Читать онлайн Забыть о мести, автора - Шелдон Джилл, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Забыть о мести - Шелдон Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Забыть о мести - Шелдон Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Забыть о мести - Шелдон Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Джилл

Забыть о мести

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Нет, эта женщина сведет его в могилу!
Томас сорвал с вешалки пальто и вылетел на улицу. Что это она себе вообразила! Сыплет обвинения, говорит гадости, бормочет всякую чушь!
Она пьяна! Что же произошло?
Вне себя от волнения, Томас, сам того не замечая, жал на педали. «Ягуар» с бешеной скоростью летел по опасной, покрытой льдом дороге. Что могло вывести Хлою из равновесия?
Будто непонятно! Он, кто же еще! Томаса передернуло от презрения к себе.
Хлоя каким-то образом узнала, кто купил дом у Торнтона и "Тин Худ", и неверно истолковала причины, побудившие его сделать это. Решила, что он старается унизить, уничтожить ее.
А Томасу еще предстоит объяснить, что под прикрытием "Сьерра риверз" он собирается приобрести весь город. Чтобы потом уничтожить его.
Бесконечно добрая Хлоя предположила, конечно, что Томасом движет исключительно альтруизм. Но ему не было понятно значение этого слова.
К тому времени, когда машина свернула к дому Хлои, Томас решил, что лучше всего пока оставить ее в неведении. Пусть думает, что хочет.
Он остановил машину на темной стоянке и подумал, что не помешало бы установить здесь дополнительное освещение. Перепрыгивая через ступеньки, Томас отметил, что перила шатаются. Это тоже нужно починить, а еще – повесить светильники в узком мрачном коридоре.
Дополнительное освещение? Ремонт перил? Да что это с ним?
Но стоит ли лгать самому себе? Просто трудно вынести мысль о том, что Хлоя живет здесь, в этой дыре. Такое милое, искреннее любящее создание заслуживает гораздо большего. И он по крайней мере это способен ей дать. Светильники, покраска, перила… все ради нее.
Как и новый обогреватель, который будет установлен не позднее завтрашнего дня.
Безумие, думал Томас, принимаясь стучать в дверь. Он спятил. И все из-за ее прекрасной улыбки, напоминавшей о чувствах, которые Томасу так и не довелось испытать. Тех, о которых он лишь мечтал.
Он изо всех сил заколотил в отвратительно тонкую, едва ли не фанерную дверь. Тишина. Отбросив в сторону приличия, он нажал ручку и оказался в комнате, проклиная Хлою за то, что та не позаботилась запереться. Неужели так ничему и не научилась?
– Хлоя! – позвал Томас, вглядываясь в промозглую темноту. Никакого ответа. В паническом страхе он включил свет, продолжая громко выкликать ее имя.
На полу гостиной были разбросаны обрывки бумаги. Томас нагнулся подобрал один и покачал головой.
Она разорвала чек, который он прислал ей.
Настойчивый звон привел его в кухню. При виде Хлои, скорчившейся на полу, Томас на мгновение застыл от ужаса. Таймер неожиданно умолк.
– Хлоя, – прошептал он, садясь рядом. Она пошевелилась, приподняла голову и расплылась в улыбке.
– Пекла торт и…
Томас с облегчением вздохнул и тут же пришел в ярость.
– Ты перепугала меня до смерти!
Томас, сыпля ругательствами, прижал ее к себе. Хлоя тут же уткнулась лицом в его шею, и Томас поежился. Она холодная как лед!
– Господи, да ты могла замерзнуть!
– Твоя вина, – промямлила Хлоя, прильнув к нему. – Ммм, как хорошо.
Она уселась к нему на колени. Юбка задралась непристойно высоко, обнажив смуглое стройное бедро.
– Как же я злилась на тебя. Но ты такой теплый, что сердиться не имеет смысла.
– Хлоя, – беспомощно начал Томас, с трудом отрывая взгляд от ее ног. Но это не помогло. В его объятиях было душистое, мягкое, восхитительно нежное существо, от которого исходило умопомрачительное благоухание. Сладкая мука, утонченная пытка. И с Томасом произошло что-то невероятное. Словно внутри начал таять и рушиться многовековой лед.
– Я тоже злился на тебя. И сейчас злюсь.
И чтобы доказать это, Томас разъяренно уставился на Хлою. Но та лишь хихикнула и теснее прижалась к нему.
– Так приятно ощущать тепло твоих рук, – вздохнула она. – Даже когда ты так свирепо хмуришься. У тебя надежные, сильные руки, Томас.
Господи, но как на нее сердиться, если он даже не в силах отстранить ее от себя?
– Что мне с тобой делать? – в отчаянии простонал Томас.
– Может, покрепче обнять? – с надеждой спросила она, потершись о его щеку своей и дыша на него шампанским.
– Не собираюсь…
Но тут же сжал ее еще сильнее – искушение было слишком велико. Сейчас, когда она была рядом, Томас даже под страхом смерти не мог объяснить, почему так упорно ей противится. Мысли о мести и разорении Хизер Глен вылетели из головы. Он попросту о них не помнил. Ее губы прикоснулись к его подбородку.
С ней так легко забыть обо всем. Но что же он делает? Разве можно вот так, не задумываясь о последствиях, отказаться от тщательно продуманных планов, детали которых оттачивал всю жизнь?
– Мне дурно, – объявила Хлоя, громко икнув.
– Неудивительно, – хмыкнул Томас, заметив пустую бутылку.
– В нос пузырьки попали! – Она совсем по-кроличьи подергала упомянутой частью лица, и Томас засмеялся. Хлоя изумленно уставилась на него.
– Оказывается, ты умеешь! – выдохнула она.
– Что именно?
– Умеешь смеяться! О, Томас, пожалуйста, еще раз.
И ему отчего-то действительно было весело. Небывалый случай. А разве прежде были у него поводы для смеха? Хлоя будила в нем радость жизни. Или, по крайней мере, старалась. И Томасу действительно захотелось расслабиться и громко захохотать.
Открытие оказалось настолько ошеломляющим, что он остолбенел и не моргая уставился на Хлою.
– Ну что ж, – лукаво улыбнулась она. – Пока достаточно и того, что именно я рассмешила тебя.
Она поерзала, поудобнее устраиваясь у него на коленях. Соблазнительный задик плотнее впечатался в его бедра.
Томас сжал зубы и втянул в себя воздух.
– Хлоя…
– Хочешь шампанского? – перебила она, поднимая бровь. – Правда, вряд ли ты в нем нуждаешься, но все же…
– Ты выпила всю бутылку, – хрипло напомнил Томас. Господи, ему бы не помешал стакан чего-нибудь покрепче этой шипучки! – И вообще, лучше бы тебе встать.
– Я бы могла сказать тебе то же самое, только ты уже встал! – ухмыльнулась Хлоя и покрепче вдавила попку в его вздыбленную плоть. – Верно?
– Хлоя…
– Да, – прошептала она, прижимаясь к нему. – Определенно встал.
– Прекрати! Тебе пора кое-что объяснить!
Хлоя смеясь обхватила его за шею.
– Никаких объяснений. Не сейчас. Перед глазами все кружится.
Положив голову на плечо Томаса, она неожиданно запела. Пение Хлои очень напоминало вопли мартовского кота. При этом ее жакет распахнулся, открыв кремовую шелковую блузку с пугающе огромным вырезом.
– Хлоя…
– Ты что, забыл все слова? Все время повторяешь: "Хлоя, Хлоя", – передразнила она и, откинув голову, возобновила свой чудовищный вой.
Томас заставил себя не шевелиться, хотя желание наклонить голову и припасть губами к этой стройной шее и ложбинке между грудями с каждой секундой росло. Самообладание, напомнил он себе, хотя жаждал лишь одного – навеки забыть о самообладании.
Хлоя, слегка подпрыгивая, продолжала петь, и с каждым толчком маленькие упругие груди тоже подскакивали, да еще едва ли не в дюйме от его рта.
Томас облизал пересохшие губы. Упругие ягодицы скользили по натянувшейся ширинке и сдерживаться становилось все труднее. Как же он хочет ее!
С пола тянуло холодом, и Томас поежился. Неожиданно в монотонное пение ворвался какой-то странный жужжащий звук. Томас недоуменно поднял брови, но тут же насторожился и потянул носом. Что-то горит.
– Что это?
– Ой! – всполошилась Хлоя и, подскочив, ударилась макушкой о его подбородок, так что у Томаса искры из глаз посыпались. Он тихо охнул. Хлоя взметнулась с пола, но тут же, потеряв равновесие, пошатнулась.
– Торт! Он испекся.
– Более чем, – мрачно заметил Томас, открывая духовку, откуда повалил черный дым. Выключив плиту и выбросив почерневшие остатки торта в мусорное ведро, он потер ноющий подбородок и повернулся к Хлое.
– Что все это значит?
Та скрестила руки на груди, по крайней мере, постаралась скрестить. С третьей попытки ей это удалось.
– Я не обязана ничего тебе объяснять.
– Ошибаешься, – заверил Томас, протягивая к ней руки. Но Хлоя неожиданно увернулась и закружилась по кухне, отмахиваясь от Томаса, пытавшегося ее остановить.
– Нет, нет и нет, – нараспев твердила она, едва выговаривая это короткое слово. – Потому что я свободна, свободна, свободна…
Еще один поворот, и она упала ему на грудь. Томас подхватил ее, глядя сверху вниз в раскрасневшееся лицо.
– Да ты вконец окосела, – ухмыльнулся он, но мгновенно забыл обо всем, едва она прижалась к нему бедрами и закрыла глаза. Томас боялся, что молния на джинсах вот-вот разойдется.
– Хлоя, – умоляюще попросил он, – не надо.
Но Хлоя словно не слышала его. На этот раз она прильнула к Томасу грудью и сцепила руки у него на спине. Но, кажется, насчет этого в обществе существуют твердые правила! Не может же порядочный мужчина воспользоваться слабостью подвыпившей женщины!
Тут Хлоя притянула голову Томаса к себе и накрыла его губы своими, невыразимо сладкими.
– Поцелуй меня, – потребовала она, чуть отстраняясь. – Хочу, чтобы ты целовал меня.
На какое-то мгновение он, совсем потеряв голову, повиновался, но тут же застонал и поднял голову.
– Хлоя, подожди…
– Я свободна, – пробормотала она с закрытыми глазами. – И лучше тебе это помнить. Ты мне не хозяин. И никогда им не будешь. Я не вещь! Поцелуй меня снова, Томас.
– Конечно, ты не вещь.
Это все объясняло. Спятил не он, а Хлоя.
– Но ты все время пытаешься купить меня.
– Я послал тебе чек в возмещение ущерба. Что тут плохого?
– Ты пытаешься купить меня, – настаивала Хлоя, продолжая прижиматься к нему так невыносимо чувственно, что Томас начал задыхаться. Ее бедра снова скользнули по его пульсирующей плоти.
– Хлоя!!!
– Угу, – промурлыкала Хлоя, все еще не открывая глаз. – Перестань покупать меня.
Он стиснул ее бедра, пытаясь заставить сидеть спокойно.
– Что это ты мелешь?
– Ты заплатил за этот дом огромные деньги. И дал мне кредит.
Она подняла ресницы, за которыми скрывались невозможно чистые зеленые глаза. А в них отражался он сам. И Томасу не понравилось то, что он увидел.
– А потом ты захватил "Тин Худ", – упрекнула она, не сводя с него взгляда. – То есть приобрел все, что мне было дорого. Почему?!
– Тебе не понять.
И Томас мысленно поклялся, что никогда не даст ей возможности это понять. Жизнь его лишится смысла, если Хлоя возненавидит его, когда…
– Я пьяна, – тщательно выговаривая каждую букву, объявила она. – Но отнюдь не дура.
Разве можно хоть как-то соображать, когда она смотрит на него так доверчиво? Тут Хлоя икнула снова, и Томас невольно улыбнулся, потому что она выглядела ужасно забавной со своими растрепанными волосами, помятым жакетом и без туфель. Ему хотелось подхватить ее на руки и прижать к себе.
– Я никогда не считал тебя глупой, – заверил он.
– Кто-то хочет тебе зла, – вздохнула Хлоя, печально разглядывая повязку на своем запястье. – И кто-то едва не убил тебя. – У Томаса сжалось сердце при мысли о том, что с ней могло произойти.
– Но все уже кончилось. – Он на все пойдет, чтобы так оно и было, хотя Хлоя будет в безопасности, только расставшись с ним навсегда.
– Что все это означает, Томас? – Что он мог ей ответить? Она снова икнула. – Ты, конечно, ни слова мне не скажешь, верно?
– А если бы и сказал, вряд ли завтра ты что-то вспомнишь. Это же надо так напиться!
Хлоя приблизилась к нему и вытянула палец, очевидно, намереваясь ткнуть Томаса в грудь.
– Я вижу твое ехидство, Томас Магуайр, то есть я хотела сказать, ненавижу. – Ее палец вонзился ему в глаз. – Ой, прости! – Она снова обхватила Томаса руками за шею и тесно прижалась к нему. – Завтра я буду помнить каждую минуту этого вечера. – Глаза ее сами собой закрывались. – К тому времени мне дадут заем, – промямлила она. – И потом докажу тебе… И всем…
– Какой заем?!
– Я воспользовалась моим единственным деловым костюмом, чтобы произвести впечатление на тебя.
Она прильнула к нему всем телом и вопросительно подняла брови.
– По-твоему, дело выгорело? Получилось?
– Еще как!
В конце концов, он всего-навсего мужчина. Правда, очень слабый и порочный. И даже с закрытыми глазами он чувствует каждое ее движение.
– Не знаю. Кому еще ты хочешь «доказать», кроме меня?
– Родным. Они считают меня безнадежной идиоткой.
Обида за это прелестное растрепанное создание отвлекла Томаса от чувственных желаний.
– Хлоя, то, что они думают, не имеет никакого значения.
Она чуть прикусила мочку его уха, и у Томаса подогнулись колени. Однако, собрав последние силы, он решительно расцепил руки Хлои – не слишком легкая задача, поскольку она обладала просто бульдожьей хваткой. Пальцы, как ледышки. И этими ледышками она пыталась вновь притянуть его к себе.
– Ну же, Томас. Докажи, что ты ко мне неравнодушен.
– Просто поверить не могу, – пробормотал он, пытаясь оттолкнуть ее. Но у Хлои словно выросла тысяча рук.
– Хлоя, да перестань же…
И тут он задохнулся – шелковистое бедро потерлось о ту часть его тела, которая никогда не могла вести себя спокойно в присутствии Хлои.
– Это уже предел всему! – взорвался он. – Прекрати! Немедленно!
Пока она приходила в себя, Томас проверил, выключена ли плита, а потом вернулся к Хлое, которая успела опуститься на холодный пол и обнять свои колени.
– Х-холодно, – стуча зубами сказала она.
– Знаю, Худышка. Знаю.
Он поднял ее.
– Мне нравится, когда ты меня так называешь, – шепнула она. Томас потянул ее к двери.
– Куда… куда мы идем?
– Туда, где немного теплее.
Нельзя оставлять ее здесь на ночь, она просто замерзнет.
– Нет! Не хочу! – Хлоя насупилась и пронзила его хорошо знакомым упрямым взглядом. – Только попробуй меня заставить!
– Послушай! – воскликнул Томас, которому пришла в голову, как показалось, блестящая идея, – ты ведь спасла мне жизнь, ведь так?
– Так, – настороженно протянула Хлоя.
– Значит, я у тебя в долгу.
– О нет, мистер Магуайр. Так легко не отделаетесь. Черта с два! Ваш долг куда больше. И я его стребую. – Он и не думал, что уловка сработает, но попытаться стоило. – И я дам тебе знать, когда пожелаю получить долг.
– Прекрасно, – спокойно сказал Томас. Но он еще найдет способ подбросить ей денег! И, уж конечно, не будет плясать под ее дудочку и не попадется на крючок. То, чего она от него хочет, невозможно.
– Так или иначе, а ты пойдешь со мной. Томас схватил ее за руку и потащил к двери.
– Но ты должен… полагается нести меня на руках, – лукаво сказала Хлоя. – Я сама видела в кино, как герой носит девушку на руках.
– Я не герой. Где твои пальто и перчатки?
Только сейчас одурманенная голова Хлои начала постепенно просветляться. Ее широко раскрытые глаза с подозрением уставились на Томаса.
– Куда мы идем? – опять спросила она.
– Туда, где тепло. Куда ты подевала пальто и перчатки, спрашиваю?
С пальто не возникло проблем. Оно лежало на полу в гостиной. Труднее оказалось впихнуть в него Хлою, поскольку к этому времени она походила на вареную макаронину и бессильно висела у него на плече. Нагнувшись, Томас попытался просунуть ее руку в рукав и снова выругался.
Хлоя, засмеявшись, откинула голову и громко чмокнула Томаса в щеку.
– Кончай!
Но Хлоя пришла в игривое настроение и слегка укусила его за ухо. Томас, задохнувшись, возмущенно уставился на нее, стараясь не обращать внимания на весьма занятную реакцию своего тела.
– Сказал же, прекрати! – пробурчал Томас, не оставляя попыток одеть Хлою. Она не сопротивлялась, лишь невинно улыбалась и продолжала целовать его, едва он наклонялся к ней. К тому времени, когда Томас наконец ухитрился надеть на нее и затянуть поясом проклятое пальто, он был весь в поту и изнемогал от желания.
– Ммм, как уютно, тепло и мягко, – бормотала Хлоя. – Мне так хорошо, Томас.
А ему, кажется, не слишком: джинсы вот-вот лопнут! Ладно, ее руки могут и померзнуть – разыскивать перчатки просто нет сил.
– Почему ты не поцелуешь меня? – осведомилась Хлоя, надувая губки.
– Ты слишком пьяна, чтобы целоваться как следует.
Хорошо, что она не знает, что творит с ним. А может, все прекрасно понимает и наслаждается его муками.
– И неправда, Томас, – заныла она, вытягивая невыносимо соблазнительные губки, – поцелуй же меня!
Боже, как он хотел сделать это! Каждой клеточкой своего существа! Но ведь она не в себе! Разве может он воспользоваться ее состоянием?
А вдруг она просто притворяется? И вообще, с каких пор его стали волновать подобные вещи? Да, он теряет голову, стоит лишь подумать… Нет! Нужно втиснуть эту сексапильную крошку в машину, отвезти в свой теплый дом и запереть в комнате для гостей. Больше он ничем не может ей помочь.
Едва Томас повернулся, чтобы закрыть дверь, Хлоя потерлась грудью о его спину. Он стиснул зубы.
– Потрясно, просто потрясно, – прошипел он, доведенный до предела. – Ты еще и буйствуешь во хмелю!
Смех Хлои звонкими колокольчиками раскатился по темному подъезду, и Томас понял, что его терпению приходит конец. Ну как она ухитряется с каждой секундой становиться все прекраснее? И тут прекрасная, сексапильная, но, к сожалению, до бесчувствия пьяная Хлоя, все еще посмеиваясь, опять прислонилась к Томасу.
– Ты просто великолепен, Томас.
– Покорно благодарю.
– Нет, я не шучу. – Хлоя кокетливо похлопала ресницами. – Ты в самом деле мне нравишься.
– Скажи уж прямо – тебе хочется со мной целоваться.
Она снова хихикнула, и у Томаса внутри все перевернулось. Однако пришлось прислонить Хлою к стене, пока он искал ее ключи. Не стоит описывать, что он претерпел, пытаясь удержать ее на ногах, пока запирал дверь.
– Попробуй только отключиться, – пригрозил он зевающей во весь рот Хлое. – У меня к тебе куча вопросов.
– Каких именно?
Она покорно шла рядом, но Томас ничуть не обманывался. Уж кого-кого, а Хлою покорной не назовешь.
– Ну, например, почему ты пытаешься добыть еще один заем?
– Ч-что?
Ее голова упала ему на плечо, а обмякшее тело повисло на руке Томаса. Истощив запас ругательств, он поднял Хлою и вынес в холодную темную ночь. Лифт! В этой развалине нужно установить лифт.
До машины он добрался слегка запыхавшись. Тут Хлоя сцепила руки у него на шее и едва заметно улыбнулась.
– И все-таки ты мой герой.
– На твоем месте я был на это не рассчитывал, – пробурчал он, швырнув Хлою на сиденье с такой силой, что она подскочила. Глаза ее мгновенно распахнулись и негодующе уставились на Томаса. Настала его очередь веселиться.
Хлоя осторожно поднесла руку к виску.
– Почему-то все кружится.
– Погоди еще, ты и представить себе не можешь, что будет утром! – съехидничал Томас, но тут же понял, что ему не до смеха. Впереди длинная тяжелая ночь…
Хлоя почтительно погладила кожу сиденья.
– Как же мне нравится эта машина!
Томас неловко поежился. Раньше «ягуар» был для него источником гордости, символом высокого положения, мерилом того, как высоко он вознесся. Теперь же он сам не понимал, чем привлекала его столь вызывающая роскошь, когда так много людей вокруг вынуждены ежедневно бороться за существование. Томас сам вышел из низов, где царила невообразимая нищета. Почему он позволил себе забыть о собственных корнях? Видя, как по-детски восхищается Хлоя машиной, за которую он не задумываясь отдал кучу денег, Томас почувствовал себя полным негодяем.
– Я так и не заплатила тебе за чистку машины, – прошептала Хлоя, обводя пальцем пятно, которое посадила в ту ночь, когда Томас подвозил ее и Гарольдину. – Прости, пожалуйста.
Черт бы ее побрал! Заставляет его чувствовать себя мелочным ничтожеством!
– Я же сказал, забудь об этом.
– Почему? Потому что мне не по карману оплатить счет?
– Потому что это неважно.
– С каких пор?
– Послушай… – Ну что ей сказать?! – Неважно, и все.
Хлоя недоуменно заморгала, но вдруг расплылась в широкой улыбке.
– Ты такой милый, когда злишься! Тебе никто об этом не говорил?
– Я не злюсь, – выдавил Томас сквозь зубы. – И уж определенно не "милый".
– Ладно, «милый» действительно не то слово. Неотразимый. Красивый. Совершенный…
– Да успокоишься ты?!
– И еще мрачный и страдающий. А за этим неумолимым жестоким фасадом скрывается…
– Замолчи же!
– Привлекательный мужчина. Перед которым не сможет устоять ни одна женщина. Этакий тип фатального киногероя. Я…
– Хлоя, – бесстрастно произнес Томас и устало потер лоб. – Немедленно заткнись! Хотя бы на три минуты.
– Почему на три?
Потому что мы как раз успеем доехать. И я уложу тебя в постель, а сам уберусь на другой конец дома, утешал себя Томас.
– У меня из-за тебя голова разболелась.
– А ведь ты даже не попробовал шампанского! Какая я жадина. Ничего тебе не оставила. Прости, не знала, что придешь, – ты ведь сказал, что больше не хочешь меня видеть.
– Я в жизни этого не говорил.
– Говорил!
Томас вздохнул. Жаль, он не знает молитв, иначе попросил бы Господа послать ему побольше терпения.
– Хлоя, ты ошибаешься.
Она с видом избалованного ребенка откинулась на сиденье.
– Ты велел мне держаться от тебя подальше.
– Для твоей же безопасности. – И моего душевного равновесия.
– Безопасности? Какая чушь!
И снова эта нежная улыбка, от которой у Томаса что-то сжалось в груди. Кажется, у него все-таки есть сердце.
– Я не хочу и не буду держаться подальше. Потому что нужна тебе.
Томас засмеялся, не веря собственным ушам.
– Я нуждаюсь в тебе? Откуда ты это взяла, Худышка?
Хлоя загадочно усмехнулась:
– Кто, кроме меня, научит тебя наслаждаться жизнью? Смеяться, радоваться… любить.
У Томаса перехватило дыхание.
– Ты еще не протрезвела! Мне никто не нужен.
– Неужели?
– Ты можешь дать мне спокойно доехать до дома?
– Нет!
– Но почему? – Эти ее ухмылочки кого угодно доведут до точки!
– Потому что я от природы женщина склочная, никому от меня нет покоя. Если хочешь, назови это тяжелой наследственностью.
Томас уже в который раз безнадежно вздохнул и попытался сосредоточиться на дороге, продолжая твердить себе, что панический страх, завладевший им, просто игра его воображения. Хлоя не права. Совершенно не права. Он не нуждается ни в ком, кроме себя самого. И потом, скоро он исчезнет из этого города навсегда, проклинаемый его жителями и Хлоей. Она начнет новую жизнь, возможно, рядом с Конрадом.
При этой мысли ему стало не по себе. А Хлоя полулежала на сиденье с закрытыми глазами и делала вид, словно ей все на свете безразлично.
– Ты мне не нужна, – повторил он скорее себе, чем ей.
Молчание. Словно она его не слышит.
– Не обольщайся, Хлоя. Завтра все будет по-прежнему. И не пытайся увидеться со мной. Ясно?
Хлоя даже не приподняла ресницы. Томас, сам того не желая, жадно вглядывался в гриву разметавшихся волос, гладкую белоснежную кожу, невыносимо соблазнительное тело. Вглядывался, умирая от желания протянуть руку и хотя бы раз коснуться ее.
Нет! Он не имеет на это права, тем более, что обманул Хлою. Да, кажется, в Томасе Магуайре заговорила совесть. Но близость этой женщины хуже любой пытки. Он этого не вынесет…
– Хлоя.
– Ты так и не объяснил, куда меня везешь.
Она всмотрелась в темноту, поплотнее укуталась в пальто и вжалась в сиденье. Томасу пришлось выдержать ее пристальный взгляд.
– Ко мне домой.
– К тебе?
Голос ее чуть дрогнул.
Кажется, алкоголь начал выветриваться из маленькой воительницы, унося с собой и ее храбрость. Уголок, рта Томаса чуть дернулся.
– Да, – вкрадчиво промурлыкал он. – Разве ты не этого добивалась?
– Я… то есть…
– Поглядите только, да ты, кажется, смутилась? Я уже и не надеялся на это! В чем дело, Худышка? Передумала?
Хлоя открыла рот, судорожно хватая воздух, но слова не шли с языка, и Томасу почему-то расхотелось подшучивать над ней.
Нужно побыстрее добраться до дома, чтобы она оказалась наконец в тепле и безопасности. И, черт побери, рядом с ним.
– Успокойся, я шучу. Просто ты похожа на небольшой айсберг, а в моем доме работает отопление. И поскольку ты пришла в себя, неплохо было бы кое-что мне объяснить.
– Что именно?
Ну вот, перед ним прежняя Хлоя. В глазах настороженное ожидание, кулачки сжаты.
– Многое, – небрежно бросил Томас, скрывая, как больно ранит его перемена в ней. Она ускользает, отстраняется… хотя еще даже не знает о том, что он задумал. Нетрудно представить, что случится, когда Хлоя узнает всю правду. – Сначала признайся, кто сообщил тебе, что я покупаю недвижимость, – попросил Томас. – И почему ты просишь еще один заем?
Допрос Томаса, кажется, привел Хлою в чувство. Она задумчиво прикусила губу.
– Откуда ты знаешь?
– Но ведь ты сама мне сказала. По телефону.
– Я была пьяна. Разве можно верить тому, что болтают в таком состоянии?
– Верно, – кивнул он, пронизывая ее взглядом. – Но поскольку ты не способна лгать, сомневаюсь, что в трезвом виде попытаешься уклониться от истины. Ну же, Хлоя. – Он должен это знать! – Почему тебе так невыносимо сознание того, что именно я дал тебе кредит?
– Дело не в этом.
– В чем же тогда?
– Во всем. Это правда, что ты купил "Тин Худ" и дом, где я живу? – тихо спросила она.
Он понимал, как важен для нее его ответ. Хлоя даже подалась вперед в трепетном ожидании. И то, что она хочет услышать правду именно от него и готова поверить всему, что он скажет, больнее всего терзало Томаса. Она ему доверяет. Безоговорочно. Полностью. А ведь он не сделал ничего, чтобы заслужить ее доверие!
Если он назовет ей вескую причину своих замыслов и поступков, она ни на секунду не усомнится в его словах. Потому что верит… Какой же он негодяй!
Впервые с той минуты, когда он привел в действие механизм отмщения, в душу закралось сомнение в собственной правоте. Сомнение? Нет, он не может себе этого позволить, особенно сейчас. Пора положить конец безрассудству, а заодно и дурацкому увлечению Хлоей.
– Ты собираешься мне отвечать?
– Да.
– Это ты купил здания и землю?
– Я, – кивнул он, мысленно готовясь к тому, что сейчас произойдет. Впрочем… еще неизвестно. Ведь Хлоя все равно не сумеет докопаться до правды. Ну конечно, не сможет. Иначе все пропало… – Купил, но по причинам, о которых ты и не догадываешься.
– В таком случае, зачем? – Она смотрела на него умоляющим взглядом. – Прошу, Томас, скажи. Объясни наконец.
Этот полный надежды искренний взгляд доконал Томаса. Она и понятия не имеет, что он задумал.
– Не твое дело, – коротко бросил Томас. – Итак, почему ты пытаешься снова взять заем?
Свет в ее глазах медленно померк, плечи опустились. Хлоя снова уставилась в окно.
– Голова болит, – с трудом выговорила она. – Мне больше не хочется ничего обсуждать.
Печально, подумал Томас, но отговорками она не отделается. Он все равно узнает правду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Забыть о мести - Шелдон Джилл



книга супер
Забыть о мести - Шелдон Джиллолеся
20.08.2012, 15.42





книга супер
Забыть о мести - Шелдон ДжиллЛилит
20.08.2012, 17.11





книга супер
Забыть о мести - Шелдон ДжиллЛилит
20.08.2012, 17.11





Ochen ponravilos, sovetuyu vsem
Забыть о мести - Шелдон ДжиллGoar
17.11.2012, 15.50





лошади,ковбои-это не мое 8/10
Забыть о мести - Шелдон Джиллatevs17
17.04.2013, 8.27





"Худышка, милая","нет, Худышка","да,Худышка" - и так все время. е...те, неужели кому=то кажется это романтичным?! худышка, толстушка, свинка, досочка. какие еще "уменьшительно-ласкательные" прозвища будут давать авторы переводчики? прям взбесило...
Забыть о мести - Шелдон Джиллггг
8.11.2014, 0.12





Вот бы воспользовались моим сравнением. я так любя свою дочу называю, облачко, а Облочко весит много тонн.
Забыть о мести - Шелдон ДжиллАгата
8.11.2014, 0.47





А облачко совсем другое сравнение: летящее, невинное, пушистое и воздушное (воздух без примесей уж никак на тонну не затянет).
Забыть о мести - Шелдон Джилл123
10.11.2014, 15.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100