Читать онлайн Я тебя найду, автора - Шервуд Валери, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я тебя найду - Шервуд Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я тебя найду - Шервуд Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я тебя найду - Шервуд Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шервуд Валери

Я тебя найду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

Лиссабон, Португалия, осень 1755 года
На Тахо дул резкий ветер, раздувая паруса тортового судна «Гордость Глазго», на котором Кассандра приплыла из Англии. Они с Венд стояли среди оживленно болтающей толпы пассажиров, нетерпеливо ожидавших возможности сойти на берег. При виде развернувшейся перед ней панорамы ее сердце билось сильнее.
Лиссабон, этот белоснежный город, раскинулся в долине между двумя холмами. С одной стороны его венчала могучая крепость — замок Сен-Жоржи, с другой — Байро Алто. Город окаймляло множество холмов.
Кассандра, взволнованная тем, что может обнаружить в этом городе, почти не обращала внимания на огромные корабли с флагами самых разных стран, стоявших на якоре в порту. Шума оживленной набережной она как бы и не заметила. Взяв экипаж, они с Венд направились в «Зеленый остров» — гостиницу, которую рекомендовал им кто-то из спутников как хорошую и недорогую. Кроме того, хозяин гостиницы говорил по-английски.
Во время плавания Кассандру преследовали мысли о Дрю Марсдене и о том, как он отнесся к ее исчезновению. Вернулся ли он домой, чтобы мрачно сесть у камина и тосковать о ней? Или просто пожал плечами и больше не думал о ней? Или поехал в ближайший город и нашел себе другую?
Эта мысль причинила Кассандре такую острую боль, что она готова была повернуть обратно и на первом же корабле устремиться домой, однако она заставила себя сдержаться. И, устроив Венд в гостинице (Венд плохо перенесла плавание и перед самым прибытием в Лиссабон заболела желудком, так что пришлось держать ее несколько дней в постели), Кассандра узнала у хозяина гостиницы дорогу в Портас-дель-Сол и отправилась туда пешком. Именно это отвлечет ее от мыслей о Дрю Марсдене — она начнет свои поиски!
Отыскать Портас-дель-Сол оказалось не так просто, однако она упорно поднималась вверх, как подсказал ей хозяин гостиницы, пробираясь по головокружительному лабиринту извилистых улиц. И наконец, когда она уже готова была отчаяться, вдруг остановилась перед домом, в котором так недолго жила ее семья.
Дом оказался запертым и нежилым: окна его были закрыты ставнями.
Пара любопытных холодных глаз следила за Кассандрой почти с первой минуты ее прибытия в Лиссабон. Они принадлежали человеку, который следовал за ней по пути в Портас-дель-Сол. Он наблюдал, как Кассандра сосредоточенно изучала пустой дом, словно его гладкий крашеный фасад мог открыть ей какую-то важную тайну, затем, взявшись за молоток, она долго стучала в дверь. Не дождавшись ответа, она в конце концов повернула обратно.
Незнакомца очень удивило ее поведение: дом явно пустовал очень давно.
Всю обратную дорогу Кассандра, поглощенная своими мыслями, была мрачной и рассеянной. Едва не заблудилась и с трудом отыскала верный путь, пробираясь между лениво спящими кошками и собаками, осликами с поклажей, босоногими торговками и шумными ватагами ребятишек. Она шла по небольшим улочкам, таким тесным, что, казалось, дома на них вот-вот соприкоснутся. Следовавший за ней мужчина с короткой парадной шпагой у бедра даже не делал попытки ей помочь. Когда она останавливалась, озираясь и щурясь на солнце, пытаясь понять, в какую сторону ей следует направиться, он тоже приостанавливался и уходил в тень какого-нибудь дверного проема.
Незнакомец как бы взглядом оценивал Кассандру.
Он продолжал следовать за ней, когда она остановилась, чтобы справиться о дороге у возницы — что было делом непростым, поскольку она не говорила по-португальски. Мужчина подошел достаточно близко, чтобы услышать ее слова, и ее вопрос озадачил его. Молодая дама хотела осмотреть кладбища?! Он следовал за ней в наемном экипаже от кладбища к кладбищу: ей пришлось пройти по нескольким в поисках того, на котором похоронена ее мать. Она готова была допустить, что Венд сказала ей правду, но не исключала и того, что служанка могла не знать всего, что случилось. А что, если ее мать действительно умерла? Возможно, во время побега с ней что-то случилось, и Роэн Кейнс не имел уже отношения к ее смерти. Или, как считала сама Венд, Роэн мог устроить похороны, для того чтобы спасти свою честь, — в этом случае он мог даже похоронить пустой гроб. Но если он поставил надгробный памятник, это означало, что ее мать действительно умерла: Кассандра не могла поверить в то, что ее отец мог зайти в своем падении настолько далеко.
У нее уже появились сомнения — не напрасно ли она ищет дорогую могилу на кладбищах Лиссабона. И вдруг ее внимание привлекла могила, отступающая от стройного ряда: на ней стояло два камня, причем памятник у ног оказался выше, чем камень у головы. Мужчина, остановившийся чуть поодаль, нервным жестом поглаживая щеку рукой, на которой поблескивал тяжелый золотой перстень с рубином, видел, как молодая женщина нагнулась, чтобы прочесть надпись. Затем она напряглась, опустилась у могилы на колени и закрыла лицо руками. Бедная Кассандра прочитала трогательную надпись:
«Здесь лежит Шарлотта, возлюбленная Томаса. До конца времен».
Значит, Венд ошиблась! Шарлотта вовсе не убежала — она умерла… Но Томас нашел ее и поставил этот памятник. Горячие слезы обожгли ей глаза при мысли о том, что разлученные судьбой влюбленные так и не нашли друг друга. Кассандра долго стояла на коленях у могилы, оплакивая свою навсегда ушедшую от нее мать.
Когда Кассандра встала с колен, уходя от этого печального места, наблюдатель подошел к надгробию, чтобы прочесть надпись, которая так подействовала на молодую красавицу. Ничего не поняв, он снова последовал за Кассандрой в своем наемном экипаже — на этот раз проследив ее путь до гостиницы.
Там он смешался с толпой, и его жесткие прозрачные глаза сощурились, отметив впечатление, которое молодая леди произвела на темноволосого джентльмена, спускавшегося по лестнице. При виде ее он остановился как вкопанный, а затем стремительно повернулся и скрылся в том направлении, откуда появился.
Наблюдатель решил, что молодая особа может представить для него немалый интерес. Однако, вспомнив о времени, он извлек из кармана изящные золотые часы и нахмурился. Опаздывать на встречу не следовало — принц будет весьма этим недоволен. Наблюдение за красавицей англичанкой можно возобновить и завтра.
Он спокойно и уверенно пошел через толпу постояльцев «Зеленого острова» и остановился у входа в гостиницу, в нетерпении хмуря брови. Несколько мгновений спустя к гостинице подъехала раззолоченная резная карета, запряженная белыми лошадьми. Любопытные вытянули шеи, чтобы посмотреть, кто отъезжает в одной из королевских карет.
Зеваки были бы удивлены, узнав, что высокий джентльмен, так уверенно севший в королевский экипаж, не имеет ни средств к существованию, ни королевской крови. Этого молодого щеголя, известного авантюриста, изгнали из половины столиц Европы — за игру мечеными картами и жульничество с игральными костями, за вызов на дуэль тех, кто считался выше его по положению, за любовные интрижки с дамами, связанными с богатыми и влиятельными мужчинами. В свое время его выгнали из Оксфорда, а потом из армии, от него отказалась семья, ему было запрещено возвращаться в Лондон… Он путешествовал под различными именами. Самым последним, под которым его знали в Лиссабоне, было имя Лидс Бирмингем. Но ни одно из имен, которым он назывался, ему не принадлежало. Не без юмора, он выбирал себе фамилии по названиям городов, из которых ему пришлось спешно уезжать, уходя верхом от потони.
Его лицо, которое можно было бы считать красивым, портили несколько шрамов, полученных им на дуэлях. Теперь на нем лежало выражение задумчивого удовлетворения. Он не сомневался принц будет доволен тем, чего он добился за этот день.
Кассандра, поглощенная поисками матери, а потом расстроенная тем, что все же нашла могилу, разумеется, не заметила следовавшего за ней Лидса Бирмингема. Не обратила она внимания и на странное поведение темноволосого джентльмена, который при виде ее бросился бежать вверх по лестнице.
Этот джентльмен теперь не находил себе места от беспокойства. Он метался по своей комнате в гостинице Не может быть, чтобы она его узнала! Нет — это было бы смешно Он видел ее, когда она воспитывалась в пансионе в Кембридже, — такое лицо забыть невозможно! Именно из-за нее он и проявил интерес к ее младшей сестре, надеясь через нее познакомиться с красавицей. Но… она убежала из школы, прежде чем он смог осуществить свой замысел. Конечно, Феба могла подробно описывать его Кассандре, но по описанию человека узнать невозможно. Кассандра его не знает — если только, по нежелательному стечению обстоятельств, она не видела его где-то в Лондоне.
И все же он не смел рисковать. Выбежав в коридор, он постучал в дверь комнаты, находившейся неподалеку, — комнаты, гораздо более роскошной, чем та, которую занимал он сам. Дверь открыла служанка, сразу же впустившая его в помещение.
Молодая девушка довольно неприметной наружности, но элегантно одетая, при виде его встревоженного лица воскликнула:
— Клайв, ради Бога! Что случилось?
— До меня дошел ужасный слух, Делла, — прошептал Клайв, озираясь, словно опасался, как бы их не подслушали. — Возможно, здесь, в «Зеленом острове», кто-то заболел чумой.
— Что? — Делла стремительно вскочила. — Но мы должны немедленно уезжать из Лиссабона! Я сейчас пойду и скажу маме, что мы собираемся и возвращаемся в Англию!
— Не стоит, Делла. Ведь это может оказаться и не правдой. — Клайв (это был муж Фебы, лорд Хотон) решительно остановил бросившуюся к двери Деллу. — У меня есть предложение. Я уже говорил, что нам стоит осмотреть одно место, расположенное на некотором расстоянии от Лиссабона. Мы можем сложить вещи, уехать из гостиницы и отправиться туда. Мы будем ехать не спеша, а если услышим, что в Лиссабоне действительно распространяется чума, то немедленно отправимся в Опорто и там сядем на корабль.
— Ах, Клайв, какой вы умный! — Юная Делла устремила на него полный обожания взгляд. — Я пойду и скажу все это маме. Я уверена, что если есть хоть малейшее подозрение на эту ужасную чуму, мама захочет тут же покинуть гостиницу. — Она задержалась у двери. — Куда, вы сказали, мы поедем?
Довольный удачным поворотом событий, Клайв улыбнулся:
— Это место называется «Бока до инферно» — «Пасть ада». С доверчивой улыбкой Делла пообещала ему, что они будут готовы через час.
Вернувшись к себе в номер, Клайв вытер вспотевший лоб. Все последние недели он вел двойную жизнь. Дамы, с которыми он путешествовал — леди Ферринггон, ее дочь Делла и их горничные, — считали его холостяком и вполне приемлемым, хоть и немного потасканным, женихом.
Он не намерен был давать им повод усомниться в этом. Вся жизнь Клайва строилась на лжи. Будучи знатным, обладая немалым родовым состоянием, имея любящую мать и некое обаяние (друзья говорили ему, что он похож на меланхолического поэта), молодой лорд Хотон пользовался в Лондоне популярностью. Потом он несколько раз попадал в истории — скандалы из-за женщин, неоплаченные карточные долги, отказ в членстве нескольких популярных клубов, — так что даже его снисходительная матушка, вдовствующая маркиза Гринси, стала выражать свое недовольство сыном. Намереваясь «сделать из него мужчину», она отправила его в Кембридж, лишив содержания.
Феба узнала об этом и распустила слухи о том, что она — богатая наследница. Клайв не сразу попался на эту приманку. Он соблазнил Фебу (вернее, так он считал, на самом же деле это она его соблазнила), находя ее изобретательной и одновременно, наивной любовницей. Такой талант в столь юном возрасте вызвал его восхищение, и он согласился взять ее в Лондон и заключить с ней брак на Флит-стрит. Он решил, что если Феба окажется не слишком богатой, он не будет в проигрыше: браки «Флит-стрит» считались юридически незаконными. Если же у нее действительно окажется солидная собственность в колониях, о чем она говорила, отец, чтобы сохранить репутацию дочери, согласится на их брак.
В Лондоне, после церемонии на Флит-стрит, Клайв узнал, что репутация Роэна Кейнса как дуэлянта гораздо выше репутации человека с состоянием, и изменил свои планы. Он сбежал с Фебой в провинцию и стал ждать дальнейшего развития событий. Какое-то время изворотливость Фебы и ее умение вовремя сбегать (она оказалась достойной дочерью Роэна) его очаровывали. Но никаких денег от Фебы не поступало, и по возвращении в Лондон Клайв был намерен бросить ее и попробовать помириться с матерью, которая отказывалась видеть его с тех пор, как он сбежал с Фебой.
Он не учел одной вещи — времени их «союза». Роэн Кейнс объяснил ему это, приставив шпагу к его горлу. Вынужденный жениться на Фебе (а он покорно отправился в церковь, надеясь что в этом случае получит за жену хорошее приданое), он после этого попытался помириться с матерью.
Однако вдовствующая маркиза Гринси сочла поведение Фебы скандальным, да и роль сына оценила по заслугам Она рыдала, но упорно отказывалась иметь дело с сыном, рвала его письма не читая, даже не узнав, что он все же женился на своей любовнице.
Последовавшие за этим годы оказались достаточно бурными. Получая деньги, парочка ни в чем себе не отказывала. Когда денег не было, они ссорились. Клайв грозился бросить Фебу — и, случалось, осуществлял свои угрозы. Каждый раз она его находила и приносила деньги — суммы, которые вытягивала у своего отца, — и они мирились. В конце концов Феба разорила Роэна и после этого потеряла с ним связь.
Известие о смерти тестя весьма ободрило Клайва, но оказалось, что Феба не получила никакого наследства Дом на Гросвенор-сквер давно был продан. Фебе не на что было рассчитывать. Она не поддерживала отношений со старшей сестрой, которая жила где-то в глуши. С точки зрения Клайва, ситуация была безнадежной.
Он оставил Фебу в Ливерпуле, сказав ей, что намерен сделать последнюю попытку помириться с матерью Феба доверчиво согласилась его ждать Однако его метод примирения оказался неожиданным: он сообщил матери, что его «любовница» сбежала с каким-то капитаном-моряком в Америку, а он де весьма сожалеет о тех неприятностях, которые доставил своей матери Его приняли как раскаявшегося грешника. Две приятельницы маркизы, леди Роудс и графиня Скэттерсби собирались в Португалию в надежде на то, что в теплом Лиссабоне у графини пройдет ревматизм. Дамы намерены были взять с собой леди Ферринггон и ее дочь Деллу. Эта молодая особа с ее неприметной наружностью не произвела никакого впечатления на аристократических женихов во время светского сезона. Но теперь она стала богатой наследницей: ее единокровный брат Роджер умер, и дед намеревался завещать все свое состояние Делле. Оценив удачный шанс пристроить Клайва, маркиза, предварительно отправив его к хорошему портному, финансировала поездку сына в Португалию, дабы он «помогал дамам во время их поездки». Вскоре по приезде в Лиссабон леди Роудс получила известие о смерти мужа и вместе с графиней вернулась в Англию, но леди Ферринггон решила остаться в Португалии…
Наслаждаясь беззаботной жизнью, Клайв на время забыл о Фебе, которая дожидалась его в Ливерпуле. Появление Кассандры, непонятно как оказавшейся в гостинице Лиссабона, где остановился и он, заставило его вспомнить о Фебе, и он поспешно увез леди Ферринггон и Деллу к «Пасти ада». Кассандра наверняка знала о том, что его брак с Фебой теперь законный, так что нельзя было допустить ее встречи с леди Ферринггон или Деллой.
Кассандра не подозревала, какой переполох вызвал ее приезд в Лиссабон. Вернувшись в гостиницу, она поделилась с Венд печальным известием о том, что нашла могилу матери. На следующее утро она уже готова была пожалеть о своем поспешном отъезде в Португалию. Принимая такое решение, Кассандра не подумала о том, как сложно ей будет наводить справки в стране, языка которой она не знает. Возможно, ей больше ничего не удастся узнать о матери…
Не находя себе места, она после завтрака отправилась на прогулку, пройдя по Золотой улице, потом — по Серебряной, потом по улице Золотых дел мастеров, которая славилась своими изделиями из сусального золота. Улицы были заполнены портшезами, каретами и всадниками. Кассандра заглядывала в окна лавок, а время от времени заходила в какую-нибудь из них.
И все это время за ней следом незаметно шел Лидс Бирмингем: накануне вечером принц одобрил его план.
На одной из улиц Кассандра задержалась у шляпной мастерской. Она даже открыла дверь и заглянула внутрь, но потом строго сказала себе, что ей не нужна новая шляпка, и осталась на улице. Лидс Бирмингем с улыбкой заметил ее колебания и хотел уже пройти мимо мастерской, когда ее дверь неожиданно распахнулась и оттуда стремительно выскочила женщина в черном — темноволосая, смуглая и стройная, как тростинка. Черты ее лица были на удивление резкими, даже суровыми, но это лицо было слишком хорошо знакомо Лидсу Бирмингему. Он скользнул за спины двух спорящих о чем-то господ и стал наблюдать за происходящим.
Женщина в черном шагнула следом за Кассандрой, но потом вдруг повернула обратно и ушла в мастерскую. А еще через две секунды оттуда выбежал парнишка, почти догнал Кассандру — и пристроился следом за ней.
За красавицей англичанкой следил не он один! Светло-ледяные глаза Лидса сощурились. Возможно, прекрасная Кассандра — неудачный выбор. Иначе зачем мадам де Марсо, самой дорогой шляпнице Лиссабона и шпионке маркиза де Помбала, выбегать на улицу следом за ней, а потом еще и устраивать слежку?
Всем известно, что маркиз де Помбал, который пять лет назад стал министром иностранных дел, быстро вырастал в фигуру, могущую стать диктатором Португалии. Человек неутомимый на всякого рода ухищрения, Помбал слыл мастером интриг — в чем Лидс Бирмингем имел возможность удостовериться лично. Не менее хорошо Лидс знал и то, что многочисленные агенты Помбала посещали мастерскую мадам де Марсо (за которой он по предложению принца Дамино установил слежку) в самые неожиданные часы, часто — через черный ход. Лидсу было ясно, что Помбал завербовал эту француженку, чье прошлое было покрыто мраком тайны, пользуясь ее услугами, чтобы шпионить за аристократическими дамами, регулярно посещавшими ее мастерскую. Их неосторожные высказывания могли служить источником полезной информации, а возможно, и уличать их мужей и возлюбленных в заговоре против монархии. А ведь Помбал был правой рукой короля!
Лидса весьма удивило, как странно повела себя таинственная мадам де Марсо, увидев англичанку. Это было очень, очень интересно! И Лидс Бирмингем решил, что настало время познакомиться с этой леди поближе. Наклонившись к босоногому уличному мальчишке, он о чем-то пошептался с ним. Сорванец зажал в кулаке полученную монету, кивнул господину, затем швырнул вперед палку, которую держал в руке, и понесся за ней. При этом он налетел на Кассандру, так что та покачнулась — и… упала прямо на руки джентльмена с холодными глазами, который успел рвануться вперед, чтобы подхватить ее.
— Боже, этот ребенок налетел на меня! — ахнула она, пытаясь выпрямиться. В смущении она не заметила, что какой-то паренек, остановившийся неподалеку, пристально посмотрел на Лидса. Но Лидс заметил его взгляд. С улыбкой он наблюдал за тем, как паренек повернулся и быстро направился к шляпной мастерской, — несомненно, он доложит хозяйке, что леди, за которой он следил, встретилась с другом принца Дамино. Лидс снова перевел взгляд на улыбавшуюся ему Кассандру.
— Спасибо, что вы меня поймали, сэр.
— Мальчишки моложе десяти лет, — со смехом сказал он, — страшно опасны для прохожих! — Он помог Кассандре встать, с интересом вглядываясь в ее лицо. — О, да вы — та дама, которую я видел вчера! — воскликнул он. — На кладбище, рядом с высоким памятником с такой удивительной надписью.
— Да. — Кассандра была в восторге от того, что выручивший ее мужчина говорит по-английски. — Вы знаете эту могилу и надпись на памятнике?
— Ее в Португалии знают все.
Она с интересом посмотрела на него:
— Возможно ли это?
— Потому что точно такая же надпись есть на гробнице Инее де Кастро. Это знаменитая надпись и трагическая история. Вы хотите ее знать, мисс?..
— Кассандра Данлоутон. Очень хочу!
— Лидс Бирмингем к вашим услугам. — Он поклонился. — Но солнце сегодня жаркое, а история — длинная, так что я предпочел бы не рассказывать ее на улице. «Королевский петух» находится совсем близко, а там подают превосходное гаспачо. Вы не составите мне компанию?
С этими словами он предложил Кассандре руку. При обычных обстоятельствах Кассандра никуда не пошла бы с человеком, которого случайно встретила на улице. Но она оказалась в чужой стране, а этот хорошо одетый и воспитанный мужчина явно был англичанином. Кроме того, солнце светило ярко, а «Королевский петух» считался лучшей гостиницей Лиссабона.
В сумеречном углу большого обеденного зала Лидс Бирмингем улыбнулся Кассандре и заговорил:
— Инее де Кастро была фрейлиной Констанки, молодой жены наследного принца Педро. Женщина редкой красоты. Принц безоглядно влюбился в фрейлину, и она стала его возлюбленной. Констанка вскоре умерла при родах, и он женился на Инее. Но у Инее были враги. Они убедили отца Педро, короля Альфонсо Четвертого, что Инее вредит принцу. А потом они ее убили.
Кассандра ахнула.
«Мягкосердечна», — с радостью подумал Бирмингем.
— Принц Педро был вне себя от горя. Он поклялся отомстить убийцам. Через два года он воссел на трон — и отомстил. Он поехал в Кастилию за придворными, которые ее убили, и… — Тут он замолчал и улыбнулся. — Не думаю, чтобы вам захотелось услышать, что именно он с ними сделал. Скажем просто, что, помимо всего прочего, им вырезали сердца. Некоторые утверждают, что он сделал это собственноручно.
Кассандра содрогнулась.
— А потом, — продолжил Лидс свой рассказ, — он извлек Инее из гроба. Ее одели в тронный костюм, посадили на трон и короновали как его супругу. Всем придворным пришлось целовать ее мертвую руку и клясться ей в верности. После церемонии ее на носилках отнесли в великолепную гробницу, специально построенную ей в аббатстве Алькобака. Там же была сооружена усыпальница и для него — ноги к ногам — чтобы, как он говорил, в День воскресения из мертвых он первым увидел ее лицо. И на гробнице была надпись «Ate о fim do mundo».
— «До конца времен», — выдохнула Кассандра. В ее глазах стояли слезы.
И Лидс Бирмингем с удовольствием это отметил. Его выбор оказался правильным. Осталось устроить Кассандре одну, последнюю, проверку…
Они долго болтали, и Кассандре стало казаться, что она знает о своем собеседнике все. У него был дом неподалеку от Саутгемптона, его состояние основывалось на морской торговле, ему изменила невеста, и его сестры предложили ему поехать за границу, чтобы забыть неразделенную любовь. Кассандра почувствовала прилив жалости к Лидсу Бирмингему и охотно согласилась отобедать с ним.
На следующее утро они встретились снова — якобы случайно (хотя Кассандра не сомневалась в том, что случайности тут не было) — прямо у ее гостиницы.
— И куда вы направляетесь сегодня? — спросил он. — В Лиссабоне столько достопримечательностей! — Счастлив был бы показать их вам, а вас — им, — галантно предложил он.
— Я была бы рада посмотреть город, но сначала мне надо уладить одно недоразумение. — Кассандра помахала листком бумаги, который ей принесли с завтраком. — Вот записка из шляпной мастерской мадам де Марсо, в которой говорится, что я должна забрать какую-то шляпку. Мне ничего об этом не известно, но, кажется, мне следует пойти и предупредить их, что они послали свое уведомление не по адресу.
Эту записку ей отправил сам Лидс Бирмингем: он хотел проверить, расскажет ли ему Кассандра о ней или тайно отправится в мастерскую осведомительницы Помбала. Он широко улыбался.
— Ну так давайте сначала разберемся со шляпками. Убедившись в том, что Кассандра не знакома с мадам, он хотел выяснить, почему та сочла нужным следить за ней.
Вместе они отправились в мастерскую, где их встретила приветливая служащая.
— Я — Кассандра Данлоутон, — объяснила Кассандра, — и у меня записка от мадам де Марсо.
— Записка? — недоуменно переспросила девушка. — А, вот и сама мадам!
Высокая мрачная фигура, облаченная в черное, вошла в комнату. Мадам де Марсо услышала, как мелодичный голос Кассандры произнес ее имя.
— Покажите мне записку. — Мадам посмотрела на листок. — Я этого не писала, мадам Данлоутон.
— О?! — изумилась Кассандра.
— Но я рада, что вы пришли с ней. — Француженка пристально разглядывала посетительницу. — Имя Анетта ничего вам не говорит, мадам Данлоутон?
Озадаченная Кассандра пыталась вспомнить.
— Нет… О, теперь вспоминаю: в школе я знала некую Анетту Фэрруэй. Но с тех пор я ее не видела. Она вышла замуж и уехала в Дорсет.
Значит, Роэн не счел нужным рассказать дочери о ней…
Анетта почувствовала болезненный укол. После отъезда Роэна из Лиссабона она виделась с ним всего один раз — в Лондоне, и то их встреча была очень короткой. Тогда он сказал ей, что его старшая дочь Кассандра вышла замуж за шотландца по фамилии Данлоутон. Испытывая одновременно влечение и отвращение, Анетта смотрела на стоящую перед ней ослепительную красавицу. Дочь Роэна с лицом Шарлотты!
По правде говоря, накануне днем Анетта выбежала на Улицу, потому что ей показалось, будто сама Шарлотта открыла дверь ее мастерской. Она немедленно отправила следом за ней парнишку, но тот еще не успел вернуться, как Анетта поняла, что Шарлотта не могла выглядеть так молодо. Это, должно быть, ее дочь.
— Нет, мы говорим о разных людях, мадам Данлоутон. Но, повторяю, я рада, что вы пришли. — При этом Анетта бросила на Лидса Бирмингема холодный взгляд, словно хотела сказать — «несмотря на то, что вы находитесь в таком обществе!». Лидс ухмыльнулся: он прекрасно знал, что агенты Помбала не испытывают симпатии к друзьям принца Дамино. А Анетта уже повернулась к удивленной Кассандре. — Я была знакома с вашим отцом, Роэном Кейнсом.
— Правда? Но как… Извините, но я думала, что мой отец совершил только одну короткую поездку в Португалию.
— Я встречалась с ним в Париже… и не только там. — Мадам Марсо продолжала пристально смотреть на Кассандру. — Вы совсем не похожи на отца, мадам Данлоутон, — с сожалением отметила она.
— Да, все так говорят! — засмеялась Кассандра. — А вот моя младшая сестра, Феба — просто его копия!
— Вот как? Мне хотелось бы познакомиться с Фебой.
— Ну, не думаю, чтобы вы с ней встретились. Она в Англии. — Кассандра сочла необходимым добавить:
— Мой отец недавно умер в Лондоне.
— Да, я знаю. — Это в память о Роэне Анетта надела траур, который теперь не снимет до конца жизни. — Я сожалею о вашей потере, мадам Данлоутон. Он был мне лучшим другом. Лучшего человека я не знала.
Француженка оказалась первой, кто сказал подобное о Роэне Кейнсе. На Кассандру это произвело глубокое впечатление.
— А с моей матерью вы были знакомы? Во взгляде ее собеседницы промелькнула какая-то тень. Страх?.. Презрение?..
— Да, я ее знала.
— Вы не можете рассказать мне о ее жизни в Лиссабоне? О том, как она умерла?
— Мы говорим о женщине, на могиле которой установлено два надгробия, и второе — выше первого, — вставил Лидс. Мадам снова бросила на него холодный взгляд.
— О надгробиях мне ничего не известно. — Про себя она решила, что непременно пойдет и посмотрит на эту могилу. — Но я знаю, что траурная процессия была очень пышная.
— Мы с Фебой видели в окно. — Голос у Кассандры едва заметно дрогнул. — Помню, что мой отец ехал за гробом. Но людей в процессии было так много…
— Это были платные плакальщики.
Голос мадам Марсо прозвучал так резко, что Лидс понял: она что-то скрывает.
— Я думала, может, вы знаете, как она умерла. Так вот в чем дело! Она приехала на розыски! Голос мадам стал вежливо-равнодушным:
— Извините. Я правда не знаю этого.
— Извините.
Кассандра очень расстроилась: она надеялась, что старая подруга отца знает о ее сумасбродной матери больше. Лидса Бирмингема тоже заинтересовала эта история. Когда они оказались на улице, он предложил ей попытать счастья в архивах и попробовать найти врача, который лечил ее мать.
— О, вы мне поможете?
Кассандра была настолько ему благодарна, что Лидсу на секунду даже стало стыдно.
— Конечно. Он повел ее по улице, стараясь держаться так, чтобы уберечь ее от проезжающих по мостовой экипажей и всадников. И вдруг у Лидса слетела с головы шляпа, и одновременно с этим раздался странный звук — как будто рядом зашипела кошка.
Кассандра еще никогда не видела, чтобы человек двигался с такой стремительностью. В одну секунду Лидс ловко повернулся и выхватил из ножен шпагу — оказалось, что он смотрит на величественную темноволосую молодую даму в роскошном платье, которая сидит верхом на прекрасной вороной лошади. Ее лицо затеняли широкие поля усеянного серебряными заклепками черного сомбреро. Кассандра увидела, что в одной руке всадница держит небольшой хлыст.
Именно этот хлыст и издал шипящий звук, когда дама сбила им шляпу с головы Лидса Бирмингема. И теперь она гневно смотрела на него. Молодую аристократку сопровождали два всадника, вид которых был весьма внушителен. А чуть поодаль из остановившейся кареты ее окликала немолодая дама в черном:
— Констанка! Констанка!
Оклики сопровождал поток португальских слов, смысла которых Кассандра не понимала.
Лидс Бирмингем мгновенно преобразился.
— Дона Констанка! — Он отвесил ей глубокий поклон, поднял шляпу и широко улыбнулся. — Как приятно снова видеть вас!
Дона Констанка резко пустила лошадь в галоп, едва не сбив группу зевак. Карета покатилась следом, сопровождавшие ее всадники — тоже, и вскоре вся кавалькада бесследно исчезла.
А Лидс Бирмингем уже спокойно отряхивал свою шляпу.
— Опасная особа, эта дона Констанка, — задумчиво проговорил он. — В ее жилах течет горячая кровь. — Он повернулся в Кассандре. — Она из Алентежо — это суровая засушливая земля, похожая на Кастилию. Пустынные места, где черные кабаны собирают желуди под пробковыми дубами и где выращивают быков для корриды.
— Почему она так вас ненавидит? — полюбопытствовала Кассандра.
Лидс равнодушно пожал широкими плечами.
— Дона Констанка Варваэз, живущая в одном из розовых дворцов, которые мы скоро будем осматривать, помолвлена с одним из младших сыновей короля, принцем Дамино. Не нравится ей то, что я имею на принца влияние.
Кассандра невольно ощутила легкий трепет: принц королевской крови!
— И вы правда имеете на него влияние?
— Надеюсь. — Ответ его прозвучал очень твердо, также решительно он вернул шпагу в ножны и надел шляпу. — Сегодня — день шляп! — весело объявил он. — Итак, мы отправляемся любоваться на Тахо и будем плавать по Соломенному морю в лодке с красным парусом, на котором нарисовано Око Бога. — Он галантно подал Кассандре руку. — А потом посмотрим, что нам удастся узнать о смерти вашей матери, Кассандра.
Лидс впервые назвал ее по имени, и Кассандра не стала возражать. Гордо расправив плечи, он повел ее любоваться красотами Лиссабона.
Только два дня спустя им удалось узнать, что врача, который якобы лечил умиравшую Шарлотту, уже нет в живых. То, что его повесили за отравление пациента, Лидс не счел нужным сообщать Кассандре, решив, что займется этим позже. Он уже был готов захлопнуть ловушку.
И сделал это в месте, которое считал самым романтичным в Лиссабоне: в многоярусной башне Белем. Они стояли на балкончике, глядя вниз на зеленую воду, лизавшую древние каменные стены.
— Это место видело так много! — пробормотал Лидс. — Отсюда отплывал Васко да Гама, чтобы открыть морской путь в Индию. Он вернулся, потеряв половину своих людей, но с трюмами, полными сокровищ: пряностей, драгоценностей. — Его голос стал мечтательным. — И он стал вице-королем Индии.
— Вы бы хотели стать вице-королем? — проницательно спросила Кассандра.
— Я бы хотел возводить королей на троны. — Его слова звучали печально. — Но еще больше мне хочется добиться того, чтобы короли и принцы были так же счастливы, как другие.
— О чем вы? — удивилась Кассандра. Он повернулся и посмотрел ей в лицо.
— Вы же видели Констанку. Молодой принц ее не любит, но ее семья обладает огромным влиянием. У них обширные владения в Алентежо, и король заставит принца жениться на ней.
Кассандра покачала головой. Видимо, такова судьба королей: брак без любви.
— Принц Дамино в отчаянном положении. — Лидс вздохнул. — И ему просто необходимы друзья.
Кассандра понимала, что ей не следует проявлять любопытство к делам молодого принца, но она ничего не могла с собой поделать.
— Почему он в отчаянном положении?
— Это должно остаться между нами, — предупредил ее Лидс. — Я могу вам доверять, Кассандра? Речь идет о жизни молодой женщины.
Взгляд ее зеленых глаз был прямым и бесстрашным.
— Вы можете мне доверять, Лидс.
— Принц Дамино имел несчастье влюбиться в девушку из Назаре — дочь рыбака. Будь принц похож на своего деда, короля Хуана Пятого, он бы просто поселил ее в монастыре Одивелас и там с ней развлекался.
— Развлекался — в монастыре? — воскликнула Кассандра.
Лидс пожал плечами.
— А почему бы и нет? Это место славится скандалами. Ведь именно во дворе монастыря король Альфонс Шестой сражался с быками и устраивал турниры в честь Анны де Моура, которую обещал сделать королевой.
— Но что же бедный принц Дамино? — спросила Кассандра. Она не понимала этот странный мир.
— Принц Дамино — храбрец и романтик. Он тайно женился на дочери рыбака, и теперь, когда близится дата его свадьбы с доной Констанкой, он оказался в отчаянном положении. Он не смеет привезти свою жену Инее в Лиссабон: иначе его отец может заточить их обоих в тюрьму или люди первого министра короля, маркиза де Помбала, могут выкрасть Инее. А Констанка может заколоть ее стилетом… — Он вздохнул. — Принц Дамино переживает тяжелые времена. Он не знает, к кому обратиться за помощью.
Кассандра всем сердцем сострадала дочери рыбака из Назаре. У возлюбленной принца даже имя было то же, что и у топ несчастной, на могиле которой сделана надпись, сходная с надписью на надгробии ее матери. Еще одна Констанка, еще одна Инее…
— Как ужасно, что они не могут быть вместе! — взволнованно проговорила она.
— Да, это ужасно. Видите ли, отец принца Дамино спокойно отнесся бы к любовнице. Молодой принц мог бы поместить ее в отдельном доме и навещать когда угодно — и до своей женитьбы, и после. Но жениться на босоногой рыбачке! Никогда!
— Ему следует найти актрису или певицу, устроить ей для отвода глаз отдельный дом, поселить в нем Инее в качестве «горничной» и навещать ее там! — заявила Кассандра. Как и ее мать, она была горячей противницей браков без любви.
Ледяные глаза ее собеседника вспыхнули. Лидс не мог поверить своей удаче: она сама предложила ему это!
— Да, это был бы удачный выход — по крайней мере на время. Но где найти такую женщину?
— О, выбор может быть бесконечным! Он покачал головой.
— У маркиза де Помбала повсюду шпионы, и его боятся. И правильно делают. Если он когда-нибудь получит такую власть, какой добивается, многие погибнут. Нет, это слишком опасно. Кому можно доверять? Ведь эта женщина должна узнать правду — что настоящая возлюбленная принца не она, а другая женщина!
— Но это странно, — возразила Кассандра. — Не хотите же вы сказать, что в Лиссабоне не найдется ни одной женщины, которой принц мог бы довериться?
— О, есть, и даже несколько. — Он снова пожал плечами. — Но ни одна из них не красива настолько, чтобы кто-то поверил, будто принц выбрал ее в любовницы. Известно, что он предпочитает красавиц. Неужто он вдруг возьмет к себе в постель — по крайней мере так будет считаться — серую скромную мышку, чьим единственным достоинством является ее надежность? Видите ли, Кассандра, если эта женщина не будет поистине ослепительно хороша, Помбал почует неладное и устроит за ней слежку. Все вылезет наружу, и это будет катастрофой для всех.
— Но кто-то же должен найтись! — упорствовала Кассандра.
Привлекательное, несмотря на шрамы, лицо Лидса Бирмингема внезапно осветилось улыбкой.
— Кто-то нашелся! — воскликнул он, глядя на Кассандру. — Вы можете это сделать. Вы красивы, вы — иностранка и у вас нет родственников в Лиссабоне, так что вас не могут шантажировать их благополучием. И любой, глядя на вас, поверит, что принц мог полюбить такую женщину. Вы можете это сделать, Кассандра!
Она попятилась от него.
— О нет! Это такая нелепость. Я даже не знакома с принцем!
— Ну, так вы с ним познакомитесь!
— Нет, Лидс, я не могу!
— Но почему? — Его глаза сверкали, словно кристаллы. — Это стало бы для вас редким приключением, о котором вы могли бы помнить всю жизнь. Вы будете жить во дворце, ездить в золоченой карете. Все будут вытягивать шеи, чтобы рассмотреть вас, и шептать, что вы — любовница принца! Где ваша бесшабашность? Разве вас это не привлекает, Кассандра?
Проблема заключалась как раз в том, что это ее привлекало. Вся ее романтическая натура рвалась помочь несчастным влюбленным.
— Нет, я…
— Кассандра! — Он удержал ее за руку, и она снова ощутила его мужское обаяние. — Принц оказал мне однажды огромную услугу. Когда я только приехал в Португалию, я был глубоко несчастен. Я скитался по стране, и ничто меня не интересовало. В небольшой деревушке служанка, подававшая мне вино, узнала, что я направляюсь в Эвору — это было неподалеку, — и попросила разрешения ехать со мной: она боялась пускаться в путь одна. Я взял эту хорошенькую девушку с собой, посадив на коня впереди себя. До Эворы мы добраться не успели: на нас напали бандиты. Меня ударили по голове, и я потерял сознание. Когда я пришел в себя, ее уже не было в живых: бедняжку изнасиловали и зарезали. Наверное, бандиты прикончили бы и меня, но их спугнули люди. Едва я успел встать на ноги, как подъехала повозка с крестьянами. Они знали погибшую и решили, что это я надругался над бедняжкой Кончитой, а когда она якобы изловчилась и ударила меня по голове, я в гневе убил ее. Они отвезли меня в ближайший город, жители которого пришли в такую ярость, что хотели повесить меня на месте. Однако мимо проезжал принц Дамино. Он увидел толпу, расспросил жителей, поговорил со мной — и поверил мне! Он добился моего освобождения и привез меня в Лиссабон. Позже бандитов нашли и повесили. Но я обязан принцу Дамино жизнью, потом мы подружились. Он откровенен со мной. Это мой единственный шанс отблагодарить его за спасение. Прежде чем отказываться, Кассандра, хотя бы познакомьтесь с принцем Дамино!
Эта история тронула Кассандру, и она, хотя и неохотно, согласилась встретиться с принцем. Лидс торжествовал. Она поверила всем его сказкам! Теперь ему оставалось совсем немного.
— Мы можем встретиться с ним прямо сейчас! — объявил он. — Я знаю, где принц будет на ленче.
Так Кассандра отправилась знакомиться с принцем. Он ел в одиночестве в прохладной беседке гостиницы с видом на море. Кассандра никогда раньше не встречалась с принцами, она решила, что достаточно сделать при встрече реверанс. Оказалось, что принц не знает по-английски ни слова, и это было не очень приятно. Во время ленча говорил преимущественно один Лидс — в основном с принцем по-португальски, — так что у Кассандры была возможность за ним наблюдать. Принц показался ей не слишком величественным. Смуглый, худой, тщательно ухоженный, облаченный и щегольской розовый костюм, богато расшитый более темным розовым узором. Она сочла бы выражение его лица капризным, если бы не знала, что он глубоко несчастен. По мере разговора с Лидсом его печаль становилась все более глубокой, так что под конец его лицо превратилось в настоящую трагическую маску. Откуда Кассандре было знать, что Лидс по-португальски советует принцу казаться «обреченным»?
После ленча принц извинился и ушел.
— Ну, что вы о нем думаете? — спросил Лидс.
— Не знаю, — честно ответила Кассандра. — Но мне его очень жаль, Лидс. Что с ним будет, если станет известно о его тайном браке с Инее? Лидс нахмурился:
— Ну, я точно знаю, что станет с Инее. Она исчезнет, документы, подтверждающие их брак, исчезнут тоже, и Дамино должен будет жениться на Констанке.
«Судьба босоногой девушки, осмелившейся выйти замуж за принца!» — содрогнулась Кассандра.
— А принц Дамино? — встревоженно спросила она. — Что будет с ним?
Лидс поднялся из-за стола.
— Ну, не надо себя терзать, — сказал он. — Мне не следовало обращаться к вам с этой просьбой. Я не имел права толкать вас на такой риск. Пойдемте, я провожу вас в гостиницу.
— Нет, ответьте мне, Лидс. Что будет с ним? — Мы говорили об этом с Дамино. Он сказал мне, что если их тайну откроют и его разлучат с Инее, он покончит с собой. Я пытался отговорить его, но он тверд в своем решении. Боюсь, что он так и сделает. Теперь вы понимаете, почему я просил вас пойти на этот спектакль. Но теперь я успел обо всем подумать — и не могу настаивать, Кассандра. Принц со мной согласен.
Кассандра поняла, что дело кончится катастрофой, если она не решится. Она виновата в смерти стольких мужчин — и вот теперь у нее есть шанс спасти одного!
Но сама идея была безумной! Как это — играть роль любовницы принца? Это казалось немыслимым — и в то же время… У Кассандры кружилась голова. Лиссабон оказался совершенно не похож на Англию. Этим городом владели сказки, а не реальный мир, Здесь могли осуществляться мечты и встречаться разлученные возлюбленные. Но неожиданно к ней вернулся здравый смысл.
— Но даже если о его браке с Инее никто не узнает, его заставят жениться на Констанке! — напомнила она Лидсу. — Он станет двоеженцем. И что тогда?..
— Принц надеется, что успеет организовать побег — свой и Инее. Он говорит, что давно тайно переправляет средства за границу. Но ему нужно пристанище, где можно спокойно готовить план бегства, где можно поселить Инее, не вызывая никаких подозрений. Ему нужно…
— Ему нужно, чтобы кто-то притворился его любовницей, — вздохнула Кассандра. — Женщина, которая стала бы прикрытием всех таинственных манипуляций.
— Но вы — не та, кто ею станет, — решительно заявил Лидс. — Было чистым безумием предлагать вам такое. В конце концов, с чего вам заниматься делами принца?
Действительно, с чего бы ей было в это лезть? Однако Кассандрой уже овладела ее импульсивность, и она снова приняла необдуманное решение.
— Что… что мне все же надо делать? — неуверенно спросила она. — Если я решусь помочь принцу Дамино?
В этот момент Лидс понял, что добился своего. Он схватил руку Кассандры и поцеловал ее.
— Очень немногое, — со смехом уверил он ее. И это была правда. Как по мановению волшебной палочки Кассандра — несмотря на протесты Венд, которую она не стала посвящать в подробности, а просто сказала, что познакомилась с обаятельным англичанином, который повсюду будет ее сопровождать, — переехала из «Зеленого острова» в небольшой розовый дворец в стиле рококо, стоявший на главной площади города. А в другом крыле того же дворца поселили Инее, девушку с золотистой от солнца кожей, которая ходила босиком в традиционном наряде рыбачки: Инее говорила только по-португальски, а при виде Кассандры всякий раз склоняла голову и делала ей книксен.
— Мне бы хотелось, чтобы Инее этого не делала, — огорченно сказала Кассандра Лидсу спустя несколько дней. — В конце концов, она ведь принцесса, а я — обыкновенная самозванка.
— Инее знает, что даже здесь за ней могут следить, — сказал Лидс, при виде которого Инее сбежала. — И должен сказать, что даже здесь наш с вами разговор могут подслушивать. Нам надо следить за своими словами.
— А как же те люди, которые здесь встречаются? — возразила Кассандра. — Я сижу наверху, но ночами слышу их шаги. Они приходят только в темноте, но из окна я видела, как они идут к черному входу. Иногда мне кажется, что среди их голосов я слышу голос принца. Что тут происходит?
На секунду Лидс почувствовал сильный соблазн сказать ей правду, однако — удержался.
— Они помогают принцу организовать его побег с Инее, — невозмутимо ответил он. — И чем меньше вы будете об этом знать, тем лучше.
Кассандра кусала губы.
— Я… Этот спектакль не может длиться вечно, Лидс!
— Конечно, — улыбнулся он, употребив все свое обаяние. — Но его нужно протянуть до Дня Всех Святых. До него осталась всего неделя. Вы можете продержаться, ведь правда?
— А что произойдет в День Всех Святых? — спросила Кассандра. — Я слышала, что спустя неделю принц должен жениться на Констанке.
— В этот день принц сбежит из страны с Инее. Он сделал бы это и раньше, но приготовления затянулись. Нельзя оставлять следы, по которым могли бы пойти агенты Помбала. А вы будете безутешно плакать и говорить, что у вас произошла ссора и вы не знаете, куда он исчез. И скоро о вас забудут. Какое-то время вы еще поживете здесь, а потом можете уезжать куда угодно, захватив с собой все наряды и драгоценности, которыми вас одарил принц.
— О, но я не намерена оставлять себе…
— Глупости, — резко перебил он. — Все, что вы получите от принца, — пустяк по сравнению с той услугой, которую вы ему оказываете! Вы оставите себе абсолютно все!
Он говорил настолько решительно, что Кассандра почувствовала, как ее благие намерения словно вихрем унесло. Однако несмотря на псе уверения Лидса, Кассандру не оставляли дурные предчувствия.
Венд заметила ее беспокойство и как-то спросила, что случилось.
— Ничего, — поспешила она успокоить Венд. — Просто мы скоро уедем…
— Вот и хорошо! — обрадовалась Венд. Она не поверила тому, что Кассандре предложили арендовать дворец за баснословно маленькую плату, и та не устояла перед соблазном «пожить как принцесса». Служанка чуяла, что Кассандра в чем-то замешана — она не знала, в чем именно, но ей очень хотелось, чтобы они поскорее оказались дома, в Олдершот-Грейндж.
Кассандре в этот момент, если честно говорить, хотелось того же. На какое-то время она подпала под романтические чары Лиссабона и своей романтичной роли помощницы молодого принца, но в последнее время (и, возможно, топот сапог по ночам играл тут не последнюю роль) ей начинало казаться, что тени вокруг розового дворца сгущаются. Кассандра начала понимать, насколько опасную игру она ведет.
Пребывая в Эсториле, Клайв, лорд Хотон, наслаждался своей сложной игрой. Но в отличие от Кассандры мысль об ее окончании внушала ему ужас. Ему отчаянно хотелось освободиться от Фебы, жениться на неприметной Делле и наслаждаться богатством, которое принесет ему этот брак. В минуту слабости он уже сделал Делле предложение, которое было с радостью принято. Кольцо в знак помолвки он обещал ей подарить по возвращении в Англию.
Однако в Англии Деллу должно было ожидать не кольцо, а весьма неприятное потрясение: ложь ее мнимого жениха. Клайв не сомневался, что как только в газетах появится объявление о помолвке, Феба словно фурия набросится на них. Но леди Феррингтон наотрез отказалась дать разрешение на их брак и венчание в Португалии. Ей нужна была пышная свадьба, чтобы все могли видеть, какого удачного жениха «поймала» ее Делла.
Клайв попался в сети собственной лжи. И, глядя в «Пасть ада», он пытался найти в этой пугающей пропасти решение своей проблемы. Между ним и выгодным браком стояло только одно препятствие — Феба. Его жена. А если это препятствие убрать?..
Глядя в пенный водоворот, он пришел к решению, которое казалось ему неизбежным. Он не допустит, чтобы Феба стояла на его пути к счастью. Он должен от нее избавиться. На секунду в нем проснулась совесть, но он без особого труда справился с ее уколами. Для Клайва такая борьба была привычной, и его совесть послушно замолкала.
Он начал думать о том, каким способом наверняка избавиться от Фебы.
Этого нельзя делать в Англии, что было бы слишком опасно. Только за границей, чтобы Феба не знала языка страны, а он успел все подготовить. Может быть, падение со скалы в море? Но только не там, где тело не смогут найти, — смерть должна быть явной и доказанной.
Он взглянул в кипящую бездну и понял, что нашел идеальное место, где сможет избавиться от Фебы. Он заманит ее в Лиссабон. Он наймет человека, который оповестит о ее прибытии. И в день приезда он подсыплет какого-нибудь снадобья в еду леди Феррингтон и Делле. Такого, чтобы несколько дней не выходить из комнат. Дня два-три.
Тем временем он привезет Фебу в другую гостиницу. Окружающим будет казаться, что они в прекрасных отношениях. Он повезет ее смотреть местные достопримечательности, и у «Пасти ада», у самого края, он легонько толкнет ее — и прощай Феба и прошлое. Он же сможет начать новую жизнь, которую заслуживает джентльмен.
Приняв решение, Клайв написал Фебе письмо:
«Приезжай ко мне в Лиссабон. Я остановился в» Железном хохолке «. Мне не терпится тебя увидеть»
Клайв не подозревал, что Феба уже знала о его отъезде в Португалию. Знакомый ювелир, которому она часто сдавала в заклад свои драгоценности, видел, как Клайв садился на корабль, отплывавший в Лиссабон. И Феба к этому времени находилась в пути. И хотя морские путешествия всегда непредсказуемы, капитан корабля «Штормовой замок» радовался удачной для плавания погоде и обещал своим пассажирам, что они прибудут в Лиссабон уже через неделю.
Но не только Феба отправилась в Португалию. Дрю Марсден успел побывать в Олдершот-Грейндж, и верный Ливси, который подробно обсудил все с Венд, не стал скрывать от него подлинную причину поспешного отъезда Кассандры.
— Она боится меня? — в полном недоумении переспросил Дрю.
— Нет, она боится за вас, — поправил его Ливси. — Мисс Кассандра считает, что она приносит любящим ее смерть. И не хочет видеть вас в числе жертв.
— Но это же смешно! — возмутился Дрю.
— Но именно так она думает. — Ливси покачал головой, словно говоря: женщины — существа таинственные. — Он считает, что стала виной гибели четверых мужчин, и только потому, что они ее любили. Она сказала Венд, что слишком сильно любит вас, чтобы быть причиной вашей смерти Поэтому она сбежала в Португалию.
Дрю был ошеломлен этим известием. Слова «она слишком сильно вас любит» зажгли в его сердце надежду. Он-то боялся совсем другого — что Кассандра его не любит!
— Тогда я отправляюсь в Лиссабон, чтобы привезти мою возлюбленную обратно!
Случилось так, что корабль, на котором он совершал плавание, шторма унесли далеко от курса. И хотя Феба отплывала в Португалию намного позже, ее корабль оказался более удачливым, и они прибыли в Лиссабон почти одновременно. Но Дрю все-таки раньше.
Приближался День Всех Святых. И в Лиссабон въехала черная с золотом карета.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Я тебя найду - Шервуд Валери



Пипец!!!!! Такого напридумывала просто взрыв мозга!!!!!!!!!!
Я тебя найду - Шервуд ВалериНатали
4.04.2012, 21.44





прекрасная книга! на реальный событиях ! всем советую!
Я тебя найду - Шервуд Валеригера
27.08.2012, 16.01





"завёрнутая" история. Где можно было описать интересней, написано сокращённо. Не очень поставила 3/10.
Я тебя найду - Шервуд Валериgala
3.10.2012, 1.45





Откуда такая высокая оценка (9.85 на момент моего прочтения)?! Пока читала, могла думать только о том, что это полный бред. Надеялась, что станет интереснее, раз другие читательницы так высоко оценили сие творчество, поэтому в ожидании "чуда" в следующей главе дочитала до середины, а потом уж просто решила "добить". Том - лошара, неудачник и какая-то мямля. Но, как говорится, дуракам везет и на него удачно сваливается наследство, а то так и остался бы бомжом. Шарлотта - это вообще ппц. НУ, КАК МОЖНО ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА ЛЕВОГО МУЖИКА СПУСТЯ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ С МОМЕНТА СМЕРТИ ЛЮБИМОГО?! Кассандра - сказочная идиотка, вся в мамашу. Местами написано занудно. Я люблю приключенческие романы, но это жалкая пародия. ФУ!
Я тебя найду - Шервуд ВалериМаруся
16.03.2013, 4.17





Главная героиня Шарлотта из тех женщин, кто любит всю жизнь одного (Тома), а спит с другими, кто делает ее жизнь комфортнее. Это и Роэн, который взял ее не девочкой и молча принял ребенка не от него, которого Шарлота молча ему подсунула. Он ждал от нее только верности, но не дождался. Это и Карлос, спасший ее от нищеты. Дважды она имела реальный шанс уйти с Томом, но зачем ей бомж. А как он разбогател, сразу вцепилась в него мертвой хваткой. Понравилось мне скромность автора в описании постельных сцен: так полунамеки без порно. Хороший роман, с авантюрами и приключениями.
Я тебя найду - Шервуд ВалериВ.З.,66л.
10.11.2014, 11.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100