продолжал гнуть свою линию:
— Но если другую половину он оставлял сыну, то почему не сказал ему об этом заранее?
— Может быть, не верил в то, что Флоримон разделит его по-честному?
— И, видимо, его опасения были не напрасными.
— Сейчас об этом можно только гадать, но у нас в России в таких случаях говорят: что с возу упало, то пропало.
Патрик чуть заметно улыбнулся:
— Наверно, каждый народ говорит об этом, разве что другими словами. Но я предлагаю идти от противного. — Патрик усадил Соню на небольшую оттоманку у стены, потому что до сих пор они разговаривали стоя. — Итак, вы предложили мне пятую часть от денег, которые мне удастся выручить за все ваши слитки.
— Вы считаете, этого мало? — всполошилась Соня. — Наверное, я слишком неопытна в таких сделках или… или просто пожадничала. Пусть будет четвертая часть… или даже третья.
— Да-а, вы совсем не умеете торговаться, — усмехнулся Патрик. — Если бы мы с вами продавали, например, яблоки из своего сада, чтобы прожить на вырученные средства, то, наверное, умерли бы с голоду… Полно, не хмурьтесь, я же пошутил!
— Пошутили, — жалобно произнесла Соня. — Я и сама понимаю, что без знающего и верного человека рядом со мной я могла бы совсем пропасть…
— А я удивился, когда узнал, что вы осмелились одна приехать в чужую страну, причем почти без средств к существованию, и до сих пор ухитряетесь не впасть в нищету и не умереть с голоду… Значит, все не так уж плохо, как кажется. Ваш ангел-хранитель, похоже, настойчив и не дает вам предаваться унынию, а толкает к действию.
— Скорее, это оттого, что во мне течет кровь князей Астаховых, а они все были люди талантливые.
Немного авантюристы и умеющие то, что другим не дано… Нет, во мне совсем мало этой крови, иначе я давно бы уже что-нибудь придумала.
— Но до сих пор вам удавалось продержаться.
— Я была не одна, с Агриппиной, — напомнила Соня.
— Что-то в Версале я ее рядом с вами не видел…
Но сейчас речь не о том. Я могу отказаться и от этих ваших все возрастающих частей, которые вы мне сейчас так необдуманно предлагали, если вы согласитесь, чтобы я попробовал, кроме всего прочего, отыскать то золото, которое вывез и спрятал Флоримон де Баррас, и взять за это, скажем, четверть его стоимости. Вы не думаете, что я прошу слишком много?
— Много? — изумилась Соня. — От того, что я считаю потерянным и на что вообще более не претендую? Думаю, если вы его найдете, вполне можете забрать себе все!
— Нет, мадемуазель Софи, я хоть и последний сын в роду и не могу наследовать отцу, но это вовсе не значит, что я стану зарабатывать себе состояние таким недостойным способом. Или вы согласитесь на мое предложение, или я вообще не смогу взять для себя ни одного су!
— Согласна! Я согласна на все!
Соня посмотрела в глаза Патрику. О нет, она вовсе не увидела в них простодушия или бесшабашности. Это были глаза человека, о котором в России сказали бы: себе на уме. Кто он на самом деле? Авантюрист? Разведчик на службе у королевы? Или у своего короля? Но он, безусловно, придерживается собственного кодекса чести, из-за чего ему хотелось верить. И доверять.
Ей был очень нужен такой человек. В этой чужой стране. И если судьба так милостива к ней, что позволяет иметь подле себя преданного и знающего мужчину, Соня должна денно и нощно благодарить ее за столь щедрый подарок.
Странно, что с каждым днем в ее памяти образ Тредиаковского-Потемкина становился все более расплывчатым, словно он был ей не венчанным супругом, а всего лишь мужчиной, с которым она была недолго знакома. Точнее, недолго ему принадлежала.
Интересно, надо ли признаться Патрику в том, что она теперь замужем?
Так, продолжим эту мысль: признаться Патрику в том, что она замужем, чтобы… что?.. Пороху не хватает честно самой себе признаться? Что она уже представила его рядом с собой в постели…
Соне неприятно было чувствовать, что она будто разрывается надвое при мысли о Григории в связи с думами о Патрике. Неприятно думать о собственном муже? Хорошо, внутренний голос напомнил ей: «О том самом, что бросил тебя одну не просто в незнакомом месте, а в лесу, в убогой сторожке…»
К счастью, такой умный, наблюдательный Патрик, который умел выжимать нужные ему сведения, кажется, даже из камня, не мог читать мысли. Потому она запретила себе пока думать о своем супруге, а сказала упрямо:
— В продолжение нашего торга мы должны оговорить сумму, которую я стану платить вам как дворецкому. А также, если вы не найдете то злополучное золото, я оставляю за собой право вознаградить ваши усилия по превращению оставшегося золота в имеющие хождение золотые монеты… Не упирайтесь, Патрик, это будет вполне справедливо. Подумайте, вы ничем меня не обездолите. Там, в России, когда мы были так бедны…
Она увидела потрясение в его взгляде и настойчиво повторила:
— Да, мы были очень бедны. Знаете, я даже была вынуждена отказываться от предложений посещать балы и праздники, потому что нам с матушкой не хватало денег на новое платье… Даже брат Николай…
Он не мог купить себе новый мундир, отдавал в починку старый…
— Значит, и вы познали ужас нищеты? — глухо сказал Патрик.
— В полной мере, — вздохнула Соня.
Перед ее мысленным взором живо встали картины их бедной, но все же такой милой и уютной жизни. Нет, она ничего не знала про ужас — наверное, потому, что маменька делала все, чтобы их бедность не так бросалась в глаза. Может, Николя и считал их жизнь ужасом. Наверное, мужчины переносят бедность гораздо тяжелее, чем женщины…
Зря она говорит обо всех женщинах. Сама Соня от многих из них отличалась. Ей больше нравилось читать книги, чем ездить по балам, и она не хотела выходить замуж пусть за старого, но за богатого…
А Патрик… С таким волнением он обмолвился именно об ужасе, и именно нищеты, а не бедности.
Что же за переживания испытал он? Почему впервые о чем-то этаком обмолвился? Но это все потом. Потом она осторожно подберет к нему ключик, расположит к откровенности и тогда услышит историю его жизни.
Так о чем там они только что беседовали?
— А почему вы думаете, Патрик, что сможете разыскать пропавшее золото?
Он встал и прошелся перед сидящей Софьей, словно от волнения не мог усидеть на месте. Словно она оставалась, а он уезжал воевать за это самое золото.
Странно было видеть его, такого сдержанного, а иногда даже, как казалось Соне, холодного, столь сейчас взбудораженным, что он не в состоянии был усидеть на месте от предвкушения интересного дела.
— Наша семья всегда славилась своими следопытами, — сказал он. — Наверное, потому и меня все время тянет идти по следу какой-либо тайны и узнавать для себя правду. Хорошо, что вы мне обо всем рассказали, иначе я бы не придал значения тому, что мимоходом узнал в своих розысках…
Соня про себя усмехнулась слегка: ну, положим, еще не обо всем она ему рассказала, но ведь у нее еще будет время для откровенности.
— Когда я почувствовал, что вы от меня что-то скрываете, то не смог принять это как данность. И поскольку не люблю бродить в потемках, стал потихоньку узнавать все сам… Вы меня прощаете?
— Придется. Ведь у нас с вами теперь общее, тайное для других дело.
— Начать которое надо с того, чтобы подсчитать, сколько слитков в подземелье осталось, — подхватил Патрик.
— Но сегодня уж давайте не будем спускаться в подземелье, — предложила Соня.
— Как вашему сиятельству будет угодно Он почтительно склонил голову, но при этом в глазах его сверкнул лукавый огонек. Он выпрямился и посмотрел на нее будто с новым интересом.
— Интересная вы женщина, Софи. Я догадывался, носом чувствовал, что в вашей жизни есть какая-то тайна. Но вот, кажется, я ее узнал, а прежнее ощущение отчего-то меня не отпускает. Не хочу показаться навязчивым, княжна Астахова, но… все ли вы мне рассказали?
— Что я вам еще должна рассказать?! — громко возмутилась Соня, но вышло это у нее совсем ненатурально.
— Не знаю, — пожал плечами Патрик. — Ведь это вы собирались мне что-то рассказать.
— Не собиралась я вам ничего рассказывать!
— Вы не умеете лгать, ваше сиятельство., нет, нет, Софи, только не браните меня! Хотите обвинить своего дворецкого в амикошонстве… Я прекрасно понимаю, какая между нами разница, и хотел всего лишь вам помочь. Ведь иной раз трудно носить на душе что-то, не имея возможности поделиться с близким человеком.
— Вот как, вы уже близкий мне человек! После того, как собирали обо мне сведения…
— Я собирал сведения о покойном маркизе. И делал это под разными благовидными предлогами, но так, чтобы не насторожить собеседника. А вот чтобы расспросить о вас, наверное, пришлось бы поехать в Россию. Или куда-то поближе?
Он проницательно взглянул на нее, и Соня поежилась. Ей опять пришло на ум событие, которое она все время старалась забыть. То самое ее венчание. Она не хотела, чтобы Патрик о нем узнал. Казалось бы почему?
Что вообще стало с тихой богобоязненной княжной? Понятное дело, она засиделась в старых девах, но разве означало это, что даже сам факт венчания в церкви она не считает священным?! Не может же Патрика интересовать это событие в ее жизни. Или может?
— Вы правы, я могла бы кое-что еще вам рассказать, но… Как-нибудь потом, хорошо?
Она ожидала, что ее будущий партнер по «золотому делу» легко с этим согласится и они станут претворять в жизнь свои планы, доверяя друг другу и…
— Нет! — строго сказал Патрик.
— Что — нет? — Соня даже боялась поверить его настойчивости.
— Я сказал, что не согласен откладывать на потом ваши откровения. Я хочу знать все прямо сейчас.
— Но это может быть глубоко личное. Мое! Личное! Я-то согласилась, чтобы вы не говорили мне даже свое подлинное имя, а вы ко мне так безжалостны.
— Хорошо, давайте выберем золотую середину.
Вы мне расскажете только то, что произошло с вами после моего ранения. Точнее, когда вы оставили меня, раненного в избушке лесника.
Соня обреченно вздохнула. Но подумала, что будет справедливым рассказать ему все… разве кроме венчания…
— Все! — сказал он, наблюдая за колебаниями Сони, которые, как всегда, легко было наблюдать, всего лишь взглянув на ее лицо. — И даже то, что, как вы считаете, знать мне необязательно.
Да что это такое?! В конце концов, она не обязана откровенничать с ним! Кто он ей — брат, муж… А все оттого, что она такая мягкотелая и не может нагрубить ему или просто сказать «нет». Конечно, Патрик имеет право знать, как закончилась миссия, ради которой и он рисковал своей жизнью, но овальное…
— Дальше история, в которой я играла роль подсадной утки…
— Мы оба ее играли, — поправил Патрик.
— Но вы, кажется, выбрали себе эту роль добровольно?
Неожиданно всегда невозмутимый Патрик так смутился, что какой-то момент не мог смотреть Соне в глаза. Потом он прокашлялся и кивнул:
— Добровольно — Неужели так велик был ваш долг перед герцогиней Полиньяк?
— Возможно, когда-нибудь расскажу вам…
Соня возмутилась:
— Что же это делается! Второй раз вы обещаете мне, а на самом деле так ничего и не рассказали… Вы требуете от меня полной откровенности, в то время как сами не рассказали мне и половины. Да что там половина! Одни намеки. Я подозреваю, что ваша фамилия Йорк не подлинная. Может, вас и не Патриком звать?
Но Патрик помолчал, давая ей выговориться, а потом сделал вид, что не понял ее возмущения, и как ни в чем не бывало продолжал расспрашивать:
— Скажите, мадемуазель Софи, а у вас не возникло впечатления, что письмом королевы заинтересовались не только мятежники?
Соня ошарашенно взглянула на него.
— Как странно, но совсем недавно я о том же самом думала. И ведь правда. Откуда же иначе там взялся Тредиаковский? А потом кто-то следил и за ним, отчего в конце концов мы оба вынуждены были скрываться.
Она осеклась и виновато посмотрела на Патрика.
Что же это получается: она проговорилась о том, кто впоследствии стал ее мужем, чужому человеку. Как будто вместо русской императрицы стала вдруг работать на шотландского — или какого там еще — короля.
Еще бы она точно знала, кто такой Патрик на самом деле. Может, только ранение помешало ему тоже принять самое активное участие в этих слежках и погонях.
— Нет, — ответил он на ее немой вопрос. — Меня беспокоило только одно: жизнь некой русской аристократки, которая невольно угодила в самый водоворот политических страстей.
— Вы имеете в виду меня?
— А разве в той карете была еще какая-то женщина?.. Кстати, а кто такой Тредиаковский? Не тот ли молодой русский чиновник, работник российского посольства, который тоже пытался втянуть вас в свою игру?
Что? Патрик знает о Григории? Но откуда? Что еще ему известно? Не может быть, чтобы и Тредиаковский…
И сама не зная как, она выпалила:
— Если бы он хотел меня, как вы говорите, в своей игре использовать, разве он стал бы на мне жениться?!
Сказала и замолчала в недоумении: как же получилось, что она выболтала Патрику то, о чем собиралась молчать?
— Простите, мадемуазель… мадам, я не знал, потому звал вас… — совершенно смешался тот при этом известии. — Господи, да разве я мог подумать! В вашей жизни, похоже, вообще происходит все очень быстро. А ваша бывшая служанка… она тоже ничего не знала?
— Я попросила ее никому об этом не говорить.
— Да, когда я требовал от вас рассказать мне все, то не ожидал, что услышу такую новость… Вы не находите, что на улице становится прохладно? Не хотите вернуться в комнаты?
Отчего-то лицо Патрика стало в момент печальным и даже каким-то несчастным.
— Пожалуй, — медленно проговорила Соня.
Себе-то самой она могла признаться, что догадывалась о чувствах Патрика к ней. Каждая женщина чувствует, когда мужчина к ней неравнодушен. Но вот надо ли ей это?
Нет, лучше задать вопрос по-другому: а готова ли она ответить на чувства молодого человека? Разве не хотелось ей отдохнуть от навалившихся на нее в последнее время приключений? Обдумать спокойно свою будущую жизнь…
«Отдохнуть она захотела! — хмыкнул кто-то внутри ее. Опять этот ее внутренний голос! — На том свете отдохнешь!»



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100