Читать онлайн Хищник и озорница, автора - Шелдон Дороти, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хищник и озорница - Шелдон Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хищник и озорница - Шелдон Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хищник и озорница - Шелдон Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Дороти

Хищник и озорница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Дженнифер поднялась в офис и отправилась к боссу. Мистер Далглиш внимательно выслушал молодую женщину и охотно согласился отпустить ее до конца дня.
— Мне нравится ваша решительность, Дженнифер, — сказал он на прощание.
— Надеюсь, вам хватит хладнокровия и ума направить ее в нужное русло.
— Будь осторожна, — напутствовала подругу Стейси.
— Знаешь, я бы никогда не отважилась на столь рискованное предприятие. Наверное, твой приятель действительно достойный человек. Ты ведь познакомишь меня с ним, да? Ну-ну, не хмурься. Обещаю, что не стану подвергать испытанию его чувство к тебе. Я сегодня задержусь на работе, так что в случае чего звони. Успехов тебе.
— Спасибо, Стейси.
Дженнифер знала, что сумеет найти выход из создавшегося положения только в том случае, если найдет в себе силы справиться с собственными страхами и сомнениями. Иначе ей никогда не стать для Мартина опорой и поддержкой.
Зная, что Доналд Макнейл наблюдает только за главным входом, она воспользовалась одним из служебных и, оказавшись на улице, сразу же взяла такси.
План, созревший у Дженнифер во время разговора с Мартином, был прост, но не лишен риска. Конечно, слишком многое в нем зависело от удачи, но внутренний голос подсказывал Дженнифер, что сегодня у нее все получится.
Мартин рассказывал ей о ресторане, в котором при заказе определенного блюда клиенту продают наркотики, но умолчал, как называется заведение.
Дженнифер рассчитывала, что сумеет узнать это у Саймона, хозяина «Последней мили». Саймон никогда не баловался наркотиками, но, общаясь с самыми разными людьми, всегда располагал самой свежей информацией о темных сторонах жизни Лос-Анджелеса.
Опираясь на опыт, почерпнутый из детективных фильмов, Дженнифер вышла из такси за квартал до «Последней мили» и оставшуюся сотню метров преодолела пешком. На улицах было немноголюдно, и никто, хотя бы отдаленно напоминающий зловещего Эстебана Сантьяго, на глаза ей не попался.
Саймон, как обычно стоявший за стойкой бара, приветствовал Дженнифер широкой улыбкой.
— Рад тебя видеть, детка. Выпьешь что-нибудь?
— Спасибо, Саймон, у меня мало времени.
— Нехватка времени — по-прежнему твоя главная проблема?
Он усмехнулся.
— Джессики сегодня нет, но, надеюсь, это тебя не очень огорчит, ведь я же здесь.
Дженнифер рассмеялась.
— Ты-то мне и нужен.
— Хочешь вернуться? Какие-то проблемы с хозяином шикарного особняка?
Саймон внимательно посмотрел на нее.
— Выкладывай.
Не зная, с чего начать, Дженнифер окинула взглядом полупустой зал. С этим местом у нее были связаны теплые воспоминания: здесь всегда царила непринужденная атмосфера, — здесь работали Саймон и Джессика, ставшие ее друзьями, здесь она впервые увидела Мартина. Как бежит время!
— Послушай, у меня небольшая проблема, — сказала Дженнифер, понизив голос.
— Я не могу вдаваться в подробности, но мне нужно знать название ресторана, где, заказав определенное блюдо, получаешь наркотики. Он расположен где-то на побережье и специализируется на латиноамериканской кухне.
Саймон покачал головой.
— Тебе известно мое отношение к наркотикам. В таких местах не любят чужих, и мне бы не хотелось, чтобы с тобой что-то случилось. Если тебе нужны…
Дженнифер покачала головой.
— Мне ничего не нужно, Саймон. И я объясню тебе, в чем дело, но только позже. Поверь, это очень важно для меня.
Он задумчиво кивнул.
— Что ж, я тебе скажу. Есть одно заведение, оно открылось сравнительно недавно, и мне рассказывала о нем… одна знакомая.
Дженнифер не смогла удержать улыбку.
— Из тех, которые не дают тебе умереть от скуки по уик-эндам? Ах, Саймон, Саймон, гореть тебе в аду.
— За что? — удивленно спросил он.
— Я ведь никому ничего не обещаю, кроме приятного времяпрепровождения!
— Ну ладно. Итак?…
— «Пасифик Драйв». Но не жди от меня большего.
— Спасибо, Саймон.
Дженнифер похлопала его по руке.
— Надеюсь, я когда-нибудь смогу тебя отблагодарить.
— Совместным уик-эндом.
— Пусть это будет ланч. Пока.
— Пока.
Он подмигнул ей и, посерьезнев, добавил:
— Береги себя.
Раздобыв необходимую информацию, Дженнифер могла перейти ко второй, основной части плана: отправиться в «Пасифик Драйв», выбрать какое-нибудь экзотическое блюдо и посмотреть, принесут ли ей наркотики. В случае успеха у нее появится та самая улика, которой не хватает полиции, чтобы предъявить обвинения Эстебану Сантьяго.
О том, что предпринять в случае неудачи, Дженнифер старалась не думать. Впервые в жизни она собиралась сыграть в рискованную игру, проигрыш в которой сулил крупные неприятности. Но выигрыш вполне оправдывал любой риск. Кроме того, возможно, Мартин был прав, когда говорил, что ей присущ авантюризм. Если взглянуть со стороны — разве не авантюра ее роман с полицейским?
Дженнифер подняла руку, и к тротуару тут же подкатил желтый автомобиль, за рулем которого сидел молодой темнокожий парень.
— Куда, малышка? — спросил он, покачивая головой в такт доносящейся из приемника музыке.
— «Пасифик Драйв», — коротко сказала Дженнифер, забираясь на сиденье.
— И, если можно, побыстрее.
Водитель широко улыбнулся.
— Обижаешь, сестренка.
— Черт бы тебя побрал, Хендерсон! — прорычал лейтенант Чиверс, сверля Мартина пронзительным взглядом маленьких серых глаз.
— От тебя одни неприятности. Ты понимаешь, что втянул в дело гражданское лицо?
— Непреднамеренно, сэр.
Мартин стоял у стены в кабинете начальника, ожидая, когда гнев Чиверса начнет спадать.
Лейтенант хлопнул ладонью по столу, отчего стопка папок опасно накренилась, угрожая вот-вот рухнуть на пол. Судя по всему, Чиверс разозлился не на шутку. Мартин понимал его состояние и не обижался ни на крик, ни на крепкие слова, брошенные ему в лицо шефом. Он и сам проклинал себя за то, что подверг опасности человека, ближе которого не было в целом мире. Но что толку посыпать голову пеплом и бить себя кулаком в грудь? Все крепки задним умом.
Теперь Мартин понимал, что Дженнифер оказалась самой сильной из всех женщин, которые ему до сих пор встречались. Она преодолела детские страхи, поставила на ноги брата и не поддалась панике, узнав об угрозе собственной жизни. Когда на нее накатывали приступы беспокойства, она справлялась с ними самостоятельно. Он убедился в этом сегодня утром. Но несколько дней назад, узнав, что за Дженнифер следит Сантьяго, он принял неверное решение. Тогда Мартину представлялось, что неведение наилучшим образом оградит Дженнифер от опасности.
Была еще одна причина, почему он промолчал. Причина, признаваться в существовании которой Мартину не хотелось даже самому себе. Узнав правду, Дженнифер могла уйти от него. Пока этого не случилось, но возможность именно такой реакции с ее стороны сохранялась до сих пор. А если Дженнифер потеряет доверие к нему, усомнится в его способности защитить ее, если уйдет… Об этом Мартин старался не думать.
Чиверс закурил. Он делал это нечасто, и все подчиненные знали, что сигарета в зубах шефа — признак крайнего недовольства.
— Ты допрашивал свидетелей, не имея на то никакого права, — прорычал Чиверс.
— Не допрашивал, сэр. Вел дружеские разговоры, не более того, — смиренно возразил Мартин.
— Дружеские разговоры… — пробурчал лейтенант.
— Черта с два! Как твое плечо?
— Немного побаливает, сэр.
— Мне наплевать, что и где у тебя побаливает. Ты можешь двигать рукой?
— В общем… да.
Мартин поморщился, вдохнув едкий сигаретный дым. Чиверс покупал самые крепкие и самые дешевые сигареты, заботясь, вероятно, не о собственном здоровье или хотя бы об удовольствии, а о том, чтобы доставить побольше неприятностей другим.
— Вы когда-нибудь играли в футбол, лейтенант?
Чиверс нахмурился.
— Не заговаривай мне зубы, Хендерсон! И какого дьявола ты суешь нос куда не следует?
Мартин вздохнул и, решив, что буря пошла на убыль, опустился на стул.
— Понимаете, лейтенант, после смерти Брайана Шрайвера я решил, что Сантьяго…
Лейтенант махнул рукой.
— Слышать об этом не хочу. Вот схватим ублюдка с поличным, тогда и объяснишь. А сейчас проваливай. Иди к врачам. Если тебя сочтут пригодным для несения службы, приступишь с завтрашнего дня.
Мартин кивнул, понимая, что другой возможности заняться делом Сантьяго у него уже не будет.
— Ну, теперь я все знаю? — спросил Чиверс, гася окурок.
— Надеюсь, мне не придется подставлять из-за тебя задницу, Хендерсон.
— Вы знаете все, сэр.
Все, кроме того, что Дженнифер не просто его, Мартина, массажистка. Если лейтенант узнает, что здесь присутствуют личные мотивы…
Сегодня утром Дженнифер приняла его таким, каков он есть. Смирилась с тем, что он полицейский. Даже его бывшая жена — не говоря уже о других женщинах — не смогла этого сделать. На такой подарок Мартин никак не рассчитывал, учитывая, какие претензии Дженнифер могла ему предъявить. Нет, эта женщина заслуживала самого лучшего.
— Я хочу поговорить с Дженнифер Кертис.
Мартин открыл было рот, собираясь возразить, но передумал. Он стремился защитить Дженнифер, уберечь ее от опасности. Но эта игра уже сыграна, и результат не в его пользу. Теперь значение имеет только настоящее, к тому же разговор с лейтенантом Чиверсом — не слишком тяжелое испытание для женщины, уже доказавшей свою твердость.
Отныне отношения между нами будут строиться только на честности, откровенности и взаимности, поклялся себе Мартин.
— Она заканчивает работу в пять. Я привезу ее сюда в начале шестого.
Лейтенант вскинул бровь.
— Мне казалось, что ты ее пациент, не более. Я сам за ней заеду, так что не напрягайся. В конце концов ты же не обязан быть ее телохранителем!
Мартин был готов охранять Дженнифер до последнего вздоха, но не собирался спорить с лейтенантом. Вместо этого он решил, пользуясь моментом, изложить ему свой план.
— Сантьяго знает, что я не отстану от него, пока не упрячу за решетку. Поэтому-то он во что бы то ни стало хочет до меня добраться. Если предложить меня как наживку…
Зазвонил телефон, и Мартин вынужден был прерваться.
— Чиверс! — рявкнул в трубку лейтенант.
Выслушав звонившего, он пробормотал:
— Черт бы вас побрал…
. — Что случилось? — как можно небрежнее поинтересовался Мартин.
— Есть информация, которая поможет связать «Пасифик Драйв» с наркотиками. Похоже, мы сможем прикрыть это заведение.
Мартин поднялся.
— Отлично. Я поеду с вами, лейтенант. Хочу пожать руку парню, который добыл улики.
Чиверс тоже встал.
— Я поеду, но без тебя, Хендерсон. Ты идешь к врачу. И не беспокойся — мне будет приятно поздравить твою подружку.
Лейтенант ухмыльнулся, давая понять, что отношения между Мартином и Дженнифер для него не секрет.
— Что?
— Судя по всему, мисс Кертис ушла из-под носа твоего хваленого детектива и отправилась в «Пасифик Драйв», где получила то, что ей было нужно, и позвонила в полицию. Я не люблю, когда в наши дела суют нос посторонние, но, похоже, эта девчонка дала нам на руки козыри.
Лейтенант Чиверс довольно улыбался, и Мартин разделил бы с ним радость успеха, если бы не страх за Дженнифер. Она подвергла себя огромной опасности. Если с ней что-то случится… Неужели он так и не успеет сказать, что любит ее?
Любит. Какой же я идиот, что не осознал это раньше! — подумал Мартин. Почему я так долго ждал?
— У твоей подружки есть хватка, — уважительно заметил Чиверс.
— Она не моя подружка, — автоматически ответил Мартин, еще не успевший оправиться от шока, вызванного сообщением лейтенанта.
Пусть Чиверс думает что угодно, дело не в этом. Мартин стремился оградить Дженнифер от проблем и уберечь от опасностей, связанных с его работой, и вот теперь оказалось, что она способна обойтись без него. Он ей не нужен.
Но она нужна ему. Черт возьми, он же любит ее!
Любит. Снова это слово. Мартин с некоторым удивлением обнаружил, что признаться самому себе в любви к Дженнифер было не так уж и трудно. Совсем другое — сказать об этом ей. Как она отреагирует? Повернется и уйдет?
Пусть даже уйдет, только бы была жива и здорова…
— Как?…
— С ней все в порядке. Она под охраной наших ребят.
Лейтенант прищурился.
— Послушай, Хендерсон, если между тобой и ею ничего нет, то куда ты так рвешься отсюда? Я знаю, что ты не все мне рассказал, и мне это не нравится. Но правда все равно выйдет наружу.
Мартин знал, когда лучше придержать язык за зубами. А потому промолчал, надеясь, что лейтенант все же смягчится и возьмет его с собой.
Между тем шефа Мартина заботило другое.
— Что ж, если повезет, то хозяин ресторана расколется и отдаст нам Сантьяго. Надо только немного его припугнуть.
Лейтенант потер руки.
— Так что скоро ублюдок увидит небо в клеточку.
— Если раньше не доберется до Дженнифер, — пробормотал Мартин и повернулся к двери.
— Стой! — рявкнул Чиверс.
Мартин остановился.
— Давайте побыстрее, лейтенант. При всем уважении к вам ждать мне некогда. Я ухожу.
— Если хочешь вернуться на работу, Хендерсон, то отправляйся к врачу. Немедленно. Это приказ.
В этот момент у Мартина все прежнее неудовлетворение от работы и планы на будущее выкристаллизовались в одной мысли: Дженнифер. Мартин почувствовал, что сыт по горло и своей карьерой, и всей своей опостылевшей, пустой жизнью.
У него не было времени обдумать все хорошенько, но он уже знал, что не хочет больше ложиться в не согретую женским телом постель, не желает жевать на завтрак холодные сандвичи и не жаждет гоняться за негодяями вроде Сантьяго, которых потом выпускают на свободу. Свет в конце тоннеля забрезжил для него только теперь, когда в его жизнь ворвалась Дженнифер.
Мартин повернулся к лейтенанту Чиверсу, к человеку, с которым был знаком несколько лет, которого уважал и которому многим был обязан. Они понимали друг друга. Сейчас Мартин хотел бы сказать лейтенанту какие-то мягкие слова, объяснить ситуацию, но времени на это уже не оставалось.
— Извините, сэр, но к черту вашего врача. К черту участок. К черту полицию.
В этот момент значение имела только Дженнифер, и он, наверное, убил бы ее, попадись она ему под руку, а уж потом поцеловал бы и занялся с ней любовью. Он любил бы ее до изнеможения, до тех пор, пока она не взмолилась бы о пощаде, пока не могла бы шевельнуться.
Лейтенант прищурился и неожиданно ударил кулаком по столу.
— Я не собираюсь упускать Сантьяго только потому, что один из моих подчиненных думает не головой, а тем, что в штанах! Ты меня понял, Хендерсон?! Мартин не обиделся.
— Значит, договорились, — спокойно сказал он.
— Считайте, что я не ваш подчиненный, сэр.
Чиверс выругался, но спорить не стал, поняв, наверное, что детектив настроен серьезно.
— Ладно, Хендерсон, хватит. Но мы с тобой еще не закончили.
Мартин кивнул. Он объяснится с лейтенантом, но только после того, как убедится, что с Дженнифер все в порядке. Откуда, черт возьми, она узнала о «Пасифик Драйв»?! Как вообще додумалась до такого?! Будь проклята любовь — он выбьет из нее дурь!
Когда они подъехали к ресторану, окруженному полицейским кордоном, Мартин дрожал от возбуждения. Машина не успела остановиться, а он уже открыл дверцу и выпрыгнул на тротуар.
— Эй, Хендерсон, и ты еще хочешь убедить меня в том, что она не твоя подружка?! — крикнул ему вслед лейтенант Чиверс.
Мартин не слышал — он бежал к ресторану, подгоняемый яростью и страхом.
— Все оказалось легче, чем я думала, — сказала Дженнифер.
Полицейский в общем-то и не слушал ее.
Ему было поручено охранять женщину, а не снимать с нее показания. Кроме того, Дженнифер уже поведала свою историю детективу Уоткинсу, который сразу же позвонил лейтенанту Чиверсу. Потом он ненадолго оставил ее, а когда вернулся, то угостил холодной пепси. Все то время, пока Дженнифер сидела в патрульной машине, ее не оставляло предчувствие, что с минуты на минуту сюда примчится Мартин и тогда ей придется несладко.
Все действительно получилось куда проще, чем Дженнифер предполагала. Посетителей в «Пасифик Драйв» оказалось не более десятка, в основном респектабельного вида люди средних лет, изысканный интерьер, никакой музыки, официанты в национальных латиноамериканских костюмах — все создавало атмосферу комфорта.
Поборов смущение, Дженнифер уселась за угловой столик, просмотрела меню и, поразмыслив, выбрала блюдо под волнующим воображение названием «Летние грёзы», за которым скрывался вполне заурядный овощной салат, щедро приправленный острейшим красным перцем. Сделав заказ, она вопросительно посмотрела на официанта, молча кивнувшего в ответ.
Спустя пять минут Дженнифер принесли поднос с тарелкой «Летних грёз» и с двумя пастилками. У Дженнифер хватило выдержки проглотить салат, хотя от обилия перца обожгло горло, а глаза прямо-таки вылезали из орбит. Потом она вышла на улицу и позвонила в полицию из ближайшего таксофона. Шесть-семь минут томительного ожидания показались Дженнифер вечностью.
Приехавшие полицейские окружили ресторан, но никаких решительных мер не предпринимали — не было ордера на обыск. Как поведут себя хозяева заведения и обслуживающий персонал? Удастся ли получить показания против Сантьяго? Дженнифер надеялась на благополучный исход. Вспоминая голос человека со шрамом, без особого труда нашедшего ее в огромном городе, она едва сдерживала нервную дрожь.
Теперь, сидя в полицейской машине, где ей ничто не угрожало, Дженнифер спрашивала себя, откуда у нее взялась смелость войти в ресторан. Впрочем, с самого начала ее не оставляло предчувствие, что все будет хорошо. Она совсем не была похожей на работающего под прикрытием полицейского и ни у кого из работников ресторана не должна была вызвать подозрений. И все же опасность сохранялась: Дженнифер не знала, где Сантьяго. Ей удалось перехитрить Доналда Макнейла, но не последовал ли за ней человек со шрамом? Она ввязалась в эту авантюру, потому что не хотела, чтобы Мартин рисковал из-за нее. Потому что она любила его. А когда Дженнифер любила, она преодолевала все. Так было раньше, с Коннором, так будет и сейчас, с Мартином.
Она закрыла глаза, представляя, с какой яростью он обрушится на нее, какие слова сорвутся с его губ. Ну и что? Зато они сделали шаг к тому, чтобы избавиться от Сантьяго. Когда полиция установит связь между ним и продающимися через ресторан наркотиками, дело будет закрыто.
Это дело. Но за ним последует другое. И еще. И еще. До конца жизни.
Хватит ли у нее сил на такую жизнь? Каждый день думать о том, вернется ли он домой живым и здоровым? Да и захочет ли Мартин возвращаться к ней? Может быть, ему больше по вкусу короткая связь? Связь. Какое безликое, холодное слово для столь горячих отношений…
Кто-то ударил по дверце машины, и Дженнифер вздрогнула.
— Откройте, черт возьми! — послышался знакомый голос.
— Это Хендерсон.
Дженнифер втянула голову в плечи и бросила взгляд на полицейского, сидевшего впереди. Тот, вероятно, узнал коллегу, потому что открыл дверцу и вышел из машины.
Спустя пару минут передняя дверца захлопнулась, задняя распахнулась и перед Дженнифер появилось лицо Мартина.
Перекошенное и побагровевшее, со стиснутыми зубами и мечущими огненные стрелы глазами, оно показалось Дженнифер еще страшнее оттого, что Мартин молчал.
Молчание стало невыносимым.
— Мартин?
Он сделал то, чего Дженнифер никак не ожидала: наклонился, стиснул ее лицо обеими руками и поцеловал так крепко, что у нее перехватило дыхание. В этом поцелуе не было нежности и теплоты, а только горячая страсть и жажда обладания. Огонь, снедающий Мартина, тут же перекинулся на Дженнифер, и, покорная вспыхнувшему в ней желанию, она подалась навстречу.
Мартин отстранился.
— Мне только надо было убедиться, что ты жива и здорова. Похоже, все в порядке.
Он пригладил взъерошенные волосы, и Дженнифер заметила, как сильно дрожит его рука.
— Да, все в порядке.
- Вижу. И теперь я могу задушить тебя. О чем, черт побери, ты думала?! — заорал Мартин, давая волю переполнявшей его злости.
— Что тебе взбрело в голову?!
Дженнифер закрыла глаза. Раньше Мартин никогда не кричал на нее.
— Что ты молчишь?! Нечего сказать?! — продолжал бушевать Мартин.
Она открыла глаза и с деланным спокойствием пожала плечами.
— Разве я сделала что-то плохое? Мартин протянул к ней руки, словно хотел схватить Дженнифер за горло, но удержался, правда, на всякий случай отступил от машины еще на полшага.
— Тебя могли убить.
Дженнифер промолчала.
— Почему ты позвонила в полицию, а не мне?
Она понимала его злость, негодование и обиду. Но главной целью ее плана было отвести беду от Мартина и добыть улики против Сантьяго.
— Но ведь ты сейчас в отпуске. Адвокаты Сантьяго могли прицепиться к этому и заявить, что ты все подстроил. Например, из мести. Его вполне могли снова отпустить.
Видя, что Мартин молчит, видимо признавая ее правоту, Дженнифер воодушевленно продолжила:
— Я хотела помочь тебе, понимаешь? А потом, когда приехала полиция, меня посадили в эту машину и уже не выпускали.
Он вздохнул и едва заметно кивнул, соглашаясь с ее объяснениями, но не желая отступать от своей точки зрения.
— Сейчас тебе придется сделать заявление, а потом мы сможем поехать домой.
— Я уже все рассказала тому полицейскому, который сидел в машине. Разве этого недостаточно?
— С тобой хочет поговорить лейтенант Чиверс. Потом мы отправимся в участок, и ты напишешь официальное заявление. Таков порядок. И запомни — ты не выйдешь из особняка, пока Сантьяго не окажется за решеткой.
— Тебе не кажется, что это чересчур? — попробовала возмутиться Дженнифер.
— Не испытывай мое терпение и не задавай глупых вопросов. Помолчи.
Мартин опустился на заднее сиденье, и теперь их разделяло не более полуметра. Дженнифер чувствовала его злость. И страх. И еще его запах — особенный мужской запах, заполнивший весь салон.
— Отныне ты будешь делать то, что я скажу.
Мартин сказал это жестко, почти грубо, но Дженнифер не обиделась, так как понимала, что кроется за его тоном. Протянув руку, она дотронулась до небритой щеки Мартина и прошептала:
— Извини, что напугала тебя.
Он даже не повернул головы.
— Ты представляешь, что могло случиться, если бы Сантьяго обнаружил тебя в ресторане?
Дженнифер поёжилась.
— Так ведь не обнаружил же.
— Но мог!
Выражение лица Мартина оставалось угрюмо-сосредоточенным, а в голосе по-прежнему звучали холодные, стальные нотки.
— Мартин…
Он вздохнул и наконец повернул к ней голову.
— Дженнифер…
— Хендерсон, вылезай из этой чертовой машины! — прогремело совсем рядом, и тут же кто-то громыхнул кулаком по крыше автомобиля.
— Похоже, кому-то очень хочется тебя видеть.
Дженнифер попыталась выглянуть в окно, но Мартин удержал ее.
— Да. У лейтенанта ко мне такие же чувства, как и у меня к тебе, — пробормотал он.
Машина дрогнула от второго удара.
— Быстро!
Дженнифер сложила руки на груди.
— Тебя зовут.
Мартин кивнул, открыл дверцу и вышел на тротуар. Дженнифер снова осталась одна. Что ж, может быть, сейчас оно и к лучшему. Есть время подумать о том, как успокоить Мартина. Жаль, конечно, что она доставила ему неприятности, но пусть и он постарается понять ее мотивы. В том, что она сделала, не было ничего плохого. Разве женщина не должна всеми доступными ей средствами защищать того, кого любит?
Дженнифер не сомневалась: случись ей еще раз оказаться перед таким же выбором, она поступила бы точно так же.
После двух изнурительных часов, проведенных в участке, Мартин наконец отвез Дженнифер в особняк.
Операция увенчалась успехом. Полиция конфисковала наркотики и задержала для допроса весь персонал ресторана. И лейтенант Чиверс, и Мартин не сомневались, что кто-то из служащих укажет на Сантьяго, после чего останется только арестовать наркодельца и препроводить в тюрьму. Дилетантка Дженнифер сделала то, чего не удавалось сделать детективам.
Мартин немного успокоился. Обдумав все случившееся, он пришел к выводу, что Дженнифер не могла поступить иначе. Она всегда делала то, что считала нужным. Жизнь приучила ее не перекладывать ответственность на других, а решать все самостоятельно. Кроме себя, винить ему некого — следовало предугадать возможное развитие событий, чтобы не допустить самостоятельных действий с ее стороны. Бессмысленно размахивать кулаками после драки, но и поощрять Дженнифер на дальнейшие авантюры недопустимо.
В холле их встречали Синтия и Гордон.
— У нас все в порядке, мистер Хендерсон, — доложил садовник.
— Похоже, бедняжка соскучилась по мисс Кертис, — добавил он, когда кошка принялась тереться о ноги Дженнифер, просясь на руки.
— Да уж не по мне, — раздраженно пробормотал Мартин.
— Ты все еще не в духе, — ласково пожурила его Дженнифер.
— С какой стати мне быть в духе? — с едва прикрытым сарказмом осведомился Мартин.
Она улыбнулась.
— Могу назвать несколько причин.
— Это нетрудно. Во-первых, мне не позволили вести допрос служащих. Этим занимается Эрик. Во-вторых, лейтенант…
— Я слышала, как лейтенант Чиверс сказал, что тебя не подпустят к делу, пока врач не подтвердит твою полную профессиональную пригодность, — напомнила Дженнифер.
— Что ж, в этом я сам виноват, — с горечью признал Мартин.
— Чиверс просто взъелся на меня из-за тебя. Полиция не любит, когда кто-то, возомнив себя героем, начинает делать ее работу.
Мартин рассчитывал провести частное расследование, зная, что рискует, и готовя себя к возможному уходу со службы. Надеясь схватить Сантьяго практически в одиночку, он учел, как ему казалось, все. Все — кроме того, что Дженнифер вздумает проявить свою проклятую независимость.
— Послушай, я могу сказать Чиверсу, что процесс реабилитации идет успешно, — великодушно предложила она, — заверить его, что тебе вполне по силам пройти контрольное тестирование.
— Ты так думаешь? — встрепенулся Мартин.
Они ведь почти не занимались этим дурацким массажем, предпочтя другой курс, куда более увлекательный.
— Давай посмотрим фактам в лицо. Твое плечо в гораздо лучшем состоянии, чем я предполагала. Тебе не нужны ежедневные занятия со специалистом. Я могу помочь, сделать так, чтобы ты быстрее вернулся на службу.
Дженнифер с надеждой посмотрела на Мартина.
— Я согласна, хотя мне не очень хочется, чтобы ты снова подвергал себя опасности.
Мартин покачал головой. Он тоже не хотел, чтобы Дженнифер подвергала себя опасности, но, похоже, она этого не понимала. Ее предложение было бескорыстным, искренним… Однако в душе Мартина еще тлела злость, и он не мог позволить себе смягчиться.
— Спасибо, но так не пойдет.
Зачем мне ее помощь, если я не желаю возвращаться на службу? — рассудил Мартин. Все, что мне нужно, — это довести до конца дело Сантьяго.
— Почему?
Дженнифер шагнула ему навстречу.
В этом огромном особняке множество комнат. Но где укрыться от Дженнифер? Куда спрятаться от волнующего аромата, исходящего от ее волос? Как избавиться от желания, уже растекающегося по телу и влекущего к ней?
Дженнифер сделала еще один шаг. Гордон, бормоча что-то под нос, незаметно удалился, и они остались вдвоем.
— Не злись на меня! — взмолилась Дженнифер.
— Со мной ничего не случилось, и я знала, что делала. У меня был план. Я приняла меры предосторожности, запаслась баллончиком со слезоточивым газом. Мне ничего не грозило.
— Много пользы от твоего баллончика, если бы ты столкнулась с убийцей!
Мартин видел, как блестят ее глаза. Блестят от возбуждения, от радости успеха. Ему было хорошо знакомо это состояние. Пытаться сейчас образумить Дженнифер бесполезно.
— Сделай мне одолжение, — попросил он.
Она удивленно вскинула брови.
— Какое?
— Помолчи. Каждый раз, когда ты начинаешь говорить, все становится не лучше, а только хуже.
Дженнифер напряглась.
— А говорить будешь ты? Ты всегда прав. Даже тогда, когда хотел стать приманкой для Сантьяго. И теперь злишься на меня, за то, что я сделала то же самое?!
— Да. Ты чертовски права. Я злюсь. Когда я охотился за Сантьяго, я делал свою работу. Ты здесь ни при чем. У тебя нет ни подготовки, ни опыта. Ты убежала от телохранителя, нанятого для твоей защиты.
Мартин едва удержался, чтобы не ткнуть в Дженнифер пальцем. И, поняв, что сорвался на крик, отступил на шаг, упершись в стену. Дальше отступать было некуда. Дженнифер перекрыла все пути, надвигаясь на него своим роскошным молодым телом, таким желанным и близким.
Очевидно, не осознавая, что пересекает границу, Дженнифер сделала протестующий жест рукой.
— Ты в отпуске.
Избранная ею тактика явно свидетельствовала о том, что Дженнифер перехватила инициативу. Ни малейшего признака страха или неуверенности. Никакого беспокойства. Она наслаждалась собой. Еще бы, поймала Сантьяго и не уступила Мартину.
Мартин признавал, что у нее есть основания для триумфа, и даже радовался этому. Ее твердость и решимость действовали на него не меньше, чем ее красота. Но злость еще не прошла, и Мартину никак не удавалось заставить Дженнифер понять всю серьезность ситуации. Теперь, когда канал сбыта перекрыт, Сантьяго оказался загнанным в угол. Он не знал, кто его выдал, не знал, кому можно доверять.
Загнанный зверь опасен вдвойне и способен на самые непредсказуемые действия. Мишенью для Сантьяго вполне мог стать и Мартин. А это означало, что Дженнифер должна быть предельно осторожной. Лейтенант отдал распоряжение удвоить охрану вдовы Брайана Шрайвера и приказал связаться с полицией того района Испании, где отдыхала у подруги Фелисити. Оставалась Дженнифер. Она обязана согласиться какое-то время жить под наблюдением. Именно это и собирался внушить ей Мартин.
Зазвонил телефон.
— Хендерсон, слушаю.
— Это Уоткинс.
— Да, Эндрю. Что нового?
— Есть информация о Сантьяго. Нам удалось узнать его новый адрес. Там же находится и лаборатория. Уже собрались выезжать, но тут позвонил сам Эстебан. Заявил, что желает сдаться. Но… — Эндрю замялся.
— В чем дело? Что-то не так? — встревожился Мартин.
— Как тебе сказать, приятель… Он хочет видеть тебя. Говорит, что не может появиться на улице, опасается получить пулю в спину. Вот такие дела.
Только трус способен выстрелить кому-то в спину, подумал Мартин. И только трус может ожидать, что кто-то собирается так поступить с ним.
— Я приеду, — сказал он и повесил трубку.
— Что-то случилось? — спросила Дженнифер.
Он кивнул.
— Мне надо быть в участке.
— Сантьяго?
— Да.
В ее глазах мелькнул прежний страх, но тут же исчез. Мартин уже знал, что Дженнифер способна контролировать свои чувства и готова пойти на любой риск, а потому не мог ей доверять, не мог оставить ее одну.
— Так что все-таки происходит?
— Подожди, мне надо собраться.
— Хорошо.
Дженнифер прошла в кухню, чтобы приготовить сандвичи и кофе. День выдался напряженным, а она съела всего лишь овощной салат в «Пасифик Драйв». У Мартина, вероятно, вообще маковой росинки во рту не было. Положив сандвичи на тарелку, Дженнифер села к столу, дожидаясь, пока будет готов кофе.
Мартин, наверное, поднялся к себе за оружием, размышляла она. Мне нужно либо вытянуть из него правду, либо пойти вместе с ним.
В кухню вошел Мартин. Он успел умыться и переодеться. Увидев его, Дженнифер вскочила.
— Расслабься, ладно? — попросил Мартин, беря ее за руку.
— И не волнуйся, я скоро вернусь.
Его слова совсем не успокоили Дженнифер, но она все же села. Мартин опустился на другой стул.
— Спасибо за сандвичи. Я действительно проголодался. Кстати, тебе тоже надо перекусить.
— Я приготовила кофе. Будешь?
— Ммм, — пробормотал он, впиваясь зубами в сандвич.
Дженнифер разлила кофе по чашкам.
— И все же, куда ты идешь?
Мартин поднял голову и, прищурившись, посмотрел на Дженнифер.
— Я скажу, но только при одном условии.
Она кивнула, выражая свое согласие.
— Обещай, что не выйдешь из особняка, пока я не вернусь или не позвоню.
Дженнифер раздраженно фыркнула.
— Как я могу обещать это, не зная, что ты собираешься мне сказать? Так нечестно.
Мартин устало вздохнул и попросил:
— Послушай, не создавай мне дополнительных проблем. Я все тебе расскажу, но ты останешься в особняке, где будешь в безопасности.
Дженнифер хотелось бы согласиться, но она не могла. Раз Мартину необходимо взять с нее обещание никуда не ходить, значит, снова возникла какая-то опасность. Так что же, сидеть и ждать у моря погоды, в то время как Мартин, возможно, будет под пулями?
— Скажи мне, куда ты идешь, а я сама решу, могу или нет давать такое обещание.
Мартин вздохнул и потер шею.
— Сантьяго собирается сдаться. Но ему нужно, чтобы я был в участке. Туда я и поеду.
Дженнифер удивило, что человек, убивший полицейского, собирается сдаться так легко. На что он надеется? Почему не пытается скрыться или затаиться в какой-нибудь щели, где его никто не найдет? Еще больше Дженнифер удивило, что Мартин сообщил, куда направляется.
— Ты идешь в участок? Но ты же в отпуске! И я собственными ушами слышала, что лейтенант Чиверс запретил тебе заниматься делом Сантьяго. Ты чего-то не договариваешь.
Мартин закатил глаза.
— Чего я не договариваю?
— Не знаю. Может быть, Сантьяго что-то задумал…
— Черт побери, обязательно быть такой сообразительной?! У меня нет времени на объяснения. Сантьяго хочет, чтобы я был в участке, когда он придет сдаваться. Ну, теперь ты обещаешь никуда не выходить?
— Нет.
Дженнифер не собиралась уступать, зная, что Мартину грозит какая-то опасность.
— Откуда у тебя такое упрямство…
— Я всегда была упрямой. И когда я люблю человека, то не могу позволить ему рисковать собой в одиночку.
Мартин ошеломленно смотрел на нее, не зная, что сказать, а Дженнифер не хотела отказываться от сказанного. Такие слова не произносят в спешке или необдуманно, и они лишь подтвердили ее чувства.
— Возьми меня с собой, — настойчиво сказала Дженнифер.
— Нет. Вот мое последнее предложение. Пообещай, что никуда не уйдешь, и я обещаю скоро вернуться.
Ситуация складывалась тупиковая.
— Хочу, но не могу.
Дженнифер начала подниматься из-за стола.
— Пожалуйста, пойми меня.
— Надеюсь, ты действительно этого хочешь, — пробормотал Мартин, открывая черную сумку, которую принес из своей комнаты.
— Я не могу допустить, чтобы ты еще раз рисковала собой, и не хочу, чтобы с тобой случилось то же, что и с Брайаном.
Брайан Шрайвер. Погибший напарник Мартина, вспомнила Дженнифер.
— Извини, но ты не оставляешь мне других вариантов.
Мартин встал. Дженнифер недоуменно посмотрела на него и… на ее запястье щелкнул наручник, другой уже был прикован к стулу.
— Что ты делаешь?! — возмутилась Дженнифер.
— Я не могу поступить иначе. Не могу положиться на твое благоразумие. Если бы ты пообещала, мне не пришлось бы идти на крайние меры. Постараюсь вернуться как можно скорее. Не скучай.
Он положил в карман ключи от наручников, потом вышел и через минуту вернулся с несколькими журналами, которые положил на стол.
— Еще раз извини за неудобства. Мартин вышел из кухни, оставив дверь слегка приоткрытой, и Дженнифер шагнула к окну. Стул не мешал ей передвигаться, но выйти с ним на улицу было бы нелепо.
Она вздохнула, чувствуя, что ее предали. Дженнифер было наплевать на его извинения и чувства, наплевать на то, что она в общем-то сама спровоцировала Мартина на этот шаг.
— Предатель.
Дженнифер знала, что могла дать обещание, но не желала лгать Мартину. Понимая, что ничего другого не остается, она принялась листать журнал, но ее мысли были заняты другим.
Время шло, Мартин не возвращался, и постепенно возбуждение Дженнифер спало. Ожидание могло затянуться, и она, отложив журнал, включила телевизор. Ток-шоу, мыльная опера, идиотская комедия и реклама, реклама, реклама.
Устало вздохнув, Дженнифер выключила телевизор и вернулась к журналам.
Судя по почтовому ярлычку на обложке, их выписывала Фелисити, и Дженнифер подумала, что, может быть, найдет что-то интересное для себя. Уже в первом журнале она наткнулась на богато иллюстрированный репортаж, в котором, в частности, шла речь об «Айскрим Парк».
Ей сразу вспомнился вечер, который они с Мартином провели в этом кафе, и последовавшая за ним бурная ночь. Но теперь ее мысли потекли в другом направлении. Дженнифер подумала о том, как, должно быть, старался Мартин найти место, которое станет для нее чем-то особенным и значительным. Как он хотел дать ей то, чего ей так не хватало в прошлом. Мартин поверил ей, когда она рассказала о человеке со шрамом, не отмахнулся от ее подозрений. Потому что заботился о ней. Конечно, Дженнифер не простила того, что Мартин приковал ее к стулу, но если он сделал это, руководствуясь теми же мотивами, которые привели ее в «Пасифик Драйв», то она могла его понять.
Забота. Любовь. Будущее. Вот и все, чего она сейчас хотела. Разве можно спокойно смотреть на то, что Мартин уйдет из ее жизни? Смотреть и ничего не делать? Это все равно что безучастно наблюдать, как он гибнет под пулями. Нет, нельзя. Она не отдаст его без борьбы. Она будет бороться за него. За них обоих. Только теперь Дженнифер осознала, что готова смириться с его рискованным образом жизни, потому что жизнь без него представлялась невозможной. У нее не было выбора.
Дженнифер положила журнал на стол. Сидевшая на соседнем стуле Синтия соскочила на пол и подошла к двери.
Входная дверь открылась.
— Предатель, — пробормотала Дженнифер.
Кто-то вошел в холл.
— Мартин! — позвала Дженнифер.
Молчание.
— Ты пришел освободить меня? Звук тяжелых шагов.
— Поспеши, может быть, я еще успею простить тебя.
В холле мяукнула Синтия. Дженнифер вдруг стало не по себе.
— Мартин?… — неуверенно позвала она.
Дверь открылась…
Эстебан Сантьяго сидел в кабине взятого напрокат «крайслера». Время шло, а нужный ему человек все еще не появился.
Хозяин ресторана позвонил ему два часа назад и сообщил, что полиция окружила заведение. А еще через час Сантьяго узнал и детали.
Итак, этот проклятый коп все-таки взял верх, хотя и с помощью подружки. Сантьяго не сомневался, что эта цыпочка оказалась в «Пасифик Драйв» не случайно, а. по поручению Хендерсона. Кто бы мог подумать! Канал сбыта наркотиков готовился не одну неделю, но и прибыль, получаемая в ресторане, превышала все предварительные расчеты.
В первые минуты после получения известия Сантьяго не думал ни о чем, кроме мести. Потом, успокоившись, он проанализировал ситуацию и пришел к выводу, что все не так уж и плохо. У него есть деньги, есть опыт, а значит, дело можно наладить и в другом городе. А вот из Лос-Анджелеса нужно убираться — здесь становится слишком жарко.
Но, перед тем как уехать, он должен рассчитаться с Хендерсоном и с Дженнифер Кертис, с двумя людьми, вставшими у него на пути. Придуманный им план не гарантировал стопроцентного, успеха, но Сантьяго любил риск.
В стекло постучали.
— Открой дверцу, — буркнул подошедший и, устроившись на заднем сиденье, облегченно вздохнул. — Почему ты не убрался из города? К вечеру тебя будет искать вся полиция Лос-Анджелеса.
Сантьяго усмехнулся.
— К вечеру меня здесь не будет. А не убрался я потому, что за мной должок.
— Сдался тебе этот Хендерсон…
— Не только он. Умереть должны двое.
— Послушай, — собеседник Сантьяго понизил голос, — я тоже многим рискую…
— Заткнись! За два года ты получил не так уж и мало. Сегодня поможешь в последний раз.
— Что мне надо сделать?
— Я хочу, чтобы ты выманил Хендерсона из дому. Придумай что-нибудь, на что он клюнет. Отвлеки его хотя бы на пару часов.
Человек на заднем сиденье с сомнением покачал головой.
— Не уверен, что получится. Хендерсона на мякине не проведешь.
Глаза Сантьяго блеснули.
— Хватит ныть. Ты и так уже подвел меня с Бриксом. Сделаешь — мы квиты. Подведешь меня еще раз — в полиции узнают, кто подставил Брайана Шрайвера. Надеюсь, ты все понял.
Его собеседник ответил не сразу.
— Ладно, — подумав, согласился он.
— Я вытащу Хендерсона из дому. Но тебя завтра в городе быть не должно.
Сантьяго рассмеялся.
— Не бойся, амиго. Я заинтересован в этом не меньше тебя. А теперь — проваливай!
Он завел двигатель и, услышав, как хлопнула задняя дверца, тронулся с места.
Итак, оставалось только дождаться, пока Хендерсон выйдет из дома, оставив подружку одну. Сантьяго уже представлял, как разберется с ней, а потом, когда вернется коп, довершит свою месть.
Остановив «крайслер» в метрах пятидесяти от знакомого особняка, он закурил и взглянул на часы. Ожидание было для него привычным делом. Сантьяго занимался наркотиками уже три года и за это время успел усвоить простую истину: тот, кто умеет ждать, обязательно получит свое.
Через сорок минут из дома вышел Мартин Хендерсон.
Еще через пять минут Сантьяго вышел из машины.
Итак, Дженнифер Кертис осталась одна.
Дверь открылась, и Дженнифер увидела человека со шрамом. Охнув, она отступила к столу.
— Добрый день, сеньорита. Позвольте представиться — Эстебан Сантьяго.
Незваный гость приложил руку к сердцу и поклонился.
— Что… что вам надо?
— Возмещения убытков, моя дорогая.
Сантьяго оглядел кухню.
— Вы нанесли урон моему бизнесу. Мне полагается компенсация, не так ли?
— Я вас не понимаю.
— Сейчас поймете.
Он шагнул к Дженнифер.
— Вижу, ваш дружок предпочитает держать вас на цепи. К сожалению, у меня нет ключа, зато есть вот это.
В его руке оказался неизвестно откуда взявшийся нож с длинным тонким лезвием.
— Мартин вот-вот вернется…
— Не думаю, что это случится так скоро, но, уверяю вас, мы его дождемся.
Сантьяго подошел к Дженнифер вплотную.
— У меня есть предложение относительно того, как лучше провести это время.
Он провел рукой по ее бедру.
Дженнифер вскрикнула, словно ее ужалила змея, и потеряла сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хищник и озорница - Шелдон Дороти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Хищник и озорница - Шелдон Дороти



не плохо,правда фантазии героев меня малость достали,а так 9/10
Хищник и озорница - Шелдон ДоротиМарго
27.08.2012, 20.03





В целом мне понравилось,. но фантазии героев в начале романа, действительно, немного раздражали. И в конце все очень скомкано. Обычно читаю роман за день-ночь, но этот читала три дня.....
Хищник и озорница - Шелдон ДоротиЕлена
20.05.2015, 16.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100