Читать онлайн Хищник и озорница, автора - Шелдон Дороти, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хищник и озорница - Шелдон Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хищник и озорница - Шелдон Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хищник и озорница - Шелдон Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелдон Дороти

Хищник и озорница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Гордон только что закончил поливать цветы на клумбах. Такой вывод Мартин сделал, исходя из увиденного: пустая, но еще мокрая лейка, следы от воды на широких штанинах зеленоватых слаксов и перепачканные руки садовника.
— Как дела, Гордон? — спросил он, останавливаясь на дорожке.
— Из-за этой жары у вас, наверное, проблем хоть отбавляй. Я бы на месте Фелисити вместо цветов высадил кактусы.
— Здравствуйте, мистер Хендерсон.
Старик хотел подать руку, но вовремя остановился.
— Мне тоже нравятся кактусы, но если вы полагаете, что с ними мороки меньше, то сильно ошибаетесь. А цветы… цветы — то же, что и женщины. Без ласки, без внимания, без заботы они чахнут и вянут. Возьмите, к примеру, мою жену…
— А что, мисс Кертис еще не вернулась? — небрежно поинтересовался Мартин, бесцеремонно прерывая философские рассуждения старика.
— Нет, не вернулась.
Садовник почесал затылок.
— По крайней мере, я ее не видел.
— Хорошо, Гордон, можете идти отдыхать. Вашей жене ведь нужны ласка и внимание.
Садовник хмыкнул, подмигнул Мартину и направился к бассейну.
В доме было тихо. Войдя в холл, Мартин огляделся и, не заметив признаков присутствия Дженнифер, взбежал по лестнице на второй этаж. Та же тишина. Он постучал в дверь ее комнаты, выждал немного и толкнул дверь.
Пусто. Аккуратно застеленная постель, возможно еще хранившая тепло их тел, их запах.
Воспоминания о минувшей ночи нахлынули с такой силой, что Мартин подошел к кровати, сел на голубое покрывало и прижался лицом к подушке. Слабый, едва уловимый аромат земляники — нежный, но возбуждающий лучше любого наркотика.
Из коридора подала голос Синтия. Мартин положил подушку на место, вышел из комнаты и подхватил кошку здоровой рукой.
— Тебе тоже хочется ласки и заботы?
Синтия утвердительно мяукнула. Мартин погладил ее по шелковой шерстке и улыбнулся, увидев, как животное зажмурилось от удовольствия.
— Ну пойдем вниз.
Пока Синтия поглощала «вискас», Мартин приготовил себе легкий коктейль и уселся на стул у окна, из которого была видна дорожка.
Вскоре позвонил Эрик. Новостей оказалось немного: в пастилках нашли кокаин, Брике пока молчит, о Сантьяго никаких известий.
Мартин повесил трубку. День выдался неудачным. Визит в ресторан ничего не дал: он заказал «Потерянный рай», но не получил ничего, кроме заказанного. Никаких конфет, начиненных наркотиками. Блюдо с оригинальным названием «Потерянный рай» оказалось самым обыкновенным тортильяс. Правда, Мартин не без удовольствия съел горячую кукурузную лепешку с мясной начинкой.
Конечно, не исключено, что пароль, то есть название заказа, мог меняться ежедневно или раз в неделю. Вчера тортильяс, сегодня — паэлья, а завтра, например, сокой-ото. Он усмехнулся, вспомнив последнее название. Года два назад, обедая в ресторане с Фелисити, они наткнулись в меню на необычное блюдо, дававшее, как объяснил официант, силу мужчинам и женщинам. Каково же было их удивление, когда оказалось, что силу мужчинам и женщинам дает самый обычный салат из шпината.
Мартин посмотрел на часы. Вот это да! Дженнифер опаздывала почти на час! Где же она может быть? Стараясь не поддаваться беспокойству, он попытался найти разумные объяснения ее задержке. Во-первых, ей могли поручить какое-то срочное дело на работе. Во-вторых, она могла заглянуть в «Последнюю милю» проведать друзей. В-третьих…
Черт возьми, интуиция подсказывала Мартину, что все не так.
Он перешел в гостиную и включил телевизор, но уже через пару минут с раздражением выключил его и снова посмотрел на часы. Улегся на софу. Полистал журнал. Красотки с ослепительными улыбками напоминали о Дженнифер. Черноволосые красавицы — о Сантьяго, рыщущем по улицам города в поисках жертвы.
Мартин постарался убедить себя в том, что ничего плохого с Дженнифер случиться не может, что Доналд отлично знает свое дело, что еще далеко не поздний вечер. Но логика и здравый смысл — плохие помощники в ситуации, созданной игрой воображения.
Прошел еще час. Мартин договорился с Доналдом, что тот позвонит, если Дженнифер будет очень опаздывать. Но, может быть, для Доналда два часа это не «очень».
Проклиная все на свете и прежде всего самого себя, Мартин как тигр в клетке метался по гостиной, то сверля взглядом телефон, то посматривая на неумолимо отсчитывающие секунды часы, потом перешел в кухню, но выдержал там не больше трех минут.
Когда в гостиной зазвонил телефон, Мартин, стоявший у окна, подскочил к нему одним прыжком и рявкнул в трубку:
— Хендерсон!
— Эй, приятель, что это с тобой?
Судя по голосу, Эндрю Уоткинс, похоже, уже успел снять напряжение рабочего дня парой стаканчиков виски.
— Кричишь так, словно у тебя сегодня первое дежурство.
— Все в порядке.
Мартин постарался скрыть разочарование.
— Просто жду одного звонка. Какие новости?
— Ничего особенного, но ребята раскопали кое-что насчет того парня, который раскроил башку Бриксу. Загляни завтра, ладно?
— Отлично, Эндрю. Пока.
Мартин положил трубку и поднял руку, чтобы посмотреть на часы. Но в этот момент из холла донеслось мяуканье. Он замер. Потом подошел к двери. Сердце дрогнуло. Мартин выглянул в холл.
Дженнифер только что вошла. Она стояла у еще не закрытой двери с сумочкой в одной руке и с бумажным пакетом в другой. Синтия терлась о ее ноги.
Мартин смотрел на нее целую минуту и думал, что никогда еще не видел такой красивой женщины. Такой волнующей. Такой манящей. Такой ранимой и твердой, открытой и сдержанной. Волна облегчения разом смыла все тревоги и страхи, а вслед за ней накатила волна нежности и радости.
Здравый смысл подсказывал: не подходи к ней, успокойся, возьми себя в руки.
Благоразумие требовало: усади ее на диван и объясни, в какую ситуацию ты ее вовлек.
Но все эти мысли отступали перед тем, о чем восторженно кричало сердце: она здесь! Она в безопасности! Она с тобой! И сейчас именно это было самым главным.
Почувствовав на себе его взгляд, Дженнифер подняла голову и с улыбкой, тут же уступившей место настороженности, посмотрела на Мартина.
— Привет, что случилось?
Мартин проглотил подступивший к горлу комок и шагнул ей навстречу. Никакие доводы рассудка уже не могли удержать его на месте. Он сделал еще один шаг и заключил Дженнифер в объятия.
— Ты поздно, — прошептал Мартин.
— Неужели тебе меня не хватало? — попробовала отшутиться она.
Он посмотрел ей в глаза.
— Ты даже не представляешь, как сильно.
Мартин был странно напряжен, и Дженнифер, ощутив это, усомнилась, что приняла верное решение. Увидев Мартина выходящим из больницы, она поняла, что его жизнь — это ежедневный риск. Сможет ли Мартин отказаться от своей работы? Захочется ли ей начинать все сначала? Там, у больницы, сидя на скамейке в ожидании Стейси, Дженнифер решила, что в отношениях с детективом, остающимся детективом даже в отпуске, надо ставить точку.
Но, вернувшись домой, оказавшись в объятиях Мартина, вдохнув его запах, она почувствовала, что решимость ее пошатнулась. Война разума и эмоций всегда заканчивается победой компромисса. Человек не может жить в разладе с собой, и заложенная в нем программа самосохранения обязательно найдет выход из любой, даже самой запутанной ситуации.
Еще до того, как вступить в эту связь, Дженнифер знала, что Мартин полицейский, но тогда это ее не остановило. Однако с тех пор ничего не изменилось. Ее все так же тянет к нему. Так почему бы не уступить своим желаниям? Хотя бы до конца лета.
Нет, возразил ей внутренний голос. Ты должна прекратить опасную игру, которая разобьет твое сердце. Тебе нужно думать о себе и о Конноре, о спокойном, обеспеченном будущем. В твоей жизни нет места риску, беспокойству, каждодневной тревоге. Возьми себя в руки, Дженнифер, переступи через эмоции и иди дальше. Не давай воли чувствам, потому что они сильнее любых договоренностей, любых благих намерений!
Но губы Мартина уже искали ее рот, его язык рвался к языку Дженнифер, и все остальное уже не имело значения. Он хотел ее так же, как она хотела его. Мартин нуждался в ней так же, как она нуждалась в нем, остальное было мелким и ничтожным. Он брал ее с горячей, неистовой требовательностью и отдавал себя щедро, без остатка.
Они стремились слиться воедино, стать одним существом с двумя бьющимися в едином ритме сердцами. Желание, страсть, невозможность раздельной жизни стали силой, которая сметала все барьеры опасений, неуверенности, сомнений.
Теперь, зная, какое наслаждение дает близость с Мартином, Дженнифер шла уже знакомым путем. Она просто хотела Мартина. К черту действительность, которая может развести их в разные стороны! Это лето ее фантазий, и она не откажется от него. Жизнь можно считать жизнью только тогда, когда живешь, когда берешь от нее все. Сейчас, в этот миг. Возможно, завтра что-то разлучит их, возможно, они уже никогда не будут вместе, так зачем отказываться от возможности получить то, чего хотят они оба? Дженнифер не могла ждать.
Слова им были не нужны, потому что их глаза выражали все. Дрожащие пальцы Дженнифер никак не могли справиться с пуговицами на рубашке Мартина, но, когда та наконец упала на пол, дело пошло быстрее. Через несколько секунд они уже стояли друг перед другом обнаженные, разгоряченные коротким вступлением.
— Я не могу больше ждать!.. — простонал Мартин.
— Так не жди.
Он шагнул к Дженнифер. Она тоже сделала полшага вперед. В следующий момент их тела сплелись, губы сплавились в жарком поцелуе, желание одного слилось с желанием другого.
Дженнифер знала, что все должно произойти здесь, как знала и то, что Мартин не сможет удержать ее на весу одной рукой. Оторвавшись от его губ, она прошептала:
— Обстоятельства толкают нас к разнообразию.
— Ты нравишься мне все больше.
Мартин разжал объятия и, повернув ее лицом к стоявшему у стены столику, приказал:
— Наклонись.
Дженнифер повиновалась, беспрекословно и с готовностью. Рука Мартина легла между ее ключиц, и Дженнифер наклонилась, расставив ноги и упершись ладонями в мраморную столешницу. Он встал сзади и положил руки на груди Дженнифер. Его дыхание легким ветерком касалось ее волос. Торопя Мартина, Дженнифер повела бедрами и тут же вскрикнула — он вошел в нее резко, одним мощным ударом, и застонал, прижимаясь к не тронутым загаром ягодицам, стремясь проникнуть еще глубже. Загрубевшие пальцы сжали соски, и Дженнифер замотала головой, сдерживая стон. За первым ударом последовал второй, третий… Мартин задавал ритм движению, и они будто превратились в один отлаженный механизм, в секс-машину.
Да, это был секс в чистом виде. Секс, без которого отношения мужчины и женщины становятся пресными и сухими, как лишенные соков деревья. Секс, в котором желание обладать уравновешивается желанием отдать. Секс, который дает выход всему, что накопилось: тревогам, беспокойству, злости, томлению страсти.
Дженнифер первой достигла пика — по ее телу пробежала дрожь, ноги вдруг стали ватными, а перед глазами поплыли круги.
Она, наверное, упала бы, но Мартин поддержал ее обеими руками и тут же догнал несколькими быстрыми толчками.
Он повернул Дженнифер к себе лицом, заглянул в затуманенные глаза и, не говоря ни слова, увлек наверх.
Они лежали на кровати в ее комнате, с еще влажными после душа волосами, усталые, немного смущенные, думая о своем.
Мартин корил себя за то, что ушел от действительности, что так и не сказал Дженнифер о том, какой опасности подверг ее. Увидев Дженнифер живой и невредимой, он забыл обо всем на свете. Ему нужно было убедиться в том, что она жива, избавиться от страха и беспокойства. Он это сделал, и теперь подошло время для серьезного разговора. Но…
Пока они в особняке, им ничто не угрожает. Пока он не рассказал ей о Сантьяго, пока не увидел в ее глазах разочарование и недоверие, все в порядке. И, черт возьми, ему хотелось продлить прекрасное состояние безмятежности, ощущение близости и удовлетворенности.
Мартин тронул Дженнифер за плечо.
— Пойдем в бассейн?
Она негромко рассмеялась.
— Мы совсем забыли о том, для чего я здесь.
Он усмехнулся.
— Для того, чтобы поскорее вернуть меня к нормальной жизни. Этим мы и занимаемся. А у тебя сегодня, выходной.
Они накинули халаты и, захватив полотенца, отправились к бассейну. Мартин включил освещение.
— Хочешь поплавать?
Дженнифер кивнула.
— Немного. Твоей сестре можно позавидовать. Прекрасный дом, бассейн… Наверное, когда говорят о богатых, то имеют в виду людей вроде нее.
— Наверное.
Мартин опустился на скамейку.
— Хорошая жизнь, если можешь себе ее позволить.
От нее не укрылся сдержанный холодок в его голосе. Похоже, Мартин чувствовал то же, что и она: Вся эта роскошь была чужой, отданной ему лишь во временное пользование.
— Мартин?
— Что?
Дженнифер знала, о чем хочет спросить, но не могла сформулировать вопрос так, чтобы не задеть его гордость, не оттолкнуть.
— Почему деньги для тебя такой чувствительный пункт?
Он повернулся к ней.
— Ну, если от тебя уходит жена, которой ты не смог подарить ко дню рождения жемчужное ожерелье или новенький спортивный автомобиль…
— …То всех женщин надо красить одной краской? — закончила она за него.
— Примерно так.
Итак, он был женат. Мысль о том, что Мартин любил другую женщину, болью отдалась в сердце Дженнифер. Впрочем, она же не знала о нем практически ничего.
Нет, это неправда. Она знала Мартина. Знала так близко, как очень немногие. Знала, каким он может быть. Ласковым и нежным. Неистовым и страстным. Спокойным и ироничным. Безрассудным и сильным. Пусть ей ничего не известно о прошлом Мартина — так, может быть, даже лучше. Она не собиралась делить с ним будущее, а значит, не стоит делить и прошлое. Значение имеет только настоящее, потому что прошлое — это боль, а ей достаточно и своей боли.
С другой стороны, признала Дженнифер, рассуждать так слишком поздно. Она уже рассказала ему о своем прошлом, о смерти родителей, о собственных психологических проблемах, об обстоятельствах жизни. Она доверилась ему, несмотря на риск. Пора получить что-то взамен.
Существовала и еще одна причина, из-за чего отношение Мартина к деньгам и богатству задело ее. Дженнифер честно и откровенно сообщила ему о себе, но не дала и малейшего повода полагать, будто она взялась за предложенную Фелисити работу ради устройства своей личной жизни. Как ни смотри, а ей все еще приходится работать в двух местах, чтобы свести концы с концами.
— Но я ведь не какая-нибудь охотница за чужими деньгами.
— Ты — нет.
Мартин взял ее за руку.
— Тогда почему мне кажется, что ты считаешь меня именно такой? — спросила Дженнифер.
— Извини. Я просто боюсь.
Она вздрогнула.
— Боишься? Чего?
Дженнифер полагала, что Мартину недоступно это чувство. Чего может бояться такой сильный мужчина, как он? И почему он признался ей в своей слабости?
— Ну прежде всего того, что ты сочтешь меня недостойным тебя.
Его слова прозвучали как гром среди ясного неба. Дженнифер удивленно посмотрела на Мартина.
— Что ты говоришь? Разве есть в мире хоть одна женщина, которой ты был бы недостоин?
Мартин невесело усмехнулся.
— Ты представляешь, сколько получает полицейский?
— Наверное, не меньше, чем официантка. Но, знаешь, я никогда не переживала из-за нехватки денег, не чувствовала себя несчастной. Конечно, порой мне бывало трудно, но…
Она рассмеялась.
— После смерти родителей я поняла, что счастье в нас самих, в нашем отношении к жизни.
— А вот моя бывшая жена всегда считала, что я должен сделать ее счастливой.
Мартин покачал головой.
— Для нее главным было то, сколько денег на моем счету. Самое интересное, что она еще до замужества хорошо знала, какой образ жизни я веду, что могу позволить себе и что нет. У нее ведь тоже никогда не было больших денег. Мне казалось, что у нас с ней есть нечто общее, на чем можно строить жизнь. Например, стремление иметь семью.
Дженнифер стало не по себе, когда он упомянул о семье. Ревность колыхнулась в ней, на мгновение застелив глаза белой пеленой, и тут же отступила, но не ушла совсем.
— У вас были… дети?
Дженнифер едва смогла произнести последнее слово.
Мартин покачал головой.
— Нет. Но я хотел.
Хотел. А хочет ли сейчас? Дженнифер вздохнула и постаралась отогнать непрошеные мысли.
— И что же случилось?
— Не знаю. Мы переехали. Она свела знакомство с людьми, которым удалось устроиться лучше, чем мне…
Он пожал плечами.
— А потом Фелисити познакомилась с Джоном и вышла за него замуж. Это только подлило масла в огонь…
— Но ведь ее чувства к тебе не могли измениться только из-за этого. Твоя жена не стала иной, переехав в другой район и познакомившись с новыми людьми. Значит, причина в чем-то другом.
Не выдержав ее взгляда, Мартин отвернулся.
— Вероятно, ты права. Я так и не узнал, что она за человек. Не хватило времени.
Ему не хватило времени! А вот Дженнифер хватило нескольких дней, чтобы понять, какой он. Добрый, заботливый, внимательный. Она получила от него все, чего ей недоставало в жизни. Нет, чтобы понять человека, вовсе не нужны годы.
Возможно, Мартин не смог раскрыться перед своей женой, но зато раскрылся сейчас, и Дженнифер хотелось думать о причинах. С каждым днем роль Мартина в ее жизни возрастала. Он превратился в опору, без которой окружающий Дженнифер мир грозил рухнуть. Но эта опора была временной: придет осень, и они расстанутся. Что будет тогда? Кем или чем заменить Мартина? Найдет ли она в себе силы жить дальше без него?
— Ты ее любил? — с наигранным равнодушием спросила Дженнифер и, напряженно ожидая ответа, даже не заметила, что прикусила губу.
— Мне казалось, что она меня любит, но, как потом выяснилось, я ошибался. Крессида так и не приняла меня таким, каков я есть. Каким буду всегда. Поняв, что изменить меня не удастся, она отказалась от дальнейших попыток и ушла.
А в его душе остался шрам, подумала Дженнифер, и теперь он настороженно воспринимает всех женщин. По этой причине, старается не заглядывать в будущее. Что ж, его можно понять.
Дженнифер тоже не любила стоить далеко идущие планы, хотя и из других соображений. Она тоже еще до конца не приняла Мартина. С самого начала у нее было желание изменить его, переделать в человека, предпочитающего опасностям и риску стабильность и надежность.
Хочет ли она этого сейчас? Если да, то у них нет никаких шансов на совместное будущее. А без Мартина грядущее выглядело как далекий горизонт в серой дымке тумана.
Мартин погладил ее по руке, и Дженнифер встрепенулась. Разговор вышел за обычные рамки, и теперь каждое слово могло либо открыть какой-то выход из трудной ситуации, либо встать между ними непреодолимым барьером.
Дженнифер требовалось время, чтобы обдумать все возможные последствия нового поворота в их отношениях.
— Ты спросила, любил ли я ее. Наверное, я любил ту женщину, на которой женился, но не ту, которой она стала.
Мартин потер подбородок, нахмурился.
— Теперь я понимаю, что никогда не любил свою жену так сильно, чтобы заставить себя измениться. Стать другим, попробовать подладиться под нее.
Дженнифер покачала головой.
— Нет, Мартин, у тебя ничего не получилось бы. И ты не сделал бы ее счастливой. Деньги не играют в этом никакой роли.
— Может быть.
— Я уверена. Посмотри на мою жизнь. Деньги дали бы мне больше свободного времени, но не изменили бы того факта, что я была молодой одинокой женщиной, воспитывающей подростка. Они не сделали бы меня счастливой. Счастье не купишь ни за какие деньги. Мне было трудно, да, но я не была несчастной.
Дженнифер понимала, что раскрывается перед ним, что это глупо и опасно, но не могла остановиться. Не могла, потому что Мартин хотел знать о ее прошлом, потому что слушал ее с интересом и вниманием, сравнивая ее опыт со своим, соотнося ее жизнь со своей.
— Если в моей жизни появится мужчина, — продолжала Дженнифер, — он найдет не пустое место, а надежный фундамент, заложенный мною самой. Я не знаю твою бывшую жену, но, похоже, у нее такого фундамента не было.
Она умолкла и напряженно взглянула на Мартина, не зная, как он отреагирует на столь смелое заявление.
— Тебе кто-нибудь говорил, что ты удивительная женщина? — с улыбкой спросил Мартин.
Дженнифер усмехнулась и отрицательно покачала головой.
— Нет. Хочешь быть первым?
— Да.
Он потянулся к ней.
— И еще я хочу…
— Знаю, — перебила его Дженнифер.
— И я тоже.
Стоя под деревом в метрах тридцати от особняка, Эстебан Сантьяго курил сигарету и гадал, чем занимается его враг, Мартин Хендерсон.
Дом был тих и темен, лишь на втором этаже светились окна. Потом погасли и они. Наверняка коп развлекается с подружкой. Да Эстебан и сам не отказался бы покувыркаться с такой соблазнительной куколкой. Что ж, пусть позабавится в последний раз. Женщина, удостоившаяся внимания Сантьяго, уже никогда не взглянет на другого мужчину.
Он рассмеялся, бросил окурок на землю и растоптал каблуком. Вот так же будет растоптан и вонючий коп, возомнивший, что ему по силам остановить Эстебана Сантьяго. Скоро Хендерсон осознает свою ошибку, поймет, что зарвался. Надо отобрать у него девчонку, задвинуть его самого в дальний угол. А может быть, и вообще убрать и взяться за дело.
Новый канал сбыта, налаженный с помощью хозяев «Пасифик Драйв», обещал Эстебану Сантьяго высокие доходы и возможность выйти на другие рестораны. В общем, все складывалось как нельзя лучше, если не считать промашки с Бриксом. Парень — наверное, попав под влияние своей подружки, — сообщил, что хочет завязать.
Сантьяго, сделав вид, что готов его отпустить, отдал команду избавиться от Карло. Из наркобизнеса никто просто так не уходит — вот какой урок следовало бы усвоить чересчур резвой молодежи, не готовой считаться с давно установленными порядками. Но человек, получивший задание убить Брикса, допустил оплошность, и теперь положение осложнялось, так как и сам Карло, и его невеста могли дать очень опасные показания. Сантьяго уже предупредил обоих, но кто знает, какие златые горы им посулила полиция. Впрочем, если его до сих пор не арестовали, значит, Брике молчит.
Эстебан Сантьяго сплюнул и закурил еще одну сигарету. Пусть Хендерсон веселится со своей официанткой, считая, что в особняке им ничто не угрожает. Скоро коп осознает ошибку, но будет уже поздно.
Он еще раз посмотрел на притихший дом и зашагал к стоянке, на которой оставил свой новенький «мерседес».
Радуйся, коп, каждому мигу — время твое сочтено, думал Сантьяго, вдыхая не успевший остыть влажный воздух и посмеиваясь над беспечностью врага.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хищник и озорница - Шелдон Дороти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Хищник и озорница - Шелдон Дороти



не плохо,правда фантазии героев меня малость достали,а так 9/10
Хищник и озорница - Шелдон ДоротиМарго
27.08.2012, 20.03





В целом мне понравилось,. но фантазии героев в начале романа, действительно, немного раздражали. И в конце все очень скомкано. Обычно читаю роман за день-ночь, но этот читала три дня.....
Хищник и озорница - Шелдон ДоротиЕлена
20.05.2015, 16.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100