Читать онлайн Забыть о мести, автора - Шелдон Джилл, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Забыть о мести - Шелдон Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Забыть о мести - Шелдон Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Забыть о мести - Шелдон Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Джилл

Забыть о мести

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

– Значит, отказываешься поговорить?
Томас дернулся, пролил кофе и, пробурчав что-то себе под нос, оперся о раковину.
– Ты всегда пугаешь по утрам ни в чем не повинных людей? Крадешься, как вор!
Бог мой, да она покраснела! Ничего не скажешь, для человека, проглотившего вчера целую бутылку шампанского, выглядит она чудесно!
– Ты у меня… первый. То есть, не совсем, конечно, но…
Томас, невольно забавляясь, молча выжидал, пока Хлоя искала нужное слово.
– О, не стесняйся, продолжай. Мне становится все интереснее.
Хлоя вспыхнула.
– Перестань, – пробормотала она, пытаясь скрыть смущение. – Я имела в виду, первый, с кем я провела ночь. По крайней мере, с окончания школы.
Томас, делая вид, что ее исповедь нисколько его не трогает, глотнул кофе и изрядно обжег язык.
– Хочешь сказать, что никогда не спала с мужчиной?
Он затаил дыхание, дожидаясь ответа, сам не понимая, почему пришел в такой восторг.
– Да, – прошептала она и с высоко поднятой головой подошла ближе, словно призывая посмеяться над ней. – Это правда. Я еще никогда не оставалась на ночь у мужчины. – Она была уже совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки. – Собственно говоря, я и сегодняшнюю ночь не проспала в объятиях мужчины…
Эти глаза, думал Томас, осторожно отставляя кружку. Они сведут его в могилу.
– Хлоя…
– Нет, подожди. – Хлоя дрожащими пальцами дотронулась до его лица. – Ничего не говори…
Ее запах ударил в ноздри. Легкое касание опалило жаром. На ней по-прежнему его рубашка, из-под которой видны голые ноги. Волосы растрепаны, пуговицы опять расстегнуты, при каждом движении открываются совершенные изгибы тела и высокая грудь с изюминками сосков. Томас прикрыл глаза, борясь с неожиданным приступом тоски… по дому. Вот именно, тоски по настоящему, теплому, уютному и веселому дому. Он страстно хотел Хлою, но не мог, не смел ее получить. Это хуже любой пытки.
– Господи, мне ужасно жаль, Хлоя. Не знаю, что на меня нашло прошлой ночью.
Тонкие пальчики продолжали тихо гладить его щеку, ласкать, утешать, успокаивать.
– Томас, ты не представляешь, какое счастье видеть, что ты больше не шарахаешься от моих прикосновений.
Томас открыл глаза и, преисполненный решимости оттолкнуть Хлою, положил руки на ее бедра. Но, сам не понимая, что делает, прижал к себе и зарылся лицом в ее роскошные волосы.
– Мы не можем, Хлоя, – пробормотал он, притягивая ее ближе. Ощутить это восхитительное тело в своих объятиях… всего на минуту… последнюю…
Она прильнула к нему так естественно, словно они всю жизнь провели вместе.
– Мы можем делать все, что хотим.
– Но ты не понимаешь! – Иисусе! Как ей объяснить? – Самое большее, на что ты имеешь право, – мучиться похмельем!
Хлоя улыбнулась, но Томас решительно отодвинул ее, несмотря на то, что рубашка снова предательски распахнулась, показывая все, в чем он так настойчиво себе отказывал. Доведенный до отчаяния, Томас отвернулся и уставился в окно с видом на сад. Как же он противен себе! Непростительный эгоизм, себялюбие! Теперь ему придется обидеть Хлою.
Ночью выпал снег. Ветви деревьев гнулись под пушистыми холмиками. Тишина, безмолвие. Просто сказочный пейзаж, словно декорация рождественского мультика. А на душе у Томаса – ледяная пустота.
– Помоги мне понять, – тихо попросила она, подходя к Томасу сзади. – Я многого не знаю. Сплошные загадки. Может, сумею что-то посоветовать? Если бы ты рассказал…
Нет! Он не в силах сделать это. Вернее, слишком слаб, чтобы сказать правду.
– Я ничего не обязан тебе объяснять.
– Верно, – выдавила задетая за живое Хлоя. – Но я надеялась, что ты сам захочешь. – Надеялась! То, чего он хочет, не имеет ничего общего с объяснениями. – Томас, ты купил это здание и дал мне кредит, потому что решил помочь?
– Ошибаешься.
– Вот как…
– Повторяю, Хлоя, я не собираюсь ничего объяснять.
Да не могу я! Не могу!
– Ясно. – Их взгляды встретились. – А что, если я напомню тебе о твоем долге?
– Долге?
– Именно.
– Я тебе обязан? – мягко осведомился Томас. Черт бы ее побрал! – Сейчас мы быстро все уладим. Я заплачу.
Он вынул чековую книжку и принялся заполнять чек.
– Не нужно! – вскрикнула Хлоя.
– Разве? Но именно это я и намереваюсь сделать. Отдашь арендную плату, а мне больше не придется беспокоиться о своем долге. И мы будем квиты.
– Понимаю, для тебя это лучший выход из положения, – прошипела Хлоя, опомнившись от потрясения, и печально покачала головой. Томас показался себе гнусным ничтожеством. – Хочешь деньгами облегчить совесть? Я открою тебе тайну, Томас. Ты никогда и ничем не был мне обязан. Неужели и впрямь думаешь, что способен купить меня, а я это позволю? Друзья так не поступают. В тот день я толкнула тебя на пол чисто инстинктивно. На твоем месте мог оказаться любой человек. Ты сделал бы то же самое и не взял бы за это ни цента.
Он думал, что ниже упасть уже невозможно, но ошибался. Под ее осуждающим, полным разочарования взглядом Томас готов был провалиться сквозь землю.
– И не желаю больше ничего слышать, – надменно объяснила она, готовая взорваться. – С этим покончено, ладно? Никто никому ничего не должен.
– Ты умеешь так смотреть на меня, Хлоя, – тихо признался Томас, – как ни один человек на свете. Словно пронизываешь глазами насквозь.
– Верно. Потому что вижу тебя настоящего. – Она послала Томасу одну из своих неотразимых улыбок. – Поэтому ты меня и не любишь.
Не любит? Да он не в состоянии спокойно стоять с ней рядом?!
– Ошибаешься. – Он покачал головой.
– Нет. Ты меня хочешь, а это вовсе не любовь. По-моему, я тебе даже не слишком нравлюсь.
– Неправда!
– Ты уже жалеешь о прошлой ночи. Разве не так?
– Я просил прощения потому, что нам не следовало… – набравшись мужества, пробормотал Томас. – Словом, мне не стоило привозить тебя сюда. Это было ошибкой.
– Считаешь все… что произошло между нами, ошибкой?
Невыносимо видеть боль и обиду в этих прекрасных глазах. Господи, какой же он подонок!
– Это… это было прекрасно, Хлоя.
Говоря по правде, ему еще не доводилось испытывать столь ошеломительного, исступленного, потрясающего наслаждения, как в объятиях Хлои Уокер. Она оказалась воплощением всех самых немыслимых его фантазий. Осуществленной мечтой.
– И тем не менее, я сделал ошибку.
– Нет.
Хлоя тряхнула головой так энергично, что волосы разлетелись темным веером. Теперь ее глаза пылали гневом.
– Такое не может быть ошибкой, Томас.
Он умудрился не выдать своего волнения. Ни один мускул не дрогнул на его лице, но внутри все похолодело. Томасу так хотелось убедить себя, что это был всего лишь секс. Обычное, простое, ни к чему не обязывающее удовлетворение похоти.
Но ничего не получалось. Их близость – не результат мимолетного влечения. И Томас понимал это, знал абсолютно точно. Просто не хотел, чтобы Хлоя тоже знала.
– Мы любили друг друга, – твердо сказала Хлоя. – Не просто занимались любовью, а любили. – Томас промолчал, стиснув зубы, но Хлоя не отставала. – Посмотри на меня. Пожалуйста.
Он послушался. На свою беду. Потому что едва не рванулся к двери, увидев, что светится в ее взгляде. Она предлагала себя. Свое тело. Нежность. Любовь. И это до смерти перепугало Томаса.
– Все-таки это было ошибкой, – осторожно заметил он. – Моей ошибкой. Я позволил тебе поверить, что наши отношения будут иметь продолжение. Прости.
– Ты ни в чем не виноват. Я уже достаточно взрослая, Томас, сама отвечаю за свои поступки и, конечно же, не стану делать поспешных выводов, к которым ты еще не готов.
На самом деле Томас не был готов признать тот достаточно неприятный факт, что вчера он не предохранялся. Господи, как же далеко он зашел! Совсем потерял голову! Потому что больше всего на свете хотел бы проникнуть в ее восхитительно тесные горячие глубины. Прямо сейчас.
– Томас, почему ты не захотел, чтобы мы спали в одной постели?
Колени Томаса задрожали, и он был вынужден облокотиться о стол, чтобы не упасть. Что ей ответить?
Потому что, если бы ты провела ночь в моих объятиях, наутро я не смог бы отпустить тебя. И никогда не смог бы.
– Можешь гостить у меня сколько захочешь, – не глядя на Хлою, сказал он. Видеть ее каждый день будет настоящей пыткой, но не может же он выбросить Хлою на улицу в такой мороз. – А я постараюсь, чтобы отопление починили как можно скорее.
Хлоя выпрямилась, бессильно уронив руки.
– Понятно.
Столько горечи в одном коротком слове. Томасу захотелось убежать куда глаза глядят. Трус! Жалкий трус! И все же нужно немедленно оборвать все нити, покончить с этим раз и навсегда. Каждый миг рядом с Хлоей лишал его тех жалких остатков решимости и самоконтроля, которые еще удалось сохранить.
– Разве? – спросил он вслух. – Неужели ты и вправду понимаешь то, что я пытаюсь тебе объяснить?
– Конечно. – Она так глубоко вздохнула, что полы рубашки разошлись в разные стороны. Но Хлоя этого как будто не заметила. – Я прекрасно понимаю, что ты глупый упрямый осел, который не желает ничего видеть дальше собственного носа.
Зябко поведя плечами, она направилась к двери. Он потерянно смотрел ей вслед. У самого порога Хлоя обернулась.
– Но я не сдамся, Томас Магуайр. Не сдамся. Слышишь?!
– Я еще не оглох, – сухо заметил он. – Ты так орешь, что стены дрожат.
Но Хлое трудно было говорить тише – она буквально кипела от ярости.
– Между нами что-то происходит. Необыкновенное. Такое, если повезет, бывает раз в жизни. – Томас побледнел. Хлоя заметила это, но остановиться она уже не могла. – Тебе, конечно, неприятно это слышать. Слишком быстро все случилось. Но это правда, Томас, и тебе с ней придется смириться.
Хлоя широко распахнула дверь, но остановилась на пороге, решив высказаться до конца.
– Нам не мешает кое-что выяснить. Например, что творится в "Маунтин Могидж". И почему ты неожиданно принялся тратить безумные деньги на совершенно бесполезные вещи. – Томас открыл было рот, но Хлоя не дала ему говорить. – Безумные, – подчеркнула она. – Даже я, невеликий финансист, понимаю, что покупка этих зданий – совершенно невыгодное вложение. И если бы все было законно, ты, как и все остальные, не дал бы мне кредита, поскольку кафе едва держится на плаву.
– Но ты нуждалась в деньгах…
– Разумеется. Я очень благодарна тебе. Но ты что-то задумал, Томас, и, клянусь, я узнаю, что именно. И тогда помогу тебе.
При виде его ошеломленного лица Хлоя весело рассмеялась.
– Да, да, ты не ослышался. Знай: что бы ни случилось, я на твоей стороне. Всегда.
Она захлопнула дверь перед носом Томаса, желая сделать это как можно громче, но это ей не слишком удалось.
Ладно, все равно получилось достаточно эффектно, решила Хлоя, но тут же поняла, что оказалась в ловушке. Домой не добраться. Смятый костюм, и тот до сих пор валяется на полу в гостиной. Нет… кажется, еще было пальто…
– Тебя подвезти? – раздался за спиной веселый низкий голос. Хлоя оцепенела. Ни за что! Она не станет унижаться. Не доставит ему такого удовольствия. – В конце концов именно я заставил тебя приехать сюда. Помнишь?
– Не настолько много я выпила, Томас. Во всяком случае, не стоит терзаться угрызениями совести по поводу того, что соблазнил пьяную женщину. Не страдай.
Хлоя наконец обернулась. Ее поразило, с какой безысходной тоской и сожалением он смотрел на нее. И росток надежды в душе начал опять упрямо поднимать голову. Да, Томас отталкивает ее, стоит лишь приблизиться к нему. Но и сам при этом страдает.
– То, что между нами происходит, не укладывается в твои планы, и поэтому ты выходишь из себя, верно?
– Да.
– Почему?
– Я не могу дать тебе то, что ты хочешь, Хлоя. И никогда не смогу.
– И чего же, по-твоему, я хочу?
– То, чего и остальные люди. Мужа, семью, надежность.
И тут в глазах Томаса полыхнул страх. Хлоя поняла: скажи она ему об этом сама, он наверняка все отрицал бы. Жгучий гнев поднялся в ее душе, гнев на тех, кто всю жизнь ненавидел Томаса, обращался с ним как с преступником. Как победить глубоко скрытый от посторонних глаз его комплекс неполноценности, неуверенность в себе? Ведь именно из подсознательного ощущения собственной никчемности происходила его неспособность любить самому и позволять любить себя.
Хлоя в который раз поклялась показать Томасу красоту и радость жизни. Заставить понять, что он, как и всякий человек, заслуживает любви.
– Я хочу лишь того, что ты сам готов мне дать, – мягко пояснила она.
– Это ты сейчас говоришь. Но долго так не продлится. Ты пожелаешь большего. Того, что не сможешь получить. И будешь несчастна… По моей вине.
– Нет! Никогда, – поклялась Хлоя.
– Здешние обитатели ни за что не примут меня, – с трудом выговорил Томас, впервые признаваясь, что это его волнует и ранит. – И никто не будет ходить в твое кафе.
Знай он Хлою получше, понял бы, что уж этого она ему в упрек не поставит. И в жизни не попросит того, что он не способен дать. Она уже хотела сказать ему это, выложить все, что накопилось в душе. Но не успела.
– Хлоя, позволь дать тебе немного денег. Ты просрочила квартирную плату, а дела в "Домашней выпечке" последний месяц идут не слишком хорошо.
Сначала Хлоя не поверила собственным ушам. Но он сказал это! Действительно сказал!
– Хочешь дать мне денег? За что? – Ужасное подозрение клещами стиснуло ее сердце. – Чувствуешь себя виноватым и стараешься откупиться? – Томас не ответил, и Хлое стало еще страшнее. – Или решил заплатить мне за прошлую ночь?
– Ну что ты! Все не так, как ты думаешь.
Хлое показалось, что она услышала звон собственного разбившегося сердца.
– Понятно.
– Я только собирался помочь тебе.
– Нет, спасибо. Обойдусь.
Надменно вздернув подбородок, Хлоя проследовала к лестнице. Ладно, она действительно не успела отдать деньги Торнтону, но день-другой – и все уладится. И если дела в "Домашней выпечке" идут не слишком хорошо, как могли бы, то лишь потому, что она не берет деньги с людей, которые не могут позволить себе ежедневные завтраки в кафе. Ей такая благотворительность, конечно, тоже не по карману, но она не в силах выносить голодные взгляды несчастных стариков.
– Хлоя, пожалуйста.
Хлоя, не поворачивая головы, поднималась по ступенькам.
– Сегодня у меня выходной. И если не возражаешь, я приму душ.
– Ты… ты остаешься?
Его голос дрогнул, и это уже о многом говорило.
– Ты сам меня пригласил. Помнишь?
Пусть не пугается. Она, конечно, и не думает здесь оставаться. Иначе, да поможет ей Бог, треснет чем-нибудь по башке этого упрямого идиота, чтобы водворить его мозги на место.
– Ну да… помню. Но…
– Не волнуйся, Томас, – бросила она. Ему не мешало бы попытаться побольше узнать о женщинах. Настоящих женщинах. Ладно, еще успеется. Терпение и еще раз терпение. – Я уйду. Вот только приму душ. Не возражаешь? – По его молчанию Хлоя поняла, что Томас возражает. И очень серьезно. – Жаль, но ничего не попишешь.
Томас в отчаянии заперся в кабинете, оставив на кухонном столе ключи с запиской, в которой просил Хлою взять его машину. Оставалось только надеяться, что она так и сделает.
Вообразив обнаженную Хлою под струями воды, Томас задохнулся. Он представил себе, как она наденет спортивный костюм, оставленный возле двери, и спустится вниз… Легкими шагами пройдет по комнатам, наполняя их почти неуловимым ароматом, присущим только ей…
Первое, что нужно сделать – починить отопление в ее доме. Иначе, считай, он пропал.
Чтобы немного отвлечься, Томас уселся за компьютер. В последнее время он совсем запустил дела. После возвращения в Хизер Глен он управлял "Сьерра риверз" по телефону и факсу. Но почему-то сейчас ему не хотелось с головой погружаться в документацию – слишком сильны были впечатления прошлой ночи. Поэтому он решил просмотреть электронную почту. Все сообщения касались чисто деловых операций. Все, кроме последнего:
"Наверное, ты успел забыть, откуда вышел и кем был, но у людей долгая память. Все Магуайры – жалкие ничтожества и грязные негодяи, как бы ни пыжились. Забирай свои проклятые деньги и проваливай из города. Да побыстрее, иначе, поверь, горько пожалеешь".
Подписи не было. Послание пришло из мэрии. Отец Хлои? Мэр достаточно часто говорил в лицо Томасу все, что о нем думает. И у него двойная причина выбросить сына Джеймса из города – его дочь и драгоценный Хизер Глен. Причем последний, цинично подумал Томас, значит для мэра куда больше, чем Хлоя, которую тот считет легкомысленной дурочкой.
Хлоя. Когда-то она защищала Томаса от своего отца. От всего городишки. Как, впрочем, и сейчас. Недаром же сумела понять, что он что-то замышляет. И пообещала помочь.
Томас подпер руками внезапно отяжелевшую голову. В горле засаднило. Если бы она только знала… Неужели по-прежнему стремилась бы помочь? Вряд ли.
Хлоя, с ее светлой душой и неистребимым оптимизмом, вряд ли поняла бы испепеляющую его потребность отомстить, отплатить за все обиды. Как он посмотрит ей в глаза, когда она обнаружит правду?
Томас устало потер виски и вздохнул, потом стер последнее послание и отвернулся от компьютера. Ему не нужны напоминания о том, как к нему относятся здесь.
Работа – его единственное спасение – сегодня оказалась плохим лекарством. Ненависть окружающих не должна иметь для него никакого значения, а тем более волновать. Просто он получил еще одно доказательство правомерности своего решения. Эта жалкая дыра, обиталище узколобой швали, конечно, заслуживает участи, которую он ей уготовил.
Но почему-то сегодня ему не удавалось уговорить себя. Мнение жителей Хизер Глен, как это ни странно, важно для него. Может быть, потому что, сам не зная, как это произошло, он усомнился в себе? Ведь вопрос, имеет ли он право стереть с лица земли родной, хоть и ненавистный ему городок, нет-нет, да и закрадывался в душу Томаса.
Будь он нормальным человеком, смирился бы с обидой и избрал новый путь. У него для этого есть все. А он жил и дышал ради мести. Хотел сполна насладиться своей властью. Око за око, зуб за зуб, твердил он себе, но прежнего удовлетворения уже не было. Предвидение скорого успеха начатого дела куда-то улетучилось. Остался лишь неотвязный вопрос: зачем он все это делает? И еще: кто пытается его остановить?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Забыть о мести - Шелдон Джилл



книга супер
Забыть о мести - Шелдон Джиллолеся
20.08.2012, 15.42





книга супер
Забыть о мести - Шелдон ДжиллЛилит
20.08.2012, 17.11





книга супер
Забыть о мести - Шелдон ДжиллЛилит
20.08.2012, 17.11





Ochen ponravilos, sovetuyu vsem
Забыть о мести - Шелдон ДжиллGoar
17.11.2012, 15.50





лошади,ковбои-это не мое 8/10
Забыть о мести - Шелдон Джиллatevs17
17.04.2013, 8.27





"Худышка, милая","нет, Худышка","да,Худышка" - и так все время. е...те, неужели кому=то кажется это романтичным?! худышка, толстушка, свинка, досочка. какие еще "уменьшительно-ласкательные" прозвища будут давать авторы переводчики? прям взбесило...
Забыть о мести - Шелдон Джиллггг
8.11.2014, 0.12





Вот бы воспользовались моим сравнением. я так любя свою дочу называю, облачко, а Облочко весит много тонн.
Забыть о мести - Шелдон ДжиллАгата
8.11.2014, 0.47





А облачко совсем другое сравнение: летящее, невинное, пушистое и воздушное (воздух без примесей уж никак на тонну не затянет).
Забыть о мести - Шелдон Джилл123
10.11.2014, 15.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100