Читать онлайн Я тебя найду, автора - Шервуд Валери, Раздел - Глава 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я тебя найду - Шервуд Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я тебя найду - Шервуд Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я тебя найду - Шервуд Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шервуд Валери

Я тебя найду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 35

Канун Дня Всех Святых, 31 октября 1755 года
Этим утром Кассандра надела новое желтое платье, чтобы принять донью Карлотту во дворце, в гостиной, расписанной фресками. Первым делом Кассандра спросила у этой элегантной дамы, откуда она знает Шарлотту Кейнс.
— Я познакомилась с ней здесь, в Лиссабоне, — ответила гостья на безупречном английском. Лицо доньи Карлотты почти полностью скрывала кружевная мантилья. — Это было давно, но я не забыла, и вы удивительно на нее похожи.
Кассандра вздохнула. К сожалению, Венд не могла поговорить с гостьей; окончательно поправившись, она решила наведаться на рыбный рынок.
— Я буду рада узнать все, что вы сможете рассказать мне о матери, — проговорила Кассандра. — Она умерла, когда я была еще совсем маленькая, и я смогла найти только ее надгробия.
— Надгробия? — Женщина под черной мантильей вздрогнула. — Вы хотите сказать, что их несколько?
— Да. Одно надгробие в изголовье, другое — в ногах.
— О… понятно. Подобное — не редкость.
— Да, но у матери второе надгробие намного выше и красивее первого. Мне сказали, что их установили в разное время и разные мужчины. Я надеялась, что вы сможете мне рассказать, что это означает.
— Мне бы хотелось посмотреть… на надгробия, — пробормотала гостья.
— Правда? Я прикажу заложить карету.
Донья Карлотта улыбнулась. Похоже, юная возлюбленная принца живет в роскоши.
Кассандра удивилась, когда ее спутница спросила, нельзя ли остановиться на одной из узких улиц Альфамы. Там она вышла, сказав Кассандре, что ей хочется взглянуть на один из домов. При этом донья Карлотта поправила мантилью — так что кружево полностью скрыло лицо.
— Неужели вы что-нибудь можете увидеть сквозь кружево? — с сомнением в голосе спросила Кассандра.
— О, конечно. В Испании привыкаешь смотреть на мир сквозь чугунные кружева балконов — и кружева мантилий. А при дворе следует передвигаться мелкими шажками, чуть покачиваясь, так что со стороны кажется, будто ты не идешь, а плывешь.
Донья Карлотта изящно заскользила по булыжной мостовой, демонстрируя, как ходят при дворе.
— Вы бываете при дворе?
— О да, — отозвалась донья Карлотта, все дальше удаляясь от экипажа.
Сердце ее забилось быстрее — она подошла к дому с таким знакомым балконом на третьем этаже.
— Что это за улица? — поинтересовалась Кассандра, не отстававшая от доньи Карлотты.
— Ее называют улицей Нигде. Ваша мать очень хорошо знала это, место.
Несколько минут спустя они вернулись к карете, которая отвезла их на кладбище.
Первый надгробный камень был явно установлен Роэном. Надпись была предельно краткой: только имя и даты. Но вот второй памятник, в ногах… Она долго смотрела на изящный шпиль из белого мрамора.
— «Здесь лежит Шарлотта, возлюбленная Томаса, — прочитала она с дрожью в голосе. — До конца времен».
«Значит, Роэну все-таки не удалось убить Тома, — подумала Шарлотта, закрывая глаза. — Ах, Том, ты возвращался за мной, возвращался!»
— Его звали Томас Вестлинг, — сказала Кассандра, глядя на памятник. — И он был ее любовником.
— Да, он действительно был моим возлюбленным, Кассандра. И твоим отцом! — С этими словами «донья Карлотта» избавилась не только от скрывавшей ее лицо мантильи, но и от темного парика. Золотистые локоны рассыпались по ее плечам. — Неужели я настолько изменилась, что ты меня не узнала, Кассандра?
Кассандра в изумлении смотрела на свою стройную спутницу — видение из прошлого…
— Так вот почему я чувствовала, что вы мне так близки! — воскликнула она. — Я это почувствовала с первой минуты! Но я не догадывалась. Я считала, что мне просто вспоминается… Ах, мама, наконец-то я тебя нашла!
И она бросилась в объятия матери.
Они долго молчали, обнимая друг друга, и даже немного поплакали от радости. Наконец Кассандра отступила на шаг и внимательно посмотрела на мать.
— Ты так молодо выглядишь. Наверное, я поэтому и не догадалась, что ты — моя мать. Но почему ты мне сразу об этом не сказала? Я уже решила, что глупо надеяться на то, что ты жива.
— Я не знала, следует ли мне признаваться тебе во всем, — ответила Шарлотта. — Жизнь научила меня терпению, Кассандра. А теперь скажи мне: что ты знаешь о Фебе?
Кассандра решила не говорить матери всей правды о Фебе — по крайней мере пока.
— Феба шесть лет назад вышла замуж за лорда Хотона, сына вдовствующей маркизы Гринси. Они с Клайвом живут в Англии. — При этом Кассандра мысленно добавила: «Если им не пришлось бежать в Америку или еще куда-нибудь». — Но как же ты мама? Где ты была все эти годы?
Что могла ответить Шарлотта своей дочери, с которой ее так давно разлучили? Что она могла рассказать ей о годах, прожитых в Испании?
На залитом солнцем португальском кладбище она заглянула в зеленые глаза Кассандры — глаза Тома — и попыталась все ей объяснить.
— Роэн хитростью заставил меня выйти за него замуж Думаю, по-своему он любил меня, и, наверное, я тоже его любила — какое-то время. Но Том вернулся, и я не устояла — провела с ним несколько дней. Ревнивый Роэн не простил нам этого. Он несколько лет держал меня в заточении, в доме на улице Нигде. Когда же я в конце концов вырвалась оттуда… меня ждала уже совершенно иная жизнь, поздно было думать о прошлом.
— Мой отец… — Кассандра смутилась. — То есть я хочу сказать — Роэн Кейнс… Он умер, мама.
— Правда? — Шарлотта больше не испытывала к Роэну каких-либо чувств. — И как же он умер? Кассандра содрогнулась.
— Его и Йетса обнаружили дождливым утром у дома, где он жил. Люди сказали, что они стали жертвами грабителей.
«Скорее, жертвами своего образа жизни, — с горечью подумала Шарлотта. — Кто зарабатывает себе на жизнь оружием…»
Кассандра нервно облизнула губы.
— А тебя не тревожила наша судьба, мама? Моя и Фебы? В ее голосе не было ни гнева, ни обиды — только печаль. Шарлотта равнодушно приняла известие о смерти Роэна, но печаль, прозвучавшая в голосе дочери, больно ранила ее сердце.
— Конечно, тревожила! — воскликнула она. — Но Роэн предупредил меня: если я когда-нибудь попытаюсь увидеть дочерей, он выгонит вас на улицу! Я не могла рисковать.
— Я бы не пожалела об этом, — сказала Кассандра. — Зато у нас была бы мать!
«Но что бы ты сказала, если бы оказалась голодной, без крыши над головой», — подумала Шарлотта, и глаза ее наполнились слезами.
— Кассандра, я не могла допустить, чтобы он погубил вас, как погубил меня.
Кассандра смотрела на стоявшую перед ней элегантную даму. Трудно было поверить, что ее действительно погубили.
— Этот испанец, за которого ты вышла замуж…
— Карлос спас меня, когда меня хотели арестовать. Я тогда танцевала на улицах, выпрашивая подаяние. Со мной плохо обращались в Лиссабоне, и я заболела. Я болела очень долго. Карлос выходил меня, и между нами возникла недолгая близость, а потом…
Шарлотта замолчала: она вспомнила тот день, когда Карлос говорил с ней после визита доктора, говорил, не глядя на нее. Он стоял, опираясь на перила балкона, и смотрел на цветущий миндаль, лепестки которого в лунном свете казались хлопьями снега. Он показался ей юным и беззащитным, этот мужчина, доброта которого вернула ее к жизни. Внезапно встревожившись, она спросила его, что случилось.
Он резко выпрямился, словно Шарлотта застала его за чем-то постыдным. И сказал, что ничего не случилось, что ей не следует волноваться. Но она уловила в его голосе какие-то странные нотки и поняла: это не правда. Когда же Карлос снова заговорил, в его голосе звучала грусть. Он сказал, что должен уехать в Испанию и хочет, чтобы она ехала с ним — в качестве его жены.
Шарлотта задохнулась от неожиданности. Карлос впервые заговорил с ней о браке. Не успела она ответить ему, сказать, что у нее в Англии муж, как он снова заговорил — на сей раз с горечью. Карлос сказал, что доктор уверен: жить ему осталось недолго.
Ошеломленная этим известием, Шарлотта потребовала, чтобы он пересказал ей слова доктора. И узнала, что доктор подтвердил то, о чем уже давно догадывался сам Карлос: он страдает той же болезнью, которая убила его отца. Но умрет он не сразу. Сначала начнет слабеть, таять и в конце концов — тут Карлос невольно поморщился — скончается, терзаемый сильными болями.
Шарлотта с дрожью в голосе спросила, сколько времени дал ему доктор.
Карлос покачал головой и ответил, что доктор этого не знает. Но он когда-то лечил и его отца, поэтому уверен у Карлоса га же самая болезнь. А что касается брака, то Шарлотта должна знать: в качестве вдовы она будет защищена законом, тогда как его любовница не будет иметь никакой защиты. Если она согласится выйти за него замуж, он умрет спокойно, потому что обеспечит ее будущее.
Шарлотта не сомневалась: Карлосу действительно остается жить недолго. Ах, до чего же несправедлива жизнь! Добрее дона Карлоса не было на свете человека — и вот он должен умереть. И, если верить лекарю, умереть в муках!
Шарлотта была глубоко тронута предложением Карлоса. Она сказала, что он делает ей слишком много чести, что она должна кое в чем признаться. Шарлотта хотела сказать, что в Англии у нее остался муж и маленькие дочери, к которым рвется ее сердце.
Но Карлос отказался ее выслушать. Он заставил Шарлотту замолчать, осторожно приложив палец к ее губам. И попросил, чтобы она оставила ему его грезы, чтобы не позволяла прошлому вмешиваться в настоящее. Шарлотта и сейчас помнила, как обожгли ее его слова: «Мы встретились случайно и стали любовниками. Господь был милостив к глупцу, и я не могу просить о большем».
Она все-таки попыталась рассказать о своем прошлом, но Карлос снова прервал ее. Он сказал, что сначала хочет рассказать о себе. Ему не исполнилось и двадцати, когда его женили на девушке, с которой он был едва знаком. На девушке, которая вместе со своей дуэньей молча сидела в залитом солнцем саду и обрывала лепестки с красных роз, которые Карлос приносил ей в знак своей любви. Однако отец Химены уверял, что после свадьбы его дочь полюбит Карлоса, — и юноша поверил. Ах, если бы он знал, что у Химены были и другие поклонники, которые ночами пели серенады под ее балконом! Но ему и в голову не приходило, что Химену заставляют выйти за него замуж…
При этих словах у Шарлотты сжалось сердце — она все еще помнила о том, как и ее пытались насильно выдать замуж.
Во время свадьбы Химена была бледна и молчалива. А когда ей сообщили, что ее старший брат убил на дуэли одного из ее поклонников, она упала в обморок. К этому времени Карлос был уже почти пьян, но пьянило его не только вино, — пьянила мысль о том, что он женился на самой красивой девушке в Кастилии.
А потом Карлосу сказали, что молодая жена ждет его в спальне, и он, радостный, поднялся туда, чтобы сделать Химену своей. Карлос раздвинул полог кровати — и увидел труп Химены с кинжалом в груди. Рука ее все еще сжимала рукоять…
Позже Карлосу сказали, что возлюбленный Химены грозился похитить ее. Тогда ее брат вызвал его на дуэль и убил. Узнав о смерти возлюбленного, Химена рассталась с жизнью. И самому Карлосу очень долго жизнь была не мила.
Слушая его, Шарлотта задыхалась.
Карлос же смотрел куда-то вдаль. Он признался, что надолго утратил интерес к женщинам и поклялся никогда больше не жениться. Думая о браке, он видел перед собой Химену, истекающую кровью на брачном ложе. Шли годы, но он только играл в любовь, избегая глубоких чувств. Ему казалось, что на нем лежит проклятие.
А потом в его жизнь вошла она — и принесла с собой чудо. Карлос сказал, что Шарлотта зачеркнула его прошлое, и попросил, чтобы она не рассказывала ему свою историю, не делала никаких признаний. Жить ему осталось недолго, и он просит от жизни лишь одного: чтобы Шарлотта сделала ему честь и стала его женой.
Как она могла ему отказать? Еще несколько месяцев… О ее детях заботятся, в этом ее убедили их портреты. Карлос спас ее жизнь! Она останется с ним, сделает последние месяцы его жизни счастливыми. Ему не нужно знать о ее прошлом…
Она ответила Карлосу, что почтет за честь стать его женой — сказала это так искренне, что он со стоном заключил ее в объятия, словно она была самым драгоценным сокровищем мира. Глубоко тронутый, он держал ее в объятиях, шепча ее имя.
Все. Решительный шаг был сделан. Она приняла предложение Карлоса — она, не имевшая права на любовь. И она старалась забыть о прошлом.
Но в ту же ночь, глядя на холодные звезды, Шарлотта почувствовала, что ее сердце плачет, и мысленно попросила у Тома прощения.
И теперь, глядя в зеленые глаза дочери Тома, Шарлотта пыталась объяснить ей свое решение и надеялась, что Кассандра простит ее.
— Карлос увез меня в Барселону, научил меня испанскому. Он даже купил мне новое имя. Его друг оказался в тяжелой ситуации. За определенную плату он согласился клятвенно подтвердить, что я — дочь его покойной сестры и родилась на корабле, плывшем в Картахену.
— Разве это не преступление? — спросила Кассандра.
— Несомненно. Карлос дал мне новое прошлое. Он превратил меня в Карлотту дель Балле — Шарлотту из Долины. Я выбрала это имя потому, что оно было очень похоже на мою девичью фамилию Вэйл. Я притворилась, будто принадлежу к другому вероисповеданию, и Карлос женился на мне в огромном соборе и вывел на солнечный свет. Но даже тогда я видела, что надо мной собираются тучи. Я вышла замуж во второй раз, при живом муже. Если бы я попыталась найти моих детей, если бы осмелилась появиться в Англии, Роэн мог бы объявить мой нынешний брак недействительным и снова сделать меня своей узницей. Суд разрешил бы ему это. И кроме того, он мог осуществить свою угрозу и выгнать моих детей на улицу. Так что я могла только лелеять надежду, что когда-нибудь снова увижу тебя и Фебу. — Шарлотта с минуту молчала. — Наверное, мне уже поздно просить тебя о прощении — за то, что я бросила тебя?
— Мне нечего тебе прощать! — воскликнула Кассандра, и она не кривила душой.
— Но что же принц Дамино? Ты его любишь?
— Нет. Я люблю другого человека… Он в Англии. — Кассандра вспомнила о Дрю и опечалилась.
— Тогда почему же?.. — Шарлотта была озадачена.
— Все совсем не так, как ты думаешь, мама. Все это — только игра.
И Кассандра рассказала Шарлотте обо всем. Шарлотта слушала — и хмурилась.
— Ты ведешь опасную игру, — проговорила она наконец.
— Знаю. Но все должно закончиться в День Всех Святых. Так говорит Лидс. Ты видела его в опере. Он сидел в нашей ложе.
— Джентльмен с темно-русыми волосами?
— Да.
— Он подвергает тебя смертельной опасности, — заметила Шарлотта.
— Но все скоро кончится. Да я и сама подвергала людей смертельной опасности, — вздохнула Кассандра. — И к тому же их убивали. — И она поведала Шарлотте о Джиме, об ужасной дуэли в Лондоне, о Робби и о Дрю. — Так что, как видишь, мне следовало бы носить на груди табличку: «Не приближайтесь, любить меня опасно!»
— Глупости, — решительно возразила Шарлотта. — Мужчины всегда вступают в поединки и гибнут под копытами лошадей, болеют после падений в ледяную воду.
Шарлотта поняла, что ее дочь нужно многому научить. Но как это сделать?
Они медленно поехали обратно. Кассандре не хотелось, чтобы этот день кончался — хотелось как можно больше времени провести с матерью. И она велела кучеру ехать по торговым кварталам Когда же карета поравнялась со шляпной мастерской мадам де Марсо, Кассандра приказала остановиться.
— Здесь есть некая особа, которая утверждает, что знает тебя, — сказала она матери.
Шарлотта предпочла бы уйти, но было уже поздно. Ее дочь распахнула дверь мастерской, и колокольчик громко возвестил об их приходе. Из дальних комнат сразу же вынырнула мадам де Марсо, высокая и неприветливая в своем черном наряде.
Женщины пристально взглянули друг на друга — и тут же губы Шарлотты дрогнули в горькой улыбке.
— Как поживаете, Анетта? — спросила она. Шарлотта казалась совершенно невозмутимой. А вот Анетта отреагировала очень бурно.
— Так вы вернулись? — проговорила она сквозь зубы.
— Как видите. — Шарлотта пристально смотрела на нее. — Похоже, вы в трауре, — заметила она. И с невозмутимым видом осведомилась:
— Кто-то умер?
— О!.. И кто это говорит?! — Лицо Анетты покрылось красными пятнами, она задыхалась от злобы. — Я ношу траур по Роэну — чего вы явно не делаете!
— Да, не делаю, — кивнула Шарлотта. — Но вы ведь всегда были ему верны. Так что вам и горевать по нему. — Она резко повернулась к выходу. — Пойдем, Кассандра.
Минуту спустя мать с дочерью уже сидели в карете.
— Каковы были отношения моего отца… Роэна… с мадам де Марсо? — спросила Кассандра. — И почему она так тебя ненавидит?
— Она может называть себя как угодно, но она — Анетта Фламбор, которую Роэн нашел в трущобах Марселя и сделал своей сообщницей. Именно она долгие годы держала меня в заключении…
— Какой ужас! — воскликнула Кассандра и обернулась, глядя на мастерскую. — Неужели она способна на такое?
— Уверяю тебя, Анетта способна на все. Кассандра вопросительно посмотрела на мать.
— Но почему?
— Видимо, из-за любви. По крайней мере так она утверждала.
— Наверное, она очень любила от… Роэна.
— Наверное. Ради него она была готова на убийство. И не сомневаюсь: она убивала не раз. Кассандра содрогнулась.
— Мне не понравилось, как она на тебя смотрела, мама. Может, следует предупредить власти, что…
— Анетте трудно будет до меня добраться. Меня хорошо охраняют. — Шарлотта пожала плечами. — Брось эту игру с принцем, — сказала она. — Поедем со мной в гостиницу. Я скажу Карлосу, что ты — дочь моей подруги… или, может быть, двоюродной сестры… Скажу, что тебе грозит опасность. Он будет рад тебя принять, Кассандра. Только не забывай: он умирает, — добавила она с озабоченным видом. — Иначе я сказала бы ему, кто ты, и сделала бы это с радостью.
— Нет, мама, я не могу… — Кассандра вздохнула. — Мне надо довести игру до конца, я дала Лидсу слово. И потом… ждать осталось недолго! Когда принц Дамино и Инее покинут Португалию, все закончится.
Шарлотта хотела бы разделять уверенность дочери, но ненависть, которую она прочла во взгляде Анетты, заставила ее похолодеть. Анетта не сможет проникнуть в тайну ее прошлого, она никогда не узнает, что Шарлотта Кейнс вдруг превратилась в Карлотту дель Балле и даже имеет бумаги, подтверждающие это превращение. Она без труда остановит все посягательства Анетты. Но вот с Кассандрой дело обстояло иначе.
Оставшаяся в шляпной мастерской Анетта думала примерно о том же. Элегантная испанская аристократка, которую почти насильно затащили в ее мастерскую, защищена от нападения. И возможно, она очень скоро уедет из Лиссабона. Анетта из чистого любопытства посетила «могилу» Шарлотты и видела там второй памятник, который убедил ее в том, что у англичанки был любовник. И сегодня, глядя в зеленые глаза белокожей Кассандры, видя ее светлые локоны, она внезапно поняла, хотя Роэн никогда ей об этом не говорил, что Кассандра не его дочь. Это дочь Шарлотты — они разительно похожи, — но в девице нет и намека на смуглые черты Роэна.
Шарлотта родила Кассандру, но отец ее ребенка — не Роэн! Анетта была в этом уверена.
Она стиснула дрожащие руки. Сколько ему пришлось молча терпеть, ее бедному Роэну! И он никогда ничего не говорил ей, не делился с ней своими горестями. Ну так теперь она за него отомстит. Возможно, до матери ей не добраться, но вот дочь от нее не скроется!
Анетта медлить не привыкла. Едва решение убить Кассандру было принято, как она отправила посыльного в прибрежные трущобы, где ему было поручено разыскать некоего типа, к услугам которого Анетта время от времени прибегала. Они немного посовещались в дальнем помещении мастерской, звякнули монеты, переходя из рук в руки, и Анетта отправила наемника со словами:
— И это ты сделаешь сегодня же!
Шарлотта и Кассандра не подозревали об этом дьявольском плане. Шарлотта думала только о том, как бы оставить дочь у себя под крылышком.
— Кассандра, — сказала она, — сегодня мы с мужем будем на приеме в честь лорда Дервента: насколько я понимаю, он ради этого приезжает из Опорто. Я тебя там увижу?
— Ну нет! — рассмеялась Кассандра. — Никто не приглашает на важные приемы любовницу принца!
— Ну а на этом приеме ты будешь, — решительно заявила Шарлотта. — В качестве дочери моей дорогой подруги, Шарлотты Кейнс.
У Кассандры радостно заблестели глаза:
— Да, мама!
— Ты будешь называть меня доньей Карлоттой и обращаться ко мне уважительно, слышишь, Кассандра.
— Да, мама!
— Я заеду за тобой в своей карете. Будь готова.
— О, я буду готова, мама! — заверила ее Кассандра. — Но сначала ты должна зайти в дом. Туда уже, наверное, вернулся кто-то, кого тебе захочется увидеть. По-моему, она уже дома…
Ее слова прервал вопль радости: Венд, ожидавшая возвращения своей молодой госпожи у окна, выскочила на улицу и бросилась к карете. Шарлотта спрыгнула на мостовую, и они обнялись со всем жаром настоящих подруг.
— Ходите в черном парике, а? — недовольно пробурчала Венд. — А что по этому поводу говорит мастер Том?
— Венд… Ах, Венд, это долгая история. Я сейчас не могу ее тебе рассказывать. Поедем со мной в гостиницу: мы сможем немного поговорить, пока я буду собираться на прием. А потом ты сможешь ночевать у меня в комнате на кушетке. Можно, Кассандра?
Кассандра кивнула. При виде этой встречи у нее на глаза навернулись слезы. Она провожала взглядом карету, пока она не скрылась за углом, а потом вернулась в дом, чтобы немного подкрепиться, переодеться и обдумать все события этого дня, которые так резко изменили ее жизнь. Сегодня она приобрела мать! А завтра принц Дамино исчезнет из ее жизни, и она сможет решать, как ей поступать дальше.
Кассандра надела великолепное платье из кремового итальянского шелка, которое блестело и переливалось золотыми нитями шитья. Платье туго обтягивало ее упругую грудь и тонкую талию, а его удивительно пышные юбки ниспадали до пола. И все это было покрыто тончайшей кремовой тканью, горевшей стразами. Она украсила ими и свои пышные светлые волосы — и, конечно, надела бриллиантовое ожерелье. Выглядела Кассандра ошеломляюще прекрасной.
— Я вижу, вы куда-то собрались, — заметил Лидс Бирмингем, который вошел с улицы как раз в тот момент, когда Кассандра спускалась вниз по лестнице.
— Да. На прием в честь англичанина, лорда Дервента. Лидс застыл на месте.
— Принц везет вас туда?
— Нет. — Кассандра помедлила. — Меня пригласила испанская дама, донья Карлотта.
Лидс потрясение открыл рот — и снова закрыл его. Когда он наконец заговорил, в его голосе слышался смех.
— Вы, конечно, знаете, что там будет принц?
— Я полагала, что он там будет, хотя он не побеспокоился мне об этом сказать, — равнодушно бросила Кассандра. — А когда пройдет завтрашний день, у него не будет никаких претензий ко мне: вы мне это обещали!
Веселье Лидса погасло. Он нахмурился.
— Да, я вам это обещал.
Он добавил бы что-то еще, но в этот момент раздался стук дверного молотка.
— Вот и карета доньи Карлотты! Лидс наблюдал за тем, как Кассандра сверкающим мотыльком порхнула к двери.
— Желаю вам весело провести вечер, — мрачно нахмурившись, сказал он.
Кассандра повернулась к нему:
— Я вас там увижу?
— Меня не пригласили.
— Ну, тем хуже для них!
И она исчезла, оставив Лидса размышлять о капризах судьбы.
В карете Кассандру ждала только Шарлотта. Оказалось, что дон Карлос все-таки не чувствует себя настолько здоровым, чтобы ехать с ней. Но когда Кассандра увидела, где остановилась карета, она запаниковала:
— Но… но это же дворец Варваэз! Шарлотта недоуменно посмотрела на дочь.
— Да. Разве ты этого не знала?
— Но принц Дамино помолвлен с их дочерью Констанкой! Она не захочет меня видеть!
— О?.. — Шарлотта нахмурилась. — Ну, об этом уже поздно думать: мы приехали.
Она величественно вышла из кареты. Кассандра следовала за ней, силясь справиться с волнением.
— Возможно, я не захочу там оставаться, мама, — прошептала она.
— Если ты захочешь уехать после того, как нас представят, я скажу хозяевам, что моя молодая приятельница плохо себя почувствовала, и я должна уехать с ней, — успокоила дочь Шарлотта. Она не намерена была расставаться с Кассандрой! Более того — она собиралась увезти ее с собой, где за ней будет присматривать Венд и смогут защитить слуги. Пусть принц Дамино сам о себе позаботится! — Но, — добавила она с решительностью, — я должна хотя бы появиться в зале: я обещала Карлосу, что буду на приеме, раз он нездоров и не может приехать сам.
Кассандра ничего не ответила: многочисленные гости, подъезжавшие к дому, увлекли их в дом. Гостей встречали хозяева дома: семейство Варваэз блистало роскошью нарядов и драгоценностей. Констанка в белом платье и белой мантилье походила на экзотический цветок — в ней трудно было узнать ту опасную женщину, которую Кассандра однажды видела на улице. При виде Кассандры она широко открыла глаза — и хищный оскал сделал ее похожей на тигрицу. Кассандра решила, что ей следует как можно скорее раствориться в толпе.
Ее мысли прервал голос матери: в эту минуту Шарлотту как раз представляли хозяевам дома:
— ..И к моей радости, я встретила в Лиссабоне дочь моей самой близкой подруги — и, конечно, я привезла ее с собой. Я не сомневалась, что вы захотите с ней познакомиться Кассандра Данлоутон.
Хозяева дома были явно потрясены, но они не растерялись и приветствовали своих гостий. Но тут же госпожа Варваэз прошипела мужу, чтобы тот сделал что-нибудь, после чего хозяин наклонился к стоявшему рядом молодому щеголю, отдав распоряжение. Молодой человек довольно грубо схватил Кассандру за руку, при этом широко ей улыбаясь, и решительно увел на террасу, окруженную кружевными чугунными перилами. Кассандра, которая прекрасно понимала, что как «любовница» принца Дамино она действительно нарушила все правила, явившись в дом его невесты, охотно последовала за своим кавалером. Она была рада убраться подальше от опасной португальской тигрицы! На балконе вечерняя прохлада охладила ее лицо. Спутник немедленно принес ей бокал вина и засыпал всеми английскими фразами, которые знал, — главным образом комплиментами ее красоте.
Шарлотта следила взглядом за дочерью, почти не обращая внимания на тех, с кем мельком здоровается. Решив, что Кассандра нашла поклонника, который поспешил увести ее от возможных соперников, она с облегчением вздохнула. Шарлотта теперь двигалась уверенно, той плавной величественной походкой, которая была принята при испанском дворе. Ее черное бархатное платье украшала длинная двойная нитка жемчуга и черная кружевная мантилья, которая легкими волнами спускалась на спину с высокого черепахового гребня. Она даже не подняла взгляда, чтобы посмотреть в лицо почетного гостя: в этот момент он был для нее только жемчужно-серым жилетом и хорошо скроенным серым кафтаном.
— .Лорд Дервент, — как раз закончил представление хозяин дома.
Шарлотта подняла взгляд — и смертельно побледнела. Лицо почетного гостя тоже стало пепельно-серым.
— Том? — потрясение прошептала она, не веря своим глазам.
— Шарлотта, — хрипло произнес он, — это ведь ты? Они говорили по-английски, так что окружающие их не поняли. Шарлотта никогда в жизни раньше не падала в обморок, но теперь она вдруг потеряла сознание, как-то тихо скользнув на пол. Почетный гость подхватил ее на руки и, к общему смущению семейства Варваэз, немедленно унес из зала.
— Шарлотта! — шептал он. — Шарлотта!
— Опусти меня! — торопливо сказала она. — Я извинюсь перед хозяевами дома и буду ждать тебя в моей карете. Не задерживайся! Я должна предупредить Кассандру.
Но толпа приглашенных тут же окружила почетного гостя, а кое-кто вознамерился заговорить с Шарлоттой. Им не удалось скрыться — они могли только обмениваться тоскливыми взглядами. Записка, которую Шарлотта написала Кассандре и передала через лакея, так и не была доставлена по назначению. В суете лакей просто ее выбросил.
Время тянулось мучительно, но в конце концов Шарлотте все-таки удалось ускользнуть. Не успела она исчезнуть, как у почетного гостя неожиданно началась мигрень — дорога из Опорто оказалась такой утомительной. Он приносил свои глубокие извинения и надеялся, что хозяева дома его простят.
В целом прием в доме Варваэз оказался неудачным. Им оставалось только одно утешение: принц Дамино, которому положено было стоять рядом с Констанкой и принимать гостей, сильно опоздал. Но как только он явится, он должен заняться своей нахальной любовницей-англичанкой. Если же он этого не сделает — за нее возьмется сама Констанка!
Однако Кассандра решила, что в данной ситуации осторожность важнее храбрости. Она была вполне удовлетворена возможностью любоваться Лиссабоном с террасы и пить вино в обществе молодого джентльмена, который не уставал осыпать ее комплиментами. Время шло. Она испытывала соблазн не трогаться с места, пока прием не закончится, а потом найти мать и уехать с ней домой. Им надо так много сказать друг другу! Она стояла, погруженная в грезы, и почти не слушала своего кавалера.
После отъезда Кассандры на прием Лидс Бирмингем отправился разыскивать принца Дамино — однако нигде не нашел его. Решив, что тот мог отправиться по каким-то причинам в розовый дворец, он приказал кучеру везти его обратно, но, доехав до площади, остановил экипаж и приказал дожидаться его.
Он увидел нечто такое, что заставило его насторожиться.
В темноте перед дворцом остановилась повозка. Словно по сигналу, двери распахнулись, и двое мужчин, быстро и усердно трудясь, начали разгружать повозку, то и дело выбегая за новыми и новыми… бочонками!
Лидс, тайно наблюдавший за ними, наполнялся яростью. Он догадывался, чем были наполнены эти бочонки — порохом! Что за безумие! Почему принц Дамино позволил, чтобы порох привезли сюда, в дом, где часто бывает он сам?
Если, конечно, это не покушение на жизнь принца!
Лидс бросился через площадь. Разгрузка как раз закончилась, возчик уже сидел на месте, а рядом с ним усаживался какой-то коренастый мужчина. Возчик замахнулся на Лидса кнутом, рассчитывая, что тот отпрянет в сторону. Лидс действительно увернулся — но его шпага вонзилась прямо в грудь возчика. Тот завалился вперед, запутался в вожжах и ударился о круп коренной. Испуганная лошадь встала на дыбы и понесла, увлекая за собой пристяжную. Повозка с грохотом покатилась по площади, а коренастый мужчина от неожиданности упал с повозки.
Он упал на спину, и Лидс тут же навалился на него. В драке Лидс не признавал правил — ему слишком часто приходилось отбиваться от нападений в темных переулках. Едва его противник потянулся за шпагой, как Лидс ударил его по руке. Клинок попал в цель, и неизвестный со стоном выпустил рукоять шпаги и вяло поднял вторую руку, пытаясь защититься от неизбежно-смертельного удара.
— Остановись, Бирмингем! Это я, Перейра!
— Перейра! — Лидс, изумленный этим открытием, опустил шпагу, вглядываясь в своего противника. — Что ты здесь делаешь?
— Выполняю приказ принца, и теперь вот-вот истеку кровью от раны, которую ты мне нанес!
— Идем в дом. — Лидс снова угрожающе поднял шпагу. — Сейчас мы займемся твоей раной.
— Нет, я лучше вернусь домой. Я…
— Иди! — прорычал Лидс. Схватив Перейру за шиворот, он силой уволок его во дворец и захлопнул входную дверь ногой. Звук удара разнесся по всему зданию.
— Галвано! Лопо! — позвал он слуг.
— Можешь не кричать, — вздохнул Перейра. — Никого из слуг нет.
Лидс осмотрелся. В скобе на стене горел факел, отбрасывая дрожащие отсветы на пустой холл.
Лидс отвел Перейру на кухню, заметив по пути темную дорожку из пороха, которая вела от входной двери внутрь. Похоже, один из бочонков прохудился. На кухне он бросил Перейре чистое полотенце, налил ему таз воды, наблюдая за тем, как его недавний противник перевязывает рану, оказавшуюся не слишком глубокой.
— Что приказал тебе принц? — спросил он.
— Думаю, лучше, чтобы сам принц ответил тебе на этот вопрос, — вздохнул тот. Лидс сжал зубы.
— Я хочу услышать это от тебя!
— Я — солдат, — сказал Перейра. — Не люблю я эти интриги!
— Продолжай.
— Сегодня принц Дамино приказал мне забрать весь порох со склада и привезти сюда. Я это сделал. Ты перехватил последнюю партию.
Лидс чертыхнулся.
— А ружья? Их ты тоже сюда перевез?!
— Никаких ружей здесь нет.
Лидс окаменел. Ружей нет? Как можно организовать восстание без оружия? Он набросился на Перейру, схватив его за горло:
— Ты лжешь! Где оружие?
— Принц говорил, что оружие не понадобится! — просипел Перейра.
Пальцы Лидса, мертвой хваткой сжимавшие горло Перейры, медленно разжались.
— Не понадобится? — ошеломленно переспросил он. Значит, восстание было прикрытием. Принц намеревался что-то взорвать. Или кого-то… Помбала? Нет, Помбал, конечно, враг принца Дамино, но принц отверг идею убийства. У Лидса зародилось ужасающее подозрение.
— Перейра, — проговорил он почти дружелюбно, хотя взгляд его был страшен, — полагаю, тебе следует рассказать мне все.
— Я больше ничего не знаю, — промямлил Перейра.
— Я тебе не верю.
Перейра заглянул в ледяные глаза Лидса и увидел в них свою смерть.
— А что мне оставалось делать?! — взорвался он. — Помбал сказал, что монархия хочет от меня избавиться! Королевская семья игнорирует меня — меня, чей род в Португалии самый древний! Только принц Дамино обещал мне карьеру, и я выполняю его приказы. Я не задаю вопросов, я подчиняюсь!
Лидс был уверен в том, что Перейра знает больше того, в чем готов признаться. Однако этот опустившийся аристократ был упрям, и выбить из него правду удастся нескоро.
— Я последую твоему совету, Перейра, — мягко сказал Лидс. — Я попрошу принца объяснить мне, что происходит.
— Вот и хорошо!
По тону Перейры было ясно, что он испытывает глубокое облегчение.
— А тебя я оставлю здесь размышлять о содеянных тобой грехах.
Схватив Перейру за здоровую руку, Лидс запихнул его в чулан, наполненный бочонками с порохом, и запер массивную дверь.
— Нет! Нет! Не оставляй меня здесь! — отчаянно вопил Перейра ему вслед.
Дрю Марсден приплелся на рассвете в гостиницу и теперь мучился от тяжелейшего похмелья. Со стоном повалившись на постель, он пролежал весь день. Вечером заставил себя встать и заказал ужин, а потом трезво стал размышлять о своей доле.
Конечно, он мог бы сесть на первый корабль, отплывающий обратно в Англию. Соблазн поступить именно так был очень велик. Но это означало, что он оставит Кассандру в объятиях другого, а Дрю не свойственно было отступать без боя. Кассандра… В Англии весь его мир закрутился вокруг нее. Неужели он теперь откажется от нее?
Шли часы, и Дрю становился все мрачнее. Наконец он решился. Он в последний раз поговорит с этой девицей, прежде чем навсегда исчезнуть из ее жизни!
На приеме «девица» оказалась в весьма затруднительном положении. Разгоряченный вином и, надо полагать, ее репутацией, новый кавалер Кассандры начал позволять себе вольности. Она ловко уклонялась от бесцеремонных ухаживаний, но когда поблизости оказался лакей, который немного понимал по-английски, она попросила его передать донье Карлотте, что уезжает домой. Именно это Кассандра и собиралась сделать: она предложит кучеру одной из карет, дожидающихся у дворца, золотой, и тот согласится отвезти ее до дома, благо что он близко, так что экипаж успеет вовремя вернуться обратно. Но не успела она осуществить задуманное, как какой-то смуглолицый аристократ в камзоле зеленого бархата, почти скрытом под золотой вышивкой, оттеснил ее кавалера, — и она оказалась лицом к лицу с разъяренным принцем Дамино.
Схватив ее за руку, принц адресовал ей яростную тираду, произнесенную по-португальски, которую Кассандра поняла как довольно эмоционально оформленный вопрос о том, что она здесь делает.
Она попыталась вырвать руку, но он уже волок ее с террасы, и вскоре они оказались в многолюдной бальной зале, где присутствующие смолкли, с интересом наблюдая за колоритной сценой между принцем и его нахальной любовницей.
Голос принца источал злобу, слова летели в Кассандру словно камни. Она поняла, что он осыпает ее проклятиями, и вдруг на нее накатила волна возмущения.
— Но я не знала, что ты собираешься быть здесь, Дамино! — произнесла она, четко выговаривая каждое слово. Ее голос, громкий и четкий, был слышен веем присутствующим. — Это дурно с твоей стороны, что ты сам не привез меня сюда!
Принц заговорил еще более напористо, а его пальцы больно стиснули ее руку. Зеленые глаза Кассандры загорелись опасным огнем. Отведя свободную руку назад, она отвесила принцу звонкую пощечину.
Он отшатнулся и отпустил ее руку. В зале воцарилась полная тишина: затаив дыхание, все ждали, что же будет дальше.
— Я уже через час исчезну из вашей жизни! — крикнула Кассандра, стремительно повернулась и побежала к двери.
Принц бросился было за ней, но Констанка успела перехватить его, вынудив прекратить преследование. Униженная и разъяренная Кассандра выбежала из дворца, смахнула с глаз слезы досады и гнева и осмотрелась. Ночь была темная, но перед дворцом горело множество факелов. Карета ее матери давно уехала, но рядом оказалась пустая открытая коляска. Не долго думая Кассандра бросилась к коляске, вскочила в нее и схватила вожжи. Экипаж она вернет позже. Или распорядится, чтобы его вернули — она твердо решила ехать во дворец на площади, забрать свои вещи, оставив все, что покупал ей принц, и попытаться найти комнату в гостинице. Кто-то из слуг гостиницы вернет коляску еще до окончания приема — ее могут даже не хватиться.
Дорога до дворца заняла совсем немного времени. Кассандра ловко остановила коляску, спрыгнула с нее и, подхватив юбки, побежала к парадной двери. Она взялась за тяжелый молоток, но не успела постучать — дверь отворилась. Кассандра решила, что прислуга не заперла дверь, чтобы принц мог войти без стука.
— Инее! — громко позвала она. Но в огромном холле было пусто.
— Инее! — Кассандра собралась взбежать наверх, но вдруг остановилась. У нее появилось странное чувство, будто во дворце нет ни души. Если бы она приехала несколькими минутами раньше, то услышала бы, как Перейра кричит и бьется в дверь, пытаясь сломать ее, но в результате у заговорщика вновь стала кровоточить рана, и он потерял сознание. Так что дом действительно безмолвствовал. — Инее! — позвала она еще раз, уже не так уверенно.
Больше она не пыталась звать прислугу. Может быть, принц Дамино именно поэтому был в таком гневе? Возможно, Инее уже уехала, и он пытался сказать, что она расстраивает их планы?
И тут на полу Кассандра увидела то, чего не заметила поначалу. На мраморных плитах блестело что-то красное — небольшая лужица крови. Кровавый след тянулся в обе стороны: к входной двери и в заднюю часть здания.
Кровь? Неужели Инее убили и унесли из дворца?
Кассандра инстинктивно повернулась, чтобы бежать к коляске. Но путь уже был закрыт. Входная дверь бесшумно открылась.
Явился посланец Анетты. И в руке его блеснул нож.
Кассандра отчаянно закричала.
Она попыталась убежать, но смуглый жилистый человек бросился ей наперерез, чтобы перехватить. Он почти нагнал ее и поднял нож, но от двери раздался громкий крик — и убийца тут же рухнул у ног Кассандры.
А в следующую секунду рядом с ней как по волшебству возник Дрю. Новый бросок — и убийца, который пытался подняться, получил еще один удар. На этот раз он не встал.
Кассандра вроде бы не удивилась появлению Дрю.
— Чем ты его ударил? — удивилась она. — От двери?
— Башмаком, — лаконично ответил Дрю. — Я метнул свой башмак в негодяя, и он угодил ему прямо в шею. — Сказав это, он принялся надевать свой башмак с внушительной пряжкой. — А что это за сумасшедший дом, в котором ты поселилась с этим своим принцем, Кассандра?
— Я вовсе не поселялась с этим принцем, Дрю. Это все был только спектакль, чтобы помочь… Ах, да ладно. Как ты смог меня найти?
— Раскрыл глаза — и увидел тебя в опере, — все так же угрюмо отвечал он. — Я уже собрался уехать из Лиссабона, но сегодня решил выслушать тебя, не расскажешь ли, как все это случилось. Я видел, как твоя коляска проехала по площади, а потом ты выскочила и вбежала в дом. А когда заметил, как этот тип крадется к двери, я побежал на помощь.
— И слава Богу! Кассандра все еще дрожала.
— Ты сию же минуту отсюда уходишь.
— Нет, я не могу. Мои вещи…
— За твоими вещами мы пошлем позже. Я не оставлю тебя там, где тебя намерены убить!
Кассандра подумала, что этот решительный Дрю просто великолепен.
— А куда ты меня везешь? — спросила она, когда он посадил ее в коляску.
— Ко мне в гостиницу, — ответил он, берясь за вожжи. — А потом — на первый же корабль, отплывающий в Англию. Кассандра с улыбкой подалась вперед.
— Это не моя коляска. Я просто прыгнула в нее, после того как дала принцу Дамино пощечину и убежала с приема.
Дрю бросил на нее быстрый взгляд.
— Мы отправим ее обратно из гостиницы. Может, ты забыла сказать мне еще что-то?
«Да. То, что я тебя люблю». Но Кассандра решила, что успеет сказать это потом, когда они приедут в гостиницу. И она напомнила себе слова Шарлотты: «Мужчины вечно устраивают поединки, и получают травмы при езде верхом, и умирают от простуды».
Она любит Дрю, и это чувство никогда в ней не погаснет. И что может помешать их счастью?
Хозяин гостиницы был поражен при виде англичанки — любовницы принца Дамино, которая поднялась со своим «женихом» наверх, — но в душе он был романтиком, так что притворился, будто ничего не заметил.
— Кассандра, — прошептал Дрю, когда они наконец остались вдвоем, — Ливси сказал мне о твоих чувствах. И о твоих опасениях. — Он заключил ее в объятия. — И я хочу, чтобы ты знала: я готов ежедневно рисковать жизнью, только бы ты оставалась рядом со мной.
— О, я больше ничего не боюсь, — уверила она его. Его руки вокруг ее талии сжались сильнее.
— И чем бы принц ни был для тебя, — хрипло проговорил он, — знай, что это не важно. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
— Ах, Дрю, Дрю, принц Дамино был для меня ничем! То плача, то смеясь, Кассандра поведала ему всю историю. И во время разговора их одежда постепенно куда-то исчезала — и наконец, когда ее рассказ закончился, она оказалась в постели с Дрю. Волны нежности и страсти накатывали на нее, и она, никогда не отдававшаяся мужчине, открылась навстречу любви — и в объятиях Дрю узнала, что значит быть женщиной.
А потом, когда их страсть была утолена, Дрю изумленно любовался ею, недоверчиво прошептав:
— Ты была невинна!
— Да! — Она засмеялась и ласково прикусила мочку его уха. — Так что теперь ты точно знаешь, что между мной и принцем Дамино ничего не было!
Человек, пытавшийся убить Кассандру, с трудом встал на ноги и отправился доложить Анетте, что в эту ночь ему не удалось выполнить ее поручение.
— Дурень! — бесилась она. — Негодяй! Не мог убить жалкую девчонку!
— Я же сказал: там появился какой-то мужчина. Я не знаю, откуда он взялся, но он меня уложил.
— Уложил, как же! — Анетта заскрипела зубами. — Ну, можешь о ней забыть. Я сама ею займусь — завтра. А ты убирайся, убирайся вон!
И она зарыдала злыми слезами.
Убийца-неудачник ушел, чувствуя себя обиженным. В конце концов, он сделал все, что мог! И в конце концов, он легко отделался — если бы на мраморном полу розового дворца его нашел Лидс Бирмингем, ему пришлось бы худо. Когда Лидс появился у дворца Варваэз, его туда не пропустили слуги.
— У меня строгий приказ не пускать вас в дом, — объяснил хмурый лакей.
— Я должен передать послание для принца Дамино, — заявил Лидс.
— Буду рад передать его, сударь.
— Нет. Попроси принца прийти за ним. Слуга с подозрением посмотрел на наглеца.
— Не думаю, чтобы он пришел сюда.
— Скажешь ему, что это касается той работы, которую сегодня выполнял для него Перейра, — буркнул Лидс. — И он придет.
Упоминание о Перейре действительно заставило принца немедленно выйти к Лидсу.
— Лакей сказал, что меня хочет видеть Перейра! — почти выкрикнул он.
— Нет, вас хотел видеть я. — Лидс с улыбкой подался вперед и склонился к уху принца:
— Я приставил вам к груди нож, Дамино. И если вы позволите себе хотя бы моргнуть, он войдет в вас по самую рукоять. Сейчас вы, не оборачиваясь, скажете лакею, что скоро вернетесь.
Побледневший принц Дамино послушался.
— Куда мы идем? — спросил он, когда дворец Варваэз скрылся из вида.
— Молчите, — коротко бросил Лидс. — Мне надо кое-что вам показать.
У розового дворца принц заупрямился.
— Мы можем поговорить на улице, — с опаской проговорил он.
— То, что я хочу вам показать, находится внутри, — ответил Лидс, подталкивая его ножом. Принц Дамино повиновался.
— Видите эту тонкую полоску черного пороха, Дамино?
— Я вижу на полу кровь! — Принц Дамино покрылся холодным потом.
— Это кровь Перейры.
— Матерь Божия! — воскликнул принц. — Ты его убил?
— Нет, конечно! Я просто вынужден был убедить его, чтобы он объяснил мне вашу маленькую хитрость, план, в соответствии с которым вам завтра не понадобится оружие, а понадобится только порох!
— Он лжет! — воскликнул Дамино. Лидс захохотал. Смех его звучал зловеще.
— А откуда вы это знаете, Дамино? Вы же не знаете, что он сказал! — И он дал принцу сильную оплеуху — тот упал. А Лидс навис над распростертым телом, тяжело дыша. — Мне бы следовало вас убить! — выкрикнул он. — Наконец мне все стало ясно. Вы не собирались устраивать восстание или переворот, те люди, с которыми вы здесь встречались, не входили ни в какие отряды. Конечно, заговор был, а вот хваленая армия Перейры была выдумкой!
— Нет! — прошипел принц. — Нет, это не правда. И Перейра мог бы подтвердить, что это не так.
Из глубины здания донеслись крики и стук.
— Вставайте! — приказал Лидс. — Вы позволите Перейре все сказать самому!
Принц Дамино поспешно встал, и Лидс отвел его на кухню, к чулану, где был заперт Перейра. На пути они наступали на дорожку из черного пороха.
— Мы должны были стать вашими болванчиками — я и англичанка, — сказал Лидс, отвешивая принцу подзатыльники, когда тот пытался замедлить шаг. — Вы ведь собирались заманить сюда королевскую семью, Дамино, чтобы взорвать их всех?
— Это не мой план! — простонал принц, охваченный паникой. — Это придумал Перейра, клянусь!
— Очень простой способ стать королем, правда? Кому нужны мятежи, когда есть наемный убийца? Король получил бы сообщение, что вы лежите при смерти в доме вашей возлюбленной-англичанки. Все бросились бы сюда, поверив, что вы умираете, и вот удача — вы убиваете всех разом. Прекрасный план отъявленного негодяя, действующего тайком.
И он отвесил несчастному принцу еще одну увесистую пощечину.
— И все получится, все отлично должно получиться! — От страха речь принца стала совсем невнятной. — Ты только отпусти меня и никому ничего не рассказывай. А завтра я уже стану королем! И тогда смогу дать тебе все, что ты пожелаешь!
— Именно тогда я и должен был получить от вас последний дар — смерть. — Отрывистый смех Лидса более походил на рычание. — Ваш план оказался почти идеальным, Дамино. Вы распустили слухи о том, что Кассандра честолюбива, что она хочет стать королевой. Кто не поверил бы тому, что я помогал ей осуществить ее замыслы, — я, авантюрист с испорченной репутацией? Ах, с каким удовольствием я разрубил бы вас прямо здесь на куски! — Он уже обнажил шпагу и угрожающе наставил ее на Дамино. Другой рукой он отпирал дверь чулана. — Отойди подальше от двери, Перейра. Сейчас к тебе присоединится твой принц!
Он стремительно распахнул дверь и толкнул в чулан принца Дамино, который сбил с ног бросившегося к выходу Перейру. Но не успели они опомниться, как Лидс снова запер дверь.
— Выпусти меня! — взвыл Дамино. — Я готов на все!
— Вы уже это доказали, — сухо сказал Лидс. — Радуйтесь, что я оставил вам жизнь. Рано или поздно вас здесь обнаружат. К этому времени я буду уже далеко. И советую вам не зажигать свечей: иначе взлетите на Воздух!
Уходя, он издевательски расхохотался.
Том не задавал вопросов, когда наконец присоединился к Шарлотте в ее карете. Он лишь обнял ее и прижал к себе, словно боялся, что она вдруг исчезнет. А Шарлотта, потерявшая голову от счастья, засыпала его вопросами.
— Том, ты и правда лорд Дервент? — изумленно спросила она у него.
— Да. — Его голос звучал глухо, потому что он уткнулся лицом в ее темные волосы. — Что это, Шарлотта, — парик?
— Да. И кожа у меня золотистая благодаря пудрам и притираниям: я оказалась слишком бело-розовой для испанки! Но под этим все та же женщина.
— Моя женщина, — уверенно заявил он.
Шарлотта заглянула в его лицо — и почувствовала прилив радостного торжества. Она действительно принадлежит ему: так было всегда, так будет и впредь. И что бы ни случилось, никакие силы не смогут их разлучить. Она мысленно поклялась, что так и будет. А потом вдруг вспомнила о Карлосе. Он не заслуживал предательства, чтобы она его бросила. О нет — она не может оставить его умирать в одиночестве: ведь он столько лет любил ее…
— Как ты получил титул? — спросила она, стараясь спрятать свое смятение.
— Оказал небольшую услугу его величеству в Бразилии, — небрежно бросил Том. — Мне это ничего не стоило, а для британской торговли было чрезвычайно важно. Возможно, — рассмеялся он, — наш монарх решил напомнить мне, что я — англичанин!
— Значит, теперь ты живешь в Бразилии?
Том не счел нужным говорить ей, что стал самым богатым человеком этой страны. Жизнь закалила его, и он смело шел на риск. Бриллианты всегда считались монополией португальского короля, и Тому, который нашел бриллианты, удалось контрабандой вывезти камни и тайно продать их в Амстердаме, где их огранили. Весь капитал он вложил в землю. А когда год назад умер Себастьян да Севера, оставивший ему свое поместье, то вместе с собственными землями владение Тома стало крупнейшим в Бразилии.
— Я увезу тебя домой, Шарлотта, — коротко сказал Том. Домой с Томом! У Шарлотты закружилась голова. Она закрыла глаза.
— Да, кстати, — как бы между прочим спросил он, — а куда мы едем в этой карете?
Шарлотте пришлось вернуться с небес на землю. Она опасалась ехать с Томом в одну из широко известных гостиниц Лиссабона — она была очень заметной дамой, а он — слишком популярным человеком, а она не хотела, чтобы до Карлоса дошли слухи о них. Карлосу она все скажет сама — но пока ей не хотелось об этом думать. Сейчас она могла думать только об одном — они с Томом никогда не расстанутся…
Размышления Шарлотты о том, куда направить карету, были прерваны тревожными мыслями о дочери. На ее вопрос, что Кассандра намерена делать, если ее планы будут нарушены, та сказала, что Лидс ей в этом случае назначил встречу у разрушенной церквушки под стенами замка Сан-Жоржи. Если же она не найдет его там сразу, то должна остановиться на небольшом постоялом дворе в соседней деревушке. Постоялый двор не без остроумия именовался «Замок».
— На небольшой постоялый двор, — в раздумье ответила она. — Там нас никто не найдет…
Эти слова заставили Тома напрячься.
— Ты снова замужем, — догадался он.
— Ах, Том! — воскликнула Шарлотта, умоляюще глядя на него. — Роэн долгие годы держал меня в плену, а когда я вырвалась на свободу, меня спас Карлос. Он увез меня в Испанию. Да, я вышла за него замуж: он подарил мне новую жизнь, если бы не он — я бы умерла, Ах, Том, пожалуйста, постарайся меня понять!
Том отвел взгляд. Шарлотта была его единственной любовью — но получалось так, что всю жизнь она принадлежит другим! Его сильные руки сжались в кулаки, но голос звучал спокойно:
— Мы примем то, что даст нам судьба, Шарлотта. Сколько времени ты сможешь провести со мной?
Ах, как ей хотелось сказать: «Всю жизнь. Том!» Карлос чувствовал себя слишком плохо, чтобы ехать на прием к Варваэзам, но он настоял на ее поездке. Он просил ее по возвращении не будить его. И обещал дать ей утром возможность выспаться. А встретятся они за ленчем, после того, как он посетит мессу, ведь завтра День Всех Святых!
— Мы можем оставаться вместе до десяти утра. Том.
— Значит, до десяти утра, Шарлотта. — В его голосе звучала горечь. — Ведь я не имею на тебя прав…
— Я никогда не переставала любить тебя, Том! — воскликнула Шарлотта с болью в голосе. — Ни на секунду…
Том дал себе слово, что завтра во что бы то ни стало увезет Шарлотту — кто бы и что бы ни стояло между ними. Но об этом он промолчал, а вслух сказал:
— Я купил в Англии поместье, Шарлотта. Это — самый красивый дом на свете — по крайней мере так мне когда-то сказала одна девушка.
У Шарлотты перехватило дыхание.
— Ты купил замок Страуд? — дрожащим голосом спросила она. — Зачем?
— Ради воспоминаний, — ответил он, нежно прикасаясь пальцами к ее щеке. — Я помнил девушку, которая так его любила, девушку, которую считал погибшей… И сказал себе, что если смогу иногда приезжать туда, то буду чувствовать себя ближе к ней. Я смотрел в огонь камина и воображал, что она сидит рядом…
Шарлотта схватила его за руку и потерлась об нее щекой. Глаза у нее сияли.
— Том, — прошептала она, — я недостойна тебя! Карета уже подъехала к постоялому двору, и возница (Шарлотта заверила Тома, что он ей предан и она может ему доверять) забарабанил в дверь небольшого одноэтажного дома. Заспанный хозяин постоялого двора наконец открыл им дверь, и возница приказал ему приготовить приезжим комнату.
Спрятав лицо под мантильей, Шарлотта под руку с Томом вошла на постоялый двор, и они сразу же оказались в отведенной им комнате с видом на Лиссабон — на удивление уютной. Но Шарлотта не видела этой комнаты, освещенной светом единственной свечи. Она сбросила мантилью, сняла парик — и распустила свои золотые волосы. В голосе ее звучала боль.
— Жизнь — это западня, Том, — медленно проговорила она. — Я поняла: она вот-вот захлопнется. Я не смогу бросить Карлоса, причинить ему боль, как бы ни влекло меня к тебе сердце. У нас есть только эта ночь…
Том был печален. Шарлотта всегда представлялась ему хрупким цветком, гнущимся на ветру. Он не подозревал, что она сделана из стали.
— Я не сделаю ничего, что причинило бы тебе боль, — хриплым голосом вымолвил он.
— Когда завтра утром за мной приедет карета, для нас наступит конец. Том, — дрожащим голосом сказала она.
— Значит, так тому и быть.
Том задул свечу, и они бросились друг к другу в объятия, словно никогда не расставались. Губы Тома прикасались к ней почти молитвенно, он касался ее так, будто она была бесценным сокровищем.
Шарлотта отдалась бешеному потоку чувств. Произошло чудо. Том вернулся, восстал из мертвых, он снова принадлежал ей… Она не помнила, как он отнес ее на кровать. Только почувствовала, как с нее слетают одежды, ощутила его нагое тело — и вернулась в прошлое, снова став юной и пылкой. За окном были не огни чужого города, а серебряный блеск Дервента. Она считала, что стала холодной: прошло уже два года с тех пор, как Карлос в последний раз любил ее, — но теперь все ее чувства вдруг ожили, и она трепетала, отдаваясь ласкам Тома. Ее тело подчинилось ритму его сердца, покачиванию его бедер… Он вернулся, вернулся, ее жизнь снова стада прекрасной… Ее чувства пели, и она радостно принимала в себя его тело, которое обещало, обещало… Ей хотелось, чтобы эти мгновения продлились вечно, — но волны экстаза вздымались все выше и в конце концов поглотили ее.
— Том! — прошептала она отчаянно. — Ах, Том, как мне тебя не хватало!
И волшебство страсти осталось с ними даже тогда, когда их тела разъединились. Они продолжали касаться друг друга, наслаждаясь теплом и нежностью утоленной страсти.
Слов не хватало, чтобы выразить свои чувства. Но слова им не были нужны. Их сердца бились в унисон, их сострадание друг другу и взаимное влечение были безграничны. Два человека, созданные друг для друга, — они понимали это. И на короткие часы решили не думать о том, что все скоро закончится.
Измучившись счастьем и любовью, они провалились в сон — и спали до восхода солнца.
Разбудил их мощный рев, словно бы возвещавший о конце мира.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Я тебя найду - Шервуд Валери



Пипец!!!!! Такого напридумывала просто взрыв мозга!!!!!!!!!!
Я тебя найду - Шервуд ВалериНатали
4.04.2012, 21.44





прекрасная книга! на реальный событиях ! всем советую!
Я тебя найду - Шервуд Валеригера
27.08.2012, 16.01





"завёрнутая" история. Где можно было описать интересней, написано сокращённо. Не очень поставила 3/10.
Я тебя найду - Шервуд Валериgala
3.10.2012, 1.45





Откуда такая высокая оценка (9.85 на момент моего прочтения)?! Пока читала, могла думать только о том, что это полный бред. Надеялась, что станет интереснее, раз другие читательницы так высоко оценили сие творчество, поэтому в ожидании "чуда" в следующей главе дочитала до середины, а потом уж просто решила "добить". Том - лошара, неудачник и какая-то мямля. Но, как говорится, дуракам везет и на него удачно сваливается наследство, а то так и остался бы бомжом. Шарлотта - это вообще ппц. НУ, КАК МОЖНО ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА ЛЕВОГО МУЖИКА СПУСТЯ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ С МОМЕНТА СМЕРТИ ЛЮБИМОГО?! Кассандра - сказочная идиотка, вся в мамашу. Местами написано занудно. Я люблю приключенческие романы, но это жалкая пародия. ФУ!
Я тебя найду - Шервуд ВалериМаруся
16.03.2013, 4.17





Главная героиня Шарлотта из тех женщин, кто любит всю жизнь одного (Тома), а спит с другими, кто делает ее жизнь комфортнее. Это и Роэн, который взял ее не девочкой и молча принял ребенка не от него, которого Шарлота молча ему подсунула. Он ждал от нее только верности, но не дождался. Это и Карлос, спасший ее от нищеты. Дважды она имела реальный шанс уйти с Томом, но зачем ей бомж. А как он разбогател, сразу вцепилась в него мертвой хваткой. Понравилось мне скромность автора в описании постельных сцен: так полунамеки без порно. Хороший роман, с авантюрами и приключениями.
Я тебя найду - Шервуд ВалериВ.З.,66л.
10.11.2014, 11.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100