Читать онлайн Убежденный холостяк, автора - Шелдон Дороти, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Убежденный холостяк - Шелдон Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.47 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Убежденный холостяк - Шелдон Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Убежденный холостяк - Шелдон Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Дороти

Убежденный холостяк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

На следующее утро Ариадна спустилась к завтраку в новой юбке, шелковой блузке и вязаном шерстяном свитере. Блузка и юбка – приятного песочного цвета, свитер бледно-зеленый, на ногах – изящные итальянские туфельки. Очень эффектно, думала она, вот так появиться в дверях гостиной и пройти, как ни в чем не бывало, к своему месту. Может быть, на этот раз Джонатан ее и заметит.
Он и впрямь поднял глаза, когда она входила, даже очки снял, прервав чтение какого-то письма, и поднялся ей навстречу, пожелав, даже как будто с радостью, доброго утра. Но сразу вернулся на свое место, улыбнулся ей, как бы извиняясь, и продолжил прерванное чтение.
Грейвз, склонившись над ней, пробормотал:
– Бекон и яйцо, мэм, или омлет?
Она отрицательно покачала головой, есть ей вообще не хотелось, но заметив, что Грейвз явно огорчен этим, взяла тост, откусила кусочек и налила кофе себе и Джонатану. Когда Грейвз вышел, Ариадна спросила Джонатана, когда он сегодня вернется.
– Думаю поспеть к чаю. Я приду, мы возьмем собак и отправимся на прогулку, не возражаешь? Кстати, письмо от Маргарет, она приглашает нас пообедать в пятницу. Людей будет немного, так, двое-трое приятелей. Так что, надеюсь, мы примем приглашение.
Она выслушала его, согласно кивнула и, сделав паузу, спросила:
– Джонатан, как вы считаете, мне стоит позвонить отцу? Я не уверена… Неужели они вообще не хотят со мной знаться?..
– Хочешь навестить их или принять здесь? Ариадна несколько скованно сказала:
– Мне не хотелось бы, чтобы они думали, будто я… Будто я похваляюсь своим замужеством, если вы понимаете, что я имею в виду.
Профессор снял очки и убрал их в карман пиджака, не поднимая на нее глаз.
– Да, Ариадна, я понимаю, что ты имеешь в виду. Наверное, действительно стоит позвонить им, по крайней мере, ты поймешь, как они к тебе относятся.
После его ухода Ариадна наведалась на кухню для утреннего обсуждения меню с миссис Грейвз, затем вышла в парк погулять с собаками, а после ланча, облачившись в новый замшевый костюм, снова отправилась в «Харродс». Без Джонатана она чувствовала себя немного скованно: а вдруг они подвергнут сомнению ее право записывать все на его счет?
Но беспокоилась она зря. Войдя в магазин и осмотревшись, Ариадна подошла к вчерашней продавщице и поделилась с ней своими сомнениями; та заверила, что с этим проблем не будет, и повела ее к отделу дамского белья, где перепоручила любезной молодой женщине, которая тотчас предложила для осмотра коллекцию шелковых и кружевных изделий. Ариадна, несколько шокированная ценами, все же не устояла перед изысканной красотой всех этих вещиц и позволила себя убедить в необходимости приобретения нескольких ночных сорочек, а также розового пеньюара в комплекте с комнатными туфлями. На цены она уже и не глядела: разве Джонатан не сказал ей, что она может купить все, на что ляжет ее глаз? И потом, каждая вещь, купленная ею, столь добротна, что прослужит ей не один год. В главном зале к ней вновь подошла вчерашняя продавщица и спросила, не хочет ли миссис Мелвилл взглянуть на парочку очаровательных платьиц, доставленных только сегодня утром.
Ариадна вспомнила, что они с Джонатаном приглашены на обед к его сестре. Возможно, одно из этих платьев подойдет…
– Я бы купила что-нибудь для званого обеда.
Ей продемонстрировали нечто восхитительное: дымчато-серый шифон на сиреневом чехле, свободные рукава собраны атласными манжетами, умеренный вырез также отделан узкой атласной каймой. Стоя перед зеркалом, Ариадна просто диву давалась, как ей идет это платье.
– Чудесная вещь. Но не слишком ли оно длинное?
– О, нет проблем, если вы предпочтете более короткое платье, то приносите нам это, и мы его заменим…
Ариадна вернулась домой, довольная покупками, и решила выпить чашку чая в маленькой гостиной, которую сочла самой уютной комнатой в доме. Профессор вернулся даже раньше, чем обещал, кивнул ей и сразу же уткнулся в толстый медицинский журнал.
Ариадна смотрела на него, радуясь тому, что он здесь, рядом с ней. Немного помолчав, она робко сказала:
– Хорошо, что вы пришли рано, Джонатан. Налить вам чаю?
– Нет, спасибо, я уже чаевничал в ординаторской с сестрами. Не прогуляться ли нам с собаками?
Она встала, сказав, что пойдет за пальто.
– Ты звонила отцу?
– Нет еще… – Она остановилась в дверях. – Я потом позвоню.
– Зачем откладывать, – возразил он, набрал номер и передал трубку Ариадне.
Подошел отец.
– Здравствуй, папа, это я, Ариадна… Первые же его слова заставили ее вздрогнуть.
– Ну что, дорогуша, уже надоело жить во дворце? Ладно, я пошутил. У нас все нормально. Я, правда, влез в долги, сама знаешь, почему. Надеюсь, ты не забудешь старика отца?
Не успела она ответить, как в трубке раздался резкий и визгливый голос Мэрион.
– Ты еще не надоела своему профессору? Ну, это еще ждет тебя впереди, не сомневаюсь… Мы без тебя прекрасно обходимся. Возможно, на днях я загляну к тебе, так и
Ариадна тоже медленно положила трубку.
– Не желают общаться, но от денежек не отказались бы, точно?
– Похоже на то… Но откуда вы знаете?
– Дорогая моя, я ведь встречался с твоим семейством и успел кое-что разглядеть. Они уверены, что у них есть покорная дочь и любящая сестра, исполненная чувства долга, на этом они и строят свои финансовые расчеты.
– Но как по-вашему, Джонатан, хорошо ли будет, если я совсем отвернусь от них?
– Нет, конечно нет. Но вы не должны давать им денег, Ариадна, вот что я имею в виду. Я сам найду способ помочь вашему отцу. Вы согласны поручить это мне?
– Вы очень добры. Но у вас и без того достаточно хлопот, чтобы тратить время и силы на дела моей семьи.
Джонатан вдруг обнял ее за плечи.
– И все же позволь мне самому заняться этой проблемой.
Они целый час гуляли по парку в сопровождении резвящихся собак и довольные друг другом. Что до Ариадны, то ей хотелось бы, чтобы эта прогулка никогда не кончалась, но все же всему приходит конец.


Утром следующего дня Ариадна опять направилась в «Харродс». Там находился парикмахерский салон, где ее волосы вымыли, просушили и весьма искусно уложили в красивый фигурный пучок. Сделали также и маникюр, а про лицо сказали, что в косметике особой необходимости нет. Кожа у нее безупречная, тонкие, шелковистые брови, ресницы длинные и пушистые. Разве что не помешает пройтись по губам неяркой помадой, чуть подкрасить тушью ресницы, вот и все. Домой она вернулась в приподнятом настроении, довольная собой и уверенная, что ей удастся самостоятельно воспроизвести элегантную прическу, за созданием которой она следила очень внимательно…
Профессор вернулся домой раньше обычного, остановился в дверях и пристально посмотрел на нее. Она была в том самом хорошеньком платье, которым вчера безуспешно надеялась произвести на него впечатление. На сей раз он его заметил и оценил. Как и то, что во внешности Ариадны произошли перемены… Он и раньше считал девушку симпатичной, но сейчас, бросив на нее второй, более внимательный взгляд, определенно отметил изменения к лучшему. Когда она, отложив вышивание, встала ему навстречу, он сказал:
– Какое на тебе красивое платье… Оно так идет тебе, милая.
Немного, конечно, подумала Ариадна, но уже кое-что…


В пятницу, собираясь на званый обед к Маргарет, Ариадна почти целый час провела у зеркала. Она никогда не считала себя хорошенькой, но какие чудеса способны творить удачно выбранная губная помада и прическа, созданная умелым парикмахером! И потом, если вчера еще она сомневалась относительно вечернего платья, то сегодня, облачившись в него и хорошенько рассмотрев себя в зеркале, пришла к выводу, что выбор ее вполне удачен. Сиреневый шелк подкладки слегка просвечивал сквозь дымку серого шифона, создавая эффект просто потрясающий. А что до обуви, то никогда в жизни у нее не было еще таких элегантных туфелек: серый атлас и высокие тонкие каблуки. Довершали наряд изящная сумочка и паутинная вуалетка, купленные в комплекте с туфлями. И вот молодая супруга профессора, бросив последний взгляд в зеркало, легкой поступью вошла в гостиную.
Джонатан стоял у открытых дверей в сад, по которому носились веселые псы. Он обернулся и долго смотрел на Ариадну, не находя слов, а та, в свою очередь, отметила, как великолепно смотрится он в смокинге.
– Ты очаровательна, – наконец сказал он голосом, нежнейшей музыкой отозвавшимся в ее сердце. – А может, ты наденешь и это? Запоздалый свадебный подарок…
Серьги с крупными жемчужинами в окружении россыпи бриллиантов.
– О, какая роскошь! – воскликнула Ариадна. – Спасибо, Джонатан.
Она подошла к большому зеркалу, висящему над камином, и, примерив серьги, восхищенно смотрела на свое отражение.
– Ну и вот еще… – сказал профессор. – Я должен был подарить его к свадьбе, но это совершенно выскользнуло из моего сознания.
Он взял ее руку и надел на тот палец, где было обручальное кольцо, золотой перстень: крупный сапфир в бриллиантовом окружении.
– О, какое чудо! Ну это уж слишком!..
Ариадна приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.
– Спасибо, Джонатан. Какая прелесть! Теперь я его никогда не сниму.
По дороге к дому Маргарет, сидя рядом с мужем в салоне автомобиля, Ариадна подумала вдруг, что, возможно, он подарил ей эти драгоценности только затем, чтобы ее лучше приняли в доме сестры. Мысль показалась ей весьма неприятной, и она постаралась отделаться от нее.
Маргарет с мужем и тремя детьми жила в одном из великолепных особняков в пригороде Лондона. Ариадна волновалась и надеялась, что нрав Маргарет окажется не хуже, чем у ее сестры Глории. Но беспокоилась она зря. Ее приняли тепло и добросердечно. Молодая женщина дружелюбно обняла ее и расцеловала, а затем они поднялись наверх посмотреть детей: двоих мальчиков и крошечную девочку.
– Старшие, дорогая моя, близнецы, – пояснила Маргарет, – им по шесть лет, а это наша трехлетняя Энни.
Маргарет была явно моложе Глории, но не столь красива, отметила Ариадна, восхищаясь ее детьми, находящимися под строгим присмотром пожилой няни. Затем они спустились вниз, и хозяйка дома повела ее в гостиную, где уже собирались гости.
– Старые друзья, – сказала Маргарет. – Они все пришли посмотреть на молодую жену Джонатана.
Профессор взял Ариадну под руку и повел ее от одного гостя к другому, его твердая рука придавала ей мужества и уверенности в себе, так что в конце концов она почувствовала себя почти раскованно и подумала было, что выглядит не хуже остальных женщин, как вдруг перед ее взором предстала рыжеволосая красавица, заставившая Ариадну усомниться в этом. Джонатан представил ее:
– Это Флоренс, мы знакомы с ней уже бог знает сколько лет.
Флоренс поцеловала его в щеку и прощебетала:
– Джонатан, дорогой! Говорят, ты тут за моей спиной женился? Мое сердце разбито! – И она лукаво улыбнулась Ариадне. – Надеюсь, вы сумеете склеить его, Ариадна?
– Я бы и замуж за него не вышла, если бы не была уверена, что сумею завоевать сердца его друзей, – в том же шутливом тоне ответила она. И не совсем искренне добавила: – Раз вы старый друг Джонатана, надеюсь, мы и с вами тоже подружимся.
Флоренс ответила растерянно:
– О, конечно, как-нибудь выкроим время посидеть за чашечкой кофе или поболтаем за ланчем. Джонатан как-то приглашал меня в один восхитительный маленький ресторанчик, мы можем встретиться там.
Кто-то подошел к ним, и Флоренс сразу исчезла, приятно удивив этим Джонатана и оставив Ариадну на точке кипения, что, впрочем, пошло ей на пользу – щеки покрылись нежным румянцем, а темные глаза заиграли особым блеском. Джонатан и раньше замечал, что, когда Ариадна сердится или нервничает, глаза ее становятся почти черными,
По возвращении домой Ариадна сразу же – они еще только вошли в холл – пожелала Джонатану спокойной ночи.
– Ну, как, тебе понравился сегодняшний вечер?
– О да, очень. Спасибо. Мне и Маргарет очень понравилась, и ее дети. Я… Надеюсь, что я все делала правильно? В качестве вашей жены мне не хотелось бы оставить о себе плохое впечатление.
Он пересек холл и взял ее за руки:
– Дорогая моя Ариадна, ты была просто восхитительна, они все нашли тебя очаровательной.
Это, конечно, очень приятно, подумала Ариадна, но было бы еще лучше, если бы нашел меня очаровательной и сам Джонатан. Возможно, его друзья и полюбят ее, но не этого она ожидает в первую очередь: очарование, внушенное ею другим, не казалось ей чем-то существенным, если его не замечал ее муж. Она деликатно высвободила руки из его ладоней, еще раз пожелала спокойной ночи и направилась к лестнице.
Если бы она знала, что переживал профессор! Он не переставая думал об Ариадне, лишь одна она весь вечер владела его вниманием. Как она преобразилась! Такое впечатление, что она владела какой-то особой тайной перевоплощения. Но как бы там ни было, тайны своей она не раскрывала. Он улыбнулся: ее пожелание спокойной ночи было дружелюбным, как всегда, но не слишком ли поспешным? Чем-то ему это даже нравится, она застенчива лишь до определенного предела, и вообще этот ее сугубо реалистический взгляд на вещи…
Сопровождаемый собаками, он направился в кабинет, чтобы сделать кое-какие записи к предстоящей лекции, и работа на время вытеснила ее образ из его сознания. Но перед сном он с удовольствием вспомнил, что в ближайший уик-энд им с женой предстоит поездка в деревню, и порадовался, что в лице Ариадны нашел столь прекрасного компаньона, способного превратиться в невидимку, когда ему нужно поработать или почитать.


В пятницу утром они выехали из города, и так как рассчитывали провести уик-энд, работая в саду и прогуливаясь по окрестностям, Ариадна надела замшевую куртку и твидовую юбку с хлопчатобумажной рубашкой. Обулась она в практичные туфли на низком каблуке, а с собой прихватила простое платье джерси, шерстяной свитер, плащ и косынку.
В последние дни Ариадна не так уж часто видела Джонатана: каждый день он оперировал, консультировал пациентов, а по вечерам читал или готовился к очередной лекции, так что встречались они лишь за завтраками и ужинами или во время прогулок с собаками. Да и в эти короткие встречи говорил больше он, Ариадне же в основном приходилось слушать.
Как-то раз профессор спросил ее:
– Тебе не надоела моя болтовня?
– Нет, мне интересно все, что вы рассказываете о своей работе. Правда, я не все понимаю, но, надеюсь, позже немного разобраться в этом.
Он засмеялся.
– Мне бы раньше догадаться устроить тебе экскурсию в больницу…
Джонатан все эти дни был к ней весьма предупредителен, оказывал ей внимание, несмотря на перегруженность работой. Хорошо, что сейчас он свободен, думала она, когда они проезжали по шоссе мимо бескрайних полей…
Миновав какой-то живописный городок с островерхими черепичными крышами, Мелвилл свернул на узкую проселочную дорогу. Во время путешествия он почти все время молчал, но тут повернулся к Ариадне и сообщил, что они уже милях в двух от деревни.
– Деревушка Блюстрим – очаровательное место, – продолжал он, – сейчас сама увидишь. Расположена в долине с церковкой на холме. Наш коттедж не в самой деревне, а в десяти минутах ходьбы от нее. Он стоит на отшибе, зато ручей протекает совсем рядом от него. Удивительно живописное место. Надеюсь, тебе там понравится.
– Не сомневаюсь, – сказала Ариадна, вообще любившая природу. – Вы приезжаете сюда только по выходным или в отпуск тоже?
– Когда свободен, то каждую неделю, особенно летом. И в отпуск тоже. Но если ты пожелаешь, мы можем съездить за границу, во Францию, например.
– Я никогда не выезжала из Англии, – весело откликнулась Ариадна, – да и вообще мало чего знаю о других странах. Наверное, это так интересно – посмотреть другие страны.
– Мне-то приходилось ездить за границу довольно часто, – заметил он. – Семинары, прием экзаменов у студентов и все в таком роде. Ну, еще разные консультации, показательные операции… Мои собственные, конечно.
Ариадну вдруг обеспокоила мысль, что в других странах профессора наверняка окружают очаровательные женщины. Но ведь он хочет взять ее с собой… Может, он… Нет, подумала она, не обольщайся!
Блюстрим действительно оказался живописным селением с пабом «Золотой фазан» на самом бойком месте на рыночной площади. Дома старой постройки, несколько магазинчиков, выглядящих так, будто они существуют тут испокон веку. В конце деревни, на полпути к церкви, Джонатан свернул в одну из боковых улочек. Они миновали два-три дома и, проехав еще немного, остановились перед чугунными воротами. Джонатан вышел, открыл их и, въехав во двор, остановил машину почти перед самой дверью коттеджа. Дверь была дубовой, неширокой, с низкой притолокой. На крыльце, по обе стороны от него, располагались литые чугунные скамьи. Собаки выскочили из машины и залились счастливым лаем.
– Посиди, пока я закрою ворота, в машине: псы всегда немного шалеют, когда я их сюда привожу.
И неудивительно, подумала Ариадна, тут и самой недолго ошалеть от опьяняюще чистого воздуха. Коттедж ей очень понравился. Черепичная красная крыша, побеленные стены, яблоневые и вишневые деревья в саду.
Хотя ветер был достаточно свеж, погода стояла ясная, легкие белые барашки облаков неспешно проплывали по голубому небу. Ариадна вдыхала полной грудью пьяняще свежий воздух и любовалась клумбами с бледно-желтыми и белыми нарциссами и ранними тюльпанами.
– Какой чудесный сад, Джонатан, как здесь хорошо, спокойно…
Профессор отпер дверь коттеджа. Собаки, толкаясь и прыгая, проникли в дом первыми. Ариадна же, осматриваясь, остановилась в узком коридорчике. Одна из дверей, открытая Джонатаном, вела в маленькую кухоньку. Заглянув через его плечо, она увидела там деревянный некрашеный стол, оштукатуренные стены, старомодную раковину белого фаянса, ярко-зеленые эмалированные кастрюли на полке и небольшой холодильник рядом с газовой плитой. Все так и дышало покоем и уютом.
Ариадна одобрительно покачала головой.
– Было бы жалко, если бы все тут модернизировали. Затем она вернулась к двери и, открыв ее, хотела выйти, чтобы получше осмотреть сад.
И тут на ступеньках увидела жалкую, со спутанной шерсткой кошку, тощую, как скелет. Она даже не пыталась убежать, только беззвучно мяукнула, когда Ариадна нагнулась к ней. Собаки залаяли, кружа вокруг, и она, тревожась, взяла кошку на руки и позвала Джонатана.
Он в это время подключал баллон с газом к плите, но тревога в голосе Ариадны заставила его немедленно поспешить к ней.
– Смотрите, кого я нашла на лестнице. Она, кажется, собирается рожать котят, а сама умирает с голоду. Ох, Джонатан…
Профессор взял кошку из ее рук.
– В холодильнике должен быть пакет молока, вскипяти ей немного, – сказал он, осматривая и легонько прощупывая кошачий животик. – Никаких повреждений и нарушений я не нахожу. Просто она действительно умирает с голоду. Дайте ей молока, только на первый раз совсем немного, а я поищу коробку и старые газеты. Ее надо согреть. Я разведу огонь в камине.
– А собаки?
– Они ее не тронут.
Он вышел и вскоре вернулся с коробкой и пачкой старых газет. Как только кошка с жадностью допила молоко, он посадил ее в коробку, которую поставил на стол.
– Она, кажется, не наелась, – сказала Ариадна. – Может, налить ей еще молока?
– Да, минут через двадцать и опять немного. И посмотри, что у нас есть в буфете из продуктов…
Спустя полчаса они сидели возле камина с чашками растворимого кофе в руках.
– Боюсь, начало нашего уик-энда нельзя назвать удачным.
– А я рада, что мы подоспели вовремя и помогли этой кошке. Теперь все будет в порядке. Наверное, вы провели в этом доме немало счастливых минут, не так ли? – И, заметив его вопросительный взгляд, добавила: – Для вас это знакомые с детства места…
Мелвилл ничего не ответил, но через какое-то время сказал:
– Чувствуй себя здесь хозяйкой, Ариадна. Миссис Стоун поддерживает тут порядок, пополняет запасы в буфете.
Гостиная была небольшая, с открытым камином, парой кресел с резными спинками, громоздким деревянным старинным столом и столиком поменьше, с нишей, в которой были устроены полки, заполненные книгами, и гардеробом в углу. На крашенных бежевой краской стенах висело несколько акварелей. Уютный домик, думала Ариадна, когда Джонатан показывал ей остальные комнаты. В одной из комнат стоял круглый стол, окруженный стульями с прямыми спинками и плетеными сиденьями, старинный буфет и небольшой столик под решетчатыми окнами. Джонатан толкнул еще одну дверь, и они вышли в холл, из которого поднималась узкая винтовая лестница. Наверху оказалось две одинаковые спальни с общей ванной комнатой, расположенной между ними. Обе спальни меблированы довольно просто, занавески и покрывала ситцевые, но паркетный пол устилали нарядные пестрые мохнатые коврики. Кто-то здесь постарался навести уют, и вряд ли сам Джонатан выбирал эти прелестные абажуры и настенные бра для каждой комнаты. Здесь явно ощущалось прикосновение женской руки, подумала Ариадна и простодушно спросила:
– У вас тут наверняка гостят друзья? Здесь так замечательно, особенно летом.
Профессор в это время, нацепив очки, листал одну из книг, взятую им с прикроватной тумбочки. Услышав вопрос, он снял очки и, помолчав немного, мягко сказал:
– Время от времени приезжают и друзья. – Он посмотрел на ее порозовевшие щеки. Ариадна заметно похорошела, и это начинало волновать его. – Мне кажется, ты можешь выбрать эту комнату, – продолжал он. – Здесь замечательный вид из окна. Может, мы спустимся и посмотрим, как там наша питомица?
Кошка спала, свернувшись в клубок; выглядела она весьма жалкой, но профессор уверил Ариадну, что ей явно полегчало.
– Неделя хорошей кормежки и ласкового обращения, и с ней все будет отлично.
– Может быть, мы возьмем ее в Лондон?
– Конечно, если ты действительно хочешь этого.
– О да, хочу, Джонатан…
Ариадна густо покраснела, застеснявшись своей порывистости, пробормотала что-то насчет ланча и спаслась бегством на кухню. Она смутилась не от сказанных слов, нет, но от интонации. Так ведь недолго и выдать себя, а это казалось гибельным для ее долговременных замыслов: одним словом, надо быть сдержаннее.
Весь уик-энд она придерживалась в отношениях с профессором подчеркнуто дружественной манеры, чтобы скрыть свои истинные чувства, которые делали ее столь беззащитной, что профессору недолго и догадаться о ее любви к нему. Ему же вовсе не это нужно от нее…
А он вынужден был признать, что за недолгое время их знакомства Ариадна стала частью его жизни, казавшейся ему теперь значительно интереснее, но не мог не заметить, что она держится с ним довольно сдержанно, даже сухо. Нет, они, конечно, чудесно провели вместе время: вместе выхаживали кошку, немного покопались в саду, прогулялись по дубовой роще, а в воскресенье ходили в церковь. Но все эти дни в Ариадне чувствовалась какая-то напряженность.
Когда в воскресенье вечером они ехали обратно – собаки на заднем сиденье, Ариадна с кошкой – на переднем, профессор как бы ненароком спросил:
– Ну как тебе наш уик-энд? Ты довольна, Ариадна?
Она с некоторой поспешностью ответила:
– О да, довольна, Джонатан, еще бы! Чудесные дни! Да и коттедж ваш такой уютный…
– Наш коттедж, – поправил он ее. – И еще я хочу, чтобы ты побывала в моей больнице… Через два дня, в среду, у меня прием амбулаторных больных, если нам удастся выкроить час-полтора после ланча, то я как раз к тому времени освобожусь.
– О, мне бы очень хотелось. Я не помешаю?
– Нет, ни в коем случае. Операционная закрывается после полудня. Я предупрежу операционную сестру.
Это очень удачно, подумала Ариадна, я побольше узнаю о том, как проходит его день в больнице. Возможно, эта операционная сестра что-нибудь расскажет о Джонатане…
Грейвз приветствовал их возвращение с обычным своим достоинством, невозмутимо отнесясь к сообщению, что их домашний зоопарк отныне пополнится и, позвав собак, отправился их кормить, прихватив и коробку с кошкой.
Когда Грейвз удалился, Ариадна спросила профессора:
– Миссис Грейвз не будет слишком возражать против новой обитательницы?
– Нет, что ты! Не беспокойся. Лучше спускайся скорее, и мы выпьем аперитив перед ужином.
В холле на подзеркальнике лежала почта профессора, он взял ее и сразу направился в кабинет, но довольно скоро вернулся в гостиную, уселся перед камином, держа нераспечатанные письма в руке. Он думал о прошедшем уик-энде. Он довольно часто и с удовольствием ездил в Блюстрим, но, побывав там с Ариадной, чувствовал себя особенно довольным и хорошо отдохнувшим. Она, судя по всему, тоже была счастлива и с удовольствием готовила обеды, работала в саду и заботилась о кошке. И все же, все же чего-то ей явно не хватало… Выглядела она в качестве молодой хозяйки, хлопоча в фартучке у плиты, просто очаровательно: он помогал ей мыть посуду – занятие для него, в общем, не очень привычное – и рад был разделить с ней все домашние хлопоты: вспомнилось, как вытирая посуду, он обсуждал с ней планы на предстоящий день. И тут профессор нахмурился. Она вошла в его жизнь, как рука в перчатку. Не слишком ли он привязался к ней…
Пытаясь переключиться на что-то другое, профессор вскрыл первое письмо и погрузился в чтение. Однако не прошло и пяти минут, как в дверях появился встревоженный Грейвз, за спиной которого профессор увидел входящую в гостиную Флоренс.
– Дорогой Джонатан, сознайся, ты ведь рад меня видеть? Я к тебе прямо после бестолковейшего уик-энда и просто помираю с голоду, так что надеюсь, ты поделишься со мной ужином. – Она огляделась вокруг. – А где твоя милая женушка? Она не будет, надеюсь, возражать против моего появления?
Профессор отложил письма.
– Мы сами только что вернулись из деревни, – сдержанно сказал он, вставая. – Но уверен, что Ариадна будет рада пригласить тебя к ужину, с минуты на минуту она спустится.
– Что-то не слышно в твоем голосе ликования по поводу моего появления. Быстро же ты превратился в скучного добропорядочного семьянина.
Мелвилл снисходительно улыбнулся.
– А вот и Ариадна!
Ариадна в одном из своих чудесных новых платьев, в туфлях на высоких каблуках спускалась по лестнице и тотчас же изобразила на лице радость по поводу прихода Флоренс. Ее приветливость выглядела вполне искренне, и, когда Джонатан сказал, что Флоренс не прочь поужинать с ними, Ариадна с улыбкой ответила:
– О, как хорошо, конечно, оставайтесь! Я предупрежу миссис Грейвз, что у нас гостья.
После чего отправилась на кухню сказать, что понадобится третий прибор. Когда она вернулась, Флоренс сидела чуть ли не вплотную к Джонатану, доверительно шептала ему что-то и без конца смеялась.
При появлении Ариадны Джонатан встал.
– Давайте что-нибудь выпьем. Флоренс, чего бы тебе хотелось?
– Быстро же ты, дружок, забыл мои привычки. Джин с тоником, конечно, раз уж здесь нет шампанского.
Джонатан подал ей порцию джина и повернулся к Ариадне:
– Тебе аперитив, дорогая?
– Да, пожалуй, Джонатан.
Она сидела спокойно, не пытаясь поддерживать легкомысленную болтовню хотя бы потому, что о большей части людей, общих знакомых Джонатана и Флоренс, упоминаемых гостьей, она никогда не слышала.
Ариадна заметила, что ситуация явно раздражала Джонатана.
– Флоренс, извини, но у меня голова опухла от твоего щебетания, – не выдержав, сказал он и взглянул на Ариадну: – Как там наша подопечная?
– О, прекрасно, наелась и спит у плиты. – Ариадна обратилась к Флоренс: – Возле коттеджа мы нашли бездомную кошку, несчастное создание погибало с голоду, да к тому же – в ожидании потомства, вот мы и решили взять ее.
Флоренс сморщила свой хорошенький носик.
– Дорогая, вы, значит, принадлежите к числу тех скучных благотворительниц, которые только и знают, что спасать животных и раздавать деньги нищим? Не сомневаюсь, это важные дела, но от них так и тянет в сон… – Она повернулась к профессору и рассмеялась ему в лицо: – Джонатан, ты знал, что Ариадна из этих зануд, когда собирался жениться на ней?
Губы профессора недобро сжались, образовав тонкую линию, но он взял себя в руки и спокойно ответил:
– Флоренс, ты говоришь престранные вещи. Боюсь, ты слишком мало знаешь обо мне, ведь я тоже спасаю животных и занимаюсь благотворительностью, в этом мы с Ариадной абсолютно сходимся.
Ариадна, к собственному неудовольствию, чувствовала, что багровеет от гнева. Но когда Джонатан договорил, он повернулся к ней и с ласковой улыбкой спросил:
– Разве не так, любимая?
От слова «любимая», прозвучавшего столь неожиданно, у нее перехватило дыхание, но она нашла в себе силы кивнуть ему и улыбнуться. О, конечно, он вовсе не вкладывал в это слово того смысла, который хотела бы слышать она, он сказал это просто назло Флоренс. Ариадна подняла голову и спросила гостью:
– Наверное, у вас бесчисленное множество друзей?
– Целая туча, – сердито ответила та. – Ни минуты, чтобы побыть наедине с собой. Но жизнь так коротка, что остается лишь веселиться, не жалея на это времени.
Отвечать не понадобилось, поскольку Грейвз пришел сказать, что ужин подан, и все отправились в столовую.
После десерта в виде персикового мороженого и кофе, Флоренс спросила:
– Джонатан, друг мой, ты отвезешь меня домой? – Я бы взяла такси, но в твоем районе его ни за что не поймаешь…
– И все же придется тебе воспользоваться такси, – сдержанно сказал он. – Я не могу отлучиться, поскольку жду важного телефонного звонка. Грейвз поймает тебе такси.
Флоренс с уходом не торопилась, но все же уходить пришлось, и, когда дверь за ней наконец закрылась, Джонатан взял недочитанные письма и сказал Ариадне:
– Надеюсь, ты не сердишься на меня за испорченный вечер?
Ариадна не совсем поняла, что он имел в виду. Флоренс ли виновата в испорченном вечере или он сам, потому что, как обычно, собирается уединиться в своем кабинете? Она пробормотала что-то незначительное и сказала, что хочет спать. Ее пожелание спокойной ночи прозвучало вполне миролюбиво, и все же она добавила:
– Прекрасный уик-энд, спасибо, Джонатан, что вы взяли меня с собой.
Он подошел к основанию лестницы, по которой она уже начала подниматься, и довольно жестко спросил:
– Ты благодаришь меня? За что же меня благодарить? Это я благодарен тебе за доставленную радость, за то, что с твоим присутствием каждая минута в деревне доставляла мне истинное наслаждение.
Джонатан повернулся и ушел в свой кабинет, Ариадна же, поднимаясь по лестнице, размышляла над его словами. В его поведении по отношению к ней явно что-то меняется. Неужели он стал замечать ее?


Во вторник профессор пришел домой к ланчу и после трапезы повез Ариадну в больницу, где познакомил со своей операционной сестрой, высокой, решительной леди с металлическим отливом седых волос, маленькими, мерцающими голубыми глазами и крайне энергичной жестикуляцией.
– Позаботьтесь о моей супруге, миссис Макдауэлл, – сказал он. – Я освобожусь часам к пяти, так что к этому времени проводите ее вниз, к операционному блоку.
Профессор ушел, и Ариадна начала знакомство с больницей. Сестра Макдауэлл оказалась хорошим экскурсоводом и с удовольствием отвечала на вопросы Ариадны. Когда та спросила ее, давно ли она работает с Джонатаном, сестра рассмеялась.
– О, дорогая, еще как давно! Я помню его мальчиком на подхвате, но он и тогда уже вечно зарывался носом в книгу, хотя и играл в регби в больничной команде. В те времена, конечно, здесь к его рекомендациям не особенно прислушивались, но я и тогда уже высоко оценивала его способности и знала, как лучше применить их к делу. А теперь я искренне рада, что он наконец женился: девушек вокруг него всегда хватало, но он жил вечно уткнувшись в книгу. В один прекрасный момент профессор мог случайно обнаружить, что женат на одной из этих девиц, и потом долго соображал бы, как это, собственно говоря, так вышло. Надеюсь, он будет счастлив с вами.
– Я тоже надеюсь на это, миссис Макдауэлл, – улыбаясь, сказала Ариадна, а затем, посерьезнев, добавила: – Полагаю, что на мне он женился вполне осознанно, если вы это имеете в виду…
– Не сомневаюсь, моя дорогая, – улыбнулась сестра. – Ну вот, осталось еще заглянуть в детские палаты.
Посетив детские палаты, они спустились в почти пустой вестибюль операционного блока.
– Его еще нет? Присядьте, посидите здесь, миссис Мелвилл, он скоро появится. А мне, боюсь, придется вас покинуть. Заглядывайте к нам почаще, как только будет настроение. Если я понадоблюсь, я в ординаторской, но, думаю, во мне сегодня нужды больше не возникнет, скоро ваш муж освободится.
С этими словами она удалилась, а Ариадна присела на одну из банкеток, глядя, как последние пациенты один за другим выходят из двери в конце вестибюля. Скоро Джонатан подошел к ней. В длинном белом халате и со стетоскопом, свисающим с шеи, он выглядел непривычно. Его сопровождала медсестра, несущая кипу папок. На ходу бросив Ариадне, что сейчас освободится, он вновь исчез за одной из дверей.
– Ты давно здесь сидишь? – спросил он, вернувшись, и услышав «нет», поинтересовался, понравилась ли ей экскурсия.
– Да, очень. Вот бы мне стать медсестрой, чтобы работать рядом с вами, – выпалила она не подумав, и тотчас залилась румянцем.
– Да, – неплохо бы, – мягко сказал Джонатан. – Но с другой стороны, дорогая, по мне лучше видеть тебя дома после возвращения с работы.
Когда они вернулись, Ариадна сразу же пошла на кухню проведать кошку.
– Два котенка! – завидев ее, сразу же сообщила миссис Грейвз. – Такие маленькие комочки, да и с мамочкой их все хорошо, мэм. Только вот она никак не может наесться досыта.
– Пойду сообщу Джонатану! – воскликнула Ариадна и побежала прочь.
Он тут же пришел вместе с ней на кухню и, обняв Ариадну за плечи, склонился над коробкой.
– Ну вот наша подопечная и стала мамашей, – сказал он, осматривая котят. – Вот видишь, Ариадна, твоя доброта не пропала бесследно.
Остаток вечера они провели вместе, и Ариадна отправилась спать почти счастливая.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Убежденный холостяк - Шелдон Дороти

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Убежденный холостяк - Шелдон Дороти



Немного нудноват,но читать можно.
Убежденный холостяк - Шелдон Доротитатьяна
25.11.2011, 22.01





ну всю книгу из за стола не выходили.едят и кушают.
Убежденный холостяк - Шелдон Доротиалена
26.02.2012, 1.26





туфта(((((((((
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиТаня
23.03.2012, 22.36





Полная нудятина, дочитала из принципа .
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиЮлия
1.07.2012, 11.24





скучноватооооо!!! и как- то нудновато.......нужно побольше романтики...
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиАнастасия
30.01.2013, 16.39





А мне понравилось.Такова жизнь.
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиЛюдмила
22.03.2013, 22.34





Ужас!!!
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиВера Яр.
24.03.2013, 20.37





На обложке Дженсен Эклз :D
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиКейт
14.07.2013, 18.01





Я думаю, что фамилия автора указана неверно. Роман в стиле Бетти Нилс. Такой же скучный, без интриг, без злодеек, но с доктором (профессором) медицины и бедной девушкой. Героиня,благодаря своим душевным качествам, смогла влюбить его в себя. И,о чудо!, из дурнушки превратиться в красавицу. Краткое содержание интересней, чем роман. Не читать!
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиЛидия
15.07.2013, 23.27





Жутко нудный, пожалела, что потратила время на него
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиИнна
11.11.2013, 6.47





пресновато
Убежденный холостяк - Шелдон Доротиксю
24.11.2013, 12.25





Я в этот раз согласна с остальными - полная нудятина.
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиЕлена
18.01.2014, 22.03





скучный, не интересный
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиМара
8.06.2014, 17.17





урААААА!!!!Я это сделала!!! дочитала эту муть!!!кому хочется быстрее заснуть этот роман для вас))) не интриги,не любовной линии,не сюжета.все скомкано скучно и вяло
Убежденный холостяк - Шелдон Доротинина
24.09.2014, 12.38





Скучно написано. Первый раз читала такой нудный роман.
Убежденный холостяк - Шелдон Доротинатали
3.06.2015, 6.47





Больше не буду опираться на мнения других читателей, выбирая книгу для чтения. Мне роман ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ.Люблю когда роман- это роман, а не порно в переплёте.
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиАвалис
25.07.2015, 16.04





Больше не буду опираться на мнения других читателей, выбирая книгу для чтения. Мне роман ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ.Люблю когда роман- это роман, а не порно в переплёте.
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиАвалис
25.07.2015, 16.04





Скука зеленая. Правильные герои, правильные диалоги. Не роман, а пособие, какой должна быть идеальная хозяйка и жена.
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиOльга
26.07.2015, 0.05





Не, что-то не то, слишком много рутины, хозяйства, мало диалогов, и вообще, у меня сложилось мнение что герою прекрасно подошла бы собака, вместо жены, разве что от назойливых дам избавлять, и то овчарка справилась бы, незачем было заморачиваться. А героиня странная, вроде как может за себя постоять иногда, но дома служит ковриком для вытирания ног.
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиИришка
26.07.2015, 0.51





Девушки, это не роман!!! скорее некая "сага о домашнем хозяйстве", без шуток, 80% книги это: застелила постели, протерла пыль, приготовила поесть, выгуляла собак/детей, постирала, погладила белье, разложила вещи, купила продукты, составила смету расходов, потом пришла с работы домой, убрала весь дом, приготовила поесть, и снова купила продукты. Такая вот ода домохозяйке.
Убежденный холостяк - Шелдон ДоротиЧижик
26.07.2015, 2.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100