Читать онлайн Расколотые сны, автора - Шелдон Сидни, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Расколотые сны - Шелдон Сидни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Расколотые сны - Шелдон Сидни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Расколотые сны - Шелдон Сидни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Сидни

Расколотые сны

Читать онлайн

Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Дэвид снова и снова проигрывал сцены, терзавшие воспаленный мозг. Где он сделал ошибку? Где свернул на опасный путь, ведущий в пропасть? Бесконечное повторение диалогов, разговоров, принятых решений. Ошибочных? Гибельных? Что теперь делать? Ведь все могло быть и так…
– Я видел сегодняшние новости, доктор Паттерсон, и не могу передать, как мне жаль.
– Да. Тяжелый удар. Мне нужна ваша помощь, Дэвид.
– Разумеется. Все, что могу…
– Я хочу, чтобы вы защищали Эшли.
– Невозможно. Я не криминалист. Но рад рекомендовать прекрасного адвоката, Джесса Куиллера.
– Прекрасно. Благодарю вас, Дэвид…

***

– Вижу, вам не терпится, Дэвид. Наша беседа должна была состояться не раньше пяти. Что ж, у меня для вас хорошие новости. Отныне вы полноправный партнер фирмы.

***

– Вы хотели видеть меня?
– Этот процесс широко обсуждается в Интернете, и Эшли Паттерсон заранее приговорили к смертной казни. В связи с этим я заявляю о не правильном ведении процесса…
– Я считаю, что у вас есть все основания для этого, мистер Сингер. Вы совершенно правы…
Если бы…, если бы…, если бы…
Сожаление о том, чего не вернуть. Напрасное. Оставляющее горький вкус на губах…

***

Очередное судебное заседание.
– Начинаем прения сторон. Слушается речь обвинителя. Прошу, мистер Бреннан.
Прокурор поднялся и величественно прошагал к скамьям присяжных.
– Сегодня вам предоставляется возможность стать творцами истории. Если вы верите, будто обвиняемая действительно едина в трех лицах и не ответственна за все ужасные, омерзительные преступления, о которых вы узнали, а потому достойна оправдания, значит, объявляете на весь мир, что всякий убийца может ускользнуть от правосудия, просто-напросто придумав трогательную сказочку о существовании неких чужеродных “я”. Теперь каждый волен грабить, насиловать, убивать и не понести при этом наказания. Главное – придумать имя для своих “заместителей”. Не все ли равно: Кен, Джо, Мэри, Сьюзи… Но, уверен, вы слишком проницательны, чтобы попасть в подобную ловушку. Реальность слишком ужасна, и забыть о ней невозможно. Я показывал вам снимки. У всякого здравомыслящего человека кровь стынет в жилах при одном взгляде на них. Этих людей убили не привидения. Все они погибли от руки жестокой, расчетливой преступницы, одержимой жаждой крови. Вот она, сидит на скамье подсудимых. Ее имя хорошо нам знакомо. Эшли Паттерсон наконец поймана и изобличена. Подобного рода процессы проходили прежде. В деле “Манн против Теллера”. Тогда вердикт присяжных гласил, что расщепление сознания как явление вообще не существует. В деле “Соединенные Штаты против Уирли” няня, задушившая ребенка, тоже клялась, что страдает расщеплением сознания. Суд вынес ей смертный приговор.
Знаете, мне почти жаль ответчицу. Столько плохих людей живет в одной несчастной девушке. Уверен, никому из нас не хотелось бы оказаться чем-то вроде обиталища безумцев, способных на всякую грязь, не так ли? Меня бы смертельно напугала одна мысль о том, что кто-то внутри управляет мной, как марионеткой, подталкивая на любые гнусности.
Но взгляните на подсудимую! Она совершенно не выглядит испуганной и вполне владеет собой. Настолько, чтобы надеть модное платье, сделать прическу и наложить косметику. Нет, она заранее торжествует в полной уверенности, что вы поверите ее россказням. Эшли Паттерсон уверена, что выйдет отсюда свободной. Но, поскольку никто не может доказать, существует ли в самом деле расщепление сознания, вам придется самим решать, как поступить. Это дело совести каждого.
Защитник заявляет, будто эти чужеродные “я” появляются неожиданно и способны завладеть человеком настолько, что тот не владеет собой и совершенно теряет память. Некая Тони появилась на свет в Англии. Алетт – итальянка. И все это один и тот же человек. Просто все трое родились в разных странах и в разное время. Это вас не смущает? Лично я не знаю, что и думать. Я дал ответчице шанс показать нам своих “заместителей”, но она им не воспользовалась. Интересно почему? Вероятно, потому что их просто нет?
Разве штат Калифорния признает существование деперсонализации как умственного расстройства? Нет. Как насчет Колорадо? Миссисипи? Что говорит федеральное право? В нем тоже нет упоминания о подобного рода недуге. Более того, ни один штат не считает деперсонализацию смягчающим обстоятельством. В сущности, ларчик открывается просто. Леди и джентльмены, защита пытается скрыться за фиктивным алиби, чтобы обеспечить подсудимой удобный способ ускользнуть от правосудия.
Представитель защиты просил вас поверить, что подсудимая не отвечает за свои действия. Он пытается свалить вину за случившееся на неких зловредных призраков, несмотря на то что арестовали и судят только одного человека – Эшли Паттерсон. У нас нет ни тени сомнения относительно того, кто должен понести наказание за смерть троих несчастных. Но эта женщина утверждает, что кто-то на время поселился в ее теле и прикончил невинных людей. Сознайтесь, неплохо, если бы у каждого были такие “заместители”. Всякий раз, когда нам взбредет в голову нарушить закон, можно позволить себе пуститься во все тяжкие, зная, что это всегда сойдет с рук. А может, все наоборот? Может, было бы страшно жить в мире, где царит вседозволенность? Где человеческая жизнь не стоит ни цента? Где страшно выйти на улицу, потому что любой готов убить, ограбить, изнасиловать и искалечить тебя? И свалить все это на мифических личностей, которым взбрело в голову потешиться и удовлетворить свои преступные инстинкты?
Но, слава Богу, у нас пока еще есть закон и порядок! Сегодня мы судим Эшли Паттерсон за убийства, и обвинение просит суд и присяжных вынести ей смертный приговор. Благодарю вас, ваша честь, леди и джентльмены, за терпение и надеюсь на вашу объективность. Микки Бреннан вернулся на место.
– Прошу вас, мистер Сингер. Ваша речь. Дэвид встал, приблизился к присяжным и в который раз вгляделся во враждебные, недоверчивые лица. Кажется, всему конец.
– Я отчетливо представляю, – начал он, – что этот случай – один из самых трудных в истории юриспруденции. Неудивительно, что вы не знаете, чему верить и как поступить по справедливости. Все эти дни эксперты, в знаниях и авторитете которых нет ни малейшего повода усомниться, доказывали, что такой болезни, как расщепление сознания, нет в природе. И тут же вам приводились совершенно противоположные, но не менее весомые мнения. Вы не врачи, и поэтому никто не ожидает, чтобы вы выносили суждение на основе медицинских диагнозов. Я хочу извиниться перед вами за свое вчерашнее поведение, по-видимому, показавшееся вам недостойным. Я кричал на Эшли Паттерсон лишь потому, что хотел вынудить ее “заместителей” выйти на свет. Я сам говорил с этими чужеродными “я” и не сомневаюсь в их существовании. Алетт и Тони действительно владеют умом и душой Эшли Паттерсон и могут в любую минуту подтолкнуть ее на совершение страшных поступков.
Я с самого начала твердил вам, что каждый, решившийся на предумышленное убийство, должен иметь мотив. Причину расправиться с этими людьми. Но какой же тут мотив, леди и джентльмены? Закон не должен выносить суровый приговор, если существует хотя бы тень сомнения в виновности подсудимого. Я уверен, что вы согласитесь со мной: в этом случае тень сомнения явно присутствует.
Защита не оспаривает предъявленных обвинением доказательств. Да, собранные улики неоспоримы. Но сам факт их обнаружения должен заставить вас призадуматься. Эшли Паттерсон нельзя отказать в уме и образованности. Если бы она совершила убийства и хотела скрыться, неужели оказалась так глупа, чтобы оставить отпечатки пальцев? Наверняка нет. Она позаботилась бы их уничтожить, и никто и никогда не сумел бы что-то доказать.
Дэвид говорил еще с полчаса, но в душе с каждой минутой росла невеселая уверенность, что убедить присяжных не удастся. Он закончил и, поблагодарив присутствующих, сел.
Судья обратилась к присяжным:
– Прошу внимания, леди и джентльмены. Я хочу ознакомить вас со статьями закона, применимыми в подобных случаях.
Она довольно долго перечисляла их права, обязанности и допустимые рамками законодательства наказания за предумышленное убийство и закончила строгой тирадой:
– Если у вас возникли вопросы или необходимость прослушать какой-то момент процесса, прошу обратиться к судебному докладчику. Присяжные удаляются на совещание. Объявляется перерыв до вынесения приговора.
Дэвид хмуро смотрел вслед присяжным. Чем дольше они задержатся, тем больше шансов на оправдание.
Присяжные появились через сорок пять минут. Эшли с окаменевшим лицом вцепилась в края скамьи. Крупные капли пота выступили на лбу Дэвида.
– Достигли ли присяжные заседатели соглашения? – обратилась судья Уильямс к старшине присяжных.
– Да, ваша честь.
– Вердикт вынесен?
– Да, ваша честь.
– Прошу вручить решение секретарю суда. Секретарь принял листок бумаги и понес к судейскому столу. Тесса Уильямс развернула его и пробежала глазами. Все присутствующие замерли.
Судья отдала бумагу секретарю, и тот вернул его старшине…
– Огласите приговор, пожалуйста. Тот начал медленно, размеренно произносить слово за словом:
– Мы, присяжные, рассмотрев дело “Народ штата Калифорния против Эшли Паттерсон” и пользуясь предоставленными нам правами, считаем, что Эшли Паттерсон виновна в убийстве Денниса Тиббла в нарушение статьи 187 уголовного кодекса.
В публике послышались крики. Эшли зажмурилась.
– Рассмотрев дело “Народ штата Калифорния против Эшли Паттерсон”, мы, присяжные, как и в первом случае, объявляем Эшли Паттерсон виновной в убийстве помощника шерифа Сэмюэла Блейка в нарушение статьи 187 уголовного кодекса.
Рассмотрев третий эпизод дела “Народ штата Калифорния против Эшли Паттерсон”, мы взяли на себя труд заявить, что Эшли Паттерсон виновна в убийстве Ричарда Мелтона в нарушение статьи 187 уголовного кодекса. Жюри присяжных определяет степени всех убийств как первую, иначе говоря, как предумышленные убийства с отягчающими обстоятельствами.
Дэвид судорожно хватал губами воздух, но все-таки нашел в себе силы повернуться к Эшли и обнять ее за плечи.
– Прошу начать голосование жюри, – провозгласила судья.
Все присяжные встали, и судья начала опрашивать каждого, согласны ли они с приговором. Все подтвердили изложенное старшиной.
– В таком случае, – заключила судья, – я требую занести вердикт в протокол. И хочу поблагодарить вас, леди и джентльмены, за самоотверженное служение закону. За то, что не жалели ни времени, ни стараний в стремлении вершить правосудие. Вы свободны. Завтра суд решит вопрос о вменяемости ответчицы.
Дэвид не двигался с места, провожая глазами Эшли, которую взяли под стражу и увели. Судья, не глядя на Дэвида, поднялась и ушла в свой кабинет. Ее подчеркнутое осуждение лучше всяких слов подсказало Дэвиду, что произойдет утром. Эшли ждет смерть на электрическом стуле.

***

Вечером позвонила Сандра.
– С тобой все в порядке, Дэвид?
– Прекрасно, – с вымученным оживлением откликнулся Дэвид. – А ты? Как себя чувствуешь?
– Все хорошо. Я видела новости по телевизору. Как жаль, что судья была к тебе несправедлива. Она не имеет права исключать тебя из коллегии адвокатов! Ты всего-навсего старался помочь своей подзащитной!
Дэвид молчал.
– Мне ужасно жаль, милый. Жаль, что мы не вместе. Может, приехать и…
– Ни за что! – запротестовал Дэвид. – Не хватало еще рисковать тобой и Джеффри! Ты была сегодня у доктора?
– Была.
– И что он сказал?
– Уже совсем скоро. В любую минуту.
– С днем рождения, Джеффри.

***

Не успел Дэвид положить трубку, как снова раздался звонок.
Джесс Куиллер. Старина Джесс тревожится за друга, бездарно проигравшего процесс.
– Я провалился, – пробормотал Дэвид.
– Черта с два! Просто тебе попался не тот судья. Чем это ты так ее обозлил? Она просто бросается на тебя, как цепная собака! Нужно же было умудриться так ее достать!
– Она не хотела начинать процесс. Предлагала сразу ограничиться пожизненным заключением. Наверное, мне следовало бы послушаться.

***

По всем телевизионным каналам шли передачи из зала суда. Дэвид тупо уставился в экран, с которого вещал один из известнейших юристов страны.
– В жизни не слышал, чтобы защитник так грубо орал на клиента прямо в зале суда. Должен сказать, это произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Возмутительное безобразие…
Дэвид нажал на кнопку.
«В какую минуту все пошло наперекосяк? В жизни все должно иметь счастливый конец, но я действовал как последний идиот и угробил Эшли. Теперь меня лишат права заниматься адвокатурой, и поделом. Малыш вот-вот появится на свет, а его отец – безработный. И бездомный. Нас выгонят из пентхауса за неуплату, и что тогда будет с Сандрой и Джеффри?!»
Наступила ночь, но Дэвид ничего не замечал. Он сидел один в гостиничном номере, окруженный мраком и тишиной, и бесцельно смотрел в темноту. Так паршиво ему еще никогда не приходилось. Эта стерва Уильямс! Он ведь просил разрешения загипнотизировать Эшли!
Если бы только она позволила Сейлему провести сеанс, присяжные получили бы необходимые доказательства. И, возможно, изменили бы мнение. Но сейчас…
Слишком поздно. Все кончено.
Но тихий настойчивый голос не давал погрузиться в забытье.
– Кто сказал, что все кончено? Еще не вечер!
– Но что я могу сделать?
– Твоя клиентка невиновна. Ты не имеешь права бросить ее!
– Оставь меня в покое. Убирайся.
И снова резкий голос Тессы Уильямс: “Не позволю разыгрывать дешевый фарс…, пока я председатель… И никакого гипноза в этом зале…
Никакого гипноза…, никакого…"
В пять утра Дэвид схватил трубку и набрал сначала один номер, потом другой. После коротких взволнованных переговоров он наспех оделся и выглянул в окно. Первые лучи солнца окрасили горизонт в розоватый цвет.
"Это добрый знак, – подумал Дэвид. – Мы обязательно победим”.

***

Немного позже он уже входил в антикварную лавку.
– Чем могу помочь, сэр? – осведомился продавец и, узнав Дэвида, поздоровался:
– Приветствую вас, мистер Сингер.
– Мне нужна китайская складная ширма. У вас есть что-то в этом роде?
– Разумеется, сэр. Правда, их нельзя считать антиквариатом. Почти все современные, но…
– Позвольте посмотреть.
Продавец отвел Дэвида в угол, где были составлены ширмы, и вытащил одну.
– Эта не слишком…
– Все в порядке, – заверил Дэвид, – Я ее беру.
– Как изволите, сэр. Куда прислать?
– Я возьму ширму с собой.

***

Уложив ширму в багажник, Дэвид заехал в скобяной магазин, где приобрел “викторинокс” – швейцарский армейский нож, и четверть часа спустя уже входил в здание суда.
– Я адвокат Эшли Паттерсон, – сообщил он охраннику, – и должен с ней побеседовать до начала заседания. Мне разрешено воспользоваться кабинетом судьи Голдберга. Самого судьи сегодня не будет.
– Да, сэр, знаю, – кивнул охранник. – Все готово. Сейчас прикажу привести осужденную. Доктор Сейлем вместе с другим джентльменом уже ждут.
– Благодарю.
Охранник посмотрел вслед Дэвиду, тащившему громоздкую ширму, и повертел пальцем у виска: “Видать, окончательно крыша поехала! Псих и не лечится!"

***

Кабинет судьи Голдберга оказался довольно просторной комнатой с письменным столом у окна и вертящимся креслом. Вдоль стены располагались диван и несколько стульев. Двое мужчин стояли посреди кабинета и о чем-то тихо беседовали.
– Простите за опоздание, – извинился Дэвид.
– Рад вас видеть, – отозвался доктор Сейлем. – Познакомьтесь, это Хью Айверсон, тот специалист, которого вы просили.
Мужчины обменялись рукопожатием.
– Давайте быстренько все установим, – попросил Дэвид. – Эшли вот-вот приведут. Хью, вот тот угол вам подойдет?
– Идеально.
Айверсон приступил к работе. Через несколько минут открылась дверь, и охранник ввел Эшли.
– Мне придется остаться здесь, – предупредил он.
– Ничего страшного, – заверил Дэвид. – Эшли, садитесь, пожалуйста.
Девушка молча повиновалась.
– Прежде всего я хочу сказать вам, как ужасно сожалею о том, что все так обернулось. Эшли равнодушно кивнула.
– Но еще не все потеряно. У нас есть шанс. Эшли недоверчиво усмехнулась.
– Эшли, необходимо, чтобы доктор Сейлем снова загипнотизировал вас.
– Нет. Какой смысл в…
– Согласитесь ради меня. Пожалуйста. Хорошо? Девушка равнодушно пожала плечами. Дэвид сделал знак доктору Сейлему.
– Мы уже работали вместе, – обратился доктор к Эшли, – так что вы знаете: все, что от вас требуется, – расслабиться и закрыть глаза. Вы хотите спать…, напряжение уходит…

***

Эшли, очевидно, так измучилась и извелась, что отключилась раньше обычного. Доктор отошел и знаком подозвал Дэвида. Тот с заколотившимся сердцем подступил ближе.
– Я хочу поговорить с Тони. Никакой реакции.
– Тони, – уже громче позвал Дэвид. – Откликнись. Ты слышишь меня? Алетт…, мне нужно поговорить с вами обеими.
Молчание.
– Да что это с вами? – взорвался Дэвид – Струсили? Именно поэтому и побоялись показаться на людях? И что теперь? Слышали, что сказали присяжные? Эшли виновна. Виновна, потому что вы слишком боялись за себя! Ты предательница, Тони!
Мужчины смотрели на Эшли. Та была абсолютно неподвижна. Дэвид в отчаянии стиснул руки. Ничего не выходит!

***

– Суд идет. Председательствует ее честь судья Тесса Уильямс.
Эшли вновь сидела на скамье подсудимых рядом с Дэвидом. Рука адвоката была туго перебинтована.
– Могу я обратиться с заявлением, ваша честь? – спросил он.
– Пожалуйста.
Дэвид направился к столу судьи.
– Я хотел бы представить новое доказательство по этому делу, – заявил Дэвид.
– Ни за что! – вскинулся Бреннан. Судья Уильямс сурово нахмурилась:
– Позвольте мне самой решать, прокурор, – отрезала она. – Мистер Сингер, процесс закончен. Вашу подзащитную осудили и приговорили…
– Это касается вопроса вменяемости моей подзащитной, – объяснил Дэвид. – Я прошу уделить мне всего десять минут.
– Вот как? – окончательно вышла из себя Тесса. – По-видимому, для вас это слишком ничтожный срок?! Вы и так отняли у всех нас слишком много времени.
Она немного подумала и решительно тряхнула головой:
– Так и быть. Надеюсь, это последняя просьба, с которой вы обратились ко мне на этом заседании. Суд удаляется на десятиминутный перерыв.
Дэвид и Бреннан последовали за судьей.
– Мистер Сингер, вы просили потратить на вас десять минут. Я согласилась. В чем дело?
– Мне хотелось бы показать вам небольшой фильм, ваша честь.
– Не понимаю, какое отношение имеет… – начал Бреннан.
– Я тоже, – согласилась судья. – Мистер-Сингер, осталось десять минут.
Дэвид поспешил к двери, выходящей в коридор, и, приоткрыв ее, пригласил:
– Входите, пожалуйста.
На пороге появился Хью Айверсон, нагруженный кинопроектором и свернутым в трубку переносным экраном.
– Можно опустить жалюзи? – спросил Дэвид. Судья, очевидно, дошла до последней степени накала и едва сдерживалась.
– Валяйте, мистер Сингер, не стесняйтесь. И взглянув на часы, добавила:
– Осталось семь минут.
Айверсон включил проектор. На экране замелькали кадры с изображением кабинета судьи Голдберга. В кресле застыла окаменевшая Эшли. Рядом стояли Дэвид и доктор Сейлем.
– Погружение полное, – кивнул доктор. – Можете начинать.
Дэвид кивнул.
– Я хочу поговорить с Тони. Тони, выходи. Слышишь меня? Алетт! Мне нужно побеседовать с вами обеими.
Тишина.
Судья плотно сжала губы, но не отвела глаз от экрана.
– Да что это с вами? – закричал Дэвид. – Струсили? Побоялись показаться на людях? И что теперь? Слышали, что сказали присяжные? Эшли виновна! Виновна потому, что вы слишком боялись за себя. Ты предательница, Тони.
При этих словах судья Уильямс окончательно потеряла терпение.
– С меня довольно! Однажды я уже наблюдала этот отвратительный спектакль! Ваше время истекло, мистер Сингер.
– Подождите, – умоляюще попросил Дэвид. – Вы не…
– Все, – оборвала Тесса и направилась к двери. Но тут комнату внезапно наполнили звуки низкого бархатистого голоса:
На пенни ниток, чтобы шить,
И пенни ча иглу.
Грош туда и грош сюда –
И в кармане пустота.
Прыг да скок –
Удрал хорек.
Судья недоумевающе обернулась и невольно взглянула на экран. И не узнала Эшли Паттерсон. Ее место заняла Тони.
– Струсила? – презрительно бросила она. – Побоялась показаться на людях? Или ты в самом деле воображал, что достаточно одного твоего слова, и я тут же побегу выполнять приказание? Кто я, по-твоему, цирковая лошадь?
Тесса молча отступила от порога и, вернувшись, опустилась в кресло.
– Слышала, как все эти чертовы лицемеры разыгрывали из себя идиотов. Наслушалась уже. Не думаю, что расщепление сознания существует, – передразнила она Бреннана. – Что за идиоты, никогда…
И тут под изумленными взглядами собравшихся лицо Эшли снова изменилось. Девушка словно растеклась по стулу, а лицо стало совсем юным и застенчивым.
– Мистер Сингер, – тихо сказала она с сильным итальянским акцентом, – извините Тони. Я точно знаю, вы сделали все, что могли. Я хотела появиться в суде и помочь вам и Эшли, только Тони не позволила.
Побледневшая Тесса приподнялась. Зрелище было действительно не из приятных. Эшли в очередной раз преобразилась. Жесткая линия губ, сверкающие глаза, чуть выдвинутая вперед челюсть.
– Нечего нам там делать! – рявкнула Тони.
– Тони, что, по-твоему, будет дальше, если судья утвердит приговор присяжных? – вмешался Дэвид.
– Ничего подобного! Никакого приговора! Эшли даже не знала всех этих мужиков! Или не помните?
– Зато Алетт знала, – возразил Дэвид. – Это ты совершила все убийства, Алетт. Спала с беднягами, а потом пускала в ход что под руку попадется – ножи, бутылки, да еще и кастрировала трупы!
– Кретин несчастный, – усмехнулась Тони. – Не знает ничего, а туда же, лезет со своими проповедями! Да у Алетт кишка тонка! Это я, я орудовала! С меня и спрашивай! Я ничего не скрою! Да разве они не заслужили смерти? Жалкие червяки! Гнусные твари! Всем им одно было нужно – лапать меня своими ручищами и лезть под юбку!
Девушка тяжело дышала. Глаза сверкали неукротимой злобой.
– Но я заставила их расплатиться! Сполна! И никто не сумеет ничего доказать! Пусть мисс Лицемерка за все ответит! Она крайняя! Ну а мы все отправимся в уютную тихую психушку…
Где– то в углу комнаты, за расписанной драконами ширмой послышался громкий щелчок.
– Что это? – встрепенулась Тони.
– Ничего, – поспешно заверил Дэвид. – Просто… Но Тони уже вскочила и метнулась к скрытой камере. Лицо заполнило экран и начало расплываться. Девушка натолкнулась на что-то, и изображение перекосилось. Ширма с грохотом упала на пол, и в поле зрения оказалось небольшое отверстие на полотне.
– Спрятал гребаную камеру и думаешь, что всех провел! – завизжала Тони. – Ублюдок! Ты за это ответишь! Хотел одурачить меня?
Она схватила со стола нож для разрезания бумаг и бросилась на Дэвида.
– Ничего, недолго осталось! Я прикончу тебя, сволочь!
Дэвид пытался оттолкнуть ее, но силы были явно неравны. Нож вонзился в тыльную сторону ладони. Тони занесла руку для нового удара, но тут очнувшийся охранник попробовал скрутить Тони. Та сбила его с ног. Дверь с грохотом распахнулась, и на шум вбежал полицейский. Увидев, что происходит, он ринулся на Тони, но та ловко лягнула его в пах, и он рухнул па пол. К счастью, появились еще двое полицейских. Потребовалось трое здоровых мужчин, чтобы прижать Тони к стулу. И все это время она вопила и сыпала грязными ругательствами. Дэвид лихорадочно пытался остановить льющуюся кровь, зажав рану, но ничего не выходило.
– Ради Бога, будите ее скорее, – задыхаясь, прохрипел он доктору.
– Эшли… Эшли…, слушайте меня, – настойчиво позвал Сейлем. – Сейчас вы придете в себя. Тони ушла. Теперь можно выйти без опаски. На счет “три” вы проснетесь.
Эшли мгновенно успокоилась и расслабилась.
– Вы слышите меня?
– Да, – тихо, словно издалека отозвалась девушка.
– Начинаю отсчет. Раз…, два…, три… Как вы себя чувствуете?
Веки Эшли медленно приподнялись.
– Ужасно устала. Я говорила что-то? Или… Экран погас. Пленка кончилась. Дэвид подошел к стене и, ни слова не говоря, включил свет. Бреннан театрально похлопал в ладоши:
– Ну и ну! Вот это игра! Если бы за такое представление давали Оскара…
– Заткнитесь, – коротко приказала судья Уильямс. Бреннан, приоткрыв рот, в полном недоумении уставился на нее. Потрясение, очевидно, оказалось слишком велико: несчастный прокурор впервые видел всегда невозмутимую, сдержанную женщину в подобном состоянии. Наступила неловкая тишина. Никто, казалось, не представлял, как исправить положение.
– Адвокат, – наконец обратилась судья к Дэвиду.
– Да, ваша честь?
– Я была не права. И прошу меня простить. Если можете, конечно.

***

– Встать! Суд идет!
Все заняли свои места. Судья Тесса Уильямс ударила молоточком по столу и призвала собравшихся к порядку.
– Должна сообщить, что обе стороны выразили согласие с мнением психиатра, доктора Сейлема, который еще до суда осматривал и диагностировал обвиняемую. Суд вынес решение, согласно которому ответчица не виновна в совершенных преступлениях по причине душевного заболевания. По приговору суда ей придется пройти курс лечения в закрытой психиатрической лечебнице. Объявляется перерыв.
Дэвид, совершенно опустошенный, вяло поднялся. Кончено. Они победили… Но какой ценой! У него не осталось никаких сил, чтобы двигаться, говорить, улыбаться… Зато он и Сандра теперь могут заняться собой, не думая, что на совести лежит чья-то жизнь. Скоро Сандра родит, на свет появится еще одно дорогое ему существо.
При этой мысли усталость куда-то делась. Он поднял голову, взглянул на судью и радостно объявил на весь зал:
– У нас будет ребенок!
И снова сел, дожидаясь, пока все разойдутся, но тут кто-то положил ему руку на плечо. Дэвид нехотя оглянулся.
– У меня есть неплохое предложение, – спокойно заметил доктор Сейлем, не обращая внимания на измученное лицо адвоката. – Не совсем представляю, каким образом можно все устроить, но попросил бы вас постараться ради Эшли.
– О чем вы, доктор?
– В Коннектикутской психиатрической лечебнице перебывало больше больных, страдающих расщеплением сознания, чем во всех вместе взятых больницах страны. Мой друг доктор Отто Луисон заведует там отделением. Если вы сумеете уговорить судью отослать Эшли туда, думаю, можно надеяться на полное излечение.
– Спасибо, – вздохнул Дэвид. – Сделаю все, что в моих силах.

***

Он немедленно отправился на розыски судьи, но дорогу заступил доктор Паттерсон.
– Не…, не знаю, как мне благодарить вас, – запинаясь, пробормотал он.
– Не стоит, – вымученно улыбнулся Дэвид. – Мера за меру, помните?
– Но вы блестяще справились. Были моменты, когда я считал…
– Я тоже.
– Но вы сумели защитить Эшли. Теперь она обязательно поправится.
– Не сомневаюсь, – кивнул Дэвид. – Доктор Сейлем предложил отправить Эшли в Коннектикутскую психиатрическую лечебницу. Тамошние доктора имеют опыт в лечении расщепления сознания.
Доктор Паттерсон на мгновение задумался:
– Знаете, Эшли не заслужила такого. Она прекрасный человек. Добрая, отзывчивая и порядочная.
– Несомненно. Сейчас же попрошу судью Уильямс перевести Эшли в Коннектикут.

***

Судья Уильямс сидела в кабинете, устало просматривая разложенные на столе бумаги. Очевидно, и ей процесс дался нелегко. Не такая уж она железная леди, какой хочет казаться.
– Что вам угодно, мистер Сингер? – чуть поморщилась она.
– Пришел просить об очередном одолжении.
– Надеюсь, что в моей власти вам его оказать, – впервые за все это время улыбнулась Тесса. – Чем могу помочь?
Дэвид пересказал судье слова доктора Сейлема.
– Что ж, весьма необычная просьба. Здесь, в Калифорнии, тоже немало прекрасных заведений подобного рода.
– Вы правы, – разочарованно вздохнул Дэвид. – Спасибо, ваша честь.
Он уже повернулся к двери, но, услышав ответ, застыл как вкопанный.
– Я еще не сказала “нет”, мистер Сингер. Просто заметила, что просьба весьма необычна. Правда, и дело не из банальных.
Дэвид замер.
– Думаю, здесь нет ничего незаконного. Я похлопочу о переводе.
– Ваша честь, не могу выразить, как ценю вашу доброту.

***

А в это время Эшли словно в бреду металась по тесной камере.
«Меня приговорили к смерти. К долгой, медленной, мучительной смерти в сумасшедшем доме. Лучше бы убили сразу. По крайней мере без страданий…»
При мысли о бесконечно тоскливых серых днях, расстилавшихся перед ней уныло-однообразным осенним пейзажем, девушка разрыдалась.
Надзиратель открыл дверь и впустил отца. Тот молча остановился рядом, с отчаянием глядя на плачущую дочь.
– Милая…, что теперь поделать? Зато тебя не убьют, – неловко попытался утешить он.
– Я не хочу жить, – замотала головой Эшли.
– Не говори так, родная. Тебе не повезло. Но такие болезни нынче лечат. И ты обязательно поправишься. Как только тебе станет легче, переедешь ко мне, и я о тебе позабочусь. Не важно, что бы ни случилось, у меня всегда есть ты, а у тебя – я. Этого у нас не отнимут.
Эшли потерянно огляделась.
– Я знаю, что ты сейчас испытываешь, дорогая, но поверь, все переменится. Моя девочка вернется ко мне исцеленная, избавленная от призраков прошлого.
Стивен обнял Эшли и неохотно встал.
– Боюсь, мне нужно давно уже быть в Сан-Франциско. Пациенты ждут.
Он помедлил, словно ожидая ответа. Но Эшли молчала.
– Дэвид сказал, что ты будешь лечиться в одном из лучших психиатрических центров в мире. Я буду часто тебя навещать. Согласна?
– Да, – глухо пробормотала Эшли, не глядя на отца.
– Вот и хорошо, девочка.
Он снова обнял ее и поцеловал в щеку.
– Не волнуйся, у тебя будет все на свете. Лишь бы скорее победить эту чертову болезнь. Я хочу, чтобы моя малышка снова возвратилась ко мне.
Эшли растерянно смотрела вслед отцу:
– Почему я не могу умереть прямо сейчас? Почему меня оставили в живых? Лучше бы сразу… Через час в камеру ввели Дэвида.
– Ну что ж, мы добились, – радостно начал он, но при виде Эшли растерянно осекся. – Что случилось, Эшли?
– Не хочу в психушку, не хочу! Поскорее бы сдохнуть! Все лучше, чем такое существование! Помогите мне, Дэвид. Пожалуйста, помогите!
– Эшли, вам обязательно помогут. С этим ужасом покончено. Впереди ничем не омраченное будущее. Он сжал тонкую руку:
– Послушайте, до сих пор вы мне верили. Попробуйте продержаться еще немного и не пожалеете, даю слово.
Эшли упрямо качнула головой.
– Повторяйте: “Я, Эшли, верю тебе, Дэвид”. Девушка набрала в грудь воздуха:
– Я, Эшли, доверяю тебе, Дэвид.
– Молодец! – расплылся в улыбке Дэвид. – Вы не пожалеете!

***

Едва стал известен исход процесса, пресса словно взбесилась. Дэвид за одну ночь стал героем, стойким защитником правого дела, рыцарем справедливости, сражавшим драконов вроде Микки Бреннана. Ему не давали прохода, осаждали просьбами об интервью, требовали выступить по телевидению, рассказать об ужасающих подробностях. Он едва сумел вырваться и позвонить Сандре.
– Солнышко, я…
– Знаю, милый, знаю. Все видела. И страшно тобой горжусь. Другого такого, как ты, нет на свете.
– Передать не могу, как рад, что все кончилось. Сегодня же еду к тебе. Не терпится…
– Дэвид!
– Что, детка?
– Дэвид…, ой!
– Что с тобой, солнышко?!
– 0-о-ох… Рожаю!
– Без меня не смей! – завопил Дэвид, рванувшись к двери.

***

Джеффри Сингер весил при рождении восемь фунтов десять унций и казался счастливому отцу самым прекрасным младенцем на свете.
– Он твоя копия, Дэвид, – безапелляционно объявила Сандра.
Дэвид расплылся в лучезарной улыбке.
– Я рада, что все так хорошо обернулось.
– Мне бы твою уверенность. Особенно когда я барахтался изо всех сил, чтобы выплыть, – буркнул Дэвид.
– Ничего подобного! Я никогда в тебе не сомневалась.
Дэвид стиснул Сандру в объятиях:
– Нужно бежать, малышка. Я скоро вернусь. Только заберу вещи из кабинета.

***

Не успел Дэвид переступить порог здания фирмы “Кинкейд, Тернер, Роуз и Рипли”, как его обступили со всех сторон бывшие сослуживцы.
– Поздравляю, Дэвид!
– Превосходная работа…
– Ты здорово им показал…
Дэвид едва отбился от доброжелателей и открыл дверь кабинета. Холли, по-видимому, давно исчезла. Он стал методически очищать ящики стола.
– Дэвид!
Дэвид обернулся. Перед ним стоял Джозеф Кинкейд.
– Чем это вы занимаетесь?
– Не хочу ничего оставлять после себя. Раз я уволен…
– Уволен? – ухмыльнулся Кинкейд. – Какой вздор! Нет, нет и нет! Тут какое-то недоразумение. Наоборот, мы решили вопрос о вашем партнерстве, мальчик мой. Собственно говоря, я назначил вашу пресс-конференцию на три часа дня.
– Неужели? – холодно обронил Дэвид.
– Разумеется! Еще бы не…
– Вам лучше ее отменить, – невежливо перебил Дэвид. – Я решил снова заняться уголовным правом. С этого дня я партнер Джесса Куиллера. Когда имеешь дело с этой отраслью закона, по крайней мере имеешь представление, каковы настоящие преступники. Так что, Джо, беби, можешь взять свое партнерство и сунуть его в…, туда, куда никогда солнышко не заглядывает!
И, подхватив пакет, вышел из комнаты.

***

Джесс Куиллер обошел весь пентхаус и восторженно присвистнул:
– Вот это да! Словно для вас создано!
– Спасибо, – улыбнулась Сандра и, услышав крик, поспешила в детскую. – Пойду посмотрю, что с Джеффри, – бросила она на ходу.
Джесс поднял со стола изящную серебряную рамку с первой фотографией малыша:
– Чудесная работа. Это подарок?
– Да. От судьи Уильямс.
– Рад, что ты вернулся, партнер, – смущенно пробормотал Джесс.
– И я рад. Очень.
– Тебе, наверное, хочется немного отдохнуть, расслабиться, прежде чем приступить к работе.
– Пожалуй. Мы думали взять Джеффри и поехать в Орегон к родителям Сандры, ну а потом…
– Кстати, сегодня утром я получил из суда интересное дело. Женщину обвиняют в убийстве двух ее детей. Мне почему-то кажется, что она невиновна. К несчастью, приходится отправиться в Вашингтон, где начинается процесс, на котором я должен выступить, так что, возможно, ты поговоришь с ней и составишь собственное мнение…





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Расколотые сны - Шелдон Сидни



Обалденный, невероятно захватывающий сюжет!!! Очень советую.
Расколотые сны - Шелдон СидниОксана.
8.12.2012, 22.59





Прекрасный роман с очень захватывающим сюжетом. Ничего лишнего, все очень динамично, читать интересно.Прочитала буквально за три часа!!! и конец интересный ))
Расколотые сны - Шелдон СидниЕлена
30.04.2013, 4.12





Это не любовный роман, если вы хотите чего-то легкого. В книге описан психиатрический случай. Но книга стоит того, чтобы прочитать! Мне понравилось!
Расколотые сны - Шелдон СидниЮлия...
16.01.2014, 20.26





2+5
Расколотые сны - Шелдон СидниСалтанат
18.03.2014, 13.16





5+6
Расколотые сны - Шелдон СидниСалтанат
18.03.2014, 13.18





Это не роман, а история болезни. Тяжелая психическая травма и, в результате, искалеченная жизнь. Вполне возможно, что в основе лежит реальный случай. Спасибо автору за поднятую проблему. О таком нельзя молчать. Читайте, девочки.
Расколотые сны - Шелдон Сидниren
15.05.2014, 1.04





Лихо закручен сюжет. Про Любовь... ?rnНет. Про расщепленное сознание травмированной родителями девочки.
Расколотые сны - Шелдон СидниИгорь
26.08.2014, 21.59






Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Женский портал, женских каталог, все для женщин! Rambler's Top100