Читать онлайн Забыть о мести, автора - Шелдон Джилл, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Забыть о мести - Шелдон Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Забыть о мести - Шелдон Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Забыть о мести - Шелдон Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Джилл

Забыть о мести

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Гордость не позволила Хлое объясниться с Томасом. Но не это мучило ее сейчас. Неужели она в самом деле бросается ему на шею? И неужели он действительно не желает иметь с ней ничего общего? Это уж слишком!
Машина замедлила ход и остановилась. Хлоя почувствовала на себе взгляд Томаса, но глаза не открыла и вынудила себя мерно дышать. Что оказалось не так легко, учитывая ее вечерние похождения. Смеет ли она надеяться на то, что он оставит ее в покое и удалится?
Надежды оказались напрасными. Он обошел машину и открыл дверцу с ее стороны. Порыв ледяного ветра ударил в лицо, и Хлоя вздрогнула, несмотря на решимость притворяться спящей и не шевелиться.
– Хлоя!
Она поклялась, что ни за какие деньги не ответит. Ни за что. Пусть уходит…
Томас, страдальчески вздохнув, вытащил ее из машины. Хлое очень хотелось сейчас оттолкнуть Томаса, и вместе с тем она испытывала непреодолимое желание прильнуть к его широкой груди, обнять и больше никогда не разжимать рук. Холод заставил ее забыть о гордости. Пришлось сдаться на милость победителя и позволить ему прижать ее к себе. Не открывая глаз, она вздрогнула, когда промозглый ветер коснулся ее обнаженной шеи. Голова кружилась так, что Хлоя невольно застонала и схватилась за Томаса. Их взгляды встретились.
– Ты вернулась, – прошептал он.
– Я и не уходила, – выдохнула Хлоя. Господи, как ей хорошо с ним… как хорошо. Когда эти сильные руки держат ее, а смуглое лицо совсем близко, она готова забыть, что не нужна этому человеку и что не должна ему доверяться.
Все бледнело перед их невероятным магнетическим притяжением, перед тем волшебным огнем, которым оба пылали. И она знала, твердо знала, что от происходящего с ними нельзя просто отмахнуться. Но как заставить Томаса в это поверить?
Если бы только он позволил. Если бы… Не сводя глаз с Томаса, она сунула заледеневшую руку за борт его пальто. Томас едва не споткнулся на ступеньках, ведущих к парадной двери.
– Хлоя…
Ладно. Может, он действительно не желает иметь с ней ничего общего? И она ему не нужна… во всяком случае, нужна не так, как ей хотелось бы. Но он хочет ее, она чувствует это, потому что под пальцами сильно и быстро бьется сердце Томаса. Это уже начало. Хоть какое-то утешение.
Обрадованная собственными мыслями, Хлоя расхрабрилась. Ее тонкие пальчики скользнули за рубашку Томаса, погладили напрягшиеся мышцы, легкую поросль волос на груди. Руки Томаса судорожно сжались. Дыхание его стало неровным, и Хлоя затрепетала.
– Не нужно, – тихо, но твердо сказал Томас.
Она со смехом обхватила его за шею и, зарывшись ладонями в густую копну волос, притянула к себе.
– Почему? Я знаю, тебе это нравится.
– Ты пьяна, – едва слышно выговорил он.
– Не настолько же!
Они уже добрались до входа, и Томас вдруг усомнился в правильности принятого решения.
– Какая идиотская идея притащить тебя сюда! Не могу поверить, что оказался таким кретином! Неужели ты не понимаешь, что мне трудно устоять… А, неважно, не обращай внимания. Я отвезу тебя в отель.
– Ни за что!
Хлоя припала к его губам, вложив в поцелуй всю силу чувств, которые питала в Томасу. А когда наконец отстранилась, с радостью увидела, что его потемневшие глаза светятся нескрываемым желанием.
– Попробуй еще раз, Худышка, и я уж не вспомню, по какой причине мы не должны этого делать.
– Прекрасно, – прошептала она и немедленно выполнила его просьбу.
Ноги у Томаса тряслись так, что он вынужден был прислонить Хлою к двери, иначе непременно уронил бы.
– Иисусе!
Но Хлоя беспечно рассмеялась, снова стиснула в кулачках пряди темных волос и приникла губами к шее. В теле Томаса ожил каждый нерв, а сам он, не в силах сдержаться, тихо охнул.
Страсть вспыхнула мгновенно, словно лесной пожар. Томас не помнил, как отпустил Хлою, как трясущимися пальцами отпер дверь. Она молчала и не двигалась, и у Томаса голова шла кругом. В глазах Хлои отражались те же безрассудные эмоции, что обуревали его: настойчивая неотвязная потребность в близости, почти невыносимое возбуждение, и что-то… еще более опасное. А что, если это любовь, способная в любую секунду поразить сердце, которого Томас не хотел иметь?
– Я не могу без тебя, – едва слышно выговорила Хлоя, – Не прогоняй меня.
Томас отшатнулся, но через секунду все же шагнул вперед. Хлоя откинула голову, отвела руки за спину и оперлась о дверь. В эту минуту она выглядела поразительно беззащитной.
– Ты ведь ждал встречи со мной, правда, Томас?
Он с нежностью, на которую, как он думал, не был способен, пригладил волосы Хлои.
– Как ты можешь в этом сомневаться?
Томас прижался губами к ее подбородку и привлек к себе. Он вдруг страстно захотел, чтобы она почувствовала силу его желания.
– Я хочу тебя, Хлоя. Хочу так сильно, что почти лишился разума. Хочу ощущать твое прикосновение, целовать каждый дюйм твоей белоснежной кожи, гладить, пока ты не начнешь трепетать и умолять меня о новых ласках.
Губы Хлои чуть приоткрылись.
– Я уже трепещу, – шепнула она. – А мы еще не начали…
Томас, не раздумывая, буквально втащил Хлою в дом, захлопнул дверь, и они обнялись. Его руки начали блуждать по ее лицу, пальцы легонько обвели губы, скулы, прежде чем запутаться в волосах. Томас прижал ее к двери, и у Хлои перехватило дыхание. Их жадные взгляды встретились. Потрясенный Томас понял, что в жизни никогда не нуждался ни в ком так сильно, как в этой женщине. Никогда. Обиды, унижения, горечь растаяли как дым при первом же поцелуе. В его руках была сама жизнь, счастье – все, о чем он не смел и мечтать. И Томас впился в свежий чувственный рот, с восторгом ощущая лихорадочное биение ее сердца.
Его пальцы впились в бедра Хлои, притягивая ее ближе… ближе… еще ближе, Томас уже не мог остановиться. Нетерпеливо чертыхнувшись, он сорвал с Хлои пальто, потом жакет дурацкого делового костюма, а она неуклюже возилась с пуговицами его пальто. Их руки переплелись, когда она попыталась расстегнуть его рубашку, тела слились, и оба почувствовали, что земля начинает уходить из-под ног…
Наконец Томас, вне себя от нетерпения, отвел ее руки, вытащил шелковую блузку из юбки и одним рывком сдернул ее.
Вид прозрачной кружевной сорочки едва не свел его с ума. Но прежде чем Томас смог перевести дыхание, Хлоя сбросила туфли и, хрипловато рассмеявшись, принялась гладить его по груди и животу.
Томас, тяжело дыша, провел губами по ее шее, плечу и наполнил ладони нежной плотью ее грудей. Тихий жалобный лепет Хлои, опаляющий его огнем, превратился в стон, едва Томас нагнулся и через тонкую ткань сжал зубами ее сосок.
– Томас!
В едва слышном голосе Хлои слышалась мольба, похожая на молитву. И Томас понял ее. Запустив пальцы под короткую юбку, дразнившую его столько дней, Томас жадно стиснул ее ягодицы и медленно вжал свою набухшую плоть в развилку между бедер. Хлоя выгнула спину и почти закричала:
– Сейчас, Томас! Сейчас! Скорее!
– Подожди, Худышка…
Ему удалось взять Хлою на руки, добраться до гостиной и опустить на толстый мягкий ковер.
– Скорее не получится.
Алчущий рот Томаса впился в горячую упругую грудь, вздымавшуюся над вырезом сорочки. Но неутоленная страсть продолжала бушевать в Томасе.
– Это займет гораздо больше времени, гораздо больше, – пробормотал он, почти не отнимая губ от нежной кожи ее груди.
Юбка словно сама собой очутилась на полу, и Томас застонал при виде кружевных чулок, пояса, отделанного таким же кружевом, и трусиков, едва прикрывавших мягкий холмик, поросший курчавыми завитками.
– Боже, Хлоя, если бы я только знал, что у тебя под…
– Ну вот, теперь ты знаешь, – смущенно засмеялась Хлоя, но смех тут же перешел в мучительный стон, когда Томас подмял ее под себя.
До сих пор секс не занимал важного места в ее жизни: на деле все получалось далеко не так, как в фильмах и книгах. И даже заранее зная это, Хлоя хотела провести ночь с Томасом, потому что начинала понимать: они созданы друг для друга, как бы яростно он ни сопротивлялся.
На этот раз все было по-другому, совсем по-другому. Так неожиданно хорошо!
Ненасытные горячие губы Томаса неспешно скользили по ее белоснежной коже, замерли у плеча, проникли за бретельку сорочки. И в это мгновение Хлоя с ошеломляющей ясностью осознала: ни с одним мужчиной она не испытала того, что испытывает сейчас с Томасом Магуайром. Легкие прикосновения пальцев Томаса лишали ее разума. Она наконец распахнула его рубашку и чуть отстранилась в немом восторге. Хлоя поняла, что никогда не сможет насытиться ласками Томаса, так же как и он. Дикая, буйная, неукротимая страсть его сначала немного пугала Хлою, но головокружительная сладость властных поцелуев, дрожь рук, гладивших ее тело, отчаянная алчная потребность обладания, светившаяся в глазах, захлестнули ее в водовороте желания. Хлоя сгорала на костре этого желания и боялась, что, если он не поспешит, она вспыхнет, взовьется к потолку языком пламени и исчезнет.
– Не торопись, – словно прочитав ее мысли, пробормотал он, едва касаясь губами ее шеи. Проведя языком по ключице, он зубами стянул вниз шелковистую ткань. Язык скользнул ниже, дразня подножие упругого холмика груди. Хлоя нетерпеливо притянула его голову к себе, но тут же охнула, когда его губы дерзко впились в мягкую ложбинку, а потом сомкнулись на тугом соске. Хлоя дернулась, как от удара током, и прижалась к Томасу.
– Тебе хорошо? – хриплым шепотом спросил он, проводя кончиком языка по розовой вершинке, и почувствовал, как Хлоя задрожала в его объятиях. Именно такой он хотел ее видеть: обезумевшей, сгорающей от желания к нему. Только к нему.
Никто никогда не отдавался Томасу так безоглядно, безрассудно-пылко, и это отчего-то до глубины души трогало его.
– Что ты делаешь со мной? – ошеломленно выдохнула Хлоя, когда он снял с нее сорочку и снова взял губами окаменевший сосок.
– То, что безумно захотелось сделать в ту минуту, когда снова увидел тебя.
Томас медленно расстегнул ее пояс с подвязками, стянул чулки и принялся покрывать поцелуями почти обнаженное тело: от шеи до самых кончиков пальцев на стройных ножках. Приподнявшись выше, он уперся закаменевшей плотью в мягкий живот, отстранился, повторил все с самого начала и был вознагражден тихим полуплачем-полустоном. Томас осознал вдруг, что не только для него на этот раз все было ошеломляюще новым. Ему выпало счастье поднять Хлою до таких высот блаженства, куда она прежде никогда не взлетала.
На Хлое оставался лишь последний, почти незаметный лоскуток шелка, но Томас не сорвал его. Пока еще рано. Терзая ее и себя, он слегка провел ладонью по ее бедру, лениво потеребил резинку трусиков.
Хлоя застонала и судорожно втянула в себя воздух.
– Томас, – прошептала она, пытаясь приподняться.
– Шшш…
Он игриво покусывал ее губы, упиваясь влагой соблазнительного рта.
– Ни слова. Позволь мне…
Он вдавил Хлою всей тяжестью в ковер, ощущая, как нарастает в ней напряжение и она в любое мгновение готова взорваться. И не только она. Горячая пульсирующая пружина между его ног рвалась на волю, а он еще даже и не расстегнул джинсы, изводя ее и себя. Томас подвел кончики пальцев под кружево и медленно погладил мягкую кожу.
Хлоя вздрогнула и, позабыв обо всем, подняла бедра навстречу его восставшей мужественности. Томас не отрывал губ от ее влажного рта. Пальцы скользили низке, ниже, сквозь венчик волос… в рай. Наполненный любовным медом рай.
Застонав, Хлоя начала извиваться. У Томаса чесались руки сорвать трусики и погрузиться в нее. Глубоко. Очень глубоко.
Но вместо этого он поставил Хлою на колени, лаская губами ее шею и лицо, укачивая, как ребенка. Хлоя трясущимися руками пыталась расстегнуть пояс его джинсов, но Томас удержал ее, зная, что если она сделает это, все будет кончено еще не начавшись.
Когда он наконец запустил руку под ее трусики, Хлоя оцепенела, боясь шевельнуться, но Томас помедлил, совсем немного, лишь для того, чтобы продлить ей удовольствие. Выражение блаженства и муки на лице Хлои заставило Томаса пожалеть ее. Сорвав последнюю тонкую преграду, он погрузил нетерпеливые пальцы в расплавленную лаву. И Хлоя, с изумленным криком забилась в конвульсиях оргазма, пронзивших его встревоженную душу и сделавших их неразделимыми навеки.
Сладкая нега стремительно наполняла Томаса, и он, изнывая под неожиданным наплывом того, чему не мог найти названия, впервые в жизни потерял уверенность в том, что не способен любить.
Открыв испуганные глаза, все еще вздрагивая, Хлоя посмотрела на Томаса… Прямо ему в сердце. И словно поняв, о чем он думает, ослепительно улыбнулась. Неподдельная искренняя преданность в ее глазах свалилась непосильным грузом на изголодавшегося по любви человека. Он безжалостно, беспощадно погрузил ее в хмельное беспамятство, и пока Хлоя приходила в себя, расстегнул молнию и, словно накатившаяся мощная волна, ворвался в нее. И только тогда понял, что такое настоящий рай. Томас никогда бы не поверил, что такое бывает. Он едва сдерживался, но все же старался не двигаться, боясь, что сделает ей больно. Глаза Хлои широко раскрылись.
– О-о, – выдохнула она, оцепенев. – Боже мой…
Торжествующе улыбнувшись, он слегка прикусил ее сосок.
– Это одобрение?
– О да, – пропела Хлоя, шире разводя бедра, чтобы вобрать его в себя. Однако потребовалось несколько плавных движений, прежде чем он полностью погрузился в нее. Какая восхитительная пытка – лежать, не двигаясь, пока она привыкает к его вторжению.
Но когда она стала раскачиваться, а бедра начали содрогаться, поднимаясь все выше, у Томаса не осталось выбора. Он утонул в блаженном тепле. Ее тело изгибалось и опадало, как колеблемая ветром травинка.
– Еще, – потребовала Хлоя, прильнув к Томасу. – Пожалуйста, еще. – Она снова захватила в плен желанное сокровище и облегченно вздохнула. – Томас, пожалуйста…
Он пропал. Пропал окончательно и бесповоротно. И все потому, что Хлоя, распахнув свои прекрасные глаза, озарила его взглядом, которого, как был всю жизнь уверен Томас, ему никогда не придется увидеть. Взглядом чистой и такой безграничной любви, что у него перехватило горло. Не было сил дышать, но двигаться, по крайней мере, он мог.
Сцепив ноги на его спине, Хлоя откинула голову и прерывисто, со всхлипами, втягивала воздух. Оргазм снова потряс их обоих, погрузив в пучину беспамятства.
Крепостные стены были разрушены, ложь и недомолвки исчезли. Тайн не осталось. В этот момент существовала только припавшая к нему Хлоя, ее трепет и тихие крики, вырывавшиеся из горла, когда он изливал в нее не просто свое семя, а нечто большее. Неизмеримо большее.
Сердце, бешено стучавшее под его ухом, немного замедлило сумасшедшее биение, когда Томас пришел в себя. Сердце Хлои…
Они все еще были соединены, словно всю жизнь были одним целым. Томас уткнулся лицом в ложбинку между маленьких набухших грудей, так и не выпуская Хлою. И мог бы оставаться в таком положении всегда.
Однако, как и полагается, грубая реальность скоро развеяла розовый туман. Он не принадлежит ей. Не должен принадлежать. Томас заставил себя отстраниться, попытаться избежать дальнейшей близости. Он и не представлял, как это трудно – оторваться от Хлои, сладостно-нежной, милой, чуть влажной от выступившей испарины, тихо удовлетворенно мурлыкающей.
Немедленно встань и отойди подальше! Если он не сделает этого, значит, утонет, растворится в океане неиспытанных доселе чувств, покорно примет все, что она предлагает, а тогда уже вряд ли остановится. И больше никогда не сумеет ее покинуть.
Томас приподнялся на локтях и позволил себе в последний раз провести ладонью по гладкой коже. Его плоть мгновенно отвердела, но рисковать Томас не мог. Хлоя выгнулась, безмолвно умоляя его не уходить.
Не в силах бросить еще один взгляд на то, чем не позволял себе завладеть, Томас резко встал, отвернулся, бросил Хлое свою рубашку и, намереваясь закрыться в своей спальне до утра, шагнул к порогу. Но какая-то часть души – слабая и безвольная – вынудила его оглянуться.
Хлоя лежала на прежнем месте, едва прикрывшись рубашкой. Огромные глаза встревоженно наблюдали за ним, пальцы теребили мягкую ткань. Томас почувствовал, что не владеет собой. Он хотел ее снова. Немедленно. Однако он не может себе этого позволить, особенно сейчас, когда и так уже лишился даже подобия самообладания. И это сделала с ним Хлоя. Обнажила его душу.
Но она предназначена тебе. Взгляни на нее. Она твоя.
Могла принадлежать ему. Но он собственными руками уничтожил всякую надежду на это, когда замыслил разрушить все, что было ей дорого.
Томас решительно повернулся и вышел. Хлоя молча смотрела ему вслед, прижимая к груди рубашку. Она пахла Томасом, и Хлоя натянула ее, глубоко вдыхая знакомый запах. Где-то в глубине дома щелкнул обогреватель.
Томас. Даже сейчас, взбешенный и растерянный, он заботится о ней. И Хлоя уцепилась за эту мысль, как за что-то бесконечно дорогое: ведь скоро, а это вполне возможно, ей нечего будет вспоминать.
– Мяу.
Хлоя улыбнулась и потянулась к котенку, который с величественным видом вошел в комнату. Гарольдина росла не по дням, а по часам.
– Томас не обижает тебя, детка?
Гарольдина, заурчав, потерлась головой о подбородок Хлои. Оставалось надеяться, что это означало «нет», и вполне возможно, так оно и есть. Пусть Томас злился на нее за то, что оставила ему кошку, но он никогда не бросит на произвол судьбы несчастное животное. В свое время Томас лучше других знал, что такое нужда и голод.
Возможно, он имел право сердиться на Хлою за то, что она хитростью навязала ему кошку. Но Хлоя просто не представляла, как еще показать Томасу, что тот способен любить и ценить любовь других, пусть это даже и животное.
Собственно говоря, это Хлоя должна быть вне себя. Он ведь так и не объяснил, почему скупает недвижимость. Но сейчас она просто не в состоянии на него злиться. Слишком глубоки ее чувства к нему. Теперь сомнений не осталось: Хлоя влюблена в мрачного, опасного, готового на все Томаса Магу аира.
Гарольдина вскарабкалась на кожаный диван и свернулась клубочком. Глаза ее закрылись. Хлоя почему-то немного позавидовала кошке, быстро и легко прижившейся в доме, где она сама очень хотела бы остаться.
Она села, обхватила себя руками и грустно улыбнулась. Да, на первый взгляд дела ее, кажется, хуже некуда. Томас оставил ее без единого слова утешения, без прощального поцелуя. Но на душе по-прежнему было тепло, потому что, как бы он ни сопротивлялся, она успела отвоевать место в его душе. И Томас тоже это понимает. То, что сейчас произошло, было полным соитием не только тел, но и душ, а такое случается раз в жизни. Томас не мог этого не почувствовать.
За секунду до того, как Томас снова вне себя от ярости вылетел из комнаты, она заметила страх в его глазах. Только на этот раз его гнев был направлен на нее. Хлоя заставила растеряться несгибаемого Томаса Магуайра. До конца жизни она будет лелеять воспоминание о том моменте, когда он вошел в нее. Когда, забыв обо всем на свете, раскрылся перед ней, доверился, нежно шептал ее имя.
– Хлоя!
Она едва не подпрыгнула от неожиданности. На пороге стоял Томас.
– Здесь холодно, – пробормотал он странным, неуверенным голосом.
Хлоя чуть пошевелилась, и его взгляд упал на то место, где полы рубашки чуть расходились. – Я…
Он осекся, сглотнул застрявший в горле ком и протянул ей сильную теплую руку, чтобы помочь подняться, стараясь, однако, сохранять безопасную дистанцию.
Видя, что Хлоя не пытается прикрыться, Томас стиснул зубы и застегнул верхнюю пуговицу рубашки. При этом он случайно коснулся кончиками пальцев ее теплой кожи, и оба вздрогнули. Томас замялся, очевидно, напрасно надеясь, что остальные пуговицы Хлоя застегнет сама, но потом вздохнул и принялся за работу. С каждой пуговицей губы его сжимались сильнее, а ноги Хлои все больше слабели.
Она пьянела от его прикосновений.
– Я провожу тебя в спальню.
Ладно! Значит, они думают о разном! С этим, пожалуй, можно справиться. Но после того, что было между ними, она не могла не думать о том, как прекрасно лежать в объятиях Томаса. Он стоял перед ней в одних джинсах, и Хлоя изо всех сил пыталась побороть желание дотронуться до него, провести рукой по мощной груди, плоскому животу, стиснуть его мускулистые руки, прислониться к плечу. Господи, как он прекрасен! Просто голова идет кругом. Несказанно прекрасен со своими…
– Пойдем, – нетерпеливо настаивал Томас и вдруг сжался под ее взглядом. Ширинка джинсов мгновенно оттопырилась. Хлоя почувствовала непреодолимое желание сунуть руку за пояс, и…
– Хлоя! Пожалуйста…
Хлоя подавила усмешку и позволила ему увести себя из комнаты. По крайней мере, он все еще хочет ее – трудно не заметить растущий ком в его джинсах. Ну уж нет! Пусть врет себе сколько хочет, но ее он не убедит, что равнодушен к ней!
– Наверх, – коротко повелел Томас, дожидаясь, пока она догонит его.
Наверх. Вероятнее всего, он устроит ее как можно дальше от своей спальни. Вряд ли можно осуждать Томаса. То, что произошло между ними, не каждый день случается. По крайней мере Хлоя надеялась на это. Но она понимала также, почему Томасу захотелось сбежать, – случившееся действительно может испугать. Но только не ее, Хлою. Она сейчас думает только о том, чтобы Томас обнял ее, прижал к себе. Чтобы снова овладел ею.
– Томас…
– Нет, – бросил он, поднимаясь по ступенькам. Хлоя недовольно скривила губы.
– Ты даже не дослушал меня!
На этот раз он остановился и устало прижал ладони к глазам.
– Ну, в чем дело?
– Ты уже привык к Гарольдине? Она тебе нравится?
Томас уронил руки и ошарашенно уставился на Хлою.
– Вот уж не думал, что ты спросишь именно об этом.
– Недаром мама считает меня немного непредсказуемой.
– Точно, – пробормотал Томас. – Кажется, это единственное, в чем мы с ней согласны.
– Ну?
– Что "ну"?
– Гарольдина тебе нравится?
Томас покачал головой и отвел глаза.
– Эта чертова кошка в полном порядке.
– Я не об этом спрашивала.
– Гарольдина и я… пришли к взаимопониманию.
Хлоя улыбнулась, чувствуя, как ее заливают теплые волны любви и гордости. Можно лишь представить, чего стоило Томасу это признание. Он не из тех людей, кто легко дарит свои симпатии.
– Ты впервые назвал ее по имени, – восторженно прошептала Хлоя. – О, Томас!
– Только не распускай сопли, – с деланным презрением буркнул он, поспешно поднимаясь по лестнице. Но Хлою он не одурачил. Ничуть. – Я все-таки требую, чтобы ты отдала ее кому-нибудь.
– Ладно… – Вероятно, задача решена еще не до конца.
Томас остановился на верхней площадке.
– Сюда.
Он открыл дверь и встал на пороге. Хлоя вошла в прелестную уютную комнату с широкой кроватью и вопросительно взглянула на Томаса, безмолвно умоляя его сказать что-нибудь.
– Спокойной ночи, – мрачно пожелал он, и, прежде чем Хлоя успела моргнуть глазом, повернулся и исчез.
О, если он думает, что так легко отделался от нее, то ошибается. Его ждет сюрприз. Пусть она и влюбилась в него, но не лишилась мозгов!
Кроме того, у нее еще множество оставшихся без ответа вопросов, и при первом удобном случае Хлоя найдет способ вытянуть из него все секреты. К сожалению, она слишком хорошо понимает: Томас сделает все, лишь бы держаться от нее подальше, особенно теперь, когда она сумела расплавить его броню.
Наверное, он и должен так вести себя, чтобы защититься. Если бы Томас мог, то изгнал бы Хлою из сердца, из жизни и выбросил на улицу Гарольдину. Однако сначала он должен забыть, что их души соединились. Но он не сможет этого сделать – она это знает, чувствует.
А вдруг сможет? Тогда все пропало.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Забыть о мести - Шелдон Джилл



книга супер
Забыть о мести - Шелдон Джиллолеся
20.08.2012, 15.42





книга супер
Забыть о мести - Шелдон ДжиллЛилит
20.08.2012, 17.11





книга супер
Забыть о мести - Шелдон ДжиллЛилит
20.08.2012, 17.11





Ochen ponravilos, sovetuyu vsem
Забыть о мести - Шелдон ДжиллGoar
17.11.2012, 15.50





лошади,ковбои-это не мое 8/10
Забыть о мести - Шелдон Джиллatevs17
17.04.2013, 8.27





"Худышка, милая","нет, Худышка","да,Худышка" - и так все время. е...те, неужели кому=то кажется это романтичным?! худышка, толстушка, свинка, досочка. какие еще "уменьшительно-ласкательные" прозвища будут давать авторы переводчики? прям взбесило...
Забыть о мести - Шелдон Джиллггг
8.11.2014, 0.12





Вот бы воспользовались моим сравнением. я так любя свою дочу называю, облачко, а Облочко весит много тонн.
Забыть о мести - Шелдон ДжиллАгата
8.11.2014, 0.47





А облачко совсем другое сравнение: летящее, невинное, пушистое и воздушное (воздух без примесей уж никак на тонну не затянет).
Забыть о мести - Шелдон Джилл123
10.11.2014, 15.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100