Читать онлайн Забыть о мести, автора - Шелдон Джилл, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Забыть о мести - Шелдон Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Забыть о мести - Шелдон Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Забыть о мести - Шелдон Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Джилл

Забыть о мести

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Хлоя нашла Томаса в кабинете. Он стоял у окна, глядя в темную ночь. Она немедленно подбежала к нему и при виде его окаменевшего лица осеклась.
– Сильно болит? – спросила она наконец, терзаясь его бедами. При воспоминании о том, чем они занимались в ванной, она залилась краской.
Томас молчал, и Хлоя не на шутку встревожилась. Она старалась быть осторожной, но ведь стоит Томасу прикоснуться к ней, как она теряет голову. Неужели, сама того не подозревая, она сделала ему больно?
Томас повернул голову и задумчиво посмотрел на Хлою. Взгляд его скользнул вниз, к подолу темно-синего халата, из-под которого выглядывали босые ноги.
– Не слышал, как ты вошла, – буркнул он.
– Я проснулась и увидела, что лежу одна…
Почему он молчит? Почему смотрит на нее так, будто не доверяет, совсем как в начале… до того, как они стали близки?
– Не мог заснуть, – бесстрастно пояснил он, и от ледяного голоса по телу Хлои пробежал озноб.
– Здесь дует, – глухо заметила она. На нем были только спортивные брюки, настолько туго облегающие ноги, что Хлоя поспешно отвела глаза.
Томас продолжал смотреть на нее с таким видом, слоимо знал, как действует на нее его тело… и презирал за это. Еще одна из бесконечной череды женщин…
– Ты… с тобой все в порядке?
– А это имеет значение?
И он еще спрашивает!
– Конечно. Томас, что случилось?
Томас нетерпеливо вздохнул.
– Почему ты вернулась сегодня, Хлоя?
– Ну… я…
Потому что хотела его. Но разве можно признаться в этом, когда он смотрит на нее, как на врага?
– Потому что ты просил.
– Вернее, потребовал, – поправил Томас. – Но ты могла отказаться. И тебя никто не принуждал.
– Нет.
Она осмелилась сделать шаг вперед и всеми фибрами души ощутила исходивший от него холод. А ведь еще совсем недавно он пылал страстью.
– Томас, пожалуйста, объясни, что произошло.
Он отвернулся и, снова уставясь в темноту, даже не потрудился ответить. Страх стиснул Хлою ледяными щупальцами. Что, если Конрад сказал правду и Томас действительно намерен разорить город? Это означает, что он попросту забавляется с ней, выжидая, пока настанет время уничтожить городок и всех, кого она знает и любит с детства. Судя по всему, он решил действовать. Значит, сделав свое черное дело, он исчезнет?
– Ты так и не ответила на вопрос, – спокойно повторил Томас. – Почему ты оказалась здесь сегодня?
Теперь ее единственное спасение – честность.
– Хотела быть с тобой.
– В самом деле?
Что ж, если придется, она вступит в этот поединок характеров. Сумеет стать жестокой, отчужденной и неумолимой.
– А по какой же еще причине, как ты считаешь?
– Ты была рада видеть меня, когда я вернулся в Хизер Глен? – не обращая внимания на ее вопрос, продолжал Томас.
– Разумеется. И ты сам это знаешь.
Даже сейчас Хлоя казалась такой неотразимо привлекательной, такой безыскусно соблазнительной, что, даже поняв, что она пыталась использовать его в своих целях, Томас по-прежнему желал ее. И пусть халат закрывает это точеное тело до самых кончиков пальцев, Томас все еще ощущает его, как и вкус розовых пухлых губок. Это какое-то наваждение!
– А позже?
– Позже?
– Не притворяйся дурочкой, Хлоя, – резко бросил Томас. – Тебе это не идет.
– Я и не думала притворяться. – Но на этот раз ее голос был далеко не таким ровным и спокойным. – Просто не имею понятия, о чем ты толкуешь.
– Прекрасно. Позволь мне объяснить.
Повернувшись к ней, Томас пытался не показать тоски и отчаяния, завладевших им.
– Ты постоянно твердила, что безумно рада нашей встрече. Ну а как теперь, когда обнаружила, кто я и что я здесь делаю? Неужели все еще вне себя от восторга?
Хлоя побледнела.
– О чем ты?
Она явно смутилась. Но Томас отчего-то совсем не почувствовал удовлетворения, хотя его опасения подтвердились.
– Я просто хотел уточнить, чего ждать от тебя. Ты готовишься поджечь мой самый большой склад? Или снова собираешься подвесить взрывное устройство к ручке двери?
– О Господи…
Хлоя побледнела еще сильнее. Лицо ее приобрело какой-то сероватый оттенок, черты заострились. Но он не позволит себе размякнуть из-за жалости к ней!
– Говоря по правде, – резко бросил Томас, – разгром кухни в "Домашней выпечке" – поистине гениальный ход. Мне и в голову не пришлось бы, что ты способна покуситься на свое любимое кафе.
– Почему же ты решил бросить мне обвинение именно сейчас? – осведомилась Хлоя так неестественно спокойно и тихо, что Томасу пришлось нагнуться, чтобы лучше расслышать ее. При этом он, конечно, совершенно позабыл о поврежденных ребрах, и новый приступ боли еще сильнее взбесил его.
– Потому что, Хлоя, ты, как выяснилось, говоришь во сне.
– И ты… – Опять язык отказывается повиноваться, а челюсти словно свело судорогой. – И ты, – с трудом выговорила Хлоя, – обвиняешь меня во всех этих преступлениях? Считаешь, что я пыталась разделаться с тобой?
– Твоей сообразительности можно позавидовать.
Хлоя неожиданно сорвалась с места и вылетела в холл. Томас не успел опомниться, как входная дверь со стуком захлопнулась. Она исчезла в снежной метельной ночи, ушла босиком, в одном халате!
– Иисусе, – пробормотал Томас, бросившись следом.
У него хватило ума сорвать с вешалки две куртки и сунуть ноги в ботинки, валявшиеся у двери. Морщась от боли, Томас натянул куртку и выскочил на улицу.
– Хлоя! – завопил он, пытаясь разглядеть что-то в темноте. Оглушительно взревел мотор ее машины.
– Будь все проклято! – Томас буквально скатился по ступенькам веранды к тому месту, где стоял «ягуар». Он чертыхнулся, вспомнив, что ключи от машины остались в доме.
Шум машины Хлои уже исчез вдалеке, а Томас все еще стоял, оцепенело глядя в темноту. Ну нет, Хлое это так с рук не сойдет! Он хочет знать, каким образом ей удалось совершить все эти преступления. И еще он хочет видеть лицо Хлои, когда наконец-то выбьет из нее правду.
Как она посмела сбежать?! Проклиная все на свете, Томас метнулся в дом за ключами. Гнев притупил физическую боль, но раны в душе ныли все сильнее…
Ему так и не удалось догнать Хлою. Куда она отправилась? Домой? При других обстоятельствах, возможно, и нет, но сейчас на ней был лишь его халат. Так что сначала – к ней.
А если она едет к Конраду? В таком случае он прикончит их обоих.
К счастью, обвинение в заранее спланированном убийстве ему не грозило – машина Хлои стояла перед ее домом. Томас осторожно, боясь поскользнуться, прошел по дорожке и, перескакивая через две ступеньки, поднялся наверх.
– Немедленно впусти меня, – потребовал он, колотя в запертую дверь. Тишина… – Клянусь, что выломаю эту дверь, – прогремел Томас.
Тут, к его полному изумлению, он услышал, как в замке повернулся ключ. Дверь открылась. На пороге стояла Хлоя.
– Решил немедленно предъявить обвинения и потащить меня в суд? – невозмутимо поинтересовалась она. На ней все еще был его халат, из-под которого выглядывали посиневшие от холода ноги.
Томас, оттолкнув ее плечом, устремился к камину.
– Да здесь холоднее, чем на улице!
– Ради всего святого, кто тебя задерживает? Отправляйся на улицу и оставь меня в покое, – предложила Хлоя. Но на этот раз голос ее чуть дрогнул, и с Томасом начало твориться что-то непонятное. Он хотел предаться гневу, но почувствовал огромное желание сжать ее в объятиях.
Томас молча развел огонь, и через несколько минут в комнате стало чуть теплее. С трудом поднявшись, он вдруг схватил Хлою за руку.
– Где твои шлепанцы?
Хлоя взглянула на Томаса так, словно он потерял рассудок. Он ненавидит ее и все-таки боится, что она простудится?!
– Черт побери! Да прекрати же глазеть на меня и объясни, где твои шлепанцы!
Хлоя молча отвернулась и исчезла в спальне. Пять секунд – пообещал он себе. Пять секунд, прежде чем он ворвется туда и…
– Я не смогла найти туфли и надела носки. – Хлоя подобралась к камину и протянула руки к огню. – Надеюсь, тебе достаточно и этого, – продолжала она, не глядя на него, и Томас понял, что ей абсолютно все равно, что он станет делать и говорить.
Когда она передернула плечами и почти прижалась к каминной решетке, Томас стиснул зубы так сильно, что сам удивился, почему они не сломались. Хоть бы она скорее согрелась! Мысль о том, что Хлоя замерзла, убивала его.
– Я задал тебе вопрос. Ты убежала, так на него и не ответив. Ну, я жду.
– Понятно.
Ни отговорок, ни истерик, ни опровержений. Ничего! Она просто уставилась на огонь, словно видела там нечто жизненно важное.
– Собираешься поведать, каким образом ты надеялась уйти от ответа за содеянное?
Молчание. Хлоя даже не шевельнулась. Ничем не дала понять, что слышит.
Она всему виной! Она пыталась убить его.
К горлу Томаса подступила тошнота и такая ярость, что он испугался.
– Думаю, тебе лучше уйти, – наконец сказала Хлоя не оборачиваясь. – Я больше не желаю тебя видеть.
– Печально, но ничего не выйдет, – процедил сквозь зубы Томас. – Ты пыталась расправиться со мной, и я имею право знать почему.
– Ты ни на что не имеешь права.
Томас не помнил случая, когда на него накатывало такое бешенство. Ему хотелось разгромить комнату, побить стекла или, подобно отцу, измочалить кого-нибудь до полусмерти. Но кто лучше подходит дли этого, как не женщина, показавшая Томасу, что у него и в самом деле есть сердце, чтобы потом поглумиться над ним и разорвать это самое сердце на кровоточащие клочки?
И что всего хуже, он был готов зацеловать ее до бесчувствия, пока она не зарыдает и не примется молить о прощении, пока не признается, что все-таки любит его. А он, как последний кретин, ей поверит.
Хлоя молчала и не пыталась оправдываться. Она лишь слегка повернула голову и смотрела на него огромными грустными глазами. Утопая в чересчур длинном халате, она казалась маленькой заблудившейся сказочной принцессой.
– Решила, что я ни о чем не догадаюсь? – хриплым голосом спросил он.
– Этот вопрос я как раз собиралась задать тебе, – ответила она по-прежнему невозмутимо, но с таким достоинством и гордостью, что Томас зажмурился.
– Я ничего плохого не сделал, – вскинулся он, пытаясь убедить себя, что говорит правду. Он и в самом деле никому не причинил зла, разве не так?
– В самом деле? – Хлоя потуже стянула пояс халата. В глазах промелькнуло что-то, чему Томас не мог найти названия. – Разве ты не лгал мне снова и снова?
– Я никогда не лгал. Никогда!
– Ах, избавь меня от уверений! – Презрительно фыркнув, Хлоя плюхнулась на прикаминный коврик, словно ноги отказывались ее держать, и с мрачным видом уставилась на огонь. – Сколько раз я спрашивала, почему ты приехал, что ты делаешь в городе? – с грустной улыбкой проговорила она. – И сколько раз, Томас, ты умудрялся уклониться от ответа? А я охотно позволяла тебе дурачить себя, – добавила Хлоя с таким отвращением, что Томас невольно поежился.
– Да, я владелец "Маунтин Могидж". – Хлоя подняла брови, бросив на него насмешливый взгляд. – И "Сьерра риверз" создал я, – признался Томас. – И что? В чем мое преступление?
– Ты сам прекрасно понимаешь, – сокрушенно вздохнула Хлоя. – У тебя не раз была возможность во всем признаться. Теперь ты все обернул против меня, хотя единственное, чего я добивалась, – искренности. Будь ты честен со мной, мы никогда не зашли бы так далеко. Скажи, почему ты сразу не объяснил, что задумал? – настаивала Хлоя.
Но в своем нынешнем состоянии Томас забыл об осторожности и чувствовал себя достаточно оскорбленным, чтобы перейти в наступление.
– А что я, по-твоему, задумал, Хлоя? Что ты имеешь в виду?
Он должен знать, точно знать, что она думает о нем. Пусть Хлоя считает его самым последним негодяем, он желает все услышать из ее уст.
– Хотелось бы думать, что ты все-таки построишь курорт, – бросила Хлоя, не оборачиваясь.
– Но ты в этом не уверена. Так?
Ее сомнения больно ранили Томаса. В самое сердце. Она не верит ему сейчас, значит, никогда уже не поверит.
– Если скажешь, что собираешься, значит, так оно и есть.
– И это все? Я хозяин "Сьерра риверз", я начинаю строительство – и все в порядке?! – не веря ушам переспросил Томас.
– Нет, – прошептала она, наклоняя голову, чтобы Томас не видел ее лица. Однако было уже поздно. Отчаяние охватило Томаса, когда он увидел, что на щеках Хлои блеснули слезинки.
Она плачет из-за него!
– Ничего и никогда больше не будет в порядке, – дрожащим голоском проговорила Хлоя, окончательно добивая Томаса. – Потому что ты думаешь будто я… – Она поспешно зажала рот трясущийся ладонью. – Будто я хотела убить тебя, – пробормотала она и вскочила. – Прости, я не могу больше…
Но Томас не растерялся, успел поймать ее и схватить за плечи.
– Хочешь поклясться, что не вытворяла ничего подобного? Взрыв, поджог, битые окна… не твоих рук дело?
Хлоя с ужасом взглянула на него. Из глаз градом сыпались прозрачные капли.
– Не могу поверить, что после того, как мы… любили друг друга, ты способен подозревать меня в таком!.. – Она прерывисто всхлипнула, и Томас съежился от стыда. – Никак не возьму в толк, Томас, просто никак… – Она безуспешно попыталась вырваться и принялась отбиваться по-настоящему. – Пусти меня!
Тень сомнения пробежала по лицу Томаса. Нужно быть настоящим чудовищем, чтобы так бесстыдно лгать… Боже, какое она все-таки прелестное создание!
– Скажи, что это не ты, Худышка, – умолял он.
– Не собираюсь этого делать! – крикнула она, продолжая сопротивляться. Томасу пришлось напрячь мускулы, чтобы удержать Хлою. – Хочешь, чтобы я облегчила твою совесть, признавшись в том, чего не делала? Тебе следовало бы самому все понять!
Она права. Разве нужно ей оправдываться?
Перед глазами, словно в немом кино, замелькал хоровод ярких картин-образов. Вот Хлоя отталкивает его и закрывает своим телом… Вот пытается скрыть от его глаз разгромленную кухню, чтобы сознание вины не терзало его… Вот плачет над ним, избитым и окровавленным.
Нет! Господи, нет! Такая женщина никому не способна причинить вреда, это просто не в ее характере. Как он мог подумать о ней так плохо, хотя бы на мгновение?!
Глядя в залитое слезами растерянное лицо, Томас заметил кое-что еще. И мысль об этом была гораздо отвратительнее мыслей о том, как она ранила его. Это он сделал ей больно!
– Прости, – шепнул Томас, пытаясь привлечь к себе ее ставшее негнущимся тело. Но Хлоя оттолкнула его. – Пожалуйста, Хлоя, мне ужасно жаль.
Хлоя яростно затрясла головой, так что концы волос душистой волной прошлись по его лицу.
– Думаешь, я хотела твоей смерти?
– Нет, конечно нет. Я был дураком, Хлоя. Совершенным идиотом. Помрачение нашло…
Она снова попыталась освободиться. Лицо искривилось мучительной гримасой.
– Почему ты вообще посмел так подумать, Томас? Как ты мог?!
– Ты говорила во сне, Худышка…
– Что я такого могла сказать во сне? – спросила она, все еще пытаясь высвободиться. – Что могло навести тебя на подобные мысли?
Томас не разжал рук, даже получив достаточно чувствительный тычок локтем под ребра.
– Ты сказала: "Я не позволю тебе уничтожить Хизер Глен. Не позволю". – Томас беспомощно пожал плечами. – Что я должен был подумать?
– Что я лишь хотела остановить тебя. Помочь увидеть, что, уничтожив Хизер Глен, ты ничего не добьешься, только еще больше ожесточишься.
– Я… О, Хлоя… – Томас еще крепче прижал ее к себе, хотя боль простреливала каждую мышцу его тела. Так ему и надо! – Доверие к людям слишком тяжело мне дается. Я к этому не готов.
Хлоя вскинула голову и долго смотрела на него, прежде чем сказать:
– Зато ты готов был подумать про меня самое худшее. Хуже не бывает. Даже злейшему врагу я не способна пожелать зла, – шмыгнула носом Хлоя, все еще пытаясь освободиться. – А уж тебе… Как мне теперь жить с этим?
– Не знаю.
Хлоя бессильно обмякла, и Томас тут же ослабил хватку, хотя все еще старался притянуть ее к себе. Но Хлоя воспользовалась его оплошностью и ловко вывернулась из объятий.
– Я думала, что между нами что-то особенное, Томас. Необыкновенное. Не так, как у других. Конечно, при этом я видела, что ты замкнут и не желаешь довериться мне, но искренне верила, что вместе мы сумеем справиться с этим.
И снова сердце Томаса перевернулось. На этот раз от страха. Она говорила о прошлом. Только о прошлом. Словно была уверена, что будущего у них нет. Хлоя ускользает… уходит… растворяется.
– Мы справимся, Худышка. Вместе мы все преодолеем.
– Нет, Томас, – спокойно покачала головой Хлоя. – Я не могу довериться человеку, который не убежден в моей искренности.
Она направилась было в спальню, но тут же замерла при звуках безнадежно охрипшего голоса.
– Пожалуйста, дай мне еще шанс… Всего один.
Темные как ночь глаза, в которых таилось так много секретов, испытующе и тревожно смотрели на нее. Хлоя заколебалась: это был взгляд человека, которому она небезразлична. Впрочем, должно быть, она ошибается. Разве любящий мужчина способен обвинить любимую во всех смертных грехах?!
– Хлоя…
Она отрешенно смотрела на огонь в камине и молчала.
Не смей снова пытаться соблазнить меня сладкими словами после всего, что ты наделал, Томас Магуайр! Никто из тех, кого я люблю, никогда не верил в меня по-настоящему. Ты просто один из многих!
Томас шагнул к ней и умоляюще, так что у Хлои перехватило дыхание, прошептал:
– Пожалуйста, Хлоя. Я знаю, ты очень терпелива. Постарайся понять меня.
Будь твердой! Умей постоять за себя! Не позволяй никому отнять жалкий остаток гордости, который удалось сохранить.
– Понять? Понять, как у тебя хватило ума и сердца посчитать, будто я способна взорвать твой дом? Нет, этого я понять не в силах. – Хлоя прерывисто вздохнула. Позже она будет плакать и метаться в тоске. Но не сейчас. – Томас, я прошу тебя уйти.
Когда он снова обнял Хлою, она неуклюже вытирала рукавом непрошеные слезы.
– Хлоя, послушай же, кто-то пытается прогнать меня из города. И тут я узнаю, что тебе известно, кто владелец "Сьерра риверз", – повторил Томас, слегка тряхнув ее за плечи, поскольку Хлоя упорно не поворачивала головы. – И не словом об этом не обмолвилась. Что я должен был думать? Конечно, я виноват. Но, Худышка, мне сейчас очень плохо. Я совершенно сбит с толку. Именно потому, что никогда и ни к одной женщине не испытывал ничего серьезного… Кроме тебя. И, если уж быть совершенно честным, вероятно, я подсознательно ищу возможности ускользнуть, избавиться от чувств, которые меня мучат, и снова вернуться к прежней жизни. И вдруг у меня появился повод обвинить тебя во всех неприятностях. Вот тогда… Черт, не знаю! Словом, у тебя были причины… пусть и весьма шаткие. Я и ухватился за этот повод, как за соломинку. Прости, Худышка. Прошу тебя, прости. Хлоя с грустным сожалением качнула головой.
– У меня никак в мыслях не укладывается, что ты смог поверить в худшее, Томас.
– Да, – признался он, осторожно вытирая с ее щеки слезу. – Но все-таки пойми и меня. Ты вошла в мою жизнь и сразу все перевернула. С тех пор я сам не свой.
Не будь Томас так серьезен, Хлоя непременно улыбнулась бы при виде его ошеломленного взгляда.
– Ты все перепутала в моей жизни, Худышка.
Как ей хотелось припасть к нему и потеряться в сумасшедшем водовороте чувств, заставить его и себя забыть обо всем. Но это невозможно. Она слишком оскорблена. И все же Хлоя позволила себе прижаться лбом к груди Томаса.
– Мне нужно немного подумать.
– Согласен. – Он молча продолжал сжимать ее в своих объятиях.
Хлоя невольно улыбнулась.
– Но я не могу сосредоточиться, когда ты обнимаешь меня, Томас. Даже когда ты просто рядом со мной.
– А ты постарайся, – настаивал он, – Я никуда не уйду, во всяком случае, пока мы все не выясним.
– Это что, угроза?
Ну, нет, она не позволит превратить себя в марионетку! Хлоя, стряхнув руки Томаса, бросилась в спальню, потянула за ручку двери, но та почему-то не поддавалась. Хлоя не сразу поняла, что дверь удерживает сильная рука Томаса.
– Пусти! – крикнула она в бессильном гневе. Если он скажет хоть слово, если коснется ее, она не выдержит и бросится ему на шею. Но еще раз перенести такое унижение – выше ее сил. Любовь, замешанная на недоверии, действует быстрее смертельного яда.
Томас не отступал, вынуждая Хлою повернуться к нему лицом.
– Мы не должны расставаться врагами, – настаивал он, и Хлоя, мечтавшая в этот момент превратиться в статую, едва не протянула к нему руки. – Не уходи, милая.
– Оставь, – прошептала она. – Пусти меня.
– До сих пор никто не заботился обо мне, и я убедил себя, что так лучше всего, так я свободен, никто не сумеет ранить меня. Зачем мне чьи-то любовь и забота, которые рано или поздно неизбежно обратятся в источник боли? Я и без того пережил немало… – Голос Томаса стал чуть более резким. – Но при этом оказалось, что я не учел кое-что важное, Худышка. То, о чем и подумать не мог, поскольку в жизни не позволял себе открыть душу другому человеку. Я не представлял, какое счастье можешь подарить мне ты – восхитительное, чудесное забвение, освобождающее душу от химер прошлого. Я не рассчитывал на такое, но это случилось.
Воцарившаяся тишина была словно наэлектризована надеждой и сожалением о том, чему, возможно, не суждено сбыться. Так по крайней мере с горечью думала Хлоя.
– Слишком поздно, Томас…
– Ошибаешься. – Трогательная неясность этого единственного слова грозила непоправимо уничтожить деланное спокойствие Хлои. – Ни ты, ни я не верим этому.
– Неправда, я верю. Приходится верить. Я могла простить тебе почти все. Даже твою затею погубить Хизер Глен. Но ты посчитал меня…
Лицо Томаса исказилось осознанием собственной вины. Но теперь это уже не трогало Хлою. Всю свою жизнь она старалась оправдывать ожидания окружающих. Пора положить этому конец. Ради себя самой. Пусть мысль о том, что ей придется оставить дорогого ей человека, почти убивает ее. Нужно пережить и это.
Взяв себя в руки, Хлоя спокойно встретила его взгляд.
– Пожалуйста, Томас, уходи. Из этого дома и из моей жизни. Перестань вносить за меня квартирную плату, красить стены, чинить отопление. Вопреки всему, что ты обо мне слышал, я выживу. И причем без твоей помощи.
– Согласен.
Хлоя с подозрением уставилась на Томаса. Что светится в его глазах? Восхищение? Смех? Нежность? Нет, этого ей не вынести.
– Вот и ладно, Томас.
– Ты не поняла, я о том, что больше не буду за тебя платить. Ты вовсе не беспомощная дурочка, Хлоя. И я никогда так не думал.
– Прекрасно. Добавь еще, что я не поджигательница и не убийца.
– Хорошо, добавляю. Только не проси меня расстаться с тобой. Этого сделать я не сумею.
– Постарайся.
– Хлоя…
– Убирайся, или я вызову полицию. – Видя, как терзают Томаса ее слова, Хлоя вонзила ногти в ладони: надо стоять на своем. – Шериф в два счета тут появится. Он будет счастлив выставить тебя за дверь пинками.
Видя, что он колеблется, Хлоя шагнула к телефону и подняла трубку. Хорошо, что Томас не видит, как трясутся ее руки. Вряд ли она сможет набрать номер.
– Ты блефуешь, Худышка.
– Сейчас увидим, кто блефует.
– Я еще вернусь, – пообещал Томас, и по его взгляду Хлоя поняла, что так и будет. Он не сдастся. Что ж, она тоже не из слабых. Но, Господи, как ноет сердце! Словно чья-то безжалостная рука поворачивает кинжал в груди. Еще мгновение, и она рухнет замертво. Нельзя! Нельзя, чтобы он увидел…
– Уходи, Томас.
Он долго вопросительно смотрел на нее, затем резко повернулся и вышел.
Хлоя рухнула на пол, прямо там, где стояла, обняла себя руками и зашлась в судорожном плаче.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Забыть о мести - Шелдон Джилл



книга супер
Забыть о мести - Шелдон Джиллолеся
20.08.2012, 15.42





книга супер
Забыть о мести - Шелдон ДжиллЛилит
20.08.2012, 17.11





книга супер
Забыть о мести - Шелдон ДжиллЛилит
20.08.2012, 17.11





Ochen ponravilos, sovetuyu vsem
Забыть о мести - Шелдон ДжиллGoar
17.11.2012, 15.50





лошади,ковбои-это не мое 8/10
Забыть о мести - Шелдон Джиллatevs17
17.04.2013, 8.27





"Худышка, милая","нет, Худышка","да,Худышка" - и так все время. е...те, неужели кому=то кажется это романтичным?! худышка, толстушка, свинка, досочка. какие еще "уменьшительно-ласкательные" прозвища будут давать авторы переводчики? прям взбесило...
Забыть о мести - Шелдон Джиллггг
8.11.2014, 0.12





Вот бы воспользовались моим сравнением. я так любя свою дочу называю, облачко, а Облочко весит много тонн.
Забыть о мести - Шелдон ДжиллАгата
8.11.2014, 0.47





А облачко совсем другое сравнение: летящее, невинное, пушистое и воздушное (воздух без примесей уж никак на тонну не затянет).
Забыть о мести - Шелдон Джилл123
10.11.2014, 15.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100